Фантастика : Космическая фантастика : Глава первая : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43

вы читаете книгу




Глава первая

Любой составитель словаря, загнанный в тупик необходимостью проиллюстрировать слово "парализованный" тут же ухватился бы за него.

На самом деле, сторонний наблюдатель мог бы задаться вопросом, а дышал ли Иннокентий Арсентьевич Колокольцев, Первый заместитель министра иностранных дел Солнечной лиги, глядя на экран своего монитора? Частью этого паралича был шок, но только частью. А ещё было неверие, за исключением того, что неверие было слишком слабым словом для выражения того что он в этот момент чувствовал.

Так он сидел более двадцати секунд по личному хронометру Астрид Вонг. Затем он громко вздохнул, встрепенулся, и взглянул на неё.

— Это подтверждено?

— Это оригинальное сообщение от мантикорцев, сэр, — ответила Вонг. — Министр иностранных дел переправил этот чип вместе с официальной нотой сразу как-только увидел это".

— Нет, я имею ввиду: есть ли какое-то независимое подтверждение того, что они говорят?

Несмотря на опыт двух десятилетий в дебрях бюрократии Солнечной Лиги, включающий в себя Одинадцатую заповедь — "Никогда не смей смущать своего начальника ни словом, ни делом, ни выражением лица", Ван изумлённо моргнула.

— Сэр, — осторожно начала она. — Согласно версии Манти, это всё произошло в Новой Тоскане, а у нас ещё нет независимого подтверждения о "первом" инциденте, произошедшем там по их словам. Поэтому — …

Колокольцев скривился и оборвал её резким жестом руки. Конечно же не было. В действительности, независимое подтверждение первого Инцидента в Новой Тоскане, — он практически представил себе газетчиков, подчеркивающих это, — займёт ещё практиически целый месяц, если Джозеф Бинг следовал процедуре. Проклятые манти находились прямо в центре системы связи Лиги с сектором Талбота. Благодаря своей треклятой Тунельной сети, они могли переправить известия о произошедшем, прямо в Солнечную систему немногим более чем за три недели, тогда как любой прямой отчёт из Новой Тосканы до Старой Земли займёт почти два месяца курьером. А если бы он был послан через штаб квартиру УПБ в системе Мейерс, как требовал устав, то занял бы более одинадцати недель.

А полагая, что Манти не врут и не фальсифицируют все доказательства по какой-нибудь непредставимой причине, любой отчёт от Бинга должен прибыть через Мейерс, — подумал он. Если бы Бинг наплевал на правила, и послал бы отчёт прямо через Мезу и Визигот, — как бы поступил любой нормальный адмирал с работающими мозгами! — то тот должен был прибыть ещё восемь дней назад.

Колокольцев почувствовал нетипичное для себя желание схватить экран со своего стола и швырнуть его через комнату. Смотреть как тот разбивается вдребезги на мелкие кусочки. Выкрикивать проклятия в чистой, неконтролируемой ярости. Но несмотря на то, что во времена до эпохи расселения ему не дали бы на вид более сорока лет, ему было уже восемьдесят пять лет. Он провёл почти семьдесят из них, пробиваясь на текущую позицию, и теперь все эти десятилетия дисциплины, усвоения как играют в эти игры, пришли ему на помощь. Он вспомнил Двенадцатую заповедь — "Никогда не должен ты терять контроль в присутствии подчиненных", и даже смог выдавить улыбку начальнице своего аппарата.

— Да, это был глупый вопрос, Астрид, так ведь? Полагаю, я не так невосприимчив к сюрпризам, как я всегда полагал.

— Нет, сэр. — Улыбнулась Ван, но её собственое удивление, как силой его реакции, так и самими новостями, всё ещё виднелось в её горлубых глазах. — Я не думаю что в подобных обстоятельствах, кто-нибудь смог бы сохранить хладнокровие.

— Может быть, но за этим последует суровое наказание, — совершенно излишне ответил он ей. И задумался, сказал ли он это, поскольку ещё не пришёл в себя.

— Свяжитесь с Водославской, Абруцци, МакАртни, Квотермейном и Раджампетом, — продолжил он. — Мне нужно, чтобы они были в главном конференц-зале через час.

— Сэр, адмирал Раджампет встречается с той делегацией из офиса Министерства Юстиции, и…

— Мне все равно с кем он встречается, — решительно отрезал Колокольцев, — просто прикажите ему прибыть сюда.

— Да, сэр. А могу я сообщить ему, почему такая срочность?

— Нет. — Колокольцев тонко улыбнулся. — Если манти говорят правду, я не хочу чтобы он явился с готовыми комментариями. Это дело слишком важно для подобного абсурда.

* * *

— И что всё это означает? — спросил Адмирал Флота Раджампет Каушал Раджани, войдя в конференц-зал. Он прибыл последним, о чём Колокольцев специально позаботился.

Раджампет был небольшим, жилистым человеком с дурным характером, его седые до белизны волосы и морщинистое лицо, можно сказать, подходили ему. Несмотря на свои сто двадцать три года, что делало его одним самых старых людей, он сохранял физическую активность и здравость ума. В действительности, будь он на пять месяцев старше, к моменту когда стали доступны методики пролонга первого поколения, он бы не смог воспользоваться этой терапией.

Он также был офицером Флота Солнечной Лиги с девятнадцати лет, хотя не командовал полевой операцией уже более полувека и он был очень горд, что не страдает глупостью. (Конечно, большинство остального человечества составляли глупцы, по мнению адмирала, но в этой части Колокольцев был с ним согласен.) Раджампет также был значительной силой внутри всемогущей бюрократической иерархии Солнечной Лиги, хотя и не дотягивал до самой верхней ниши. Он знал во флоте все входы и выходы, все высшее командование лично, сложнейшую паутину семейных альянсов и патронажа в котороуюе все они были вовлечены… и в точности, чьи карманы наполнялись потоками взяток и откатов во Флоте. В конце концов, он возвышался над ними и лично контролировал вентили через которые протекало все остальное.

"Если бы этот идиот только знал, что теперь представляет из себя его драгоценный флот" — холодно подумал Колокольцев.

— Похоже, у нас небольшая проблема, Раджани, — сказал он, указывая увешанному медалями адмиралу на стул.

— Лучше бы этой херне не быть "маленькой" проблемой, — процедил Раджампет сквозь зубы, направляясь вокруг стола к указанному стулу.

— Прошу прощения? — сказал Колокольцев с выражением, сделав вид, что не расслышал сказанного.

— Меня выдернули посреди совещания с людьми генерального прокурора, — ответил Раджампет, не извиняясь за своё предыдущее высказывание. — Они до сих пор не подготовили весь пакет обвинений для этого проклятого суда, это означает, что мы только сейчас получим дело Технодайн для ознакомления. Я обещал Омосупе и Агате, — он мотнул головой в сторону Омосупе Квотермейн, постоянного первого заместителя министра торговли, и постоянного первого заместителя министра финансов Агаты Водославской, — представить рекомендации по реструктуризации к концу недели. Потребовалась целая вечность, чтобы просто собрать всех и начать обсуждение, и мне не нравится, когда меня отрывают от таких важных дел.

— Я могу понять почему ты раздражён тем что тебя отвлекли, Раджани, — прохладно сказал Колокольцев. — К несчастью, эта небольшая проблема появилась, и необходимо разобраться с ней… немедленно. И, — его тёмные глаза устало смотрели прямо на Раджампета через стол, — если я не сильно ошибаюсь, она непосредственно связана с тем что создало проблемы "Технодайн".

— Что? — Раджампет окончательно устроился в своём кресле, и выражение его лица было таким же озадаченным, как и его голос. — О чём ты?

Несмотря на своё собственное раздражение, Колокольцев мог понять недоумение адмирала. Последствия Битвы у Моники всё ещё совершали свой путь через лабиринты недр флота — и гладиаторские бои в судах только начинались, — но сама битва произошла уже больше чем 10 стандартных месяцев назад. Хотя ФСЛ не был непосредственно вовлечен в уничтожение флота Моники Королевским флотом Мантикоры, последствия для "Технодайн Индастрис" были серьёзными. А "Технодайн", в свою очередь, была одним из главных поставщиков флота на протяжении четырёх сотен лет. Для Раджампета, как главнокомандующего флота, было вполне естественно плотно участвовать в попытках спасти что нибудь от кораблекрушения в виде расследований, обвинений и громких судебных процессов, а Колокольцев никогда не сомневался в том, что внимание адмирала было полностью сфокусировано на этой задаче на протяжении последних нескольких стандартных недель

"Он не может уделить капельку своего внимания для того что бы разобраться с другой мелкой проблемой, даже если это может быть полезным ему" — мрачно подумал дипломат.

— Я говорю о скоплении Талботта, Раджани, — сказал он вслух, позволяя следу иссякающего терпения остаться в его голосе. — Я говорю о инциденте между адмиралом Бингом и Манти.

— Что такое? — Тон Раджампета вдруг стал более внимательным, глаза настороженными, — сработали инстинкты, воспитанные веком бюрократических схваток.

— Кажется Манти действительно так обозлены, как это указано в официальной ноте, — сказал Колокольцев.

— И что? — глаза Раджампета стали ещё более насторожеными, и он, казалось, сильнее откинулся в кресле.

— И они не шутили насчёт того что пошлют своего адмирала Золотого Пика, что бы провести расследование на месте на Новой Тоскане.

— Не шутили? — Вопрос задала Водославская, а не Раджампет, и Колокольцев взглянул на неё.

Она была на 25 стандартных лет моложе него, реципиент пролонга третьего поколения с тёмно-рыжими волосами, серыми глазами и довольно привлекательной фигурой. Она также совсем недавно заняла своё место реального главы министерства финансов, причём получила его после смерти своего предшественника только в качестве компромисса между другими постоянными заместителями. Она отлично знала, что была для всех запасным вариантом — ведь каждый из её теперешних коллег имел союзников, которых бы хотел увидеть на её должности. Но она была на должности уже практически десять месяцев, и уже в достаточной мере утвердилась.

Она больше не была младшим временным членом квинтета постоянных заместителей, которые на самом деле управляли Лигой из своих вотчин в Министерстве иностранных дел, Министерстве торговли, Министерстве внутренних дел, Министерстве образования и Министерстве финансов. Однако, она была единственной, кто был вне системы и недоступен на тот момент, когда поступила первая дипломатическая нота Мантикоры. Таким образом, она легко могла отказаться от ответственности за то, как эта нота была обработана и, по её выражению, кисло подумал Колокольцев, она отлично понимала этот факт.

— Нет, Агата, — ответил он, переводя на неё свой взгляд. — Нет, они не шутили. Более стандартного месяца назад — 17 ноября, если быть точным — адмирал Золотой Пик прибыла на Новую Тоскану… и обнаружила, что адмирал Бинга всё ещё там.

— Вот чёрт, — пробормотал постоянный заместитель министра внутренних дел Натан МакАртни. — Только не говорите, что Бинг открыл огонь и по ней тоже.

— Если и да, я уверен, что только потому, что его спровоцировали! — резко отреагировал Раджампет.

— При всём уважении, Раджани, я не поставил бы на это своей жизни, — едко заметил постоянный заместитель министра образования и информации Малахай Абруцци. Раджампет зло уставился на него, но Абруцци пожал плечами. — Насколько я могу судить из первой ноты манти, ни один из их кораблей ничерта ни сделал, чтобы спровоцировать его убить несколько сотен их людей в первый раз. А если так, есть ли какая то причина предполагать, что он не убьёт с такой же радостью ещё несколько тысяч без особой на то причины?

— Я хотел бы напомнить вам, — ещё более едко начал Раджампет, — что никто из нас не был там, и единственные доказательства которые у нас есть, щедро предоставлены нам самими манти. Я считаю что нет причин верить, что они не прибегли к помощи небольшого манипулирования с предоставленными нам базами данных, полученных от сенсорных массивов. Более того, один из моих оперативных аналитиков заметил, что данные подозрительно качественные и детализированные.

Абруцци только фыркнул, хотя Колокольцев подозревал, что он собирался сделать что-нибудь более резкое. Большинство звездных систем входящих в Солнечную Лигу самостоятельно контролировали свою систему образования, что означает, что Министерство образования и информации в первую очередь занималось именно информацией. Таким образом, должность Абруцци фактически означала, что он является главным пропагандистом Солнечной Лиги. В этой роли, его работа и заключалась в том, что бы найти оправдание действиям Джозефа Бинга, чем он собственно и занимался с момента когда первая дипломатическая нота Манти достигла Старого Чикаго.

Правда до сих пор он явно не смог достигнуть успеха. Что в общем-то не слишком удивительно, кисло подумал Колокольцев. Когда соларианский адмирал командуя семнадцатью линейными крейсерами приказывает открыть огонь по трём эсминцам без поднятых клиньев и гравистен, достаточно трудно убедить даже самих Солли в том, что он был прав. И вряд ли были хорошие шансы на то, что любые рапорта или данные сенсоров, которые наконец-то предоставят флотские, смогут что-либо изменить к лучшему — во всяком случае без серьёзной "коррекции". Раджампет мог говорить всё что угодно про данные, которые предоставили Манти, но сам Колокольцев соглашался с точкой зрения Абруцци. Манти никогда бы не послали им сфальсифицированные данные. Не в такой ситуации, когда Лига могла получить точную информацию от своих людей.

— Всё что я хочу сказать Раджани, — продолжил через секунду Абруцци, — это то, что я рад что Манти ещё не скинули эту информацию в новостные сети… по крайней мере пока. Потому что как бы мы не старались, у нас не получиться представить их в качестве агрессоров. А это, в свою очередь, означает, что в момент, когда вся эта ситуация станет достоянием общественности, мы окажемся в очень сложном положении. Нам скорее всего придётся извинится и, возможно, предложить компенсацию.

— Никогда, чёрт побери! — вспыхнул Раджампет, в секунду забывая свою осторожность, — Мы не можем создать подобный прецедент! Если каждый мелкий неоварварский флот решит, что ФСЛ не может указать на положенное им место, то скоро мы будем иметь чёртову кучу проблем в Пограничье! А если Бинга втравили в ещё один обмен залпами с ними, то нам надо быть ещё более осторожными с нашей реакцией на происшедшее!

— Я боюсь что вы полностью правы Раджани, — сказал Колокольцев, мгновенно переключая всеобщее внимание на себя, — И к несчастью, я так же боюсь, что Натан ошибается в степени свободы Манти в отношении прессы.

— Что, чёрт тебя дери, ты имеешь в виду? — выкрикнул Раджампет, — Объясни-ка!

— Хорошо, Раджани. Примерно девяносто минут назад, мы получили вторую ноту Мантикорцев. В этих обстоятельствах тот факт, что мы решили сделать выбор в пользу "обоснованного и взвешенного" ответа на их первую жалобу, что бы не показать никому, как мы обеспокоены требованиями Маникорцев, похоже не настолько хорош, как мы думали. Я не думаю, что королеве Елизавете и её премьер-министру понравиться наш ответ на их первую ноту через пару дней после того, как они нам отправили вторую.

— Причина, по которой они послали второю ноту, заключается в том, что адмирал Золотой Пик, достигнув Новой Тосканы, действовала именно так, как Манти предостерегали в своей первой ноте. Она потребовала, чтобы Бинг положил в дрейф свои корабли и разрешил мантикорским абордажным партиям переписать его сенсорные данные, которые относятся к уничтожению их трёх эсминцев. Она также проинформировала его, что Звездная империя Мантикоры намерена настаивать на открытом обсуждении фактов и, в соответствии с нормами международного права, привлечь к ответственности виновных в не спровоцированном уничтожении её кораблей и смерти их команд. И это был ещё не весь их пропагандистский ход, — Колокольцев мельком глянул на Абруцци.

Морщинистое лицо Раджампета потемнело, а глаза засверкали от ярости:

— Я не могу поверить, что кто-нибудь — даже Манти — может быть настолько глупым, чтобы предъявлять требования Соларианскому флоту! Они, должно быть, сошли с ума. Я имею в виду, что эта Золотой Пик вряд ли думала, что это сойдёт ей с рук. Если Бинг разнёс её чертовы корабли на орбитальный мусор, единственный человек, которого она может винить — это…

— О нет, Раджани. Он не взорвал её корабли, — сказал Колокольцев холодно, — Несмотря на тот факт, что она имела только шесть линейных крейсеров против семнадцати, она разнесла его флагманский корабль на… как вы это назвали? Ах, да! "Орбитальный мусор".

Раджампет застыл на половине тирады, уставясь на Колокольцева в неверии.

— О, мой Бог, — тихо сказала Омосуп Квартермейн.

Из всех присутствующих, только она и, наверное, Раджампет испытывали личную неприязнь к Мантикорцам. В случае Раджампета, причиной было то, что Королевский флот Мантикоры не желал признавать безоговорочного превосходства ФСЛ. Что касается Квортермейн, то она злилась из-за осознания глубокой зависимости от Мантикорской тоннельной сети и господства торгового флота Манти на торговых маршрутах Лиги. Кроме этого, она так же отлично понимала, как сильно Звёздное королевство Мантикора может повредить экономике Лиги, в случае использования экономических санкций в ответ на Соларианскую агрессию.

— Сколько кораблей Манти потеряли в этот раз? — прдолжила она убитым тоном, явно уже прикидывая размеры компенсации, которую потребуют мантикорцы от Лиги.

— О, они не потеряли ни одного корабля, — ответил Колокольцев.

— Что? — взорвался Раджампет, — Это же нонсенс! Ни один соларианский флаг-офицер…

— В таком случае, Раджани, я рекомендую Вам сперва прочитать доклад адмирала Сигби. Она получила командование после… кончины адмирала Бинга, и Манти были достаточно любезны, чтобы переслать нам её рапорт вместе со своей нотой. Согласно информации наших собственных офицеров безопасности, они даже не открыли файл, что бы прочитать его. Похоже, они просто не видели причин для этого.

На этот раз Раджампет явно потерял дар речи. Он просто сидел и смотрел на Колокольцева, на что тот просто пожал плечами.

— Согласно докладу адмирала Сигби, манти уничтожили флагманский линейный крейсер адмирала Бинга, Жан Барт, одним ракетным залпом, выпущенным с расстояния значительно превышающего эффективную дальность наших собственных ракет. Его флагман был полностью уничтожен, Раджани. Выживших не было вообще. Адмирал Золотой Пик — между прочим кузина королевы Елизаветы и пятая в очереди наследования трона — ясно дала понять, что если её требования не будут приняты, она легко уничтожит все корабли Бинга. В этих обстоятельствах адмирал Сигби предпочла согласиласиться с требованиями мантикорцев.

— Она?.. — Раджампет не мог закончить фразу, но Колокольцев все равно кивнул.

— Она сдалась, Раджани, — нарочито мягко сказал он и адмирал громко захлопнул рот

И он был не единственным, кто смотрел на Колокольцева с ужасом и недоверием. Все были потрясены, и Колокольцев невольно ощутил удовлетворение от этого. Которое, как он был вынужден себе признаться, вероятно будет единственным в этот день.

На первый взгляд, потеря одного корабля и сдача в плен ещё двадцати, считая эсминцы, которые были у Бинга, нельзя назвать катастрофой для Флота Солнечной лиги. ФСЛ был крупнейшим флотом галактики. Считая активные и резервные части, он достигал числа примерно одиннадцати тысяч супердредноутов, и это не считая тысяч и тысяч линейных крейсеров, крейсеров и эсминцев Боевого флота и флота Управления пограничной безопасности или тысяч кораблей в различных силах самообороны, которые создавались отдельными членами Лиги. По сравнению с такой огневой мощью, с таким невероятным преобладанием тоннажа, уничтожение одного линейного крейсера с примерно двумя тысячами человек экипажа на борту было менее чем комариным укусом. Это было значительно меньшая относительная потеря в сравнении тоннажа и численности экипажей, чем у Мантикорцев потерявших три новейших эсминца.

Но это был первый боевой корабль Солнечной лиги потерянный в бою за многие столетия, к тому же ни один соларианский адмирал ни разу не сдавался. До сих пор.

"А это уже была достойная причина для беспокойства многих" — холодно думал Колокольцев. По крайней мере, его это точно беспокоило. Непревзойдённое могущество Флота Лиги было краеугольным камнем, на котором стояла вся лига. Вся цель лиги заключается в сохранении межзвёздного порядка, развитии, процветании и защите государств-членов. Были случаи — больше чем Колокольцев мог сосчитать — когда Раджампету и его предшественникам приходилось бороться за финансирование когтями и зубами, учитывая тот факт, что ни одна враждебная звёздная нация или даже их союз никак не мог по-настоящему угрожать безопасности Лиги. Однако, хотя им приходилось бороться за финансирование, которого они хотели, они никогда не оставались без финансирования, в котором они нуждались. Более того, бюрократам никогда даже в голову не приходила мысль о серьёзном урезании или хотя бы сокращении расходов на флот.

Отчасти так происходило из-за того, что, как бы ни был велик флот управления пограничной безопасности, ему никак не поспеть везде, где есть нужда в его полицейских и захватнических функциях. А вот Боевой флот, возможно, и стоило бы ограничить в тратах, если бы не его престиж и, что более важно, куда более глубокие корни в бюрократической системе Лиги, чем у флота УПБ, не забывая о «союзниках» в промышленном секторе, которые получали огромные прибыли на каждом контракте на постройку супердредноута. Так что даже самый радикально настроенный реформатор(при условии, что это мифическое существо где-то существует в лиге) нашёл бы очень мало союзников, если бы обратил свой взгляд на бюджет флота. Влияние флота на экономику было слишком велико в качестве дыры, куда можно вкладывать огромные средства. И, в конце концов, неуязвимость и превосходство флота была одним из ключевых элементов межзвёздного влияния Лиги в целом и Управления пограничной безопасности в частности.

Но теперь неуязвимости был брошен вызов. Более того, хотя Колокольцев не был экспертом во флотских вопросах, даже его шокировал краткий рапорт Сигби, который явно демонстрировал смертоносное превосходство Мантикорских ракет в дальности и поражающих свойствах.

— Она сдалась, — тихо повторил постоянный заместитель Министра внутренних дел Натан МакАртни, как бы проверяя правильно ли он понял.

На самом деле Колокольцев был удивлён тем, как быстро это всё воспринял МакАртни. Управление пограничной безопасности контролировалось Министерством Внутренних Дел, так что после Раджампета обязанности и договорённости именно МакАртни скорее всего пострадают, когда вся остальная галактика задастся вопросом: насколько на самом деле неуязвим Флот Солнечной Лиги?

"Да сдалась," подтвердил Колокольцев. "Манти взяли на абордаж её корабли и получили доступ к полностью рабочим компьютерам с неповреждёнными базами данных. В то же время ей разрешили отослать свой рапорт, так что мы получили его так быстро, как это возможно, так как она не имела понятия о том, какое решение примут манти о судьбе её кораблей."

"Боже мой," сказала Квортермейн, качая головой.

"Сигби даже не уничтожила базы данных?" спросил недоверчиво МакАртни.

"Учитывая тот факт, что Золотой Пик только что взорвала один из её кораблей на кусочки, Я думаю что адмирал была права, опасаясь что Манти могут продолжить и нажать на курок, если обнаружат, что она уничтожила базы данных," ответил Колокольцев.

"Но они получили все данные, включая и секретные…"

Голос МакАртни затих, и Колокольцев тонко улыбнулся.

"Да, они получили огромное количество секретных технических данных," согласился он. "Что ещё хуже, это были корабли УПБ."

МакАртни выглядел больным. Ему даже лучше чем Колокольцеву было понятно как отреагирует остальная часть галактики, если некоторые официальные, с высокой степенью секретности планы, которые хранятся в компьютерах кораблей УПБ, станут достоянием общественности.

В наступившем подавленном молчании, чётко было слышно как откашлялась Водославская.

"Что конкретно они написали в своей ноте, Иннокентий?" спросила она.

"Они написали, что данные, которые они получили из компьютеров Бинга полностью соответствуют тем данным, которые они прислали нам раньше. Они написали, что восстановили копию приказа Бинга об открытии огня по мантикорским эсминцам, которая хранилась у Сигби. Они приложили копию обмена сообщениями между Бингом и Золотым Пиком, а также отметили что Золото Пик неоднократно предупредила Бинга не только о том, что она откроет огонь, если он не выполнит её требования, но и о том что она имеет возможность уничтожить его корабли, находясь вне радиуса его противодействия. И между прочим, Сигби подтвердила точность копий из её коммуникационной секции."

