Фантастика : Космическая фантастика : Глава пятнадцатая : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43

вы читаете книгу




Глава пятнадцатая

"Альфа переход через два часа, сэр"

"Благодарю, Саймон".

Капитан- лейтенант Льюис Дентон и сам знал об этом, но традицию устой передачи сообщения еще никто не отменял. Он улыбнулся знакомой мысли, но его улыбка быстро исчезла, как только он посмотрел на человека в штатском, сидящего в кресле помошника тактика

Грегор О Шогнесси не пытался скрыть свое напряжение, но Дентон не обвинял его в этом. Кроме того, это не значило что его собственное поверхностное спокойствие могло кого либо одурачить, даже если правила игры требовали, чтобы все- включая его самого- притворялись что могло.

Он взглянул на дисплей показа даты/времени. Прошло семьдесят четыре стандартных дня, по часам Вселенной в целом, с тех пор как КЕВ Реприза ушел от Шпинделя в Системе Майерс, штаб квартиры Управления Пограничной Безопасности в Секторе Мадрас. Разумеется, это не было так долго для экипажа Репризы, учитывая что они потратили всё это время, чтобы мчаться через гиперпространство на семидесяти процентах скорости света. Но все-равно у них ушло чуть больше пятидесяти трёх стандартных дней, согласно их собственным часам, и конечная цель их долгого путешествия казалась далекой, намного дальше чем точка отправления.

* * *

"Ещё кофе, Мэм?"

Мишель Хенке подняла глаза на ни тихий вопрос и согласно кивнула. Мастер Стюард Биллингсли наполнил ее чашку, быстро оглядел стол, долил чашку Майкла Оверстегена, и удалился. Мишель с улыбкой посмотрела ему вслед, затем вернула свое внимание офицерам сидящих вокруг стола во флагманском конференц зале КЕВ Артемида.

"Ты что-то сказал, Майкл?"

"Я сказал, миледи, что подставлять себя под Аполлон представляется мне, совсем немного самоубийственным."

Он улыбнулся ей, хотя это заметил бы только тот, кто хорошо его знал, Мишель распознала огонек глубоко внутри его глаз. Не каждый подчинённый флаг офицер, который был так полностью (каждый мог бы почти, она признала, говорят бесстыдно), огорошенный системой вооружения, которой не должна была обладать другая сторона, сочтет опыт забавным. К счастью, у Оверстегена, по крайней мере, было чувство юмора.

"Честно говоря, как мне кажется это очевидно, к тому же." Ответила она с ехидной улыбкой. "Я не делала этого только, потому что я злобная, все же. Я имею в виду, я действительно сделала это, потому что я злобная, но это не было единственной причиной, почему я сделала это."

Все негромко рассмеялись, и рука Оверстегена дернулась в жесте учителя фехтования, признающего укол.

"Другая причина, почему я сделала это, всё-таки," продолжала она более серьезно, "было то, что я хотела иметь возможность увидеть кого-то — живого, из плоти и крови кого-то, не компьютерное моделирование — отвечает на Аполлон. Я не могла найти никого здесь в Десятом Флоте, кто не будет понимать то, что происходит, как только они увидят это, но я могла, по крайней мере, построить ситуацию, в которой она — или, в этом случае, он — не знал, что так будет заранее."

"А вашей лабораторной крысе разрешается спросить, как он это выполнил?" спросил он добродушно.

"Совсем неплохо для того, кто потерял восемьдесят пять процентов его полной команды", успокоила она его, а другой смешок побежал среди командиров эскадр и дивизионов, сидящих за столом вместе с ними.

"На самом деле, сэр," сказал Сэр Айварс Терехов: "Я думаю, что это еще более впечатляет, что вам удалось вывести три супердредноута оперативной группы обратно".

Несколько человек кивнули в знак согласия…..

"Я запомнил, читая ваш доклад после Моники", сказал он. "Вы могли бы сказать, что я имел собственную заинтересованность в отношении производительности действующих тактических офицеров. Я был впечатлён тем, как вы использовали ваши платформы Призрачного Всадника для сокращения отставания телеметрии для Марк 16. Мне не казалось, что по какой-либо причине я не мог сделать то же самое с Марк 23С". Он пожал плечами. "Это не так хорошо, как Аполлон, но это намного лучше, чем ничего".

"Вы правы, в этом" согласилась Мишель. "И, кстати, курьер, который прибыл сегодня утром имеет несколько интересных вещей на борту. Последние сообщения из дома — и со Старой Земли — помимо всего прочего". Она скорчила гримасу, а Оверстеген неприятно фыркнул. "В дополнение к этому вдохновляющее чтение и просмотр данных, однако, было две дополнительные новости, которые, думаю, всем вам будут интересны."

Один или два человека, сели прямее, и она увидела несколько пар глаза сужаются в догадке.

"Во-первых, мы должны получать полную эскадру крейсеров способных использовать Аполлон в течении трех недель. Реакция почти взрыва облегчения, которая неслась вокруг стола, была всем, что она, возможно, хотела видеть. "В приказе развертывания было что-то вроде ошибки, и их транспорты боеприпасов будут здесь приблизительно одной неделей раньше, чем они прибудут."

Все заулыбались, тот час, и она улыбнулась в ответ.

"На самом деле, линейные крейсера должны были первоначально прибыть через две недели после кораблей стены, продолжала она, "но эскадры которые мы должны были получить в рамках этого плана развертывания попали куда-то еще, так что нам пришлось ждать, пока их замены будут подготовлены".

Она остановилась еще раз, и Коммондор Шуламит Онасис, командующая дивизионом 106.2 линейных крейсеров, задумчиво нахмурилась.

"Я узнаю этот взгляд "кота на грядке с сельдереем", мэм." сказала она немного погодя. "Почему я чувствую, есть и другая причина, просто витает в воздухе?"

"Ну, я думаю, это может быть, потому что так и есть", призналась Мишель весело. Она снова приковала к себе всеобщее внимание, она осмотрелась, и взглянула краем глаза на командующего Дивизиона крейсеров 96.1. "Похоже, что хотя почему-то репортеры еще не узнали об этом, причина почему наша первоначальная эскадра пошла куда-то ещё в том, что герцогиня Харрингтон и Восьмой флот ушли куда-то в другое место. В систему Хевена, собственно говоря."

Юный капитан первого ранга, на которого она смотрела напрягся и установилась полная тишина. Ее улыбка стала более серьезной, но она покачала головой.

"Нет," сказала она. "Она не собирается атаковать систему. В самом деле, если что-то пошло совсем не так, около трех недель назад она передала личное послание королевы президенту Причарт. Видимо наши открытия об участии Рабсилы здесь в Новой Тоскане вдохновили определенное переосмысление того, кто может на самом деле стоять за убийством адмирала Вебстера и нападения на королеву Берри. Исходя из этого, "она глубоко вздохнула и посмотрела вокруг стола", и в свете ухудшающейся ситуацией с Солнечной Лигой, Ее Величество решила продолжить урегулирование на основе переговоров с Республикой, конце концов она выбрала герцогиню Харрингтон своим представителем для ведения переговоров".

"Боже мой", пробормотал капитан первого ранга Прескотт Тремейн, командующий Дивизионом 96.1. Мишель повернула голову, чтобы взглянуть на него в полной мере, и он покачал головой, как человек, стряхивающий жесткой хук с права, и ответил ей кривой улыбкой. "Вы, были безусловно правы, когда сказали, что есть пара вещей, которые могли бы быть нас заинтересовать, мэм!"

"Я думаю, что, вероятно, это будет верно, Скотти", сказала она с улыбкой. "В самом деле, мне, вероятно, следует двинуться дальше и признать, что я приберегла определенный небольшой лакомый кусочек, пока я не смогла увидеть ваше выражение лица".

Большинство других усмехнулись в ответ. Скотти Тремейн был одним из протеже Хонор Александер-Харрингтон с тех пор, как ее сослали на станцию Василиск на борту старого легкого крейсера Бесстрашный. Мишель задавалась вопросом, был ли он так удивлен, как она, когда обнаружила, что Адмиралтейство, в своей бесконечной мудрости, не только перевело его из ЛАК сообщества (где он не только заработал себе значительную репутацию, но на самом деле выжил в Битве при Мантикоре), но решило дать блестящему капитану такое достойное назначения. Как только она успела подумать об этом, тем не менее, она поняла, почему они сделали это. Даже во флоте который, растет так быстро, как КФМ, флаг офицер должен был иметь по крайней мере некоторый опыт работы в команде обычных кораблей, и кроме краткого пребывания в "Елисейском космическом флоте" во время побега с Цербера (где, правда, он проявил себя очень хорошо), у Скотти такого опыта почти не было. Очевидно, что Люсьен Кортес решил исправить эту ситуацию, если даже для того чтобы дать Скотти дивизион Саганами-C, ему пришлось наступить на пятки на самом деле многим капитанам — или даже коммодорам — с более значительным стажем.

