Фантастика : Космическая фантастика : Эпилог : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33

вы читаете книгу




Эпилог

Просыпалась она медленно, что было совершенно на нее не похоже. Тридцать пять лет службы во флоте приучили ее пробуждаться мгновенно, готовой с ясной головой встретить любую опасность, но сейчас дело обстояло иначе. Истерзанное сознание оттягивало момент полного пробуждения, ибо явь сулила лишь невозвратные потери и боль отчаяния.

Однако затем что-то изменилось. Хонор ощутила на груди теплую тяжесть, почувствовала вибрацию, услышала тихое урчание и восприняла пронизавшую ее до мозга костей ауру любви.

– Н-Нимиц?

Она едва узнала изумленный голос. Он был ломким, хриплым, звучал неразборчиво – но, так или иначе, принадлежал ей. Сильные, но нежные лапы коснулись правой стороны ее лица, и она открыла глаза. А открыв, испустила прерывистый вздох: Нимиц, склонившись к ней, коснулся носом ее носа. Глядя на него единственным глазом, Хонор подняла правую руку, чтобы почесать его за ушами. Само прикосновение к древесному коту было для нее сейчас самым драгоценным даром во всей Вселенной. Рука ее дрожала от слабости и от избытка чувств, а кот свернулся клубочком на ее груди, прижавшись щекой к ее щеке. С его ритмичным урчанием в тело и душу вливалась животворная сила любви.

– О Нимиц! – прошептала она, уткнувшись губами в пушистый мех, и этот шепот вместил в себя весь пережитый ею страх, все отчаяние, все жуткие воспоминания. По ее изможденным щекам заструились слезы. Она потянулась, чтобы покрепче прижать любимое существо к себе… и оцепенела.

Правая рука повиновалась ей, как обычно, но левая…

Хонор резко повернула голову, и ее единственный глаз округлился, а ноздри раздулись от потрясения: левой руки у нее не было!

Она смотрела на перевязанный обрубок, и отказ поверить в случившееся послужил ей своего рода анестезией. Боль отсутствовала, а вот пальцы несуществующей ладони, напротив, ощущались четко и живо: казалось, будто ей ничего не стоит сжать их в кулак. Разум подсказывал, что эти ощущения не более чем фантом. Она лежала, не в силах шелохнуться от ужаса, в то время как Нимиц, прильнув покрепче, старался смягчить ее отчаяние нежностью и любовью.

– Прошу прощения, мэм.

Хонор повернулась на голос и увидела Фрица Монтойю. Глаза хирурга запали, и, когда он сел рядом с ее койкой, она отчетливо ощутила его жалость и чувство вины.

– К сожалению, у меня не было выхода, мэм, – продолжил он. – Повреждения оказались слишком сильными, слишком… – Он осекся, глубоко вздохнул и взглянул ей прямо в глаза. – И у меня не было инструментов, чтобы сохранить ее. Если бы я не ампутировал руку, мы потеряли бы вас.

Хонор молча смотрела на него: множество нахлынувших на нее противоречивых чувств не позволяли рационально мыслить. Радость воссоединения с Нимицем, изумление от того, что она вообще жива, потрясение от потери руки и, самое худшее, скорбь о погибших друзьях, которые в отличие от нее уже никогда не проснутся, – все это обрушилось на нее разом, лишив возможности говорить. Она могла лишь смотреть в сострадающее, озабоченное лицо врача единственным глазом и прижимать к себе Нимица единственной рукой.

Сколько времени это продолжалось, Хонор не знала – но, наконец, правый уголок ее рта изогнулся в подобии улыбки, и она, отпустив Нимица, протянула правую руку Монтойе.

– Фриц, – мягко проговорила она.

Врач сжал протянутую руку, и длинные пальцы Хонор ответили таким же сильным пожатием.

– Прошу прощения, – повторил он.

Она покачала на подушке головой.

– За что? – тихо спросила она. – За то, что опять спас мне жизнь?

– Именно это он и сделал, миледи, – послышался другой голос, и Хонор, охнув, попыталась сесть, но ее правую руку по-прежнему удерживал Монтойя, а непроизвольно опершись о койку обрубком, она скривилась и зашипела от неожиданной острой боли.

Монтойя с донельзя огорченным видом вскочил на ноги, чтобы помочь ей, но ее уже поддержали другие руки. Нимиц соскочил с ее груди и улегся рядом. Она высвободила ладонь и, не обращая внимания на боль, с неистовой силой заключила в объятия Эндрю Лафолле.

Телохранитель обнял ее так же крепко, и она ощутила невероятную силу его эмоций, отдававшихся эхом и встречавших отзвук в каждом уголке ее души. Хонор чувствовала, как скорбит он о погибших товарищах и как яростно, как восторженно гордится ими. Но несравненно сильнее всех прочих чувств были его преданность, его любовь к ней! – и радость оттого, что она жива! Переполняемая ответным чувством Хонор потянулась к нему, как незадолго до того к Нимицу.

Такие моменты всегда слишком остры и насыщенны, чтобы длиться долго: глубоко вздохнув, Хонор разжала объятия. Лафолле последовал ее примеру и уже хотел отступить, но она порывисто покачала головой и здоровой рукой указала ему через себя на краешек кровати, со стороны ампутированной руки. Поколебавшись, он пожал плечами и присел рядом с ней.

Некоторое время Хонор смотрела на него, а когда вновь подняла взгляд на Монтойю, в ее глазах отразилось изумление. Судя по переборке за спиной доктора и низкому выгнутому, как внутренняя поверхность трубы, потолку, они находились на боте или шаттле незнакомой ей конструкции. От остального помещения ее постель отделяла занавеска, однако было ясно, что они уж никак не в тюремном трюме «Цепеша».

– Как мы… – растерянно спросила она, повернувшись к Лафолле, и тот улыбнулся.

– Сами удивляемся, миледи. Но нам, во всяком случае, точно известно, кто это провернул.

Он посмотрел на Монтойю. Врач взял Хонор за запястье, проверил пульс, заглянул в ее целый глаз и кивнул.

– Думаю, она готова к этому. Но предупреди капитана: вы прекратите разговор по первому моему слову. По первому!

– Так точно, сэр! – с довольной ухмылкой отрапортовал Лафолле, после чего, погладив Хонор по плечу, исчез за занавеской.

Хонор снова собралась присесть. Монтойя сначала возражал, но потом вздохнул, помог ей перейти в полусидячее положение и подложил под плечи подушку.

Она благодарно улыбнулась, и тут ее вниманием вновь завладел перебравшийся ей на колени Нимиц. Она ощутила укол его боли, помрачнела, заметив, что он утратил прежнее изящество движений. Постаравшись устроить его как можно удобней, она стала нежно поглаживать неправильно сросшееся среднее плечо. Взор ее непроизвольно обратился к Монтойе. Врач не отвел глаз.

– Я сделал все, что было в моих силах, – сказал он, – но от этих ублюдков трудно было получить даже самое необходимое. Однако если не считать неправильно сросшихся костей, с ним все в порядке, и по возвращении домой любой ветеринарный хирург со Сфинкса быстро приведет его в норму. Другое дело, что до операции он будет ощущать боль при резких движениях, так что лазать по деревьям ему пока не придется. Тут, конечно, хорошего мало.

– Хорошо уже то, что он жив, – воскликнула Хонор. – И этим, надо думать, я обязана вам, Фриц, и Шэннон Форейкер.

– Больше Форейкер, чем мне, – уточнил Монтойя.

Он собирался сказать что-то еще, но тут занавеска сдвинулась, и показались Алистер МакКеон, а рядом с ним – офицер в мундире Народного Флота. Бровь Хонор поднялась от удивления.

Уорнер Кэслет, криво ухмыльнувшись, пожал плечами.

– Признаюсь, миледи, – сказал он, – я не ожидал, что встречусь с вами вновь при таких обстоятельствах. Однако, учитывая не слишком приятную для нас обоих альтернативу, должен признать, что рад этому.

– Взаимно, Уорнер, – кивнула Харрингтон и перевела взгляд на МакКеона.

Судя по изможденному виду и отсутствию некоторых зубов, капитану досталось, но глаза его светились радостью.

– Далеко же мы забрались от станции «Василиск», а? – сказал он, пожимая протянутую ему руку, и Хонор, к собственному удивлению, хихикнула.

– Пожалуй, да, – согласилась она, заметив маячившего за спиной капитана Горацио Харкнесса.

Главстаршина – вот уж что совершенно на него не похоже – выглядел смущенным и смотрел себе под ноги.

– Думаю, – с ухмылкой сказал капитан, – когда мы доставим его домой, старший сержант Бэбкок лопнет от гордости за своего муженька. Ведь это он вытащил нас всех с того летучего гроба.

– Что-то такое мне говорили насчет его плана, – припомнила Хонор, и под ее взглядом старшина снова потупился.

– План был что надо, мэм. Сначала Горацио убедил хевов в том, что перешел на их сторону, потом получил доступ к миникомпьютеру – с подробностями вы еще сможете ознакомиться, – взломал защиту и вошел в их главную систему. Все его хитрости пришлось бы перечислять очень долго, но главное – на данный момент хевы считают нас погибшими.

– Я не понимаю… – начала Хонор, но умолкла, поняв, что слишком слаба, а информации слишком много, и им потребуется немало времени, чтобы представить ей полный отчет. Пока же… – Пожалуй, я ознакомлюсь с подробностями, когда буду в форме. А сейчас мне хотелось бы услышать краткий отчет о ситуации.

– Есть, мэм, – ответил МакКеон, потер бровь, приводя в порядок мысли, и приступил к докладу. – В общих чертах ситуация такова: мы находимся на поверхности планеты Аид. Благодаря тому, что присутствующий здесь Харкнесс оказался на редкость изобретательным хакером и в отличие от нас не сидел под надзором, а пользовался относительной свободой, ему удалось устроить так, что, когда «Цепеш» вышел на планетарную орбиту, мы оттуда сбежали. Более того, сам «Цепеш» он к чертовой матери взорвал, так что хевы считают нас отдавшими концы заодно с кораблем.

– Он… что?!! – Хонор, уставившись на Харкнесса, заморгала единственным глазом. – Старшина, вы что, и вправду взорвали крейсер?

– Э… мэм, – промямлил Харкнесс, покраснев и переминаясь с ноги на ногу. – Вообще-то я… как бы это сказать… ну да, типа того.

– Он наглядно продемонстрировал, что будет, если бот запустит импеллер внутри шлюпочного отсека, капитан, – пояснил за него МакКеон, и Хонор заморгала еще сильнее.

– Понятно, – пробормотала она, и правая сторона ее рта дернулась. – Да, Горацио, не хотелось бы мне с тобой невзначай поссориться.

Когда Хонор, впервые за одиннадцать лет знакомства, назвала его по имени, Горацио покраснел, как рак. Он вроде бы собирался что-то промямлить, но, так и не решившись, ограничился тем, что пожал плечами.

– А еще, – продолжил за него МакКеон, – он выудил из базы данных «Цепеша» массу сведений насчет планеты, на которой мы сейчас гостим. С момента посадки я их изучаю и уже понял, почему хевы считают это гиблое местечко надежной тюрьмой.

– Вот как? И почему? – с интересом осведомилась Хонор.

– А потому, мэм, что здесь не живет и не растет ничего съедобного для человека. Таким образом, заключенных не требуется даже запирать: достаточно не подпускать их к продовольственным складам. Сколько народу они здесь содержат, нам неизвестно, однако лагерь существует лет семьдесят, а арестованные по большей части прошли пролонг. Получается, что их здесь тысячи. Но хевы не держат всех в одном месте: они разбросаны по отдельным пунктам и не могут никуда оттуда деться, поскольку в эти места им доставляют паек.

– Ясно, – сказала Хонор, поглаживая Нимица за ушами, и, нахмурясь, спросила: – А как насчет гарнизона?

– Точной цифры не назову, но по моим прикидкам их должно быть от тысячи до полутора. Главная база расположена на острове, посреди крупнейшего здешнего океана. Она контролируется со спутников и, согласно данным компьютеров «Цепеша», оснащена легкими и средними средствами противовоздушной обороны. Транспортная связь между базой и остальной планетой осуществляется только по воздуху. Узники на остров не допускаются, и, – МакКеон пожал плечами, – поскольку тюремщики контролируют все продовольствие, средства его доставки, транспорт и орбитальные защитные комплексы, беспокоиться им до последнего времени было не о чем.

– Ясно, – повторила Хонор. – А теперь?

– Теперь положение несколько изменилось, – ответил МакКеон с невеселой улыбкой. – Благодаря Харкнессу мы располагаем парой тяжелых штурмовых шаттлов с почти полным боевым оснащением, включая ракетно-артиллерийские системы и кучу всевозможного ручного оружия. Бронекостюмов тоже хватит с избытком.

Хонор почувствовала, как ее брови взлетают еще выше, и снова посмотрела на Харкнесса с нескрываемым уважением.

– Можно с уверенностью сказать, что о нашем присутствии здесь хевениты не подозревают, – продолжал капитан. – Судя по информации, извлеченной Харкнессом из базы данных «Цепеша», их сеть спутникового наблюдения недурна, но они полностью сосредоточились на прикрытии базы, а мы совершили посадку на другом конце планеты, к тому же не используя импеллеры. Проследить за нашим снижением и посадкой никто не мог, а поскольку эта часть суши покрыта непроходимыми джунглями, замаскировать шаттлы после приземления не составило труда. Кроме того, мы торчим здесь уже три дня по местному времени: возникни у хевов подозрения насчет того, что мы спаслись при взрыве «Цепеша», нас вовсю искали бы с воздуха. Госбезопасность наверняка вызвала бы катер с «Графа Тилли», и мы бы увидели его след.

– Хорошо, – сказала Хонор после недолгого молчания. – Похоже, ты прав. Но что мы будем делать дальше?

– А вот это, мэм, решать вам, чему я, честно признаюсь, рад, – сказал МакКеон. – На данный момент мы надежно укрыты, обеспечены техникой, а провизии, если расходовать ее экономно, нам хватит месяцев на пять. Но, с другой стороны, нас всего восемнадцать… двадцать, считая с Нимицем и Уорнером, – поправился он, покосившись на хевенита с виноватой усмешкой, – и хотя мы вооружены до зубов, по суммарной огневой мощи нам до неприятеля далеко. Не говоря уже об их укрепленной базе, как минимум полудюжине вооруженных ботов и этих чертовых спутниках, которые прикрывают им задницы. Как ни крути, мэм, но мы здесь в меньшинстве.

– В меньшинстве, Алистер?

Хонор откинулась назад, ее тонкие пальцы погрузились в теплый мягкий мех Нимица. Изможденная, обритая наголо, с полумертвым лицом и ампутированной по локоть рукой, она походила на голодную раненую волчицу, но свирепый блеск в глазах выдавал в этой волчице вожака стаи. Глаза ее обежали собравшихся, и правая сторона верхней губы приподнялась, обнажив волчий оскал.

– Если я правильно понимаю, ребята, на «Цепеше» было две или три тысячи человек команды, с оружием и камерами слежения, позволявшими контролировать каждый наш шаг. Однако от «Цепеша» остались одни осколки, а мы живы и имеем куда больше возможностей для активных действий, чем когда были рассажены по корабельным казематам. Разве не так?

Хонор удерживала взгляд МакКеона, пока тот не кивнул, после чего посмотрела на остальных. Наверное, ей не удалось бы найти правильное определение для своих чувств, даже если бы от этого зависела ее жизнь, но значение имел не термин, а тот единодушный эмоциональный отклик, с которым были встречены ее слова. Она не знала, в какой мере этот единый порыв зависит от нее – своего рода живого символа и залога победы, – но это тоже не имело значения. В тот миг пред внутренним взором сверкнули в рассветных лучах обнаженные клинки – и души взорвались боевым кличем, бросающим вызов самим богам. В тот миг единения со своими людьми Хонор поняла, что двадцать бойцов на двух катерах, находясь в полутора сотнях световых лет от ближайшей дружественной звездной системы, вполне способны дать бой целой вражеской планете, ибо невозможно и на миг представить себе, что хевенитам удастся удержать здесь ее людей – после всего того, что они уже совершили.

– Если кто-то здесь «в меньшинстве», – мягко сказала дама Хонор Харрингтон своим друзьям, – то только хевы.


Содержание:
 0  В руках врага : Дэвид Вебер  1  Пролог : Дэвид Вебер
 2  Глава 1 : Дэвид Вебер  3  Глава 2 : Дэвид Вебер
 4  Глава 3 : Дэвид Вебер  5  Глава 4 : Дэвид Вебер
 6  Глава 5 : Дэвид Вебер  7  Глава 6 : Дэвид Вебер
 8  Глава 7 : Дэвид Вебер  9  Глава 8 : Дэвид Вебер
 10  Глава 9 : Дэвид Вебер  11  Глава 10 : Дэвид Вебер
 12  Глава 11 : Дэвид Вебер  13  Глава 12 : Дэвид Вебер
 14  Глава 13 : Дэвид Вебер  15  Глава 14 : Дэвид Вебер
 16  Глава 15 : Дэвид Вебер  17  Глава 16 : Дэвид Вебер
 18  Глава 17 : Дэвид Вебер  19  Глава 18 : Дэвид Вебер
 20  Глава 19 : Дэвид Вебер  21  Глава 20 : Дэвид Вебер
 22  Глава 21 : Дэвид Вебер  23  Глава 22 : Дэвид Вебер
 24  Глава 23 : Дэвид Вебер  25  Глава 24 : Дэвид Вебер
 26  Глава 25 : Дэвид Вебер  27  Глава 26 : Дэвид Вебер
 28  Глава 27 : Дэвид Вебер  29  Глава 28 : Дэвид Вебер
 30  Глава 29 : Дэвид Вебер  31  Глава 30 : Дэвид Вебер
 32  вы читаете: Эпилог : Дэвид Вебер  33  Использовалась литература : В руках врага



 




sitemap