Фантастика : Космическая фантастика : Глава седьмая : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43

вы читаете книгу




Глава седьмая

Итак, Вы предпочли бы чтобы мы обращались к вам как к "Адмиралу Александер-Харрингтон", "Адмиралу Харрингтон", "Герцогине Харрингтон" или "Землевладельцу Харрингтон" — спросила Причарт с легкой улыбкой в то время, как она, Хонор, Нимитц и толпа телохранителей — большинство из которых, казалось, наблюдали друг за другом с огромным недоверием — ехали в кабине лифта от посадочной площадки вниз к официальному офису президента. Даже в лифте такого размера было слишком мало места для других официальных лиц хевенитов, чтобы сопровождать их, так как ни телохранители Хонор, ни секретные агенты Шейлы Тиссен не выказали желания отказаться от своих мест ради простых кабинетных крыс.

Иногда это всё усложняет — быть таким количеством разных людей в одно и то же время — признала Хонор вопрос Причарт, с ответной улыбкой, которая была более ярко выраженной чем улыбка президента. И не только из-за искусственных нервов в уголке её рта. "Какое обращение было бы более удобно для Вас, Мадам Президент?"

Да, я должна признать, что мы в Республике приобрели определенное отвращение к аристократии, как к признанной, подобно вашей в Звездном Королевстве, так и к той, которая фактически сложилась у нас при Законодателях. Так что будут определённые… смешанные эмоции, назовем это так, при использовании одного из ваших аристократических титулов. В то же время, мы хорошо знакомы с вашими достижениями, по многим причинам.

На одно мгновение топазовые глаза Причарт — которые, как обнаружила Хонор, были гораздо более захватывающие и выразительные, чем казались на любом из изображений, которые она видела — потемнели, а губы застыли. Хонор почувствовала мрачный укол горя и сожаления за этой темнотой. Когда она обсуждала лидеров Республики с Лестером Турвилем, он подтвердил что в битве при Ловате в сражении с Восьмым флотом погиб Хавьер Жискар, давний возлюбленный Притчарт.

То есть, фактически, Хонор Александер-Харринтгон убила его.

Её глаза встретились с глазами Причарт и ей не нужны были чувства эмпата чтобы осознать что обе они увидели знание в взгляде другой. В этом знании было еще много другое. Да она убила Хавьера Жискара, и она сожалела об этом, но он был только одним из тысяч хевенитов, кто погиб в сражениях против Хонор или судов под её командованием за последние два десятилетия, и в их смертях не было ничего личного. Это было различие, которое и она и Причарт понимали, потому что обе они — в отличии от абсолютного большинства флотских офицеров — отнимали жизни собственными руками. Убивали врагов на таком расстоянии, что были способны видеть их глаза и когда это, несомненно, было личным делом. Обе они понимали эту разницу, и тишина, парящая между ними, несла это взаимное понимание с собой, а так же то, что никакое понимание не развеет поток боли и потерь.

Откашлявшись Причарт сказала

Как я сказала, мы знакомы с вашими достижениями. Принимая в учет факт что Вы происходите из хорошей семьи йоменов и заработали все это архаичные титулы тяжким трудом, мы готовы использовать их как жест уважения — прервала молчание Притчарт.

Я понимаю.

Хонор смотрела на женщину с платиновыми волосами рядом с собой. При общении лицом к лицу, Причарт производила еще более сильное впечатление, чем Хонор представляла себе, даже после рапорта Мишель Хенке о её собственном разговоре с Президентом. В женщине чувствовалась уверенность того, кто знал точно кто он есть и её эмоции — то что древесные коты называли "мыслесвет" — были эмоциями того, кто к этому знанию пришел трудным путем, заплатив огромную цену за то что требовали его убеждения. И несмотря на юмор в её голосе, было ясно что она искренне испытывает какие-то опасения о результатах своего вопроса и Хонор хотела бы знать почему.

Она использовала титул Мики, которая была графиней Золотого Пика… но только после того, как она решила послать Мику домой в качестве посланника. Сделала она это из уважения или хотела специально подчеркнуть близость Мики к трону? Хотела подчеркнуть настолько, что пришлось использовать титул, который она лично презирала.

Или это проблемы кого-то из её Кабинета, о чьей реакции она озабочена? Или может быть она уже заботится о пресс релизе? О том как они собираются представлять меня при публичном освещении?

"Учитывая обстоятельства," сказала через мгновение Хонор, "если для вас более удобно простое старое "Адмирал Александер-Харрингтон", я уверена я смогу примириться с этим".

"Спасибо." Причарт одарила её очередной улыбкой, в этот раз несомненно более широкой. "Чтобы быть предельно честной, я подозреваю что некоторые мои агрессивные эгалитарные члены Кабинета могут испытывать искренние неудобства используя какие-либо другие ваши титулы."

Она закидывает удочки этим утверждением, решила Хонор. Большинство людей не заподозрили бы ничего подобного, учитывая очевидность того, что сказала Причарт, но Хонор имела определённое нечестное преимущество. Она хочет определить, хочу ли я говорить с ней лично или Бэт послала меня на переговоры с всем её Кабинетом.

"Если это доставит им неудобства, тогда конечно мы может обойтись без этого", заверила она Президента и подавила желание улыбнуться, почувствовав тщательно скрываемый всплеск разочарование Притчарт, когда её попытка была с легкостью — и видимо неосознанно — отклонена.

"Спасибо за понимание. Это очень любезно с вашей стороны," громко сказала глава государства хевенитов в то время как лифт остановился и двери открылись. Она махнула рукой в грациозном приглашении и они с Хонор двинулись по коридору, преследуемые двумя группами телохранителей (как два супердредноута, сопровождаемые кораблями эскорта:). Хонор чувствовала, как Президент крутит что-то в мозгу, в то время как они шли. Причарт, не казалась человеком, который будет долго колебаться над решением, и пройдя несколько метров она взглянула на высокую, черноволосую женщину, которая, несомненно, была главой ей команды телохранителей.

"Шейла, пожалуйста проинформируйте Государственного Секретаря и других членов Кабинета, что, по-моему мнению, будет лучше если Адмирал Александер-Харрингтон и я используем возможность маленького приватного разговора, прежде чем мы пригласим кого-либо еще." Её ноздри раздулись и Хонор почувствовала, как толика веселья просочилась через смесь тревоги и надежды, обуревавшие Причарт. "Учитывая драматичное полуночное прибытие адмирала, я уверена, что бы она ни сказала, будет достаточно важным для всех нас, чтобы обсудить это со временем, но скажите им я хочу наложить на эту лапу первая.

"Конечно, Мадам Президент," сказала телохранитель и начала очень тихо говорить в персональный ком.

"Надеюсь, что такой порядок Вас удовлетворит, Адмирал?" продолжила Причарт, взглянув на Хонор.

"Определённо," ответила Хонор с невозмутимой вежливостью, но отблеск веселья в её глазах несомненно выдал её и Причарт фыркнула снова — погромче — и покачала головой.

Тем не менее, всё что она собиралась сказать (предполагая что она хотела что-то сказать) осталось невысказанным, в то время как они достигли конца коридора и автоматическая дверь открылись. Причарт еще раз грациозно взмахнула рукой и Хонор послушно прошла через дверь первой.

Офис был меньше, чем она ожидала. Несмотря на очевидную дороговизну и роскошь обстановки, несмотря на старые картины на стенах и скульптуру стоящую в одном из углов, в нем бесспорно царила интимная атмосфера. И в то же время интенсивно используемая рабочая станция на антикварном деревянном столе делала очевидным, что это несомненно рабочий офис, а не только место для приема и оказания впечатления на иностранных посланников.

Учитывая её ограниченные размеры, она была бы очень перегружена, если бы Причарт пригласила сюда весь Кабинет. Фактически Хонор сомневалась в способности втиснуть сюда такое количество людей, хотя решение Президента не приглашать даже государственного секретаря стало чем-то вроде сюрприза.

"Пожалуйста, присаживайте, Адмирал," пригласила Причарт, указывая на комфортабельные кресла вокруг довольно большого кофейного столика перед огромным окном из кристалопласта, заменяющим одну из стен офиса и открывающим изумительный вид на деловую часть Нового Парижа.

Хонор приняла приглашение, выбрав кресло, которое позволило ей смотреть на этот впечатляющий вид. Она уселась, опуская Нимитца с плеча на колено и несмотря на напряженность момента и миллионы смертей, который привели её сюда, она почувствовала восхищение тем, чего добились люди этой планеты. Она знала все о разрушенной инфраструктуре и разваленных системах технического обслуживания с которыми остался город после Законодателей. Она знала о массовых волнениях вспыхнувших на его каньоноподобных улицах сразу после восстания Пьера. Она знала о воздушных ударах, которые Эстер Маквин — адмирал кластерная бомба — обрушила на город чтобы подавить Уравнителей и о спрятанной ядерной бомбе, которую Оскар Сент-Джюс взорвал под старым Октагоном чтобы расправиться с попыткой восстания самой Маквин. За последние два десятилетия город видел смерти миллионов своих граждан — количество гражданских жертв было больше чем число военных погибших на всех хевенитских судах при битве у Мантикоры — и все же он выжил. Не просто выжил, но возродился подобно прекрасному фениксу из пепла запустения и золы битв.

Сейчас, когда она смотрела на мерцающие полетные огни аэрокаров, деловито мчащихся куда-то даже в эти часы — на эти громадные башни, на светящиеся окна, волшебную пыль предупредительных огней воздушного трафика — она видела возрождение всей республики Хевен. Узнавала важнейшие изменения которые это возрождение принесло практически в каждый аспект жизни мужчин, женщин и детей Республики. И многое из этого возрождения, этого возрождения надежды, гордости и решительности было результатом работы женщины с платиновыми волосами, усаживающейся в противоположное кресло, в то время как телохранители с настороженной бдительностью размещались вокруг них.

Да, много из этого было её трудом, Хонор напомнила себе, поглаживая пушистую шкуру Нимитца, в то время как успокаивающий гул его практически инфразвукового урчания вибрировал в ней. Но это она является человеком, объявившим войну в этот раз. Человеком, запустившим операцию Тандерболт. Человеком который послал Турвиля и Чин напасть на домашнюю системы Мантикоры. Восхищайся ей Хонор, но никогда не забывай что это опасная, очень опасная женщина. И не позволяй своим собственным надеждам завести тебя в чересчур оптимистические предположения о ней или о том чего она действительно хочет.

— Может быть хотите перекусить, Адмирал?

— Нет, спасибо, Мадам Президент.

— Если Вы так уверены — сказала Причарт легко подмигивая. Хонор вопросительно подняла бровь и Президент засмеялась. "Мы накопили достаточно полное досье на вас, Адмирал. Первая волна Мейердала, насколько я понимаю?"

— Точно — признала Хонор ссылку на её генетически улучшенную мускулатуру и требования метаболизма, которые стали следствием этого. И я искренне ценю Ваше предложение, но мой стюард накормил меня прежде чем позволил сойти с корабля.

О! Это все тот же грозный мистер МакГиннес?

— Я вижу, офицер Кашат и Директор Ашер — о, я извиняюсь, Директор Траян, не так ли? — действительно заполнили подробное досье на меня, Мадам Президент- вежливо заметила Хонор.

— Туше, — признала Причарт, откидываясь на спинку кресла. Но короткий момент веселья прошел и ей лицо стало серьёзным.

— Если Вы не разрешаете мне предложить вам закуски, Адмирал, может быть Вы скажите мне чего же хочет добиться королева Мантикоры отправив вас сюда?

— Конечно, мадам Президент.

Хонор откинулась в своем кресле, её рука из плоти и крови (в смысле та что настоящая) все еще двигалась, очень мягко, по шелковой шкуре Нимитца и её собственное выражение отразило серьезность Причарт.

— Моя Королева послала меня в качестве личного доверенного лица, — сказала она. " У меня для вас есть официальное сообщение от неё, но по существу это просто информирование Вас что мне доверено вести переговоры от её лица как её посланник и полномочный представитель.

Причарт не шевельнула и мускулом, но Хонор почувствовала внезапную вспышку надежду и испуга, которая взорвалась внутри Президента, когда она отреагировала на последние слова. Несомненно, Причарт не ожидала, что Хонор не просто доверенное лицо и посланник Елизаветы III-й но и её прямой, личный представитель, наделённый властью достичь соглашения с Республикой Хевен.

Возможность соглашения объясняла надежду президента, осознала Хонор. Точно так же как ужасающая военная ситуация, в которой оказались хевениты и возможность того, что идея Елизаветы о соглашении могла состоять из требования безусловной капитуляции, объясняла её испуг.

— Её Величество — и я — полностью осознаем огромное поле для разногласий и недоверия между Звездной империей и Республикой, — продолжила Хоном все тем-же взвешенным тоном. "Я не предполагала перейти к ним сегодня. Говоря откровенно, я не вижу даже маленькой возможности, что мы можем разрешить эти вопросы без тяжелых длительных переговоров. Несмотря на это, я верю что наши довоенные разногласия могут быть решены путем компромисса между здравомыслящими людьми, предполагая, что вопрос дипломатической переписки, оспариваемый нами, может быть разрешен."

Тем не менее, как я сказала, у меня нет ни намерения ни желания влезать на эту территорию этим вечером. Вместо этого я хочу обратиться к вопросу, который с огромной долей вероятности станет причиной возникновения серьезных сложностей для любого серьезного разговора между нашими двумя нациями. И это, Мадам Президент, количество людей, который погибли с тех пор, как Республика Хевен возобновила враждебность без предупреждения или уведомления.

Она сделала паузу, наблюдая за Причарт и разбираясь в её эмоциях. Хевенитка не сильно озаботилась её последним предложением, но для Хонор это было понятно. Хонор Александер-Харрингтон никогда не видела себя в роли дипломата, никогда не представляла что она может быть выбрана для такой миссии и не было никакого смысла пытаться крутиться вокруг да около этого конкретного вопроса. Фразой "возобновила враждебность" она предложила Причарт по крайней мере оливковый лист, если не ветвь.

Как Причарт указала своему Конгрессу, когда она запрашивала формального объявления войны, между Звездным Королевством Мантикоры и Республикой Хевен не было заключено соглашение о мире. И хотя Хонор не была готова сказать это, она знала что в основном это было ошибкой правительства барона Высокого Хребта, а не администрации Причарт. Она не была готова согласиться с тем, что циничные политические маневры и явная тупость Высокого Хребта оправдывали решение Причарт, но они определённо способствовали им. Так что несмотря на всю неожиданность Операции Тандерболт Томаса Тейсмана, она была запущена против цели с которой Республика, с юридической точки зрения, находилась в состоянии войны.

— До тех пор пока она не начнет считать что мы позволим ей сорваться с крючка виновности за возобновление войны, — холодно подумала Хонор — мы согласимся с ней, что были серьезные ошибки — промахи — с нашей стороны, и что технически мы всё еще воевали. Но она должна будет признать "военную вину" Республики и не только за эту войну, куда бы она ни зашла (??), и ей лучше понимать это с самого начала.

— Её Высочество полностью осознает, что итоговые потери Республики после возобновления войны намного выше чем потери Звездной Империи, — продолжила она спустя несколько секунд.

— В то же время общая популяция Республики также намного больше чем у Звездной Империи, что означает, что наши потери, в сопоставлении с нашей популяцией, во много раз больше ваших. И даже опуская чисто человеческие потери, экономический ущерб для обоих сторон колоссален, в то время как тоннаж уничтоженных кораблей эквивалентен потерям за все войны в истории человечества.

Конфликт между нашими нациями начался восемнадцать лет назад — двадцать два если считать с операции Народной Республики на терминале Василиск. И несмотря на позиции, в которых мы находимся сегодня, даже самый упертый хевенитский патриот должен осознавать тот факт, несмотря на все попытки Министерства Публичной Информации доказать обратное, что конфликт между нами стал прямым следствием агрессии Народной Республики, а не Звездной Империи.

Но поскольку мы предвидели эту агрессию, наше военное строительство, направленное на противостояние ей, началось еще за сорок лет до атаки на Василиск, так что учитывая все планы и цели, наши нации находятся в состоянии войны — или подготовке к войне — более шестидесяти лет. Что означает что мы сражаемся друг с другом — или готовимся сражаться друг с другом — с тех пор как мне исполнилось 4 стандартных года. Что в свою очередь значит, что моя Звездная Империя находится в состоянии войны, горячей или холодной, с хевенитской агрессией, в той или иной форме, всю мою жизнь, Мадам Президент, и вряд ли я одинока в обладании таким "жизненным опытом" или отношением к тому, что принесла эта война. После такой долгой, такой огромной взаимной враждебности и активного кровопролития, каждая сторона может с легкостью найти любое количество причин не доверять или ненавидеть друг друга.

Но есть два больших различия между текущим моментом в противостоянии Мантикоры и Хевена и практически любым другим, Мадам Президент. Первое из этих различий это то, что мы больше не имеем дело с Народной Республикой. Ваша новое правительство провозгласило главной целью полную реставрацию старой Республики Хевен, и я допускаю искренность этой декларации. Но вы также выбрали, к несчастью — по какому-то набору причин — продолжить войну между Хевеном и Мантикорой, что заставляет многих — а по сути большинство — мантикорцев сомневаться, что есть какая-то разница между вами и Законодателями или Комитетом Публичной Безопасности.

Я надеюсь и верю что они ошибаются. Что для этого режима хевенитов имеет значение сколько его граждан гибнет в сражениях. Что он хочет сохранить огромный прогресс, достигнутый после поколений хаоса во власти и жестокости внутренней политики. Что он чувствует ответственность за то, чтобы погибло как можно меньше людей, военных или гражданских, и не считает их расходным материалом для топки политических амбиций и бездумной агрессии.

Что приводит нас ко второму значительному различию. Говоря прямо, я не сомневаюсь что Вы и Адмирал Тейсман осознаете точно так же как и Королева Елизавета, что текущее военное превосходство Звездной Империи еще более колоссально чем это было во времена восстания адмирала против Сен-Джюса. Мы можем, если захотим, закончить эту войну окончательной и однозначной военной победой. Мы можем разрушить ваш флот с расстояния, с которого он не сможет оказать никакого эффективного сопротивления. Мы можем уничтожить инфраструктуру ваших звездных систем, одну за другой, и, несмотря на всю несомненную храбрость и решительность вашего флотского персонала, они не смогут остановить нас. Они могут только умереть пытаясь, и я, например, не имею сомнения что они сделают это с величайшей отвагой.

Она смотрела прямо в янтарные глаза Элоизы Причарт, наблюдая за их ничего не выражающей глубиной, хотя она чувствовала смесь страха, расстройства и отчаяния скрывавшуюся за ними.

— В Звездной Империи есть те, кто предпочел бы, в значительной степени благодаря истории наших взаимоотношений которую я упомянула, сделать именно так, — сказала она ровным тоном. "И я бы солгала Вам если бы не допустила что Её Величество была сильно настроена именно на такой вариант. Если у вас есть доступ, а я предполагаю что есть, к секретным файлам Внутренней Безопасности и Государственной безопасности, я уверена, что Вы понимаете почему Королева Елизавета лично ненавидит Хевен и не доверяет всем хевенитам каждой частичкой своей души. Я подозреваю, что практически каждый бы испытывал такие чувства к нации, которая убила её отца, убила её дядю, кузена, премьер-министра и пыталась убить её саму."

Причарт ничего не сказала, только легонько кивнула, признавая слова Хонор, но Хонор чувствовала запутанный водоворот эмоций внутри Президента. Несомненно, Причарт знала об убийствах, включая убийство Короля Роджера — до того как Хонор сказала ей, и, так же несомненно было то, что она не была удивлена, что кто-то с пламенным характером Елизаветы нашел бы невозможным забыть такие обиды. Еще чувствовались нить личного сожаления, понимание, что кто-то также израненный как Елизавета имеет все права на ярость, и чувство печали, что было причинено столько боли.

— Сразу после Битвы у Мантикоры, — продолжила Хонор — наши потери были достаточно тяжелы, чтобы исключить возможность каких-либо наступлений с нашей стороны. Я уверена, что ваши аналитики пришли к такому же заключению. Сейчас, тем менее, введений в строй новых и отремонтированных кораблей достигло точки, на которой мы можем выделить достаточное их количество, чтобы запустить решающие атаки на ваши звездные системы не подвергая риску свою собственную систему. И, чтобы быть предельно откровенными, ситуация в Скоплении Талбота далеко не так близка к урегулированию, как мы считали.

Она снова сделала паузу, оценивая реакцию Причарт на это откровение. Президент Хевена должна была быть кем-то более чем человек, чтобы не испытать волну надежды, что возможная занятость Мантикоры где-то еще не сработает в пользу Хевена. Но еще чувствовалась тоненькая нить осторожности и Хонор подавила желание сардонически улыбнуться. Она и её политические советники обсуждали, стоит ли ей поднимать этот вопрос в беседе с Причарт. Сейчас, ощущая эмоции другой женщины, она знала, что была права. Притчарт была слишком умна, чтобы не видеть возможные последствия для Хевена.

Так что я могу дать понять, что для нас это несёт одинаковые последствия.

— Мы продолжаем надеяться на дипломатическое решение ситуации в Скоплении Талбота, — сказала она, — но я не буду притворяться что мы уверены в его достижении. Очевидно, что неудача несёт с собой потенциально серьезные последствия для Звездной Империи. Я уверена Вы и Ваши советники хорошо понимаете это, так же как любой мантикорец. Но и для вас есть проблемы, о которых вы должны беспокоиться.

Она продолжила, удерживая взгляд Причарт своим.

Угроза прямого конфликта с Солнечной Лигой это угроза которую мы просто не можем игнорировать. Очевидно, что это является одной из причин по которой мы ищем пути урегулирования наших разногласий с Республикой. И любая звездная нация была бы психически больной, если бы хотела воевать с Солнечной Лигой, какими бы ни были обстоятельства, но только та, что была бы также тупа, как и больна, хотела бы одновременно воевать с Лигой и кем-нибудь еще. В то же время, я уверена, что ваши аналитики пришли к таким же заключениям, или их части, что и мы, относительно военных технологий солярианцев. В случае если это не так, я могу сказать Вам что то, что произошло на Талботе, подтвердило нам что в настоящее время ФСЛ в технологическом плане значительно отстаёт и от Звездной Империи и от Хевена. Очевидно, что нечто размером с Солнечную лигу имеет огромный потенциал для устранения технологических недостатков, но по самым нашим лучшим оценкам, даже если они готовы пустить новое оружие в производство завтра, у нас будет период от трех до пяти лет сокрушающего превосходства над всем, что они могут кинуть на нас.

Причина, по которой я говорю Вам всё это, это то, что Вам нужно понимать, что в то время как мы не хотим воевать с Лигой, мы не относимся к этой войне как к смертному приговору. Но мы не готовы воевать с солярианцами в то время как кто-то с технологиями, такими же близкими к нашим как ваши, нападет на нас сзади. Так что по нашему мнению у нас есть две опции в вопросе решения конфликта с Республикой.

Первый, и во много менее рискованный с нашей перспективы, — это использование нашего технологического превосходства о которой я говорила несколько минут назад для уничтожения вашей инфраструктуры для того чтобы принудить вас к безоговорочной капитуляции. Фактически, месяц назад, я была проинструктирована сделать как раз это, начав именно с этой звездной системы.

В офисе Элоизы Причарт было очень очень тихо. Эмоции телохранителей Президента представляли собой переплетение напряженной тревоги и гнева, сдерживаемого дисциплиной, но Хонор едва замечала их. Её внимание — и Нимитца — было целиком и полностью сфокусировано на Причарт.

— Но эти инструкции были изменены, Мадам Президент, — мягко сказала она. "Не отменены, но… изменены. Её Величество была убеждена по крайней мере учесть вероятность того, что Республика Хевен больше не является Народной Республикой. Что не она ответственна за убийство адмирала Вебстера на Старой Земле или за попытку убийства Королевы Берри на Факеле. Если быть честным, королева далека от убежденности в непричастности Хевена к этим событиям, но она по крайней мере признаёт что это возможно. И даже если окажется, что Республика ответственна за это, она готова признать, что убийство миллионов ваших граждан и военного персонала, уничтожение орбитальной инфраструктуры стоимостью триллионы долларов может быть непропорциональным ответом на вину Республики"

Если коротко, Мадам Президент, Королева устала убивать людей. Так что она уполномочила меня доставить это сообщение Вам: Звездная Империя Мантикоры готова договориться о взаимно приемлемом окончании войны между ней и Республикой Хевен.

Президент даже не шевельнула мускулом. "Её самоконтроль огромен", подумала Хонор. Что без сомнения было жизненно необходимо, чтобы она и Хавьер Жискар смогли выжить под вечно подозревающим, параноидальным взором субъекта с манией величия, подобного Оскару Сен Джюсу, в течение стольки лет. Она могла быть высечена из камня, но внезапный прорыв недоверчивой радости, сдерживаемый дисциплиной и осторожностью, был подобен взрыву для эмпатического чувства Хонор. Тем не менее как бы ни жаждала эта женщина окончания борьбы, она не была дурой. Она знала насколько трудным может оказаться процесс достижения "договоренностей" и она так же как Хонор осознавала как много кровавых лет вражду, гнева и ненависти лежало между Звездной Империей и её собственной нацией.

Никто на Мантикоре не ожидает, что это будет легкой задачей, даже предполагая, что Республика не ответственна за убийства, который привели Её Величество к решению отказаться от участия в саммите, который Вы организовывали. Тем не менее, Её Величество готова приложить все усилия, чтобы достичь этой цели и я уполномочена начать процесс переговоров от её лица и от лица Звездной Империи.

Тем не менее, в то же самое время, Её Величество проинструктировала меня сказать Вам что она не готова растягивать эти переговоры на неопределённое время. Учитывая то, что я только что рассказала Вам о ситуации на Талботе, я уверена, что Вы понимаете почему, также я полностью осознаю, что вы на Новом Париже чувствуете — и я признаю что имеете на это право — что это Республика Хевен провалила переговоры, последовавшие за свержением режима Сен Джюса. Её Величество в то время находилась в оппозиции правительству Высокого Хребта, но особенности нашей конституционной системы не позволяли ей просто отправить его в отставку и заменить кем-то более ответственно относящемуся к своим задачам и обязанностям. И, говоря откровенно, ни кого на Мантикоре не было причин верить в то, что его непримиримость, высокомерие и амбиции поспособствуют возобновлению активной войны между Хевеном и Звездной Империей. Она, подобно каждому мантикорцу, относилась к сложившейся ситуации в основном как в внутренней политической борьбе, которая конечно может иметь дипломатические осложнения, но которая определенно не относится к ситуациям, утеря контроля над которой способна привести к активному возобновлению войны. Учитывая эти обстоятельства, она не была готова спровоцировать конституционный кризис, отправляя его в отставку, и предпочитала дожидаться неизбежного падения его кабинета. У меня нет сомнений, что будучи Президентом, вы сталкивались с похожими трудностями.

Несмотря на всю свою самодисциплину и сфокусированность Хонор чуть не вздрогнула, ощутив внезапный раскаленный добела взрыв смеси ярости, разочарования и чего то что было очень похоже на… вину?… что взревел внутри Елоизы Причарт на последнем предложении. В некотором смысле это был еще более сильный эмоциональный прорыв, чем тот который показала Президент, когда она осознала, что Елизавета хочет переговоров, что озадачило Хонор почти так же как и удивило её. И в большей части потому, что оно не было направлено на Мантикору или Высокого Хребта. Казалось что оно было полностью нацелено куда то еще, и часть разума Хонор трещала от размышлений, вспоминая часы политических брифингов, которые предшествовали её отправке в систему Хевен… и, если уж на то пошло, занимали большую часть этого вояжа.

Но она не могла позволить себе отвлечься, так что она продолжила тем же ровным голосом, что и раньше.

Её Величество глубоко сожалеет о неспособности заставить Высокого Хребта подчиниться и она готова признать ошибку Звездной Империи в этом вопросе. Тем не менее, она и текущее правительство Грантвиля решительно настроены двигаться вперёд в вопросе скорейшего урегулирования этого конфликта. Если он может быть решен за столом переговоров, Звездная Империя для достижения этого результата готова быть настолько умеренна, насколько позволяют обстоятельства. В качестве показателя этого, я проинструктирована донести до Вас, что есть только два вопроса, по которым Звездная Империя требует публичного и приемлемого урегулирования в любом договоре о мире. Это вопрос кто фальсифицировал дипломатическую корреспонденцию между нашими нациями и почему, а также публичное признание, кто действительно возобновил боевые действия. Вопрос репараций также должен быть упомянут, хотя финальное решение этого вопроса может быть отложено до следующего раунда переговоров. У Звездной Империи нет намерения настаивать на разрушительных карательных условиях и Её Величество надеется что этими же переговорами будет доказана возможность полного упорядочения отношений — коммерческих, научных, образовательных, а также дипломатических — между двумя нашими звездными нациями. Мантикора жаждет не просто окончания войны, Мадам Президент, но начала мирных взаимовыгодных отношений с Хевеном, основанных на взаимном уважении, взаимных интересах, и — в конечном итоге — взаимной дружбе.

Если, тем не менее, окажется невозможным договориться об окончании боевых действий за период времени, который Её Величество считает достаточным, предложение о переговорах будет отозвано.

Хонор твердо встретила взгляд Притчарт и ей голос остался неизменным.

Никто в галактике не будет сожалеть о таком исходе больше чем я, Мадам Президент. Тем не менее, это моя обязанность информировать Вас, что если это произойдет, Королевский Флот Мантикоры будет уничтожать флот вашей нации и орбитальную индустрию каждой вашей звездной системы до тех пор пока ваша администрация или её наследники не сдадутся без всяких условий.

Говоря от себя лично, а не от моей Звезной Империи или моей королевы, я умоляю Вам принять предложение её Величества. Я убила слишком много ваших людей за последние двадцать лет, а ваши люди убили слишком много моих.

Хонор почувствовала смерть Хавьера Жискара между ними, точно так же как чувствовала смерть Алистера МакКеона и Рауля Курвуазье и Джимми Кендлесса и многих других, и она закончила очень очень мягко.

Не заставляйте меня снова убивать, Мадам Президент. Пожалуйста.


Содержание:
 0  Дело чести : Дэвид Вебер  1  Глава первая : Дэвид Вебер
 2  Глава вторая : Дэвид Вебер  3  Глава третья : Дэвид Вебер
 4  Глава четвертая : Дэвид Вебер  5  Глава пятая : Дэвид Вебер
 6  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер  7  вы читаете: Глава седьмая : Дэвид Вебер
 8  Глава восьмая : Дэвид Вебер  9  Часть девятая : Дэвид Вебер
 10  Глава десятая : Дэвид Вебер  11  Глава двенадцатая : Дэвид Вебер
 12  Часть тринадцатая : Дэвид Вебер  13  Глава четырнадцатая : Дэвид Вебер
 14  Глава пятнадцатая : Дэвид Вебер  15  Глава шестнадцатая : Дэвид Вебер
 16  Глава семнадцатая : Дэвид Вебер  17  Глава восемнадцатая : Дэвид Вебер
 18  Глава девятнадцатая : Дэвид Вебер  19  Глава двадцатая : Дэвид Вебер
 20  Глава двадцать первая : Дэвид Вебер  21  Глава двадцать вторая : Дэвид Вебер
 22  Глава двадцать третья : Дэвид Вебер  23  Глава двадцать четвертая : Дэвид Вебер
 24  Глава двадцать пятая : Дэвид Вебер  25  Глава двадцать шестая : Дэвид Вебер
 26  Глава двадцать седьмая : Дэвид Вебер  27  Глава двадцать восьмая : Дэвид Вебер
 28  Глава двадцать девятая : Дэвид Вебер  29  Глава тридцатая : Дэвид Вебер
 30  Глава тридцать первая : Дэвид Вебер  31  Глава тридцать вторая : Дэвид Вебер
 32  Глава тридцать третья : Дэвид Вебер  33  Глава тридцать четвертая : Дэвид Вебер
 34  Глава тридцать пятая : Дэвид Вебер  35  Глава тридцать шестая : Дэвид Вебер
 36  Глава тридцать седьмая : Дэвид Вебер  37  Глава тридцать восьмая : Дэвид Вебер
 38  Глава тридцать девятая : Дэвид Вебер  39  Глава сороковая : Дэвид Вебер
 40  Глава сорок первая : Дэвид Вебер  41  Глава сорок вторая : Дэвид Вебер
 42  Глава сорок третья : Дэвид Вебер  43  Использовалась литература : Дело чести



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение