Фантастика : Космическая фантастика : Глава 47 : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  47  48  49  50  52  54  56  58  60  61

вы читаете книгу




Глава 47

— Ничего, мэм.

— Совсем ничего, Призрак? — переспросила дама Элис Трумэн.

— Совсем, — покачал головой капитан Гудрик. — Мы довольно неплохо прочесали всю систему. Остается, конечно, возможность, что где-то прячутся один-два замаскированных корабля — звездная система достаточно большой стог для такой иголки. Но того, что можно хотя бы с натяжкой назвать флотом, в пределах гиперграницы системы точно нет.

Элис Трумэн находилась со своим начальником штаба на мостике корабля её величества «Василиск». Вглядываясь в абсолютно пустую звездную систему на астрографическом дисплее, она тихонько выругалась. Трумэн знала, как сильно Хонор хотелось подтвердить или опровергнуть присутствие в системе хевенитского флота и оповестить какого-нибудь республиканского адмирала, что его засекли. К сожалению, прочесывание пустой системы не решило ни одной из этих задач. Сейчас здесь не было никого, но это вовсе не значило, что так же дело обстояло и тогда, когда «Геката» и «Смерть пиратам» вели свой краткий, но кровавый бой. Неприбытие курьерского эсминца в назначенный срок вполне могло побудить командира сменить место дислокации.

А поскольку здесь абсолютно некому было заметить появление НЛАКов Трумэн, она не сумела доставить хевам послание Хонор.

— Ладно, Призрак, — вздохнула наконец Трумэн, — мы прочесали систему вдоль и поперек, но ничего не нашли, и теперь нам остается лишь как можно быстрее вернуться на Сайдмор и доложить её милости о результатах — или об их отсутствии, это уж как посмотреть. Если здесь и были корабли, то сейчас их нет. Значит, они где-то в другом месте. И мне бы очень не хотелось, чтобы, пока мы тут занимаемся поисками, в этом «другом месте» начали атаку на Сайдмор!

* * *

Хонор просматривала рапорт Трумэн с нарастающим недовольством. Не на Элис и не на экипажи легких атакующих кораблей, но на неуловимый «Второй флот» Республики.

Джордж Рейнольдс просеял сквозь частое сито все обрывки информации, которые людям капитана Бахфиша удалось скачать с искалеченных компьютеров «Гекаты». Из этих обрывков было пугающе очевидно, что флот Томаса Тейсмана крайне серьезно относится к вопросам оперативной безопасности. Никто на борту «Гекаты» не успел бы запустить процесс уничтожения информации — во всяком случае, не тогда, когда их корабль разваливался на части под ударами «Смерти». Как доложил Хонор Рейнольдс, посланный Грубером обследовать компьютеры подбитого корабля лейтенант Фергюсон, «гражданский» специалист по электронике, не только оказался в прошлом военным специалистом, но и по какой-то причине обнаружил крайне близкое знакомство с хевенитской аппаратурой и программным обеспечением. Он выудил из компьютеров абсолютно всё, что могло представлять хоть какой-то интерес. Интересного действительно нашлось немало, но почти никаких сведений о «Втором флоте»… и ровно ничего о цели его пребывания в Силезии.

В сочетании с провалом миссии Трумэн это раздражало ещё сильнее. В существовании Второго флота никто на станции Сайдмор не сомневался, но без дополнительной информации их возможности по подготовке ответных мер были, мягко говоря, ограничены.

Хонор буркнула что-то себе под нос, отчего Нимиц поднял голову и окатил её с высоты своего насеста неодобрительным взглядом. Он даже задумался, не выразить ли свое неудовольствие более демонстративно, но ограничился преувеличенно глубоким вздохом.

Оторвавшись на миг от рапорта, Хонор показала коту язык и вернулась к размышлениям о безрадостной реальности.

Хорошо ещё, что в последнее время, пока она пыталась понять, что делать со свалившейся на неё бомбой с дымящимся фитилём, новых сообщений об инцидентах с андерманцами не поступало, но в том, что затишье продлится долго, уверенности не было. Она очень надеялась, что вступление в должность герцога фон Рабенштранге приведет к разрядке напряженности между их флотами, но этого не произошло. Хотя он, в отличие от Штернхафена, не казался заинтересованным в раздувании конфликта, но явно тенденциозный вердикт своего предшественника относительно событий в Зороастре не денонсировал.

Чин-лу Андерман был слишком умен, чтобы поверить в версию Штернхафена. Более того, как компетентный офицер, он наверняка провел собственное расследование, а поскольку он подписался под откровенной ложью Штернхафена, это был очень дурной знак. Ещё хуже было то, что она не верила, что адмирал поддержал бы ложь, если бы не был обязан следовать политическим директивам самого императора, а коль скоро эти директивы не способствовали снижению напряженности, шансы избежать еще более опасной конфронтации катастрофически снижались. Больше всего она опасалась, что это сравнительное затишье связано с перегруппировкой андерманцами своих сил, а стало быть, было затишьем перед бурей.

В результате леди Харрингтон чувствовала себя загнанной в угол: с каждой из имевшихся угроз по отдельности она с помощью грейсонских кораблей сумела бы справиться или, по крайней мере, продержаться до прибытия подкрепления из дому, но едва ли даже долгожданное подкрепление позволило бы ей вести успешные боевые действия на два фронта. Да и правительство Высокого Хребта по-прежнему не проявляло желания обеспечить её дополнительной поддержкой.

Но и это было не самым худшим — далеко не самым худшим.

Хонор вздохнула и насупилась. Она тщательно скрывала свою тревогу от подчиненных, но наедине с собой не могла отрицать очевидность самого неприятного вывода. Если республика Хевен собирается нанести удар в Силезии, значит, ещё один, более мощный удар она готовится нанести значительно ближе к дому. Изолированная атака на станцию «Сайдмор», удаленную и от Республики, и от Звездного Королевства, была бы актом безумия. Стало быть, она наверняка представляет собой лишь часть обширного оперативного плана… а следовательно, все корабли, которым предстоит осуществить эту часть плана, сколько бы их ни было, Томас Тейсман счел допустимым отвлечь от основного театра военных действий.

И это тревожило её больше всего. Она знала Тома Тейсмана лично — то же самое из мантикорских адмиралов могли сказать ещё только двое. Оба были сейчас с ней, и все трое испытывали к Тому глубокое уважение. Более того, она знала, что и сражавшийся с Тейсманом Хэмиш Александер, и обучавший некогда Тейсмана Альфредо Ю разделяли это уважение. И уж если Томас Тейсман решил, что численность флота позволяет ему вести боевые действия на двух столь отдаленных друг от друга фронтах одновременно, значит, силы его действительно велики, а разведка Королевского Флота их катастрофически недооценила. Разумеется, Тейсман мог переоценить собственные возможности, но ей трудно было поверить, чтобы он настолько промахнулся в оценках… тем более что силы Королевского Флота Мантикоры являлись предметом публичной парламентской дискуссии по бюджету, и военный министр — в отличие от Юргенсена, Чакрабарти и Яначека — точно знал, чем располагает противник.

Но, находясь здесь, Харрингтон ничего не могла поделать. Разумеется, в отсутствие свежих инструкций из дома она приняла все мыслимые и немыслимые меры для обеспечения безопасности вверенной ей базы, и теперь ей оставалось лишь отправить в Адмиралтейство скудные данные, которые удалось собрать в обломках «Гекаты», и надеяться, что кто-нибудь сделает надлежащие выводы.

В частности, о том, что не только станция «Сайдмор» нуждается в усилении.

Хонор еще раз взглянула на рапорт Трумэн, вгрызаясь в стоящую перед ней задачу с ощущением неминуемого приближения столкновения, словно несясь в старинном земном автомобиле по скользкому льду. Как жаль, что Элис не нашла Второй флот! Тогда у неё по крайней мере появились бы прямые доказательства намерений противника для Яначека и Юргенсена. Она прекрасно понимала, что косвенные улики, тем более предоставленные ею, будут восприняты Яначеком с недоверием. При Патриции Гивенс или Томасе Капарелли все было бы по-другому, но Яначека поддерживают Чакрабарти и Юргенсен, и все они относятся к ней с предубеждением, а значит…

Безрадостное мысленное перечисление назревающих несчастий приостановилось. В мозгу внезапно всплыла новая мысль, и глаза Хонор сузились.

«Постой-ка, — сказала себе она. — Подожди минутку. Яначек и его банда работают не в вакууме… и Королевский Флот — не единственная военная сила, к которой происходящее имеет непосредственное отношение. Да и партнерами Мантикоры по Альянсу круг заинтересованных не исчерпывается! Конечно, если ты сделаешь так и ошибешься…»

Почувствовав её волнение, Нимиц вскинул голову, и она ощутила всплеск эмоций кота. Она подняла глаза, их взгляды встретились. Несколько мгновений кот осмысливал нахлынувшую на неё решимость, и кончик его хвоста чуть подергивался. А потом уши Нимица встали торчком, усы встопорщились, и следом пришла лучезарная ментальная улыбка.

