Фантастика : Космическая фантастика : Глава 7 : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  7  8  9  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  73

вы читаете книгу




Глава 7

Истребители эскорта, окрашенные в голубое с серебром — цвета Винтонов — сопровождавшие их от самой Белой Гавани, вежливо разошлись в стороны, когда бронированный аэролимузин в цветах лена Харрингтон пролетел над сверкающим Заливом Язона и пересёк границу защитного периметра королевского дворца. Хонор подозревала, что лишь очень немногие из жителей Лэндинга когда-нибудь задумывались о том, что дворец был одним из наиболее защищённых объектов во всех трёх обитаемых мирах Звёздного Королевства. Она знала об этом в основном из-за необходимости обеспечения взаимодействия между её собственными телохранителями, королевской гвардией и дворцовой охраной, и даже как офицера на действительной службе её поражала огневая мощь, скрывающаяся под разнообразными невинно выглядящими беседками и служебными постройками, разбросанными по всему безупречно ухоженному дворцовому комплексу.

Однако ничего из этой огневой мощи не было направлено на неё. Она взглянула на Хэмиша, когда Маттингли аккуратно опустил аэролимузин на полу-частную посадочную площадку около старомодного, приземистого шпиля Башни короля Майкла. Спенсер Хаук открыл дверь пассажирского отсека и вышел первым, даже здесь осматривая окружающее пространство в рефлекторном для грейсонского телохранителя поиске опасности. Лафолле последовал за ним и Хонор залюбовалась, как её личный телохранитель вперил острый взгляд в ожидающего их облаченного в форму армейского капитана.

Когда обнаружилось, что никакие сумасшедшие убийцы-фанатики не выскакивают из кустов, Лафолле отступил в сторону, так что Хонор и Хэмиш смогли выйти из машины. Хэмиш был в штатском придворном костюме, с отделкой в малиновом и зеленом цветах графов Белой Гавани, как и подобало гражданскому руководителю Адмиралтейства, отправляющемуся на официальную встречу со своим монархом. А Хонор была в полной парадной форме, дополненной полагающимся в таком случае допотопным мечом. В случае Хонор древнее оружие тоже не было простой железкой, и усыпанная драгоценностями рукоять Меча Харрингтон сверкала, когда она укрепляла ножны на боку.

— Ваша милость. — Капитан носил нашивку в виде головы грифона — знак батальона Сокольничих, подразделения гвардии набираемого исключительно из грифонцев. Он чётко отсалютовал и обернулся к Александеру. — Милорд.

Он снова отсалютовал и Хонор хихикнула про себя, задаваясь вопросом, как именно дворцовый протокольный отдел пришел к разрешению вопроса старшинства между ними. Хэмиш был старше нее на мантикорской службе, но, хотя они оба были адмиралами флота на Грейсоне, там она была старше него.

— Не будете ли вы столь любезны последовать за мной? — спросил капитан, ни к кому персонально не обращаясь, и они, отставая на шаг, двинулись за ним, в сопровождении Лафолле, Маттингли и Хаука.

Это была довольно короткая прогулка — и знакомая Хонор. Сады вокруг мирно дремали в солнечном свете, тяжелыми полосами ложившемся на её плечи. Сфинксианка Хонор всегда находила лето Лэндинга неестественно жарким, и солнце позднего мантикорского утра несмотря на «умную» ткань её формы, жгло почти нестерпимо. Аромат роз Старой Земли и мантикорского короноцвета смешивался во всё ещё влажном воздухе. Гудение земных пчел и мантикорских радужных жуков звучало неправдоподобно громко среди тишины садов. Было трудно вообразить более безмятежную, успокаивающую обстановку… или более не соответствующую действительности, с которой столкнулись Звёздное Королевство и его союзники.

Они дошли до башни и, вместе с сопровождающим их капитаном, приблизились к старомодному лифту. Лейтенант с нашивкой Батальона Медных Стен встала по стойке смирно — и опустила руку на лежащий в кобуре пульсер — когда они приблизились к двери, около которой она стояла.

— Её милость герцогиня Харрингтон и граф Белой Гавани к Её Величеству, — доложил сопровождающий. «Совершенно излишне» — подумала Хонор.

Лейтенант включила коммуникатор не убирая руки с оружия.

— Её милость герцогиня Харрингтон и граф Белой Гавани к Её Величеству, — произнесла она в коммуникатор и на мгновение прислушалась к прозвучавшему в наушнике, взгляд её всё ещё был прикован к Хонор и Хэмишу. Затем она убрала руку с пульсера.

— Её Величество ожидает вас, ваша милость, милорд, — сказала она и нажала кнопку двери.

Дверь распахнулась и Хэмиш отступил, чтобы пропустить Хонор вперед. Та сняла свой форменный берет, аккуратно поместила его под левый погон и шагнула через порог.

* * *

— Хонор!

Королева Елизавета III стояла перед удобным креслом, из которого она поднялась, с радушной улыбкой протягивая обе руки. Её радость от новой встречи с Хонор была схожа с живительным огнем в холодную ночь и Хонор, принимая руки Елизаветы, улыбнулась в ответ. Древесный кот на плече королевы помахивал хвостом, демонстрируя свою радость, и его лапы замелькали, приветствуя Нимица, а затем и Саманту, когда королева повернулась, чтобы приветствовать Хэмиша. Хонор любовалась тремя котами и её распирало веселье от сравнения сегодняшней встречи с первым, почти робким визитом в эту комнату с её простой и удобной обстановкой и ржаво-красным ковром.