"Другими словами, они сказали что их интерпретация того что случилось с их эсминцами подтвердилась, и адмирал ответственный за этот инцидент теперь мёртв, вместе со всем своим экипажем, потому что он отклонил их требования. Также они отметили, в случае если кто-нибудь не заметит этого, что первоначальные действия Бинга в Новой Тоскане являются согласно межзвёздным нормам права актом войны, и согласно тем же самым номам межзвёздного права, Адмирал Золотой Пик была полностью права во время тех действий, которые она предприняла. Действительно," виновато улыбнулся Колокольцев, "они обратили внимание как сдержанно вела себя Золотой Пик в ситуации когда всё соединение Бинга фактически было в её власти и она дала им по крайней мере три возможности соблюсти её требования без кровопролития."

"Они объявили войну Солнечной Лиге?" Абруцци явно не мог собраться с мыслями. Что было особо иронично, подумал Колокольцев, в свете его первоначальной уверенности в позёрстве Мантикорцев, которые якобы надеялись только на показушный конфликт с Лигой, что бы поднять упавший моральный дух своего населения.

"Нет, они не объявили войну Лиге," тихо ответил дипломат. "Во всяком случае, они воздерживаются от объявления войны… пока что. Про это нет ни слова в их ноте, хотя я должен сказать, что это самое резкое дипломатическое обращение к Лиге, которое я видел. Также они не скрывают, что де-факто мы уже находимся в состоянии войны, из-за действий нашего флагмана — но они дали понять, что не исключают дипломатического решения ситуации."

"Дипломатическое решение?" взорвался Раджампет. Он резко ударил кулаком по столу. "К чёрту их и их дипломатические решения! Они уничтожили Соларианский корабль, убили соларианских космонавтов! Мне всё равно хотят ли они или нет войны — они её уже получили!"

"А вы не думаете что было бы не плохо хотя бы взглянуть на сообщение Сигби и данные присланные манти?" едко спросил МакАртни. Адмирал уставился на него, но МакАртни не отвёл взгляда. "Вы вообще слышали что Иннокентий только что сказал? Золотой Пик достала Жана Барта вне зоны эффективной дальности ракет Бинга! Если они нас так превосходят, то…"

"Это не имеет никакого значения," заорал Раджампет. "Мы говорим о поганых линейных крейсерах — линейных крейсерах УПБ, в особенности. Они не имеют таких средств ПРО какие имеют корабли стены, и ни один линейный крейсер не может выдержать такие повреждения как корабль стены! Мне всё равно, сколько хитрых ракет у них есть. Они не смогут остановит Боевой Флот если мы бросим против них четыре или пять сотен супердредноутов, в особенности после их потерь в их чёртовой Битве при Мантикоре."

"Это могло бы звучать более убедительно, если бы не то, что все отчёты сообщают о том что они уничтожили за раз три или четыре сотни Хевенитских СД," кисло ответил МакАртни.

"Ну и что?" презрительно улыбнулся Раджампет. "Одна чёртова группка варваров избила другую группку. Какое отношение это имеет к нам?"

МакАртни уставился на него так, как будто бы не мог понять о чём он говорит, и Колокольцев не винил в этом МакАртни.

"Извините, Раджани," сказал дипломат, "но разве ракеты наших кораблей стены и линейных крейсеров не имеют одинаковой дальности?" Раджани сердито посмотрел на него, а затем кивнул. "Тогда, нам следует предположить что ракеты их кораблей стены так же эффективны как ракеты линейных крейсеров, что означает, что они вне досягаемости для нас тоже. А поскольку Республика Хевен сражается с ними примерно 20 лет и до сих существует, мы можем предположить что они приблизились к досягаемости Манти, иначе они бы уже сдались. Так, что если Манти способны уничтожить и захватить триста — четыреста хевенитских супердредноутов, несмотря на то, что у них одинаковая дальность атаки, что заставляет Вас думать, что они не смогут остановить пять сотен наших кораблей, котрые они существенно превосходят. Хевениты хотя бы могли стрелять в ответ!"

"Тогда мы пошлём тысячу," сказал Раджампет. "Или пошлём вдвое больше! У нас есть две тысячи в полной боевой готовности, ещё триста на верфях проходят регламентные работы и плановое перевооружение, и свыше восьми тысяч на консервации. Они может и выбили дерьмо из хевенитов, но, согласно всем докладам, так же понесли потери. У них не может оставаться больше сотни кораблей стены! И какими бы не были дальнобойными их ракеты, необходимо сотни боеголовок что бы достать один единственный супердредноут. Для преодоления противоракетного огня пяти или шести сотен наших кораблей стены им понадобится значительно большее количество ракет, чем они в состоянии запустить!"

"А Вы не думаете, что они до сих пор способны уничтожить много наших кораблей и космонавтов?" заметила скептически Водославская.

"Да они могут причинить нам вред," уступил Раджампет. "Они никак не смогут остановить нас, но потери Флота будут больше чем когда либо. Но это к делу не относится, Агата."

Её брови скептически изогнулись, а он кратко и неприятно рассмеялся.

"Разумеется не относится!" повторил он. "Речь о том, что слишко много на себя взявший неоварварский флот открыл огонь по ФСЛ, уничтожил один из кораблей, и захватил целую оперативную группу. Мы не можем такого простить. Чего бы это не стоило, мы должны показать, что никто не может связываться с Флотом солнечной лиги. Если мы не сделаем это прямо здесь и сейчас, кто-нибудь ещё захочет в скором времени предъявить ультиматум ФСЛ. "Вы то, Натан, должны понимать что нас ждёт!"

"Хорошо," невесело ответил МакАртни. "Я понял Вашу точку зрения." Он посмотрел через стол на гражданских коллег. "Правда в том, что каким бы большим не был флот УПБ, он не может быть везде где необходимо, во всяком случае не с той мощью, какую хотелось бы. Более — менее крупные силы получается сконцентрировать только в штаб-квартирах округов и базах снабжения, и то время от времени проявляются слабые места. Обычно, если где-то пахнет жаренным, мы посылаем один корабль — в основном дивизион или два — что бы разобраться, потому что мы не можем ослаблять ключевые точки, отвлекая больше боевых единиц от них. И Раджани говорит о том, что поскольку наши силы размазаны так тонко, часто мы не имеем достаточно огневой мощи на самом месте проблемы. А вот что мы имеем, так представительство всего флота. В плохих обстоятельствах, недружественные силы имеют достаточно возможностей что бы уничтожить те части которые мы пошлём. Но они этого не делают потому что знают, что после этого по их душу явится весь флот и уничтожит их."

"Именно," согласился Раджампет, энергично кивая."Именно об этом и речь. Мне плевать насколько проклятые Манти считают себя правыми. Впрочем, мне всё равно и насколько они правы на самом деле, и насколько их действия соответствуют нормам межзвёздного права. О чём я думаю, так о том что бы сделать из них пример, что бы через некоторое время мы не столкнулись лицом к лицу с другими неовараварами по всей галактике, которые подумают, что тоже могут противостоять Солнечной Лиге."

"Минутку." Малахай Абруцци встряхнулся и посмотрел на Колокольцева. "Перед тем как мы продолжим, что вы там говорили про неидеальность варианта с прессой, Инокентий?"

"Они выдали официальный пресс-релиз о атаке Бинга на их эсминцы, и свой ответ на это, в тот же день, когда послали эту ноту нам," холодно ответил Колокольцев. Абруцци посмотрел на него с очевидным недоверием, м Колокольцев тонко улбнылся. "Я думаю, что мы скоро услышим об этом," продолжил он, "согласно их ноте, они передали эту информацию своим медиа сразу после отправки курьера на Старую Землю."

"Они уже выпустили новости?" Абруцци выглядел даже более ошеломлённым, чем когда услышал про уничтожение Жана Барта.

"Так они нам сказали", пожал плечами Колокольцев. "Если подумать, они пожалуй и не имели особого выбора. Прошло два месяца от первого инцидента, а расстояние от Новой Тосканы до Мантикоры всего 3 недели. Невозможно было не допустить утечки информации в их новостные сети после того как Бинг позволил взорвать себя." Глаза Раджампета сверкнули в гневе, но Колокольцев не обратил на это внимания. "Они наверное полагали, что не смогут удержать в тайне случившееся, так что решили опубликовать свою версию событий, особенно для своего народа."

"Так ублюдки действительно загнали нас в угол," прорычал Раджампет."Если они нарываются, да ещё и орут об этом на всю галактику, нам ничего не остаётся, кроме как вломить им на всю катушку."

"Подожди, Раджани!" резко сказал Абруцци. Адимрал уставился на него, но Абруцци не отвёл взгляда. "Мы не имеем ни малейшего понятия как именно они представили себя в это ситуации. Пока мы по крайней мере не узнаем этого, мы не можем выработать наш ответ. И поверь мне, мы должны обращаться с этой ситуацией очень — очень осторожно."

"Почему?" вспыхнул Раджампет.

"Потому что правда в том, что это твой идиот — адмирал был не прав, по крайней мере в первый раз," холодно ответил Абруцци, не отводя взгляда от адмирала. "Мы не можем обсуждать это на их условиях не признавая этого. И если общественное мнение решит, что это мы были не правы, а они правы, если мы сработаем чуть-чуть не правильно в этой ситуации, все проблемы, которые мы имеем из-за Технодайн и Моники будут выглядеть как бой на подушках."

"Чему быть, того не миновать", отрезал Реджампет.

"Вы ведь помните, что согласно Конституции, каждая система — член Лиги, имеет право вето?" спросил Абруцци. Раджампет уставился на него, но Абруцци пожал плечами. "Если у нас есть необходимость формального объявления войны, не считаете ли вы, что было бы не плохо, если бы никто — например, Беовульф, — не воспользовался этим правом?"

"Мы не нуждаемся в никаких дурацких объявлениях войны! Это чистой воды самооборона, ответ на атаку кораблей и военнослужащих, и юридическая трактовка статьи 7 всегда давала Флоту право отвечать на такого рода атаки со всей необходимой силой."

Колокольцев хотел ответить на это заявление, но потом остановился. Раджампет был прав насчёт судебной интерпретации статьи 7 Конституции Лиги… во всяком случае в историческом контексте. Третья часть указанной статьи была специально разработана, что бы разрешить ФСЛ отреагировать на чрезвычайные ситуации, не ожидая недели и месяцы на согласование ситуации со столицей и громоздкий политический механизм формального объявления войны. Однако, составители Конституции не предусматривали карт — бланш, и если Раджампет хотел фактически отправить флот на войну — например мобилизуя дополнительные супердредноуты из Резерва — кто — нибудь мог решить что ему всё-же необходимо разрешение, в виде формального объявления войны. Правда, найдутся и те, кто поддержит точку зрения Раджампета.

И в таком случае мы столкнёмся ещё и с конституционным кризисом в дополнение к военному, мрачно подумал Колокольцев. Чудесно.

Он удивлялся, что многие из его коллег потеряли связь с реальностью встретившись с серьёзной проблемой. Если Раджампет будет способен быстро уничтожить Мантикору, это скорее всего исправит положение, и буря пройдёт мимо, как и многие другие за долгую историю Лиги. Но если Флот не сможет быстро сокрушить Мантикору, если этот процесс будет сопровождаться бойней, никакая даже самая громкая конечная победа не сможет уберечь бюрократическую систему Лиги от череды сотрясений.

Он подозревал, что Абруцци, как никто другой, должен был понимать насколько опасным может обернуться вся эта ситуация. Водославская вероятно тоже, хотя в её случае трудно было говорить с уверенностью. Раджампет, очевидно, не думал настолько далеко вперёд, а на счёт МакАртни и Квортермейна, Колокольцев не мог быть уверен что они способны видеть дальше сиюминутных последствий для их собственных министерств.

"Я согласен с Вами насчёт исторической интерпретации статьи 7, Раджани," в конце концов сказал он вслух. "Хотя, я бы вам посоветовал, проконсультироваться у Брагвен насчёт прецедентов. И убедиться что все её люди в Юстиции согласны с вами."

"Разумеется я посоветуюсь с ней," ответил Раджампет более спокойно. "Хотя, в то же время я уверен, что я имею полномочия реагировать на угрозу путям принятия разумных военных предосторожностей." Он тонко улыбнулся. "И никто не отменял старую поговорку, что лучшая защита — это нападение."

"Возможно, так и есть," сказал Абруцци. "И я даже соглашусь, что, обычно, извиниться потом проще, чем добиваться разрешения теперь. Но я так же хотел заметить, что эта ситуация далека от определения "обычная". И если вы собираетесь представить всё это Ассамблее таким образом, что бы некоторые из её членов не начали делать запросы и требовать проведения всевозможных слушаний, мы должны осторожно подготовить почву для этого. Вы знаете, что некоторые люди там считают что это они должны быть во главе, и могут воспользоваться этой ситуацией, что бы попробовать. Пока у них нет сильной общественной поддержки, они не смогут многого добиться — вся инерция системы против них. Но если мы хотим лишить их общественной поддержки, мы должны показать всем что мы не только имеем право, но и правы в этой конкретной ситуации."

"Несмотря на то, что вы сказали о моём "идиоте-адмирале?" гнев шипел в голосе Раджампета.

"Если прилагательное оскорбляет Вас, мне жаль." Абруцци явно не приложил много усилий для придания своему голосу откровенности. "Но на самом деле он был не прав."

"И как тогда, вы собираетесь обеспечить "общественную поддержку" если мы раскатаем Манти так, как они заслуживают?" усмехнулся Раджампет.

"Мы соврём." пожал плечами Абруцци. "В этом нет ничего такого, что бы мы не делали раньше. И в конце-концов, правда это то, что говорит победитель. Но для того, что бы эффективно опровергнуть версию Манти, я должен знать о том, что происходило на самом деле. И мы не должны предпринимать никаких военных действий пока я не буду иметь возможность сделать подготовительную работу."

"Подготовительную работу." В этот раз улыбка Раджампета была более сдержанной. Тогда он резко фыркнул. "Хорошо. Делайте свою "подготовительную работу". В конце концов, это мои супердредноуты её закончат."

Абруцци хотел что-то ответить, но Омусуп Квортермейн перебила его.

"Давайте не увлекаться," сказала она. Остальные посмотрели на неё, и она пожала плечами. "Независимо от того что случилось, давайте не будем считать, что мы должны немедленно ответить силой. Вы, Иннокентий, сказали, что они не исключают дипломатического урегулирования ситуации. Конечно, я уверенна, что дипломатическое урегулирование, которое они предполагают, это наши извинения и предложение компенсаций. Но что если нам представить себя на их месте? Даже Манти могут сделать те же вычисления, которые нам привел только что Раджани. Они должны знать, что если дело дойдёт до драки, любой качественное преимущество, которым они обладают, не сможет превзойти наше количественное. Что если мы скажем что возмущены их своеволием и односторонней эскалацией конфликта, до получения нашего ответа? Что если мы заявим, что возлагаем на них ответственность за всё дальнейшее кровопролитие в Новой Тоскане, независимо от того как Бинг ответил на их ультиматум? И потребуем от них извинений и компенсаций под угрозой объявления войны и уничтожения их "Звёздной империи"?"

"Вы имеете в виду, что мы можем отлупить их за столом переговоров, потребовать достаточно за то что бы оставить их живыми, что бы быть уверенными в том, что никто другой не будет так же глуп, что бы попытаться провернуть с нами такой же трюк." Задумчиво проговорил Абруцци.

"Я не уверена." Водославская покачала головой. "Из того что вы рассказали о тоне их ноты и том что они уже сделали, не должны ли мы предположить что они готовы продолжать и идти на риск? Зашли бы они так далеко, если бы не были готовы идти дальше?"

"Легко быть смелым, до того как на вас наведут пульсер," заметил Раджампет.

Остальные посмотрели на него со скептицизмом и удивлением и он крякнул.

"Мне действительно это не нравится," признался он. "И я придерживаюсь того, что сказал раньше — мы не можем этого простить и позволить им просто — так совершить такое. Но это не значит, что мы не можем сначала попробовать то, что предложила Омосуп. Если они извинятся достаточно униженно и спустят на эту Золотой Пик всех собак, а также выплатят достаточно компенсаций, то это будет выглядеть так, что мы достаточно великодушны, что бы простить их, вместо того чтобы раскатать их маленькую напыщенную "звёздную империю" в тонкий блин. Но если они достаточно глупы что бы не принять неизбежное," он пожал плечами, "мы пошлём достаточно кораблей Боевого Флота, сколько потребуется что бы раздавить их как жуков."

Видно было что именно этого он в конце концов и ожидает, подумал Колокольцев. Правда, идею Квортермейн стоит попробовать, хотя Раджампет, скорее всего прав. Водославская, очевидно, думала так же.

"Я думаю, что мы должны проанализировать риск для нашей экономики, который реализуется в случае выбора нами военного варианта," сказала она. "Омосуп, вы наверное наиболее точно сможете спрогнозировать какой ущерб нашей торговле нанесёт закрытие Мантикорой своей тоннельной системы для наших кораблей. Если на то пошло, одно только исключение их торговых кораблей из грузопотока Лиги, очень серьёзно ударит по нашей экономике. И даже не глядя на цифры наших финансовых бирж, я могу сказать, что они получат очень серьёзный удар, если Манти нарушат поток межзвёздных финансовых транзакций так, как они могут это сделать."

"Значит у нас будет экономический спад." пожал плечами Раджампет. "Это случалось и раньше, даже без участия Манти, и это никогда не было чем то более нежели временной проблемой. Я могу поверить, что в этом случае будет хуже, но даже если и так, мы переживём это. И не забывай ещё об одном, Агата — если мы пройдём весь путь, то когда дым рассеется, Мантикорская тоннельная сеть будет принадлежать Солнечной Лиге. Это сэкономит вашим судовладельцам, Омосуп, серьёзные деньги за грузовой транзит! И даже если этого не произойдёт," он скупо улыбнулся, "все эти пошлины будут поступать Лиге, а не Мантикоре. Вообще то говоря, это будет не так уже много в сравнении с нашим внешним валовым оборотом, но уж точно покроет любые военные расходы! И это будет постоянный источник дохода, который будет только увеличиваться из года в год."

"И это также снимет Манти с нашей шеи в Пограничье," медленно сказал МакАртни. "Это уже проблема в секторе Талбота, но мне также не нравится их шевеление в секторе Майя."

"А ну ка стоп," твёрдо сказал Колокольцев. Все посмотрели на него, и он покачал головой. "Независимо от того что мы будем делать, главное мы не будем сидеть весь вечер вокруг этого конференц-стола. Это ведь то, что мы сделали с их первой нотой, не так ли? Поправьте меня если я не прав, но это не сработало в прошлый раз. И, в связи с этим, Малахай, я хочу знать на какие средства мы можем рассчитывать для подачи этой информации в прессе в нужном нам свете. Я хочу увидеть как Манти освещают эти события до того, как выработать нашу политику по ним. Я хочу что бы мы проанализировали все данные, связанные с этими событиями. Я хочу увидеть все возможные реалистичные модели их военных возможностей и реалистичный расчёт того, сколько времени может занять операция против Мантикоры. Я говоря об использовании самых пессимистичных предположений, Раджани. И я хочу от вас, Агата и Омосуп, расчёт, сколько будет стоить нам, в финансовом смысле, полномасштабная война с Мантикорой."

За столом воцарилась тишина — угрюмая, пожалуй, со стороны Раджампета, подумал Колокольцев. Но, судя по лицам его гражданских коллег, они были в высокой степени согласны с ним.

— На этот момент, я склонен согласиться с рассуждениями Раджампета, — сказал Натан МакАртни после недолгого раздумья. — Но я также соглашусь с Вами и Агатой в том, что действовать нужно осторожно, Иннокентий. И с Малахией, о необходимости кропотливой предварительной работы. И раз уж Манти захватили оперативное соединение Бинга, то сейчас в секторе не может быть достаточного колличества наших кораблей, для начала любых активных действий. Я чертовски обоснованно подозреваю, что Лоркан Верочио никогда не пойдет на решительные действия с горсткой крейсеров УПБ, оставшихся в Мадрасском Секторе! Не думаю также, что Манти сами будут искать новых столкновений, зная чем это им грозит.

— Я тоже сомневаюсь в этом, — согласился Колокольцев. — С другой стороны думаю, что мы должны отослать новую ноту как можно быстрее. В ней мы ясно выразим факт категорического неодобрения нами действий Мантикоры, но займем, в тоже время, позицию "хладнокровного ожидания" до уточнения подробностей инцидента. Мы скажем им, что вернемся к этому, как только изучим всю доступную информацию. Сейчас мы должны сделать это намного быстрее, чем в прошлый раз. Если у вас нет возражений, я буду "рекомендовать" Министру иностранных дел подготовить строгую, но разумную ноту уже к завтрашнему утру.

— Поступайте как угодно, — высказался Раджампет, однако искорки неодобрения, мерцающие в его глазах, не на шутку озаботили Колокольцева. — Убежден, что все сведется к стрельбе в конце-концов, однако я более чем готов согласиться с попыткой избежать такого развития событий.

— Надеюсь, с Вашей стороны, не последует никаких односторонних решений, о посылке подкреплений Мейерсу? — решил прощупать почву Колоколцев, стараясь не показать откровенного недоверия.

— Я не планировал посылки любых подкреплений Мейерсу, — ответил Раджампет. — Однако имейте ввиду — я не буду, также, отсиживать здесь задницу! Я намерен тщательно подготовить все, что мы можем высвободить для войны с Мантикорой, если дело дойдет до этого, и я, вероятно, начну расконсервацию и комплектацию, по крайней мере, небольшой части Резервного Флота. Но всеже, пока мы здесь согласовываем различные политические аспекты, я должен поддерживать равновесие сил в районе Талботта. — Он пожал плечами. — Проклятье — это все, что мы можем сделать прямо сейчас, учитывая коммуникационную задержку.

Колоколцев не был полностью удовлетворен заверениями адмирала, все еще настораживали нежелательные искры в глазах, как бы то нибыло, не нашлось ничего конкретного, к чему он мог бы придираться, поэтому оставалось только одобрительно кивать.

— Хорошо, — сказал он, бросив взгляд на часы. — У меня будут полные копии обеих нот Манти, отчета Сигби и сопровождающих технических данных для вас в 14:00.


Содержание:
 0  Дело чести : Дэвид Вебер  1  вы читаете: Глава первая : Дэвид Вебер
 2  Глава вторая : Дэвид Вебер  3  Глава третья : Дэвид Вебер
 4  Глава четвертая : Дэвид Вебер  5  Глава пятая : Дэвид Вебер
 6  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер  7  Глава седьмая : Дэвид Вебер
 8  Глава восьмая : Дэвид Вебер  9  Часть девятая : Дэвид Вебер
 10  Глава десятая : Дэвид Вебер  11  Глава двенадцатая : Дэвид Вебер
 12  Часть тринадцатая : Дэвид Вебер  13  Глава четырнадцатая : Дэвид Вебер
 14  Глава пятнадцатая : Дэвид Вебер  15  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер
 16  Глава семнадцатая : Дэвид Вебер  17  Глава восемнадцатая : Дэвид Вебер
 18  Глава девятнадцатая : Дэвид Вебер  19  Глава двадцатая : Дэвид Вебер
 20  Глава двадцать первая : Дэвид Вебер  21  Глава двадцать вторая : Дэвид Вебер
 22  Глава двадцать третья : Дэвид Вебер  23  Глава двадцать четвертая : Дэвид Вебер
 24  Глава двадцать пятая : Дэвид Вебер  25  Глава двадцать шестая : Дэвид Вебер
 26  Глава двадцать седьмая : Дэвид Вебер  27  Глава двадцать восьмая : Дэвид Вебер
 28  Глава двадцать девятая : Дэвид Вебер  29  Глава тридцатая : Дэвид Вебер
 30  Глава тридцать первая : Дэвид Вебер  31  Глава тридцать вторая : Дэвид Вебер
 32  Глава тридцать третья : Дэвид Вебер  33  Глава тридцать четвертая : Дэвид Вебер
 34  Глава тридцать пятая : Дэвид Вебер  35  Глава тридцать шестая : Дэвид Вебер
 36  Глава тридцать седьмая : Дэвид Вебер  37  Глава тридцать восьмая : Дэвид Вебер
 38  Глава тридцать девятая : Дэвид Вебер  39  Глава сороковая : Дэвид Вебер
 40  Глава сорок первая : Дэвид Вебер  41  Глава сорок вторая : Дэвид Вебер
 42  Глава сорок третья : Дэвид Вебер  43  Использовалась литература : Дело чести



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение