Фантастика : Космическая фантастика : Глава тридцать вторая : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43

вы читаете книгу




Глава тридцать вторая

"Я не подозревал, что идиотизм имеет столько оттенков!"

Ирен Тиагуе отвела глаза от дисплея, приподняв брови, поскольку Дауд ибн Мамун Аль-Фанудэхи ворвался в ее кабинет. Автоматические двери не очень подходили для того, чтобы хлопнуть ими за собой, но Аль-Фанудэхи сделал все возможное.

"Прошу прощения?" произнесла Тиг, пока он бил по кнопке ручного закрытия двери ребром ладони. Ее тон выражал лишь вежливый интерес, но не мог никого обмануть, и он обернулся к ней.

Его явные отвращение и ярость, ясное дело, не были направлены на нее, но в данный момент это было слабым утешением. В течение последних нескольких дней стало очевидным, что даже его предыдущее беспокойство по поводу возможностей мантикорской военной техники далеко от действительности, но даже этого было недостаточно, чтобы сорвать его обычный самоконтроль.

Так что, если, наконец, что-то случилось..

"Я просто не могу поверить, что даже эти… эти кретины могут…!"

Она поняла, что ошиблась. Это были не отвращение и гнев; это была слепая, непрекрытая ярость.

"Что такое, Дауд?" спросила она значительно быстрее.

"Это же…"

Он снова прервался, качая головой, а затем, внезапно, сила собственного гнева, казалось, опустошила его. Он рухнул в кресло перед её столом, вытянул ноги перед собой, снова покачал головой, устало вздохнул, и Тиг почувствовала что-то совершенно точно похожее на всепоглощающий страх, когда увидела тьму в его глазах.

Она начала, было, что-то говорить, но остановилась, встала, и налила кофе. Бросила на него оценивающий взгляд и добавила в чашку здоровую порцию виски, хранящегося у неё на всякий жертвенный случай, после чего, набрала ещё чашку кофе (уже без виски), для себя. После чего поставила чашку "Флотского" кофе перед ним, а сама присела на край стола, держа собственную чашку обеими руками, и кивнула ему.

"Сначала выпей," — скомандовала она. "Потом расскажи мне".

"Есть, мэм," ответил он, вымучив бледную улыбку. Он делал мелкие глотки кофе, и его улыбка становилась все более естественной. "Думаю, что, вероятно, сейчас слишком раннее утро для этой особенной чашки кофе," заметил он.

"Для кофе никогда не рано", ответила она. "Кроме того, где-то на этой планете сейчас как раз время завершения работы, а это значит — слишком поздно для того, чтобы что-то добавлять".

"Вижу, используешь очень творческий хронометраж".

Он хлебнул еще "виски-с-кофе", затем откинулся в кресле, и она увидела, что его плечи, наконец, начинают расслабляться.

Его вид успокоил ее. Последнее, что ей было бы нужно, чтобы он в ярости наговорил чего-то нехорошего кому-нибудь из своих начальников. Ей бы этого очень не хотелось. На самом деле, она была немного удивлена??тем, насколько искреннюю симпатию к нему испытывает в последние несколько месяцев. Тот факт, что он был в Боевом, а она в Пограничном Флоте, стал абсолютно не важным, когда она начала понимать, насколько действительно оправданным было его беспокойство по поводу возможностей оружия Мантикорцев. Его упорный отказ дать ей возможность поддержать его «панический» анализ, заставил ее чувствовать себя более, чем немного виноватой, даже если она понимала его логику. К несчастью, ей тоже пришлось двигаться путём людей, чьи отчеты систематически игнорируется, так что, её собственное беспокойство постоянно растёт и становится всё более острым. Некоторое количество других отчетов, которые, очевидно, были творчески подправлены (а они это обнаружили и сумели проследить), только сделало положение еще худшим.

Затем пришла весть о Битве у Шпинделя. Несмотря на все проблемы, несмотря на самые пессимистические прогнозы Аль-Фанудэхи, они оба были шокированы полнотой победы Мантикорцев. Даже они не ожидали, что целый флот супердредноутов может быть мимоходом разгромлен силами, самой тяжелой единицей которых был только линейный крейсер. Ради Бога, это как… Как если профессиональный боксер упал бы от одного удара своей восьмилетней дочери!

Но если они вдвоем были шокированы, то остальной Флот был просто ошеломлен. Абсолютная невозможность случившегося была буквально слишком большой для того чтобы офицерский корпус Флота был в состоянии ее принять.

Первой реакцией было простое отрицание. Этого не могло случиться, значит, этого не произошло. Там должна быть какая-то ошибка. Что бы там ни указывали первоначальные новости, у Манти должна была быть в наличии оперативная группа собственных кораблей стены!

К сожалению, для этой линии логики (Если этому можно дать такое определение), Манти по-видимому, ожидали такой реакции. Они послали саму адмирала O'Клири домой вместе с их дипломатической нотой, и они позволили ей взять с собой тактические записи событий.

На данный момент, О’Клири была парией, замаранной так же как Эвелин Сигби.

Конечно, в отличие от Сигби, О’Клири была дома на Старой Земле, где она могла бы решительно стереть позор со своего лица, и, хотя она была из Боевого а не пограничного флота, Тиг нашла в самой себе ощущение мощного чувства симпатии к пожилой женщине. Едва ли вина О’Клири в том, что она находилась под командованием законченной идиотки, и тогда ей осталось капитулировать после того как Крендалл привела всю свою оперативную группу прямо в пасть катастрофы.

Несмотря на удобную возможность сделать козла отпущения из O'Клири, нельзя было не заметить нелепые цифры ускорения ракет Манти которые опустошили тактическое соединение 496. Доклады, которые были уверенно отклонены как нелепые, оказалось, твердо базировались на фактах, точно как Аль-Фанудахи предупреждал своих начальников. На самом деле, он фактически преуменьшили угрозу и как новое доказательство фундаментальной несправедливости вселенной, Адмирал Ченг ухватился за первоначальную оценку Аль-Фанудэхи, основанную на меньшем ускорение и точности, указаную в оригинальных репортах, и резко упрекнул его, что он не "в полной мере оценил масштаб угрозы" в анализах, которые Ченг тогда игнорировал.

Тем не менее, тот факт, что Аль-Фанудэхи был прав все это время, не мог быть полностью проигнорирован. Уже не мог быть. И "пророк смерти и мрачности" вдруг оказался на брифингах с действительно слушающими его флаг-офицерами.

Кроме того, и Управление Оперативного Анализа, наконец, попросили сделать то, что оно должно было делать все это время. Конечно, усилия УОА сдерживались тем, что оно так систематически и надолго лишалось средств, что девяносто процентов его усилий уходили на позитивный анализ учений и проблем Боевого Флота, вместо того, чтобы учиться на самом деле думать о возможных внешних угрозах для Лиги. Которых, до того, вроде, и не было. Как бы нелепо и патетично это ни выглядело, несомненно было, что только два человека, на самом деле знакомых с этими угрозами, были в офисе Тиг на данный момент.

Справедливости ради, хотя бы некоторые из их коллег тоже были поглощены изучением подробностей катастрофы, вникая в те же самые данные, но, другие, большая часть, всё ещё метались, как обезглавленные курицы. Они просто не знали, где им искать, — ещё не знали, — и Тиг была мрачно уверенна, что они и не смогут ничего понять до времени, когда нельзя будет уже избежать всех последствий бедствия.

Нет, по крайней мере, до тех пор, пока идиоты, отвечающие за Флот, не станут обращать внимание на Аль-Фанудахи — на самом деле обращать внимание, учитывая и обрабатывая его информацию, а не просто "принимая" её. Что, собственно, эти идиоты, даже сейчас, как ни странно, склонны были делать.

Если бы действительно была такая вещь, как справедливость, Ченг Хай-швун и Адмирал Карл-Хайнц Тимар были бы без формы и просили милостыню где ни будь на углу, подумала с горечью Тиагуе. В самом деле, если бы была такая вещь, как настоящее правосудие, они были бы в тюрьме! К сожалению, у обоих были слишком хорошие связи. На самом деле, крайне маловероятно, что кто либо из них будет даже освобожден от занимаемой в данный момент должности, несмотря на катастрофический провал разведки представленый в Битве у Шпинделя. И, учитывая тот факт, что Аль-Фанудахи был носителем однородно плохих новостей, а, люди на брифингах, наконец начали слушать, у Тиагуе было неприятное чувство, что она знала точно, кто будет назначен козлом отпущения, чтобы спасти Ченга и Тимара.

На данный момент, однако, люди, наконец, были готовы слушать то, что Аль-Фанудэхи пытался сказать им все это время, и именно поэтому его нынешнея смесь гнева и отчаяния настолько напугала ее.

"Уже готов поговорить об этом?", мягко спросила она через минуту.

"Думаю, да", ответил он. Сделал ещё глоток, опустил чашку на колено и посмотрел на неё.

"Что они сделали на сей раз?" спросила она.

"Не так страшно то что они сделали, как то, что они готовятся сделать" сказал он и покачал головой. "Они решили, что то, что случилось с Манти представляет им идеальную возможность, и я думаю, что они готовятся воспользоваться ее преимуществами".

"Что?". Её тон был, как у женщины, которая точно уверена, что она ослышалась, а он фыркнул с жесткой усмешкой.

"Я только что с встречи с Кингсфорд, Дженнингс, и Бернард", сказал он ей. "Они в команде мозгового штурма Раджампета".

Мускулы живота Тиагуе напряглись. Адмирал Уиллис Дженнингс был начальником штаба Сета Кингсфорда, а Адмирал Флота Эвангелин Бернард была начальником Офиса Стратегии и Планирования. При других обстоятельствах встреча командира Боевого Флота, с его начальником штаба и главным стратегом флота, для рассмотрения боевых отчетов, возможно, была бы хорошей вещью. Но, в нынешних обстоятельствах, и учитывая отчаяние Аль-Фанудэхи, она подозревала, что это не так. Возможно это из-за использования слова "мозговой штурм", подумала она.

"Что за мозговой штурм"? спросила она вслух.

"Как Раджампет видит, то что только что произошло с домашней системой Манти, это то, что он называет "стратегически удобным моментом". Он хочет немедленно организовать операцию, чтобы воспользоваться этим открытием, и он предлагает использовать Адмирала Филарета для этой цели."

"Филаретa?" немного тупо повторила Тиагуе, и Аль-Фанудэхи пожал плечами.

"Он из Боевого Флота, так что ты, вероятно, не знаешь его. Поверьте мне, ты многого не потеряла. Он умнее, чем Крендалл. На самом деле, я готов держать пари, его IQ, по крайней мере, равно его размеру обуви. Кроме этого, единственное что у него есть полезного, это то, что у него есть пульс. "

Это был признак того, насколько сильно он подошел к тому, чтобы доверять ей — или наоборот — думала она, он осмелился показать открытое презрение к такому монументально высокопоставленному офицеру.

"Что заставляет Адмирала Раджампета думать, что Филарета в состоянии сделать что-нибудь?"

"Это известно только Богу и, возможно, Адмиралу Кингсфорд, Филарета сейчас в Перефирии, и находится на полпути к Мантикоре, с силами, даже большими, чем были у Крендалл".

Она резко смотрела на него, и он посмотрел назад с тщательно невыразительным лицом.

"А что Адмирал Филарета делает в Перефирии"? спросила она.

"По странным совпадениям, он тоже проводит учения". Улыбнулся без веселья Аль-Фанудэхи. "Тебе, возможно, будет интересно узнать — я проверил, из праздного любопытства, ну ты понимаешь — что в последние тридцать T-лет Боевой Флот проводил всего трое учений, в которых были развернуты более пятидесяти кораблей стены, так далеко, как в Перефирии. Но в этом году, по некоторым причинам, Крендалл было разрешено проводить ее учения в Секторе Мадрас, а Адмиралу Флота Массимо Филаретa одновременно получил право на проведение «Военных игр» в Секторе Тасмания. И, в отличие от Крендалл, учения Филаретa это — я цитирую — "Крупные учений флота". Так вот, он находится на стоянке в Тасмании с тремя сотнями кораблями стены, плюс экраном. Раджампет хочет укрепить его еще семьюдесятью или восьмьюдесятью короблями стены, которые «просто так», были развернуты на различных базах сектора в пределах пары недель гипер перехода до Тасмании, а затем отправить его непосредственно в атаку на Мантикору."

"Что?"

Она смотрела на него с недоверием, и он горько усмехнулся, потом протянул кружку с кофе и виски ей.

"Хочешь немного?" предложил он.

"Я не думаю, что тут могла бы помочь целая бутылка", ответила она через минуту, и покачала головой. "Ты это серьезно, да?"

"Верь мне, но, лучше бы я не был."

"О чем он думает?"

"Я не уверен, использовал бы этот глагол для того что бы описать что происходит внутри его черепа," сказал едко Аль-Фанудэхи. Потом он вздохнул.

"Судя по тому что я смог понять, из того, что Дженнингс и Бернард говорили Кингсфорд и вопросов которые все трое задавали мне, Раджампет считает, что даже если сообщения о том, что с ними случилось сильно преувеличены, Манти должны зашататься. Как выразился Дженнингс, момент "психологически зрелый". После такого разгрома, у нних не будет смелости и стойкости для борьбы с ФСЛ".

"Точно так же, как у горстки их крейсеров не было смелости и стойкости в бою против Крендалл, ты имеешь в виду?" горько сказала Тиагуе.

"Я думаю, что они ожидают, что некоторые вещи сработают немного лучше на сей раз."

"Они думают что Домашний Флот Манти не будет защать свою домашнюю систему, когда небольшая группа крейсеров сошлась лицом-к-лицу с Крендалл из-за административного центра области, которую они даже еще твердо не интегрировали в их империю?"

Тиагуе даже не пыталась скрыть скептицизм, и Аль-Фанудэхи усмехнулся, со следом подлинного веселья.

"Вот видишь ты используешь это глагол снова," сказал он. Затем он успокоился.

"На этом основывается текущие стратегическое планирование," подчеркнул он. "И, очевидно, следуя по дороге выкованой из этой теорим, обязано будет иметь разрушительный эффект на мораль и уверенность Манти, полностью игнорируя любой другой эффект, который буден оказан на их действительне, физические способности. Например, Дженнингс счетает, что психологическое воздействие, вероятно будет еще больше, поскольку это произайдет так скоро после событий на Шпинделе. И, конечно, они не могут быть уверены, мы не те, кто разрушил их инфраструктуру. Поэтому, когда свежий Флот Солнечной Лиги появится у их пороге примерно в два раза быстрее чем они могли бы ожидать, и когда они увидят, что мы готовы прийти снова, на этот раз на их родную землю, несмотря на Шпиндель, они поймут, что проиграли и бросят полотенце. Особенно, если они будут думать, что это мы только что нанесли им удар, и они будут оглядываться через плечо, когда мы придем и сделаем это сново, пока они заняты нашими обычными короблями стены."

Тиагуе посмотрела на него еще раз, потом вздохнула, подошла обратно к своему столу и плюхнулась в кресло.

"Продолжай. Я уверена, что это цветочки, ягодки еще??впереди."

"Ну, я отметил, — несмело, ты понимаешь — что даже с учетом того, что Филаретa гораздо ближе к Мантикоре, чем кто-либо может ожидать, пройдет около месяца, прежде чем он получит, как они говорят, усиление, а потом еще месяц-полтора, чтобы достичь Мантикоры, с этой точки зрения, по крайней мере, часть шокового эффекта должна рассеяться. Бернар согласилась, что это возможно, но ее сотрудники психологи", — его глаза встретили с Тиагуе и закатились —" считают, что это реально сработает в нашу пользу. Очевидно они считают, что достаточно приблизительно трех месяцев для того, что бы эффект шока смягчился и уступил дорогу, отчаинью, поскольку "более трезвая оценка ситуации" будет осознана полностью."

"Я не думаю, что эти психологи планируют сопровождать Адмирала Филаретa в пути к Мантикоре"?

"Как ни странно, я не верю что такие найдутся."

"Я тоже", пробормотала Тиагуе.

"После того, как мое беспокойство было соответственно успокоенно," продолжал Аль-Фанудэхи, "Я указал на то, что наши доклады говорят, что у Манти, в Домашнем Флоте, есть по крайней мере сто собственных кораблей стены. Учитывая исход Битвы у Шпинделя, мне кажется, что, возможно, больше численное преимущество с нашей стороны было бы лучше. Адмирал Дженнингс, однако, сообщил мне, что отчеты Адмирала Тимара указывают что Манти понесли даже большие потери, когда Хэвен напал на их домашнию систему, чем первоначально предполагалось. Тебе будет интересно узнать, что наилучшая оценка Управления Разведки Флота говорит о том, что у Манти осталось не больше, чем шестьдесят — семьдесят короблей стены."

"Я думала, что мы и есть Управление Разведки Флота," заметила Тиагуе.

"Нет, мы Управления Оперативного Анализа," исправил Аль-Фанудэхи с упреком в голосе. "Адмирал Кингсфорд был достаточно любезен, чтобы указать, мне на это. Судя по всему, дополнительные отчеты разведки, к которым у нас не было доступа, решительно поддерживают, отчеты Адмирала Тимара о потерях Мантикорцев".

"Очаровательно".

"Я тоже так подумал. Но после того как я, в течение нескольких минут, переварил эту информацию, я указал, что даже шестидесяти или семидесяти их короблей стены, будет более чем достаточно, для наших трех-четырех сотен, учитывая их преимущество в ракетной войне. И это, даже без учета стационарных средств защиты, которые они могли бы развернуть в своей столичной системе за пару десятилетий активных боевых действий с Республикой Хевен.

"Адмирал Бернар согласился, что, это безусловно достаточные основания для беспокойства, но, это видимо совместное мнение Адмирала Раджампета и Адмирал Кингсфорд, никто не смог бы разнести верфи и космические станции Манти не унечтожив по пути, в первую очередь, стационарную оборону. Другими словами, кем бы напавший ни был, он должно быть, уже уничтожил большую часть боевых возможностей, которые Манти, возможно, использовали бы против нас. С учетом ущерба полученного их промышленным сектором, не говоря уже о потери подготовленных военных кадров, они не смогли сделать достаточно, чтобы заменить потерянные возможности."

Тиагуе поняла, что качала головой, медленно, снова и снова, и заставила себя остановится.

"Они безумны," сказала она категорически.

"Скорее, сошли с ума," мрачно согласился он.

"Разве они даже не рассматривать последствия того, что произошло с Манти?" требовательно спросила она.

"Они интересуются только теми последствиями которые оставили Мантикору уязвимой", ответил Аль-Фанудэхи категорически. "Я отметил, что мы не имеем понятия, кто это сделал, и что, он черт возми, сделал. Боже мой, все, что у нас до сих пор есть — новости! Очевидно, что кто-то пришел и выдул дерьмо из инфраструктуры Мантикоры, но это все, что мы знаем".

"Дерьмо, это все, что мы знаем!" подитожила Тиагуе. "Мы чертовски хорошо знаем, что у нас нет ничего, чем мы могли бы сделать подобное! Случай с Крендалл у Шпинделя достаточно это доказывает. Я гарантирую, у Шпинделя не было ничего подобного той глубине охвата датчиков как в их домашней системе, и их Домашний Флот намного более мощный, черт возми, чем несколько крейсеров и линейных крейсеров. Так что если кто-то прошел через все это и попал достаточно близко, чтобы нанести повреждения о которых сообщают журналисты — или что-нибудь отдаленно напоминающее повреждения в их отчетности — они должны были сделать это с помощью какого-то оборудования о котором мы даже никогда не слышали. Другой вид оборудования, о котором мы даже никогда не слышали!"

"Я думаю точно также," согласился в большей степени Аль-Фанудэхи.

Оба сидели, смотря на друг друга в тишине в течение, по крайней мере, нескольких минут. Затем Тиагуе наклонилась назад и глубоко вдохнула.

"Вы, конечно же, понимаете, кто это был," сказала она тихо.

"Ну, мы только что согласились, что это не мы", ответил он. "И если Хевен имел бы нечто подобное — и даже если они были близки к получению того-то что было развернуто — они никогда бы не запустили атаку в стиле сделай-или-умри.

Таким образом, на мой взгляд, исключается большинство обычных подозреваемых. А с учетом того, что происходило в Тэлботте, и убийство посола Манти прямо здесь, в старом Чикаго, и очевидные глупости о спонсировании Манти нападения на Грин Паинс, и нападение на Конго, имя, с которого начинается мой список начинается на букву 'М'."

"Мой тоже". Ее глаза потемнели, как раньше его, и выражение у нее было очень, очень мрачным. "Дауд, у меня появилось действительно плохое предчувствие. Такого рода предчувствие возникает у человека, который считает, что Манти правы, все это время, говоря о причастности Рабсилы. Это не кажется возможным, но…"

Ее голос затих, и Аль-Фанудэхи кивнул.

"Я согласен", сказал он. "И, честно говоря, тот факт, что никто — не Раджампет, не Кингсфорд, не Дженнингс или Бернард — кажется, так много, не подумали об этом, что меня беспокоит даже больше, чем то, что они, кажется, не знают, что наше оборудование, это было доказано, в-лушем-случае-третьего-сорта в галактике. Достаточно плохо, что они не рвут свои собственные команды, пытаясь выяснить насколько глубоко, черт возьми, сидит внутри Рабсила, раз она может реально влиять на принятие основных решений развертывания, но даже это меркнет рядом с другим, гораздо более актуальным вопросом, что могло бы вдохновить Рабсилу — или кого там — нанести удар по Мантикоре прямо сейчас. Рискуя выйти и тени, так далеко.

"Так ты думаешь, что все намного глубже, чем просто выгнать Мантикору из Скопления Тэлботт, подальше от Мезы".

"Я не был бы удивлен, если это большая его часть, может быть, даже какое-то инициирующее событие", сказал Аль-Фанудэхи. "Но любой, кто мог создать всю эту последовательность событий — кто мог получить целые целевые группы и флоты крупных боевых кораблей Солнечной Лиги, развернутых, где он хочет и когда он хочет, затем добавьте нападение на Мантукору, из ее же задницы — не просто импровизирует, как он получится. Любая из этих операций должна иметь необходимую массивную организацию и очень осторожное и длительное планирование. Бинг и Крендалл — даже Филаретa — вероятно, были направлены на позиции кем-то с достаточным количеством денег и достаточным политическим влиянием, чтобы оказывать влияние на горстку стратегических решений на высоком уровне. В конце концов, как все знают, развертывание в мирное время просто рутина, так почему бы не сделать небольшую милость для человека с достаточно глубокими карманам? Но это прямое нападение на Мантикору требует серьезных промышленных возможностей, военного планирования, и почти наверняка какого-то технологического прорыва, и что бы ни мы, ни Манти, ничего не знали. Это путь вне параметров даже для самых больших и самых противных транскорпораций, Ирен. Это совершенно другой уровень возможностей."

"И кто бы это ни был — Рабсила или кто-то еще, кто просто использует Рабсилу как вывеску — должна быть причина, почему они решии пойти вперед и показать нам всем, что уних есть такие возможности," сказала спокойно Тиагуе.

"Именно". Аль-Фанудэхи устало потер лоб. "Возможно, по крайней мере, часть этого была оппортунизмом. Возможно, реальной целью, все время, была Мантикора, и комбинация конфронтации Манти с нами в Талботте и их потерями в Битве у Мантикоры были слишком большим искушением, как "стратегический удобный момент" Рэджампета, и плохие парни прыгнули прежде, чем были готовы. Но я не думаю, что все так просто. Я не думаю, тот, кто был в состоянии создать такие возможности, о которых мы говорили ранее, и никто этого даже не заметил, просто отбросил тщательную маскировку, как бы не был велик стратегический соблазн, прежде чем был в значительной степени готов двигаться.

"Двигаться против Мантикоры, ты имеешь в виду". неудовлетворенно хмурясь выдохнула Тиагуе. "Я не думаю, что ты не прав, Дауд, но в то же время, я не вижу в этом смысла". Она покачала головой. "Ох, не пойми меня неправильно. Очевидно, что если даже мы не знали, что эти люди планировали, тот ад, который они планировали, мало вероятно, что мы сможем волшебно различать, что они планируют, после. Какова их конечная цель? Я знаю, Мантикора богаче, чего грех таить, для своего размера, по крайней мере, и ее торгововый флот больше, чем любой другой на всем протяжении проклятой галактики, сует нос в чужие дела. И я не сомневаюсь ни на минуту, что Рабсила, адски, возмущается из-за применения Манти Конвенции Червела. Я допускаю все это. Но зачем такие сложонсти, чтобы сокрушить Мантикору? Бог знает, сколько времени они, должно быть, потратили на планирование и создание ресурсов прежде, чем смогли осуществить что-то вроде этого. Так зачем это делать? Зачем делать такие инвестиции для атаки относительно небольшой звездной нации с другой стороны, от них, проклятой Лиги? Это не имеет никакого смысла!"

"Нет, это не так," согласился спокойно Аль-Фанудэхи. "Вот почему меня так беспокоит тот факт, что, кажется, никого больше даже не заботит, что Рабсила причастна ко всему этому. Поэтому я с табой согласен, Ирен. Никто не идет на все эти неприятности и огромные расходы, которые должны быть, только потому, что им не нравится Звездная Империя Мантикора. Так же есть еще, большой, и очень неприятный вопрос, который мучал меня последние сутки или около того, — почему они вовлекали нас в перыую очередь. Если у них уже была возможность устроить что-то вроде этого нападения, почему они рискуют пытаясь манипулировать нами для подавления Мантикоры? Они могли бы сделали это самостоятельно в любое время когда захотят, без участия Лиги вообще. И если их разведка знает возможностей Манти так хорошо, как должна, чтобы спланировать и осуществлять эту операцию, они, должно иметь чертовски хорошее представление о том, насколько превзойден будет наш Флот, когда пойдет против Манти. Таким образом, они явно не рассчитывают, что мы сделаем работу за них."

"Ты уверен?" Вопрос Тиагуе вызвало не желание поспорить, ее глаза были обеспокоены. "Ты не думаешь, что они, собираются выполнить работу самостоятельно только потому, что поняли, что мы не в состоянии ее, в конце концов, сделать?"

"Ни в коем случае". Он покачал головой. "Просто развернуть свои ударные силы на позиции заняло бы много времени. Если я жестоко не ошибался, они должны были начать перемещать их еще перед первым инцидентом на Новой Тоскане.

Совершенно точно, перед вторым. Значит, оба крыла их??плана пришли в действие, одновременно. Нет. Они знали, что мы не в состоянии выиграть у Манти, но, так или иначе, они втравили нас в войну с ними. И это приводит меня, к мысли, что, возможно, они хотели, не так уж много, не чтобы Манти были в состоянии войны с нами, а чтобы мы были в состоянии войны с Манти".

"Почему?" Тиагуе нахмурилась еще сильнее, чем когда-либо, и Аль-Фанудэхи пожал несчастно плечами.

"Если бы я знал ответ на тот вопрос, то мог бы что ни будь с этим сделать," сказал он. "Но то, чего я очень боюсь, Ирен, что неверно то, о чем мы только что думали, об использовании Лиги, чтобы раздавить Мантикору. Я думаю, что все намного глубже, и не так уже нелепо, как кажется, я вижу только одну цель в диапазоне поражения на данный момент. "

Он смотрел через стол на нее, его темные глаза были взволнованы.

"Нас", сказал он очень, очень тихо.


Содержание:
 0  Дело чести : Дэвид Вебер  1  Глава первая : Дэвид Вебер
 2  Глава вторая : Дэвид Вебер  3  Глава третья : Дэвид Вебер
 4  Глава четвертая : Дэвид Вебер  5  Глава пятая : Дэвид Вебер
 6  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер  7  Глава седьмая : Дэвид Вебер
 8  Глава восьмая : Дэвид Вебер  9  Часть девятая : Дэвид Вебер
 10  Глава десятая : Дэвид Вебер  11  Глава двенадцатая : Дэвид Вебер
 12  Часть тринадцатая : Дэвид Вебер  13  Глава четырнадцатая : Дэвид Вебер
 14  Глава пятнадцатая : Дэвид Вебер  15  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер
 16  Глава семнадцатая : Дэвид Вебер  17  Глава восемнадцатая : Дэвид Вебер
 18  Глава девятнадцатая : Дэвид Вебер  19  Глава двадцатая : Дэвид Вебер
 20  Глава двадцать первая : Дэвид Вебер  21  Глава двадцать вторая : Дэвид Вебер
 22  Глава двадцать третья : Дэвид Вебер  23  Глава двадцать четвертая : Дэвид Вебер
 24  Глава двадцать пятая : Дэвид Вебер  25  Глава двадцать шестая : Дэвид Вебер
 26  Глава двадцать седьмая : Дэвид Вебер  27  Глава двадцать восьмая : Дэвид Вебер
 28  Глава двадцать девятая : Дэвид Вебер  29  Глава тридцатая : Дэвид Вебер
 30  Глава тридцать первая : Дэвид Вебер  31  вы читаете: Глава тридцать вторая : Дэвид Вебер
 32  Глава тридцать третья : Дэвид Вебер  33  Глава тридцать четвертая : Дэвид Вебер
 34  Глава тридцать пятая : Дэвид Вебер  35  Глава тридцать шестая : Дэвид Вебер
 36  Глава тридцать седьмая : Дэвид Вебер  37  Глава тридцать восьмая : Дэвид Вебер
 38  Глава тридцать девятая : Дэвид Вебер  39  Глава сороковая : Дэвид Вебер
 40  Глава сорок первая : Дэвид Вебер  41  Глава сорок вторая : Дэвид Вебер
 42  Глава сорок третья : Дэвид Вебер  43  Использовалась литература : Дело чести



 




sitemap