Фантастика : Космическая фантастика : Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43

вы читаете книгу




Глава шестнадцатая

Президент Элоиза Причарт нетерпеливо отбросила выбившуюся прядь платиновых волос со лба, и шагнула в подвал командного центра. В отличие от ее обычной скромной елегантности, сейчас на ней был подпоясанный халат поверх ночной сорочки и на лице не было следов косметики.

Глава ее личной команды безопасности, Шейла Тиссен, последовала за ней. В отличие от президента, Тиссен была на дежурстве, когда прозвучало предупреждение. Ну, не совсем на дежурстве, так как официально ее смена закончилась пять часов назад, но она все еще была на месте, пробираясь через бесконечную бумажную работу, и она была опрятна и полностью одета.

Несмотря на это, думала она, наспех одетому Президенту таки удалось заставить ее выглядеть серо. На самом деле, Президент всегда заставлял всех вокруг нее казаться какими-то меньшими чем в жизни, особенно в моменты кризиса. Причарт вовсе не пыталась так делать, просто это было то, что генетика, опыт, и ее собственная внутренняя сила делали за нее. Даже здесь, даже сейчас, осознав сложившуюся ситуацию на протяжении кошмарных месяцев после двойного удара, смерти Хавьера Жискара затем катастрофической Битвы за Мантикору, несмотря на призраков и горе, которые преследовали эти поразительные топазовые глаза, это чувство несгибаемой решимости и непреклонности было как плащ развевающийся за ее плечами.

Или, может быть, это только мое воображение, сказала Тиссен себе. Может быть, мне просто необходимо, чтобы она была несгибаемой. Особенно сейчас.

Причарт быстро приблизилась к удобному креслу перед ее личной консолью управления и связи. Она кивнула всего двум членам ее кабинета кто смог присоединиться к ней — Тони Несбитту, министру торговли, и генеральному прокурору Денису Лепику — затем обосновалась в сиденье, которое тут же подстроилось под ее.

Несбитт и ЛеПик оба выглядел напряженным и волноваными. Они работали допоздна — единственная причина почему они смогли добраться в коммандный ценр так быстро — и у обоих была та аура усталости "конец действительно долгого дня", но это не объясняло напряженных плеч и лиц, беспокойства в глазах. И при этом не только они были в напряженности. Военный персонал командного центра и несколько гражданских аналитиков разведки с помощниками находящиеся здесь, явно беспокоились, что было заметно по их сконцентрированости на обязаностях. Было что-то в воздухе — что-то чуть меньше прямого страха — и Тиссен чуть не оскалилась в ответ.

Не то, чтобы уровень тревожности был для нее неожиданностью. Вся Республика Хевен почти полгода ждала с грызущим предчувствием именно этого момента.

Причарт не стала приветствовать коллег по кабинету по именам, лишь быстро кивнула и улыбнулась им, но само ее присутствие казалось вызвало некоторое ослабление их натяженности. Тиссен увидела как они расслабились, видела, что та же самая волна облегчения распостраняется по людям вокруг них, когда Президент без поспешности села на место, уверенно оперлась на спинку кресла распрямив плечи, и обратила топазовые глаза к человеку одетому в форму, смотрящему вниз из огромного экрана на стене в конце большой, прохладной комнаты.

— Так, Томас, — сказала она невероятно невозмутимым тоном. — Что все это значит?

Адмирал Томас Тейсман, военный министр и Главнокомандующий флотом Республики Хевен, посмотрел на нее из своего командного центра в восстановленом Октагоне, в нескольких километрах от сюда. Учитывая поздний час, Тиссен подозревала что Тейсман сам был в постели еще совнем недавно. Однако, если это так, никто бы так не подумал смотря на его безупречный внешний вид и форму.

— Извините за беспокойство, госпожа Президент, — сказал он. — И, честно говоря, я не имею никакого представления о происходящем.

Причарт подняла одну бровь.

— А мне показалось, что мы только что объявили общесистемную Красную Тревогу, — сказала она, ее тон был заметно строже чем тот, которым она обычно обращалась к Тейсману. — Я предполагаю, адмирал, что у вас были причины для этого?

— Да, Госпожа Президент. — Выражение лица Тейсмана было странным, подумала Тиссен. — Примерно — военный министр посмотрел в сторону — тридцать одну минуту назад, неопознанные корабли сделали альфа переход в десяти световых минутах за гиперпределом системы, это примерно двадцать две световые минуты от планеты. Гравитационные массивы обнаружить их когда они вернулись в нормальный космос, и наша первоначальная оценка, основанная на их гиперследах, было что мы засекли сорок восемь кораблей стены и / или НЛАК, со сопровождением от дюжины крейсеров, полдюжины НЛАК и пятнадцать или двадцать эсминцев. Они, похоже, привели с собой по меньшей мере десяток больших грузовиков в качестве скорее всего судов с

боеприпасами "

Тиссен почувствовала как кровь застыла в жилах. Это должны были быть суда манти, и если это так, они должны быть вооружены новыми ракетными системами которыя сломала хребет атаке республики на двойную систему Мантикоры. Ракеты, которые дали Королевскому Флоту Мантикоры такое преимущество в прицельной дальности, что они могут заняться даже плотной защитой системы Хевен фактически безнаказанно. И которые, несомненно, были загружены на борт тех, судов снабжения в огромных количествах.

Ну, мы задавались вопросом где они были начиная со сражения за Мантикору, подумала она мрачно. Теперь мы знаем.

Тейсман перевел взгляд из кома на Причарт

— При таких обстоятельствах, не было, казалась, особых сомнения кому они принадлежали или зачем они здесь, — сказал он, — но понадобилось время чтобы подтвердить нашу предварительную идентификацию на таком расстоянии. И оказывается, наши первоначальные оценки были не совсем правильны.

— Прошу прощения? — сказала Причарт, когда он остановился.

— О, мы были правы, по крайней мере в одном отношении, г-жа президент — это Восьмой флот манти, и ин командует адмирал Харрингтон, но есть дополнительный корабль на который мы не рассчитывали. это не совсем военный корабль. На самом деле это, кажется, частная яхта, судя по коду транспондера "Пол Тэнкерсли".

— Яхта? — повторила Причарт каким-то осторожным тоном как будто была не совсем уверен что говорит не с сумасшедшим.

— Да, мэм. Яхта. Яхта по грейсонскому реестру принадлежащая емлевладельцу Харрингтон. Согласно сообщению, переданому нам неким капитаном Джорджем Харди, шкипером Тэнкерсли, адмирал Харрингтон лично находится на ее борту, а не на флагмане ее флота. И, г-жа Преидент, капитан Харди просил разрешения для своего корабль доставить адмирала на Новый Париж с личным сообщение для вас от королевы Елизаветы.

Глаза Элоизы Причарт расширились, и Тиссен глубоко вдохнула от удивления. Она была не одна в своем удивлении.

— Адмирал Харрингтон направляется сюда, на Новый Париж. Ты об этом говоришь, Том? — спросила Причарт через мгновенье.

— Адмирал Харрингтон прибывает на Новый Париж на борту безоружной частной яхты без предварительного требования каких либо гарантий безопасности от нас, мэм, — ответил Тейсман. Затем его губы дрогнули в том, что можно было бы назвать улыбкой при других обстоятельствах. — Хотя, — продолжал он, — я должен сказать, что присуствие припаркованого там остального Восьмого флота, вероятно, предназначеного как довольно заметный намек, что было бы неплохо если бы мы не дали случится ничего… неблагоприятного для ее.

— Нет, нет, я понимаю — проговорила медленно Причарт, и теперь глаза у нее были прищуреными, так как она нахмурилась напряженно размышляя. Она сидела так несколько мгновений, потом посмотрела на ЛеПика и Несбитта.

— Ну, — сказала она с безрадостной улыбкой, — это неожиданно.

— Неожиданно? — Несбитт лающе расмеялся. — Это чертовски больше чем неожиданно, г-жа Президент! Простите за выражение.

— Я должен согласиться с Тони, — сказал ЛеПик, когда Причатр изогнулись брови в его сторону. — После битвы за Мантикору, после всего того остального что случилось…

Его голос затих, и он покачал головой, с ошеломленным выражением лица.

— Мы уже ответили на запрос адмирал Харрингтон, Том? — спросила Причарт, возвращая свое внимание на Тейсмана.

— Еще нет. Мы только получили сообщение пять минут назад.

— Понятно.

Причарт сидела еще с десяток секунд, поджав губы, затем глубоко вздохнула.

— При данных обстоятельствах, — сказала затем она с легкой улыбкой, — я действительно предпочитаю не делать запись сообщения, сидя здесь в халате. Так, Том, я думаю, что мы позволим тебе разобраться с ситуацией на данной стадии, раз ты выглядиш таким свежим и элегантным. Без сомнения, мы должны позже привлеч к участию Лесли, а сейчас, давайте оставим эти вопросы военным одетым в форму.

— Да мэм. И что бы вы хотели что бы я передал ей?

— Сообщите ей, что Республика Хевен не только готова разрешить ее судну выйти на планетарную орбиту, но я лично гарантирую безопасность ее кораблю, и любому на борту — Тэнкерсли, да? — Для продолжительного визита к нам.

— Да, мэм. И я должен обсудить эти ее супердредноуты?

— Давайте не будем невежливыми, адмирал. — Улыбка президента на мгновенье стала шире. Затем исчезла. — В конце концов, исходя из доклада адмирала Чин мы мало что могли бы сделать с ними, даже если бы хотели, не так ли? При таких обстоятельствах, если она готова отказаться от возможности покрасоваться ними у нас под носом, я думаю мы должны быть достаточно вежливыми, чтобы позволил ей сделать это.

— Понятно мэм.

— Хорошо. Пока ты этим занят, я пойду и приму надлежащий Президенту вид. И я полагаю — она улыбнулась Несбитту и ЛеПику — также не повредить вытащить из кроватей и остальных членов кабинета. Если мы не спим, они тоже не должны!

* * *

Адмирал леди дама Хонор Александер-Харрингтон хранила спокойствие на лице и в глазах, сидя в хевенитском шаттле и глядя в илюминатор. Только те, кто очень хорошо знал ее заметили бы тревогу по медленному, постоянному подергиванию кончика хвоста серо-кремового древесного кота, восседавшего у нее на коленях.

Капитан Спенсер Хаук, гвардеец землевладельца Харрингтон, преемник полковника Эндрю ЛаФолле на дожности командира ее личной группы безопасности, был одним из тех немногих людей. Он точно знал, что значит это подергивание хвостом, и был глубоко согласен с Нимицем. Если бы у Хаука был выбор, его замлевладелец не приблизилась бы на растояние ближе трех или четырех световых минут к этой планеты. В противном случае, весь ее флот был бы на орбите вокруг нее, и она бы возглавила высадку на поверхность в бронекостюме на борту штурмового шаттла королевского флота Мантикоры, сопровождаемая не только тремя личными телохранителями, но и полным отрядом закованых в боевую броню морпехов.

Предпочтительно в качестве военного представителя Мантикорского Альянса для церемонии подписания принятой ею безоговорочной капитуляции униженого и побежденного правительства Хевена среди дымящихся руин города Новый Париж.

К сожалению — или, возможно, к счастью, — он также знал землевладельца достаточно хорошо, что бы не предлагать любые такие скромные модификации ее собственного плана. Землевладелец небыла одним из тех людей, которые взрываются в вулканической ярости когда бывают недовольны, но потребовалась бы более стойкая душа чем у Хаука, чтобы добровольно подставиться под ледяной вгляд миндалевых карых глаз и спокойному, благоразумному сопрано, которым она словно скальпелем препарирует любой небольшой проступок привлекший ее внимание.

Ерунда! сказал он себе. Я бы рискнул в ту же минуту, если бы решил что ситуация критическая. Да, конечно! Он покачал головой. Не удивительно, полковник ЛаФолле стал седым.

Он посмотрел на капрала Джошуа Аткинсона и сержанта Клиффорда Макгроу, других членов личного отряда землевладельца. Как ни странно, ни один из них не выглядел особенно спокойным.

Бывают моменты, думал он, когда я действительно начинаю завидовать некоторым гвардейцам, кому выпало заботиться о трусливых землевладельцах-домоседах. Это должен быть легче по уровню адреналина.

* * *

Хонор не нужны были физические признаки, чтобы распознать напряжение своих телохранителей. Её эмпатическое чувство ощущало поток их эмоций, но даже без этой способности она знала всех троих достаточно хорошо, чтобы представлять, о чём они думают в этот момент. Если на то пошло, сейчас она не чувствовала и того раздражения ими, которое порой ощущала. То, что всё происходящее было её идеей, не позволяло и ей самой избавиться от нервного напряжения.

Ох, прекрати это, сказала она себе, лаская уши Нимица настоящей, правой рукой. Конечно ты нервничаеш! Но если ты хотела избежать стрельбы в конце концов, то какой у тебя был выбор? И по крайней мере Причарт, кажется, говорит все правильно — или Томас Тейсман говорит это за нее, во всяком случае — пока.

Это был хороший знак. Это должно было быть хорошим знаком. И вот она сидела в удобном сиденье, делая вид что не заметила загипнотизированого взгляда бортмеханика хевенита обращенного на нее, когда он столкнулся лицом к лицу с женщиной, которую даже новостные агенства Хевена называют "Саламандра", и надеясь что она была права насчет Причарт и ее администрации.

* * *

Элоиза Причарт стояла на посадочной площадке шаттлов на крыше здания, которое вновь стало башней Перикард после восстановления Томасом Тейсманом республики.

Массивная, сто пятьдесяти летняя башня имела несколько других имен за время существования Народной Республики Хевен, в том числе Башня Народов. Или, если на то пошло, горько-ироническое "Башня Правосудия". когда в ней была расположена жестоко репрессивная Государственная Безопасность, которая поддерживала верховенство Роба Пьера и Оскара Сен-Жюста. На самао деле, никто не знал сколько людей навсегда исчезло в подвальных помещениях Госбезопасности во время допросов и сидения в камерах. Однако, их было более чем достаточно, и ужасных обвинений в применении пыток и тайных казней, которые прокуратуре действительно удалось доказать было достаточно, чтобы выиграть сто тридцать семь смертных приговоров.

Сто тридцать семь смертных приговоров лично подписала Элоиза Причарт, один за другим, без единого сожаления.

Сам Пьер предпочел другую квартиру и переехал в его личную жилую площадь на совершенно другое место вскоре после восстания Уравнителей. И, с учетом прошлых ассоциаций с башней, это был редкий случай, когда Причарт была в чем-то согласна с "гражданином председателем". Но в конце концов, и несмотря на некоторые довольно значительные личные оговорки — не говоря уже о беспокойство по поводу возможного неправильного представления общественности — она решила вернуть президентскую резиденцию на традиционное место еще с времен до Законодателей — на верхние этажи башни Перикард.

Некоторые из ее советников отговаривали ее, но она больше доверял своим инстинктам, чем их осторожности. И, по большому счету, граждане восстановленой Республики правильно поняли ее сообщение и вспомнили, что башня Перикард была названа в честь Мишель Перикард, первого президента Республики Хевен. Женщины, чьи личные идеи и усилия непосредственно привели к созданию Республики. Женщины, чья руководящая рука написала конституцию, восстановлению которой Элоиза Причарт, Томас Тейсман, и их союзники посвятил свою жизнь.

Эти знакомые мысли пробегали в её мозгу, успокаивая своей привычностью, пока она наблюдала, как шаттл флота заходит на посадку. Его сопровождали ещё три шаттла — штурмовых шаттла, тяжело нагруженных вооружением на внешних подвесках, — которые осторожно зависли сверху на антигравах. Ещё больше атмосферных истребителей настороженно кружили вокруг, перекрывая воздушное пространство в радиусе пятнадцати километров от башни для всего гражданского движения, пока пассажирский шаттл садился на площадку с чёткой, профессиональной точностью, какую только и можно было ожидать от личного пилота Томаса Тейсмана. Младший лейтенант Андре Бопре не случайно стал постоянным шофёром главнокомандующего флотом, поэтому логично было выбрать именно его, когда Тейсман решил, что для их неожиданного гостя ему нужен лучший пилот, какого только можно заполучить.

"Именно так, чёрт возьми, Томасу и следовало поступить, учитывая, что почти все считают, что мы уже пытались убить её не её собственно флагманском корабле!" — кисло сказала себе Причарт. И хоть нам и известно, что мы этого не делали, никто больше этого не знает. Хуже того, в городе размером с Новый Париж должно быть достаточно сумасшедших, чтобы совершить неофициальную попытку убить женщину, которая регулярно надирала зад Флоту сколько они себя помнят. Не удивительно, что Томас предпринял столь заметные меры безопасности! Видит бог, последнее, что нам надо, — это чтобы что-то случилось с Харрингтон — Александер-Харрингтон, то есть. Никто во всей галактике никогда не поверит, что это действительно несчастный случай.

Её рот недовольно скривился при воспоминании о другом несчастном случае, который никто в галактике никогда не сочтёт настоящим. Осложнения, вызванные этим конкретным несчастьем, имели прямое отношение к тому, почему было жизненно важно как можно лучше позаботиться об этом визите.

И возможно — лишь возможно — действительно в конце концов положить завершить всю эту мясорубку, подумала она почти с мольбой.

Шаттл коснулся земли с ровным мощным гулом, и Причарт подавила желание броситься к трапу, который выдвинулся навстречу люку шлюза. Вместо этого она заставила себя встать совершенно неподвижно, сцепив руки за спиной.

— Знаешь, ты здесь не единственная нервничаешь, — услышала она правым ухом очень негромкий голос и бросила взгляд в стороны на Томаса Тейсмана. Карие глаза адмирала сверкали отблесками путевых огней шаттла, и его губы изогнулись в короткой улыбке.

— И что заставляет тебя думать, что я нервничаю? — едко спросила она таким же тихим голосом, почти неслышным в холодной, ветреной темноте.

— Во-первых, то что я нервничаю. И ещё то, что ты сложила руки за спиной. — Он негромко фыркнул. — Ты так делаешь, только когда не знаешь, куда ещё их деть, а это случается только когда ты чем-то чертовски взволнована.

— О, спасибо тебе, Том, — сказала она, послав ему испепеляющий взгляд. — Ты нашёл новый способ заставить меня чувствовать себя неловкой и самонадеянной! Как раз то, что мне нужно в такой момент!

Ну, если твоё недовольство мной отвлечёт тебя от беспокойства, то я выполнил одну из обязанностей твоего приспешника в форме, верно?

Его зубы снова блеснули в короткой улыбке, и Причарт подавила жгучее желание пнуть его в правое колено. Вместо этого, она ограничилась мысленной заметкой позаботиться об этом позже, послав ему сердитый взгляд своих голубых глаз, который обещал, что возмездие лишь отложено, и повернулась обратно к шаттлу.

Она обнаружила, что Тейсман отвлёк её в самый подходящий момент. Что, мелькнула у неё мысль, не могло быть простым совпадением. Возможно, она всё-таки не станет ломать ему коленную чашечку. Пока их короткий разговор отвлекал, её, люк открылся, и из него вышла очень высокая, широкоплечая женщина в форме мантикорского адмирала. Со своими ста семьюдесятью пятью сантиметрами, Причарт привыкла быть выше большинства женщин, которых встречала, но Александер-Харрингтон была, должно быть, на добрых семь или восемь сантиметров выше, чем даже Шейла Тиссен, а Тиссен была на пять сантиметров выше, чем президент, которого она охраняла.

Адмирал помедлила мгновение, подняв голову, словно вдыхая аромат ветреной прохлады ранней осенней ночи, и потянулась правой рукой погладить древесного кота, сидящего у неё на плече. Причарт не была специалистом по древесным котам — насколько она знала, не существовало хевенитских экспертов по этим древесным эмпатам, — но она прочла о них всё, что смогла достать. но и без этого, подумала она, можно было узнать бережную заботу в том, как кот обвил хвостом шею своего человека.

И если бы она не заметила позы Нимица, никто бы не пропустил настороженной бдительности троицы в зелёной униформе, следующей по пятам за Александер-Харрингтон. Причарт читала и о них, и она почувствовала, неодобрительное напряжение Шейлы Тиссен у себя за спиной, когда её собственный телохранитель уставилась на пульсеры в их кобурах.

Тиссен едва не хватил удар, когда она узнала, что президент Причарт предложила разрешить присутствие рядом с собой вооружённых слуг адмирала на службе звёздной нации, с которой Республика Хевен находится в состоянии войны. На самом деле она просто отказалась это позволить — отказалась так твёрдо, что Причарт опасалась, что она со своим отрядом поместит свою главу государства под защитный арест, чтобы это предотвратить. В конце концов, потребовался прямой приказ от генерального прокурора и Кевина Ушера, директора Федерального Следственного Агентства, чтобы преодолеть её сопротивление.

Причарт понимала нежелание Тиссен. С другой стороны, Александер-Харрингтон должна была также хорошо представлять, какой катастрофой может обернуться происшествие с Причарт, как и Причарт о том, какой катастрофой может обернуться происшествие с ней.

Как там, мне рассказывал Томас, называли это на Старой Земле? "Взаимное гарантированное уничтожение", верно? Ну, как бы глупо это не звучало — чёрт, как бы глупо это не было на самом деле! — по крайней мере сработало достаточно хорошо для нас, пока нам не удалось убраться с планеты. К тому же, бога ради, у Харрингтон пульсер встроен в левую руку! Шейла собирается заставить ей оставить протез у двери? На стойке для зонтиков?

Она тихонько фыркнула, развеселённая собственными мыслями, и Александер-Харрингтон повернула голову в её сторону, словно мантикорка почувствовала это веселье через всю посадочную площадку. В первый раз их глаза встретились в залитой прожекторами ночи, и Причарт глубоко вздохнула. Она подумала, хватило бы ей храбрости, чтобы прилететь одной на столичную планету звёздной нации, флот которой она уничтожила в бою всего шесть стандартных месяцев назад. Особенно когда у неё были очень хорошие основания полагать, что данная звёздная нация сделала всё возможное, чтобы убить её за год до того, как она добавило эту запись к списку причин… недолюбливать себя. Причарт хотелось думать, что она нашла бы в себе мужество для этого при подходящих обстоятельствах, но она знала, что никогда не сможет по-настоящему ответить на этот вопрос.

Но хватило бы у неё храбрости или нет, у Александер-Харрингтон она, очевидно, была, и в то время, когда военное превосходство Звёздного Королевства над Республикой было столь сокрушительным, не было абсолютно никакой необходимости делать что-то подобное. Веселье Причарт угасло, превратившись в совсем иное чувство, и она вышла вперёд, протягивая руку, когда Александер-Харрингтон в сопровождение трио телохранителей спустилась по трапу.

— Это неожиданная встреча, адмирал Александер-Харрингтон.

— Я в этом уверена, мадам президент. — Акцент Александер-Харрингтон был чётким, её сопрано — неожиданно мелодичным для женщины её габаритов и грозной репутации, и у Причарт сложилось ясное впечатление, что рука, сжимающая её ладонь, делала это очень осторожно.

Конечно, подумала она. Ни к чему ей по рассеянности ломать мне кости в такой момент!

— Как я поняла, у вас есть послание для меня, — продолжила вслух президент. — Учитывая, в какой драматичной манере вы прибыли, чтобы его доставить, я готова предположить, что это весьма важное послание.

— В драматичной манере, мадам Президент?

Против воли Причарт, её брови поползли вверх, когда она услышала несомненное веселье Александер-Харрингтон. Это была не самая дипломатичная возможная реакция на невинный тон адмирала, но в таких обстоятельствах Причарт не могла серьёзно винить себя за это. В конце концов, мантикорцы точно так же могли рассчитать местное время в Новом Париже, как и её сотрудники — рассчитать местное время в Лэндинге.

— Скажем так, адмирал, ваш выбор времени привлёк моё внимание, — сухо сказала она через мгновение, — как, я уверена, и предполагалось.

— Честно говоря, полагаю, так оно и было, мадам президент. — Возможно, в голосе Александер-Харрингтон и была толика извинения, но Причарт не поставила бы ничего ценного на эту вероятность. — И вы, конечно, правы. Это важно.

— Ну, в таком случае, адмирал, почему бы вам — и вашим гвардейцам, конечно, — не пройти со мной в мой кабинет, где вы сможете мне рассказать, в чём именно оно заключается.


Содержание:
 0  Дело чести : Дэвид Вебер  1  Глава первая : Дэвид Вебер
 2  Глава вторая : Дэвид Вебер  3  Глава третья : Дэвид Вебер
 4  Глава четвертая : Дэвид Вебер  5  Глава пятая : Дэвид Вебер
 6  вы читаете: Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер  7  Глава седьмая : Дэвид Вебер
 8  Глава восьмая : Дэвид Вебер  9  Часть девятая : Дэвид Вебер
 10  Глава десятая : Дэвид Вебер  11  Глава двенадцатая : Дэвид Вебер
 12  Часть тринадцатая : Дэвид Вебер  13  Глава четырнадцатая : Дэвид Вебер
 14  Глава пятнадцатая : Дэвид Вебер  15  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер
 16  Глава семнадцатая : Дэвид Вебер  17  Глава восемнадцатая : Дэвид Вебер
 18  Глава девятнадцатая : Дэвид Вебер  19  Глава двадцатая : Дэвид Вебер
 20  Глава двадцать первая : Дэвид Вебер  21  Глава двадцать вторая : Дэвид Вебер
 22  Глава двадцать третья : Дэвид Вебер  23  Глава двадцать четвертая : Дэвид Вебер
 24  Глава двадцать пятая : Дэвид Вебер  25  Глава двадцать шестая : Дэвид Вебер
 26  Глава двадцать седьмая : Дэвид Вебер  27  Глава двадцать восьмая : Дэвид Вебер
 28  Глава двадцать девятая : Дэвид Вебер  29  Глава тридцатая : Дэвид Вебер
 30  Глава тридцать первая : Дэвид Вебер  31  Глава тридцать вторая : Дэвид Вебер
 32  Глава тридцать третья : Дэвид Вебер  33  Глава тридцать четвертая : Дэвид Вебер
 34  Глава тридцать пятая : Дэвид Вебер  35  Глава тридцать шестая : Дэвид Вебер
 36  Глава тридцать седьмая : Дэвид Вебер  37  Глава тридцать восьмая : Дэвид Вебер
 38  Глава тридцать девятая : Дэвид Вебер  39  Глава сороковая : Дэвид Вебер
 40  Глава сорок первая : Дэвид Вебер  41  Глава сорок вторая : Дэвид Вебер
 42  Глава сорок третья : Дэвид Вебер  43  Использовалась литература : Дело чести



 




sitemap