Фантастика : Космическая фантастика : Глава двадцать девятая : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43

вы читаете книгу




Глава двадцать девятая

После никто так и не смог в точности восстановить картину того что произошло в первые секунды атаки. В одно мгновение всё превратилось в настоящий хаос и несмотря на большое количество как гражданских так и военных сенсоров сканирующих внутреннее пространство системы ни один из них не смотрел в нужном направлении.

Но если бы кто то попытался во всём разобраться то он бы узнал что самое первое попадание, опередившее все другие почти на одну десятую долю секунды, разнесло отсек HF/1-17-1336-T-1219 в котором находилась секция управления производственного модуля GM-HF/1-17-13 приписанного к верфям HF/1-16 и HF/1-17 королевского флота Mантикоры и находившимися в распоряжении инженерной бригады Гефеста. По счастливой случайности верфь HF/1-16 была пуста ожидая прибытия нового КЕВ Свирепый этим днем. HF/1-17 повезло меньше, на ней находились КЕВ Барбаросса, КЕВ Саладин и КЕВ Ямамото которые проходили последнюю проверку и настройку систем с почти полными командами на борту.

Тридцать два техника находившихся на HF/1-17-1336-T-1219 не успели даже понять что станция была атакована. Работая при высокой температуре, в сумасшедшем темпе и полностью уделяя внимание своей работе они оказались совсем не готовы к взрыву гамма излучения которое убило их мгновенно, попутно сплющив стенки отсека и полностью разворотив боковую обшивку.

Уже через мгновение, торпеда взорвавшая секцию контроля летела к другой цели со скоростью семьдесят тысяч км/с умышленно смещаясь в пространстве и сворачивая свои гразеры в спиральный конус тем самым разрезая станцию на протяжении практически всей ее протяжённости. Несмотря на то что гразерный пучок двигался в другую от GM-HF/1-17-13 сторону, разгерметизация вместе с резким падением давления убила шестнадцать техников в отсеке сборки так же быстро как людей в секции контроля. Осколки HF/1-17-1336-T-1219 просто разорвали модуль GM-HF/1-17-13 пролетев сквозь все отсеки и выбросив обшивку в вакуум.

Второй взрыв в секции сборки едва ли играл какое либо значение для людей работающих в нем так как все они были уже мертвы. Тем не менее для персонала сорок восьмой космической станции которые бежали через переходники соединяющие три пришвартованных к станции эсминца к докам этот взрыв сыграл большую роль. Никто из них не был в защитных костюмах когда огромные летающие топоры которые были когда то частями модуля GM-HF/1-17-13 порвали переходники на мелкие куски и выплюнули их в беспощадный вакуум.

Воздух который был в переходниках устремился в вакуум со скоростью урагана. Модуль GM-HF/1-17-13 уже потерял почти весь запас кислорода на борту, но вакуум вокруг жадно высасывал все что ещё оставалось и как минимум четверть персонала на борту эсминцев которые были совсем не готовы к такому развитию событий попали в смертельную ловушку давления до того как компьютерные системы безопасности успели захлопнуть люки.

К сожалению так вышло что это не сыграло никакой роли в судьбе эсминцев. Даже несмотря на то что гразеры уничтожившие HF/1-17-1336-T-1219 уходили в сторону, вгрызавшись все глубже в нервную систему Гефеста, другой гразер двигался как раз навстречу к HF/1-17 и HF/1-16. В мгновение ока, он растерзал обе верфи и даже если его мощность была ниже чем Шрайк её вполне хватило что бы разрезать эсминцы с отключенными импелерными клиньями ровно пополам.

То же самое случилось и с КЕВ "Саладин" чей термоядерный двигатель резко потерял силовое поле не подав никакого сигнала тревоги своим системам безопасности. Даже компьютеры с их скоростью были не в состоянии справиться с такой катастрофой, и по сравнению с ужасающей силы взрывом крейсера любые другие повреждения КСЕВ "Гефест" нанесённые торпедами были детской забавой.

* * *

Когда началась атака, КЕВ "Докер", один из дежурных буксиров "Гефеста", держал курс от станции к границе разрешённого пуска импеллера и тянул за собой новенький крейсер класса "Саганами-C" "Джессика Райс". Два корабля двигались с ничтожным ускорением в 10 g, поскольку на "Джессике Райс" были включены лишь внутренние гравитационные панели, а компенсатор инерции был неработоспособен без поднятия импеллерного клина, что было запрещено правилами движения в такой близи от станции. Они были довольно далеко от дока, где была пришвартована "Джессика Райс", но это им ничуть не помогло.

Одна из Мезанских торпед попала точно в хребет станции и породила вторичную волну гразерных пучков, взрывов и декомпрессии которые просто разрывали станцию. Волна взрывов достигла внешних переборок, продолжила двигаться пока не настигла "Джессика Райс", прошлась вдоль всей длины её небронированной верхней обшивки и просто сокрушила мощный корабль. Секундой после "Джесика Райс" как и "Саладин" разлетелась на куски. Взрыв такой силы вырубил импелерные клинья буксира оставив его полностью беззащитным тогда как огромный кусок железа бывший когда то частью КСЕВ "Гефест" превосходившей массой буксир как минимум на 50 % врезался в него полностью уничтожив.

