Фантастика : Космическая фантастика : Глава двадцать шестая : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43

вы читаете книгу




Глава двадцать шестая

"Ну," Элизабет Уинтон сказала сухо: "Думаю, вопрос стоящий перед нами" А что, черт возьми, нам делать? "

"Я думаю так, ваше величество", ответил Уильям Александр. "Так как, дерево решений только что было жестко упрощено. Как говорится когда вы на спине гексапумы единственный вариант или задушить или быть съеденным.

"Не обязательно, Вилли", сказал его брат. Барон Грантвилл посмотрел на него, сдвинув брови, и Хэмиш Александр-Харрингтон засмеялся. Немного юмора было в этом холодном смехе, а взгляд голубых глаз был ещё холоднее.

"Вы в самом деле думаете, что есть другой вариант, Хэмиш?" Премьер-министр произнес скептически.

"Конечно, есть! Если вы можете достать свой пульсер, вы положите дротик в мозг шестиногого ублюдка," жестко ответил граф Белой Гавани.

Лицо Грантвилля напряглось, когда он услышал комбинацию гнева, мести, и уверенности в голосе брата.

темперамент (Характер) Александра был известен всему Мантикорскому Королевскому флоту, и Грантвилль имел еще больше опыта работы с ним, чем большинство сослуживцев Белой Гавани. И у него тоже не сахар. И он знал, брата достаточно хорошо, чтобы понять, как именно человек, который командовал мужчинами и женщинами Королевского флота в бою, будет чувствовать себя, если бы кто-то хладнокровно намеревался уничтожить несколько крейсеров и тяжелых крейсеров, да и весь парк суперднердноутов. Тот факт, что ситуация в не сработала так, как Сандра Крандалл ожидала, вряд ли что-то даст, чтобы сделать Белую Гавань любой менее сердитым. Ни в этом отношении.

В конце концов, "это мысль, на которую они расчитывают", не так ли? Грантвилль возразил. С другой стороны…

"Вы знаете, Хэм, я сделал небольшое историческое исследование, так как первые отчеты Мики о Новой Тоскане возвратились к нам," сказал он. "Вы были правы, когда Вы предложили Линкольна мне, но есть некоторые интересные лакомые кусочки в Старой Земной истории. Например, я предполагаю, что Вы знакомы с термином ‘болезнь победителя,' не так ли?"

"О чем я." Рот Белой Гавани озарился чем-то, имеющем отдаленное сходство с улыбкой, и Саманта сложила уши, все это время она лежала напряженной и сердитой на спинке стула." С другой стороны мы — те, кто, как предполагалось, был бы стороной подвергшейся нападению в Перл-Харборе, на сей раз не настолько глупые чтобы пропустить это. И я не предлагаю, чтобы кто-то из нас недооценивал масштаб угрозы.

То, на что я указываю, — то, что нет никакого смысла притворяться, что ни ничего не произошло, или что попытка Лиги принять, что прямое разрушение двадцати трех супердредноутов и захват сорок восьми — я даже не упоминаю эскорт группы Крэндола, и суда снабжения. — и что они не сделют всё возможное и невозможное, чтобы превратить всю Звездную Империю в щебень.

По моему мнению, Мика сделала то, что она должна была сделать при этих обстоятельствах, дать отпор силе противостоящего командующего, который, очевидно, не может вылить мочу из ботинка, даже при наличии инструкции. Но то, что она сделала правильный выбор, не означает хороший, так как не было хороших выриантов, доступных ей."

Он сделал паузу, приглашая любого не согласиться с чем-либо, из того что он только что сказал.

Королева Элизабет этого не сделала, как бы Грантвиллю этого не хотелось.

Сэр Энтони Лэнгтри разрывался между обязанностями дипломата найти вариант исключеющий войну и кровожадной воинственности экс-морского пехотинца.

Сэр Томас Капарелли и Адмирал Патрисия Гивенс, были в очевидном согласии с Белой Гаванью.

"Ладно," продолжил граф, не дождавшись принятия его приглашения. "Думаю к Солли надо относиться так, как королева предположила еще перед появлением Крандалл. Звездная Империя для них, как гвоздь, который надо забить самым большим молотком, какой у них только есть. Всем ясно, что нет особого смысла заискивать перед этим ослом Колокольцевым с его зудом-в-заднице и его высокомерными приятелями. Позиция, которую они заняли после этого дерьма в Грин Пайнс, с тревогой призывая к "беспристрастному межзвездному расследованию' — Пограничной Безопасностью конечно! — и акцентируя внимание на "очевидной причастности Звездной империи к террористическим действиям" является довольно точным показателем, где расположен мозг у таких, как они и то, что он у них там был — еще до того, как Мика отпинала ногами задницу Крандалл. Поэтому я думаю, что наилучшим способом будет показать им, что весь этот бардак — это результат действий их ёб… — пьяных в стельку — подчиненных, и что мы терпели сколько это было возможно. Отправьте им тактические записи со Шпинделя и спросите, сколько еще супердредноутов им понадобится, чтобы уничтожить наши крейсера, до того, как мы пошлем свои линкоры — которые гораздо меньше наших супердредноутов. И пока как мы делаем, мы двинемся вперед и активируем План Lacoon."

Лица сидящих вокруг стола вытянулись, услышав его последнее предложение. План Lacoon — это был план Королевского флота, предусматривающий закрытие всех контролируемых Мантикорой тунелей для соларианского трафика. Вернее, это была первая фаза Lacoon. Вторая фаза включала активную коммерческую экспансию и расширение фактического контроля Мантикоры на все туннели в пределах досягаемости, вне зависимости от того, кому этот узел номинально принадлежит.

"Я понимаю, о чем я говорю," мрачно сказал Белая Гавань, "и я знаю, что солли будут кричать о "кровавом убийстве наших солдат" и о "вмешательстве в свободную торговлю" еще до того, как мы приступим к Lacoon-2. Но осознание того, как сильно мы можем навредить им экономически, в сочетании с тем, что произошло в Шпинделе, фактически может стать достаточно большим аргументом попридержать коней, даже даже для солли. Это самый большой козырь, который у нас есть для предотвращения запуска глобальной войны, так что я думаю, что мы должны посмотреть, является ли он достаточно большим, чтобы сделать свое дело. Если план не выгорит, мы можем многое потерять. В худшем случае, Лига пойдет вперед и попытается сделать то, что собирается. А мы получим шанс узнать права или не права Хонор, говоря о ее слабости. В лучшем случае — хотя я и не рекомендовал бы сильно на это надеяться — найдется в Старом Чикаго кто-то, с IQ выше, чем температура его тела, и поймет, в конце концов, что не может быть хорошей идеей убить два или три миллиона своих астронавтов".

Он пожал плечами.

"Я не говорю, что это хорошая идея. Но я говорю, что, как и у Мики, у нас нет хорошей альтернативы. Так что я думаю, что пришло время прекратить попытки избежать неизбежного и начинать занимать позиции, настолько сильные, насколько это возможно, дающие нам стратегическое преимущество если — вернее когда — война с Лигой начнется".

В конференц-зале дворца Mount Royal наступила напряженная тишина, и Белая Гавань откинулся в кресле с хмурым лицом.

"Я действительно не хотел этого говорить," сказал Лангтри наконец, "но думаю Хэмиш прав. Никто ранее не захватывал соларианские корабли стены, и тем более не уничтожал 23 из них. Если я не ошибаюсь, вообще никто никогда не уничтожал супердредноут силами только тяжелых крейсеров. Для Солли — это, как красная тряпка для быка!"

Он покачал головой, предвидя, как их высокомерие заставит отреагировать на такое оскорбление. Их, пусть даже, как им кажется, случайно — но без вариантов — побили, причем даже не используя корабли стены для этого.

"Мы находимся на неизведанной территории", продолжал он, "и, к сожалению, я думаю все согласны, что Лига не собирается… воспринимать новости адекватно, скажем так. Я хотел бы внести небольшие изменения в предложение Хэмиша. Я бы предложил послать дипломатическую ноту, в которой мы известим Колокольцева, что рассматриваем действия Крандалл в Шпинделе, как еще один акт агрессии против Звездного королевства, и что если они не признают это публично, и недвусмысленным способом — в течении двух стандартных дней с момента получения нашей ноты, правительство Ее Величества будет считать это выражение официальной политики Соларианской Лиги в отношениях со Звездной империей. В этом случае, учитывая наступление состояния войны между нами по вине Лиги, мы немедленно закроем все Терминальные переходы, находящиеся под нашим контролем для любого соларианского трафика и известим всех командиров наших станций обороны терминальной сети, что мы находимся в состоянии войны с Лигой и, что они должны действовать соответствующим образом".

"Нет проблем," сказал Белая Гавань. "Я не ожидаю, что от этого будет хоть какая-то польза, но по крайней мере, не будет вопросов о нашей довоенной дипломатии на этот раз."

"Подожите". Элизабет подняла руку, и выражение лица у нее был печальное. "Мне не хочеться говорить это, но придется. Не кажется ли вам, что было бы хорошей идеей, выяснить, действительно ли мы можем рассчитывать на договор с Притчарт, прежде чем мы перейдем к отправке ультиматумов Соларианской Лиге?"

"При всем уважении, Ваше Величество", сказал Лангтри: "ультиматум уже был доставлен — от Лиги нам, а не наоборот. Он прибыл в Шпиндель около двух недель назад. Здесь Хэмиш прав. По счастью, судя по докладам герцогини Харрингтон, наши шансы на заключение договора с Новым Парижем достаточно высоки. Я не говорю "гоп", вы понимаете, но с другой стороны мы не можем допустить, что бы наша политика в отношении Лиги диктовалась озабоченностью по поводу наших отношений с Республикой. Очевидно, что мы должны иметь эти отношения в виду, и они будут существенным образом влиять друг на друга, но мы не можем позволить себе ставить их слишком близко друг к другу, когда начинаем разработку политики и военной стратегии."

"Ладно, согласна," сказала Элизабет. "Но давайте сопроводим эту ноту тактическими записями, для большего эффекта. Насколько большой шанс, что они сделают соответствующие выводы из них? Пэт?"

Она посмотрела на адмирала Гивенс, и на лице женщины, которая возглавляла Управление военно-морской разведки, мелькнула несчастная улыбка, почти гримаса.

"Это, Ваше Величество, боюсь проходит под заголовком "никто не знает." У нас просто нет способа предсказать ответ. Крандалл, очевидно, не сделала правильных выводов из того, что случилось с Бингом, но я думаю, мы все согласны с тем, что она не была самым острым умом ФСЛ. И, если на то пошло, Битва при Шпинделе, скорее восклицательный знак, за тем, что произошло в Нью-Тоскане. С другой стороны, Старый Чикаго намного дальше от Шпинделя, чем Майерс от Нью-Тосканы. И думаю есть большая вероятность того, что их так называемых аналитики разведки были настолько изолированы от реальности и изолированы давно, что никто не предупредит бюрократов, которые на самом деле нажимают на курок, насколько для Лиги в данный момент плох баланс военных потенциалов ФСЛ и КФМ. Предполагая, конечно, что кто-то из вышеупомянутых аналитиков захочет сказать им об этом."

"А почему бы им не захотеть?" переспросила Элизабет. "Это их работа, не правда ли? И это их флот, который получит пинка, если они допустят ошибку!"

"А почему аналитики Высокого Хребта и Яначека не говорили им, что происходит на самом деле, Ваше величество?" возразила Гивенс с сожалением, почти ласково. "После изучения баз данных, захваченных адмиралом Gold Peak в Нью-Тоскане, я еще более уверилась в мнении, что все в Лиге говорят своему начальству, только то, что это начальство хочет слышать, и длится это так долго, что вряд ли хоть кто-то из их помнит, как сказать кому-то неприятные истины. И, по правде сказать, я действительно сочувствую им. Немного."

"Простите?"

Элизабет приподняла брови и Гивенс покачала головой.

"Ваше Величество, для любого аналитика всегда есть соблазн выбрать гипотезу, которую его начальник, или правительство, или люди, ответственные за формирование политики хотят слышать. Рассказывать им, что-то другое, плохой способ сделать себя популярным. В конце концов отказ раскачивать лодку это иногда даже не вопрос корысти. Просто они знают, что их начальники, недовольные услышанным — … даже это будет абсолютная истина — просто заставят их изменить мнение или уволят. И они знают, что они не просто уйдут, они будут заменены кем-то, кто еще меньше готов рисковать и переть против линии партии. Впрочем, это может быть и случаем простой умственной лени, тоже. На самом деле, это происходит много чаще, чем большинство из нас в разведывательном сообществе готово признаться. Но даже чаще, чем это, будем абсолютно честными, даже талантливый аналитик дает неправильный прогноз, из-за собственной инерции мышления. Потому что позволяет себе настолько твердо придерживаться одного взгляд на доказательства — часто даже не понимая почему — что его собственный внутренний фильтр отвергает все, что будет оспаривать существующую интерпретацию.

"Откровенно говоря, по-большей части то, что произошло с Лигой, и произошло потому, что Лига была в состоянии выжить в любом случае. Их никогда не кусал жаренный петух, как укусил нас в результате провала Юргенсена, когда Тейсман начал Тандерболт. Лига настолько большая и настолько мощная, что в каком-то смысле, Солли действительно в состоянии сделать реальностью все, что бы они не захотели. В конце концов, разве был кто-то настолько же большой и достаточно сильный, чтобы поставить их на место, если они были не правы? Так они и жили счастливо, ощущая себя господами всей вселенной, буквально на протяжении веков. Конечно теперь какому-угодно пессимисту будет трудно достучаться до реальных лиц, принимающих решения!"

"Даже с тактическими записями со Шпинделя в руках?"

"Предположим, что аналитики сочтут записи о которых идет речь подлинными. Им все равно придется доказать это своим начальникам, Ваше величество, и это может быть не просто, как это было бы в идеальной галактике. Я бы сказала, что возможно — и даже вероятно —.. кто-то выше их в пищевой цепи будет очень несчастным, от появления "маленьких доказательств" того, что он помог создать текущий кризис. Я имею в виду, текущую ситуацию. И даже если это не так, эти начальники также имеют собственные фильтры предвзятости. И я бы оценила по меньшей мере, как "очень вероятно", что кто-нибудь попробует смягчить прогнозы аналитиков в интересах здравого смысла и дабы избежать "истерического паникерства".

"Пэт подняла пару хороших моментов, Ваше величество," сказал Белая Гавань, и Элизабет повернулась к нему. "С одной стороны, она абсолютно права насчет фактора инерции, the way the currently accepted wisdom-whatever it happens to be-has a tendency to throttle anything that challenges it. Он фыркнул и покачал головой. "У меня, если вы помните, был маленький личный опыт, когда из-за старых разногласий с Соней Хемпфилл я позволил себе предвзято отнестись к ее новинкам. Это может случиться с каждым, даже с тем, кто предпринимает реальные усилия, чтобы быть интеллектуально честным и справедливым, если он не осознает, что он зацикливается на том, что считает "истиной", не учитывая происходящих изменений. Но она также права в том, что те старшие офицеры ФСЛ, которых мы видели, столь же заинтересованы в интеллектуальной честности, как и в освещении собственных задниц. Я никогда не думал, что скажу это о ком-либо, но по сравнению с большинством старших офицеров Лиги Эдвард Яначек был компетентным, дальновидным, и умным человеком."

"Я бы не заходил так далеко, Хэмиш," сухо вставил Капарелли. "Еще чуть-чуть, и я поверю вам, что солли еще хуже, но ничто реально не сможет заставить Яначека хорошо выглядеть".

"Принимается." кивнул Белая Гавань, соглашаясь с поправкой. "Но вернемся к моим словам. Эти люди были заложниками системы так долго, не веря ни на минуту что может появиться хоть какая-то реальная угроза ее существованию, что их первые мысли будут сосредоточены на том, что бы ничто не угрожало их личной позиции… в рамках системы. Некоторые из них будет настолько глупы, что попытаются сделать все что бы избавиться от — как ты это назвала, Пэт? "маленьких доказательств", которые могли бы подставить их, когда придет время играть в обвинения. А другие просто не собираются думать о внешних угрозах. Они буквально не признают их, пока не увидят собственными глазами. Или не пока не станет слишком поздно."

"К тому же у нас есть официальный доклад адмирала O'Cleary для подтверждения информации", указал Лангтри и настала очередь Гивенс фыркнуть.

"Да, есть, господин министр", согласилась она, когда он поднял бровь. "Но, во-первых, сам факт того, что O'Cleary сдалась, будет серьезным ударом по доверию к ней со стороны бюрократов Старой Земли. Мало того, часть из них будет думать в терминах личной трусости, и я гарантирую вам, что кто-нибудь предположит, что она кровно заинтересована в завышении эффективности наших военных технологий. В конце концов, если у нас действительно есть "супер оружие", то ее трусливое решение сдаться выглядит намного лучше, не так ли?

"Это не единственное, что будет способствовать людям, которые захотят подорвать доверие к ней. Также возникнет вопрос о нашей готовности передать её доклад на Землю. Это подозрительно само по себе, не так ли? Ведь мы, несомненно имеем наши собственные зловещие мотивы для доставки им его, как можно быстрее, не так ли? И, если на то пошло, есть маленький вопрос, почему ей позволили составить рапорт после сдачи, не так ли? "

Наступившее в ответ на ее слова молчание выглядело задумчивым, по меньшей мере.

"Я так понимаю, вы не склонны к теории, что это было самоубийство?" Элизабет сказала после паузы.

"В данный момент, я не имею доказательств, ваше величество", ответила Гивенс. "Я бы сказала, что если бы я была адмиралом, принявшим абсолютно неправильное решение и потерявшим двадцать с чем то кораблей-стены в следствие своей собственной очевидной глупости, я бы несомненно испытывала искушение пойти и выстрелить себе в голову. С другой стороны, большинство людей, которые решили застрелиться, не стреляют себе в затылок. В конце концов, она могла бы использовать медицинскую панель своего скафандра, сделав инъекцию смертельной дозы обезболивающего, что заставило бы ее безболезненно уснуть. Не хотелось бы об этом говорить, но каждый астронавт знает, как это сделать, чтобы избавиться от мучений в безвыходной ситуации".

"Это звучит для меня, как то, что вы не считаете, что это было самоубийство".

"Ну, нет никакого сомнения, что это был ее пульсер, Ваше величество, и он был в руке, когда морские пехотинцы адмирала Золотой Пик нашли ее тело. Судя по докладу адмирала, нет никаких улик, чтобы предложить, что кто-либо другой выпустил роковой дротик. К сожалению, нет и свидетелей, которые на самом деле видели как она сделала это, что является довольно подозрительным. А учитывая тот факт, что на флагманском мостике все были в скафандрах, вероятно не будет никаких вещественных доказательств, даже в идеальных условиях."

"Но если это было не самоубийство, кто убил ее?" спросил нахмурившись Грантвилль.

"Для нас этот вопрос открыт", сказала Гивенс. "Я не хочу показаться слишком подозрительной, но одна из возможностей, которая представляется мне вероятной, это то, что кто-то на флагманском мостике — вероятно, один из ее собственных штабистов — также работал и на Рабсилу. И ему было приказано следить за тем, что бы она не имела возможности обсудить свои решения и их причины с нами.

"Эта проблема, однако, с нашей точки зрения, не является самой важной в данный момент. Важным является то, что Старый Чикаго может представить дело на Старой Земле так, что кончина адмирала Крандалл была организована кое-какими гнусными манти".

"Но… зачем?" Премьер-министр спросил почти жалобно.

"Затем, чтобы убедить O'Cleary написать "правильный" официальный доклад, господин премьер-министр! Очевидно, что она поняла намек с нашей стороны. Ведь мы деликатно сообщили ей, что то же самое, что случилось с Крандалл может случиться и с ней, если в ее докладе не будет сказано то что надо нам. Тот факт, что несмотря на все повреждения которые получил "Бакли", только Crandall погибла на флагманском мостике, будет достаточно подозрительным для некоторых людей, даже без экспертизы "самострельного ранения" или расследования таинственного отсутствия свидетелей."

"Прекрасно."

Элизабет протянула руку и пересадила Ариэля к себе на колени. Она сидела и гладила котэ в течение нескольких секунд, а затем глубоко вздохнула.

"Хорошо. Мы тут похоже толчем воду в ступе. Это не критика, это просто констатация того факта, насколько мало у нас шансов угадать, как бюрократия Солли собирается перекрутить события, для собственного внутреннего потребления, а тем более для СМИ. Но у меня есть один вопрос, который я хотела бы попросить вас, таких ярких личностей, рассмотреть со мной."

"Да, Ваше Величество?" Грантвилл произнес это несколько насторожено, когда она остановилась.

"Я думаю, мы все согласны, что реальным кукловодом во всем этом была Рабсила и / или Меза". Королева покачала головой, как если бы даже сейчас она не могла поверить, что ее собственный голос говорил. "Я знаю, у нас нет прямых доказательств, связывающих Крандалл с Нью-Тосканой, или, если на то пошло, доказательств того, что Бинг знал, что он работал на Рабсилу. Мы знаем, что Рабсила точно стояла за Моникой, и участие этой Анисимовой в событиях на Нью-Тоскане, также, наглядно демонстрирует кто дергает за ниточки, явно или нет. А официальная мезанская версия того, что произошло в Грин-Пайнс довольно ясно указывает, что системное правительство также льет воду на мельницу Рабсилы.

"Я хочу сказать, мне кажется, что мы так же виновны в фильтрации "неудобных доказательств" когда обвиняем солли во всех смертных грехах, при этом забывая те факты, к которым Рабсила и Меза имела прямое отношение. Так что, учитывая, что у нас так много доказательств участия Рабсилы в обеих Мониках и Новой Тоскане, идем ли мы на Мезу? "

"Вы имеете в виду прямые военные действия против системы, Ваше Величество?" голос Caparelli звучал так, как у человека, который хотел быть уверен, что он интерпретировал вопрос правильно.

"Это одна из возможностей," мрачно сказала Элизабет. "Честно говоря, она в некоторой степени привлекает меня. Если Восьмой флот может разнести оборону Хевена и ее инфраструктуру, пары боевых эскадр должно быть более чем достаточно, чтобы сделать ту же работу на Мезе. Но я также думаю about making the point to the Sollies и требовании проведения расследования, в какой степени Рабсила манипулировала их вооруженными силами".

"С чисто военной точки зрения, нанести поражение Мезе не будет слишком трудной задачей, предполагая, конечно, что они не имеют для нас сюрпризов даже более фундаментальных, чем наши сюрпризы для солли, Ваше Величество", сказал Caparelli. "Конечно, попасть туда может быть немного трудно, не говоря уже о времени. Но если мы применим такие меры в одностороннем порядке, я бы сказал, что существует довольно большой шанс, что многочисленные защитники Мезы в Лиге представят это, как еще один пример бессмысленной Мантикорской военной агрессии — такими мы предстанем перед всеми Звездными системами Облака, даже если они формально не являются членами Лиги."

"А я не имею каких-либо принципиальных возражений против нанесения удара по Мезе, Том," задумчиво сказал Белая Гавань. "В случае, если мы держим ситуацию с Хевеном под контролем, конечно. Честно говоря, я не вижу, как наши отношения с Лигой могли бы стать еще хуже!"

"Я склонен быть немного более осторожным, чем вы, Ваше Величество", сказал Лангтри. "Я не собираюсь проливать слезы по ублюдкам из Рабсилы, и я вижу много плюсов в такой демонстрации, как сигнал всем прочим недоброжелателям Звездной империи. Но каждое действие вызывает определенную реакцию. В настоящее время, пропагандистская версия событий в Грин Пайнс по-прежнему занимает ведущее место в новостях Солли. За исключением O'Hanrahan и нескольких других репортеров, никто, кажется, и не сомневается в версии Мезы, а Абруцци контролирует все в сферах образования и информации. Если мы начнем военные действия против Мезы, люди, купившиеся на эту версию, воспримут их, как эскалацию нашей "предыдущей атаки" на систему и, возможно, как способ предотвратить распространение еще более разрушительной информации о том, что "на самом деле произошло" в Green Pines".

"Так вы полагаете, что их небылицы должны парализовать нас в военном отношении?" спросил Белая Гавань, немного более язвительно, чем он обычно разговаривал со своим старым другом, и Лангтри нахмурился.

"Нет, Хэм, я так не полагаю", ответил министр иностранных дел. "Но я полагаю, что Меза никуда не денется. У нас будет время для решения вопроса с Рабсилой — и Мезой — позже, если мы так решим, и я бы предпочел не усложнять отношения с Лигой больше, чем это возможно в данной ситуации."

"Но наш удар по Мезе может фактически остановить Лигу, Тони," не сдавалась Элизабет. Он удивленно посмотрел на нее, и она пожала плечами. "Если бы мы начали активные военные операции против Мезы, это было бы довольно убедительным доказательством того, что мы действительно думаем, что они ответственны за то, что происходило в Тэлботте. Вполне возможно, даже Солли признают возможность отойти от прямой конфронтации с нами по крайней мере на срок, достаточный, чтобы выяснить, являются ли наши подозрения оправдаными".

"Возможно, Ваше Величество", уступил Лангтри. "Хотя честно говоря, я думаю все будет совсем наоборот. Особенно с учетом этой проклятой мутной истории с Грин Пайнс. По крайней мере, некоторые из журналистов утверждают, что терракт Ballroom в Грин Пайнс является примером того, что мы уже ведем активные действия против Рабсилы доступными средствами. В рамках этой интерпретации, открытые военные действия станут только другим способом того же самого. А так как мы прибегли к использованию террористических актов, мы одним лыком шиты с Рабсилой, не так ли? Я имею в виду моральное равенство между разрушением Анисимовой Ново-тосканской станции и нашим уничтожением города, полного гражданских лиц? Откуда тогда возьмется какое-то моральное превосходство над нашими врагами в этом случае? "

"Давайте не менять понятия местами, Тони," сказал Грантвилл, и усмехнулся в ответ на очевидное удивление Лангтри.

"Вы знаете, что я больше других противился перерастанию наших неприятностей с Хевеном в еще более широкий конфликт", продолжил премьер-министр. "Но я думаю, сейчас Королева права, и это не потому, что мы сидим тут уже пол дня и я устал. Мы предоставили солли — и их журналистам, если на то пошло — факты, со всей очевидностью доказывавшие наши утверждения об участии Рабсилы в обеих Мониках и Новой Тоскане. Если мы продолжим и отправим их тактические данные со Шпинделя, как Хэмиш предлагает — а я думаю, это очень хорошая идея, между прочим — мы можем также напомнить им о нашей уверенности, что Рабсила стоит за тем, что происходило в Тэлботте.

"Я не думаю, что даже Колокольцов и другие быстро решаться на официальное объявление войны. Во-первых, мне представляется вероянтым, что простое неверие и шок от того, что случилось с Крандалл, даже Солли заставит притормозить, по крайней мере на короткий срок, чтобы попытаться выяснить, что же произошло на самом деле. И, во-вторых, потому что даже если этого не произойдет, учитывая то, как написана их Конституция, получить официальное объявление войны от Ассамблеи будет почти невозможно, Green Pines там или нет. Таким образом, даже если они решат бросить в бой флот Лиги — де-факто война у нас будет, а де-юре — нет. Это означает, что если мы будем продолжать настаивать на том, Рабсила на самом деле виновата, и мы действовали исходя из этого, то в будущем, если, или скорее, когда наконец это подтвердится и выяснится, что мы были правы в том именно Рабсила ответственна за случившееся, и за Green Pines в том числе, им придется сдать назад. К тому же, если результаты еще парочки боев будут хоть отдаленно напоминать их предыдущие фиаско, они могут начать отчаянный поиск какого-то "государственного" способа, чтобы выбраться из ямы, которую вырыли для себя сами. И, что я действительно хотел бы сделать, так это начать непрерывно забрасывать их грязью, которая бы стекая вниз заставляла их барахтаться в ней, когда они попытаются подняться. Если они попытаются подняться.

"Хотя в краткосрочной перспективе, Тони, я склонен согласиться с вами. Мы всегда можем решить провести военный вариант с Мезой позже. Но нет причин, по которым мы должны добавлять его в нынешнюю кашу именно в данный момент, рискуя осложняет наши отношения с Лигой еще больше."

"Ладно", решила Элизабет. "Я согласна с вами обоими, поэтому мы отложим немедленные прямые военные действия против Мезы. В то же время, сэр Томас, я хочу, что бы Адмиралтейство, начало работу над оперативным планированием операции против Мезы, чтобы осуществить ее, если, или когда, момент представится целесообразным".

"Да, Ваше Величество."

"И наконец," продолжила более сурово Королева, "Вас и Хэмиша Корона официально извещает, что Звездная Империя и Соларианская лига находятся в состоянии войны с данного момента. Вам предоставляются права и соответствующие полномочия на активацию приказов по плану Lacoon Один и на осуществление любых военных передвижений, которые вы сочтете необходимыми в его поддержку. Я хочу избежать дополнительных провокаций, если это вообще возможно, но это желание имеет второстепенное значение. Безопасность наших судов, персонала и граждан, и достижение целей Lacoon Один являются вашей основной целью. Вы также получаете полномочия предпринять все необходимые и разумные шаги, для подготовки к исполнению Lacoon Два. Это понятно? "

"Да, Ваше Величество," спокойно ответил Белая Гавань, и твердо посмотрел в ее глаза, задержав взгляд на несколько ударов сердца. Потом кивнул.

"Хорошо."


Содержание:
 0  Дело чести : Дэвид Вебер  1  Глава первая : Дэвид Вебер
 2  Глава вторая : Дэвид Вебер  3  Глава третья : Дэвид Вебер
 4  Глава четвертая : Дэвид Вебер  5  Глава пятая : Дэвид Вебер
 6  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер  7  Глава седьмая : Дэвид Вебер
 8  Глава восьмая : Дэвид Вебер  9  Часть девятая : Дэвид Вебер
 10  Глава десятая : Дэвид Вебер  11  Глава двенадцатая : Дэвид Вебер
 12  Часть тринадцатая : Дэвид Вебер  13  Глава четырнадцатая : Дэвид Вебер
 14  Глава пятнадцатая : Дэвид Вебер  15  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер
 16  Глава семнадцатая : Дэвид Вебер  17  Глава восемнадцатая : Дэвид Вебер
 18  Глава девятнадцатая : Дэвид Вебер  19  Глава двадцатая : Дэвид Вебер
 20  Глава двадцать первая : Дэвид Вебер  21  Глава двадцать вторая : Дэвид Вебер
 22  Глава двадцать третья : Дэвид Вебер  23  Глава двадцать четвертая : Дэвид Вебер
 24  Глава двадцать пятая : Дэвид Вебер  25  вы читаете: Глава двадцать шестая : Дэвид Вебер
 26  Глава двадцать седьмая : Дэвид Вебер  27  Глава двадцать восьмая : Дэвид Вебер
 28  Глава двадцать девятая : Дэвид Вебер  29  Глава тридцатая : Дэвид Вебер
 30  Глава тридцать первая : Дэвид Вебер  31  Глава тридцать вторая : Дэвид Вебер
 32  Глава тридцать третья : Дэвид Вебер  33  Глава тридцать четвертая : Дэвид Вебер
 34  Глава тридцать пятая : Дэвид Вебер  35  Глава тридцать шестая : Дэвид Вебер
 36  Глава тридцать седьмая : Дэвид Вебер  37  Глава тридцать восьмая : Дэвид Вебер
 38  Глава тридцать девятая : Дэвид Вебер  39  Глава сороковая : Дэвид Вебер
 40  Глава сорок первая : Дэвид Вебер  41  Глава сорок вторая : Дэвид Вебер
 42  Глава сорок третья : Дэвид Вебер  43  Использовалась литература : Дело чести



 




sitemap