И они дали ему чертовски правильный флагман, к тому же, размышляла она, помня, как слезы стояли у нее глазах, когда она впервые увидела имя КЕВ Алистер МакКеон, перечисленный в списке подкреплений Крейсерского Дивизиона 96.1 назначенных Адмиралтейством в Десятый Флот. Она не знала какое первоначальное имя должно было быть у корабля, но она поняла точно, почему он был переименован после Битвы за Мантикору.

И почему Тремейн выбрал его в качестве своего флагмана.

"Ну, я надеюсь, что моя реакция оправдала ваши ожидания, мэм," сказал он ей тогда, его улыбка стала менее кривой, чем до этого.

"О, я предполагаю, что это было… Если вам действительно нравится, этот ошеломленный взгляд вола," признала Мишель. Затем настала ее очередь, чтобы покачать головой. "Нет, я должна признать, что вы выглядели более ошеломленным, чем чувствовала я, когда сообщение добралось сюда. Я полагаю, что в значительной степени это верно и для всех нас."

"Аминь", сказала тихо контр-адмирал Натали Маннинг.

Мэннинг командовала вторым дивизион линейных крейсеров 108 эскадры Оверстегена. У нее было узкое выразительное лицо, карие глаза и коротко подстриженные волосы, и Адмиралтейство не выбирало случайным образом командующих дивизионами линейных крейсеров класса Ника. Кроме ее лица и роста она напоминала Мишель юную, бескомпромисную Хонор Александер-Харрингтон множеством привычек. Теперь Мэннинг коротко ей улыбнулась, но в ней не было и намека на веселье, Мишель вопросительно выгнула брови.

"Я как раз думала, мэм," сказала Мэннинг. "После последних нескольких месяцев, я не могу избавиться от ощущения, просто немного опасаюсь, когда все вдруг начинает идти так хорошо."

"Я знаю, что вы имеете в виду" признала Мишель. "В то же время, давайте не будем слишком увлекаться пессимизмом. Имейте в виду, я предпочла бы быть немного излишне пессимистичной, чем слишком оптимистичной, но всегда возможно, что всё собирается стать лучше, между прочим."

* * *

Может быть, я не должна была столь быстро, препятствовать пессимизму Мэннинг, думала Мишель тридцать семь часов спустя.

Они собрались в том же самом зале для брифингов, но на этот раз присутствовали только Оверстеген, Терехов, Синтия Лектер, коммандер Том Поуп, начальник штаба Терехова и коммандер Мартин Калпеппер, начальник штаба Оверстегена. Это было не только гораздо меньшее собрание, но и намного менее веселое. Терехов и Оверстеген прибыли на борт Артемиды на ужин и обсудить последние новости из Мантикоры, и после плотного ужина их кофе и коньяк, были грубо прерваны всплеском передаваемых сообщений, они только что закончили просмотр.

"Я на самом деле, воистину ненавижу выяснять, как много аллигаторов по-прежнему в болоте, которое мы пытаемся осушить", сказала она, и Оверстеген жестко усмехнулся.

"Я всегда восхищался вашим умением играть словами, Миледи. В этом случае, однако, я не могу не поинтересоваться, если это не вопрос о том, сколько гексапум есть в кустах."

Как обычно, он имел свою точку зрения, размышляла Мишель, она хотела возвратить некоторую часть уверенности, которую ощущала после разбора учений. К сожалению, она не могла, и она внутренне содрогнулась, так как принимала во внимание один-два удара которые не иначе как прибудут сюда в Систему Шпинделя.

Лично Мишель Хенке бы не поверила, что вода мокрая, если информация пришла из Mезы, но ей было к несчастью известно, что довольно много солориан не в состоянии разделить ее чувства в этом отношении. Те люди, вероятно, поверят версии Мезы о проишествии в Грин Пайнс…и связь между "умышленным злодеянием Балрум и известным шпионом Мантикоры" собирается войти в резонанс с болью людей, которые уже ненавидят Звездную Империю. Это было весьма очевидно, только из назойливых опросов репортеров Солли. Новости с Мезы о "шокирующем открытии" о участии Мантикоры в нападении достигли Шпинделя менее четырнадцати часов назад, и офицера по вопросам общественной информации Десятого флота уже буквально завалили десятки запросов — и требуют — интервью с некто адмиралом Графиней Золотого Пика.

Как я черт возьми могу что-то знать знать об этом если они не знают? Иисусе! Интересно является ли лоботомия обязательным требованием для работы в средствах массовой информации Солли?

Она поняла, что скрипит зубами и остановилась. Конечно, подумала она, безумие охватившее газетчиков вполне понятно, однако глупо. Они неистово хотели хоть какого-то официального ответа Мантикоры. И на самом деле не хотелось даже думать о том, что именно она должна была дать его прямо сейчас, как официальный представитель баронессы Медузы и премьер-министра Alquezar. Она была вынуждена признать, что изготовленная Мезой фальшивка действительно ужасающе правдоподобна. Пока, что это было так. Они нашли способ использовать Зилвицкого. Мишель встречала Антона Зилвицкого. Более того, она знала его и его жену, Хелен Зилвицки, задолго до ее смерти, когда они обе были офицерами королевского флота Мантикоры. Она никогда не сомневалась в том, что Зилвицкий был достаточно беспощаден, чтобы смириться с жертвами среди гражданского населения для достижения критических целей. Но человек, которого она знала, никогда бы не стал — тысячу раз нет — сознательно осуществлять террористическую атаку и убийство тысяч мирных жителей только для того, чтобы сделать заявление. И даже если бы он страдал от какого-либо морального уродства, которое теоретически позволило бы осуществить подобное деяние, то в первую очередь, он был слишком умен для этого. Человек, который был фактически мужем Кэти Монтень был очень хорошо осведомлен о том, каким политическим самоубийством это стало бы.

Gilded the lily just a bit too richly there, you bastards, she thought now. По крайней мере для любого, кто знал Антона или Монтень. И каковых, к сожалению, было очень мало по сравнению с количеством людей, которые их не знали.

Она поморщилась, но заставила себя сделать глубокий вдох и шаг назад. Черт побери, не существовало ничего такого, чего она или кто-либо в Тэлботте могли бы еще сделать на этом фронте. Впрочем, обо всем, что необходимо было бы сделать законно, позаботились премьер-министр Альквезар и губернатор Медузы. О чем Мишель, как командиру Десятого флота, и правда стоило беспокоиться, так это о плохих новостях принесенных курьером из Мантикоры, которые словно удар молнии, ударили из безоблачного небо ровно тринадцать часов и двенадцать минут назад.

"Оказалось" сказала она сухо, "что наши наихудшие оценки были слишком оптимистичны". Новые Тосканцы клялись, что Анисимова говорила о том, что адмирал Крандел имеет около шестидесяти кораблей-стены".

"Но, мы то уже знаем, что Анисимова не самый честный человек во Вселенной", сухо отметил Терехов.

"Конечно, но если бы она собиралась лгать, то я бы ожидала, что она будет завышать цифры, а не занижать их."

"Я думаю, что все мы ожидали бы того же, сударыня" сказала Лектер. Начальник штаба Мишель, по-прежнему исполняющая обязанности ее офицера разведки, кисло поморщилась. "Конечно никто, ни я, ни Амвросий Чандлер, ни кто-либо в министерстве обороны, не ожидали, что они имеют так много судов. И никто из нас не ожидал, что они придут в Майерс раньше Репризы даже получат там ноту баронессы Медузы и премьер-министра Альквезара".

Мишель угрюмо кивнула соглашаясь и снова внимательно посмотрел на оценку лейтенанта Дентона. Семьдесят один супердредноут, шестнадцать линейных крейсеров, двенадцать тяжелых крейсеров, двадцать три легких крейсера и восемнадцать эсминцев. В общей сложности сто сорок кораблей, в сопровождении по крайней мере двадцати девяти заправщиков и судов технического обслуживания. Свыше полумиллиарда тонн, развернутых в захолоустном секторе Пограничной Безопасности у черта на куличках. Только теперь она поняла, что хотя она и разрабатывала планы по борьбе с возможной угрозой соларианских кораблей-стены, она на самом деле не верила, что корпорация, даже такая как Рабсила, могла бы иметь такую боевую мощь, да еще и двигать ею, как шашками на доске. Теперь она знала, что это возможно, и эти мысли наполнили ледяным холодом. Потому, что если они смогли провернуть что-то вроде этого, что может им помешать уничтожить ее пикет, если они обратят на него внимание?

Она глубоко вздохнула и пробежалась в уме по своим силам. Четырнадцать крейсеров класса Ника, восемь тяжелых крейсеров класса Саганами-C, четыре НЛАК класса Гидра, пять эсминцев класса Роланд и несколько устаревших кораблей, типа Репризы Дентона и Геркулеса Виктории Сондерс. Конечно, она также имела четыреста ЛАКов, но им придется углубиться в зону действия соларианского оружия. Так что в действительности у нее было двадцать семь гипер-пространственных военных кораблей (от Гидр в схватке судно-на-судно не было никакого проку) против ста сорока судов Крандалла. Он превосходил ее более, чем пять-к-одному по корпусам, и, несмотря на то, что однотипные мантикорские корабли были крупнее и мощнее, по тоннажу получалось почти тринадцать-к-одному. И даже если она посчитает еще и ЛАКи, еще около двенадцати миллионов тонн, это изменит пропорцию всего лишь до десять к одному. Кроме того, как никто иной в Майерсе она знала, что они отправляются на Новую Тоскану без восеми Ник Оверстегейна.

"Если люди, которые это устроили подбирали Крандалл для ее роли так же тщательно, как они подбирали Бинга, то они полагают, что достигли подавляющего преимущества. Особенно, если они рассчитывают, что мы не получим подкреплений с Новой Тосканы", сказала она громко.

"Мне кажется сделать такое предположение — это было бы на редкость глупо даже для флагмана Солли", ответил Оверстегейн.

"А что такого, позвольте спросить, Солли сделали в последнее время, что вы думаете, что они не подбирали флаг офицеров сюда по степени их глупости?" Едко спросила Мишель.

"Ничего," признал он брезгливо. Это просто оскорбляет мои чувства. Я ожидал большего, чем мышление на уровне творожной массы! "

"Я не могу сказать, что я не согласен", сказал Терехов, "но справедливости ради, фактически в их действиях может быть немного логики." Мишель и Оверстегейн оба смотрели на него и он горько усмехнулся. "Я же говорю — "немного логики," подчеркнул он.

"И в чем эта логика заключается?" спросила Мишель.

"Если она принимает все что здесь произошло с неприязнью — хотя предположение о том, что ей это неприятно может быть необоснованным, она могла брать участие во всем этом с самого начала — то она, вероятно, предполагает, что мы не имеем никакого представления о том, что она может даже быть в этом секторе. В конце концов кто из нас может вспомнить, когда в последний раз боевой флот кораблей стены появлялся здесь, на Границе?

"Это правда, сударыня," вставил Лектер "И, если на то пошло, насколько мы знаем, Бинг не знал, что она была здесь. Ничего похожего, что могло бы натолкнуть нас на такую мысль не было обнаружено ни в одной из захваченных баз данных. Так что, если она не знала, что Анисимова упомянула о ней Нью-тосканцам, она вполне может полагать, что мы с впервые узнали о возможности ее присутствия из разведданных Репризы".

"И у нее нет никакого способа узнать, что происходит на Старой Земле или Мантикоре", продолжил Терехов. "Поэтому, что бы она ни делала — она будет действовать по собственной инициативе, в темноте, без какой-либо достоверной информации обо вражеских силах или дипломатической ситуации."

"Вы полагаете, что адмирал Солли собирается просто сидеть в Мейерсе, ожидая распоряжений из дома, после того, что произошло в Нью-Тоскане?" спросила Мишель скептически.

"Я предполагаю, что любой достаточно разумный флагман в этой ситуации будет действовать осторожно", ответил Терехов с улыбкой сквозь зубы. "Конечно, то что мы говорим о соларианском флагмане усложняет дело, и я не думаю, что она на самом деле будет так делать. Кроме того, мы все читали планы на случай чрезвычайных ситуаций в файлах Бинга".

Мишель сжала губы.

Чрезвычайные планы ФСЛ конечно не были неожиданностью, хотя она подозревала, что Лига будет очень несчастна, если Звездная Империя решит опубликовать некоторые их детали. Например "Ситуация "Фабия", которая давала комиссарам Пограничной безопасности санкцию на привлечение пограничного флота для "операций по поддержанию мира", в процессе которых должны были "случайно" уничтожаться любые элементы орбитальной инфраструктуры в рамках любой локальной системы, находящейся под протекторатом, и в которой местные органы власти оказались не в состоянии "поддерживать порядок" — иными словами если они были неспособны убедить рассматриваемых владельцев продаться межзвездным корпорацям, УБП решало в дальнейшем управлять экономикой этих системем. Или "Ситуация "Пират", которая фактически давала Пограничной Безопасности разрешение использовать суда пограничного флота, соответствующим образом замаскированные конечно, как пиратские, для захвата торговых судов и уничтожения их экипажей, с целью спровоцировать кризис в целевых пограничных системах и оправдать вмешательство УБП "во имя сохранения порядка и общественной безопасности".

Все это было достаточно интересно читать, но она знала, что Терехов имел в виду. Файлы Бинга также подтвердили то, что Разведка Флота подозревала в течение длительного времени. Почти немыслимое событие. Некоторые неоварварские звездные системы были атакованы Лигой (если они решали противостоять агрессии УПБ, хотя конечно это не было специально оговорено) и "эволюционированы" с помощью простой и понятной стратегии. Пограничный флот, который не обладал ничем тяжелее, чем крейсер, блокировал границы предотвращая попытки замедлить захватчиков и задерживая торговцев, в то время, как боевой флот собирал мощные силы и направился прямо к домашней системе нарушителя спокойствия… после чего она или ее обломки превращались в еще один протекторат УПБ.

"Я вижу куда вы клоните, сэр", сказал коммандер Поуп. "В то же время, даже адмирал Солли не может думать, что она пройдет через терминал Рыси с менее чем с восемьдесятью кораблями стены. Если на то пошло, у нас там размещено пару эскадр еще со времен Моники. И через терминал идет достаточно плотный соларианский трафик, так, что они должны знать — практически все форты в боевой готовности".

"На самом деле я не думаю, что она попытается перейти непосредственно из домашней системы", сказал Терехов.

"Нет, вы думаете, что она, скорее всего пойдет через Шпиндель из домашней системы Квадранта Тэлботт " сказал Оверстегейн.

"Именно так я и думаю", согласился Терехов, и Мишель кивнула.

"Можно конечно надеяться на то, что что-то похожее на здравомыслие появится в Мейерсе," сказала она. "Однако все же мы не можем на это рассчитывать. И я думаю, что это особенно верно, учитывая то, как внимательно люди, которые планировали все это, выбрали исполнителей Так что, начиная прямо с этого момента, мы начинаем планирование исходя из худших предположений".

Она глубоко вздохнула и откинулась на спинку стула.

"Гвен", сказала она, глядя на лейтенанта Арчер, "Я хочу, чтобы адмирал Хумало и баронесса Медуза как можно скорее получили доклад коммандера Дентон. Я уверена, что они захотят обсудить его с ним и с г-ном O 'Шонесси, как только это станет возможным. И проследи за тем, чтобы они получили всю информацию имеющуюся у нас к настоящему времени."

"Есть, Мэм."

"Как только вы сделаете это, скажите Вики, что я хочу отправить курьеров в каждую систему Квадранта. Попросите ее связаться с капитаном Шоуп и начать подбор подходящих бортов. Первый приоритет — отправка сообщения капитану Коннеру в систему Тиллермана, а затем в Монтану. Курьер получит полную копию доклада Дентона и все данные, и я хочу встретиться с ним для личной беседы перед отправкой".

"Есть, мэм". Жерве кивнул, хотя и понимал, так же как и она, что если адмирал Крандалл решила сделать первый шаг, то пара Ник Джерома Коннера на Тиллермане, вероятно, уже узнала об этом на своей шкуре.

Мишель точно знала, о чем он думает и улыбнулась. Однако тот факт, что он был прав, не мог изменить ее ответственность за то, чтобы предупредить Коннера как можно быстрее.

"Кроме того," продолжала она, "после того, как Билл обеспечит адмирала Хумало и баронессу Медузу информацией, я предложу адмиралу направить Репризу непосредственно на Мантикору — сообщить в Адмиралтейство о том, что они обнаружили в Майерсе и, что я в настоящее время я ожидаю нападения в системе Шпинделя."

Почти физический озноб прошел по комнате, после того как она произнесла эти слова вслух, и Мишель расправила плечи.

"Проинформируйте адмирала, что я намерена получить Репризу обратно в течение тридцати минут после ее выхода на планетарную орбиту". Даже Терехов услышав это выглядел пораженным, и она обнажила зубы. "Если Крандалл считает, что Реприза хорошо рассмотрела ее группу, и если она склонна атаковать, то она будет двигаться так быстро, как только сможет. Мы должны предполагать, что она может быть здесь буквально в течение нескольких часов. И даже если она решила идти вместо этого прямо на терминал Рыси — это задержит ее только на один стандартный-день.

"Мы можем все быть согласны с тем, что это было бы глупо, но это не значит, что она не сделает этого. Кроме того мы не можем позволить себе считать, что суда зафиксированные Репризой единственные, которые у них есть. Что делать, если у нее парочка дивизионов сидит в резерве на Макинтоше? Мы уже сейчас обнаружили больше судов, чем Анисимова рассказали Новым тосканцам, поэтому я не думаю, что это будет очень хорошая идея считать, что это все."

Терехов и Оверстегейн согласно кивнули, и она снова повернулась к Жерве.

"Иди передай Биллу все, что надо Гвен. Затем возвращайся сюда. Это будет долгая ночь."

"Есть, Мэм," сказал Жерве в третий раз, и направился к двери.

"Итак, джентельмены," продолжила Мишель "Думаю самое время нам втроем начать думать, так подло, как это только возможно. Если бы я была Крандалл, и если бы я хотела пойти и растопать кучку неоварваров, мои корабли стены пришли бы в движение в течение двадцати четырех часов. Однако в данной ситуации она все же не может чувствовать себя таким образом. Думаю она считает, что у нее достаточно огневой мощи для получения подавляющего преимущества и она может позволить себе немного больше времени, чтобы убедиться, что все точки над "и" расставлены и все идет согласно ее оперативным планам, прежде чем уйдет с орбиты. "

"Лично я, в случае если время перехода составляет более стандартного месяца, составляю оперативные планы на маршруте, мэм", сказал Терехов.

"Я тоже", согласилась Мишель. "И я предполагаю, что она сделала так же. Но даже если мы собирались строить планы исходя из худших предположений, я могу по крайней мере, надеяться на лучшее, и лучшее в этом случае будет встретить ее дивизионом наших Императоров достаточно далеко, чтобы достать здесь прежде, чем она нанесет ущерб. Или для наших кассет Аполлона, чтобы достать здесь, по крайней мере. Нет? "

"Я могу, конечно, согласиться с этим," признал Оверстегейн с легкой улыбкой.

"И когда она действительно доберется сюда — исходя из того, конечно, что она прибудет — я хочу выполнить четыре вещи."

"Во-первых, я хочу, чтобы она недооценила нашу фактическую боевую мощь настолько сильно насколько возможно. Я понимаю, что она почти наверняка уже делает это, но давайте поощрять это стремление любым способом, каким только можем."

"Во-вторых, я хотела бы, подтолкнуть ее, чтобы… держать ее настолько выведенной из равновесия психологически насколько это возможно. Во многом, чем сильнее она будет взбешена, тем менее вероятно, что она будет думать абсолютно ясно, и на это, вероятно, в лучшем случае мы можем надеяться. Она не собирается направлять ударные силы к Шпинделю, если ей уже ударила кровь в глаза, что означает, что неприятно-черт, нашу следующую наилучшую альтернативу, Исключено! что она планирует предъявление каких-либо условий или требований баронессе Медузе и премьер-министру Алказар, которые они смогут принять. Так что, если давление перейдет в сильный толчок в любом случае, я бы так же хотела чтобы принятые ей решения были гневными, а не разумными. "

Она посмотрела на двух своих подчиненных адмиралов, и Оверстегейн склонил голову и задумчиво поджал губы, потом кивнул.

"В-третьих", она продолжила через мгновение, "и хотя я понимаю, что это кажется немного странным после того, что я только говорила о ее подталкивании, я буду столь же счастлива тянуть паузу максимально долго. Если баронесса Медуза сможет заставить ее убить день или два на "переговорах" прежде, чем кто-либо на самом деле нажмет курок, тем лучше."

"Это действительно очень вероятно, мэм?" спросил с сомнением коммандер Калпеппер. "Особенно, если она недооценила шансы и нам вдобавок удалось ее разозлить?

"Если позволите, мэм?" сказал Терехов. Мишель кивнула, и Терехов посмотрел на начальника штаба Оверстегейна. "К чему это сводится, Марти," сказал он, "это, насколько Крэндалл думает, чего она может добиться за здорово живешь. Если баронесса сможет ее убедить, что есть даже возможность, что она могла бы сдать систему без единого выстрела, она, вероятно, будет готова потратить, по крайней мере, некоторое время на разговор прежде, чем она начнет стрелять. И я уверен, что с немного подумав, мы должны быть в состоянии … раздражать ее значительно, скажем, одновременно напоминая ей, что рано или поздно она окажется перед необходимостью объяснить свои действия ее военным и гражданским начальникам. Какой бы воинственной она может себя чувствовать, и как бы не злилась, она знает, что будет выглядеть намного лучше в рапортах, если сможет сообщить, что "управляла ситуацией" без каких-либо новых боевых столкновений."

"И она наиболее вероятно, считает, что имеет возможность, если примет решение получить сокрушительное тактическое превосходство," добавил Оверстегейн. "Она уже собирается прибыть предполагая точно то, что мы сделаем, так что нет смысла пытаться убедить ее, что она должна просто развернуться и пойти домой, пока она еще в целости и сохранности. Что наводит на мысль, в этом случае адмирал имеет проблему. Независимо от того, как она разъярена, здесь, наверное, мы имеем чертовски хороший шанс, заставить ее говорить достаточно долго, чтобы убедить начальство или репортеров, по крайней мере, что она пыталась действительно строго говорить с нами о сдаче, как с хорошими, немного робкими неоварварами прежде чем у нее не осталась другого выбора, кроме как отправить всех нас в лучший мир".

"Это то, на что я надеюсь, но Марти есть проблема, это может также сработать в другую сторону", отметила Мишель. "Если она чувствует себя уверенно, она может пойти напролом круша все что находиться перед ней, что может на самом деле сделать ее еще более нетерпеливой. Особенно, если она уже ощущает потребность отомстить за то, что случилось с Жаном Бартом еще до того как мы отступим." Выражение ее лица было мрачным. "Не забывайте это вероятно. Мы разбили нос ФСЛ, и сделали это очень публично. Я бы сказала, что это намного более вероятно, чем что-то другое и что она действительно хочет наказать нас так сильно, чтобы впредь никакой другой неоварварский флот никогда не осмелился последовать нашему примеру".

"Замечательно", буркнула Лектер, и Мишель неожиданно рассмеялась.

"Поверьте мне, Синди. Если она так думает, ее ждет горькое разочарование. Я действительно предпочитаю притормозить, как я уже сказала, в надежде, что Адмиралтейству удалось ускорить прибытие подкрепление, и они приходят альфа стену в пресловутый последний момент. Я не собираюсь задерживать дыхание возлагая надежду на это, однако, и я не собираюсь терять ни одной минуты, если они направят наступление прямо на нашу оборону. Это подводит меня к четвертому пункту. Который как я хочу быть уверена, мы выполним".

Она замолчала, и тишина повисла на секунду или две, пока Оверстегейн не ее не нарушил.

"И, что будет в-четвертых, Миледи?" спросил он.

"В тот момент когда любой военный корабль Солли пересекает гиперграницу Шпинделя, " сказала Мишель Хенке решительно, "перчатка брошена. На сей раз не будет никаких предварительных требований сдачи, и несмотря на то, что адмирал Крэндолл может думать, мы не собираемся уходить от боя. Я думаю, что самое время, узнать насколько точны наши предположения о боеспособности Боевого флота на самом деле."


Содержание:
 0  Дело чести : Дэвид Вебер  1  Глава первая : Дэвид Вебер
 2  Глава вторая : Дэвид Вебер  3  Глава третья : Дэвид Вебер
 4  Глава четвертая : Дэвид Вебер  5  Глава пятая : Дэвид Вебер
 6  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер  7  Глава седьмая : Дэвид Вебер
 8  Глава восьмая : Дэвид Вебер  9  Часть девятая : Дэвид Вебер
 10  Глава десятая : Дэвид Вебер  11  Глава двенадцатая : Дэвид Вебер
 12  Часть тринадцатая : Дэвид Вебер  13  Глава четырнадцатая : Дэвид Вебер
 14  вы читаете: Глава пятнадцатая : Дэвид Вебер  15  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер
 16  Глава семнадцатая : Дэвид Вебер  17  Глава восемнадцатая : Дэвид Вебер
 18  Глава девятнадцатая : Дэвид Вебер  19  Глава двадцатая : Дэвид Вебер
 20  Глава двадцать первая : Дэвид Вебер  21  Глава двадцать вторая : Дэвид Вебер
 22  Глава двадцать третья : Дэвид Вебер  23  Глава двадцать четвертая : Дэвид Вебер
 24  Глава двадцать пятая : Дэвид Вебер  25  Глава двадцать шестая : Дэвид Вебер
 26  Глава двадцать седьмая : Дэвид Вебер  27  Глава двадцать восьмая : Дэвид Вебер
 28  Глава двадцать девятая : Дэвид Вебер  29  Глава тридцатая : Дэвид Вебер
 30  Глава тридцать первая : Дэвид Вебер  31  Глава тридцать вторая : Дэвид Вебер
 32  Глава тридцать третья : Дэвид Вебер  33  Глава тридцать четвертая : Дэвид Вебер
 34  Глава тридцать пятая : Дэвид Вебер  35  Глава тридцать шестая : Дэвид Вебер
 36  Глава тридцать седьмая : Дэвид Вебер  37  Глава тридцать восьмая : Дэвид Вебер
 38  Глава тридцать девятая : Дэвид Вебер  39  Глава сороковая : Дэвид Вебер
 40  Глава сорок первая : Дэвид Вебер  41  Глава сорок вторая : Дэвид Вебер
 42  Глава сорок третья : Дэвид Вебер  43  Использовалась литература : Дело чести



 




sitemap