Фантастика : Космическая фантастика : Глава 22 : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




Глава 22

Помощник шерифа Холден Митчелл проверил, заряжено ли его ружье «Итака» 37-й модели. Он купил его за свои деньги, чтобы не пользоваться «Ремингтоном-870», выданным департаментом. Магазин «Итаки» был рассчитан на восемь зарядов, и опустошать его Холден умел с той же скоростью, с какой успевал передергивать затвор. Раньше он почти готов был согласиться с шутливыми обвинениями в паранойе, которые последовали за покупкой ружья, но сегодня ему стало ясно, что он поступил правильно. Послеполуденное солнце раскалило асфальтовое покрытие шоссе, но воздух был прохладен. Лицо Холдена мрачнело с каждой минутой: он лично знал всех четверых, погибших в нескольких милях от его поста.

Митчелл покосился на своего напарника. Угадать мысли Аллена Фармера по выражению лица было невозможно, но Митчелл заметил тревогу в его взгляде. Когда ему в напарники назначили чернокожего, он держался с ним настороженно, но эти времена давно миновали. Правда, сегодня беспокойство снова вернулось. Между ними всегда оставалась какая-то недосказанность — каждый чувствовал, что отличается от другого. Это не мешало им уважать друг друга и даже дружить, но факт оставался фактом. В глубине души Митчелл был недоволен тем, что Аллен считал любого человека расистом, пока тот не доказал обратное. Аллен никогда не признавался в этом, но Митчелл был уверен, что не ошибается.

И сегодня, с горечью подумал Митчелл, он наконец понял причину подозрительности Аллена.

Сзади завизжали тормоза, и двое полицейских подбежали к автомобилям, перегораживавшим полосы трассы 23, которые шли на юг. Поперек полос, шедших на север, Митчелл распорядился поставить лесовоз.

— Что происходит в тылу? — спросил Митчелл у старшего полицейского.

— В Марс-Хилле все спокойно, пока, — взволнованно ответил тот. — Но в Ашвилле дело худо. Говорят, какие-то подразделения гвардии начали палить друг в друга.

— Проклятье! — Митчелл сплюнул табачную горечь на мостовую и прищурился от северного ветра. Почему до сих пор нет подкрепления? — Кроме вас никого не прислали?

— Подкрепления не будет, пока гвардейцы не придут в себя. — На лбу полицейского выступил пот, но голос оставался ровным. — Не могу сказать, что эта позиция мне нравится.

— И я не могу, капрал, но наша задача — не допустить этих психов до пересечения девятнадцатой и двадцать третьей, — пожал плечами Митчелл.

— Ага. — Полицейский вытер губы и замер: издалека донесся шум двигателей. — Мне сказали, что здесь командуете вы. Что будем делать?

— Я должен остановить этих мерзавцев. И я, если понадобится, буду стрелять по ним из этой вот штуки. — Митчелл приподнял «Итаку», и капрал напряженно улыбнулся.

— Это мне подходит, — сказал он.


* * *

Почуяв вкус крови, тролль внутренне задрожал от удовольствия. Дураки в мундирах, пытавшиеся остановить его ослепленных ненавистью людей, заплатили жизнью за свою глупость. А тролль сделал открытие: радость убийства чувствуется гораздо сильнее, когда ее можно испытать многократно при помощи нескольких открытых для тебя сознаний.

Тролль ощутил, как его ментальная сеть растягивается в разные стороны, распадается на отдельные фрагменты и снова собирается воедино. Она становилась крепче, восприятие делалось четче… И тролль снова раскидывал ее, с наслаждением чувствуя, что присутствует в душах убийц, радостно оравших и рвущих друг у друга из рук окровавленную куртку одного из помощников шерифа.

Колонна поднялась на пригорок, и впереди показались машины, перегораживавшие дорогу.


* * *

Митчелл разглядывал головной автомобиль колонны, кативший по трассе, на которую уже легли вечерние тени. Это был набитый до отказа микроавтобус, а за ним виднелись универсалы и седаны. Он сглотнул, прикинув шансы на победу. Их не было, но почему-то он ощутил странное нежелание бежать от надвигавшейся на него толпы.

— Пора, ребята, — сказал Митчелл. — Расходитесь по местам и не высовывайтесь без нужды.

Все бодро повиновались, и Митчелл заметил, что старший полицейский вооружен М16 — старой моделью А1, а не новой A2, в которой был ограничитель стрельбы по три выстрела — а не дробовиком.

— Подпущу их поближе, — негромко сказал Митчелл сам себе. — Чуть-чуть поближе…


* * *

Тролль раздувал безумие людей, доводя их до исступления собственной яростью. Преисполненные ненавистью существа, мчавшиеся по трассе, уже не были людьми, не были даже озверевшей толпой — они стали органами тролля, его оружием, воплощением его страсти к разрушению и убийству…

Дико хохочущие орудия убийства неслись вперед, изо всех сил сигналя клаксонами.


* * *

— Огонь! — крикнул Митчелл и выстрелил по микроавтобусу.

Он слышал, как винтовка Фармера вторит ему, чувствовал запах порохового дыма и видел, как осколки лобового стекла разлетелись во все стороны, блестя в закатных лучах, будто крупинки соли. Капрал вел стрельбу одиночными, тщательно целясь.

Вот уже лобовое стекло седана, шедшего за микроавтобусом, разлетелось на тысячу кусков. Из автомобилей стали выскакивать нацисты и куклуксклановцы, и Митчелл все быстрее передергивал затвор. В ответ раздавались вопли и визг — марионетки тролля падали под беспощадными пулями. М16 перешла на стрельбу очередями. На асфальт падали раненые и убитые, самые сообразительные безумцы, попрятавшись за машины, открыли ответный огонь.


* * *

Тролль задрожал от гнева: его колонну остановили! Конечно, это были всего-навсего люди, но они принадлежали ему! Их мучения и смерть были приятны троллю, но не доставляли такого удовольствия, как мучения и смерть его противников. Он еще раз хлестнул их сознания бичом своей ненависти, заставляя идти вперед, несмотря ни на что.


* * *

— Они подходят ближе! — заорал Митчелл в микрофон, висевший у его рта. — Где, твою мать, национальная гвардия?!

Его машина, присев на простреленных шинах, догорала; патрульный автомобиль скрывали клубы черного дыма. Один из полицейских погиб, но капрал, лежа в трубе подземных коммуникаций, вел беглый огонь по толпе нападавших.

— Четыре-два, отходите! — закричал в трубку диспетчер.

— И как мы это сделаем? — рассмеялся Митчелл, наполняя опустевший магазин.

— Подкрепление на подходе, четыре-два! Держитесь!

— Больше болтать не могу, — сказал Митчелл и перекатился под автомобиль к Фармеру, непрерывно стреляя в сгущавшуюся темноту.


* * *

Когда наконец подтянулись бронетранспортеры М113 национальной гвардии, они обнаружили сорок один труп и девятнадцать раненых перед разгромленной заставой. Митчелл и Фармер лежали рядом. Митчелл сжимал в руке табельный пистолет с пустым магазином, а Фармер так и не выпустил свой дробовик, приклад которого был в крови и волосах врагов.


* * *

Эстон и Абернати смотрели, как подполковник Клара Дикл, командующая авиационной группой морской пехоты номер 200, прищурилась, вглядываясь в карту и прикидывая расстояние. Она вполголоса вела со своим тактиком таинственную, непонятную для посторонних беседу. Если они и боялись лететь в темноте над Аппалачами, то по виду их этого не было заметно.

А вот Абернати выглядел подавленным, и Эстон не мог его осуждать. Они не имели сведений о численности и вооружении противника. Они знали только, что Людмила считает атакуемый объект похожим на лагерь кангов. На основании этого они могут сделать кое-какие выводы. Но если она ошибается, эти выводы могут стоить им жизни.

Офицеров под началом Абернати было столько же, сколько в обычном батальоне, и они с самого начала знали, что времени на разработку плана операции у них будет в обрез. Но все-таки никто не ожидал такой спешки. Все офицеры держались на высоте, но каждый прекрасно понимал, насколько рискованным может оказаться оперативный план, составленный в таких условиях.

— Хорошо, адмирал, — произнесла наконец Дикл, — будем считать, что нужно сорок пять минут. Однако меня беспокоит выбор места для посадки, сэр.

— Я понимаю. — Эстон принялся перебирать листы крупномасштабной карты горы Шугарлоуф. — Вот здесь, пожалуй, лучшее место для приземления, подполковник, — сказал он.

Дикл с сомнением посмотрела на карту. Выбранная Эстоном посадочная площадка находилась на западном склоне горы, и ее контур явно не нравился подполковнику.

— Ясно, что приземлиться тут вы не сможете, — сказал Эстон. — Но прошлым летом здесь был пожар, и нет ничего, кроме травы и мелких кустиков. Вы зависните и сбросите нас тут, а дальше уж мы потопаем на своих двоих.

— А как же «Геркулесы», сэр? Мы не сможем выгрузить здесь бронетранспортеры.

— Даже если бы и могли, какой от них прок в этих условиях? Но вот в этом месте бронемашины нам понадобятся. — Эстон постучал по пересечению трассы NC-212 с дорогой, ведущей в долину. — Выгрузить их здесь будет непросто, но лучшей точки поблизости нет.

— Они окажутся слишком далеко от поля боя, сэр, — заметила Дикл.

— Это правда. И потому я хочу, чтобы вы действовали как можно более шумно. Сигнальные огни, прожектора, сирены — все на полную катушку. В бою толку от бронетехники будет немного, но она мне нужна. Причем до того, как пехота пойдет по склону. Если нам хоть чуть-чуть повезет, бронетранспортеры отвлекут противника от нашей высадки.

— Понятно. — Дикл снова нахмурилась, а потом кивнула. — С этим мы справимся. Просто хотелось бы высадить вас поближе к цели, сэр.

Предполагаемое место высадки находилось на расстоянии более тысячи ярдов по прямой от ближайшего конца дугообразной позиции врага. Дикл знала, насколько важна в такой ситуации каждая секунда, знала, что каждый из этих тысячи ярдов густо зарос лесом…

— Ничего, подполковник. — Эстон невесело улыбнулся. — Нам тоже хотелось бы прокатиться с комфортом до места назначения, но нельзя же и омлет сготовить, и яйца не разбить…

Негромкий стук в дверь заставил его замолчать. Он поднял голову: вошел офицер-связист из штаба Абернати.

— Сэр, губернатор Фарнам только что передумал насчет Восемьдесят второго полка, — доложил лейтенант. — Похоже, ситуация выходит из-под контроля.

— Черт побери! — негромко сказал Эстон.


* * *

— Значит, так…

Майор Абернати держал речь, обращаясь к своим офицерам.

— Я знаю, вы все слышали краем уха о том, что происходит по соседству. Должен вам сказать, что слухи соответствуют истине. По последним сообщениям идут ожесточенные бои на северной и северо-западной окраинах Ашвилла. Гвардейцы делают все, что в их силах, но ведь они воюют не с обычными мятежниками. Вам, разумеется, известно, в чем тут дело.

Он замолчал, вглядываясь в лица, на которых появилось выражение оскорбленной гордости. Странно, подумал майор, как бурно реагируют профессиональные американские военные на одну лишь мысль о том, что силы противника оказались на территории Америки… Он часто думал, что именно эта вера в недоступность Северной Америки для вражеского вторжения и отличает войска США от войск союзников. Она отдает наивностью и провинциальностью, но в то же время вливает в них силу. Укрепляет уверенность в себе. Возможно, даже делает высокомерными. Но, как бы то ни было, от одной мысли о том, что вторгшийся на землю Америки противник несет ответственность за смерть людей в американском городе, сердца военных переполняли гнев и почти физическая потребность ринуться в бой

— А теперь — кое-какие приятные новости, — спокойно продолжал Абернати. — Данные со спутников подтверждают наши предположения касательно местонахождения Гренделя.

Его слушатели заволновались.

— Мы выступаем сегодня ночью, господа.

Послышалось едва различимое одобрительное бормотание. Абернати сдержанно улыбнулся:

— Мы подготовили оперативный план. Я подчеркиваю: мы располагаем лишь отрывочной информацией, и, без сомнения, закон Мерфи рано или поздно сработает.

Кто-то хихикнул, и майор ухмыльнулся.

— Но мы — морские пехотинцы, господа. Когда нужно, мы поступим так, как поступаем всегда: приспособимся, найдем решение — и победим.

Он на мгновение замолчал и завершил свою речь словами:

— Инструктаж продолжит капитан Росс. Она и изложит в общих чертах план операции.

Он сел, и глаза присутствующих впились в Людмилу. Она подошла к закрытой занавеской карте, отдернула занавеску и взяла в руку указку. Все собравшиеся уже видели на карте долину, но на тщательно нанесенные значки, отображавшие добытые Джейн Гастингс разведданные, смотрели впервые. Они еще не подозревали, что вся операция проводилась ради того, чтобы дать возможность капитану Росс один-единственный раз выстрелить по троллю. Узнав об этом, многие из них радикально пересмотрят свои предположения о том, откуда она взялась.

— Вот это. — спокойно объясняла Людмила, — похоже на обычный лагерь кангов. Если это так, в нем может находиться от семисот до тысячи человек.

Она замолчала, давая возможность слушателям переварить информацию, а потом продолжила инструктаж, показывая, где расположены сканеры, где склад оружия, где — казармы.

— Вот — огневой рубеж. — Она провела по карте указкой. — Не исключено, что мы столкнемся с несколькими энергетическими пушками, но, скорее всего, такого оружия у них немного. По расположению лагеря ясно, что своим огнем они рассчитывают перекрыть дорогу, идущую по южной оконечности долины. Вот здесь, — она постучала указкой по пятну над лагерем, — находится, вероятно, туннель, ведущий к Гренделю.

— Тут мы высадимся, — продолжала она, перейдя к другой карте. — Как вы видите, до южного края лагеря остается примерно тысяча ярдов, а до туннеля Гренделя — тысяча семьсот. Но это по прямой, а из-за уклона местности расстояние получается вдвое большим. Не похоже, чтобы с этой стороны были выставлены сенсоры или системы защиты Гренделя; тем не менее нас могут обнаружить на подходе — хотя бы и случайно. Именно поэтому подразделения, оснащенные бронетехникой и тяжелой артиллерией, начнут двигаться по дороге за десять минут до того, как двинемся мы. Они постараются отвлечь внимание противника, пока мы будем перебираться через хребет.

Эстон обвел взглядом присутствовавших. Все глядели мрачно — ну что же, причин для веселья не было. Люди настроены решительно, но не испуганы — этого следовало ожидать. Эстон кивнул собственным мыслям, глядя, как офицеры осмысливают слова Людмилы. Он понимал, что Абернати позволил «капитану Росс» провести последний инструктаж с тем, чтобы они из первых рук узнали, кто в действительности руководит операцией и кому они должны оказывать всемерное содействие для успешного ее завершения.

— … затем взвод тяжелого оружия лейтенанта Фрая и противотанковая группа сержанта Сендерсона развернутся здесь, — говорила она, указывая на карту. — Когда Грендель поймет, что мы находимся прямо над ним, он перейдет в контрнаступление. Скорее всего, пустит в бой одного или несколько своих боевых роботов. Поэтому «Драконы» должны быть готовы их уничтожить.

Она замолчала. Кто-то поднял руку.

— Слушаю, лейтенант.

— Капитан, если он поймет, что мы к нему подбираемся, что помешает Гренделю взлететь и напасть на нас сверху?

Это был вполне логичный вопрос, но по выражению глаз лейтенанта было ясно, что он слышал о возможности ядерного удара по троллю. Людмила невозмутимо посмотрела на него:

— Надеюсь, ему помешает как раз то соображение, что мы находимся прямо над ним. Он не знает, какое у нас вооружение, и пока не выберется из своего укрытия, должен будет двигаться медленно. В этот момент он будет отличной мишенью для нашего тяжелого вооружения. В таких условиях мы можем его подбить, и если Грендель будет вести себя как настоящий тролль, то он на такой риск не пойдет. Сначала он попытается очистить склон от нас при помощи боевых роботов. Если они не справятся с задачей, он сам выберется на поверхность или все-таки попытается взлететь. Но к этому моменту мы получим поддержку с воздуха, и значит, действительно сможем его уничтожить, если он попытается оторваться от земли.

— Чем уничтожить, капитан?

«Лейтенант не просто так языком чешет, — подумал Эстон, — он хочет расставить точки над „i“. Ну что же, если человек рискует жизнью, он вправе знать условия игры».

— Ядерным ударом, если понадобится, — сказала Людмила спокойно, и слушатели напряглись. — Однако если «Драконы» или «Маверики» успеют поразить его, пока он не поднимется выше чем на сорок метров от земли, их мощности может оказаться достаточно. На большей высоте тролль способен создать энергетический щит, который сделает его неуязвимым для обычных видов вооружения. Но пока этого не произойдет, ему придется полагаться только на активную оборону, прикрывающую нижнюю часть и корму. — Она замолчала, а потом спросила: — Я ответила на ваш вопрос, лейтенант Уорден?

— Да, мэм. Благодарю вас.

— Отлично. Пока вторая группа развертывается и прикрывает «Драконы», первая группа с адмиралом Эстоном и со мной пойдет сюда, она провела указкой по карте, — чтобы спуститься в долину. Нам придется миновать эти склады оружия, а затем казарму. После этого у нас появится возможность обстреливать лагерь, а я смогу выстрелить по Гренделю, едва он высунет нос из-под земли. Тем временем майор Абернати двинется вниз по хребту. Третью и четвертую группы он развернет в этом направлении, чтобы прикрыть…

Эстон наблюдал, как офицеры и сержанты делают заметки в своих блокнотах. План вроде бы хорош, подумал он. К сожалению, бой никогда не развертывается так, как его планируют, и многое зависит от того, насколько успешно действуют бойцы под огнем противника…

Он снова мысленно пробежал весь план операции. У нас шестьдесят шансов из ста, подумал он. Ну, может, семьдесят, если все пойдет, как нужно. Но потери даже в этом случае будут велики… А в случае непредвиденного развития событий…

Он постарался скрыть бившую его дрожь. В его мозгу возник образ ядерного взрыва — или даже чего-то более страшного, — обрушивающегося на горы Северной Каролины…


* * *

Из окна седьмого этажа Джеремия Виллис посмотрел на грузовики и бронетранспортеры, окружившие гостиницу. В своем кабинете он чувствовал бы себя уютнее, но центр, из которого велось руководство действиями сил правопорядка, был спешно развернут именно здесь, за три квартала от мэрии. Это было не лишено смысла: помещение просторное, а близость пересечения Паттон-авеню и Бродвей-стрит позволяла быстро достичь любого района города.

Правда, толку от этого немного, мрачно подумал Виллис, глядя на кроваво-красное небо на западе. Несмотря на кондиционер, запах дыма чувствовался и в этой комнате.

— Мы удерживаем позиции на трассах номер девятнадцать и двадцать три, — сказал бригадный генерал Эванс, — но бандиты просачиваются в город обходными путями, по второстепенным улицам. Похоже, что сейчас они подходят к Вивервиль-роуд, а по трассе шестьсот девяносто четыре идут примерно две сотни человек. В распоряжении капитана Тейлора находятся стрелковый взвод, и подразделение с тяжелыми пулеметами. Они поджидают бандитов на Мерримон-авеню.

Вид у генерала был измученный — и не без причины. В начале операции под его командованием была полностью укомплектованная бригада национальной гвардии, но ее силы были рассредоточены по всему городу, а большая сеть ведущих из города дорог лишь ухудшала ситуацию.

— Что слышно насчет западного конца Паттон-авеню? — спросил Кемпбелл. — Туда вы можете направить хоть кого-нибудь?

— Не уверен. — Генерал провел рукой по волосам и уставился на карту. — Бой продолжается у дороги на Нью-Лестер. А у вас что?

— Мы отошли почти к почтамту, — мрачно произнес Кемпбелл, — ведем бой с двумя-тремя сотнями негодяев, вооруженных винтовками и автоматами. У меня гибнут люди… А их и вначале-то было не слишком много. Если они заставят нас отойти еще на шестьсот ярдов, то ваши ребята на дороге окажутся в окружении.

— Ясно, — вздохнул Эванс. — Эл, — повернулся он к своему помощнику, — найди группу бронетранспортеров, которую можно туда послать, чтобы выправить положение.

— Слушаюсь, сэр.

— Больше мне вам помочь нечем, Кемпбелл, — мрачно произнес Эванс. — Толпа, которая надвигается с юга, ничуть не менее опасна. Резервисты Северной Каролины удерживают ее к югу от границы штата на трассе US-25, но по I-26 негодяям удалось просочиться, и я не могу ослаблять позиции.

— Понимаю, генерал.

— Извините, — грубовато произнес Эванс и повернулся к рации.

Виллис смотрел, как солдаты бегут к бронетранспортерам. Хорошо хоть, им удалось справиться с кучкой резервистов, которые принялись палить по своим, подумал он. Таких оказалось немного, но будь их чуть-чуть больше, исход мог быть иным. Эвансу было чем гордиться: его «солдаты-любители» были почти разбиты — они ведь не ожидали удара в спину, от своих же товарищей! — однако парни быстро пришли в себя, ликвидировали мятеж и принялись упорно отстаивать город. Вот только долго ли они сумеют продержаться…

— Джерри!

Виллис поднял голову — это Кемпбелл прикоснулся к его плечу.

— Какой-то сукин сын только что поджег Сейнт-Джо, — сказал начальник полиции, и мэр закрыл глаза, представив, как огонь бушует в крупнейшей больнице города. — А Билл Маккэри только что сообщил, что Билтмор-Хаус горит.

— Спасибо, Хью, — негромко отозвался Виллис, глядя в окно на освещенный заревом город. — Делайте, что возможно.


* * *

На аэродроме ВМФ США Пэтаксент-Ривер царило чрезвычайное оживление. База морской авиации в Пэкс-Ривер была испытательным центром на юго-западной оконечности Мэриленда, в котором асы ВМФ и морской пехоты непрерывно заставляли новые самолеты и системы вооружения совершать невозможное. Однако «Хорнеты» F/A-18, стоявшие на взлетных полосах, входили в состав штурмовых эскадрилий VFA-432 и VFA-433, временно — пока «Теодор Рузвельт» не починится в Норфолке. Большинство пилотов не могло понять, почему они оказались в Пэкс-Ривер, но капитану Эду Стонтону причина была известна. Он стоял в воротах ангара, прячась от капавшего дождя; в руке у него дымилась кружка горячего кофе. Внутри ангара техники возились с его «Хорнетом».

Мысли Стонтона текли в двух различных направлениях. По специализации и склонности он был пилотом-штурмовиком. Именно к такой боевой задаче, которую ему предстояло выполнить, он и готовился на протяжении многих лет. Он знал, с каким противником придется иметь дело, и страстно желал отомстить за гибель «Кидда». Да, этого противника Стонтон в самом деле хотел уничтожить. В то же время капитана пугало вооружение, размещенное на его самолете. Он никогда на бросал подобных бомб! Да и никто, наверное, подумал он, никогда не бросал таких бомб, а ему, быть может, придется сбросить ее на американскую землю — причем туда, где будут находиться морские пехотинцы США! От этой мысли его желудок, несмотря на выпитый кофе, превращался в холодную, сосущую дыру.

— Командир!

Он обернулся: рядом с ним стоял его ведомый, лейтенант Джейк Фриско.

— Что, Джейк?

— Командир, что это за чертовщина? — По голосу Фриско было ясно, что он не верил официальной легенде, и Стонтона это не удивляло. Лейтенант был достаточно проницателен — впрочем, не нужно было быть гением, чтобы сообразить, что им повесили лапшу на уши. С тем, что происходило в обеих Каролинах, явно не могли справиться две эскадрильи «Хорнетов». Фриско показал пальцем на самолет и спросил изменившимся голосом:

— Почему они подвешивают нам…

— Джейк, не задавай лишних вопросов, — негромко посоветовал Стонтон.

— Но, командир, ведь это же…

— Я знаю, что это такое, лейтенант, — ответил Стонтон. — Закрой рот и молись, чтобы их не понадобилось пустить в ход, понял?

Сказано это было таким тоном, что Фриско замолк. Он еще раз взглянул на Стонтона, кивнул и отошел со смущенным видом. Капитан некоторое время смотрел ему в спину, а потом снова стал глядеть на самолет. Техники закончили работу и ушли. Стонтону показалось, что невинные на вид белые обтекаемые туши под крыльями неслышным шепотом сулят ему невообразимое могущество — сеять смерть или даровать жизнь.

Он отвернулся, отдал пустую кружку проходившему мимо матросу и отправился провести со своими летчиками последний — и на этот раз правдивый — инструктаж.

За спиной капитана мелкие капельки дождя блестели на поверхности двух «специальных боезарядов В83», укрепленных под крыльями его самолета. Чуть больше двух мегатонн стопроцентного разрушения…


* * *

Форт-Брэгг в Северной Каролине остался позади. С-17 с ревом неслись на запад со скоростью четыреста миль в час. Штурмовые вертолеты, передвигающиеся медленнее, взлетели раньше, чтобы присоединиться к самолетам у цели. В полумраке их десантных отсеков было тише, чем обычно: лучшие бойцы первой бригады восемьдесят второй дивизии отправлялись в настоящий бой. Их готовили воевать в любых частях света, но только не на западе Северной Каролины… Этого никто не ожидал.

Полковник Сэм Тайсон и его штаб летели в головном самолете. На них была камуфляжная форма, лица разрисованы черной краской. Тайсон знал, что две другие бригады, если понадобится, будут отправлены вслед за ними, а в боевую готовность уже приведена 101-я десантная дивизия из Восемнадцатого десантного корпуса. Знал он и еще кое-что: если для подавления беспорядков в штате потребуется такая огневая мощь, то с тем же успехом его можно было оставить на милость тех сумасшедших.

Он вздохнул и постарался успокоиться. Тот, кто придумал эти сиденья из натянутой на металлические трубы ткани, наверняка был садистом, подумал Тайсон в десятитысячный раз за свою службу. Хорошо хоть, им не придется прыгать прямо в пекло: по последним сообщениям, в аэропорту Ашвилла еще не стреляли.


* * *

Дик Эстон прислонился к вибрирующему фюзеляжу «Оспри» и закрыл глаза. Даже не глядя, он ощущал рядом присутствие Людмилы. Под камуфляжем на ней был гермокостюм и пуленепробиваемый жилет. Волосы Людмилы были забраны под шлем, а лицо закрашено черным, как и у Эстона.

«Оспри» были значительно лучше, чем грохочущие вертолеты, которыми он столько раз пользовался, подумал Эстон рассеянно. Да и летают раза в два быстрее. Он представил себе, как они летят по ночному небу, оставив позади моросящий дождь, надолго зависший над Леженом. Летят на запад, по направлению к Спрус-Пайн… Именно из Спрус-Пайна, находящегося на расстоянии примерно трехсот миль от Лежена, им предстоит совершить последний перелет.

Эстон постарался в подробностях представить себе, как все произойдет. Полетят они на небольшой высоте, стараясь прятаться за горами от сенсоров тролля. Из Спрус-Пайна «Оспри» направятся к Рилифу в Северной Каролине, а потом по долине Ноличаки-Ривер — прямо над тем местом, где произошло похищение плутония. Затем возьмут курс на Ривер-Хилл в Теннеси, повернут вдоль трассы Теннесси-81, пролетят над городком Кармен в Северной Каролине и с восточной стороны горы Шугарлоуф вступят в бой.

Одновременно транспортные самолеты «Геркулес» полетят из Спрус-Пайна прямо на запад, вдоль трассы US-19, затем наберут высоту и перелетят через горный хребет. На южном склоне Шугарлоуфа они высадят бронетехнику группы «Т». Скорость у «Геркулесов» выше, чем у «Оспри», да и путь им предстоит короче, однако подполковник Дикл с дотошностью часовщика рассчитала все таким образом, чтобы обе высадки произошли одновременно. По-настоящему беспокоило Эстона то, что должно последовать затем…

Он был уже слишком стар. Мысль об этом не покидала его. Он должен был остаться дома и предоставить руководство операцией Дэну, но не смог. Он полностью доверял Абернати и все равно не смог…

Отчасти по той же причине, которая некогда привела его в спецназ. Из гордости. Можно назвать это качество высокомерием или потребностью отличиться, но, как ни называй, суть одна: жажда быть лучшим, жажда совершить нечто такое, что имеет ценность в глазах знатоков. А ведь по сравнению с сегодняшней операцией все, что он совершил до сих пор, теряло свое значение. Такое же чувство, наверно, подумал Эстон, заставляет пожилых матадоров снова и снова выходить на арену, чтобы там умереть.

Правда, это была лишь одна из причин, по которым он не остался дома, причем не главная. Главная причина спокойно сидела рядом с ним, с безмятежным выражением на вымазанном черной краской лице. В кобуре на ее бедре покоилась единственная надежда планеты на выживание.

Самолет все глубже вонзался в черноту ночи, и Ричарду Эстону стало страшно. За себя. За Землю. И больше всего — за Людмилу Леонову.


* * *

Людмила взглянула на Дика, на его закрытые глаза, спокойное лицо… За свою долгую жизнь она знавала много воинов — на протяжении пятидесяти биологических лет она почти ни с кем, кроме воинов, и знакома-то не была, — но ни один из них не производил на нее столь сильного впечатления.

Возможно, потому, что ни с одним из них она не позволила себе сблизиться так, как с Эстоном. В глубине души она была возмущена тем, что он смертен. Впрочем, нет, возмущена — не то слово. Нужное определение подобрать было трудно, поскольку Людмила Леонова не отличалась сентиментальностью и не любила давать волю чувствам. В то же время она прекрасно понимала, чем обязана Эстону. Он спас ей жизнь и, что было не менее важно, поверил ей и заставил поверить других.

Он был беспощаден и нес смерть — такой же убийца, как и она сама. И при всем том он был нежен и раним. Она вспомнила выражение его глаз, когда впервые отдалась ему, — в них читалось неверие в собственное счастье, страх быть отвергнутым и решимость «не воспользоваться ее беспомощностью». Сначала она хотела лишь отблагодарить его, закрепить их дружбу кратким романом — ведь фусаилы по горькому опыту знали, что нельзя отдавать свои сердца смертным людям.

Но Людмила забыла это мудрое правило и чувствовала, что забывчивость дорого ей обойдется. Даже если они оба выживут этой ночью — а надежды на это было мало, — рано или поздно она потеряет его и снова останется одна. Одна в чужом для нее мире, одна с саднящей болью утраты.

Она поняла, что он догадывается о ее чувствах, и знала, как тяжело было Эстону разрешить ей участвовать в этом бою. В мире, который она знала, женщины уже много веков становились солдатами наравне с мужчинами, а здесь они только начинали примеряться к этой роли. А ведь он был пожилым человеком, воспитанным в обществе, считавшим, что женщин необходимо защищать от соприкосновения с жестокостями войны. Сколько его современников, спросила себя Людмила, смогли бы принять ее не только как равную, но и как самостоятельного бойца? Тот факт, что она воевала в своей жизни гораздо больше, чем он, ничего не значил по сравнению с эмоциями, которые Эстону пришлось подавить в себе.

Вот поэтому-то Людмила и не сказала ему, что тролль может обнаружить местонахождение бластера, как только его активизирует прикосновение ее руки.


Содержание:
 0  Одинокий тролль : Дэвид Вебер  1  Глава 2 : Дэвид Вебер
 2  Глава 3 : Дэвид Вебер  3  Глава 4 : Дэвид Вебер
 4  Глава 5 : Дэвид Вебер  5  Глава 6 : Дэвид Вебер
 6  Глава 7 : Дэвид Вебер  7  Глава 8 : Дэвид Вебер
 8  Глава 9 : Дэвид Вебер  9  Глава 10 : Дэвид Вебер
 10  Глава 11 : Дэвид Вебер  11  Глава 12 : Дэвид Вебер
 12  Глава 13 : Дэвид Вебер  13  Глава 14 : Дэвид Вебер
 14  Глава 15 : Дэвид Вебер  15  Глава 16 : Дэвид Вебер
 16  Глава 17 : Дэвид Вебер  17  Глава 18 : Дэвид Вебер
 18  Глава 19 : Дэвид Вебер  19  Глава 20 : Дэвид Вебер
 20  Глава 21 : Дэвид Вебер  21  вы читаете: Глава 22 : Дэвид Вебер
 22  Глава 23 : Дэвид Вебер  23  Глава 24 : Дэвид Вебер
 24  Глава 25 : Дэвид Вебер  25  Глава 26 : Дэвид Вебер



 




sitemap