— Присаживайтесь, оба, — скомандовала Елизавета, кивая на пару кресел у кофейного столика. Хонор повиновалась, занимая одно из них, и её мысли пустились вскачь, когда она заметила лежащий на столе белый берет.

— Я понимаю, что мы немного отстаем от графика, — продолжила Елизавета, снова усаживаясь, но после того как Эмили переговорила со мной, я совершила кое-какие перестановки, так что время у нас есть. Кроме того, я собираюсь выкроить время для личной встречи с вами до того, как мы погрязнем в формальностях, вне зависимости от того, что думает мой ведающий расписанием секретарь. — Она поморщилась. — До пересмотра расписания, я выделила для этого время между аудиенцией и обедом, но мы перенесли на это время утреннее совещание с Адмиралтейством, так что времени не хватит.

— Я очень сожалею, Елизавета, — сокрушённо произнесла Хонор.

— Не стоит, — отмахнулась Елизавета. — Я знаю, что все эти официальные приемы и обеды важны. И, говоря совсем откровенно, мы должны наиболее выгодно представить тебя, Хонор, послам союзников. Учитывая произошедшее на Сайдморе, большинство наших союзников, как кажется, смотрят на тебя как на своего рода талисман. — Она улыбнулась. — Думаю, что не слишком отличаюсь от них в этом отношении. Действительно выглядит так, что ты каждый день до завтрака исполняешь для меня три невыполнимые службы, не так ли, ваша милость?

— Я всего лишь была в нужном месте… и с нужными людьми, — возразила Хонор.

— Я в этом и не сомневалась, хоть подозреваю, что твой личный вклад в вереницу успехов вероятно всё-таки больше, чем ты готова признать. Но даже на этом уровне дипломатии, Хонор, всё это скорее дело восприятия, чем чего-либо ещё. И что наши союзники чувствуют в настоящее время, так это то, что ты являешься единственным командующим, одержавшим несомненную победу, когда хевы атаковали нас. Они считают, что ты столь же удачлива, сколь и профессиональна, и это возносит тебя в их глазах на недосягаемую высоту. Данное обстоятельство я намереваюсь использовать по максимуму. То, что это также дает мне возможность публично отблагодарить человека, который сделал гораздо больше, чем многие из находящихся на моей службе, и которого я считаю своим близким другом, просто не стоит упоминания.

Хонор почувствовала, как загорелись её щеки, однако кивнула.

— Прекрасно. Теперь, — продолжила Елизавета, с широкой улыбкой опускаясь в своё кресло, — есть ещё одна мелочь, с которой я хотела бы разобраться до официальной церемонии. Ну, — она подняла руку и небрежно помахала ею, — на официальной аудиенции мы должны будем расставить все точки над i, но это будет главным образом на потребу публике.

Хонор восприняла слова королевы с настороженностью. Елизавета Винтон была замечательным карточным игроком и её лицо демонстрировало лишь то, что она хотела показать, однако она не смогла скрыть от Хонор бурлившее в её душе предвкушение. Она что-то замышляла и Хонор ожидала от неё озорной пикантности. Она уже сталкивалась с этим прежде, когда Елизавета с нетерпением ожидала момента, чтобы открыть коробку с игрушками, которыми королева Мантикоры намеревалась одарить хорошо служивших ей людей. Это была одна из наиболее ценимых Елизаветой радостей её титула и она испытывала ощущение почти детской радости, выполняя эту обязанность, когда такая возможность представлялась.

— Не стоит так волноваться, Хонор, — проворчала королева. — Я обещаю, что это будет не больно.

— Несомненно, Ваше Величество, — произнесла Хонор ещё осторожнее и Елизавета хихикнула. Затем она наклонилась, подцепила со стола белый берет и перебросила его Хонор.

— Вот, — произнесла она, когда Хонор рефлекторно поймала брошенное. — Я полагаю, что это твоё.

Хонор подняла брови, затем посмотрела на берет. Это был такой же берет, как и покоящийся под её погоном, если не считать цвета — белого цвета — являющегося исключительной прерогативой командиров гиперпространственных кораблей Королевского Флота Мантикоры. Это был символ капитана королевского корабля, первого после Бога, которым адмирал Хонор Харрингтон больше никогда не будет.

— Я не понимаю, что вы имеете в виду, Елизавета, — после небольшой паузы произнесла она.

— Итак. Ты уже получила парламентскую медаль «За Доблесть», рыцарство — хотя я полагаю, сегодня мы произведем тебя в рыцари Большого Креста — герцогство, усадьбу, бейсбольную команду — что бы это ни было — собственный космический корабль, оцениваемую в миллиарды долларов деловую империю, а так же грейсонский лен. — Елизавета пожала плечами. — Глядя на всё это, становится несколько сложно придумать, что бы тебе дать ещё. Так что я решила вернуть тебе белый берет.

Хонор нахмурилась. Теоретически она допускала, что Елизавета могла издавать любые директивы по своему усмотрению. Она могла разрешить Хонор носить белый берет, даже если та больше не являлась капитаном корабля. Она даже могла приказать Хонор носить его. Но это не сделало бы ситуацию правильной. Хонор отрыла было рот, но, прежде чем она успела произнести хоть слово, Хэмиш положил руку на её колено.

— Погоди, — сказал он и взглянул на королеву. — Я же говорил вам, не так ли?

— Ну да, говорил. И я должна тебе пять долларов. — Елизавета покачала головой, ухмыляясь. — Ты ведь на самом деле не понимаешь, что это означает? — весело спросила она.

— Нет, не понимаю. — призналась Хонор.

— Ну, случилось так, что адмирал Мэссенгейл ушёл в отставку в позапрошлом месяце, — медленно произнесла Елизавета, внимательно наблюдая за выражением лица Хонор. Хонор почувствовала, как расширились её глаза, и королева кивнула. — Это означает, — продолжила Елизавета намного более серьёзным тоном, — что «Непокоримый» нуждается в капитане.

— Это невозможно, Елизавета, — запротестовала Хонор. Она покачала головой. — Я горда, польщена — восхищена — вашим отношением ко мне, но есть много людей, которые старше меня по службе и чьи заслуги по меньшей мере не уступают моим. Вы не можете перескочить через их головы ради меня!

— Могу, хочу и сделаю это, — категорично ответила ей Елизавета. — И нет, это не только политика, не вопрос размахивания моим «талисманом» перед чьими-то носами. И прежде чем ты продолжишь возражать, я напомню тебе, что выбор капитана «Непокоримого» не является исключительной прерогативой Короны. Я могу сделать окончательный выбор, но ты же знаешь традицию. Я могу только выбрать одно имя из списка, представленного мне на рассмотрение Флотом. Причем не, — добавила она, глядя на Хэмиша, — Адмиралтейством. Список кандидатов составляется исключительно действующими офицерами Королевского Флота. Ты знаешь, как он составляется, и ты также должна знать, что твоя кандидатура была представлена к внесению в него после Цербера.

— Ну да, но…

Хонор замолкла. КЕВ[15] «Непокоримый» являлся самым старым из всех межзвёздных кораблей, входящих в состав Королевского Флота. В самом начале его долгой службы им командовал Эдуард Саганами, а во время его последнего похода его командиром была лейтенант-коммандер Элен д’Орвиль. «Непокоримый» был уникален, он был единственным кораблем, которым командовали оба величайших героя флота Звездного Королевства, что объясняло, почему после столетия нахождения в резерве он был спасен Королевской Флотской Лигой от отправки на слом.

Лига организовала широкий сбор пожертвований на ремонт и реставрацию корабля, а затем убедила Корону вернуть его на службу в качестве мемориала и корабля-музея. Восстановленный в точности таким, каким он был во времена, когда Саганами получил его как свой первый крейсер, он находился на постоянной парковочной орбите около Мантикоры. Состоять в его официальной «команде», скрупулезно поддерживаемой в том же составе, что и при Саганами, было высокой честью, сберегаемой для признания заслуг наилучших и наиярчайших представителей Флота. Ни один из членов команды на самом деле не служил на борту корабля, поскольку традиция также предписывала, чтобы они являлись военнослужащими действительной службы. Капитан этого корабля, согласно давней традиции, был адмиралом. Выдвинутый большинством голосов находящихся на действительной службе офицеров со всего флота и избранный королевой из списка выдвинутых кандидатов, капитан «Непокоримого» был единственным адмиралом Королевского флота, которому было дозволено носить белый берет капитана межзвездного корабля.

— Хонор, не я внесла твоё имя в список, — спокойно произнесла Елизавета. — Это сделали твои товарищи. И, хотя у меня, возможно, и был бы соблазн протащить тебя на вершину списка, но твоё имя и так уже там и значилось.

— Но…

— Никаких «но», Хонор, — отрезала Елизавета. — Я должна признать, что по великому множеству причин это мне нравится. И, честно говоря, «размахивание моим талисманом» является одной из этих причин. Но для меня ещё более важно то, что это является признаком уважения, которое к тебе испытывают офицеры моего флота. Если кто-либо во всей Галактике и может должным образом оценить то, что ты сделала для меня и моего Звёздного Королевства, то это мои офицеры, и именно они посчитали возможным оказать тебе такую честь. Ты же не станешь отвергать решение моих офицеров? Не так ли?

Хонор сосредоточенно взирала на королеву, тиская мягкую ткань берета, затем, наконец, медленно кивнула.

— Прекрасно. Теперь у нас есть примерно сорок пять минут до аудиенции, после которой к нам присоединятся Вилли вместе с сэром Томасом и адмиралом Гивенс. Все тягостные военные дела мы обсудим с ними. А пока что я намерена провести время, просто принимая тебя в гостях. Не адмирала Харрингтон, не герцогиню Харрингтон и даже не Землевладельца Харрингтон. Просто тебя. Хорошо?

— Замечательно, Елизавета, — ответила Хонор. — Это просто замечательно.

* * *

— Так что рейд на Ализон ничуть ситуацию не улучшил, — произнес сэр Томас Капарелли. Он, Патриция Гивенс, Хонор, Нимиц, Хэмиш, Саманта, Елизавета, Ариэль и лорд Вильям Александер, свежеиспеченный барон Грантвилль и премьер-министр Мантикоры, сидели вокруг отполированного до зеркального блеска стола для совещаний, сработанного из феррана[16]. Хэмиш, королева и барон Грантвилль были облачены в официальные придворные костюмы, однако Капарелли и Гивенс, как и Хонор, были в полной парадной форме. Три меча в ножнах лежали на краю стола и над ними проецировалась голографическая звёздная карта, сверкающая символами своих и вражеских кораблей, позиции которых были известны. «Кажется, что последних намного больше, чем первых», — отметила Хонор.

— Мы повсюду ужасно нуждаемся в кораблях, — продолжал Первый Космос-Лорд, оборачиваясь от карты к королеве. — Очевидно, что мы должны будем направить подкрепления на Ализон, хотя бы лишь для того, чтобы чётко подтвердить наше обязательство защищать их, и это создаст нам еще больше проблем, скорого решения которых ожидать не приходится, Ваше Величество. Разумеется, мы вводим в строй находившиеся в резерве супердредноуты так быстро, как только можем. Может быть они и устарели по сравнению с современными носителями подвесок, однако любой корабль стены лучше, чем никакого, а Республика всё ещё имеет в составе своего флота довольно много старых кораблей. Однако в обозримом будущем мы не сможем ввести в строй большого количества новых кораблей. После того, что хевы сделали с Грендельсбейном, мы имеем в постройке всего лишь тридцать пять СД(п). Они должны быть завершены в срок от шести до десяти месяцев, но больше кораблей мы не получим до тех пор, пока не закончим постройку закладываемых в настоящее время. Это означает, что флот наших подвесочных кораблей стены в течение ближайших двух стандартных лет не будет превышать ста десяти единиц.

— Простите, сэр Томас, — спросила Хонор, — а что насчет андерманцев?

— К сожалению, у них нет такого большого количества носителей подвесок, наличие которого мы предполагали у них, когда дело шло к войне между нами, — ответил Капарелли и кивнул Гивенс. — Пат?

— По сути дела, ваша милость, — начала Гивенс, — анди оценивали численность кораблей, в которых они будут нуждаться в случае возникновения конфликта с нами, исходя из предположения, что по меньшей мере половина всех наших сил должна будет находиться дома, чтобы присматривать за Хевеном. Они запланировали строительство приблизительно ста тридцати СД(п), однако сейчас у них строю всего лишь сорок два корабля. Остальные девяносто всё ещё находятся в различных стадиях постройки. Некоторые из них не будут готовы в течение как минимум следующих полутора лет.

— И даже уже построенные будут нуждаться в довольно существенном переоборудовании, прежде чем мы сможем их должным образом использовать, — вставил Хэмиш. Елизавета повернула к нему голову и он пожал плечами. — Их многодвигательные ракеты существенно уступают нашим. По сути дела, они менее совершенны, чем используемые сейчас Хевеном. У них почти такие же размеры, как и у хевенитских трехдвигательных ракет, однако на них стоят всего лишь два двигателя. С тактической точки зрения они намного более сходны с ракетами Марк-16, которые мы устанавливаем на новых крейсерах «Саганами-C». Их боеголовки мощнее боеголовок Марк-16, но дальность действия практически такая же. И, поскольку в качестве источников энергии они используют накопители, а не термоядерный реактор, как Марк-16, то их системы РЭБ[17] менее эффективны. Они просто не могут тягаться с энерговооруженностью наших ракет. И хотя их подвески крупнее наших, в них самом деле помещается меньше ракет, чем в республиканских, и это означает, что плотность их залпов также уступает нашей.

— Мы привлекли к решению проблемы Бюро Вооружений и Бюро Кораблестроения, и адмирал Хэмпхилл совместно с вице-адмиралом Тоскарелли нашли решение, требующее проведения наименее масштабной модификации. Анди не могут использовать новые МДР[18] со своих подвесок, но мы можем зарядить в их пусковые наши старые трехдвигательные ракеты с питанием от накопителей. Это не даст им большей плотности залпа и их РЭБ всё ещё будет отставать, однако значительно увеличит дальность стрельбы. Потребуется некоторая модификация подвесок, которую анди надо будет в свою очередь провести, но эта работа должна быть завершена в течение следующих шестидесяти дней. После чего им останется только производить новые подвески.

Более долгое время займет доработка их СД(п) для обеспечения возможности использования платформ «Замочной Скважины» и применения наших новых «плоских» подвесок, снаряженных полноценными ракетами с питанием от термоядерных реакторов. Это потребует намного больше времени, так как каждый корабль для выполнения модернизации должен будет провести на верфи как минимум девяносто дней. Люди Тоскарелли уже почти закончили разработку чертежей необходимых переделок и сотрудничают с конструкторами анди для того, чтобы создать пакет доработок, которые могут быть произведены на строящихся кораблях. Тем не менее, даже в лучшем случае, это вызовет дополнительную задержку завершения дорабатываемых кораблей.

— Таким образом, — произнес Капарелли, — учитывая все подвесочные корабли стены, которыми располагаем мы, Грейсон и анди и считая все находящиеся в строю СД(п) анди полностью эффективными единицами, мы получаем общее число в двести тридцать два корабля. Предполагая что мы будем выдерживать темп строительства и с учетом времени на доводку, в течение следующих одиннадцати-восемнадцати месяцев мы сможем довести это число до всего лишь чуть более четырехсот кораблей. К ним мы можем добавить примерно сто шестьдесят подвесочных линейных крейсеров, но они не способны сражаться против супердредноутов в составе боевой стены. Впечатляющее количество, однако и хевениты могут предъявить кое-какие довольно впечатляющие числа.

— Мда, — сказала Елизавета, сосредоточенно глядя на адмирала Гивенс. — Адмирал, я на прошлой неделе видела краткое изложение ваших пересмотренных оценок соотношения сил, однако он не включал оснований проведенных переоценок. Ситуация действительно настолько плоха?

— С уверенностью сказать нельзя, Ваше Величество, — ответила Гивенс. — Я не пытаюсь прикрыть себя и я отвечаю за информацию, содержащуюся в последнем докладе, однако до тех пор, пока пальба не закончится, мы не сможем произвести реальный подсчет, чтобы её подтвердить. Я приношу извинения за то, что на подготовку доклада потребовалось так много времени, но разведуправление флота всё ещё не завершило реорганизацию.

Елизавета поморщилась и её взгляд потяжелел при этом окольном намеке на пагубные плоды пребывания адмирала Фрэнсиса Юргенсена на посту Второго Космос-Лорда.

— Наши агентурные источники в Республики намного слабее, чем обычно, — продолжала адмирал. — Отчасти это произошло из-за тамошних политических перемен. Довольно многие из наших источников информации делали это из-за неприятия старого режима и причины для продолжения сотрудничества с нами в значительной мере исчезли вместе с Сен-Жюстом. Другие, которых мы смогли подкупить, потеряли доступ к информации после того, как были изгнаны новым руководством. И, к сожалению, при Адмиралтействе Яначека РУФ не придавало большого значения созданию новых агентурных сетей. Справедливости ради надо сказать, что при новых обстоятельствах это было бы трудно, потребовало бы много времени и, вероятно, стоило бы дорого.

Твердые как агат глаза Елизаветы сверкнули, однако она не казалась расположенной принимать любые извинения за ошибки неудачливого Юргенсена.

— Во всяком случае, — продолжила Гивенс, — в нашей способности к сбору информации имеются существенные пробелы. И я должна признать, что Пьер и Сен-Жюст смогли построить весь этот свой кораблестроительный комплекс, где бы он ни был, во время моей работы, а я о нем ни сном ни духом не ведала. Мы его напряженно разыскиваем, исследуя каждую подозрительную систему, но пока что не обнаружили. Что более чем слегка раздражает, учитывая ресурсы, которые мы привлекли к этой задаче. С другой стороны, учитывая развитие республиканского кораблестроительного потенциала с момента, когда Тейсман объявил о существовании у хевов носителей подвесок, Болтхол, как центр кораблестроения, постепенно теряет для них абсолютно критическую важность.

Учитывая ограниченность наших разведывательных возможностей, беря в расчет только те новые корабли, которые мы реально наблюдали, и делая поправку на ошибки в боевых донесениях, мы считаем, что хевы в настоящее время должны иметь в строю как минимум триста подвесочных супердредноутов. Мы знаем, что у них также было не меньше двухсот супердредноутов старой конструкции, плюс еще около ста в резерве, но прямую угрозу представляют только подвесочные корабли. Если у хевов на самом деле в настоящее время в строю находятся триста таких кораблей, то это в полтора раза больше чем у нас и грейсонцев вместе взятых. Если мы включаем в расчет все готовые андерманские СД(п), то соотношение падает примерно до 1,3:1 в пользу Хевена. С учетом лучших возможных оценок разницы качества их и нашей техники, это представляет собой приблизительный паритет между обеими сторонами, однако у них намного большая стратегическая глубина, чем у нас.

— Эта глубина значительно смещает стратегический баланс в их пользу, Ваше Величество, — вставил Капарелли. — Они могут позволить себе намного сильнее сконцентрироваться на наступательных операциях, чем мы. Мы не можем предоставить Хевену шанс уничтожить промышленный потенциал Звёздного Королевства или Грейсона, и это означает, что мы должны держать в обеих системах силы, достаточные для отражения серьёзной атаки. И, как говорит Пат, мы даже не представляем, где находится их «Болтхол», так что никак не можем сделать то же самое с инфраструктурой хевов. Мы способны нанести им серьёзный ущерб в нескольких местах, если достаточно сильно ослабим защиту для проведения наступления, но без знания как минимум месторасположения Болтхола, мы не сможем нанести им такой же непоправимый ущерб, какой они могут нанести нам.

— Я понимаю, — сказала, кивнув, Елизавета и потянулась погладить Ариэля между ушей. — Однако ваши оценки прогнозируют огромный прирост в численности сил хевенитов, адмирал Гивенс.

— Да, Ваше Величество, это так, — безрадостно признала Гивенс. — Проблема заключается в том, что мы обнаружили свидетельство того, что даже до убийства Тейсманом Сен-Жюста хевениты заготовляли огромное количество комплектующих. Мы выявили это перед операцией «Лютик», однако не смогли выяснить, куда и для чего они направлялись. Затем, после убийства Кромарти и прекращения огня, — если раньше взор Елизаветы был жестким, то теперь им, наверное, можно было бы резать алмазы — Адмиралтейство вообще перестало беспокоиться об этом. Мы не были способны подтвердить даже то, что это на самом деле имело место, и, в свете нашего технического и тактического превосходства, сам факт казался не имеющим значения.

Однако, после изучения трофеев после победы её милости на Сайдморе, мы установили, что несмотря на то, что использованные хевенитами для нападения СД(п) были кораблями новой постройки и новой конструкции, хевы везде, где только возможно, применяли уже существующие и имеющиеся в наличии компоненты. Несомненно, множество их систем должны были быть изготовлены недавно, но вероятно по меньшей мере восемьдесят пять процентов проекта базировалось на существующей технике. Именно той, которую они, как нам кажется, заготовили заранее. Наши оценки количества хевенитских запасов совершенно не достигают той точности, которой мне бы хотелось, однако с учетом двадцатипятипроцентной переоценки и предполагая, что запасённые изделия покрывают для новых кораблей только семьдесят процентов всех потребностей, у хевенитов может быть дополнительно четыреста-четыреста пятьдесят строящихся кораблей только в Болтхоле. И, разумеется, у нас нет никаких способов оценить, насколько далеко продвинулась постройка этих кораблей.

В конференц-зале повисла леденящая тишина. Хонор ощущала жестокое понимание того, что эти числа несли её сотоварищам-офицерам. Елизавета и премьер-министр были сильно обеспокоены, однако казалось, что всего ужаса положения они не постигли.

— Простите, Пат, — спустя мгновение сказала Хонор, — но, как я заметила, вы сказали, что хевы могли бы иметь столько строящихся кораблей только в Болтхоле.

— Да, это так, ваша милость, — кивнула Гивенс. — Очевидно, что до тех пор, пока они не объявили о существовании собственных подвесочных кораблей, строительство велось с соблюдением чрезвычайной секретности, ради чего, прежде всего, Болтхол и был создан. Но как только Тейсман объявил о существовании хевенитских СД(п), они начали подготовку к закладке дополнительных кораблей на других верфях. Мы считаем, что хевы, вероятно, столкнутся с более длительным периодом строительства на других верфях, не говоря уже о том, что им придется организовывать производство компонентов с длительным циклом изготовления и провести реорганизацию, прежде чем они вообще смогут там что-то строить. Тем не менее, из различных источников мы получаем свидетельства того, что республиканцы имеют в постройке ещё где-то около четырехсот кораблей в Новом Париже и еще двух-трёх их центральных системах. Это плохие новости. Хорошие новости состоят в том, что хотя администрация Причарт санкционировала их постройку почти стандартный год тому назад, строительство стало подвигаться быстрыми темпами всего лишь примерно четыре месяца назад. Это означает, что для завершения любого из них потребуется ещё по крайней мере два с половиной года. Так что они могут не учитываться при подсчете разницы в количестве наших и их кораблей в ближайшее время.

— Может и так, Пат, — сказал Хэмиш, — однако идея столкнуться через несколько лет с двенадцатью сотнями СД(п) точно не наполняет меня радостным энтузиазмом.

— Однако, при всем моем уважении, адмирал Гивенс, — произнес его брат, — насколько ваша оценка реалистична с точки зрения финансов? — Гивенс уставилась на него, и Грантвилль чуть усмехнулся. — В качестве Лорда-казначея правительства Кромарти я был счастлив получить кое-какой небольшой опыт относительно того, насколько было трудно для нас оплатить сотни новых супердредноутов, а хевенитская экономика всё ещё очень далека от состояния, которое я назвал бы процветающим. Они, возможно, и заложили корабли, о которых вы говорите, но способны ли они выдержать строительную программу без краха экономики?

— Господин премьер-министр, это находится вне моей области компетенции, — признала Гивенс. — Прикомандированные к РУФ финансовые аналитики считают, что хевы на самом деле могут достроить все или, по крайней мере, большую часть кораблей, входящих в действующую программу — или, точнее говоря, в нашу оценку размеров этой программы. Они окажутся перед необходимостью принятия некоторых тяжёлых решений о том, чего не строить, для того, чтобы выполнить свою программу, но у хевенитов во много раз больше звездных систем, чем у нас. Несмотря на наш намного более высокий доход на душу населения, их абсолютные бюджеты по крайней мере столь же велики, или ещё больше, как и наши собственные, а стоимость их рабочей силы намного ниже. Разумеется, возможно, что попытка выполнить эту программу действительно приведет к экономическому краху Республики. Что, в долгосрочной перспективе, может оказаться для нас и хорошо, и плохо. Однако моё личное мнение заключается в том, что мы не должны рассчитывать на такой результат. Особенно, учитывая насколько хевенитская стратегия во времена режима Законодателей основывалась на захвате Мантикоры и нашей туннельной сети именно в качестве источника доходов. Новый режим может с охотой залезть по уши в долги, полагая, что таким образом добьётся успеха там, где потерпели крах Гаррис, Пьер и Сен-Жюст.

Барон Грантвилль кивал, но было очевидно, что он не был полностью убеждён, и Хонор ощущала его глубокое сомнение в оценках Гивенс.

— Так что мы будем делать? — прямо спросила Елизавета после того, как молчание затянулось на несколько секунд.

— В ближайшем будущем мы будем вынуждены занимать прежде всего оборонительную позицию, — сказал Хэмиш. — Это не нравится мне и, тем более, не нравится сэру Томасу, но это просто данная нам реальность. Мы всё ещё ищем способы отойти от оборонительной позиции и создать хотя бы некоторое давление на Хевен и будем через несколько дней обсуждать эти возможности с адмиралом Харрингтон и её штабом. Будем надеяться, что мы придумаем что-то такое, что не даст противнику единолично владеть стратегической инициативой, однако, вероятно, мы будем вынуждены в основном придерживаться тактики ответных шагов до тех пор, пока вновь построенные нами корабли не станут поступать в значительных количествах.

Кое-что ещё таилось в глубине его мыслей. Хонор уловила только тень этого, слишком слабую даже для того, чтобы предположить, что же это могло быть, но оно, казалось, имело привкус осторожности и страха разочарования. Как бы то ни было, оно ничуть не отразилось в голосе Хэмиша, когда тот продолжил.

— Мы также занимаемся всесторонней оценкой наших возможностей выбора в проектах строящихся кораблей. Одним из очень немногих правильных поступков Адмиралтейства Яначека — уверен, по случайности — было сохранение вице-адмирала Тоскарелли во главе Бюро Кораблестроения. Я сомневаюсь, что они бы так поступили, если бы догадывались, чем он на самом деле занимается, хотя, возможно, я и несправедлив к Чакрабарти. Возможно, он точно знал, что делал Тоскарелли.

Во всяком случае, несмотря на официальное мнение Яначека о том, что не существует никакой потребности строить что-либо кроме ЛАКов и кораблей для защиты торговли, Тоскарелли и его люди сумели утвердить «Саганами-С» как «модификацию» существующего проекта «Саганами», а не как совершенно новый тип, представляющий собой не менее существенный тактический прорыв для крейсеров, чем «Медуза» представляла для супердредноутов. Он также сумел получить одобрение проектов линейного крейсера «Ника» и подвесочного линейного крейсера «Агамемнон». Сейчас мы имеем в готовности к сдаче только головной корабль типа «Ника» и шесть «Агамемнонов», однако еще шесть «Агамемнонов» уже строятся. Что почти столь же важно, большинство выявляющихся только во время постройки проблем обоих проектов уже решены, и они могут быть быстро запущены в массовое производство. Также имеется проект нового СД(п) типа «Медуза-Б». Чакрабарти разрешил создание исключительно только эскизного проекта, однако Тоскарелли разработал подробный комплект чертежей. Это значительное усовершенствование проекта «Инвиктус», но мы столкнемся с дополнительной задержкой в шесть-девять месяцев если решим запустить в производство совершенно новый проект вместо продолжения строительства серийных кораблей типа «Инвиктус».

— Если перед нами двухлетний период уязвимости, — спросил премьер-министр, — то почему бы не приступить к строительству меньших кораблей? Я знаю, что мы еще до начала первой войны перестали строить дредноуты, но, учитывая всё сказанное о подвесочных проектах, разве невозможно создать эффективный подвесочный дредноут? Корабли подобных размеров могут быть построены намного быстрее, не так ли?

— И да и нет, господин премьер-министр, — официально заявил Капарелли. — Время постройки дредноута составляет восемьдесят процентов времени постройки супердредноута. Теоретически это означает, что мы можем построить корабль примерно за восемнадцать месяцев, а не за двадцать три. К сожалению, у нас нет проекта подвесочного дредноута. Нам придется создавать проект с нуля, а затем запускать его в производство, со всем задержками, сопутствующими внедрению совершенно нового типа корабля. Нам, вероятно, потребуется как минимум три стандартных года с момента начала работ до готовности первого корабля, то есть, на то, чтобы построить первый из меньших кораблей, потребуется на шесть месяцев больше. Затем, действительно, мы могли бы строить их быстрее, но если мы готовы использовать «рассредоточенные верфи» и строить в грейсонском стиле, то можем одновременно собирать столько супердредноутов, сколько можем профинансировать. Так что нам в Адмиралтействе не кажется, что в создании меньшего, менее боеспособного корабля есть хоть какие-то преимущества, когда это на самом деле лишь задержит наши кораблестроительные программы.

— Нет никакого способа ускорить строительство? — спросил Грантвилль. Все облаченные в форму военные — и его брат тоже — воззрились на него и он пожал плечами. — Прошу прощения. Я не хотел подвергать сомнению ваше профессиональное суждение, однако грейсонцы сумели добиться того, что их первый СД(п) был построен менее чем за пятнадцать месяцев.

— Да, сумели, — ответил Хэмиш. — Однако для того, чтобы достроить его к новому сроку, который имел некоторое отношение к предполагаемой казни Хонор, они сделали всё возможное. По сути дела, они сняли для новых кораблей основные компоненты с супердредноутов старой конструкции. Возьмем, к примеру, термоядерные реакторы «Харрингтон» — все они были сняты с двух кораблей типа «Землевладелец Деневски», что, в свою очередь, задержало их готовность на восемь месяцев. Мы не сможем сделать такого, потому что у нас нет другого строительства, откуда можно было бы забрать детали. Именно это, в основном, по утверждению РУФ, хевениты делают с заранее складированными компонентами, о чем только что доложила адмирал Гивенс.

— Я понимаю, — сказал Вильям. Он поморщился — разочарованно, не раздражённо — когда Капарелли и его брат разгромили его предложение. — Я не рассматривал вопрос с дредноутами с точки зрения затрат времени на проектирование, — добавил он.

— У нас действительно есть на подходе кое-какие дополнительные средства усиления нашей мощи, — мгновение спустя произнес с некоторой ноткой настороженности Хэмиш. — Я был весьма впечатлен тем, что Соня Хэмпхилл и Тоскарелли придумали с тех пор, как Соня получила под команду Бюро Вооружений.

Хэмиш со смущенным выражением на лице покачал головой, как будто сам не мог до конца поверить в то, что говорил об адмирале, в течение буквально десятков лет являвшейся его личным противником.

— Я не хочу, чтобы кто-то рассчитывал на чудо-оружие, — продолжил Хэмиш, нотка предостережения в его голосе стала еще сильнее. — Точнее говоря, в настоящее время мы не ожидаем ничего похожего на такой грандиозный скачок, какой представляли «Призрачный Всадник» и МДР. Всегда затруднительно прогнозировать эффект новой техники до тех пор, пока вы не получите её в свои руки, так что я могу оказаться неправ в её отношении, однако в теперешнее тяжелое время я предпочту совершить ошибку недооценивая её. И не забудьте, что любые наши усовершенствования будут компенсированы, по крайней мере до некоторой степени, хевенитскими усовершенствованиями, основанными на образцах нашей собственной техники, которые они захватили в результате своего наступления, и, я уверен, на собственных разработках. Их адмирал Форейкер, к примеру, выглядит чертовски способным новатором. Однако, чтобы закончить с этим вопросом, скажу, что Соня и Тоскарелли рассматривают несколько разработок, которые могли бы оказать по меньшей мере столь же значительное влияние на нашу боеспособность, как и внедрение платформ «Замочной Скважины».

— И, пока мы говорим о вещах, которые Адмиралтейство Яначека сделало правильно по неправильным причинам, — вставил Капарелли, — его мания использования ЛАКов в качестве панацеи хотя бы гарантировала, что производство ЛАКов шло полным ходом, когда началась пальба. Мы не предвидим никаких затруднений в производстве ЛАКов или ракетных подвесок, в том числе и новых подвесок для обороны звездных систем, а также в переналадке наших сборочных линий для производства грейсонских «Гадюк». Могут быть некоторые непредвиденные проблемы с новыми боеприпасами, которые вскоре ожидаются от Бюро Вооружений, но производство существующих систем оружия должно быть вполне достаточно для удовлетворения наших потребностей. Нам потребуется некоторое время для того, чтобы раскрутить маховик постройки предназначенных для обороны систем кораблей, однако мы, вероятно, можем строить ЛАКи быстрее, чем готовить для них команды. Они не смогут нам сильно помочь против нетронутой боевой стены, но дадут высокий уровень разведывательных возможностей и способности прикрытия тыловых районов, что, по крайней мере, должно позволить нам сэкономить на гиперпространственных кораблях для пикетов.

— Что, в общем, подводит итог военной стороне наших возможностей, — подытожил Хэмиш и Хонор ощутила еще одну вспышку его досады. Была и ответная вспышка, на этот раз стойкого недовольства, со стороны Елизаветы. И такая же от Вильяма Александера.

— Полагаю, что так, — согласилась Елизавета с лёгкой, но несомненной интонацией завершения и бросила взгляд на часы.

— Итог подведен как нельзя более вовремя, — более живо сказала Елизавета с кривой гримасой. — Хонор, ты, Вилли и я — и ты, Хэмиш, тоже — примерно через двадцать минут должны быть на обеде в Канцелярии Короны. Так что, — королева улыбнулась Хонор, — приступайте, все трое.


Содержание:
 0  Любой ценой : Дэвид Вебер  1  Пролог : Дэвид Вебер
 2  Глава 1 : Дэвид Вебер  4  Глава 3 : Дэвид Вебер
 6  Глава 5 : Дэвид Вебер  7  Глава 6 : Дэвид Вебер
 8  вы читаете: Глава 7 : Дэвид Вебер  9  Глава 8 : Дэвид Вебер
 10  Глава 9 : Дэвид Вебер  12  Глава 11 : Дэвид Вебер
 14  Глава 13 : Дэвид Вебер  16  Глава 15 : Дэвид Вебер
 18  Глава 17 : Дэвид Вебер  20  Глава 19 : Дэвид Вебер
 22  Глава 21 : Дэвид Вебер  24  Глава 23 : Дэвид Вебер
 26  Глава 25 : Дэвид Вебер  28  Глава 27 : Дэвид Вебер
 30  Глава 29 : Дэвид Вебер  32  Глава 31 : Дэвид Вебер
 34  Глава 33 : Дэвид Вебер  36  Глава 35 : Дэвид Вебер
 38  Глава 37 : Дэвид Вебер  40  Глава 39 : Дэвид Вебер
 42  Глава 41 : Дэвид Вебер  44  Глава 43 : Дэвид Вебер
 46  Глава 45 : Дэвид Вебер  48  Глава 47 : Дэвид Вебер
 50  Глава 49 : Дэвид Вебер  52  Глава 51 : Дэвид Вебер
 54  Глава 53 : Дэвид Вебер  56  Глава 55 : Дэвид Вебер
 58  Глава 57 : Дэвид Вебер  60  Глава 59 : Дэвид Вебер
 62  Глава 61 : Дэвид Вебер  64  Глава 63 : Дэвид Вебер
 66  Глава 65 : Дэвид Вебер  68  Глава 67 : Дэвид Вебер
 70  Глава 69 : Дэвид Вебер  72  Список основных действующих лиц : Дэвид Вебер
 73  Использовалась литература : Любой ценой    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.