Фантастика : Космическая фантастика : Глава 27 : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50

вы читаете книгу




Глава 27

— Черт меня побери, а ведь и вправду работает!

Коммандер Скотти Тремэйн уселся в командирское кресло на борту «Бэд-Пенни» и покачал головой. Сигнатура «Гидры-шесть» высветилась на дисплее ярко-зеленым цветом, означавшим объект, прикрытый активированной гравистеной. Что было интересно, поскольку «Бэд-Пенни» находился непосредственно за кормой ЛАКа лейтенант-коммандера Родена.

— Ага.

Сэр Гораций Харкнесс ввел запрос в дополнительный терминал, расположенный слева от основного пульта инженерной секции, присмотрелся к цифрам и нахмурился.

— Осталась интерференция с кормовыми узлами, — доложил он. — Ничего страшного, но при определенных условиях это может стать проблемой. Здесь какая-то гравитационная турбулентность.

Он ввел дополнительную команду и вывел на главный дисплей Тремэйна крупномасштабную схему кормовой части клина «Головореза»; курсор замигал, обозначая участок, где кормовая гравистена должна была идеально слиться с крышей импеллерного клина ЛАКа.

— Видите, сэр?

— Вижу, — подтвердил Тремэйн и, присмотревшись к изображению, ввел еще одну команду.

В соответствии с ней компьютер смоделировал схему распределения энергетической плотности по поверхности выделенного Харкнессом кормового щита. Увеличив масштаб проблемного участка, коммандер хмыкнул.

— Ого! Вдоль турбулентной зоны плотность стены понижается на семьдесят процентов, а непосредственно у края падает почти до нуля. Паршиво.

— Ну не так уж и плохо, — донесся со стороны тактического пульта голос энсина Пайн. — Турбулентность не так уж велика, а вероятность, что плохие парни ухитрятся нанести удар точно в эту узкую щель, и того меньше. Во всяком случае, по сравнению с прежней возможностью шарахнуть прямо «под юбку» это большой шаг вперед.

— Не спорю, Одри. Но уж если мы решили конструировать эту штуковину, то почему бы не попробовать сделать ее по-настоящему хорошо. Тем более что мы точно знаем: это возможно. У «Ферретов» никаких зазоров нет.

— Нету, — согласился Харкнесс— Зато, с другой стороны, у Бюро кораблестроения есть чертова уйма инженеров и мощных компьютеров, так что возможности моделирования у них малость не те, что у нас. Не говоря уж о том, что генератор у них внутри корпуса, то есть им куда проще подобрать для него оптимальную схему размещения. Мне, конечно, неохота это делать, но вынужден признать, что Больгео чертовски хорошо поработал.

— Бога ради, только не говорите этого ему, — предупредила Пайн. — Они со Скутером и Польком уже и так зазнались сверх меры: вчера отмечали свой успех у Демпси. И чуть не отбили руки, хлопая друг друга по плечам.

Харкнесс, а за ним и весь экипаж покатились со смеху. На космической станции «Вейланд», так же как на «Гефесте» и «Вулкане», находился филиал широко известной ресторанной сети. С тех пор как Адмиралтейство приняло решение превратить Мантикору-Б в место испытания новейших разработок, гражданские лица практически перестали бывать на «Вейланде», однако Демпси внакладе не остались: флот с избытком обеспечил их посетителями. Правда, прибытие на станцию каждого супердредноута знаменовалось инцидентами в питейном заведении, а буйный персонал ЛАКов адмирала Трумэн увеличил число инцидентов еще процентов на двадцать. Они даже предпринимали попытки превратить «Демпси» в собственный клуб, откуда посторонних надлежит выдворять взашей. Не то чтобы эти попытки увенчались успехом, но свободные от вахты экипажи крыла дневали и ночевали «У Демпси», поглощая чудовищное количество пива и беседуя на профессиональные темы.

Тремэйн надеялся, что обслуживающий персонал ресторана находится под контролем разведки, ибо горячительные напитки неизбежно развязывали языки, так что бармены и официанты поневоле слышали много такого, чего им слышать не следовало, и что очень хотелось бы узнать хевам. Метрдотель Никола Пакович относился к персоналу ЛАКов превосходно, делал им всяческие поблажки, и Тремэйн не раз замечал, как сам Никола или бармен Мигель Уильямс тихонько намекает разошедшимся флотским, что не обо всем можно орать на каждом углу. И все же…

— Они что, публично обсуждали этот проект? — спросил он.

Пайн захихикала.

— Нет, капитан. Вообще-то, они с лейтенантом Гилли и Шелтоном сговорились подбить какого-то беднягу энсина из Шестьдесят первого перекинуться с ними в картишки, по пятьдесят центов. И подбили: ободрали простофилю как липку. Но пока тасовали, сдавали да ходили, все время толковали о том, что придумали совершенно новую штуку. В чем она состоит, никто из них и словом не обмолвился, постороннему вообще в жизни бы не понять, о чем там разговор. Одни загадки, намеки да хвастовство. Бедолаге тому совсем голову задурили, а сами чем больше вливали в себя пива, тем больше радовались.

— Выигрышу или успеху затеи с кормовой стеной? — поинтересовался оператор РЭБ «Бэд-Пенни» лейтенант Хэйман.

— Насколько я понимаю, и тому, и другому. Про таких ребят, особенно Больгео, трудно сказать что-то определенное. Мне казалось, этот малый должен лопнуть от выпитого пива, но, судя по тому, как он обдурил того энсина, хмель не мешает ему помнить масть.

— Приятно слышать, что они ничего не выболтали, — сказал Тремэйн. — Но вы правы, Одри, не стоит давать Родену лишний повод задирать нос. Сэр Горацио, опишите поподробнее эту проблему с турбулентностью и преподнесите им как повод для размышлений. Может, это добавит им немного скромности.

— Насчет скромности не знаю, Больгео, по-моему, могила исправит, — проворчал сэр Гораций. — Но тем не менее мысль верная: я им так все распишу, что повод для скромности у них появится.

* * *

— Так, так, так…

Первый космос-лорд сэр Томас Капарелли сидел у своего пульта в Яме и задумчиво хмурился. Он только что прочел рапорт вице-адмирала Мэлоуна и контр-адмирала Трикуписа о действиях пикета при Элрике. На доставку его курьером ушло две стандартные недели. Почти точно такие же донесения были получены с Солвея и Тредвея. Солвейский пикет не располагал «Медузами», и там вторгшиеся понесли менее тяжкие потери, но, так или иначе, во всех трех сражениях система «Призрачный всадник» прошла разносторонние испытания в реальных боевых условиях. Часть новой техники уже пускали в ход в небольших стычках, однако в данном случае впервые были опробованы все возможности новой схемы защиты, и потери Альянса оказались смехотворными. Враги не подбили ни одного корабля стены и уничтожили всего лишь три линейных крейсера. Пикет Тредвея лишился трех эсминцев, да и то лишь по несчастной случайности: проводившая маневры эскадра оказалась на пути хевов, вынырнувших из гиперпространства. Даже при этом командование сумело свести потери к минимуму и вывести большую часть кораблей из-под огня. Восхищаясь хладнокровием и умением командиров, Капарелли сожалел о том, что не имел возможности лично принять участие ни в одной из этих славных операций.

При всей их болезненности потери Альянса были несравненно ниже, чем у хевов, а те, скорее всего, так и не осознали истинного положения дел. Судя, например, по отчету с Элрика, противник был совершенно сбит с толку помехами и фантомами и в той сумятице, которая является неизбежной спутницей ожесточенного, скоротечного боя, вполне мог принять пораженные им ложные цели за настоящие супердредноуты. Конечно, скрупулезный анализ записей сканеров мог выявить истину, однако Капарелли сильно сомневался в том, что кто-то станет себя так утруждать. Человеку свойственно верить в то, во что ему верить хочется, например в то, что если ты и потерял четырнадцать процентов своих кораблей стены, то при этом нанес тяжкий урон противнику. Впрочем, даже если хевы пребывали в уверенности, что им удалось уничтожить четыре или пять супердредноутов, они должны были считать свои потери при Элрике равными потерям Королевского флота. А поскольку они при этом овладели тремя, пусть не первостепенными, но имевшими стратегическое значение звездными системами, подобная цена не должна была казаться им чрезмерной. Кроме того, Трикупис и его коллеги использовали технологию «Призрачного всадника» продуманно и осторожно, в точном соответствии с пожеланиями Капарелли. Скорее всего, хевы лишь отметили, что электронное оснащение Альянса оказалось еще более эффективным, чем обычно, но почему это так, осталось для них тайной. Пока.

Из чего следовало, что политическое руководство Республики усилит давление на МакКвин, понуждая ее к широкомасштабному наступлению. Не говоря уж о том, что она и сама может истолковать результат последней операции как свидетельство относительной слабости Альянса. Капарелли, правда, сомневался в том, что Военный Секретарь позволит эйфории взять верх над здравым смыслом, однако гражданка адмирал действовала не в вакууме, а Пьер наверняка требовал все новых побед. После повлекшего за собой весьма неприятные для Народной Республики дипломатические последствия выступления Амоса Парнелла перед Ассамблеей Лиги это стало жизненной необходимостью. Источники сообщали Пат Гивенс, что поставки Народной Республике военных технологий оказались под угрозой.

Прекращение или даже существенное ограничение этих поставок могло стать фактором, провоцирующие принятие поспешных решений. И дело тут было не только в панической истерике гражданских политиканов. Капарелли понимал, что, будь он на месте МакКвин и располагай донесениями, содержащими хотя бы намеки на возможности «Призрачного всадника», перспектива остаться без военно-технической поддержки со стороны Лиги повергла бы его в ужас. И само собой должно было напрашиваться решение: нанести сокрушительный удар, пока Альянс все еще находится в состоянии обороны и не успел сосредоточить достаточное количество новой техники, какой бы она ни была, на участках возможного контрнаступления. Боязнь тяжелых потерь не могла стать сдерживающим фактором, ибо если дать противнику время разместить новые системы вооружения там, где он хочет, потери будут несравненно страшнее. Выход хевы должны были увидеть в мощном опережающем наступлении.

«А уж если наносить удар, — размышлял Капарелли, — то разумнее всего в том направлении, где Народный флот уже вышиб несколько запертых Альянсом дверей, и откуда рукой подать до жизненно важной базы и верфи». На месте командования хевов он направил бы на поддержку Двенадцатого флота все корабли, какие удалось бы собрать, и бросил эту армаду на Грендельсбейн. Из всех целей, находившихся в пределах досягаемости, захват этой обещал стать для Альянса наиболее болезненным, а значит, должен был вынудить противника к радикальной перегруппировке сил по навязанному сценарию. Это позволяло сохранить инициативу за Народным флотом.

Откинувшись в кресле, Первый космос-лорд беззвучно насвистывал сквозь сжатые губы, разглядывая изображение на дисплее. Все эти доводы звучали в высшей степени убедительно, однако он знал, насколько опасны бывают попытки поставить себя на место противника и проникнуть в его мысли. Конечно, верная догадка сулила блестящий успех, но какова бывает цена ошибки? А вероятность ошибки очень велика, ибо чертовски трудно избежать соблазна приписать противнику намерение совершить именно те действия, каких желаешь ты. Или предположить, будто он видит все в том же свете, что и ты, тогда как на деле неприятель не заметил многое из отмеченного тобой, но зато углядел такое, что тебе «посчастливилось» проворонить.

Но, даже терзаемый сомнениями, Капарелли был готов действовать так, как подсказывало ему чутье. Он твердо рассчитывал, что хевы предпримут полномасштабное наступление и объектом его станет Грендельсбейн.

Главная проблема заключалась в том, что этого наступления следовало ждать слишком скоро. Разумеется, хевы получали сведения не так быстро, как он. Доклад о захвате Элрика курьер мог доставить МакКвин не ранее чем через десять-двенадцать стандартных дней; начать сосредоточивать силы для нового удара она начала бы примерно по прошествии месяца, но это не решало проблемы цейтнота. Целый месяц — а по возможности два, если не три — требовался для производимой на Мантикоре-Б доводки новых крыльев ЛАКов. Донесения Элис Трумэн вселяли надежду на то, что «Шрайки-Б» и «Ферреты» превзойдут по эффективности самые смелые ожидания самых рьяных сторонников проекта, но пока этому проекту было далеко до завершения. Некоторые крылья уже приблизились к полной боеготовности, однако сэр Томас страстно желал дать им на подготовку еще хотя бы несколько недель.

Увы, этих недель у него не было. Разумеется, он не знал точно, сколько времени имеется в его распоряжении, но прекрасно понимал, что переброска готовых к бою ЛАКов на новое место дислокации займет не менее двух недель. Чтобы адаптировать крылья к координации действий с силами традиционного образца, потребуется еще недели две-три. Иными словами, если он хотел встретить предполагаемое наступление хевов во всеоружии, приказ следовало отдавать почти немедленно.

На его плечах лежало тяжкое бремя ответственности. Точнее, формально он разделял его с баронессой Морнкрик, однако в таких вопросах она всегда поступала в соответствии с мнением Первого космос-лорда, так что на деле решать предстояло ему.

Ну что ж, это хотя бы не оставляло простора для двусмысленных толкований. В случае неудачи виноватого долго искать не придется.

Несколько мучительно долгих мгновений сэр Томас молча смотрел на голограмму, потом резко кивнул, поднял глаза и подозвал офицера связи.

— Слушаю вас, сэр Томас, — доложила молодая женщина.

— Лейтенант, запишите депешу для контр-адмирала Трумэн.

— Есть, сэр, — четко ответила она, уже настраивая всегда находившееся при ней устройство записи и кодирования. — Запись включена, сэр.

— Адмирал Трумэн, — произнес Первый космос-лорд в микрофон записывающего устройства, — получение данного сообщения прошу рассматривать как объявление о начале первой стадии операции «Лютик». Предписываю вам перевести всех командиров и экипажи вверенного вам подразделения в режим повышенной боевой готовности и начать подготовку к немедленной передислокации. Жду вашего рапорта о готовности как можно скорее. Список всего, что вам потребуется, прошу передать баталерам в течение шести часов с момента получения данного послания.

Он сделал паузу и слабо улыбнулся.

— Рад также сообщить, что властью Первого космос-лорда присваиваю вам очередное воинское звание. Отведенная вам в операции роль и возлагаемый на вас уровень ответственности соответствует чину вице-адмирала. Вы готовы к операции лучше, чем кто-либо другой, и я не собираюсь разрушать налаженную командную цепочку в последний момент. Поздравляю вас. Официальный приказ будет направлен к вам в самое ближайшее время.

Он снова помолчал. Его улыбка поблекла.

— Если моя оценка вероятных действий противника верна, — продолжил он, — перед нами открывается уникальная возможность. Я рассчитываю, что баронесса Морнкрик одобрит мое решение начать операцию «Лютик» не позднее, чем через двадцать-тридцать часов. Таким образом, у вас и ваших подчиненных, на плечи которых ляжет основная тяжесть проведения операции, оказывается гораздо меньше времени на подготовку, чем рассчитывало Адмиралтейство. Я сожалею об этом, но верю в вас и ваших людей. Как только время начала операции «Лютик» будет утверждено, я извещу вас немедленно. Удачи, адмирал.

Закончив говорить, сэр Томас кивнул лейтенанту связи.

— Передайте это немедленно. Как только прибудет подтверждение получения, доложите мне.

— Есть, сэр.

Связистка направилась к пульту, а Первый космос-лорд, откинувшись в кресле, сильно потер глаза тыльными сторонами ладоней.

«Сейчас здесь должна зазвучать зловещая музыка, — подумал он. — Что-то вроде музыкального фона, с помощью которого постановщики голографических фильмов дают зрителю понять, что близятся великие и опасные деяния». Музыка в Яме так и не звучала: Капарелли слышал лишь приглушенные голоса да стук собственного сердца. В этой прозаической тишине он только что послал тысячи людей на битву… из которой многие из них, увы, не вернутся.

Уронив руки, сэр Томас криво улыбнулся, рывком встал и потянулся. Посланный приказ был лишь первым шагом в цепочке обязательных действий, звонков и личных встреч с различными людьми, начиная с Пат Гивенс и других космос-лордов и заканчивая баронессой Морнкрик и (вероятно) премьер-министром. Учитывая, что предложения максимально укрепить подступы к Грендельсбейну от него не поступало, ему, вероятно, предстоит давать долгие объяснения по поводу риска, которому он намеренно подверг Звездное Королевство.

Короче говоря, возни, хлопот и суеты впереди ожидалось выше крыши, но все это уже не имело значения.

Решение было принято, а прочее представляло собой шелуху. Повернувшись, сэр Томас Капарелли направился к выходу из Ямы, и хотя на широких плечах Первого космос-лорда лежало тяжкое бремя военных усилий всего Альянса, спина его оставалась прямой, как стальной клинок.


Содержание:
 0  Пепел победы : Дэвид Вебер  1  Глава 1 : Дэвид Вебер
 2  Глава 2 : Дэвид Вебер  3  Глава 3 : Дэвид Вебер
 4  Глава 4 : Дэвид Вебер  5  Глава 5 : Дэвид Вебер
 6  Глава 6 : Дэвид Вебер  7  Глава 7 : Дэвид Вебер
 8  Глава 8 : Дэвид Вебер  9  Глава 9 : Дэвид Вебер
 10  Глава 10 : Дэвид Вебер  11  Глава 11 : Дэвид Вебер
 12  Глава 12 : Дэвид Вебер  13  Глава 13 : Дэвид Вебер
 14  Глава 14 : Дэвид Вебер  15  Глава 15 : Дэвид Вебер
 16  Глава 16 : Дэвид Вебер  17  Глава 17 : Дэвид Вебер
 18  Глава 18 : Дэвид Вебер  19  Глава 19 : Дэвид Вебер
 20  Глава 20 : Дэвид Вебер  21  Глава 21 : Дэвид Вебер
 22  Глава 22 : Дэвид Вебер  23  Глава 23 : Дэвид Вебер
 24  Глава 24 : Дэвид Вебер  25  Глава 25 : Дэвид Вебер
 26  Глава 26 : Дэвид Вебер  27  вы читаете: Глава 27 : Дэвид Вебер
 28  Глава 28 : Дэвид Вебер  29  Глава 29 : Дэвид Вебер
 30  Глава 30 : Дэвид Вебер  31  Глава 31 : Дэвид Вебер
 32  Глава 32 : Дэвид Вебер  33  Глава 33 : Дэвид Вебер
 34  Глава 34 : Дэвид Вебер  35  Глава 35 : Дэвид Вебер
 36  Глава 36 : Дэвид Вебер  37  Глава 37 : Дэвид Вебер
 38  Глава 38 : Дэвид Вебер  39  Глава 39 : Дэвид Вебер
 40  Глава 40 : Дэвид Вебер  41  Глава 41 : Дэвид Вебер
 42  Глава 42 : Дэвид Вебер  43  Глава 43 : Дэвид Вебер
 44  Глава 44 : Дэвид Вебер  45  Глава 45 : Дэвид Вебер
 46  Глава 46 : Дэвид Вебер  47  Глава 47 : Дэвид Вебер
 48  Глава 48 : Дэвид Вебер  49  Послесловие автора : Дэвид Вебер
 50  Использовалась литература : Пепел победы    



 




sitemap