Фантастика : Космическая фантастика : Глава девятнадцатая : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43

вы читаете книгу




Глава девятнадцатая

— Итак, Дэррил, — мрачно сказала Сандра Кренделл. — Я полагаю, пора! Давайте поговорим с ними.

— Есть, мэм, — ответил капитан Дэррил Чатфилд, ее штабной связист и повернулся к своему терминалу, где уже сорок пять минут мигал старательно игнорируемый сигнал вызова.

Оперативное соединение 496 Флота Солнечной Лиги находилось непосредственно за имеющей радиус двадцать две световые минуты гиперграницей звезды спектрального класса G0, известной как Шпиндель. Планета Флакс, столица системы и Сектора Талботта, находилась в девяти световых минутах внутни гиперграницы, далеко за пределами дальности любого оружия. Что не меняло того факта, что ОС 496 грубо нарушило территориальный суверенитет определенный столетиями межзвездного законодательства. Ни от какого государсва не ожидали фактического контроля за каждой кубической световой секундой сферы радиусом двенадцать световых часов, но военные корабли все же должны были, согласно закону, информировать звездную нацию, чью двенадцатичасовую "границу" они пересекали и идентифицировать себя. Они также согласно закону были обязаны повиноваться любым законным указаниям этой звездной нации, даже если это было всего лишь жалкое моносистемное государство на задворках Галактики. Время, в течении которого эти требования должны выполняться, могло варьироваться, но предполагалось, что это будет разумное время.

Именно это было причиной того, что Сандра Кренделл выждала три четверти часа, прежде чем ответить на вызов мантикорцев, отметил коммандер Шаварсян. Не говоря уж о причине, почему она решила начать общение с такого большого расстояния. Что бы она ни говорила в своем официальном отчете о "избежании возможных инцидентов", истинной причиной было заставить манти нервничать в ожидании ответа в течении девятиминутной задержки в каждую сторону. Проведение официальных переговоров с такой задержкой несомненно было рассчитанным оскорблением — еще одним рассчитанным оскорблением, учитывая ее отказ даже индентифицировать себя, как этого требовал закон — и она не пыталась скрыть свое удовлетворение от этого, по крайней мере перед старшими офицерами ее штаба.

"В конце концов, — подумал он. — нельзя позволить этим неоварварам думать, что мы принимаем их всерьез, ведь так? — он мысленно покачал головой. — Я думаю, она посчитает личным провалом, если упустит хоть одну возможность оскорбить одного из них. И, я уверен, если она обнаружит, что пропустила кого-то, она вернется и…"

Его мысли резко оборвались, а губы дернулись повинуясь внезапоному — и совершенно неуместному — желанию усмехнутся, когда на главном коммуникационном экране появился невысокий стройный человек с редеющими седыми волосами. Вместо лебезящего, потеющего бендяги, умоляющего ответить на его запросы, ожидающего, пока соларинский военный монстр снизойдет до него, которого Кренделл ожидала увидеть на том конце, человек на экране даже не смотрел в камеру. Вместо этого он сидел на две трети отвернувшись от терминала, откинувшись на спинку креса, закинув ноги на другое кресло, стоящее напротив и спокойно читая книгу с планшета лежащего у него на коленях. Планшет был развернут таким образом — вовсе не случайно, предположил Шаварсян — что остроглазый наблюдатель мог заглянуть через плечо читающего и узнать роман о приключених одаренного детектива Гаррета Ренделла за авторством популярного писателя Дарси Лорда.

Человек на экране дошел до конца страницы, нажал кнопку перелистывания и дернулся, когда кто-то за пределами поля зрения камеры прошептал что-то театральным шепотом. Он взглянул через плечо на свой экран, выпрямился, поставил закладку в книге, повернулся к коммуникатору, нажал кнопку, чтобы остановить автоматический повтор вызова и радостно улыбнулся.

— А! Вот и вы! — сказал он приветливо.

На секунду Шаварсяна посетила надежда, что Кренделл сейчас умрет на месте от эпилептического припадка. Ее смерть должна бы улучшить ситуацию. Хотя, напомнил он себе, он мог просто принимать желаемое за действительное. Адмирал Дуничи Лазло, командующий 196 экскадрой стены, второй в линии командования оперативного соединения, тоже был не подарок и не гигант мысли. Тем не менее, наблюдать Кренделл в конвульсиях с пеной изо рта, доставило бы коммандеру Пограничного Флота бесконечное удовольствие.

Однако, его надежды были тщетны.

— Я адмирал Сандра Кренделл, Флот Солнечной Лиги, — сообщила адмирал.

— Понятно, — вежливо кивнул человек на экране восемнадцать минут спустя. — Я Грегор О'Шонесси, из администрации губернатора Медузы. Что я могу для вас сделать?

Он задал вопрос достаточно приветливо, но сразу после короткого кивка в камеру, отвернулся к другому креслу, закинул на него ноги и включил планшет с книгой. Это имело смысл, хотя и было не слишком вежливо, учитывая двустороннюю задержку связи. В конце концов, ему нужно было чем-то заняться в ожидании ответа. К сожалению, Кренделл, похоже, так не считала. На секунду ее лицо приняло выражение бульдога со Старой Земли, который никак не может понять, почему кошка на подоконнике игнорирует его угрожающее присутсвие на другой стороне кристаллопластового окна и кровяное давление адмирала, наверняка, заметно подскочило, учитывая, что О'Шонесси делал с ней в точности то, что она намеревалась проделать с ним. Затем она почти видимо мысленно встряхнулась и наклонилась ближе к своему терминалу.

— Я здесь в ответ на непсровоцированную агрессию вашего Флота против Солнечной Лиги, — сказала она О'Шонесси холодно.

— Здесь, наверное, какая-то ошибка, — спокойно ответил он, отрывая взгляд от своего романа после неизбежной задержки. Что не добавило радости адмиралу, подумал Шаварсян: — Мне не известно ни о каких актах неспровоцированной агрессии в отношении граждан Солнечной Лиги.

— Я говорю, как вам прекрасно известно, о преднамеренном и неспровоцированном уничтожении линейного крейсера "Жан Бар" вместе со всей командой на Новой Тоскане два с половиной месяца назад, — адмирал подала знак Четфилду. Офицер связи отключил видео с ее стороны и она повернула кресло к Батисте.

— Эти ублюдки еще смеют спрашивать, Пепе! — прорычала она, наблюдая, как мантикорец все еще просматривает свой роман.

— Что позволит нам получить даже больше удовленитворения, когда до него наконец дойдет, — ответил начальник штаба. Кренделл издала нечленораздельный звук и посмотрела на Оу-янг.

— Я не думаю, что вся эта затея с "переговорами" хорошо сработает, Зинг-вей, — на этот раз это был не совсем рык, но весьма близко к нему.

— Может и нет, мэм, — ответила тактик. — С другой стороны, им же хуже, так ведь?

— Да, но это не делает процесс более приятным.

— Ну, в конце концов, мэм, это дает нам достаточно времени рассмотреть, что у них есть на орбите планеты, — отметила Оу-янг. — Я думаю, оно того стоит.

— Наверное, — раздраженно признала Кренделл.

— Что у них есть, Зинг-вей? — поинтересовался Батиста и Шаварсян на мгновение задался вопросом: не пытается ли начальник штаба отвлечь Кренделл от мантикорцев. Но вопрос пропал так же быстро, как пришел ему в голову. Если кто-нибудь на борту "Джозефа Бакли" был даже больше обозлен на манти, чем Кренделл, то этим человеком был вице-адмирал Пепе Батиста.

— Разве что мы хотим подвести удаленные платформы достаточно близко, чтобы манти могли засечь их и захватить, мы не можем получить действительно хорошее разрешение. — ответила Оу-янг. — Мы фиксируем супердредноут и эскадру — точнее, восемь, не суть важно — тех больших тяжелых крейсеров или маленьких линейных крейсеров или что там у них, но я весьма уверен, это не все что у них есть.

— Почему? — голос Кренделл звучал немного спокойнее, так как она сфокусировалась на докладе Оу-янг.

— Мы получили несколько очень устойчивых "сенсорных призраков", — сказал тактик. — Они чуть-чуть слишком локализованы и слишком сильны для меня, чтобы поверить, что их производят платформы. Способности РЭБ манти должны быть очень хорошими, так что я хочу предположить, что как минимум некоторые из этих "сенсорных призраков" на самом деле прячущиеся корабли.

— Имеет смысл, мэм, — согласился Батиста. — Они, вероятно, хотят, чтобы мы гадали об их настоящей силе, — он презрительно фыркнул. — Может быть, они думают, что могут устроить какую-то "засаду"!

— С другой стороны, они могут просто пытаться заставить нас волноваться о том, где их остальные корабли, — заметила Оу-янг. Начальник штаба нахмурился, и она пожала плечами. — Пока мы не появились, они не могли быть уверены, какими силами мы располагаем. Они могли ожидать намного меньшее соединение и полагали, что мы поостережемся атаковать когда весь остальной их флот может появится позади нас в любой момент.

Шаварсян начал было открывать рот, затем закрыл его, глубоко вздохнул и открыл снова.

— Возможно ли, — спросил он тщательно сохраняя нейтральный тон. — что на самом деле они пытаются убедить нас, что они даже слабее, чем на самом деле, чтобы мы стали слишком самонадеянными?

Он знал, даже прежде, чем вопрос вылетел у него изо рта, что большая часть его аудитории сочтет саму идею нелепой. В этом отношении, он сам в нее не верил. К сожалению, предлагать возможно упущенные из виду ответы на вопросы было одной из функций офицера разведки.

Кренделл и Батиста, однако, похоже не понимали этого незначительного обстоятельства. На самом деле они оба посмотрели на него с очевидным неверием, что даже офицер Пограничного Флота может выдвигать такие смехотворные суждения.

— У нас семьдесят один корабль стены, коммандер, — сказал начальник штаба спустя мгновение терпеливым тоном. — Последняя вещь, которую эти люди хотят — это драться с нами. Они знают так же хорошо, как мы, что любая "битва" будет очень коротким и очень неудачным опытом для них. При таких обстоятельства, последнее, что они хотт — это сделать нас более уверенными, чем мы уже. Вы не думаете, что они более заинтересованы подтолкнуть нас к осмотрительности?

Шаварсян закусил губу. Это не было сюрпризом, тем не менее; он знал как Батиста отреагирует прежде чем он заговорил. Что, к сожалению, не освобождало его от обязанности произнести вопрос. Но затем, к его удивлению, кто-то другой заговорил.

— На самом деле, Пепе, — сказал Зинг-Вей, — коммандер Шаварсян может быть прав, — начальник штаба посмотрел на нее недоверчиво и она пожала плечами. — Не так, как вы думаете. Как вы сказали, они не могут хотеть драться с нами, но они могут иметь приказы сделать именно это. И я предлагаю всем из нас не забывать, что эта конкретная кучка неоварваров вела войну большую часть последних двадцати лет.

— И этот опыт каким-то образом может сделать линейные и тяжелые крейсера способными победить супердредноуты? — вопросил Батиста?

— Этого я не говорила, — холодно ответила Оу-янг. — Что я говорю, так это, что хотят они драться или нет, в наши дне вероятно не так много пугливых и нерешительных флагманских офицеров манти. Черт, да посмотрите, что эта Золотой Пик уже сделала! Так что если у них есть приказы драться, я ожидаю, что они им последуют. И в таком случае вполне возможно они хотят, чтобы мы недооценили их силу. Это может не помочь им так уж сильно, но когда шансы так плохи я бы использовала любое преимущество, какое смогла найти, если бы была на их месте.

— Вы в чем-то правы, Зинг-вей, — признала Кренделл, — но…

— Простите, мэм, — сказал капитан Чатфилд. — Две минуты до ответа манти.

— Спасибо, Деррил, — кивнула Крендел и посмотрела снова на Батисту и Оу-янг. — В этом может что-то быть, Пепе. В любом случае, давайте не будем автоматически предполагать, что нет. Я хочу, чтобы ты и Зинг-Вей представили мне анализ основанный на возможности, что все ее сенсорные призраки — это эти толстожопые линейные крейсера. И еще один основанный на возможности что все они — супердредноуты переброшенные сюда с Мантикоры быстрее, чем мы успели с Мейерса. Понятно?

— Да, мэм, — согласился Батиста, хотя для Шаварсяна было очевидно, что он все еще оказывает очень мало доверия этому предположению.

Крендел повернулась обратно к терминалу связи и успокоила выражение лица как раз когда О'Шонесси кивнул с экрана.

— О, я, конечно же, прекрасно осведомнел о том, что случилось у Новой Тосканы, адмирал, — сказал О'Шонесси с вежливой улыбкой. Затем его глаза сузились и его голос стал тверже: — Я просто не осведомлен о какой-либо неспровоцированной агрессии со стороны Звездной Империи.

Он смотрел на нее с экрана на протяжении еще мгновения, затем неспешно развернул свое кресло и вернулся к роману.

Кренделл почти видимо раздулась от ярости и Шаварсян закрыл глаза. Манти не очень то нравился ему самому, но он должен был признать умение с которым О'Шонесси втыкал свои шпильки. С другой стороны, он также задавался вопросом, что этот сумасшедший себе думал, задирая командующего такого мощного соединения.

— Если вы не хотите, чтобы я немедленно начала наступление на вашу маленькую жалкую планетку, я рекомендую вам перестать разводить демагогию, мистер О'Шонесси, — сказала Кренделл, подчеркивая последнюю мысль Шаварсяна, и ее выражение было таким же страшным, как и ее тон. — Вы, мать вашу, прекрасно знаете, почему я здесь!

— Боюсь, так как я не телепат, и так как вы не беспокоились отвечать на наши предыдущие попытки связаться с вами, я не имею представления о причинах вашего визита, — холодно сообщил ей О'Шонесси восемнадцать минут спустя, в очередной раз оторвавшись от своего планшета. — Возможно, сотрудники министерства иностранных дел в Старом Чикаго смогут разъяснить их для меня, когда просмотрят запись ваших переговоров, которая несомненно будет приложена к следующей ноте Её Величства премьер-министру Гюлаю.

Кренделл дернулась, как будто на нее вылили ведро холодной воды, и ее лицо потемнело из-за этого не слишком тонкого напоминания, что каковы бы ни были ее намерения, это были, как минимум теоретически, переговоры между официальными представителями двух суверенных звездных держав.

— Прекрасно, мистер О'Шонесси, — сказала она ледяным тоном. — Чтобы избежать любых недоразумений — любых дополнительных недоразумений, надо сказать — я хочу говорить с… "губернатором Медузой" лично.

Она снова ткнула пальцем в сторону Чатфилда, демонстрируя мантикорцам заставку "Джозефа Бакли" вместо собственного изображения. На этот раз она пошла дальше, нажав кнопку, которая отсекала мантикорский видеосигнал, и уставилась в пустой экран.

Никто не предложил никаких теорий на этот раз, пока адмирал молча сидела в своем командирском кресле. Баутиста, Оу-янг, и её помощники напряженно изучали данные удаленных платформ разведки, и Шаварсян подозревал что они были счастливы заниматься своим делом, пока их адмирал сверкала гневом. Он тоже хотел бы быть занятым. Поэтому, он извлек свои собственные файлы с анализом угроз и занялся искренне — и, очевидно, — изучением данных, уже изученных вдоль и поперек. Минуты тянулись пока, наконец, Чатфилд не кашлянул.

"Одна минута до ответа манти, мэм", сказал он тщательно выдержанным нейтральным тоном.

"Включи их", буркнула Кренделл, и дисплей ожил.

О'Шонесси читал свою книгу, хотя требование Кренделл соединить её с Медузой на самом деле дошло до него девять минут назад. Теперь он посмотрел вверх.

"Я вижу". Он взглянул на нее, потом кивнул. "Я узнаю, свободна ли губернатор" сказал он, и его изображение сменилось гербом Звездной Империи Мантикора.

Молчание на флагманском мостике "Джозефа Бакли" был напряженным, так как в этот раз манти начали трансляцию своей заставки. Как единственный представитель пограничного флота, Шаварсян чувствовал странное горькое удовлетворение, ощущая внутренний конфликт сотрудников Кренделл. Они были слишком хорошо осведомлены о ее ярости, и большинство из них, очевидно, хотели выразить свой собственный гнев, чтобы показать, как глубоко они согласны с ней. Но в то же время, инстинкт выживания оставлял их в нерешительности сдерживая, по мнению О'Шонесси, поток брани из опасения навлечь приступ гнева Кренделл на себя, когда злость заставит её наброситься на ближайшую возможную цель. Это интересная дилемма, подумал он, так как их молчание может быть истолковано как попытка избежать предположения, что О'Шонесси только унизил Кренделл, поставив ее на место.

Он только успел заключить мысленное пари сам с собой, что Батиста заговорит раньше Оу-янг, когда мантикорская заставка исчезла и низкая женщина с темными внимательными миндалевидными глазами появилась на главном экране вместо нее. Он узнал даму Эстель Мацуко, баронессу Медузу по фотографии в досье, и она выглядела удивительно спокойной. Но было что-то в блеске этих темных глаз…

Не та женщина, которую можно не принимать всерьез, решил Шаварсян. Особенно после переговоров между О'Шонесси и Кренделл. На самом деле ее очевидный самоконтроль делал ее только опаснее. И если гнев искрился в глубине этих глаз, признаков страха было не больше, чем у О'Шонесси, насколько он мог видеть. На самом деле она выглядела очень уж похожей на матадора, выходящюю на арену только после того, как ее пикадоры хорошенько раздразнили быка. Это, учитывая, что она явно не была идиоткой и знала о том небольшом обстоятельстве, что ее звездной системе угрожают девять эскадр враждебных кораблей стены, заставляло Шаварсяна нервничать.

— Добрый вечер, адмирал Кренделл, — сказала она холодно. — Что я могу сделать для Флота Солнечной Лиги?

— Вы можете начать с выдачи флагманского офицера, который убил адмирала Джозефа Бинга и еще три тысячи военослужащих Солнечной Лиги, — сказала Кренделл ровным тоном. — После этого мы можем обсудить сдачу каждого корабля вовлеченного в этот инцидент и размер репараций Солнечной Лиге и родственникам наших убитых.

В этот раз ни одна из сторон не прикрылась своими заставками. Лично Шаварсян считал это довольно глупым, учитывая, что они не могли уменьшить раздражающий интервал между сообщениями, даже если бы захотели. Тем не менее, если это было глупостью для Медузы, это было гораздо более очевидной глупостью для Кренделл. Она была адмиралом Флота Солнечной Лиги — адмиралом Боевого Флота — руководящим тем, что с самого начала должно было стать карающей миссией, и вот она сидела уставившись — без всякого смысла — на изображение, устаревшее на девять минут уже в момент, когда оно появилось на дисплее. Изображение официального представителя звездной нации неоварваров, которую адмирал намеревалась наказать.

— Понятно, — сказала наконец Медуза. — И вы считаете, что я должна принять ваши требования потому что?..

Она слегка наклонила голову и вежливо приподняла брови.

— Разве что вы намного глупее, чем я думаю. — тон Кренделл выдавал, что никто не мог быть глупее, чем как она думала, была Медуза. — девять эскадр кораблей стены прямо за вашей гиперграницей могут быть как минимум одной причиной.

Еще один бесконечный интервал прошел; затем Медуза спокойно кивнула.

— Это значит, как я понимаю, что это перечисление кораблей должно довести до меня угрозу, что вы готовы совершить еще больше актов преднамеренной агрессии против Звездной Империи Мантикоры?

— Это значит, что я готова принять любые требующиеся меры, чтобы защитить суверенитет Солнечной Лиги, как того требуют приказы от каждого офицера Лиги, — возразила Кренделл.

Удивительно, подумал Шаварсян, продолжая обдумывать факты и фигуры на своем собственном экране, как восемнадцатиминутное ожидание между сообщениями обесценивает угрозы, но одновременно подчеркивает лежащий за ними гнев.

— Прежде всего, адмирал Кренделл, — сказала Медуза спокойно после неизбежной задержки, — никто не преступал суверенитета Солнечной Лиги. Мы просто выразили неодобрение бойне устроенной нашим кораблям и нашим людям и настаивали на том, чтобы человек ответственный за это ответил в соответствии с положениями межзвездного законодательства. Межзвездного законодательства, я могу добавить, которое было формально признано Солнечной Лигой в нескольких официальных соглашениях.

— Адмирал Золотой Пик дала адмиралу Бингу все возможности избежать любого дополнительного насилия и когда он отказался принять какую бы то ни было из них, она атаковала только один из его кораблей — тот на котором адмиралу случилось находиться в том момент, чтобы быть точной — когда она могла с той же легкостью атаковать их все. Она также прекратила стрельбу и предложила еще одну возможность избежать кровопролития — дальнейшего кровопролития — после… кончины адмирала Бинга.

Кренделл посинела от ярости, но Медуза продолжала в том же смертельно спокойном тоне.

— Во-вторых, сказала она. — так получилось, что мы владеем копиями файлов с флагмана адмирала Сигби, в том числе ее и адмирала Бинга приказами, которые, должны быть как минимум в общем схожи с вашими. Довольно странно, но в них нет ничего об осуществлении вопиющих актов агрессии против суверенных звездных наций. Кроме мелочей вроде "Практики пиратства", конечно, но мы не хотим сейчас углубляться в этот "резервный план". Разве что вы настаиваете на обсуждении Пограничного Флота, УПБ, пиратства и "исчезновения" торговых кораблей, официально и под запись, разумеется.

Ее глаза блеснули, и Шаварсян резко вздохнул. Суровая улыбка мантикорки бросала Кренделл вызов обговорить этот вопрос, когда, как знали обе стороны, разговор записывлся.

— Я упомянула этот момент только чтобы прояснить: мы прекрасно знаем, что вы действуете на данный момент по собственной инициативе. — продолжила Медуза спустя мгновение. — Предупреждаю, что я так же хорошо знаю, что одна из функций флагманского офицера так далеко от столицы ее государства — делать именно это в критические моменты. Тем не менее, вы должны понять, что в данном случае Звездная Империя Мантикоры уже ведет формальные переговоры с Солнечной Лигой в Старом Чикаго об обоих инцидентах у Новой Тосканы. У меня есть копии официальных ответов Лиги по этим вопросам, если вы захотите ознакомиться с ними. И если вы сочтете возможным воспользоваться терминалом Рыси, мы будем счастливы переправить ваши собственные доклады прямо в Старый Чикаго, если вы хотите получить указания от вашего командования, прежде чем у нас возникнет еще одно из этих… недоразумений, так вы их назвали, я полагаю? У меня есть подозрения, что командование может быть не очень довольно, если "недоразумение", которого можно было избежать, с вашей стороны приведет к дальнейшей прискорбной эскалации напряжения между Солнечной Лигой и Звездной Империей.

Краем глаза Шаварсян заметил, как Оу-янг Зинг-вей сморщила губы, когда этот удар достиг цели. Подтверждение Медузой того, что Мантикора не просто захватила базы данных Сигби, но взломала их самые секретные файлы было само по себе плохо. Высказанное мантикоркой предположение, что она лучше осведомлена об официальной реакции Лиги на Новую Тоскану, чем Крендел вообще могла быть, было еще хуже. Были готовы или нет Кренделл и Батиста к последствиям, Оу-янг четко увидела дипломатическое минное поле, на которое Оперативное соединение 496 собиралась вступить. И так же ясно она поняла, что никакие связи не помогут если она облажается слишком вопиюще. Кренделл, к счастью для ее кровяного давления, если ни для чего другого, была слишком занята пронзая взглядом Медузу, чтобы обратить внимание на выражение лица тактика. Возможно, немного менее удачным было то, что ярость Кренделл поглотила ее настолько, что она полностью проигнорировала предложение Медузы наладить для нее прямую связь с командованием на Старой Земле. Баронесса ясно давала понять, что еще не поздно глубоко вздохнуть и отступить под прикрытие дипломатической дымовой завесы ожидания указаний свыше.

К сожалению Кренделл не обратила на это внимания.

— У меня нет никакого желания сидеть здесь целый месяц, пока вы и ваша "Звездная Империя" передислоцируете ваши военные кораблики, мадам губернатор, — холодно сказала адмирал. — Мои приказы требуют, того, что как я полагаю, они требуют и условия которые я уже изложила являются минимальными, которые я готова принять.

А затем она снова сидела сверля взглядом изображение Медузы, пока бешеная ярость кипела внутри нее.

— И что в случае, если я откажусь принять ваши "минимальные требования"?

Шаварсян не мог решить, было ли даже такое небольшое искривление губ Медузы продуманным или это была непроизвольная реакция прорвавшаяся сквозь ее выдающееся самообладание. Так или иначе, презрение на лице губернатора читалось без труда.

— В таком случае, губернатор, — ответила Кренделл. — Я начну наступление на обитаемую планету вашей солнечной системы. Я атакую и уничтожу каждый военный корабль в системе. После этого, я высажу на планету морскую пехоту и оккупирую ее именем Солнечной Лиги пока должное гражданское правительство не будет установлено Управлением Пограничной Безопасности. И, я уверена, Пограничная Безопасность будет продолжать управлять этим миром — и всем прочими планетами вашего так называемого Сектора Талботта — до тех самых пор, пока требования Солнечной Лиги о возмещении не будут полностью удовлетворены.

Она сделала короткую паузу, улыбка ее сжатых губ была холодной, так как она намеренно подняла ставки. Затем она продолжила в том же холодном тоне.

— Я готова дать вам возможность согласиться с моими разумными требованиями без дальнейшей потери жизней и разрушений, но Флот Солнечной Лиги не может позволить себе оставить акт войны против Лиги без ответа. У меня нет сомнений, что вы ведете переговоры с Лигой. У меня, меж тем, также нет сомнений, в чем состоит мой долг. Поскольку у меня нет желания видеть любое дополнительное кровопролитие, которого можно избежать, я дам вам ровно трое суток с того момента как мои корабли совершили альфа-переход, чтобы принять мои условия. Если вы не сделаете этого в течении указанного времени, я пересеку гиперграницу и продолжу действовать в точности как описала, и последствия лягут на ваши плечи. Тем временем я не заинтересована в каком либо дальнейшем общении с вами, кроме разве что вашего сообщения о принятии моих условий. Доброго дня, губернатор.

Она стукнула по кнопке и экран опустел.

* * *

— Ладно, Клемент, — тихо сказал Кароль Эстби, — давай с этого момента постараемся не ошибиться, хорошо?

— Да, сэр. — Коммандер Клемент Форман, операционист Эстби, натянуто улыбнулся ему на тесном флагманском мостике КФМС "Хамелеон".

Разведывательный корабль достиг точки рандеву с "Тенью" и "Духом", и все трое теперь осторожно ползли к последнему пункту своего похода. Это был во многом самый рискованный момент всей миссии — и напряжение на флагманском мостике можно было резать ножом.

Форман быстро изучил свой дисплей и включил микрофон.

— Все команды размещения, это контроль, — сказал он. — Приступайте.

Абсолютно ничего не изменилось на самом флагманском мостике, но Эстби чувствовал почти материальное облегчение, когда приказ был наконец отдан. Что был совершенно неразумно, когда начали поступать подтверждения. Сами разведывательные корабли были чрезвычайно малозаметными, как и массивы, которые они должны были разместить. Что означало, что они подошли к наиболее опасному для своей задачи моменту, когда выпустили свои рабочие группы с инструментами и оборудованием, необходимыми для их задачи, потому что эти инструменты и оборудование было значительно менее малозаметным, хотя и его было нелегко обнаружить. И всё же, как бы бессмысленно это не было, он ощущал облегчение — не расслабленность, только облегчение, — когда они наконец приступили.

Он смотрел на свой собственный дисплей, слушая в наушнике отчёты о выполнении, поступающие на флагманский мостик. Он прекрасно знал, что на всё это не требуется много времени, как и то, насколько важно было, чтобы они потратили время и на проверку правильности выполнения работы, но что бы он ни знал на интеллектуальном уровне, чувствовал он другое.

Он посмотрел на экран отчёта времени, и ощутил свежее чувство уверенности. Его люди тренировались слишком долго, овладели своими обязанностями слишком хорошо, чтобы облажаться сейчас. Они не подведут ни его, ни Согласование… и ещё через пятнадцать дней вся галактика будет знать это так же хорошо, как и он.


Содержание:
 0  Дело чести : Дэвид Вебер  1  Глава первая : Дэвид Вебер
 2  Глава вторая : Дэвид Вебер  3  Глава третья : Дэвид Вебер
 4  Глава четвертая : Дэвид Вебер  5  Глава пятая : Дэвид Вебер
 6  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер  7  Глава седьмая : Дэвид Вебер
 8  Глава восьмая : Дэвид Вебер  9  Часть девятая : Дэвид Вебер
 10  Глава десятая : Дэвид Вебер  11  Глава двенадцатая : Дэвид Вебер
 12  Часть тринадцатая : Дэвид Вебер  13  Глава четырнадцатая : Дэвид Вебер
 14  Глава пятнадцатая : Дэвид Вебер  15  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер
 16  Глава семнадцатая : Дэвид Вебер  17  Глава восемнадцатая : Дэвид Вебер
 18  вы читаете: Глава девятнадцатая : Дэвид Вебер  19  Глава двадцатая : Дэвид Вебер
 20  Глава двадцать первая : Дэвид Вебер  21  Глава двадцать вторая : Дэвид Вебер
 22  Глава двадцать третья : Дэвид Вебер  23  Глава двадцать четвертая : Дэвид Вебер
 24  Глава двадцать пятая : Дэвид Вебер  25  Глава двадцать шестая : Дэвид Вебер
 26  Глава двадцать седьмая : Дэвид Вебер  27  Глава двадцать восьмая : Дэвид Вебер
 28  Глава двадцать девятая : Дэвид Вебер  29  Глава тридцатая : Дэвид Вебер
 30  Глава тридцать первая : Дэвид Вебер  31  Глава тридцать вторая : Дэвид Вебер
 32  Глава тридцать третья : Дэвид Вебер  33  Глава тридцать четвертая : Дэвид Вебер
 34  Глава тридцать пятая : Дэвид Вебер  35  Глава тридцать шестая : Дэвид Вебер
 36  Глава тридцать седьмая : Дэвид Вебер  37  Глава тридцать восьмая : Дэвид Вебер
 38  Глава тридцать девятая : Дэвид Вебер  39  Глава сороковая : Дэвид Вебер
 40  Глава сорок первая : Дэвид Вебер  41  Глава сорок вторая : Дэвид Вебер
 42  Глава сорок третья : Дэвид Вебер  43  Использовалась литература : Дело чести



 




sitemap