* * *

— Господи Боже

Лейтенант Эдуард Бойсвин, старший помощник командира HMS "Грузчик" с удивлением посмотрел на своего навигатора Оксану Карпову управляющую мощным буксиром сближавшимся с Гефестом, такого рода высказывания от нее никто никогда ещё не слышал.

Бойсвин хотел спросить в чем дело, но подняв глаза и увидев на мониторе ту же картину на которую смотрели Карпова и её первый помощник он не смог произнести ни слова.

Он сидел не в состоянии посмотреть в сторону, не в состоянии произнести ни слова и молча наблюдал как вся огромная космическая станция разлетелась на куски. Его парализованный мозг был не в состоянии различать отдельные взрывы из того хаоса разрушения который просто разрывал станцию. Какие то куски из этой картины отпечатались у него в голове с необыкновенной ясностью и ещё многие годы после он просыпался от ночных кошмаров того что видел в тот день. Отдельные модули, которые не держали больше причалы, разлетались в разные стороны как хрупкий светящийся бисер пока волна разрушения не дотянулась и не поглотила их, куски тяжелого крейсера, скрученные от конца в конец и разлетающееся на более мелкие кусочки, инженерный модуль исчезающий в пасти огненного вихря.

Все эти маленькие виньетки, застывшие картинки разворачивающейся перед ним катастрофы будут часто возвращаться к нему в ночных кошмарах, но все то что он видел сейчас было просто невообразимо, ему не было страшно, по крайней мере в данную секунду, он просто не хотел верить в то что видел и именно невозможность происходящего будет самым сильным впечатлением оставшимся у выживших в тот день.

Но даже не смотря на то что Эдуард Бойсвин не мог отвести взгляд от происходящего, закоренелые рефлексы неустанных тренировок заставили его подвинуть большой палец на спинку кресла и активировать сигнал тревоги заревевший по всему кораблю.

* * *

— Проблема не серьезная, Адмирал, сказал Капитан Карамат Фонзарелли, старший техник на борту Гефеста. Сначала мне показалось это будет настоящей головной болью, но немного покопавшись с этим стало ясно что это не так.

Контр-адмирал Маргарет Трумэн, CO Гефест, кивнула. Она так и думала, но услышать что она была права было большим облегчением.

— Я говорил со службой снабжения, продолжал Фонзарелли, и по их словам это больше вопрос того когда и куда мы хотим доставить запчасти. Так что я сказал им…

Внезапно ее дисплей погас.

Брови адмирала ещё только поползли вверх в удивлении когда один из гразеров добрался до её каюты и её самой…

* * *

— Пап посмотри, что это?

Спросила старшая дочь Дженифер Джона Кабегадаса боровшегося в этот момент со своей ручной кладью. Чёртов ремешок снова решил перекрутиться как раз когда он нес Серафину. Как правило шестнадцати месячный ребенок был просто золото но как только начинались проблемы с вещами малышка начинала капризничать и Джон уже было собирался отдать ее на руке жене когда его отвлёк вопрос ребенка.

— Не знаю, ответил он, пытаясь скрыть раздражение в голосе, дочурка была очень умной и куда более любопытной чем большинство детей её возраста, с тех пор как шатл доставил их на Гефест она задавала один вопрос за другим, так что говоря правду, несмотря на всю любовь Джона к дочке и не смотря на то каким счастливым его делала её необыкновенная сообразительность он уже мечтал усадить её на корабль до Беофульфа где не было обзорных окон и где она смогла бы задавать свои вопросы не ему а корабельной библиотеке.

— О чем ты говоришь — начал он, поворачиваясь и глядя сквозь прозрачную стену переходной трубы, которая была сделана, чтобы дать туристам панорамный вид огромного объема станции.

Он так и не успел закончить вопрос. Ему просто не хватило на это времени. Он только успел начать тянуться к Дженифер, почувствовать Лауру и его двенадцатилетнего сына Мигеля за спиной, испытать ужасную вспышку беспомощности отца, когда переходник вокруг них разорвало взрывом торпеды.

* * *

— Как я устала постоянно волноваться о чёртовой политкорректности к Монти, проворчала Жаклин Ривера.

Риверу, которая даже до начала последнего кризиса не была большой поклонницей притязаний Звездной Империи Мантикора на величие, глубоко возмущала позиция начальства (фронт офиса) смягчить тон её обычных комментариев. И дело было даже не в том что она была не согласна с корпоративной редакционной политикой, а она таки была не согласна с ней, в этот раз её гнев имел под собой другую причину. Она была просто возмущена что про эту "политику корректности" ей напомнила какой то ассистент продюсера (которая скорее всего занимала эту должность только по причине того что являлась чей то кузиной или любовницей) как если бы Жаклин была каким то интерном, а не известным репортером Соларианской службы новостей.

Ладно, может быть она немного перебрала с вопросами о достоверности мантикорской версии событий в Талботте по сравнению с тем, что бы предпочла Корпорация после того как дала задний ход сама великая Одри О'Ханрахан. Конечно, "Святая Одри" и правда призывала всех "не торопиться с выводами", особенно теперь, когда подлинность "официального новотосканского" отчёта, к которому она получила доступ, была поставлена под сомнение солярианскими репортёрами, действительно побывавшими в Талботте. И конечно она могла быть права, когда утверждала, что враги манти могли подсунуть ей этот отчёт в рамках хорошо продуманной кампании по дезинформации. Было даже возможно, что заявления, властей системы Мезы о террористических атаках в Грин Пайнс были сфабрикованы, хотя Ривера была не настолько глупа, чтобы в это поверить. На самом деле, она отправила три хороших репортажа, посвящённых именно этой теме, почему боссы Корпорации и отослала её на Мантикору… и велели вести там себя хорошо, вонючие ублюдки. Вот уж действительно, "на мёд слетается больше мух"! Чёртовы манти наконец раскрыли карты, подтверждая, что всё время финансировали и поддерживали этих кровожадных ублюдков из Баллрум — как Ривера всегда и знала, — и теперь пора было нападать, а не "демонстрировать журналистскую беспристрастность и независимость"!

— Успокойся, Джеки, — сказал умиротворяющим тоном Манфред О'Нил, ей давний оператор. — Это же не конец света. В конце концов, сейчас эта история у всех на устах.

— Да ну? Ривера посмотрел на него, — послушай, ты можешь думать, что они послали нас сюда делая нам услугу, но я знаю лучше. Мы могли бы делать репортаж о Green Pines вместо этого, черт побери!

— Я никогда не говорил что нам сделали услугу, ответил О'Нил весело. Я только сказал что мы попали именно туда где сейчас действительно горячо и это так. Это круче чем Green Pines особенно если подтвердятся слухи от Спиндла. Все уже и так накинулись на Green Pines и в лубом случае совсем непохоже что бы власти давали какую нибудь новую информацию об этом. А вот если дела Монти в Талботе пойдут действительно плохо то здесь будет очень много свежей информации и я не думаю что кто нибудь дома будет слишком волноваться о том что бы напомнить нам следить за тем что мы говорим в репортажах.

Ривера, окинула оператора взглядом и почувствовала что её негодование немного ослабло. Манни умел добираться до самой сути вещей и может быть он был прав. Правда это не меняло того факта что…

Мезанский гразер просто распылил пассажирский отсек положив конец рассуждениям Жаклин Риверы о её карьерных перспективах и ей самой вместе с Манфредом О'Нилом и ещё четырьмя ста девятнадцатью другими пассажирами с корабля "Звездный свет" Гауптманских линий.

Приблизительно триста секунд спустя, "Звездный свет", её команда из двадцати восьми человек и ещё более двухсот пассажиров на Сфинкс кто не успел эвакуироваться последовали за ними в никуда.

* * *

— Бен, не знаешь если Айкава уже вернулся? спросил Анстен Фитцджеральд своего стюарда наливающего ему вторую чашку кофе.

— Ещё нет сэр, стюард первого класса Бенжамин Франкел улыбнулся, и по моему до обеда не должен.

— "Хм", капитан задумчиво нахмурился. Гексапума должна была стоять в доке в руках техников ещё три или четыре недели, а к ним на борт только что прислали трёх гардемаринов и как бы эта идея не была пугающей, он уже решил что отдаст троих новичков под крылышко Айкаве Кагияме. Он был уверен что Айкава серьезно отнесется к своим обязанностям и покажет им хороший пример.

Конечно он был уверен.

Анстен даже фыркнул от удовольствия, но все таки почувствовал себя немного спокойней имея возможность подумать над этой идеей ещё пару часиков и прикинуть если его уверенность в Айкаве была обоснована.

"Ну что же в таком случае…"

КЕВ "Гексапума" разлетелась на куски когда Мезанский гразер разворотил ее термоядерный реактор.

* * *

Задача полностью уничтожить КСЕВ "Гефест" была выполнена уже в течении первых трёх секунд Мезанской атаки.

Некоторые уцелевших фрагменты станции были достаточно велики и невредимы, чтобы удерживать давление, да горстка пришвартованных кораблей осталась без серьёзных повреждений. На самом деле, три из них — эсминец "Гораций", грейсонский грузовик "Наперстянка" и буксир "Боллард" — пережили бойню практически без ущерба. На "Горации" даже краска не была оцарапана.

Но это были исключения из правил, маленькие островки выживших в урагане смерти… атака на КСЕВ "Вулкан" была такой же успешной.

Операция атаки на КСЕВ Вулкан, "Сьерра" не была полностью синхронизирована с атакой на "Гефест", но задержка была менее чем четыре секунды. Но исходя из скорости света, к тому времени как изображение того что случилось с КСЕВ "Гефест" могло достигнуть КСЕВ "Вулкан" станция уже превратилась бы в кучу обломков.

Лишь только на этих двух космических станциях первые десять секунд "Устричной бухты" уже обошлись Старому Звёздному Королевству более чем в четыре миллиона жизней.

* * *

Лицо Аллена Хиггинса, неотрывно смотревшего на складывающуюся тактическую ситуацию (?) с главного мостика, было пепельно белым. Для компьютера который беспристрастно отображал события не играло никакой роли что Аллен оказался здесь совершенно случайно. Основной флот системы был слишком далеко от каждой из станций что бы прикрыть их даже если бы и знал о начале атаки или имел возможность засечь её, a так как он не мог этого сделать, то значит он находился слишком далеко что бы быть атакованным самому и в данном случае это было худшим из того что могло бы быть. Ирония ситуации была в том что люди которые должны были защищать Звездную Империю, которые должны были умереть, но не допустить такой катастрофы, смогли прекрасно видеть полный провал их главной миссии, и факт того что это не была их вина ни в коей мере не уменьшал горький вкус поражения.

И для Аллена Хиггинса их капитана это чувство вины было ещё глубже чем для остальных.

На секунду он просто не мог пошевелится, его мозг прокручивал события Грендельсбейна с беспощадной ясностью, правда это продолжалось всего секунду, пока он не понял насколько здесь всё было кошмарней.

А потом Мезанские ракеты ринулись в атаку.

* * *

Инженеры работающие на Даниэла Детвейлера ещё не решили задачу конструкции многодвигательной ракеты приемлемого размера. У них было хорошее понимание того как этого добились инженеры КФМ и они старательно работали создавая ту же технологию. Тем временем для операции "Устричная Бухта" был разработан проект Катафракт, эта новинка была основана на стандартной тяжёлой ракете нового поколения Соларианского производства с добавлением к ней лазерной боеголовки и противоракетной системы. Для операции была выбрана самая дальнобойная и тяжёлая версия ракеты, их зарядили в увеличенные подвески и запустили позади других подвесок которые тащили на себе только защитные экраны и источники энергии нужные для баллистической траектории полета внутри системы к целям; оказавшись в заданной зоне, ракеты закончили проверку своих систем и начали ускорение.

Эти ракеты уже были успешно использованы против кораблей Луиса Розака при второй битве за Конго. К сожалению полный рапорт о том что произошло не был в распоряжении КФМ. Специалисты флота понимали что дальность поражения ракет, которые оказались в распоряжении "Народного флота в изгнании" была заметно увеличена и даже могли предположить как это было сделано, но не более того. Даже если бы они и имели доступ к рапорту Розак, даже в этом случае они вряд ли смогли бы подготовиться к атаке. Розак столкнулся с версией ракет Катафракт-А, основанных на новых разработках Соларианцев и установленных на легких крейсерах типа Спата. Подвески использованные в операции "Устричная Бухта" и размещенные на флагмане "Требушет", несли ракеты Катафракт-Си, намного более тяжёлой и снабжённой мощными лазерными боеголовками модификации, по сравнению со своими собратьями класса А. Помимо всего прочего, Мезанские пташки имели эффективную дальность атаки более 16 миллионов километров и скорость около 0.49 скорости света. Ракеты с такими характеристиками уже были довольно грозным оружием, но установка на их последней ступени дополнительного двигателя, который давал нужную скорость для успешного преодоления противоракетной обороны противника на последних маневрах, делал эту ракету просто смертельной.

Однако, повышенная манёвренность ракет не сыграла в этот день совершенно никакой роли так как их цель не имеющая активной защиты даже не пыталась уклониться поскольку просто не знала что ей что то угрожает.

Часть кораблей КФМ все таки успели понять что были атакованы, успели увидеть невероятные импелерные следы ракет стартовавших с баллистических треков подвесок. Некоторые из этих ракет пропали впустую из за ошибок в программах наведения которые допустили офицеры не до конца уверенные в эффективности новых торпед, боеголовки этих ракет или просто не смогли стартовать или выбрали в цели достаточно большие обломки соответствующие их алгоритмам наведения.

Целей было немного и принимая во внимание их полную беззащитность на их уничтожение ушло очень небольшое количество торпед. Оставшиеся торпеды, а их было большинство, роились вокруг беззащитных строительных доков или просто летали вокруг Мантикоры и Сфинкса сея смерть с ужасной эффективностью.

Лазеры с ядерной накачкой разрывали, калечили и сокрушали, разбрасывая в небесах куски и обломки промышленной мощи Звёздной Империи Мантикора. А за ними пришли старомодные ядерные боеголовки — боеголовки, которые взрывались, только если не добились прямого попадания и кинетического удара. Огненные шары сверкали, как недолговечные, невыносимо яркие звёзды, вспыхивая разрушительными ударами, и новые тысячи высококвалифицированных рабочих и обученных военнослужащих погибали в этих кошмарных шарах плазмы и радиации.

Всего в течении каких-то 11 минут оба главных промышленных узла Звездной Империи, более 90 % рассеянных в около орбитальном пространстве доков, а так же пять с половиной миллионов человек, служащих и работающих на этих и других объектах — и многие их семьи, — прекратили своё существование.

По любым возможным меркам это была самая разрушительная атака в истории человечества. И это был ещё не конец.

* * *

— Крутой поворот влево, старшина! 50 градусов!

— Есть 50 градусов, сэр, — подтвердил приказ старшина Манитоба Джексон, и КЕВ "Причал" резко повернулся.

— Ускоряемся до, — капитан лейтенант Эндрю Сугиматцу, главный офицер на "Причале" бросил взгляд на расчеты маневра, — 510 g и ложимся на бок. Выстави наш борт по направлению к обломкам."

"Перекатить корабль ускориться до пять-один-ноль g, выполнено Сэр." голос Джексона был ровным и глухим, как будто понимание случившейся страшной катастрофы ещё только доходило до него.

Сугимацу внимательно посмотрел на старшину. Джексон служил на флоте когда Сигумацу ещё только менял подгузники, но в отличие от своего капитана который успел побывать в настоящих переделках, старшина всё время служил на буксире, приписанном к внутренней системе, и никогда не видел настоящего боя, не говоря уже о массовом убийстве людей, которых он знал и с которыми работал десятилетия. Капитан-лейтенант без вопросов доверился бы нервам и хладнокровию старшины при любых мыслимых стихийных бедствиях, но в том что происходило сейчас, не было ничего стихийного, и Сугимацу был очень рад, что помощник рулевого старшина Лесли Майерсон имела боевой опыт.

— Сэр, — подала голос Труида Верстаппен с другой стороны маленького главного мостика, — очень скоро здесь будет чертовски много обломков

— Мне хорошо это известно Труида, — Сугимацу посмотрел на своего старшего помощника.

— Проблема в том, продолжил он, что всё что летит в нашу сторону, летит и в сторону планеты, а если я не ошибаюсь кроме нас это некому остановить.

Верстаппен посмотрела на него пару секунд и кивнула головой когда поняла что он задумал.

— Приготовьте тягачи, — сказал Сугимацу ей, мы конечно не сможем поймать весь этот мусор, но мы попробуем захватить самые большие куски пролетающие мимо нас пока они не вошли в атмосферу.

— Но у нас только шесть тягачей, — тихо сказала Верстаппен.

— Тогда будем надеяться что там только шесть кусков достаточно больших что бы не развалиться после входа в атмосферу, — мрачно сказал Сугимацу.

Хотя знал что вряд ли им так повезет, только не после такого кошмара.

КЕВ "Причал" шёл с предельным ускорением что бы успеть занять позицию между обломками КСЕВ "Вулкан" и планетой Сфинкс. Как и говорил Сугимацу, их буксир был единственным кораблём, который успевал перехватить лавину обломков, падающих на планету. Большинство из обломков были достаточно маленькими и должны были полностью сгореть в атмосфере, но другие имели очень большие шансы дожить до столкновения с поверхностью. Более того, некоторые из обломков, были боевой броней специально разработанной для сопротивления высоким температурам разного рода энергетического оружия.

Хорошие новости, если они вообще были, заключались в том что как минимум половину обломков КСЕВ Вулкан отнесло в сторону от орбиты Сфинкса, и на данный момент они не представляли из себя угрозы для планеты. Другая часть обломков, которые направлялись к Сфинксу, была достаточно плотно спрессована в пространстве что давало шанс КЕВ "Причал" встать прямо в центре этой массы и использовать свой импеллерный клин как большую метлу или щит. Всё чего касался клин буксира больше не представляло из себя никакой угрозы. Эта была одна из причин (часто замалчивающаяся) почему все станции круглосуточно имели при себе буксиры. Если было нужно они должны были ставить свои клинья для защиты станции от столкновений или атаки.

"Да, эта часть плана не сработала", подумал мрачно Сугимацу, "но может мы ещё можем оказаться полезны для планеты."

Проблема была в том что их "метла" не была достаточно большой. "Плотно спрессованные" было очень относительным определением особенно когда оно применялось к чему то размером с КСЕВ "Вулкан" или планету, и хотя курс которым шёл корабль проходил точно через самое плотное скопление обломков, буксир был просто не в состоянии перехватить их все. Он так же не мог просто вернуться назад и продолжить начатое, они просто не успевали скинуть скорость и развернуться. Так что один проход, корабль, и шесть тягачей было всё чем они располагали, а многие из кусков мусора были очень большими, некоторые из которых даже больше самого буксира.

Сугиматцу ударил кнопку на своём командном кресле.

"Машинное отделение", раздался голос в наушнике.

"Все это выглядит хуже некуда, Харланд" тихо сказал Сугимацу механику. "У нас нет никаких шансов что мы сможем перехватить все эти обломки импелером. Так что сделай так что бы все буксиры были в полной готовности.

"Понял", ответил Лейтенант Харланд Вингейт. Будучи механиком корабля он так же управлял тягачами. "Но я надеюсь вы понимаете что наши инструменты здесь не предназначены для захвата кораблей которые не хотят быть захваченными?"

"Понимаю", ответил Сугиматцу. "Мы просто постараемся сделать всё что сможем. Я поставил Труиду ответственной за отслеживание опасных обломков. Она скажет тебе какие из них брать и где они находятся."

"Мне потребуется любая помощь какую вы сможете мне оказать." сказал Вингейт мрачно. Потом он секунду помолчал и спросил. "Думаете нам попробовать увеличение максимального предела мощности?"

Сугиматцу начал отвечать, но остановился на полуслове. Он знал что Вингейт спрашивает. Буксирные тягачи были настолько мощными что требовали очень осторожного с собой обращения, немного перебора с мощностью или с вращающим моментом и они могли вырвать кусок из корабля который должны были только лишь тащить. При совсем плохом стечении обстоятельств они могли полностью уничтожить корабль. Так что на самом деле Вингейт спрашивал если он может специально увеличить мощность тягачей до предела возможного для того что бы попробовать разрывать большие обломки на куски которые не смогли бы пройти верхние слои атмосферы. У него могло получиться или не получиться, в каждом отдельном случае конечный результат зависел от точного состава и прочности структуры обломка, но в случае удачи это была бы ещё одна кинетическая бомба остановленная "КЕВ" Причал.

С другой стороны если он переборщит с мощностью, тягачи просто сгорят и тогда они не остановят то что могли бы остановить.

Эндрю Сугимацу сжал челюсти. Он видел битвы, и он ожидал что увидит их снова, но он никогда не думал что ему придётся принимать такие решения в около орбитном пространстве его родной планеты.

Он думал всего три или четыре секунды хотя казалось что прошла вечность.

— Заводи их по максимуму, — сказал он резко.

* * *

Люди стоявшие за операцией "Устричная Бухта" спланировали атаку на систему Мантикоры очень аккуратно. Они ни в коем случае не хотели сделать ничего что могло быть истолковано как прямая атака на населённые планеты Мантикоры или Сфинкса. Учитывая характер войны которую они собирались вести, причина этой осторожности не была в том что ФМС имел какие либо предубеждения от убийства как можно большего числа мирных жителей Мантикоры, а в возможных проблемах которые могли возникнуть из за такой небольшой детали как Эриданский Договор, и даже не смотря на то что что вероятнее всего пройдет некоторое время прежде чем кто нибудь догадается кто и как напал на систему Мантикоры, рано или поздно станет понятно что только ФМС и его союзники были единственной силой имевшей реальные технические возможности для этого. У ФМС уже был план как предотвратить ответный ход Мантикорцев как только они поймут кто на них напал, но эти планы могли серьёзно пострадать если кто нибудь слишком рано поймёт какую малую роль в этом играл Эриданский Договор.

Именно договор был истинной причиной того что уничтожение звездных станций оставили торпедам которые просто облетали планету стороной, следующие за ними лазерные боеголовки шли по схожей с торпедами траектории хотя многие из разработчиков операции выступали полностью против их использования. Несмотря на все предосторожности встроенные в их навигационные системы всегда оставался небольшой шанс что одна из боеголовок все равно упадет на планету что подразумевало под собой силу удара объекта обладающего релятивистской скоростью, критики плана точно замечали что если такое случится противники ФМС будут утверждать что это было подстроено специально.

Итоговый план стал компромиссом между теми кто не доверял возможностям торпед исполнить все поставленные задачи и теми кто был против каких либо ракет рядом с населенными планетами. И как и любой компромисс он не удовлетворил полностью ни одну из сторон.

Но как бы они не были осторожны в избежании прямой атаки на планеты системы, никого из них совершенно не волновала возможность падения на их поверхность кусков и обломков разрушенных орбитальных станций. Просчитать такое было просто за пределами возможностей кого либо, и конечно никто не мог поставить под вопрос факт того что орбитальные станции были легитимными военными объектами для атаки. Запрет Эриданского Акта на преднамеренную атаку мирного населения планет, при таком развитие событий, не распространялся. Так что если нескольким тысячам или несколько сотен тысячам Монти не повезло и они испарились когда какой нибудь обломок весом в пятьдесят тысяч тон приземлился им на городок, ну что же, омлета из двух яиц не приготовишь.

* * *

— Что?

Эндрю Лаффоле резко выпрямился в кресле держа руку у наушника. Аллисон Харрингтон которая в это время занималась внуком старательно опустошавшим бутылочку, посмотрела на полковнику удивленная резкими нотками недоверия в его голосе.

Он сосредоточенно слушал и она видела как краска сходит с его лица, закончив слушать полковник вдавил кнопку которая соединяла его с пилотом.

"Джереми, немедленно иди на посадку!!!", получив ответ пилота он добавил, "Хорошо, если мы так близко к городу, но мы должны быть там как можно быстрее"

Он отпустил кнопку и повернулся к Аллисон которая почувствовала как стремительное ускорение лимузина вдавило её в кресло.

"Что случилось, Эндрю?", спросила она инстинктивно притянув Рауля поближе.

"Не до конца уверен леди Аллисон, слишком много неразберихи на аварийных частотах, но…", он секунду помолчал собираясь с духом, "но похоже что система Мантикоры была атакована."

"Что?!", Аллисон беспомощно посмотрела на него, хотя такая реакция была совсем не в её стиле.

"Кто то атаковал КСЕВ Вулкан и Гефест, я ещё не знаю подробностей, но похоже потери и разрушения будут очень большими, поэтому я хочу что бы мы приземлились и нашли безопасное место как можно скорее."

"Альфред и дети", вскрикнула Аллисон, но ЛаФолле быстро покачал головой.

"Они должны быть как раз где-то между Мантикорой и Сфинксом. Похоже что была атакована только наши орбитальная инфраструктура. Это не было столкновением флотов. Так что я не думаю что кто нибудь будет тратить торпеды на маленький катерок который даже не находится близко к одной из станций."

Аллисон уставилась на ЛаФолле и с трудом сглотнула комок в горле когда поняла что он скорее всего прав.

"Спасибо", сказала она тихо.

* * *

Уйдя с орбиты КЕВ "Причал" мчался через вереницу обломков. Видимость сенсоров корабля была ограничена, но её было достаточно для того что бы Труида Верстаппен знала что их корпус не захватывает всё (все обломки представляющие опасность). Она запрограммировала компьютер убрать всё что мешало полю видимости сенсоров и кибернетический мозг "Причала" начал строить кривую снижения. Этот курс был только приблизительным пока не были включены радары и лидары буксира, но хотя бы у Лейтенанта Верстаппена может появится идея где начинать поиски.

Если бы кто нибудь имел возможность наблюдать за происходящим, он бы увидел как КЕВ "Причал" буквально врезался в самую груду обломков. Несмотря на непроницаемость импеллерного клина это всё таки был серьезный риск. Для перехвата особенно опасных кусков, Сугимацу должен был достаточно сильно углубиться в скопление летающего лома что означало пересечься курсом со многими большими обломками которые могли попасть в горловину клина. Он даже рассчитывал на это, так как всё равно не мог этого избежать. И не было никакой разницы если тот или иной кусок ударят импеллерный клин при входе или при выходе, что на самом деле играло роль это маленькая вероятность того что "Причал" мог столкнуться с одним из этих кусков напрямую. Впрочем шансы этого события были небольшими, и буксир и обломки были совсем маленькими предметами в окружающем космосе, но шансы всё же оставались и Сугимацу поймал себя на мысли что он затаил дыхание.

Капитан поймал взглядом что-то большое, смятое и разломанное, этот обломок выглядел как почти половина тяжёлого заводского модуля который весил добрых 35000 тонн, он промчался мимо носа корабля и врезался во внутреннюю поверхность импеллерного клина. Хотя слово "врезался" здесь не подходило, скорее был разорван на очень очень маленькие кусочки в ту же секунду как вышел из зоны нулевой гравитации и попал в зону действия почти нескольких сот тысяч g в пространстве размером каких то 5 метров.

Корабль вздрагивал и брыкался, когда многотонные куски разбитого каркаса орбитальной станции Вулкан попадали в импеллерный клин. Даже инерционные компенсаторы корабля не могли полностью погасить физический момент такой силы без того что бы трясти экипаж корабля как терьер крыс. Но "Причал" был построен с большим запасом прочности как раз для подобного момента и вышел с другой стороны вереницы почти невредимым сразу начиная разворот и включая систему слежения с тягачами для сборки обломков пролетевших мимо корабля.

Руки Верстаппен летали над панелью управления. Если бы она только имела больше времени на обработку данных о том или ином обломке до того как они шли на перехват, её задача определения самых опасных из них намного бы упрощалась. Но времени у них не было, она должна была делать всё на лету и от напряжения её лоб обильно покрылся испариной. С их скоростью, несмотря на то что тягачи работали на приличном расстоянии, у них были только секунды, максимум минута или две перед тем как они выйдут за пределы досягаемости обломков.

"Лови список", крикнула она, нажимая клавишу, которая послала компьютеру её расчёты потенциальной угрозы каждого обломка, и внизу в инженерном отсеке Харланд Вингейт и два его помощника начали работать в бешеном темпе.

Тягачи буксира, больше не сдерживаемые тщательными настройками легкого контакта с другими кораблями, а наоборот намерено накачанные демонами энергии, разрывали и раскалывали, нанося удары с такой страшной силой что даже очень большие обломки станции разлетались на куски.

В течении ста трёх секунд их работы, тягачи уничтожили восемнадцать потенциально смертоносных осколков КСЕВ "Вулкан", ещё четыре надвигающихся на планету снаряда были утащены за Причалом при его удалении от точки перехвата. Остановленных обломков могло бы быть больше, но под такой сильной нагрузкой два тягача полностью вышли из строя.

* * *

Учитывая как мало времени имел КЕВ "Причал", его команда справилась с поставленной задачей просто потрясающе, но к сожалению этого было недостаточно.

Три обломка, каждый из которых как минимум не уступал размером крейсеру не попали под импеллерный клин грузовика и в окружении более мелких кусков мусора двигались по дуге к дневной стороны планетарной орбиты.

Гравитация Сфинкса создала атмосферу которая была довольно неглубокой по сравнению с другими населёнными человечеством планетами, и обломки КСЕВ "Вулкан" на некоторых из которых до сих пор находился живой персонал попавший в ловушку, вошли в атмосферу на высоте 95 километров.

Первый обломок добрался до поверхности планеты уже через 20 секунд. Приближаясь к ней с жалкой скоростью 8 км/сек, что было всего в 25 раз быстрее скорости звука на поверхности Сфинкса, осколки были окутаны в оболочку плазмы. Не все обломки упущенные "Причалом" достигли поверхности планеты, но даже те из них которые не врезались в землю передали свою кинетическую энергию атмосфере создав изогнутые волны плазмы и серии воздушных взрывов разбрасывая лес огня и сплющивая все под собой на протяжении всей высоты своего падения.

Это продолжалось двадцать секунд. Двадцать секунд визга и раскалённой ярости взрывной волны перегретого воздуха. Двадцать секунд бурлящего насилия прокладывающего себе путь с небес.

Не было никого кто бы смог поддержать "Причал". Единственные вооружённые корабли которые смогли бы долететь до обломков вовремя были корабли эскорта на воздушном лимузине Аллисон Харрингтон, но было слишком много неразберихи вокруг что бы кто нибудь смог им скинуть информацию достаточно быстро. Хотя даже если бы они и долетели туда, у них не было достаточно мощного оружия на борту для уничтожения таких массивных кинетических молотов.

Множество обломков, два из которых весили около 200 или 300 тысяч тонн каждый, врезались в покрытые льдом воды Океана Танермана. В результате удара, образовавшаяся цунами убила около 10 тысяч человек в десятке небольших прибрежных поселений и нанеся ущерба на десятки миллиардов долларов.

Но это были ещё не самые плохие новости.

Двадцать секунд было совсем недостаточно для того что бы предпринять какие либо действия. Сирены ещё только начинали звучать над Явата Кроссинг а информационные каналы получать экстренные сообщения когда обломок весом 300 тысяч тонн, размером с крейсер старого типа "Звездный Рыцарь", упал приблизительно в пяти с половиной километров от центра города с население 1.25 миллиона человек, сила кинетического взрыва была равна приблизительно двум мегатоннам в тротиловом эквиваленте.

Другие три столкновения с землей обломков весом 40 тысяч тонн прошли почти незамеченными.

* * *

Андрю ЛаФолле внезапно выпрыгнул из кресла.

Аллисон смотрела в окно лимузина и её мозг пытался переварить последние невероятные события. Она даже не смотрела на ЛаФолле, всё её внимание привлекла яркая вспышка на море перед ними и именно поэтому она была просто застигнута врасплох когда он выхватил Рауля из её рук.

Она начала поворачивать голову, но ЛаФолле не останавливался ни на секунду. Рауль начал было вой протеста, но его безжалостно прервали когда ЛаФолле сунул малыша в специальный контейнер прикреплённый к основанию кресла Аллисон, того которое как правило принадлежало Хонор. Нежная и в то же время неумолимо мощная защитная сетка сразу же накрыла ребёнка и ЛаФолле захлопнул крышку.

Контейнер был спроектирован и построен той же фирмой которая строила и разрабатывала модули для древесных котов, и туда были встроены все системы безопасности какие только были известны человечеству. Аллисон ещё только начала вставать с кресла с широко открытыми глазами когда ЛаФолле сделал шаг назад и нажал на кнопку.

Ремень безопасности Аллисон резко и с силой затянулся, панели из боевой стали вылетевшие сверху и с боков лимузина, захватили её и ребёнка в тяжело бронированную капсулу. Долю секунды спустя эвакуационная панель улетела снесенная взрывом и капсула под действием встроенного антиграва вылетела из лимузина.

ЛаФолле, нажал вторую кнопку и кресло Лендсей Филлипс последовало за креслом Аллисон, после чего он прыгнул в свое кресло и вдавил третью кнопку.

* * *

Клан Чёрного Камня был одним из самых старинных кланов древесных котов. Не такой старый как клан Яркой Воды, от которого он скорее всего и откололся, но всё равно очень респектабельной древности. Это был ещё и большой клан который стабильно рос на протяжении последних поворотов двух рук(?). Охота в сторожевых лесах гор которые двуногие звали "Медные стены" была хорошей. Садоводство которому клан научился у двуногих так же помогало и коты научились с нетерпением ждать каждой новой встречи с докторами из егерьной службы которые спасли уже так много молодёжи от смерти в детстве.

Но клан Чёрного Камня, как и большинство других кланов, не хотел никаких тесных контактов с двуногими и в их окрестностях не оказалось никого кто бы мог сказать им что случилось в чёрной пустоте далеко за пределами неба которое они знали.

И не исключено что это было даже к лучшему. По крайней мере, никто из котов не почувствовал что должно было произойти.


Содержание:
 0  Дело чести : Дэвид Вебер  1  Глава первая : Дэвид Вебер
 2  Глава вторая : Дэвид Вебер  3  Глава третья : Дэвид Вебер
 4  Глава четвертая : Дэвид Вебер  5  Глава пятая : Дэвид Вебер
 6  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер  7  Глава седьмая : Дэвид Вебер
 8  Глава восьмая : Дэвид Вебер  9  Часть девятая : Дэвид Вебер
 10  Глава десятая : Дэвид Вебер  11  Глава двенадцатая : Дэвид Вебер
 12  Часть тринадцатая : Дэвид Вебер  13  Глава четырнадцатая : Дэвид Вебер
 14  Глава пятнадцатая : Дэвид Вебер  15  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер
 16  Глава семнадцатая : Дэвид Вебер  17  Глава восемнадцатая : Дэвид Вебер
 18  Глава девятнадцатая : Дэвид Вебер  19  Глава двадцатая : Дэвид Вебер
 20  Глава двадцать первая : Дэвид Вебер  21  Глава двадцать вторая : Дэвид Вебер
 22  Глава двадцать третья : Дэвид Вебер  23  Глава двадцать четвертая : Дэвид Вебер
 24  Глава двадцать пятая : Дэвид Вебер  25  Глава двадцать шестая : Дэвид Вебер
 26  Глава двадцать седьмая : Дэвид Вебер  27  Глава двадцать восьмая : Дэвид Вебер
 28  вы читаете: Глава двадцать девятая : Дэвид Вебер  29  Глава тридцатая : Дэвид Вебер
 30  Глава тридцать первая : Дэвид Вебер  31  Глава тридцать вторая : Дэвид Вебер
 32  Глава тридцать третья : Дэвид Вебер  33  Глава тридцать четвертая : Дэвид Вебер
 34  Глава тридцать пятая : Дэвид Вебер  35  Глава тридцать шестая : Дэвид Вебер
 36  Глава тридцать седьмая : Дэвид Вебер  37  Глава тридцать восьмая : Дэвид Вебер
 38  Глава тридцать девятая : Дэвид Вебер  39  Глава сороковая : Дэвид Вебер
 40  Глава сорок первая : Дэвид Вебер  41  Глава сорок вторая : Дэвид Вебер
 42  Глава сорок третья : Дэвид Вебер  43  Использовалась литература : Дело чести



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение