Фантастика : Космическая фантастика : Глава третья : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43

вы читаете книгу




Глава третья

"Так вы удовлетворены безопасностю нашей системы на данный момент, Уэсли?"

Бенджамин IX, Протектор Грейсона, откинулся на спинку стула, наблюдая через стол за одетым в форму главнокомандующим Грейсонским космическим флотом. Уэсли Мэтьюс посмотрел на него с выражением удивления на лице, потом кивнул. "

"Да, ваша светлость," сказал он. "Могу ли я спросить, нет ли какой-то причины думать, что это не так?"

"Нет, не то что бы я так думал. С другой стороны, у меня есть большие основания думать, что определенные вопросы, вероятно будут подняты на новогодней сессии Конклава Замлевладельцев."

Выражение лица Мэтьюса изменилось от слегка удивленного, до несомненно кислого и он покачал головой в вызванном отвращением понимании.

Двое мужчин сидели в частном рабочем кабинете Бенджамина Мэйхью в дворце Протектора. На данный момент, сезоны планеты Грейсон были приемлемо скоординированы с родным миром человечества, хотя они медленно снова смещались, и тяжелый снег падал за пределами дворцового защитного купола. Больший купол, который Небесные купола Грейсона к настоящему времени возводят для защиты всего города Остин, был еще только в своей начальной стадии, с его предварительными опорами виднеющимися против затемненного неба как белые, пушистые стволы деревьев или — для тех, у кого менее веселый нрав — нити огромной, покрытой инеем паутины. За пределами дворцового купола, хорошо просматриемого из за его прозрачности с окон офиса, заполненого книжными шкафами, толпы детей весело бросали снежки друг в друга, сооружали снеговиков, или неслись легко и быстро по крутым, мощеным улицам Старого Города на санях. Другие кричали от восторга, развлекаясь на разнообразных аттракционах карнавала, устроеного непосредственно на територии дворца, и продавцы горячего попкорна, горячего шоколада и чая, и достаточным запасом сладкой ваты и других изделий сомнительного диетического ценности, чтобы обеспечить милую суету в следующие несколько дней.

Чего не было видно с места Мэтьюса, так это дыхательных масок на каждом из этих детей или того, что их перчатки и варежки почти соответсвовали стандартам для работы с опасными материалами. Высокая концентрация тяжелых металлов на Грейсоне сделала даже снег потенциально токсичным, но это была одна из тех вещей с которыми грейсонцы жили. Грейсонские дети так же хорошо понимали необходимость защищать себя от окружения, как дети на других, менее недружелюбных планетах, — необходимость следить за машинами при переходе оживленной улицы.

И сейчас все эти орды детей получали особое удовольствие от их игр — были школьные каникулы. На самом деле, это был планетарный праздник — День Рождения Протектора. Почти тысячу лет грейсонские дети праздновали этот же праздник, однако в последние тридцать лет или около того, они были в слегка невыгодном положении по сравнению со своими предшественниками, так как Бенждамин IX родился 21 декабря. Школы традиционно закрывались на рождественские каникулы восемнадцатого декабря, так что дети не получали дополнительного выходного, который они могли бы иметь если бы Бенджамин был достаточно здравомыслящим, чтобы родится, скажем, в марте или октябре. Это небольшое нарушение графика с его стороны (или, правильнее сказать, со стороны его матери) было одной из причин, почему Бенджамин всегда настаивал на организации особого празднования для всех детей планетарной столицы и любых их друзей, которые могли к ним присоединиться. По оценке Мэтьюса, на данный момент население школьного возраста в Остине увеличилость как минимум на сорок или пятьдесят процентов.

Также было традицией, что Протектор не занимается делами в свой день рождения, ведь даже он имеет право хотя бы на один выходной в году. Бенджамим, тем не менее, был склонен к нарушению этой традиции, хотя время от времени использовал свой "выходной" в качестве прикрытия. Все было подготовлено к формальному празднованию для рождения позже сегодня вечером, но Мэтьюс был во "внутреннем круге" тех, кто получил приглашение прибыть раньше. Он в любом случае был в этой группе избранных, учитывая как давно и тесно они с Бенджамином работали вместе, но, очедивно, были и другие причины в этом году.

Гранд адмирал задумчиво рассматривал Протектора. Это было пятидесятилетие Бенджамина, и его волосы были в прожилках все более густого серебра. Не то, чтобы сам Мэтьюс был желторотым юнцом. На самом деле, он был на десять стандартных лет старше Бенджамина, и его собственные волосы полностью стали белыми, хотя (он думал с некоторым довольным тщеславием) они остались к счастью, густыми и пышными.

Но густые или нет, ни один из нас не становится моложе, подумал он.

Это была мысль, которая приходила ему все чаще в последнее время, особенно, когда он столкнулся с Мантикорскими офицерами в полтора раза старше его, которые все еще выглядел моложе, чем он. Которые были моложе, в физическом смысле, по крайней мере. И более, чем несколько офицеров Грейсона попадали, что ту же нелепо юно выглядещую категорию, теперь, когда первые несколько поколений, что поступили на службу с тех пор как альянс Грейсона с Мантикорой сделал пролонг общедоступным, были в конце тридцатых или — как младшый брат Бенджамина, Майкл — уже в начале сороковых годов.

Это будет только хуже, Уэсли, сказал он себе с неизбежным толикой сладостно-горькой зависти. Это не их вина, конечно. Насамом деле, здесь никто не виноват, но есть еще много вещей и я хотел бы быть здесь, чтобы увидеть.

Он мысленно встяхнулся и тихо фыркнул. Он вовсе не умрет от старости уже завтра. С современной медициной, он должен быть в порядке как минимум еще тридцать лет, а Бенджамин, вероятно, может рассчитывать на полстоления.

Что совершенно не имело отношения к вопросу, заданному Протектором.

— Могу я спросить, какие именно из многоуважаемых землевладельцев вероятнее всего поднимут обсуждаемый вопрос, Ваша Светлость?

— Я думаю, вы можете смело предположить, что имя Тревиса Мюллера будет среди них, — сдержанно улыбнулся Бенджамин. — И, как я ожидаю, — Джаспера Тейлора где-то неподалеку. Кроме того, насколько я понимаю, они нашли новое лицо: Томаса Гилфорда.

Мэтьюс поморщился. Трэвис Мюллер, лорд Мюллер, был сыном покойного и (для большинства грейсонцев) неоплакиваемого Самуила Мюллера, который был казнен за измену после участия в масадском заговоре с целью убийства Бенджамина и королевы Елизаветы. Джаспер Тейлор был Землевладелец Кансеко, чей отец был близким соратником Самуила Мюллера и кто решил продолжить традиционный союз между Кансеко и Мюллер. Но Томас Гилфорд, лорд Форчейн, был новичком в данной компании. Он был так же на много лет старше, чем Мюллер или Кансеко, и, хотя он никогда не был одним из больших поклонников социальных и правовых изменений Восстановления Мэйхью, он никогда не присоединялся к более резкой критике Протектора. Не было вопроса о его чувствах, но он избегал открытых столкновений с Бенджамином и прочным блоком замлевладельцев, которые поддерживали Меча, и он всегда производил впечатление на Мэтьюса как менее склонный, чем Мюллер, чтобы бодро жертвовать принципами во имя "политического прагматизма."

"Когда Форчейн решил подписать соглашение с Мюллером и друзьями, Ваша Светлость?"

"На самом деле, это трудно сказать." Бенджамин наклонил кресло назад и мягко качнулся из стороны в сторону. "Чтобы быть справедливым к нему — не то чтобы я особенно хочу быть, вы понимаете — я сомневаюсь, что он был очень склонен в этом направлении пока Высокий Хребет не пробовал закрутить гайки над каждым вторым членом Альянса."

Мэтьюс фыркнул, на этот раз вслух. Как и Бенджамин, гранд адмирал решительно поддерживает членство Грейсона в Мантикорском Альянсе. Он не только болезненно осознавал, как много для Грейсона был выгод, как технологических и экономических, от его связей с Звездным Королевствои Мантикора, но он еще лучше осознавал тот факт, что без вмешательства Королевского флота Мантикоры, планета Грейсон была бы либо завоевана религиозными сумасшедшими с Масады или в лучшем случае пострадала от ядерной или кинетической бомбардировки из космоса.

В то же время, он вынужден был признать, правительство Высокого Хребта

показало ясно, что Звездное Королевство было далеко от совершенства. По его обоснованному мнению, "закручивание гаек" был необычайно бледным описание того, что барон Высокого Хребта сделал с альянсом так называемых

партнеров. И как и многие другие грейсонцы, Мэтьюс был твердо убежден, что идиотская внешняя политика Высокого Хребта сделала

многое, чтобы спровоцировать возобновление боевых действий между Республикой Хевен и Звездным Королевством и их союзниками.

Сам Гранд-адмирал был уверен, что это просто еще одна демонстрация падшей натуры человека, для которой идиотизм, коррупция и жадность были неизбежными элементами. Бог знает сколько было в истории Грейсона предателей, преступников, коррумпированных, высокомерных и откровенно сумасшедших замлевладельцев. Имя "Мюллер" само проходило на ум. И на каждого мантикорского Высокого Хребта, Метьюсу встречались два или три человека вроде Хэмиша Александра или Алистера МакКеона или Элис Трумен, не говоря уже про королеву Елизавету III, с которой он встречался лично.

И, конечно, была Хонор Александер-Харрингтон.

Учитывая, этот баланс, и сколько мантикорской и грейсонской крови было пролито бок о бок в боях Альянса, Метьюс был готов простить Звездное Королевство за существования Высокого Хребта. Однако, не все грейсонцы также были на это способны. Даже многие из тех, кто оставался ярым сторонником леди Харрингтон отделили ее в своих умах от Звездного Королевства. Она была одной из них — полноправной грейсонкой, заслужившей это право кровью — это изолировало ее от их гнева на глупость правительства Высокого Хребта, их скупость и высокомерие. И то, что она и Высокий Хребет были непримиримими политическими противниками только сделал эту изоляцию проще для них.

"Я серьезно, Уэсли. Бенджамин помахал одной рукой, как будто для выразительности. "Ох, Форчейн всегда был социальным и религиозным консерватором — не столь реакционным, как некоторые, слава Богу, но достаточно — но я уверен, что именно сочетание внешней политики Высокого Хребта и возобновления Хевеном открытых военных действий склонили его поддержку. И, к сожалению, не только его. "

"Могу ли я спросить, на сколько все плохо, Ваша Светлость?" осведомился Мэттьюс, прищурив глаза.

Это был не тот вопрос, который он обычно смог бы задать, учитывая традицию Грейсона разделять военных и политику. Старшие офицеры не должны были позволять политическим факторам влиять на приятие военные решений. Это, конечно, была одина из тех прекрасных теорий, которые постоянно сажались на мели реальности. Была, однако, разница, между осведомленностю о политической реальности, которая сказывалась на способности его флота к разработке эффективной стратегии и исполнении своих обязанностей защищать Протекторат Грейсон и его вовлечения в разработку политического курса.

"Честно говоря, я не вполне уверен," признал Бенджамин. "Флойд принимает некоторые осторожные политические зондирования, и я надеюсь, мы будем иметь довольно хорошее представление в течение следующей недели или около того, кто еще может быть склонен в сторону Форчейна".

Мэтьюс кивнул. Флойд Келлерман, Землевладелец Магрудер, стал канцлером Бенджамина после смерти Генри Прествика при покушении на Бенджамина и Елизаветы III. Он также был дублером Прествик последние два года правления старого канцлера, и Магрудеры были союзниками Мэйхью буквально на протяжении веков. Лорд Магрудер еще не разработал сложную сеть личных союзов, которой обладал Прествик, но он уже продемонстрировал огромные способности и как администратор и проницательный политик.

"Тем не менее" продолжил Протектор: "Я уже в значительной степени уверен с которой стороны могут возникнуть проблемы… и каких последствий стоит ожидать — однако многих из них можно будет избежать — если захотеть". Он покачал головой. "Кое-кто не поддержал бы нас в решении придерживаться Мантикоры в войне против Хевена в этот раз, если бы их Протектор уже не приниял участие в Сайдморе. Их позиция такова, что Высокий Хребет уже нарушил мантикорские обязательства путем проведения самостоятельных переговоров с Хевеном, которые равнялись односторонней отмене Альянса. И хотя у нас есть договор о взаимной обороне вне формальных рамок Альянса, который обязывает нас оказать к друг другу поддержку в случае какого-либо нападения за пределами договорившихся сторон, критики Звездного Королевства отметили, что Республика Хевен на самом деле не атаковала Грейсон при операции "Удар молнии", несмотря на наше участие в защите территории Мантикоры. Подразумевается, что, поскольку Высокий Хребет решил нарушить мантикорские обязательства взятые на себя в официальном договоре с нами- и другими участниками альянса — нет никакой причиным, почему мы должны чувствовать себя юридически и морально обязаными выполнять наши обязательства, если это не в интересах протектората

"И — вот неожиданнось! — экспансия мантикорцев в Скопление Талботта, которая привела их на путь прямого столкновение с Солнечной Лигой, сделала людей, которые и так обижены на Мантикору, еще менее счастливыми. И, честно говоря, я не могу никого порицать за то, что они нервничают обнаружив себя не стой стороны конфронтации с Лигой, особенно после методов Высокого Хребта растрачивать так много инвестиций Звездного Королевства в лояльность.

"Конечно, ни один из наших кораблей фактически не принимал участие в операциях где-нибудь в скоплении Талботта, но участвовал наш персонал, работающий на Мантикорских военных кораблях. Если на то пошло, более тридцати наших людей были убиты, когда этот идиот Бинг взорвали эсминци на которых они служили. Ето дает людям, которые беспокоятся о том, что может произойти между Лигой и мант — и, соответственно, с нами — два обоснованных аргумента. Солли могут расценить участием нашего персонала, даже на борту чужих кораблей, в военных операциях против Лиги в том смысле, что мы уже решили поддержать Мантикору, и я не думаю, что утверждать это было бы совершенно несправедливо, и что те, кого мы уже потеряли, погибли ради чужих интересов. Смотрите, я думаю и это должно быть очевидно любому, кто хоть не много знаком с методами работы Пограничной Безопасности и Лиги, что каждая независимая "неоварварская" звездная система, расположеная рядом с Солли должна бороться. Не каждый согласится со мной, к сожалению, и тех, кто не будет высказать свою озабоченность, это вскоре коснется. Что возвращает меня к моему первоначальному вопросу. Вы удовлетворены безопасностю системы? "

"В краткосрочной перспективе, вполне, Ваша Светлость". ответ Мэтьюза твердым и мгновенным. "Несотря на усилия Высокого Хребта и Яначека, с тех пор как Вилли Александр занял пост премьер-министра, особенно с Хэмишем, как его первым лордом Адмиралтейства, наши каналы связи были полностью открыт снова. Наш люди из НИОКР работают непосредственно с ними, и предоставили нам все необходимое, чтобы начать производство Аполлона здесь, у звезды Ельцина. Также, они доставили более восьми тысяч подвесок "Аполлона" в варианте для обороны системы. И они также передали нашей разведке полные копии компьютерных файлов, захваченные графиней Золотого Пика у Бинга в Нью-Тоскане, наряду с рабочими образцами ракет, энергетического оружия, программного обеспечения солли. Уж если на то пошло, они более чем готовы передать один из крейсеров, которые графиня привезла из Нью-Тосканы, если мы хотим, чтобы мы могли рассмотреть его лично. Мы пока ничего не решили по этому поводу. Наши люди в при адмирале Хэмпхилл уже видим все, и, откровенно говоря, манти наверное лучше в такого рода вещах, чем мы.

"На основании того, что мы видели у Хевов, я уверен, мы могли бы успешно защитить эту звездную систему против всего, что осталось у Республики. И на основе нашей оценки захваченых материалов солли, моя лучшая оценка что, не смотря на то что со временем солли, вероятно, смогут захватить нас в конце концов, им необходимо для этого свыше тысячи кораблей стены. И это наихудший оценки, Ваше Светлость. Я подозреваю, что более реалистичная оценка значительно поднимет потребности в силах". Он покачал головой. "Учитывая все другие факторы, размер их боевой стены что находится в резерве, и тот факт, что им в значительной степени придется пройти через Мантикору, прежде чем они доберутся до нас, я не беспокоюсь о любой известной краткосрочной угрозе."

Он остановился на мгновение, как бы давая Протектору полностью проникнутся своей уверенностю, затем глубоко вздохнул.

— В долгосрочной перспективе, естественно, Солнечная Лига может представлять самую серьёзную угрозу для Протектората. Я согласен с оценкой Манти в том, что им потребуются годы, чтобы просто получить сопоставимые технологии, не говоря уже о запуске их в производство и развертывании. Если учесть колосальную инерцию их бюрократической машины этот срок будет еще больше. Но в конечном итоге, допуская, что Лига не станет считаться с любыми людскими и экономическими потерями, нет большого сомнения том, что помешать Солли проглотить все что угодно может лиш прямое божественное вмешательство. И когда они закончат с объединенными силами Мантикорского альянса, то в финале прокатятся паровым катком по нашей системе.

Бенджамин с волнением в глазах выпустил воздух через губы и повернул свое кресло еще немного. Было очень тихо в кабинете — так тихо что Метьюс слышал скрип старомодного кресла — и Гранд-адмирал еще раз посмотрел в окно на толпы детей.

Я бы очень хотел, что бы кто то мог вырости на этой планете не беспокоясь о войнах и сумасшедших, думал он, почти печально. Я сделал все возможное, чтобы сохранить их в безопасности, но это не одно и то же.

"Я хотел бы сказать, что удивлен вашими словами," наконец сказал Бенджамин, привлекая внимание Мэтьюза к себе. "К сожалению, я ожидал это услышать, и не сомневаюсь, Мюллер и друзья, как вы их называете, пришли к примерно тем же выводам. Они уже думают о нас как о "Мантикорских лакеях" которые ставят интересы Мантикоры выше Грэйсона. Это склонит их принять менее оптимистичную точку зрения, скажем, в нашей долгосрочной стратегической позиции. И я не сомневаюсь, что они захотят поделиться мыслями на эту тему со своими коллегами Землевладельцами".

"Ваша Светлость, я мог бы — "

"Нет, Уэсли, вы бы не могли," прервал Бенджамин. Гранд-Адмирал посмотрел на него, и Протектор кисло улыбнулся. "Я уверен, Гранд-адмирал Мэтьюс, что вы никогда не хотели бы предложить Протектору поувиливать или даже ввести в заблуждение Конклав Землевладельцев если вас вызвут для дачи показаний перед ними."

Мэтьюс замолчал и сел обратно в кресло, Бенджамин жестко усмехнулся.

"Не думаю, что мне не захочется предложить так сделать, если вы когда-нибудь растеряете все ваши чувства юридической и моральной ответственности. Но даже если бы я соблазнился на такое, и если поступить так не будет морально, и юридически неправильно — что, правда, не всегда одно и тоже — это сыграет против нас в конечном итоге. В конце концов, не нужно быть гиперфизиком, чтобы осознать как чертовски велика Лига. Мы будем смешно выглядеть, если попытаемся сделать вид, что солли не могут пнуть нашу задницу в долгосрочной перспективе. Или, того хуже, будто мы питаемся таскать угли для манти. Так что я сомневаюсь, что вы смогли бы принести много пользы… в этом отношении, по крайней мере".

Мэттьюс медленно кивнул, но что-то в тоне Протектора озадачило его. Он понял, что лицо выдало его когда Бенджамин снова, более естественно, усмехнулся.

"Я сказал, что не хочу, чтобы вы вводили в заблуждение кого-либо о длительной угрозе, которую может представлять Лига, Уэсли. Я никогда не говорил, что не хочу, чтобы вы подчеркивали вашу уверенность в нашу краткосрочную безопасность, если вы действительно уверены в этом."

"Конечно, Ваша Светлость". безоговорочно кивнул Мэтьюс. Фактически, хотя он скрупулезно использовал фразу "любая известная краткосрочная угроза" в ответе на вопрос Протектораа, по его собственному мнению лучший ответом был бы "любой мыслимой краткосрочной угрозой."

"Хорошо". кивнул Бенджамин. "Мы, интриганы автократы давно поняли одну вещь, Гранд-адмирал, — краткосрочные угрозы оказывают гораздо большую тенденцию к консолидации политических фракций, за или против, чем долгосрочные. Это свойство человеческого разума. И если мы сможем продержаться в течение следующих нескольких месяцев, ситуация, безусловно, может измениться. Например, есть миссия леди Харрингтон на Хевен."

Мэтьюс кивнул, хотя он подозревал, ему не удалось скрыть выражения скептицизма. Как главнокомандующий Грейсонским космическим флотом, он был одним из немногих людей, которые знали о запланированной миссии Хонор Александер-Харрингтон в Республику Хевен. Он согласился, что, безусловно, стоит попробовать, даже если он точно не проявлял большого оптимизма по поводу шансов на ее успех. С другой стороны, леди Харрингтон была мастером по решению маловероятно, так что он не исключал полностю такую возможность.

"Если мы сможем зарыть топор войны с Хевеном, это должно стать основным позитивным фактором, который затронет моральный насрой общественности, и это, несомненно, укрепит нашу позицию в Конклаве," отметил Бенджамин. "Не только это, но если кто-нибудь в Солнечной Лиге понимает, насколько велико наше нынешнее технологическое преимущество, и до пары, что мы больше не связаны войной с Республикой, он может просто выяснить, что война с Мантикорой не стоит свеч. "

"Ваше Светлость, я не могу не согласиться с вашими словами," сказал Мэтьюс. "С другой стороны, вы как и я, знаете, как мыслят солли. Вы действительно считаете, что внезапная беспрецедентная вспышки рациональности из всех мест случится именно в старом Чикаго?"

"Я думаю что это возможно", ответил Бенджамин. "Я не говорю, что это произойдет, но это возможно и в некоторым образом это заставляет меня вспомнить о рассказе моего отец —. Старая шутка о персидском конокраде"

"Извините, Ваше Светлость?"

" Персидский вор лошадей". Мэттьюс все еще виглядел недоумевающим, и Бенджамин ухмыльнулся. "Вы знаете, что такое "Персия"?"

"Я слышал это слово," осторожно признался Метьюс. "Кое-что из истории Старой Земли, не так ли?"

"Персия", сказал Бенджамин: "построила одну из величайших дотехнических империй на Старой Земле. Их король назвался "Шах" и шахматный термин "шах и мат" произошел от "Шах мат" или "Король умер". Вот как давно они существуют.

"Так или иначе, история гласит, что когда-то вор украл любимую лошадь шаха. К сожалению для него, он был пойман пытаясь вывести ее из дворца, потащив перед шахом. Наказание за кражу любой лошади было довольно тяжелым, но кража одной из лошадей шаха каралась смертью, конечно. Тем не менее, шах захотел увидеть человека, который бы имел смелость попытаться украсть лошадь из королевской конюшни.

"Тогда гвардейцы привели вора, и шах сказал: " Парень, разве ты не знаеш, кража одного из моих лошадей карается смертной казнью? Вор посмотрел на него и сказал: "Конечно, я знал, Ваше Величество. Но все знают, у вас лучшие лошади во всем мире, а разве не должен вор, достойный этого звания, выбирать только лучшее?

Шах был удивлен, но закон есть закон, и он сказал: "Дайте мне хоть одну причин, почему я не должен приказать отрубить тебе голову сию минуту. Конокрада подумал об этом несколько минут, потом сказал: "Ну, ваше величество, я не думаю, что есть какая-либо законная причина почему вы не должны это сделать. Но если вы сохраните мне жизнь, я научу вашего коня петь.

"" Что?" потребовал ответа Шах. "Вы утверждаете, вы можете научить лошадь петь?" "Ну конечно я могу!" Уверенно ответил вор. "Я не просто конокрад, в конце концов, Ваше Величество. Я не говорю, что это будет легко, но если я не могу научить вашу лошадь петь в течение одного года, то вы можете отрубить мне голову с моего благословения."

"Шах подумал над этим, потом кивнул "Ладно, у тебя есть твой год. Если в конце этого года ты не научиш лошадь петь, я предупреждаю тебя —. простое отсечение головы будет наименьшей ствоих проблем! Это понятно?" "Конечно, ваше величество! ответил конокрад, и охранники вывели его.

" Ты чокнутый? спросил один из них его. "Никто не может научить лошадь петь, и шах будет еще более зол, когда он выяснит что ты лгал ему. Все, что ты сделал это обменял отрубывание головы на пытки! О чем ты думал? Тогда вор посмотрел на него и говорит: "Чтобы сделать это у меня есть год, за год, может шах умрет, и его преемник решит сохранить мне жизнь. Или лошадь может умереть, и тогда едва ли можно ожидаеть, что я научу мертвую лошадь петь, и поэтому моя жизнь может быть спасена. Или, я могу умереть, в этом случае уже не будет иметь значения, научилась или нет лошадь петь. "А если ни одна из тех вещей, не случилытся? спросил охранник. "Ну, в таком случае," ответил вор: "Кто знает, может, лошадь научиться петь!"

Мэттьюс усмехнулся и улыбка Протектора стала шире. Затем она постепенно исчезла, и он позволил креслу вернуться в вертикальное положение, положив локти на стол и наклонился вперед над ними.

"И до некоторой степени это схоже с нашим положением, не правда ли?" спросил он. "Мы слишком давно и тесно связаны с Мантикорой и наш персонал уже участвовал в активных боевых действиях со ФСЛ. Если Лига решит ударить по Звездному Королевству за то, что было виной в первую очередь Лиги, то почему они будут колебаться в то же время атаковать любого из наглых неоварварских друзей этого наглого неоварвара? Что значит еще одна звездная система, когда вы уже планируете уничтожить мультисистемную империю, с крупнейшим независимым торговым флотом во всей галактике, только потому, что не можете признаться что один из ваших собственных адмиралов отмочил номер? "

Мэттьюс посмотрел на своего Протектора, желая чтобы у него были ответы на вопросы Бенджамина.

— Что ж, это определяет нашу позицию, — очень спокойно сказал Протектор. — В перспективе, даже если мы добровольно станем послушной дойной коровой для УПБ и будем равнодушно наблюдать избиение Лигой друзей "неоварваров", я уверен, отыщется очередной адмирал, с которым случится другой "маленький несчастный случай", в результате которого уже мы, так же как сейчас Мантикора, превратимся в угрозу для них. Поэтому, подержать Звездное королевство — лучшее что мы можем сделать. И будем все же надеяться, что даже в Солнечной Лиге кто-нибудь может оказаться достаточно разумным, чтобы увидеть, что корабль плывет на скалы и попытается избежать крушения. В конце концов, — Бенджамин усмехнулся, на сей раз без всякого веселья, — лошадь действительно может научиться петь.

* * *

"Хорошо, мальчики и девочки", сказал коммандер Майкл Карус. "Это официально. Теперь мы можем идти домой".

"Аллилуйя!" заявила лейтенант-коммандер Бриджит Ландри со своего места у кома. "Не то чтобы это не было весело", продолжила она. "Почему я не наслаждалась этим, так это из за зуба мудрости."

Кэйрус рассмеялся. Четыре эсминца оперативной группы 265.2 Королевского флота Мантикоры, известной так же как "Серебряные цефеиды", висели в световом месяце от Мантикоры-A уже две недели, не занимаясь практически ничем. Хотя, подобное утверждение и не совсем справедливо. Они сидели, здесь поддерживая точнейшие настройки сенсорной сети, впрочем, абсолютно ничего ненаходящей. Он был совсем не удивлен реакцией Лэндри.

Совершенно не удивлен, признал он мысленно. Но кто-то же должен был делать эту работу. Когда дело доходит до безопасности периметра звездной системы, приоритет явно имеют не сожаления о потерянном времени, даже если этому кому-то действительно скучно, как в аду.

ОГ 265.2 была направлена сюда для проверки того, что, почти наверняка, являлось сенсорным призраком. Однако и то, что сетью был зафиксирован реальный гиперслед, полностью исключить было невозможно. Все же вероятность альфа-перехода, так далеко от какой-либо цели, была очень низкой, так как след работы импеллеров был бы, конечно, обнаружен задолго до момента, когда корабль смог бы приблизиться к системе двойной звезды Мантикора достаточно, для выполнения любой задачи. Но, в вопросе обеспечения безопасности периметра, Корлевский флот не оперировал такими терминами как "вероятность". Во всех случаях, когда подобный сенсорный призрак фиксировался, проверка проводилась быстро и тщательно. И если группа выполняющая проверку ничего не находила по прибытию, то, в течении дувух стандартных недель, патрулировала подозрительный район.

Такое патрулирование и окончилось, только что, для Серебряных цефеид.

— Мне следует догодаться, Бриджит, — сказал Кэйрус, — что у Вас образовалась особая причина в форсированном режиме отправиться домой?

— О, как Вы могли заподозрить что-то подобное? — спросил с мостика КЕВ Ворон лейтенант-коммандер Джон Першинг, лейтенант-коммандер Джули Чейз, капитан КЕВ Магнит, ограничилась усмешкой.

— Я так понимаю, ваш старый шкипер снова что-то упустил? — мягко спросил Кэйрус.

— У неё видели один из этих творческих архаизмов с рюшечками, — сказала Чейз.

— Это — творческие анахронизмы, невежа, — хмуро поправила её Лэндри.

— Вы снова собираетесь на маскарад, Бриджит? — спроил Кэйрус требовательно.

— Эй, не нужно на меня давить! — ответила она с усмешкой. — У каждого своё собственное хобби, я ведь не смеялась над вашим. Или это кого-то другого я видела готовящим наживку для форели недавно?

— По крайней мере, он ест то, что ловит, — заметила Чейз. — Или это то, что он ловит ест его? — Она нахмурилась, затем пожала плечами. — Так или иначе, это не так глупо, как все эти ваши костюмы.

— Прежде, чем ты продолжишь по поводу глупости этого занятия, Джули, — предложил Першинг, — не хотелось бы тебе поразмыслить над тем фактом, что "Саламандра" является почётным членом общества Бриджит.

— Что? — Чейз уставилась на него во все глаза. — Ты шутишь! Герцогини Харрингтон член этого глупого Общества Творческих Анахронизмов?"

— Ну, не совсем так, — ответила Лэндри. — Как уже сказал Джон, это — почётное членство. Один её родственник — большая шишка в Обществе на Беовульфе, и он рекомендовал её, ну, я не знаю…, должно быть, лет тридцать назад. Я встречала её на паре съездов, и она выигрывала соревнования в стрельбе из пистолета на обоих, знаете ли.

— Что ж, — сказал Кэйрус, — всё просто. — Если это достаточно хорошо для Саламандры, это достаточно хорошо для любого. Мы больше не станем критиковать Бриджит за ее хобби, все усвоили? Пусть этот способ проводить время и может показаться черезвычайно глупым, для взрослого человека, по крайней мере она глупа в хорошей компании.

Лэндри показала ему язык, и он рассмеялся. Затем переведя взгляд на Лейтенанта Линду Петерсен, своего навигатора на борту КЕВ "Копьё", спросил.

— У нас есть курс, Линда?

— Да, Шкипер, — Петерсен кивнлуа.

— В таком случае передайте его остальным кораблям группы, — сказал Кэйрус. — Очевидно, мы должны вернуть коммандера Лэндри на Мантикору прежде, чем её экипировка превратится в арбуз, или тыкву, или что там было на самом деле.

* * *

Откинувшись в удобном кресле Коммодор Кэрол Эстби закрыл глаза, позволяя музыке течь сквозь себя. Старая земная опера была его любимой формой релаксации, сколько он себя помнил. Ему пришлось освоить французский, немецкий, и итальянский языки, только для того, что бы слушать её на языке оригиналов. Конечно, у него всегда имелась явная склонность к изучению языков, это было частью генома Эстби, в конце концов.

Сейчас, он нуждался в расслаблении ещё более, чем обычно. Семь небольших кораблей его группы бесшумными призраками плавали на переферии двойной звёздной системы Мантикоры уже около стандартного месяца, и это обстоятельство совершенно не способствовало душевному комфорту. Независимо от того, что думали о технологиях Манти идиоты из Солнечной лиги, Эстби и Флот Согласия Мезы испытывали к ним самое неподдельное уважение. На сей раз, однако, настала очередь Мантикорцев, быть превзойдёнными или, по крайней мере, застигнутыми врасплох. Если Эстби и не был полностью уверен в этом, когда Устричная гавань находилась в стадии разработки, то сейчас такая уверенность была. Осторожные перемещения его группы по враждебной територии подтвердили, что оценка экспертами Мезы, способности его кораблей укрываться от обнаружения, была даже менее оптимистична, чем была в действительности. Любой обычный корабль был бы давно обнаружен избыточно плотными, взаимно дублирующимися системами сенсорных полей, которые его персонал скурпулёзно наносил на карту. Иногда, он даже сожалел о недостаточной чувствительности систем наблюдения Манти, неспособных обнаружить хоть что то, достаточно скоро, чтобы, по крайней мере, притупить эффективность Устричной гавани.

Остановись, Кэрол, сказал он себе, не открывая глаз. Да, это может произойти, но ты знаешь, что вероятность чертовски невелика. Тебе просто необходимо что-то, о чём можно попереживать, не так ли?

Его губы дрогнули в слабой улыбке, хоть он и признавал собственные пороки, но знал так же и то, что беспокойная натура — одна из причин эффективности его действий. Возможно подчиненны уставали от бесконечного планирования всевозможных непредвиденных ситуаций, на котором он всегда настаивал, однако и они признавали, что вряд ли будут захвачены врасплох, когда господин Мёрфи с неизбежностью решит выйти на сцену.

До сих пор, этого не произошло тем не менее, и ведущий "Хамелеон" Эстби и его ведомые миновали самую опасную часть миссии без лишних проблем. Их собственные сенсорные платформы были вершиной технологий скрытности, которые Меза смогла обеспечить после десятилетий исследований и капиталовложений больших чем ему нравилось думать, эти платформы не передавали вообще ни байта информации. Они делали свои наблюдения перемещаясь по баллистическим траекториям, используя только пассивные датчики, и для снятия собранных данных подбирались материнскими кораблями.

Результаты, в целом, удовлетворяли. Пассивные датчики были менее чувствительны чем активные, но многократно дублированные системы, установленные на каждой платформе, до некоторой степени компенсировали это за счёт своего количества. Обнаруженные платформами источники энергии позволили уточнить число кораблей, которые Манти, в настоящее время, имели на разных стадиях строительства, в основном на ранних, согласно оценкам его экспертов. На завершающих этапах строительства используется намного больше бортовых источников энергии. По крайней мере, Эстби знал теперь точное расположение орбитальных доков, и множества распределённых верфей в системе. Многие проекты, на последних, были заморожены на ранних стадиях и сейчас проходили расконсервацию. Он надеялся, что этот труднообъяснимый факт не означает ошибки, сделанной им в оценке интеллекта Манти. Полной уверенности у него небыло, учитывая то, как осторожно он должен был действовать. Существовала возможность, что наблюдаемые верфи недавно завершили свои старые проекты…

И то, что Манти, кажется, переносят всё новое строительство к Звезде Тревора, так же не добавляетет точности анализу, признал он кисло.

Что являлось тут правдой, наблюдения прояснить не могли. Если работы, производящиеся на распределенных верфях, можно было оценить более-менее точно, то со станциями это становилось проблематичным, не было сомнений, однако, что количество строящихся кораблей, на этих очень производительных орбитальных комплексах, было достаточно большим.

И мы знаем их точные координты, напомнил он себе.

Теперь это был только вопрос слежения за тем, что обнаружили их разведывательные платформы. Он действительно предпочел бы послать их в еще один короткий рейд, ближе к дате проведения операции. Но сохранение элемента неожиданности было более важным, чем проверка каждой отдельной детали. И в конце концов нельзя было сказать, что предпринимались какие-либо усилия замаскировать то, за чем наблюдали Эстби и его люди. Обычно никто не пытается спрятать такие штуки, как орбитальные верфи (а даже если бы попытались, Эстби не представлял себе как кто-то смог сделать что-либо подобное), и не двигают их с тех пор, как они оказались в нужном месте. Даже если кто-то бы их сдвинул, "Хамелеон" и его братья знали бы от этом, благодаря удаленному оптическому наблюдению, которое они продолжали, и тому факту, что импеллерный клин любого буксира, который начал бы двигать верфь, определённо должен был быть настолько мощным, чтобы его обнаружил по крайней мере один корабль разведчик.

Так что всё что мы должны сейчас делать, это ждать, сказал он себе, прислушиваясь к музыке и голосам. Еще один стандартный месяц, до тех пор пока мы не установим платформы наведения на места.

Это будет менее рискованным, признался он сам себе, но только немного. Платформы наведения были еще скрытней, чем его судно. Чтобы их заметить, нужно было буквально столкнуться с ними нос к носу, а они будут расположены выше системы эклиптики, где не было никакого движения, могущего стать причиной такого столкновения. Он был бы более счастлив, если бы платформы имели немного меньшие размеры — признался он сам себе и в этом — но доставка информации наведения к такому количеству отдельных ракет в промежуток времени, такой маленький, какой требовал операционный план "Устричная Бухта", требовала невероятной пропускной способности. И, несмотря на всё, было очень вероятно, что манти услышат что-то, когда они начнут передавать все данные.

"Не то чтобы это имело какое-то значение к тому моменту", подумал он с мрачным удовольствием. Всё, что он и его эскадра делали в течении последних трех с половиной стандартных месяц, сводилось к той горстке секунд трансляции… и когда она начнётся, ничто не сможет спасти Звездную Империю Мантикоры.

Перевод с английского на русский


Содержание:
 0  Дело чести : Дэвид Вебер  1  Глава первая : Дэвид Вебер
 2  Глава вторая : Дэвид Вебер  3  вы читаете: Глава третья : Дэвид Вебер
 4  Глава четвертая : Дэвид Вебер  5  Глава пятая : Дэвид Вебер
 6  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер  7  Глава седьмая : Дэвид Вебер
 8  Глава восьмая : Дэвид Вебер  9  Часть девятая : Дэвид Вебер
 10  Глава десятая : Дэвид Вебер  11  Глава двенадцатая : Дэвид Вебер
 12  Часть тринадцатая : Дэвид Вебер  13  Глава четырнадцатая : Дэвид Вебер
 14  Глава пятнадцатая : Дэвид Вебер  15  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер
 16  Глава семнадцатая : Дэвид Вебер  17  Глава восемнадцатая : Дэвид Вебер
 18  Глава девятнадцатая : Дэвид Вебер  19  Глава двадцатая : Дэвид Вебер
 20  Глава двадцать первая : Дэвид Вебер  21  Глава двадцать вторая : Дэвид Вебер
 22  Глава двадцать третья : Дэвид Вебер  23  Глава двадцать четвертая : Дэвид Вебер
 24  Глава двадцать пятая : Дэвид Вебер  25  Глава двадцать шестая : Дэвид Вебер
 26  Глава двадцать седьмая : Дэвид Вебер  27  Глава двадцать восьмая : Дэвид Вебер
 28  Глава двадцать девятая : Дэвид Вебер  29  Глава тридцатая : Дэвид Вебер
 30  Глава тридцать первая : Дэвид Вебер  31  Глава тридцать вторая : Дэвид Вебер
 32  Глава тридцать третья : Дэвид Вебер  33  Глава тридцать четвертая : Дэвид Вебер
 34  Глава тридцать пятая : Дэвид Вебер  35  Глава тридцать шестая : Дэвид Вебер
 36  Глава тридцать седьмая : Дэвид Вебер  37  Глава тридцать восьмая : Дэвид Вебер
 38  Глава тридцать девятая : Дэвид Вебер  39  Глава сороковая : Дэвид Вебер
 40  Глава сорок первая : Дэвид Вебер  41  Глава сорок вторая : Дэвид Вебер
 42  Глава сорок третья : Дэвид Вебер  43  Использовалась литература : Дело чести



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение