Фантастика : Космическая фантастика : Глава 27 : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  27  28  29  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61

вы читаете книгу




Глава 27

— Я действительно очень рада нашей встрече, сэр, — тихо повторила Хонор, пропустив гостя в каюту и жестом указав на одно из удобных кресел, расставленных вокруг кованого медного кофейного столика. Она перехватила взгляд, который он бросил на украшавший столик рельефный герб лена Харрингтон, и почти смущенно пояснила: — Это подарок Протектора Бенджамина.

— Я всего лишь восхитился им, ваша милость, — ответил Бахфиш, покачав головой. — И невольно подумал, что вы действительно многого достигли… а вовсе не о том, что вы из тщеславия украшаете своей монограммой предметы обстановки.

— Рада это слышать, сэр, — искренне сказала она, с облегчением ощутив за его словами искорку лукавого юмора.

— Если совсем откровенно, — сказал он уже серьезно, — думаю, Галактика слегка укоротит ваш норов, если ваша голова станет слишком велика для форменного берета. С другой стороны, я бы удивился, если бы гардемарин Харрингтон, какой она мне запомнилась, позволила этому случиться.

— Стараюсь не забывать, что я простая смертная, — попыталась отшутиться она, но почувствовала, что это не вполне удалось, и щеки её вспыхнули жаром.

Бахфиш искоса взглянул на нее и пожал плечами.

— А я постараюсь больше вас не смущать, ваша милость. Скажу одно: мне очень жаль, что Рауль Курвуазье не дожил до сегодняшнего дня и не может порадоваться вашим успехам. После Василиска он писал мне, позаботясь о том, чтобы я получил полную и правдивую картину происшедшего. Он верил в вас, и его вера оправдалась сполна. Не сомневаюсь, он был бы рад узнать, что и другие оценили вас по достоинству.

— Мне недостает его, — тихо сказала Хонор. — Очень. И то, что он поддерживал с вами связь, для меня много значит.

— Рауль всегда был верным другом, ваша милость.

— Капитан, — сказала Хонор, глядя ему в глаза, — прошло тридцать девять лет, но когда мы виделись в последний раз, я была всего лишь гардемарином. Да, теперь я полный адмирал, но и вы тоже, пусть и на половинном жалованье. Могу я попросить об одолжении? Вспомните, что я была когда-то одной из ваших салаг, и забудьте про «вашу милость».

— Это легче сказать, чем сделать, ва… — Бахфиш остановился и рассмеялся. — Спишем на светские рефлексы. С другой стороны, если именовать вас без титула, то как? «Миз гардемарин Харрингтон», по-моему, уже не очень подходит, а?

— Пожалуй, — согласилась она, издав смешок. — Да и «адмирал Харрингтон» будет не совсем к месту. Может быть, просто Хонор?

— Я… — Бахфиш хотел возразить, но осекся, прокашлялся и, помолчав, сказал: — Ну, если вам так угодно… Хонор.

— Мне так угодно, — подтвердила она, и он, коротко поклонившись, уселся в предложенное кресло.

Устроившись поудобнее, Бахфиш откинулся назад, забросил ногу на ногу и обвел взглядом каюту. Взгляд его на мгновение остановился на хрустальной витрине, хранившей в себе меч и ключ землевладельца, многолучевую золотую звезду на алой, испещренной темно-коричневыми пятнами ленте. Над ней висела металлическая пластина с изображением старинного планера, покореженная, словно от высокой температуры. Во второй витрине хранились два футляра с пистолетами: древним образцом сорок пятого калибра… и современным десятимиллиметровым дуэльным.

Несколько секунд он неотрывно вбирал в себя взглядом эти красноречивые свидетельства того, как много времени — и событий — прошло с их последней встречи. Потом Бахфиш глубоко вздохнул и, вновь обернувшись к хозяйке каюты, с кривой усмешкой заметил:

— Много воды утекло с тех пор, как мы служили в Силезии вместе.

— Немало, — согласилась она. — Но ведь осталось и немало воспоминаний, не правда ли?

— Правда. — Он покачал головой. — Всяких воспоминаний, и добрых… и не очень.

— Сэр, — не без колебания произнесла Хонор, — после нашего прибытия, когда проводилось расследование, я хотела дать показания, но…

— Мне было известно об этом, Хонор. Я заявил суду, что ваши показания ничего не добавят.

— Вы? — Она воззрилась на него с изумлением и недоверием. — Но я была там, на мостике! Мне ли не знать, что произошло в действительности?!

— Конечно, конечно, — успокаивающе сказал он. — Вы все знали. А я слишком хорошо знал вас, чтобы позволить им вас допрашивать.

Глаза Хонор затуманились обидой, и Бахфиш торопливо замотал головой.

— Поймите меня правильно. Я беспокоился не о том, что вы можете сказать что-то во вред мне. Просто официальные записи уже содержали все сведения, которые можно было получить от вас, включая ваш же официальный рапорт, сделанный по окончании боя. Но вы никогда не отличались развитым чувством самосохранения, и, начни они вас допрашивать, вы наверняка принялись бы защищать меня слишком рьяно. А мне не хотелось, чтобы из-за этого пострадали и вы.

— Я предпочла бы «пострадать», сэр, лишь бы только помочь вам, — тихо сказала она.

— Знаю. Я знал об этом, когда не позволил своему адвокату вызвать вас в качестве свидетеля. У вас к тому времени и так уже завелось слишком много врагов для столь юной особы, и мне не хотелось, чтобы вы своим выступлением свели на нет преимущество, которое заслуженно дало вам спасение моего корабля. К тому же, ваши слова ничего бы не изменили.

— Вы не могли этого знать, сэр.

— Мог и знал, — с горькой усмешкой заявил Бахфиш. — Я действительно заслужил увольнение.

— Ничего подобного! — тут же запротестовала Хонор.

— Мне кажется, будто я слышу голос служившего под моим началом гардемарина, а не принимающего меня у себя на флагмане адмирала, — покачал головой гость.

Она открыла было рот, но он предостерегающе поднял руку.

— Хонор, взгляните на эту историю объективно, не с точки зрения гардемарина, а как флаг-офицер. Я не говорю, что там не было смягчающих обстоятельств, но в силу сочетания факторов, не важно каких, я позволил кораблю Дунецкого подойти на дистанцию выстрела в упор. Черт побери, по моей вине погибло множество людей и едва не погиб мой корабль!

— Но вы не могли знать заранее, — возразила она.

— Вас учил Рауль, — парировал он. — Что он говорил вам относительно неожиданностей?

— Что они, как правило, случаются, когда капитан допускает ошибку в интерпретации того, что на самом деле видел всё это время, — призналась она, медленно произнося памятные слова.

— Именно это и случилось со мной. Не думайте, что ваше желание выступить в мою защиту безразлично для меня, и не считайте, будто из-за одного этого инцидента я вообразил себя никчемным неудачником. Но эти обстоятельства никак не меняют того факта, что я подверг опасности вверенный мне королём корабль и не погубил его окончательно лишь благодаря невероятному везению и действиям девушки-гардемарина, совершавшей первый в своей жизни боевой поход. Если уж быть откровенным до конца, я был удивлен, что меня только вывели за штат, а не выгнали с флота вовсе.

— А я по-прежнему считаю, что они были не правы, — упрямо сказала Хонор.

Бахфиш взглянул на нее вопросительно, и на этот раз она неловко пожала плечами.

— Хорошо. Будь я членом комиссии по расследованию подобного инцидента и будь в моем распоряжении только официальная запись, я, быть может, согласилась бы с необходимостью наказать вас. Не исключено. Но сегодня, благодаря приобретенному опыту, я знаю, что, увы, нередко компетентные офицеры делают все правильно и всё равно проигрывают, так что склонна любые сомнения трактовать в пользу обвиняемого.

— Возможно, — согласился Бахфиш. — И, возможно, не случись тот инцидент в мирное время и обладай члены комиссии вашим нынешним опытом, их решение было бы иным. Но тогда, Хонор, время было другое, и игра велась по другим правилам. Не стану лукавить, уверяя, что их вердикт не причинил мне боли, но я никогда не считал себя невинной жертвой предвзятого правосудия. В конце концов, — он указал на свой синий мундир, — нельзя сказать, что моя жизнь на том и закончилась.

— Полагаю, что нет, хотя, вы уж не обессудьте, черное с золотом вам больше к лицу. А когда началась война, ваш опыт был бы весьма полезен Королевскому Флоту.

— Признаюсь, последнее обстоятельство ранило меня больнее всего, — признался он отсутствующим тоном, глядя в пространство на что-то, видимое только ему. — Я потратил долгие годы, готовясь к войне, а когда она разразилась, мне не позволили использовать знания для защиты Звездного Королевства.

Умолкнув, Бахфиш еще несколько секунд отрешенно смотрел куда-то в неведомое, но потом встряхнулся и взглянул в глаза собеседнице:

— Однако сидеть сложа руки и пестовать свою обиду не было никакого смысла. Я постарался найти себе подходящее занятие.

— Как я слышала, вы обзавелись собственной транспортной компанией.

— «Компания» — это громко сказано, — усмехнулся он. — Полностью мне принадлежат только два судна, да ещё в трёх у меня контрольный пакет. Масштаб не тот, что у картеля Гауптмана, — или «Небесных Куполов Грейсона», — но по меркам Силезии это не так уж мало.

— Судя по тому, что я слышала, вы сильно преуменьшаете свои достижения. Мне говорили, будто по меньшей мере два ваших корабля несут вооружение. Это правда?

— Правда. Вы, наверное, удивляетесь тому, как мне удалось добыть разрешение? Здесь, в Силезии, все зависит от толщины кошелька и нужных знакомств. Да, торговля здесь — занятие рискованное, но как раз поэтому в случае везения риск окупается сторицей. Я провел здесь немало времени, обзавелся нужными знакомствами… и разведал кое-какие небесполезные секреты. Так что технически «Смерть пиратам» и «Западня» являются вспомогательными судами Флота Конфедерации.

— Технически? — повторила за ним Хонор, и он улыбнулся. — А практически?

— Ну а практически все подобные патенты Флота Конфедерации есть не что иное, как способ обойти запрет на вооружение торговых судов, доступный каждому, кто имеет хорошие связи в правительственных кругах и влиятельных покровителей. Все знают, что эти «вспомогательные суда» никогда не будут призваны исполнять свои обязанности. Иные, — он усмехнулся, — сами являются пиратскими!

Похоже, подумала Хонор, ему это и вправду кажется забавным.

— Могу я поинтересоваться, кто именно ваш покровитель? — осведомилась она, тщательно стараясь сохранять невозмутимый тон.

— Полагаю, вы с ней даже знакомы. Ее зовут Патриция Гивенс.

— Адмирал Гивенс? — ошеломленно переспросила Хонор.

— Ну, не напрямую, — уточнил Бахфиш. — Во всяком случае, мне хочется верить, что я многого добился бы и сам. По правде сказать, к тому моменту, когда в игру вступила она, я уже выкупил половину акций «Западни» и оснастил корабль кое-каким вооружением. Мой совладелец, понятное дело, перепугался, но я обещал в случае неприятностей взять всю вину на себя. Не меньше полудюжины капитанов конфедерации — и как минимум один флаг-офицер — знали, что моя посудина вооружена, но к тому времени я освоился здесь настолько, что меня считали уже не нахальным мантикорским пришельцем, а своим парнем, настоящим силли. Собственно говоря, более или менее честных вооруженных частных судов в Силезии всегда было гораздо больше, чем принято считать. Уверен, вам и самой приходилось встречать такие посудины.

Хонор кивнула.

— Проблема, собственно, сводится к тому, как отличить хороших ребят от плохих, — продолжил он, — но меня Флот Конфедерации, по каким-то своим соображениям, причислил к хорошим. Возможно, из-за первой парочки пиратов, которых постигло несчастье встретиться с «Западнёй».

— Надеюсь, вы поймете меня правильно, сэр, но хотелось бы узнать, что вообще побудило вас обосноваться в Силезии?

Он поднял на нее глаза, и она замахала рукой.

— Я хочу сказать, в Звездном Королевстве вы наверняка имели более надежные и прочные связи, чем в Конфедерации, где к тому же не слишком уважают законы.

— Отчасти из-за стыда, — помолчав, признался Бахфиш. — Формулировка комиссии по расследованию была вполне корректной, но подтекст оставался очевидным, а я в глубине души не желал не только порицания, но и сочувствия. Новое место, где меня мало кто знал, давало шанс начать жизнь заново, словно с чистого листа. И потом, в Силезии я ветеран, как и вы, и кое-кто из влиятельных людей или знал меня лично, или был обо мне наслышан. Мантикорских офицеров моего ранга и с моим опытом здесь встречаются нечасто, так что найти себе подходящее занятие оказалось легче, чем дома.

Бахфиш умолк. Хонор поняла, что он колеблется: говорить ли дальше. Потом гость слегка встряхнул головой — как ей помнилось, это означало, что он принял решение, — и сказал:

— Кроме того, полагаю, не обошлось без драматического жеста. Мне хотелось доказать всей Галактике, что, несмотря на любые комиссии и вердикты, в строю или за штатом, я не пустое место, я сам по себе являюсь силой, Той, с которой надо считаться. Я решил попробовать утвердиться здесь, ну и, конечно же, при каждом удобном случае резать глотки пиратам, до которых удастся дотянуться.

— А может быть, вам хотелось испытать себя в роли странствующего рыцаря? — мягко полюбопытствовала Хонор и, встретив его пристальный взгляд, улыбнулась. — Сэр, я ничуть не сомневаюсь в истинности всего, что вы мне рассказали. Но не зря ведь говорят, что «королевский офицер однажды — королевский офицер навсегда».

— Если вы имеете в виду, что, по моим убеждениям, вселенная стала бы более приятным местом, если бы в ней было меньше пиратов, вы, пожалуй, правы, — признался Бахфиш. — Но не совершайте ошибки, приписывая мне исключительно высокие побуждения.

— О высоких побуждениях я не говорила, — сказала Хонор. — Просто мне трудно представить себе, чтобы вы тихо исчезли, независимо от обстоятельств. А тут выяснилось, что вы обзавелись чем-то вроде частной эскадры кораблей-ловушек и занялись охотой на пиратов, а потом вы упомянули имя предыдущего Второго Космос-лорда… В общем, мне кажется, что между вами и Флотом её величества существует более тесная связь, чем могли бы предположить посторонние.

— Ну… что-то вроде того, — признал Бахфиш. — Правда, когда я начинал, сотрудничества с Флотом я не планировал. Даже если такие мысли и приходили мне в голову, обстоятельства, при которых меня вывели за штат, не слишком способствовали сближению с Адмиралтейством. Но разведка флота никогда не теряет из виду офицеров даже на половинном жалованье, и, когда моё положение в Силезии упрочилось, со мной вступили в контакт. На самом деле, негласная помощь нашей разведки существенно облегчила получение официального разрешения вооружить «Западню». И, если я не ошибаюсь, именно РУФ поспособствовало тому, что, когда анди вздумали списать «Смерть», она попала в руки именно мне. Прямо никто и никогда такого не говорил, но слишком уж много совпадений сопровождало процесс её покупки.

И, как бы то ни было, адмирал Гивенс или, по крайней мере, её люди поддерживали со мной регулярные контакты до заключения перемирия с хевами. Думаю, формально меня числят среди тех «источников», на которые ссылается разведка, когда инструктирует направляемых в Силезию офицеров.

— Так стало быть, РУФ регулярно держало с вами связь? — уточнила Хонор.

— Именно так, — подтвердил Бахфиш. — И я имел в виду именно то, что вы поняли. Когда на смену Гивенс пришел Юргенсен, разведка явно потеряла интерес к местным источникам. Как обстоит дело в других местах я не знаю, но в Силезии, кажется, больше никому не нужны старые источники. И, скажу вам откровенно, Хонор, мне такой подход кажется серьезной ошибкой.

— Хотелось бы мне с вами не согласиться, сэр, — медленно проговорила Хонор, — но боюсь, что вы правы. А это лишь подтверждает опасения, появившиеся у меня несколько раньше. Чем основательнее я изучаю разведсводки, тем сильнее мне кажется, что составлявшие их люди работают в полном отрыве от реальности.

— Этого я и боялся, — вздохнул Бахфиш. — Разумеется, никто не докладывал мне, о чем информирует и о чем не информирует разведка командируемых в Силезию офицеров, но тот факт, что никто давно не обращался ко мне с вопросами, наводит на мысли о… неполноте получаемых инструкций. И это — если только я не заблуждаюсь относительно намерений анди — может для кого-то оказаться очень, очень серьезным просчетом.

* * *

— Вы думаете, что он прав, ваша милость? — тихо спросила Мерседес Брайэм, когда лифт вез её, Хонор, Нимица, лейтенанта Меарса и Лафолле к залу для совещаний флагмана, где было назначено собрание штаба.

— Боюсь, что да, — тоже тихо ответила Хонор.

— Я знаю, что вы с Бахфишем давно знакомы, ваша милость, — добавила, помолчав, Брайэм.

Хонор издала невеселый смешок.

— Он был моим первым капитаном. И — ты ведь об этом спрашиваешь, Мерседес? — это действительно прибавляет ему авторитета в моих глазах. Но я вполне отдаю себе отчет в том, что за тридцать или сорок стандартных лет любой человек может измениться, равно как и в том, что его информация или интерпретация этой информации, даже вне зависимости от его намерений, может страдать большими изъянами. Я стараюсь как можно более беспристрастно и скептично взвесить все, что он сказал. К сожалению, его наблюдения и суждения слишком хорошо согласуются с нашими.

— Ваша светлость, мне и в голову не приходило, будто он пытается слить вам дезинформацию. Да и с тем, что его предостережения относительно намерений анди, увы, слишком хорошо увязываются с другими настораживающими нас данными, спорить трудно. Но он, похоже, оценивает новую технику Императорского Флота гораздо выше, чем РУФ. И даже разведка Грейсона.

— Это верно. Но ведь он имел возможность взглянуть на анди с куда более близкого расстояния, чем РУФ или люди Бенджамина. Если говорить о РУФ, причина исключительно в том, что оно пренебрегло имевшимися в его распоряжении ресурсами. Насколько я понимаю, капитан Бахфиш не единственный источник, от услуг которого решил отказаться Юргенсен. А грейсонцам слишком мешают факторы времени и расстояния. И, главное, они даже не подозревали о существовании столь ценного источника, как Бахфиш. Зато всё, что он рассказывает об андерманских новинках, прекрасно согласуется с выводами Грега Пакстона. Не говоря уж о рапортах капитана Ферреро и того аналитика с Сайдмора… как его зовут? — Она нахмурилась, потому что вспомнила не сразу. — Зана.

— Мужа лейтенант-коммандера Зан? — уточнила Брайэм.

— Его самого. Джордж как раз закончил изучение его докладных записок и вчера представил мне краткий обзор.

Мерседес Брайэм кивнула. Коммандер Джордж Рейнольдс попал на должность разведчика штаба Хонор отчасти благодаря её рекомендациям. Брайэм доводилось работать с ним, и его способность к нестандартному мышлению произвела на неё сильное впечатление.

— Не скажу, чтобы Джордж поддержал выводы Зана безоговорочно, — продолжила Хонор, — однако они предоставляются ему правдоподобными — при условии, что факты, на которых основывается Зан, достоверны. А теперь получается, что капитан Бахфиш пришел к тем же заключениям совершенно самостоятельно.

— Если они оба правы, — невесело заметила Брайэм, — то имеющаяся в нашем распоряжении дубинка куда меньше, чем мы думали, ваша милость.

— Хотелось бы мне думать, что ты ошибаешься, — вздохнула Харрингтон, — но, боюсь, дело обстоит именно так.

— И что мы будем с этим делать?

— Не знаю. Пока не знаю. Впрочем, мы сегодня проводим только первое совещание. Надо подключить весь штаб, чтобы каждый осмыслил изменившуюся угрозу и подумал о способах противодействия. И, конечно, надо привлечь Элис с Алистером, введи их в курс дела, пусть думают. А ещё я хочу расширить список приглашенных на сегодняшний ужин с капитаном Бахфишем. Я приглашаю тебя, Джорджа, Алистера, Элис, Розли, Призрака и, пожалуй, Рафа со Скотти. Как минимум.

— А как к этому отнесется капитан, ваша милость? — спросила Брайэм и в ответ на вопросительный взгляд Хонор пояснила: — Надо думать, он потратил уйму времени и усилий, чтобы стать здесь своим, а если о нем пойдут слухи как о мантикорском агенте, он может потерять доверие. А то и жизнь. Вряд ли он заинтересован в том, чтобы много народу знало, кто ваш источник информации. Я уверена, что все приглашенные никому ничего лишнего не ляпнут, но он этих людей почти не знает.

— Вообще-то, мы косвенно затронули эту проблему, — ответила, подумав, Хонор. — Он задумывался о ней еще до того, как попросил разрешения взойти на борт «Оборотня». Полагаю, он вообще не пришел бы к нам, если бы не был готов к расспросам с нашей стороны. Да, моих подчиненных он может и не знать, но меня знает хорошо и, думаю, доверяет моему суждению относительно того, кто из них может, а кто не может представлять угрозу его безопасности.

— В таком случае, ваша милость, — сказала начальник штаба, когда лифт достиг точки назначения и двери с мягким шелестом растворились, — нам просто нужно принять меры к тому, чтобы никто из нас не стал такой угрозой, не так ли?


Содержание:
 0  Война Хонор : Дэвид Вебер  1  Пролог : Дэвид Вебер
 2  Глава 1 : Дэвид Вебер  4  Глава 3 : Дэвид Вебер
 6  Глава 5 : Дэвид Вебер  8  Глава 7 : Дэвид Вебер
 10  Глава 9 : Дэвид Вебер  12  Глава 11 : Дэвид Вебер
 14  Глава 13 : Дэвид Вебер  16  Глава 15 : Дэвид Вебер
 18  Глава 17 : Дэвид Вебер  20  Глава 19 : Дэвид Вебер
 22  Глава 21 : Дэвид Вебер  24  Глава 23 : Дэвид Вебер
 26  Глава 25 : Дэвид Вебер  27  Глава 26 : Дэвид Вебер
 28  вы читаете: Глава 27 : Дэвид Вебер  29  Глава 28 : Дэвид Вебер
 30  Глава 29 : Дэвид Вебер  32  Глава 31 : Дэвид Вебер
 34  Глава 33 : Дэвид Вебер  36  Глава 35 : Дэвид Вебер
 38  Глава 37 : Дэвид Вебер  40  Глава 39 : Дэвид Вебер
 42  Глава 41 : Дэвид Вебер  44  Глава 43 : Дэвид Вебер
 46  Глава 45 : Дэвид Вебер  48  Глава 47 : Дэвид Вебер
 50  Глава 49 : Дэвид Вебер  52  Глава 51 : Дэвид Вебер
 54  Глава 53 : Дэвид Вебер  56  Глава 55 : Дэвид Вебер
 58  Глава 57 : Дэвид Вебер  60  Глава 59 : Дэвид Вебер
 61  Использовалась литература : Война Хонор    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.