Фантастика : Космическая фантастика : Глава 17 : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33

вы читаете книгу




Глава 17

Внешне Хонор ничем не выдала ликования, однако чувствовала себя так, будто с ее плеч только что свалилась тяжесть Вселенной. Волна такого же облегчения, исходившего от команды, омыла ее душу, когда конвой благополучно исчез в гиперпространстве. Повернув голову, она обменялась удовлетворенными взглядами с МакКеоном: главное дело было сделано, и теперь им оставалось лишь разобраться с единственным вражеским кораблем, преграждавшим им путь к спасению. Конечно, в космическом бою могло случиться всякое, но Хонор не терпелось завязать с хевенитом бой на максимальной дистанции. Преимущество Альянса в ракетном вооружении оставалось подавляющим, и даже если ей действительно предстояло столкнуться с линейным крейсером, ему не должно хватить ни времени, ни огневой мощи…

От размышлений ее оторвал резкий сигнал тревоги. На тактическом дисплее Меткалф в тринадцати градусах слева по борту от «Адриана» высветилась яркая, движущаяся по пересекающейся с курсом крейсера траектории сигнатура.

– Еще один неопознанный объект, – прозвучал окрашенный удивлением голос Джеральдины. – Обозначение Бандит-Десять. Должно быть, он скрывался от нас, понизив ускорение. Капитан, по эмиссии и импеллерному следу компьютер определяет его как крейсер класса «Меч», но с его ускорением что-то не так.

– В каком смысле? – спросил МакКеон.

– Его ускорение недостаточно велико для такой мощной энергетической эмиссии, – ответила Меткалф. – При такой силе импеллера он мог бы набирать как минимум пять километров в секунду за секунду, а набирает едва ли четыре с четвертью.

МакКеон призадумался, однако у него было полно забот и помимо несоответствия ускорения противника с его энергетическими затратами. Выбросив эту загадку из головы, он занялся решением неотложных задач.

– Каковы наши перспективы, учитывая имеющееся ускорение и расстояние до гиперграницы? – спросил капитан.

Пальцы Джеральдины забегали по клавиатуре. Хонор тоже склонилась над экраном, покусывая нижнюю губу. Она могла представить себе по меньшей мере одну весьма вероятную причину недостаточного ускорения хевенита.

– Капитан, – сообщила Меткалф спустя несколько секунд, – нас отделяет от гиперграницы тридцать одна минута полета. Бандит-Десять выйдет на дистанцию поражения через семнадцать минут. Если предположить, что наш курс и ускорение останутся прежними, а он примет меры чтобы увеличить время контакта, у него будет возможность обстреливать нас все то время, пока мы не вырвемся за гиперграницу, то есть тринадцать с половиной минут.

– Можем мы оторваться от него?

– Нет, сэр. Мы можем сократить время обстрела, но полностью избежать его нам не удастся. Диспозиция противника почти идеальна: Бандит-Десять приближается сверху и слева, а Бандит-Один – снизу и справа: уходя от одного из них, мы неминуемо попадем под огонь другого. Более того, в течение примерно одиннадцати минут мы будем находиться под огнем обоих.

– Понятно…

Потерев подбородок, МакКеон ввел имеющиеся данные в компьютер, последовательно рассчитал несколько вариантов развития событий и, подняв глаза на Хонор, тихо сказал:

– Джерри права, мэм. Мы между Сциллой и Харибдой. Я могу уменьшить время пребывания в зоне огня Десятого до десяти минут, но только ценой пятнадцатиминутного обстрела Первым. И наоборот, оставив одиннадцать минут Первому я позволю Десятому обстреливать нас более тринадцати минут.

Хонор кивнула, заложила руки за спину и со вздохом спросила:

– Ты догадываешься, почему при такой эмиссии Бандит-Десять имеет столь малое ускорение?

– У него на буксире подвески, – хмуро отозвался МакКеон.

– Скорее всего, – согласилась Хонор.

Несколько секунд она молча смотрела на старого друга, но так ничего и не сказала. Коммодор Харрингтон командовала Восемнадцатой эскадрой, однако ответственность за судьбу корабля лежала на его капитане, и именно ему предстояло искать выход из создавшегося положения. Хотя многие флагманы, наверное, рассудили бы иначе, Хонор понимала, что у каждого из них – у нее и у Алистера – свой уровень ответственности. Она отвечала за эскадру, но в настоящий момент эскадры в системе не было: схватка с неприятелем предстояла одиночному кораблю. Кроме того, Хонор всецело полагалась на МакКеона и не желала оскорблять его недоверием, самим фактом своего вмешательства подвергая сомнению его компетентность.

Глаза МакКеона благодарно вспыхнули, и он повернулся к команде.

– Гаррис, – приказал он рулевому, – крен на сто градусов вправо, но продолжайте движение в прежнем направлении, с прежним ускорением. Джерри, – он развернул кресло к Меткалф. – Судя по ускорению Бандита-Десять, он тянет на буксире ракетные подвески, а вот ускорение Бандита-Один для этого слишком велико. Резкий уход вправо позволил бы нам сократить время пребывания под обстрелом Бандита-Десять, но в этом едва ли есть смысл. Десять минут или тринадцать, особой разницы нет: свой первый, самый мощный залп он сделать успеет, и помешать этому мы не в силах. А вот Бандит-Один наверняка не способен произвести такой мощный разовый залп, зато располагает возможностью ведения долговременного огня. Поэтому нам придется принять на себя удар Десятого, но время пребывания в зоне досягаемости Первого надо свести к возможному минимуму.

– Понятно, сэр, – ответила Меткалф и принялась за расчеты.

* * *

– Ну что ж, он принял решение, – тихо сказала Элен Захари, увидев, как корабль монти повернулся вокруг своей оси и задействовал системы РЭБ.

Поскольку неприятель и «Катана» неуклонно сближались, более мощные ракеты подвесок Захари в теории могли поразить цель с расстояния более восьми с половиной миллионов километров, но с учетом ловушек и генераторов помех дистанция эффективного огня уменьшалась до семи миллионов. Однако и этого было вполне достаточно.

– Что ты имеешь в виду, говоря «принял решение»? – осведомился Каттнер. – Он ведь только задействовал РЭБ, а курса не изменил.

– Не изменил, – согласилась Захари, – и не собирается. Придерживаясь первоначального курса, он неизбежно будет находиться под огнем около двадцати пяти минут: тринадцать с половиной минут его будем обстреливать мы и одиннадцать – «Нуада». Любое изменение курса лишь изменит это соотношение: уходя от одного из наших кораблей, он лишь подставит себя другому. Однако заметь, он повернулся вокруг своей оси.

– Ну и что? – спросил Каттнер, и Захари едва удержалась от вздоха.

– Да то, что отвернув борт от нас, он повернул его к гражданину капитану Тернеру. Это не столько поможет вести огонь ему, сколько помешает нам. Кроме того, теперь он повернулся к нам «брюхом» клина. Иными словами, он стремится обезопасить себя в первую очередь не от огня «Нуады», а от нашего. Это заставляет предположить, что неприятельский капитан догадался о том, что мы буксируем подвески. – Захари покачала головой и добавила: – Как я уже говорила, гражданин комиссар, мы имеем дело с весьма проницательным противником.

* * *

В командной рубке «Адриана» томительно тянулись секунды. На сей раз никто не готовил блистательный маневр, который решил бы исход боя в последнее мгновение. Все элементы боевого уравнения были известны заранее: большинству офицеров уже приходилось видеть подвески в деле. Они прекрасно понимали, что их ждет, вопрос заключался лишь в том, сколькими ракетами располагает Бандит-Десять. Конечно, не помешало бы узнать, насколько они хороши, а также когда хевениты пустят их в ход, однако решающим фактором оставалось количество. Системы РЭП[8], маскировки и активной противоракетной обороны «Адриана» имели ограниченные возможности, а на поддержку других кораблей эскадры в сложившейся ситуации рассчитывать не приходилось. Увы, число ракет, единовременную атаку которых «Адриан» мог отразить в одиночку, было куда меньше, чем хотелось бы Алистеру МакКеону или Хонор Харрингтон.

– Вхождение в зону досягаемости ракет через пятнадцать секунд, – четко доложила Меткалф.

– Действуем в соответствии с боевым планом, – решительно отозвался МакКеон.

* * *

– Вражеская ракета! – воскликнул гражданин лейтенант Олворт. – Поправка: залп. Шестнадцать единиц.

– Уже? На что они рассчитывают, стреляя с такой дистанции? – спросил комиссар, подрастеряв от удивления свой самоуверенный командный тон.

– Они стреляют не по «Катане», гражданин комиссар, – с невеселой улыбкой пояснила Захари. – На этих ракетах нет лазерных головок.

Каттнер вытаращил глаза.

– Это ядерные боеголовки старого образца, сэр, и пустили его в ход, чтобы вывести из строя подвески, – сказала Элен и, отвернувшись от комиссара, уставилась на свой дисплей. Ракеты монти летели по направлению к ней и, если она не ошиблась относительно их цели и типа боеголовок, должны были взорваться позади «Катаны»: достаточно далеко, чтобы не попасть под огонь ее защитных систем, но достаточно близко, чтобы выжечь электронику на буксируемых подвесках. Однако вражеским ракетам потребуется время, и Захари вовсе не собиралась позволить неприятелю спровоцировать ее на преждевременный огонь.

– Гражданин лейтенант Олворт, – отрывисто произнесла она.

– Да, гражданка капитан.

– Залп со всех подвесок через… сто сорок секунд. Отсчет пошел!

* * *

Хонор проследила за тем, как первые ракеты «Адриана» умчались по направлению к противнику. Спустя пятнадцать секунд последовал второй залп, за ним третий, потом четвертый, но хевениты не отвечали. В полете находилось уже сто шестьдесят ракет, ответных выстрелов так и не последовало, и она почувствовала, что у некоторых офицеров в рубке начала зарождаться надежда. Только вот сама Хонор – равно как и МакКеон – их оптимизма не разделяла. Они переглянулись: мысли Алистера были понятны ей и без Нимица.

Капитан надеялся, что огонь с дальней дистанции пробьет брешь в самообладании неприятеля и побудит его ответить с дистанции, не гарантирующей точность попадания. Однако капитан хевов не заглотил приманку. Оставалось надеяться на то, что он промешкает слишком долго, и ядерные взрывы успеют вывести комплексы из строя, однако надежда эта была слабой.

– Ракетная атака, – четко доложила Джеральдина Меткалф, и ногти сцепленных за спиной рук Хонор впились в ладони. – Массированный залп. Первичная оценка – восемьдесят с лишним боеголовок.

– Черт побери! – тихо пробормотал МакКеон.

К «Принцу Адриану» устремились восемьдесят четыре ракеты. Это составляло чуть больше половины числа, выпущенного им самим, однако имелась существенная разница между десятью разделенными во времени и пространстве залпами по шестнадцать ракет в каждом, с которыми операторы оборонительных систем могут разобраться по очереди, и единым массированным ударом. С начала войны подобный расклад не раз оборачивался бедой для Народного Флота, но сейчас в критическом положении оказался Корабль Ее Величества. Джеральдине Меткалф с ее помощниками оставалось лишь сделать все возможное, чтобы хоть что-то противопоставить обрушившемуся на них смертоносному валу.

Генераторы активных помех пытались ослепить самонаводящиеся головки, ложные цели отвлекали их на себя, сбивая с пути, но аппаратное обеспечение снарядов, полученных Народной Республикой от Солнечной Лиги, намного превосходило то, с чем Народный Флот начинал войну. Новые сенсоры и программное обеспечение повысили возможности распознавания цели примерно втрое, а отсутствие у Королевского Флота достоверных данных о новых параметрах существенно снижало эффективность РЭП Меткалф. Правда, четверть вражеских ракет удалось ослепить, но на ложные цели перенаправились лишь очень немногие. Пятьдесят семь прорвались через первую линию обороны, и навстречу им вылетели противоракеты. Кроваво-красные огоньки на экране Меткалф угасали один за другим, но это происходило слишком медленно. Тридцать пять ракет прорвались сквозь рубеж атаки противоракет и были встречены заградительным огнем работающих на ближней дистанции лазеров.

Лазеры уничтожили девятнадцать атакующих единиц, и в результате прорваться на дистанцию прямого поражения удалось лишь шестнадцати – меньше двадцати процентов от первоначального их числа, – однако и этого было достаточно. Крейсер искусно маневрировал, но даже самые удачные маневры не позволяли уклониться от всех боеголовок.

Резкий поворот «Принца Адриана» вокруг своей оси в вертикальной плоскости позволил принять на «днище» импеллерного клина удар четырех ракет и трех – на равно неуязвимую «крышу», но пять из девяти оставшихся взорвались над крейсером и слева от него. Ракеты с подвесок «Катаны» не уступали по мощи тем, какие могли быть выпущены супердредноутом, и впитавшие энергию ядерных взрывов рентгеновские пучки вспороли защитную броню мантикорского корабля, сокрушили переборки, уничтожив две ракетные пусковые установки, гразер, три лазерные батареи и третий радар. Тридцать два человека мгновенно погибли от динамического удара, хотя он и был несколько смягчен бортовой броней и защитными стенами.

Однако спереди, где почти прямо по курсу взорвались еще четыре боеголовки, такой защиты не имелось, и ущерб, нанесенный этими ударами, был поистине ужасен. Сталь рвалась, как бумага, энергетические цепи прерывались, замыкание следовало за замыканием, последовало несколько вторичных взрывов. Страшный толчок – корабль тряхнуло, словно крысу, схваченную за шкирку терьером, – швырнул Хонор на колени. Дисплеи командной рубки замигали, погасли и снова зажглись, переключившись на дублирующие источники питания.

– Доложить о повреждениях! – рявкнул МакКеон.

Не получив ответа, он ткнул в клавишу на подлокотнике, подключившись напрямую к системе аварийного контроля. Однако и она оказалась выведенной из строя. Капитан вызвал через коммуникатор коммандера Гиллеспи.

– Тейлор, мне нужен доклад о повреждениях! – крикнул он, не успев дождаться подтверждения получения вызова.

Несколько бесконечных мгновений коммуникатор молчал, потом послышался чей-то слабый голос.

– Старпом мертв… аварийный контроль не работает. Мы тут все… никого…

Связь прервалась, и МакКеон закрыл глаза.

– Бандиту-Десять досталось, сэр, – доложила Меткалф. – Мы влепили в этих ублюдков как минимум четыре заряда!

– Передняя противоракетная защита выведена из строя, – прозвучал чей-то голос. – Первый и второй лидары уничтожены. Третий гравитационный детектор не действует.

– Переключиться на лидар-пять, – приказала Меткалф. Приказ был принят к исполнению, но голос Джеральдины звучал очень напряженно. Система аварийного контроля бездействовала, и представление о повреждениях можно было составить лишь по разрозненным донесениям. Которые, впрочем, не прекращали поступать.

– Первый гразер уничтожен. Тяжелые потери в Третьем и Пятом гразерах и Пятой пусковой. Потерян контакт с седьмым ракетным отсеком. Подача ракет из первого погреба не происходит.

– Как дела с первым импеллером? – спросил МакКеон у рулевого, оставив попытки связаться с кем-либо в инженерном отсеке.

– Контакт с первым импеллером утрачен, – натянуто отозвался Гаррис. – Наше ускорение снизилось до двухсот g и продолжает падать.

– Первый, третий, пятый и седьмой генераторы защитного поля отключились. Мы теряем защиту левого борта.

– Сэр, Бандит-Один открыл огонь. Выпущено двадцать четыре ракеты, удар через один-семь-три секунды.

– Бандит-Десять меняет курс и наращивает ускорение. Ускорение пять-точка-три километра в секунду за секунду.

«Принц Адриан» содрогнулся от очередного удара.

– Прямое попадание в БИЦ! – донесся возглас из коммуникатора. – Мы теряем кон…

Голос оборвался на полуслове. Из главной вентиляционной шахты повалил дым, но чудом уцелевшая противопожарная автоматика перекрыла ее. Повсюду завывали сирены.

– Мостик, докладывает лейтенант Джуно из второго реакторного, – раздался по внутренней связи голос младшего офицера инженерной команды. – Я собираюсь заняться контролем повреждений, но и с первого взгляда вижу что дела обстоят неважно.

– Что там с первым импеллером? – требовательно спросил МакКеон.

– Он не действует, сэр. Возможно, мне удастся подключить четыре или пять бета-узлов, но это все, что у нас осталось.

Лицо МакКеона окаменело. Лишившись передних альфа-узлов, «Принц Адриан» утратил паруса Варшавской… а Адлер находился в центре гиперпространственного гравитационного потока, в котором только наличие парусов могло позволить кораблю маневрировать. Капитан понял, что сокрушительный залп хевов обрек его корабль на гибель.

– Рулевой, сорок градусов лево руля, – рявкнул он и, встретившись взглядом с Меткалф, пояснил: – Мы поднырнем под Десятого, и, когда его глотка окажется в пределах досягаемости, шарахните по нему всем, что у нас осталось.

– Есть, сэр! – ответила Меткалф и склонилась над своим пультом, стараясь насколько возможно восстановить управляемость еще не вышедших из строя систем

Между тем корабль вновь и вновь содрогался под уничтожавшими оборудование и убивавшими людей ударами.

Хонор поднялась на ноги. Нимиц прижимался к ее плечу, из прокушенной при падении губы на подбородок текла кровь, однако она воспринимала все это лишь отдаленной частью сознания, как будто со стороны. Бросив взгляд на покрывавшие значительную часть командного дисплея темно-красные пятна, означавшие поврежденные сектора, она открыла было рот, но очередной толчок отбросил ее к креслу. Хонор чуть не упала снова, но удержалась, схватившись за плечо МакКеона.

– Алистер, сдавайся, – тихо сказала она, но ее слова каким-то чудом перекрыли шум боя, донесения об ущербе и вой тревожной сигнализации.

– Но… – начал МакКеон, уставившись на нее в растерянности.

Хонор не дала ему договорить и лишь крепче сжала его плечо.

– Это приказ, Алистер!

Он продолжал смотреть на нее с болью во взоре. За пять стандартных столетий истории Королевского Флота плен стал уделом лишь тридцати двух военных кораблей.

– Я сказала, сдавайся! – произнесла Хонор громче и резче. – Конвой мы спасли, а без переднего импеллера нам не отбиться и не уйти. Сдавайся, пока все твои люди не погибли напрасно!

– Я…

МакКеон закрыл глаза, потом встряхнулся и кивнул.

– Рулевой, отверните в сторону и погасите ускорение, – приказал он, и каждое слово падало, как удар стального молота. – Коммандер Меткалф, задействуйте на всех беспилотных аппаратах, снабженных сверхсветовыми передатчиками, устройства самоуничтожения. Позаботьтесь о том, чтобы очистить память всех компьютеров, и прикажите своим людям уничтожить все секретное оборудование и материалы. Лейтенант Санко, свяжитесь с Бандитом-Десять. Сообщите его капитану, что мы сдаемся.


Содержание:
 0  В руках врага : Дэвид Вебер  1  Пролог : Дэвид Вебер
 2  Глава 1 : Дэвид Вебер  3  Глава 2 : Дэвид Вебер
 4  Глава 3 : Дэвид Вебер  5  Глава 4 : Дэвид Вебер
 6  Глава 5 : Дэвид Вебер  7  Глава 6 : Дэвид Вебер
 8  Глава 7 : Дэвид Вебер  9  Глава 8 : Дэвид Вебер
 10  Глава 9 : Дэвид Вебер  11  Глава 10 : Дэвид Вебер
 12  Глава 11 : Дэвид Вебер  13  Глава 12 : Дэвид Вебер
 14  Глава 13 : Дэвид Вебер  15  Глава 14 : Дэвид Вебер
 16  Глава 15 : Дэвид Вебер  17  Глава 16 : Дэвид Вебер
 18  вы читаете: Глава 17 : Дэвид Вебер  19  Глава 18 : Дэвид Вебер
 20  Глава 19 : Дэвид Вебер  21  Глава 20 : Дэвид Вебер
 22  Глава 21 : Дэвид Вебер  23  Глава 22 : Дэвид Вебер
 24  Глава 23 : Дэвид Вебер  25  Глава 24 : Дэвид Вебер
 26  Глава 25 : Дэвид Вебер  27  Глава 26 : Дэвид Вебер
 28  Глава 27 : Дэвид Вебер  29  Глава 28 : Дэвид Вебер
 30  Глава 29 : Дэвид Вебер  31  Глава 30 : Дэвид Вебер
 32  Эпилог : Дэвид Вебер  33  Использовалась литература : В руках врага



 




sitemap