Фантастика : Космическая фантастика : Глава четвертая : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43

вы читаете книгу




Глава четвертая

— Вы получили копию записки от Адмирала Ченга? — Спросил капитан Дауд ибн Мамун аль-Фанудахи, заглянув в кабинет Капитана Ирен Тигу.

— Какую записку?

Тиг закатила глаза с таким выражением лица, которое она не позволила бы видеть любому другому офицеру флота. В самом деле, ещё месяц назад аль-Фанудахи никогда бы этого не увидел. Показное презрение или по крайней мере неуважение было крайне опасно для адмирала, особенно для офицера приграничного флота разговаривающего с офицером боевого флота. И уж совсем невозможно когда офицеру приграничного флота задают вопрос.

К сожалению, Ирен Тиг пришла к выводу, что аль-Фанудахи был прав в своей вере в правдивость "нелепых сообщений" о "супер оружии" Мантикорского королевского флота. Данная точка зрения, по ее мнению, была полностью подтверждена тем, что произошло с Иосифом Бингом в Новой Тоскане. И, по-видимому, эта точка зрения продолжала не приходить на ум Ченгу Хай-швуну, командующему офицеру Управления Оперативного Анализа, к которосу она и аль-Фанудахи, были назначены.

— Я, о той, которая про совещание на следующей неделе, — сказал аль-Фанудахи, — Которая для Кингсфорда и Тимара.

— Ох.

Тиг нахмурилась, пытаясь вспомнить, в какую из своих обширных папок корреспонденции, она положила ту конкретную записку. Половина дерьма, которое к ней попадало, даже не открывалась, еще меньше прочитывалось. Никто наверно не смог бы отследить все записки, письма, доклады, запросы, и просто мусор, плавающий вокруг здания Управления Флота и его пристроек. Не то чтобы производители всего этого пустословия чувствовали какое-либо принуждение признать эту точку зрения. В конце концов, настоящей причиной для большинства из них было просто прикрыть собственную задницу, и оправдания, что в сутках нет столько времени, чтобы прочесть всё это, не имели никакого значения, когда они вытаскивали свою копию файлов и начинали махать их перед чьим-то носом.

Она стала набирать команды, проверяя индекс. Пожав плечами, набрала другую, и фыркнула.

— О. Вот она, — она подняла глаза, — Вам нужна копия?

— Сбрось на мой терминал, — ответил аль-Фанудахи со слегка глуповатой ухмылкой, — не имею понятия куда я подевал свою копию. Но мне действительно нужно посмотреть собираются ли Полидор или один из его представителей там быть.

— Секундочку, — Тигу просмотрела записку, затем пожала плечами, — никаких упоминаний, если это так.

— И я не припоминаю такого. — аль-Фанудахи поморщился. — Не совсем хороший знак, не так ли?

— Наверное нет, — согласилась Тигу через мгновенье., - с другой стороны, может быть это и к лучшему. По крайней мере если они тебя выслушают при всех, у них будет меньше возможностей, чтобы начать прыкрывать его задницу, прежде чем кто то начинает задавать ему острые вопросы.

— Как Вы думаете какова вероятность, что это так?

— Не высока, — призналась она.

Если Ченг до сих пор не понимал характер мясорубки, в которую ФСЛ собрался сунуть свои пальцы, то адмирал Мартинос Полидор, начальник Систем Развития, был в состоянии активного отрицания. Начальник СисРа был одним из идеологов инициативы "Флот 2000", и он еще больше убежден в неизбежности Солерианского технологического превосходства, чем даже большинство его сослуживцев..

В теории это было обязанностью СисРа все время повышать параметры, постоянно искать более совершенные технологии и методы их применения. Конечно, в теории, также обязанностью ОпАн было анализировать и интерпретировать оперативные данные, которые могли бы идентифицировать потенциальные угрозы. Учитывая, что карьера аль-Фанудахи застопорилась на несколько десятилетий главным образом потому что он пытался делать именно это, то не удивительно что подчиненные Полидора поддерживали своего начальника. В конце концов, Тигу была одной из немногих аналитиков ОпАн кто разделяют озабоченность аль-Фанудахи. и он специально поручил ей держать язык за зубами об этом незначительном факте.

— Возможно будет больше шансов задать некоторые из этих вопросов, если вы позволите мне подписать ваш отчёт, Дауд — отметила она.

— Не настолько хорошим чтобы рискнуть твоей репутацией прямо наряду со мной. — Он покачал своей головой. — Нет, еще не время для тебя чтобы выйти в открытую, Ирэн.

— Но, Дауд

— Нет, — Он прервал ее еще однимдвижением головы. — В донесениях Сигби на самом деле нет ничего нового. Во всяком случае кроме подтверждения того, что у их ракет дальность полета по крайней мере двадцать девять миллионов километров, и это уже было известно после Моники, если бы кому-то было интересно просмотреть отчеты. — Он пожал плечами. — Кто-то должен продолжать говорить им об этом, но они не собираются верить независимо от того что мы говорим, пока одна из наших единиц не уничтожается способом, который невозможно отрицать. Даже для кого-то вроде Ченга или Полидора. У всех них слишком много от самодовольно-презрительного ‘придумано не здесь'. И они не хотят услышать это от тех, кто не согласен с ними.

— Но это только вопрос времени когда они узнают, что ты был прав все это время, — заспорила она.

— Возможно. И когда это случится, ты думаеш, они собираются сильно любить доказательства своей неправоты? Что обычно происходит с такими как я — кто-то, кто настаивал на том что небо падает — и, что, если оказывается, что он был прав, его начальники еще более мотивированы, чтобы наказать его. Последнее, что они хотят это спросить совета у тех, кто сообщил им, что они идиоты после того, как вселенная продемонстрирует что они действительно были идиотами. Именно поэтому важно, что бы ты избегала этого. Когда, дерьмо наконец, попадет на вентилятор, вы будете тем кто имел доступ ко всем моим заметкам и отчетам, кто в лучшем положении, чтобы быть их "экспертом", но кто раздражал их с тех пор, как они могут вспомнить.."

— Это не правильно, — возразила тихо она.

— И что? — Тигу видела лимоны менее кислые чем улыбка аль-Фанудахи. — Вы были под впечатлением чьей-то гарантии что жизнь справедлива?

— Нет, но…

Ее голос затих, и она слелала небольшой кивок понимания. Не согласия, на самом деле, но принятия.

— Хорошо, теперь, когда это улажено, — сказал аль-Фанудахи более оживленно, — Мне было интересно у тебя были еще мысли по поводу мого вопроса о разнице между их ракетами для подвесок и бортового пуска?

— Ты имееш ввиду дополнительный двигатель?

— Да. Или даже дополнительные двигатели, множественное число.

— Дауд, я тут на твоей стороне, помни, и я готова согласиться что они могли бы втиснуть еще один двигатель в корпус ракеты, которые они ставят на подвески, но даже я не вижу как они могли бы впихнуть три.

— Не забывай, что наши уважаемые коллеги все еще утверждают, что они не могли приспособить даже двух из них, — парировал аль-Фанудахи с блеском в глазах с комбинированным озорством, провокациею, и искренней заботой. — Если они не правы об этом, то почему ты не можеш ошибаться с двигателем номер три?

— Потому что, — ответила она с ужасным терпением, — есть физические пределы, которые даже манти не смогут обойти. Кроме того…

Дауд ибн аль-Мамун Фанудахи прислонился плечами к стене своего кабинета и улыбнулся, он собирался еще раз заставить работать на пределе ее ум.

* * *

Алдона Анисимовна быстро шла по роскошно оформленному холлу. Это было не первое её посещение, но на этот раз она была без сопровождения… (взволнованный бабочки которые polkaed вокруг ее мидель раньше.) И не только потому, что Kyrillos Taliadoros, ее личный телохранитель, шел тихо за ней. Его присутствие было ещё одним свидетельством, насколько вселенная изменилась за последние шесть стандартных месяцев.

С другой стороны, вся остальная вселенная вот-вот изменится, не так ли? Думала она, приближаясь к месту назначения. И они даже не знают на сколько.

Также, не имела она в этот день шести стандартных месяцев, когда она и Изабель Bardasano вошли в офис Альбрехта Детвейлера, и Анисимовна в первые, узнала настоящую правду.

Они дошли до двери в конце зала, и она открылась. Другой мужчина, который выглядел, как двоюродный брат Талиодороса (потому что, в конце концов, и был им), настороженно на них посмотрел, но через мгновение, отошел в сторону и слегка кивнул.

Анисимовна кивнула в ответ, но её внимание тудже сосредоточелось на человеке, сидящем за большим столом. Он был высокого роста, с сильными чертами, и два более молодых мужчины сидели на противоположных концах его стола очень похожих на него. Что было не удивительно.

— Алдона! — Альбрехт Детвейлер улыбнулся ей, встав из за стола и протянув руку. — Я надеюсь, у вас приятное путешествие домой?

— Да, спасибо, Альбрехт. — Она пожала его руку. — Капитан Мэддокс проявлял превосходную заботу о нас, и Болид — совершенно замечательная яхта. И, — она закатила глаза, — настолько быстрая.

Детвейлер одобрительно усмехнулся, выпустил ее руку, и кивнул на стул перед своим столом. Собственный телохранитель Taliadoros и Детвейлер занялись кофе с такой же ловкостью как и другие аспекты своих обязанностей. Затем они ушли, оставив ее с Альбрехтом и двумя его сыновьями.

"Я рад, что вы оцинили скорость болида, Алдона". Бенджамин Детвейлер поставил чашку на блюдце и его слегка улыбнулся ей. "Именно по этому мы и предоставили его Вам, чтобы вы могли добраться домой быстро".

Анисимова кивнула в ответ. "Streak drive" была еще одна вещь, о которой она не знала ничего шесть месяцев назад. Также, будем откровенны, это было не то, что она могла бы ожидать от Мезианских исследователей. Как и большинство в галактике, по разным причинам, и она том числе, были склонны видеть в R & D сообщества в её домашнем мире в первую очередь с точки зрения биологических исследований. Осведомлена она была лучше, чем большая часть человечества, что на планете научные и академические круги Мезы никогда не ограничивались только генетикой и биологическими науками. Но даже для нее, эти отрасли Мезы был гораздо более явными, вещи, которые определяли Мезу, как они определели Беовульф. Хорошо, если это удивило меня, я думаю, что это довольно хороший показатель того, насколько большой сюрприз это будет для всех остальных тоже, подумала она сухо. Какой и будет в течение ближайших нескольких лет.

Стик драв представл фундаментальный прорыв в межзвездных путешествиях, и не было никаких признаков даже близко подошедших технологий. На протяжении веков тета полосы были неприкосновенным потолком для гипер-судов. Каждый знал, что теоретически возможно подняться еще выше, достичь еще более высоких скоростей нормального пространства, но никому ещё, никогда не удавалось создать корабль, способный пройти йоту полосу и выжить. Невероятное количество инвестиций и сил было потрачено на это, особенно в первые дни гипер путешествий, но успеха небыло. В последние несколько веков, усилия взять йотта барьер были ослаблены, так и оставшись недостежимой целью, теоретически возможной, но практически неосуществимой на данный момент.

Но иследователи Мезы не отказались от этой задачи, и, наконец, после ста стандартных лет упорного труда, они нашли ответ. Это был грубый подход, и это не было бы возможным без последних достижений (потенциал которых никто другой, не заметил) в смежных областях. И даже с этими, другими достижениями, он был почти в два раза больше обычных гипер генераторов. Но он работал. Действительно, они прошли не только йоту полосу, но каппу также. Это означало, путешествие от Нью-Тоскана до Мезы, котовое осуществлял кто либо другой в лучшем случае за 45 стандартных дней, Анисимова же преодолела это расстояние менее чем за тридцать один.

"Теперь", Альбрехт сказал, обращая ее внимание к нему, "Бенджамин, Коллин, и я просмотрели Ваш отчет. И мы все же хотели бы услышать непосредственно от Вас

"Конечно," она ответила, "но — " Она сделала паузу, затем слегка потрясла головой. "Извините меня, Альбрехт, но я ожидала сделать отчет Изабель."

"Я боюсь, что это не возможно." Это ответил ей не Альбрехт, а Коллен, и его голос его был намного ниже и жестче, чем Альбрехта или Вениамина. Она смотрела на него, и он сердито повел плечами. "Изабелла умерла, Алдона. Она была убита около трех месяцев назад… вместе со всеми в гамма-центре."

Анисимова была шокирована. Несмотря на последние повышения в Мезианском руководстве к верхним эшелонам, она все еще имела весьма смутное понятие какие исследования проводились на различных центрах спутников. Единственное, что она знала о гамма центре это то, что, в отличие от других, он был здесь, в системе Мезы… что подразумевает большую важность, чем остальные.

"Могу ли я узнать, что случилось?"

Она больше ожидала, что он скажет ей нет, так как ей по-видимому не было острой нужды знать. Но Изабель стала более чем просто коллега, и Коллин удивил ее.

— Мы не до конца знаем вся обстоятельства, — признался он. — Впрочем, мы никогда не будем знать до конца. Но мы знаем, что кто-то активировал самоуничтожение, и соответственно кто это был. Мы все еще можем догадываться о некоторых событиях, приведших к этому, но учитывая, что Изабель была на пути к его аресту, мы знаем, почему он активировал их.

Он сделал паузу с мрачным выражением, и Анисимова кивнула. Если бы она делала выбор между нажатием кнопки самоликвидации и тем что называют "строгий допрос" выбор был бы однозначным.

"Что мы все еще не можем доказать, наверняка, так то что он был готов прежде, чем Изабель стала подозревать его. Мы уверены, что выяснили его основные намерения, но мы вынуждены были сделать большую часть расчетов из вторичных источников. Нет никаких основных источников или свидетелей, на нашей стороне кроме одного агента низкого уровня, который, кажется, единственный человек сделавший все правильно. Но есть причина полагать, что Балрум был вовлечен, по крайней мере частично."

"Баллрум знал о гамма-центре?" Удивление и внезапный приступ паники породили этот вопрос. Если экс-генетический раб террористов Балрум сумел выяснить так много, кто знает, сколько им стало известно о Согласии?

"Мы так не думаем". Коллин быстро покачал головой. "У нас есть несколько свидетелей, с другой стороны, и на основе их показаний и наши собственные исследования, мы подтвердили, что Зелвицкий и Каша были здесь, на Меса и — почти наверняка — что глава безопасности Центра был в контакте с ними. "

Анисимовна знала, что ее глаза расширились, но даже принадлежность к альфа-линии не могла помочь скрыть это обстоятельство. Антон Зельвицкий и Виктор Каша были здесь, на Мезе лично? Это ситуация становиться все интереснее и интереснее, не так ли?

"Ни одно из доказательств не предполагает, что они приехали искать Центр", продолжал успокаивать Коллин. "В первую очередь мы знаем, как предатель обнаружил, что они были здесь, поэтому, во всяком случае, мы уверены, что они прибыли не для встречи с ним. Похоже, он решил для себя, что это его шанс на побег и ухватился за эту возможность, когда понял, что они здесь. На самом деле, у нас есть изображение его встречи с Зельвицким — вот что насторожило Изабель в первую очередь. Зельвицкий не был идентифицирован по изображению, до того как она начала искать предателя, но она знала, что агент низшего уровня, как я уже упоминал, опознал его как причастного к Танцклассу. К сожалению, первым, кому он сообщил об этом, был начальник безопасности Центра."

Он улыбнулся в ответ на выражение лица Анисимовой.

"Да, это было удобное для него, не так ли?" согласился он. "Мы считаем, что это послужило толчком к принятию решения о побеге, а понимание, что Зельвицкий был на планете, столо звеном к его реализации. Единственное, что его выдало, первоначальное подозрение агента, когда он по ошибке наткнулся на них в холле ресторана. Нам просто повезло, что у нашего человека достало сообразительности и смелости пойти непосредственно к Изабель. К сожалению, "повезло" это понятие относительное в данном случае. Наш человек не знал что Антон Зельвицкий имеет непосредственное отношение к Танцклассу, таким образом Изабель это тоже не знала. Если бы она знала, то сделлала бы все по другому, но она не представляла, как в действительности обстояли дела с безопасностью, и она решила разобраться с ним лично, быстро и без шума. То, что казалось разумным, в этом случае оказалось ошибкой. Когда он понял, что Изабель направляется к нему, перебежчик привел в действие ядерный заряд под Центром. Он взорвал все здание — не уцелело ни одной записи, весь персонал погиб. Не говоря уже об одном из крупных коммерческих центров Грин Пайнс — и всем что находилось в нем — когда взорвавшийся заряд разрушил и его фундамент".

Анисимова резко вздохнула. Она догадывалась, что Гамма-центр был в системе Меса, но не предполагала, что он может быть расположен в одном из спальных районов столицы!

Одно только хорошо, что это было утром в субботу, так что большинство из R&D персонала были дома, и перебежчик, по-видимому надеялся скрытно вывезти Зелвицкого и Каша в случае, если они спрячут его. Он, и мы на девяносто девять процентов уверены, что он сумел убить их обоих… даже если это потребывало ядерного оружия. Так что они оба мертвы, по крайней мере. Если бы не, — на его лице заиграли желваки, и взгляд страшно похолодел, — Балрум сволочь использовал ядерное оружие в Пайн-Валли-парке в субботу утром.

В животе у Анисимовой похолодело. Она знала, что семья Коллина жила недалеко от центрального парка Грин Пайнс. Его дети играли там почти каждые выходные, и…

— Нет, сказал он по мягче, — поскольку увидел шок в ее глазах.

— Нет, Алекс и детей там не было, слава богу. Но большинство их друзей было. Двигаясь далее, мы вышли на двоих местных подельников Зелвицкого и Каши, — На сей раз его улыбка была ужасной. — С ними поработали, и они сказали нам все, что они когда-либо знали в их жизни, и, нужно отдать дьяволу должное, они оба настаивали, Зилвицки и Каша никогда не собирались использовать атомную бомбу в парке. Фактически, это была не их идея. Один из их поддерживающих сумасшедших очевидно пришел в бешенство и принял решение самостоятельно."

Анисимова выглядела потрясенной. Да что там, она была просто в шоке.

— С другой стороны, — Коллин продолжил, — Имея три отдельных факта использования ядерного оружия в Зеленых Соснах за один день, не та вещь, которую можно скрыть. Мы заняли позицию, что намерены провести очень тщательное расследование до того как, мы вынесем какие-либо обвинения — которые будет достаточно достоверны — но мы знаем, что должны будем в конечном счете сделатль огласку с объяснением данных событий. Никто не хочет признавать, что Баллрум мог осуществить что-то вроде этого, но мы решили, что это было наименьшим злом, для нас. Фактически, как только сообщник признался, мы решили, что могли объявить, что Зилвицки был тайным лидером и стоял позади всего этого. Которым, в некотором смысле, он и был в конце концов."

"Мы рассмотрели присутствие Каши в деле," Альбрехт сказал, — Но он был не из тех активистов Зилвицки, после разоблачения Яэль Андервуд, — пару лет назад, он сумел сохранить свою не причастность к Вердент Висте. Никто не знает, кем был устроен этот ад, и мы не могли придумать правдоподобных объясннений, просто незнали как. С учетом этих обстоятельств, мы решили, что попытка привязать Хейвен к этому, была бы слишком даже для Соллианской общественности, не задать вопрос — почему, два агента звездных Наций в состоянии войны друг с другом делали на Мезе вместе. К счастью, никто в Лиге не ожидает от ткучи террористов Балрума рациональных действий, и мы могли лехко отделаться от претензиий к событиям на "факеле", что это совсем не безопасное место с тех пор как мы потеряли планету. Это сделало участие Золвицкого даже jucier (???????) ".

Его глаза заблестели, и Анисимовна кивнула. Когда-то в возможно это был бы уникальный момент для пропаганды, просто подарок с неба, и она поняла, искушение использовать его по мере возможности. В то же время, она была рада, что Альбрехт признал, утверждая, что совместная операция Мантикоры-Хевена не выдержала даже доверчивая общественность лиги.

Возможно это единственное, что я могу сделать, подумала она, но в данных обстоятельствах…

"В любом случае", сказал Коллен, возобновления рассказ, "мы официально завершили расследование около недели назад, и так как ни Зилвицки ни Каша не могут оспорить нашу версию событий, мы объявили Зилвицкого ответственным за все три взрыва. И, что факт использования ядерного оружия представляет собой преднамеренное террорестическое нападение Балрума и "царство Факела". Этот факт, позволяет объявить войну факелу, что будет легче осуществить — как здесь, так и в Лиге, и это доказывает, несмотря на то что Факел утверждает, что отрекся от террора, террорист, всегда террорист. Эта атака убила тысячи жителей и рабов".

Он ещё раз блеснул идеальной улыбкой.

"На самом деле, он виновен только в нескольких сотнях, но об этом никто на Мезе не знает. И достаточно жителей исчезло, когда регулярные службы безопасности обрушились на них, после Зилвицки и Каша мало друзей признается, что никто в Seccy или рабом общин, которые знают что то, и смогут сказать несколько слов. Это не поможет Балруму в любом случае, даже с другими рабами. И так далее, никто другой, и вся операция была преднамеренным нападением на гражданский объект с применением оружия массового поражения, причем несколькими видами оружия массового поражения. Мы собираемся распространить по средствам массовой информации Солли, и с известным агентом Мантикоры, кторый участвовал в нем дает нам еще один рычаг давления на Манти".

Тишина провисела несколько минут и Альбрехт откашлился

"Я боюсь, именно по этой причине вы не будете делать отчет для Изабель в конце концов, Алдона", сказал он.

Я вижу.

Анисимова думала спросить о характере исследований, которые проведились в гамма-центре, но не очень сильно и не долго. Эта информация, которая явно не требовалась ей, но она была рада, что Изабель поймала предателя, прежде чем он сумел передать все, что было кому-либо еще. Если на то пошло, устранение Зилвицкого и Каша могло повредить другой стороне в будущем. И она могла оценить возможности использования этой катастрофы в качестве оружия черного пиара против Факела и Балрум. Но цена…

"Мне очень жаль, Алдона". Она подняла глаза, удивленная мягкостью в голосе Альбрехта. Она была так удивлена, что почувствовала слезы завистывшие в глазах. "Я знаю, вы и Изабель были очень близки," сказал он. "Она была мне тоже близка. У нее были острые углы, но она также очень ясное мыслила, была умным, честным человеком. Я буду скучать по ней, а не только как профессионале."

Она встретила взгляд на секунду или две, потом кивнула и глубоко вздохнула.

"Я думаю, она не тот человек, которого мы хотели бы потерять, особенно теперь, когда все идет более или менее в открытую," сказала она.

"Я думаю, нет," Альбрехт согласился спокойно. Потом он встряхнулся и улыбнулся ей. "Но в то же время, у нас есть много общего. Тем более, что, как вы выразились," все идет более или менее в открытую. Таким образом, не могли бы вы продолжить ваш доклад? "

"Конечно". Она откинулась на спинку стула, заставляя себя собраться и сосредоточится на докладе, ради которого она суда и пришла, и откашлялась.

— Всё прошло практически как и планировалось, — начала она. — Бинг отреагировал почти точно так, как мы и предполагали на основе его досье, а манти посодействовали нам, прислав три своих эсминца, а не один. Как только "Жизель" взорвалась, Бинг тут же решил, что манти атаковали станцию, и разнёс их на кусочки. Лично я подозреваю, что на самом деле там мог быть четвёртый манти, судя по тому, как быстро отреагировала Золотой Пик. В любом случае, кто-то должен был сообщить Хумало и Медузе, что произошло. Время, которое на это потребовалось, означает, что это был либо военный корабль, либо курьер, и я не думаю, что у курьера была бы возможность слежения и управления разведывательными платформами манти последнего поколения. Ни в оперативной группе Бинга, ни на Новой Тоскане никто не видел никаких дополнительных манти, но Золотой Пик прибыла с детальными сенсорными данными обо всём первом инциденте, и кто-то должен был ей их передать. И кто-то должен был быть там, чтобы так быстро привести подкрепление.

— Вообще, этой частью операции я довольна меньше всего, — откровенно признала она. — В тот момент я не предполагала, что там окажется кто-то ещё, и надеялась, что у меня будет немного больше времени, чтобы прочнее привязать Новую Тоскану к нашим планам. Но мне это не удалось, так что когда появились манти, новотосканцы фактически предоставили Бинга самому себе.

Она пожала плечами.

— На самом деле, он довольно удачно пошёл ко дну, хотя я была бы не против, если Золотой Пик оказала ему в этом более впечатляющую помощь. Она ограничилась тем, что уничтожила лишь его флагман, и судя по тому, что я успела увидеть, прежде чем капитан Мэддокс ушёл в гипер, похоже было, что Сигби собирается согласиться со всеми требованиями Золотого Пика без дальнейшего сопротивления.

— Именно так и вышло, — сообщил ей Бенджамин. Её брови поползли вверх, и он мрачно усмехнулся. — Манти обнародовали свою версию случившегося на Новой Тоскане — обоих инцидентов — девять дней назад. Я уверен, что о ней уже знают на Старой Земле. По словам манти, они извлекли всё из защищённых баз данных Сигби.

— Боже мой, — пробормотала Анисимова, и настала очередь Альбрехта усмехнуться.

— Именно так, — весело сказал он. — Будем надеяться, что всё это дело выйдет из под контроля манти и солли без дальнейшего прямого вмешательства с нашей стороны — не считая того что мы можем выжать из Грин Пайнс, конечно. Но, если покажется, что этого не происходит, мы всегда можем и сами организовать утечку этой секретной информации. Пока манти, похоже, стараются уважать конфиденциальность той информации из этих баз данных, которая не касается напрямую их собственных проблем с солли. Не знаю, заметили это вообще высокомерные идиоты в Старом Чикаго, или нет, но они точно заметят, если "манти" неожиданно начнут сливать прессе все их нескромные чрезвычайные планы.

— Это было бы… неприятно для всех заинтересованных сторон, не так ли? — заметила Анисимова с почти блаженной улыбкой.

— Почти наверняка так. Конечно, пока не похоже, что нам придётся много сделать, чтобы раздуть этот конкретный пожар. До сих пор Колокольцов и его коллеги, кажется, не многое упустили из того, в чём могли ошибиться, — улыбка Альбрехта была зловещей. — И наш добрый друг Раджампет действует именно так, как ожидалось.

— А Крэндал? — спросила Анисимова.

— Мы пока не уверены, — ответил Бенджамин. — Мы не могли дать Оттвейлеру streak drive, поэтому пройдёт какое-то время, прежде чем мы получим вести от него. Но я не думаю, что нам нужно серьёзно беспокоиться о её реакции. Даже без побуждения с нашей стороны она от природы склонна атаковать как можно скорее и как можно сильнее. И, — его улыбка стала удивительно похожей на отцовскую, — вышло так, что мы знаем, что её оценка технологии манти столь же хороша, как и у Бинга.

— Хорошо, — Анисимова не пыталась скрыть своё удовлетворение. Затем она нахмурилась. — Единственная вещь, которая меня ещё беспокоит — то, что у меня не было возможности замести следы. Если Новая Тоскана ищет способ задобрить Мантикору, они наверняка расскажут Золотому Пику о нашем участии. По крайней мере то, что они знают.

— К сожалению, ты абсолютно права, — согласился Альбрехт. — Они сдали нас, и манти раструбили об этом всей галактике. С другой стороны, — он пожал плечами, — с самого начала было ясно, что в итоге они это выяснят. Никто не мог бы замести следы лучше, чем это сделала ты, так что не беспокойся об этом. Кстати, — он неприятно оскалился, — наши люди на Старой Земле были предупреждены заранее и готовы высмеять "фантастические заявления" и "дикие обвинения" Мантикоры. Очевидно, манти пытаются придумать какую-нибудь историю — любую историю! — чтобы оправдать своё неспровоцированное нападение на адмирала Бинга!

— И люди правда на это купятся? — Анисимова не могла скрыть сомнение в голосе, и Детвейлер коротко рассмеялся.

— Ты бы поразилась, узнав, сколько солли на это купятся, по крайней мере достаточно надолго для наших задач. Они привыкли принимать за чистую монету чушь о том, что происходит в Пограничье — УПБ всю жизнь кормило их ею, и их репортёры привыкли работать ложками! Их средства массовой информации настолько тесно связаны с системой, что по крайней мере половина журналистов автоматически следует линии партии. Это почти непроизвольный рефлекс. И даже если простой Джонни-солли почему-то не сглотнёт в этот раз, это, вероятно, не будет иметь значения, до тех пор, пока мы создаём достаточно фонового шума, чтобы дать людям, которые принимают важные решения, нужные им прикрытие и официальное оправдание. — Он снова покачал головой. — Как я сказал, не беспокойся об этом. Я полностью удовлетворён твоими действиями.

Анисимова улыбнулась ему в ответ и кивнула со смешанным облегчением и искренним удовольствием. Порученное ей задание было одним из самых сложных из тех, с которыми ей приходилось сталкиваться, и то, что она услышала, похоже, означало, что операция достигла своей цели.

— И, поскольку я удовлетворён, — сказал ей Детвейлер, — я, пожалуй, подброшу тебе другую трудную задачку. — Она взглянула на него, и он фыркнул. — Это твоя награда за это успех. Теперь, когда мы знаем, что ты можешь справиться со сложными проблемами, мы не будем растрачивать тебя по пустякам. И, откровенно говоря, потеря Изабель заставляет нас активнее, чем когда-либо, искать высококлассных специалистов по решению проблем.

— Понимаю. — Она вложила в свой голос столько уверенности и энтузиазма, сколько смогла, но глаза Альбрехта сверкнули.

— На самом деле, — сказал он ей, — теперь, когда ты достигла центра "луковицы", ты поймёшь, что я лаю страшнее, чем кусаю. — Он покачал головой, и блеск в его глазах угас. — Не пойми меня неправильно. Всё ещё остаются наказания для людей, которые попросту лажают. Но в то же время мы знаем, какого рода задания поручаем людям выполнять. И также мы знаем, что порой в дело вступает закон Мёрфи, каким бы тщательным не было планирование и выполнение. Так что мы не собираемся автоматически наказывать кого-либо за неудачу, если не ясно со всей очевидностью, что это он причина провала. И, судя по тому, как ты справилась с этим назначением, я не думаю, что с тобой случится что-то подобное.

— Надеюсь, что так, — ответила она. — И я постараюсь сделать всё, чтобы так оно и было.

— Уверен в этом. — Он снова улыбнулся ей, затем наклонился вперёд в своём кресле, скрестив руки на краю стола перед собой.

— Итак, — продолжил он более оживлённо, пройдёт ещё пара стандартных недель, прежде чем кто-то сможет "официально" добраться сюда с Новой Тосканы. Это значит, что у манти будет ещё это время, чтобы представить солли свою версию событий. Хуже того, с точки зрения солли, она будет распространяться в средствах массовой информации Лиги через туннельную сеть быстрее, чем правительственная версия со Старой Земли. С нашей точки зрения это хорошо… вероятно. Нужно будет старое доброе чудо, чтобы эти тупицы из Старого Чикаго сделали умную вещь и предложили манти переговоры, так что мы, скорее всего, можем рассчитывать, что они перехватят эстафетную палочку в вопросе… творческой интерпретации, скажем так… событий на Новой Тоскане. Несмотря не это, вполне возможно, что на Старой Земле есть хотя бы один, может быть даже два честных репортёра. Это может иметь неприятные последствия для того, как мы хотим организовать события. К счастью, у нас есть люди на стратегических позициях в СМИ Лиги, и особенно на Старой Земле.

— Сейчас мне нужно, Алдона, чтобы ты объединила усилия с Колином и Франклином. Они приведут кое-кого из наших собственных журналистов, и вы трое придумаете с ними наиболее эффективный способ повернуть произошедшее на Новой Тоскане в нашу пользу. Учитывая наши утверждения о Грин Пайнс, изрядная доля журналистов солли будет пускать слюнки на всё, что выставляет Мантикору в плохом свете. Это должно сильно помочь, и теперь, когда ты привезла нам все необработанные сенсорные данные по обоим инцидентам — не говоря уже об этих замечательных кодах аутентификации, — мы можем начать наше собственное творческое переосмысление для солли. У меня самого есть несколько идей, как лучше это организовать, но ты показала настоящий талант для такого рода вещей, так что соберитесь и посмотрите сначала, что вы сможете придумать сами. Благодаря streak drive, у нас в любом случае есть две недели, чтобы обработать историю здесь, на Мезе, так, как нам нужно, прежде чем она вообще могла бы попасть к нам с обычным курьером. Я хочу использовать это время настолько эффективно, насколько возможно.

— Понимаю.

— Хорошо. И тем временем, хотя тебе на самом деле и не требуется это знать, ещё через два месяца у журналистов будет ещё одна небольшая новость.

— Вот как? — Анисимова огляделась, озадаченная неожиданными хищными улыбками всех трёх Детвейлеров.

— О, именно так! — подтвердил Альбрехт и взмахнул рукой в сторону Бенджамина. — Расскажи ей — сказал он.

— Ну, Алдона, — сказал Бенджамин, — примерно через два месяца небольшая операция под названием "Устричная бухта", над которой мы работали какое-то время, подойдёт к своему завершению. И когда это случится…

Январь 1922 года от начала Расселения.

"У меня плохое предчувствие…"

-

Адмирал Патриция Гивенс, КФМ

Командующий Разведывательным Управлением Флота.


Содержание:
 0  Дело чести : Дэвид Вебер  1  Глава первая : Дэвид Вебер
 2  Глава вторая : Дэвид Вебер  3  Глава третья : Дэвид Вебер
 4  вы читаете: Глава четвертая : Дэвид Вебер  5  Глава пятая : Дэвид Вебер
 6  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер  7  Глава седьмая : Дэвид Вебер
 8  Глава восьмая : Дэвид Вебер  9  Часть девятая : Дэвид Вебер
 10  Глава десятая : Дэвид Вебер  11  Глава двенадцатая : Дэвид Вебер
 12  Часть тринадцатая : Дэвид Вебер  13  Глава четырнадцатая : Дэвид Вебер
 14  Глава пятнадцатая : Дэвид Вебер  15  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер
 16  Глава семнадцатая : Дэвид Вебер  17  Глава восемнадцатая : Дэвид Вебер
 18  Глава девятнадцатая : Дэвид Вебер  19  Глава двадцатая : Дэвид Вебер
 20  Глава двадцать первая : Дэвид Вебер  21  Глава двадцать вторая : Дэвид Вебер
 22  Глава двадцать третья : Дэвид Вебер  23  Глава двадцать четвертая : Дэвид Вебер
 24  Глава двадцать пятая : Дэвид Вебер  25  Глава двадцать шестая : Дэвид Вебер
 26  Глава двадцать седьмая : Дэвид Вебер  27  Глава двадцать восьмая : Дэвид Вебер
 28  Глава двадцать девятая : Дэвид Вебер  29  Глава тридцатая : Дэвид Вебер
 30  Глава тридцать первая : Дэвид Вебер  31  Глава тридцать вторая : Дэвид Вебер
 32  Глава тридцать третья : Дэвид Вебер  33  Глава тридцать четвертая : Дэвид Вебер
 34  Глава тридцать пятая : Дэвид Вебер  35  Глава тридцать шестая : Дэвид Вебер
 36  Глава тридцать седьмая : Дэвид Вебер  37  Глава тридцать восьмая : Дэвид Вебер
 38  Глава тридцать девятая : Дэвид Вебер  39  Глава сороковая : Дэвид Вебер
 40  Глава сорок первая : Дэвид Вебер  41  Глава сорок вторая : Дэвид Вебер
 42  Глава сорок третья : Дэвид Вебер  43  Использовалась литература : Дело чести



 




sitemap