Фантастика : Космическая фантастика : Глава 61 : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61  62  63  64  66  68  70  72  73

вы читаете книгу




Глава 61

Хонор плыла строго по центру дорожки, слушая музыку, транслировавшуюся через специальные подводные динамики. Бассейн, расположенный под внешним краем террасы Дома У Залива, имел размер, до сих пор называющийся «Олимпийским» и Хонор завершала тридцатый из сорока отрезков. Как бы она ни любила плавание, но наматывание круга за кругом могло быть мучительно скучным занятием, поэтому она ещё при строительстве бассейна настояла на установке в нём первоклассной акустической системы. Она получила то, за что заплатила, и теперь внутренне усмехалась каждый раз, когда классическую грейсонскую музыку сменял мантикорский шаттер-рок. Такой переход гарантированно разгонял скуку.

Телохранители привыкли к её маниакальному пристрастию к плаванию, хотя большинство из них до сих пор считали эту привычку несколько эксцентричной. Все они неукоснительно прошли разнообразные курсы спасателей, просто на всякий случай, но в большинстве своём были счастливы, что их долг требует от них стоять настороже вокруг бассейна, а не бултыхаться в нём самим. Нимиц, естественно, всегда считал её пристрастие к погружению в воду извращением. Сейчас, пока она предавалась своей водной мании, он комфортно вытянулся под солнечными лучами на столе, стоящем возле бассейна.

Хонор достигла конца бассейна, развернулась переворотом, сильно оттолкнулась от стенки и направилась обратно на тридцать первой отрезок. Она начала ощущать утомление, особенно в ногах. И не удивительно, учитывая, что последнее время она почти не покидала корабля. И вернётся на корабль уже послезавтра. Поэтому Хонор была твёрдо намерена насладится плаванием по максимуму, пока ей снова не придётся расстаться с такой возможностью.

До конца дорожки оставалось метров десять, когда музыку внезапно прервал голос Джеймса МакГиннеса.

— Простите, что побеспокоил вас, ваша милость, — сказал он через акустическую систему, — но вам звонят. Миз Монтень.

Хонор от удивления вдохнула не в такт. Откашляла воду и повернулась на спину, чтобы вздохнуть и сделать несколько последних гребков до конца бассейна. Уцепилась за край, подтянулась, повернулась и уселась на бортик.

— Спенсер!

— Да, миледи? — капитан Хаук немедленно повернулся к ней, даже не поведя бровью. У него было время привыкнуть к мантикорским купальникам, а по сравнению с теми, что носила Алисон Харрингтон, купальник Хонор был определённо скромным.

— Мак сказал, что мне звонят.

— Конечно, миледи. — Хаук запустил руку в сумку, стоявшую на столе возле Нимица, извлёк из неё личный коммуникатор Хонор, и передал его ей. Она улыбкой поблагодарила его, настроила коммуникатор на видеорежим без включения голографического экрана и нажала на кнопку приёма вызова. Мгновением позже на экранчике появилось лицо МакГиннеса.

— Я здесь, Мак, — сказала она, стягивая плавательную шапочку, которую надевала поверх кос. — Переведи вызов миз Монтень сюда.

— Безусловно, ваша милость.

Хонор неторопливо болтала ногами в бассейне, не давая мускулам остыть, и смотрела поверх блистающей голубизны Залива Язона на башни Лэндинга. Терраса её дома подходила к самому краю самого высокого из утёсов возвышавшихся над заливом; если бы она посмотрела вверх, то могла бы увидеть балюстраду, идущую по самому краю. Утёс обрывался от террасы вниз отвесной пропастью глубиной десять-пятнадцать метров, вплоть до плоской седловины, почти что ступеньки гигантской лестницы, посредине между пляжем внизу, и домом наверху. Именно здесь она решила устроить бассейн, открывающийся по внешней стороне «в бесконечность». С того места, где она сидела, иллюзия того, что вода из бассейна низвергается водопадом в лежащий внизу океан, была практически совершенной. Из многих привлекательных особенностей её мантикорского особняка она частенько считала бассейн самой любимой.

Коммуникатор тихо пискнул, отрывая её от размышлений, и на экране появилась золотоволосая, голубоглазая достопочтенный представитель Верхнего Тредмора в Парламенте.

— Доброе утро, ваша милость, — произнесла Кэтрин Монтень.

— И вам доброго утра, Кэти, — ответила Хонор. — Чему обязана?

— Надеюсь, я позвонила не в неподходящий момент, — сказала Монтень, заметив капли воды на лице Хонор.

— На самом деле вы спасли меня от последних девяти дорожек, — с улыбкой заверила её Хонор.

— Точно. Вы же упражняетесь в плавании. — Монтень театрально содрогнулась.

— Вы не любите плавание?

— Я не люблю упражнения, — жизнерадостно заявила Монтень. — Я сжигаю достаточно энергии, просто занимаясь одновременно шестью или семью делами за раз. Уверена, что такое обо мне вы уже слышали.

— Полагаю, что вашу способность к… радостной многозадачности упоминали при мне раз или два, — подтвердила Хонор и её улыбка переросла в ухмылку.

— Так я и думала. — Монтень выглядела довольной и Хонор хихикнула. Она знала, насколько Кэтрин Монтень наслаждается репутацией особы, у которой мозги набекрень.

— На деле, однако, — сказала бывшая графиня Тор с потускневшей улыбкой, — у меня есть серьёзные основания для звонка вам сегодня утром. У меня сообщение вам от Антона.

— Сообщение? — брови Хонор выгнулись и Монтень кивнула.

— Он просил передать вам, что он и его спутник полагают, что напали на след улик, которые могут подтвердить гипотезу, которую они обсуждали с вами в прошлом месяце.

— Правда? — Хонор села прямее. — Вы сказали, что он «напал на след» улик. Я понимаю так, что на руках их у него нет?

— Боюсь, что нет. Скорее всего, им потребуется какое-то время, чтобы подтвердить свои подозрения, но на этот раз они уверены, что им это удастся.

— Есть какие-то конкретные сроки?

— Боюсь, что нет. Во всяком случае, не определённые. Им придется немало попутешествовать.

— Понимаю. — глаза Хонор пристально прищурились. — Могу я спросить, куда они направляются?

— Поскольку я не могу быть уверена в безопасности этой линии связи, то предпочла бы не отвечать на этот вопрос, ваша милость, — сказала Монтень. — Однако могу сказать, что на этот раз им придется путешествовать инкогнито.

— Понимаю, — повторила Хонор. Она действительно поняла. Меза, которая практически наверняка была целью путешествия Зилвицкого и Каша, ни для одного из них не была особо безопасным местом. «Рабсила» и в лучшие времена отличалась злопамятностью, да и вряд ли могли работорговцы забыть, что им устроили Зилвицкий и Каша на Старой Земле.

Хонор старалась не дать воли разочарованию, однако, в некотором смысле, знать, что Зилвицкий и Каша уверены в том, что смогут подтвердить свои подозрения, было ещё хуже. Что бы им ни удалось сделать в будущем, сейчас у неё не было никаких доказательств, а без них ей никак бы не удалось остановить события, неотвратимо катившиеся к «Санскриту II».

«А после того, как мы выпотрошим Джуэтт, хевениты будут гораздо менее настроены на разговор, что бы там ни откопал Зилвицкий. Разве только решат, что „Аполлон“ не оставил им иного выбора, кроме сдачи», — мрачно подумала она.

— Если вам случится отправлять какие-то сообщения капитану Зилвицкому, — произнесла она вслух, — пожалуйста, передайте ему, что я надеюсь на успех его поисков. Я говорила с теми, с кем ему обещала. К сожалению, они считают, что без решающих — или, как минимум, очень убедительных — улик на руках они мало что могут поделать с нашей проблемой.

— Этого я и боялась, — произнесла Монтень, её голубые глаза погрустнели. — Нам остается только сделать всё возможное, чтобы найти необходимые им улики. Надеюсь, нам удастся сделать это вовремя.

— И я надеюсь, — рассудительно заявила Хонор. — Боюсь, однако, что события сами по себе набирают ход. И, возможно, свернуть нам не удастся, что бы там они ни нашли, если эта находка произойдет слишком поздно.

— Мы уже поняли это. — Монтень глубоко вздохнула. — Ну, по крайней мере у нас есть союзник. Мы очень постараемся вас не разочаровать.

* * *

— Добро пожаловать назад, ваша милость, — сказал Раф Кардонес, когда в шлюпочном отсеке «Императора» затих пересвист боцманских дудок.

— Хотелось бы мне сказать, что я рада вернуться, — ответила Хонор с небольшой улыбкой. — К сожалению, это было бы ложью. Не то, чтобы я не была рада видеть вас, конечно. Просто мне пришлось оставить очаровательных юных джентльмена и леди.

— Но, надеюсь, вы прихватили множество фотографий, — отозвался он и Хонор хихикнула.

— Всего-то пару десятков гигабайт. И, конечно, я сменила заставку своего терминала.

— Конечно! — рассмеялся Кардонес, она хлопнула его по плечу и взглянула на Мерседес Брайэм.

— Нам надо многое обсудить, Мерседес, — сказала Хонор и Брайэм кивнула.

— Безусловно, ваша милость. Как только вы покажете всем нам все привезённые вами фотографии. Вы же знаете, у нас до некоторой степени есть понимание подобающих приоритетов.

— Вижу, — сказала Хонор и Нимиц с плеча мяукнул эхом её смеха. — Хорошо. Вы двое уже почти выдернули мне руку из плеча. Только уступая вашему жесткому давлению, я пожертвую желанием немедленно включится в официальные дела командования и заставлю себя сесть и снова продемонстрировать вам все эти ужасные фотографии.

* * *

— Это… впечатляющий вояж, ваша милость, — произнесла дама Элис Трумэн.

Штаб Хонор и старшие флаг-офицеры сидели вокруг огромного стола в обеденном салоне. Знакомые кружки с кофе, чаем и какао появились своевременно, за ними последовал десерт. Иуда Янаков достал из кармана кителя вересковую трубку, поднял её и вопросительно поднял бровь в сторону хозяйки.

— Это отвратительная привычка, Иуда, — сказала ему Хонор с любящей улыбкой и он кивнул.

— Знаю, миледи. Мы почти покончили с нею на Грейсоне, но тут объявились вы, манти, со всей вашей современной медициной. Теперь я могу предаваться удовольствию, зная, что ваша декадентская, мирская медицинская наука предохранит меня от последствий моей неумеренности.

— А Преподобный Салливан знает о твоём гедонистическом уклоне? — сурово спросила она.

— Увы, — с грустью ответил он. — Боюсь, наша семья всегда была известна своими прегрешениями. Возьмём к примеру нашего грейсонского родоначальника. Он был капитаном колонизационного корабля. Предполагалось, что в его обязанности входит проследить за полным демонтажом корабля, как образчика заключенного в технологиях зла, от которого мы и бежали со Старой Земли. А что он сделал? Сохранил его в неприкосновенности на протяжении почти шестидесяти лет. А ещё перевез с него вниз, на Грейсон, компьютеры и вспомогательный генератор. После такого начала, конечно же, Преподобный готов ожидать от меня худшего.

— Хватит хвастаться, — с улыбкой заявила ему Брайэм. — Я читала ту биографию твоего пра-пра-пра-пращура, написанную твоей двоюродной бабушкой. Мы все знаем, что семья Янаковых послужила сохранению жизни людей на Грейсоне. Я правильно цитирую?

— Почти, — торжественно поправил он. — В действительности та фраза, о которой ты вспомнила, гласит, что наша семья «послужила по милости Испытующего сохранению жизни людей на Грейсоне, несмотря на исключительно неблагоприятные обстоятельства». — Он с восхищением улыбнулся. — Тётя Летиция умеет изрекать красивые, округлые фразы, не так ли?

— О, прости! Как же я могла забыть это место?

— Хватит, вы двое! — со смехом сказала Хонор. — И да, Иуда. Можешь разжигать свою зловонную штуковину, как только Мак перенастроит систему вентиляции, чтобы защитить всех остальных.

— Уже перенастраиваю, ваша милость, — раздался голос МакГиннеса из открытой двери в буфетную.

— Слава Богу, — пробормотал Алистер МакКеон, преднамеренно сказав это достаточно громко, чтобы Янаков услышал.

— Неверный, — с фырканьем задрал нос Янаков, а МакКеон через стол кинул в него скомканной льняной салфеткой.

— Дети, дети! — упрекнула их Хонор. — Мне не следовало оставлять няню на Мантикоре!

На этот раз смеялись все, и Хонор этому порадовалась. Особенно потому, что выслуга Янакова в Грейсонском Флоте сделала его вторым после неё по старшинству офицером её флота. К счастью, он с Трумэн и МакКеоном знали друг друга многие годы и в прошлом успешно работали вместе. Так что его появление не вызвало возмущения.

Не испытывала Хонор и сомнений в нем. Янаков существенно возмужал с тех времён, когда он был блестящим, но иногда страдавшим от чрезмерного энтузиазма командиром дивизиона её второй эскадры кораблей стены Грейсонского Космического Флота. Он нисколько не растерял дерзости, способности быстро соображать и видеть возможности, которые могли упустить другие. Но энтузиазм оказался огранён опытом и явил ещё более острые, более опасные грани. У него всё ещё были инстинкты игрока, но теперь это были инстинкты хладнокровного, расчётливого и исключительно профессионального игрока.

— Ладно, — сказала она, когда Янаков раскочегарил свою трубку, — думаю, мы все согласны, что то, что на уме у Стратегического совета, представляет собой, как и сказала Элис, «впечатляющий вояж». Также это будет самая мощная одиночная атака, которую когда-либо проводил Альянс или кто-либо из его членов. Незадолго до того, как я вернулась на флот, я получила личное послание от герцога фон Рабенштранге. По его текущей оценке мы получим как минимум тридцать пять андерманских СД(п), способных применять «Аполлон», и шестнадцать ЛКр(п). Первые десять-двенадцать кораблей стены будут здесь в течении ближайших двух недель; прочие будут прибывать по мере завершения освоения новых систем.

Полагая, что его минимальная оценка в тридцать пять кораблей стены подтвердится, у нас будет в целом пятьдесят три супердредноута подвесочной конструкции. Пятьдесят из них будут в состоянии использовать «Аполлон». Это пятнадцать процентов общего числа СД(п) Альянса. И пока оставшиеся андерманские супердредноуты не завершат переоборудование, это будет составлять двадцать семь процентов общего числа реально стоящих в строю. Кроме того, такое число носителей подвесок, даже если не считать линейные крейсера, превосходит имевшееся у графа Белой Гавани во время операции «Лютик». А тогда ни у одного из его кораблей не было «Аполлона».

Она сделала паузу, позволив сказанному зависнуть в воздухе, обводя взглядом членов своего штаба и флаг-офицеров, излучая уверенность и ощущая её в ответ. А они ощущали уверенность, несмотря на некоторое вполне понятное беспокойство. Уверенность в своём оружии, уверенность в своей доктрине и уверенность в своём лидере.

Хонор впитывала их ощущение уверенности, хотя у неё самой были старательно скрываемые сомнения. Не в выполнимости «Санскрита II». Не в качестве флота, который был её оружием, или в адмиралах, которые будут этим оружием управлять. Но в том, почему они начинают эту операцию, и в том, каковы могут быть её последствия.

«Но с этим они ничего поделать не смогут, — снова напомнила она себе. — Так что нечего и смущать их такими вопросами. Меньше всего им сейчас нужно оглядываться через плечо, гадая, стоит ли нам делать то, что мы делаем».

— Иуда, — продолжила она, нарушая повисшую темноту, — у тебя больше всего опыта в применении «Аполлона». Я провела немало времени изучая твой рапорт, а также рапорт твоего операциониста, и мне кажется, что мы завысили необходимое количество птичек, выделяемое на одну цель. Что скажешь?

— И да, и нет, миледи. Да, мы завысили это количество у Ловата, но то был счастливый билет. У них не было представления о том, что их ожидает, и времени на подготовку. В следующий раз будет не так.

— Да, не будет, — сказал МакКеон. — Но, с другой стороны, сколько пользы им принесёт знание того, что надвигается? Каким образом ты бы умудрился разработать жизнеспособную оборонительную доктрину против чего-то подобного?

— Адмирал Хэмпхилл и персонал ВТК[47] разрабатывают такую доктрину прямо сейчас, Алистер, — заметил Сэмюэль Миклош.

— Они пытаются её разработать, — поправил МакКеон. — Готов побиться об заклад, что пока им особо нечем похвастать, а ведь они, в отличие от хевов, точно знают возможности «Аполлона». Не хочу сказать, что никто и никогда не сможет разработать доктрины, которая как минимум снизит эффективность «Аполлона». Просто я не вижу, каким бы образом хевы могли уже это сделать. Я со всей определённостью не смог придумать, что бы они могли предпринять, а я провёл в раздумьях несколько десятков часов.

— Думаю, ты прав, Алистер, — сказала Хонор. — Но прав и Иуда. И давайте также не впадать в эйфорию по поводу возможностей «Аполлона». Я согласна, что он проявил себя намного лучше, чем получалось по самым оптимистичным прогнозам, но это не чудо-оружие. Пока что у противника не было возможности к нему присмотреться, но всё, что реально делает «Аполлон» — это расширяет зону, в которой возможно эффективное управление ракетами, чуть больше чем в шестьдесят раз.

Брови МакКеона поползли вверх и она помотала головой.

— Я не пытаюсь принизить преимущество, которое это нам дает, особенно сейчас. Но как только дистанция становится больше трёх-четырёх световых минут, даже гравитационно-импульсная связь начинает вносить заметную задержку. Мы всё ещё будем способны подстраивать и адаптировать поведение наших ракет намного быстрее кого угодно, что даст нам неимоверное преимущество. Но дальность активного полета с места наших ракет составляет больше трех с половиной световых минут. На таком расстоянии задержка передачи информации в одну сторону составит 3,4 секунды. Таким образом, минимальное время реакции системы управления будет 6,8 секунды.

— Что при скорости сближения в 0,8 световой соответствует расстоянию до цели в 8,5 световых секунд, — заметил МакКеон. — И значит, у нас задержка прохождения сигнала в обе стороны будет меньше, чем у них в одну, даже если бы их противоракеты и могли осуществлять перехват на таком расстоянии.

— Это, конечно, так. — Хонор снова покачала головой. — Я признаю, что это даёт нам гигантское преимущество, по крайней мере пока кто-то ещё не сообразит, как сделать нечто подобное. Я только говорю, что по мере увеличения расстояния наша способность адаптироваться в реальном времени к их РЭБ и уклонятся от их противоракет будет падать. Именно поэтому Мерседес, Андреа и я подчеркивали необходимость подходить как можно ближе к зоне досягаемости их ракет, не входя в неё, чтобы добиться максимальной эффективности. И не забудьте, что теперь у нас на борту ракет намного меньше обычного. Значит, мы должны считать каждую. Поэтому, хотя показатели эффективности у Ловата позволяют снизить плотности залпа как минимум на пятьдесят процентов, думаю мы должны учесть обеспокоенность Иуды и сократить его только на тридцать или сорок процентов.

— Хорошо, — довольно кивнул МакКеон. — Я предпочитаю ошибиться впав в пессимизм, чем оказаться чрезмерно оптимистичным и обнаружить, что мой… хвост затянуло в мясорубку.

— Я тоже кое о чем беспокоюсь, — сказала Трумэн. — Это не имеет никакого отношения к «Аполлону», но меня немного беспокоит отмеченная у Ловата эффективность хевенитских ЛАКов. Хотелось бы мне, чтобы у нас было больше времени на исследование обломков, возможно мы прихватили бы несколько образчиков, чтобы задать работу Бюро Вооружений и РУФ.

— Что именно тебя беспокоит? — спросила Хонор.

— Ну, мы этого не выявили, пока не приступили к подробному анализу хода боя уже здесь, на Звезде Тревора, — признала Трумэн. — Но когда мы начали подробный разбор, стало достаточно очевидно, что у противника появился как минимум один, а скорее всего два новых класса ЛАКов. И если я не ошибаюсь, то на них установлены ядерные реакторы.

— Мне не нравится, как это звучит, — вставил вице-адмирал Моррис Баез, командующий 23-й эскадрой кораблей стены.

— Судя по ускорению, у них ещё нет новых бета-узлов, — продолжила Трумэн. — Но их энерговооруженность очевидно выше обычной. И, говоря об обороне, подозреваю, что они как минимум установили носовые гравистены. Один из двух возможных новых классов, которые мы приблизительно установили, похоже, является ближайшим возможным для них аналогом «Шрайка». Он оснащен лазером вместо гразера, но лазер этот намного мощнее всего, что мы раньше видели на хевенитских ЛАКах. Мы не до конца уверены насчёт второго нового класса. Мы думаем, что они сделали всё возможное, чтобы скопировать также и «Феррет». Если это так, то они всё-таки будут уступать оригиналу из-за худших характеристик их ракет.

— »Катаны», однако, похоже справились с ними без проблем, — сказал Мацузава Хиротака.

— У Ловата — да. — кивнула Трумэн. — С другой стороны, они там были в крайне ограниченных количествах. Подавляющее большинство того, что они бросили на нас у Ловата, было старыми «Скимитерами». Из этого я делаю вывод, что новые птички ещё не доступны в больших количествах. Но постройка ЛАКа много времени не занимает, а «Санскрит II» мы не собираемся начинать раньше чем через два месяца. К тому времени у них будет намного больше новых ЛАКов. А после того, как мы нанесли удар по Ловату, они должны укреплять оборону их центральных миров всем, чем могут и настолько быстро, насколько могут.

— Насколько по вашей оценке серьезна угроза для нашей стены, Элис? — спросила Хонор.

— Невозможно сказать без более точной оценки их возможностей и возможного количества. Я не пытаюсь вилять, Хонор. Просто мы действительно не знаем. У нас есть некоторые чрезвычайно приблизительные параметры их лётных данных, но, с учётом обстоятельств, думаю стоить их считать заниженными. Они действовали совместно со старыми классами, а это должно было заставить их подстраиваться под возможности «Скимитеров». Скотти вместе с прочими КоЛАКами сейчас обсуждает полученные данные. Я хочу, чтобы он построил какие-нибудь симуляции, основываясь на наших самых точных оценках и посмотрел, что при их розыгрыше получается. Я думаю, что сочетание «Катан» и оборонительного огня самой стены должно справится с угрозой, но буду чувствовать себя лучше, если получится это подтвердить, хотя бы в симуляции.

— Понимаю. — Хонор задумчиво посмотрела на Трумэн, а затем кивнула. — Разумно. Убедитесь также, что привлекли внимание Бюро Вооружений к данным, которые вам удалось собрать.

— Я за этим присмотрю, ваша милость, — сказала Брайэм, записывая заметку в планшет.

— Замечательно. В таком случае давайте взглянем на возможные способы подхода. Очевидно, нам потребуется тщательная разведка системы, поэтому мне кажется, что…

Её офицеры подались вперед, внимательно слушая, как она принялась излагать предварительные наброски плана операции.


Содержание:
 0  Любой ценой : Дэвид Вебер  1  Пролог : Дэвид Вебер
 2  Глава 1 : Дэвид Вебер  4  Глава 3 : Дэвид Вебер
 6  Глава 5 : Дэвид Вебер  8  Глава 7 : Дэвид Вебер
 10  Глава 9 : Дэвид Вебер  12  Глава 11 : Дэвид Вебер
 14  Глава 13 : Дэвид Вебер  16  Глава 15 : Дэвид Вебер
 18  Глава 17 : Дэвид Вебер  20  Глава 19 : Дэвид Вебер
 22  Глава 21 : Дэвид Вебер  24  Глава 23 : Дэвид Вебер
 26  Глава 25 : Дэвид Вебер  28  Глава 27 : Дэвид Вебер
 30  Глава 29 : Дэвид Вебер  32  Глава 31 : Дэвид Вебер
 34  Глава 33 : Дэвид Вебер  36  Глава 35 : Дэвид Вебер
 38  Глава 37 : Дэвид Вебер  40  Глава 39 : Дэвид Вебер
 42  Глава 41 : Дэвид Вебер  44  Глава 43 : Дэвид Вебер
 46  Глава 45 : Дэвид Вебер  48  Глава 47 : Дэвид Вебер
 50  Глава 49 : Дэвид Вебер  52  Глава 51 : Дэвид Вебер
 54  Глава 53 : Дэвид Вебер  56  Глава 55 : Дэвид Вебер
 58  Глава 57 : Дэвид Вебер  60  Глава 59 : Дэвид Вебер
 61  Глава 60 : Дэвид Вебер  62  вы читаете: Глава 61 : Дэвид Вебер
 63  Глава 62 : Дэвид Вебер  64  Глава 63 : Дэвид Вебер
 66  Глава 65 : Дэвид Вебер  68  Глава 67 : Дэвид Вебер
 70  Глава 69 : Дэвид Вебер  72  Список основных действующих лиц : Дэвид Вебер
 73  Использовалась литература : Любой ценой    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.