Хонор широко улыбнулась в ответ и кивнула.

В конце концов, если затея провалится, можно будет поискать другую работу.

* * *

— Боюсь, — с сожалением сказал Джанкола, — министр иностранных дел Декруа дала нам не совсем такой ответ, которого мы ожидали.

Последовавшее за этими словами гнетущее молчание лишь подчеркнуло нарочитую мягкость заявления Арнольда. Разумеется, все собравшиеся уже ознакомились с электронной версией ноты Декруа и пришли к тому же выводу.

Правда, текст, который они получили, несколько отличался от того, который прислала министр Декруа.

За озабоченным выражением лица Джанкола скрывал довольную ухмылку. Назначение Ива Гросклода послом на Мантикору оказалось даже более удачным ходом, чем он рассчитывал. Арнольд и Ив вместе служили в государственном департаменте Роба Пьера еще до перевода Джанколы в казначейство во время реформ Авраама Тёрнера, сдружились еще с тех пор и полностью сходились во взглядах. В частности, оба относились к Звездному Королевству с искренним, непоколебимым недоверием. Несмотря на давнее знакомство, Джанкола остерегался лезть Гросклоду в душу, но их старая дружба и взаимное доверие не пострадали. Из чего следовало, что ни у кого в Новом Париже не было шансов узнать о существовании мелких различий между текстом, врученным Гросклоду на Мантикоре, и текстом, с которым Джанкола ознакомил членов правительства.

Тем более что расхождения были совсем крошечные. Высокий Хребет и Декруа отреагировали на ноту Хевена почти так, как и рассчитывал Арнольд, и ему пришлось лишь убрать несколько незначительных связующих словечек, чтобы послание зазвучало более бескомпромиссно. Особенно ему понравилось, как отреагировали манти на двусмысленную фразу, которую ему удалось включить в одобренный Причарт проект официального коммюнике.

— Не понимаю, — нарушила наконец молчание Рашель Анрио. — Ясно, что они намеренно затягивают переговоры, но если они собираются тянуть и дальше, то зачем вдруг понадобился такой вызывающий тон?

— Тон вызывающий, спору нет, — согласилась Элоиза Причарт. — С другой стороны, будет справедливо вспомнить, что и наша последняя нота не была образцом вежливости. Откровенно говоря, я просто сорвалась. — Она улыбнулась, но её топазовые глаза оставались хмурыми. — Не хочу сказать, что у меня не было на это причин, но выражения, в которых мы с Арнольдом изложили нашу позицию, вполне могли их разозлить. Это отчасти объясняет вызывающий тон.

— По совести говоря, госпожа президент, — сказал Джанкола, — я сильно сомневаюсь, что дело именно в нашей ноте. Они с самого начала считали, что ситуацию диктуют они, и пребывали в убеждении, что деваться нам некуда, и мы рано или поздно смиримся с любыми условиями, которые они милостиво соблаговолят нам даровать. Возможно, жесткость последней ноты в тактическом смысле повлияла на ситуацию, побудив их отбросить остатки лицемерия, но в стратегическом плане она не внесла в ситуацию никаких перемен. Маски сорваны, не более того.

— Может быть, — буркнул Тейсман, скользнув по госсекретарю неприязненным взглядом. — Но тон тоном, а лично меня в их ноте поразил один принципиальный пункт.

— Вопрос о Звезде Тревора? — спросила Причарт.

— Именно, — кивнул Тейсман. — Они сочли необходимым уточнить, включаем ли мы Звезду Тревора в число оккупированных систем, в отношении которых мы требуем принципиального признания нашего суверенитета. Для меня совершенно очевидно, что не включаем, но сейчас, вспоминая текст нашей ноты, мне кажется, что я понимаю, как могло получиться, что наша формулировка была истолкована неверно. Если они восприняли неточность как требование возврата системы, официально включенной в состав Звездного Королевства, то подобное непонимание — зловещий симптом.

— Вообще-то, — указала Причарт, — это лишь один из пунктов, которые меня беспокоят. Будь у них желание сесть за стол переговоров с позиции доброй воли, любые недоразумения мы бы сумели урегулировать за считанные дни. Хотя, конечно, ваша озабоченность мне понятна.

— Но у этого есть и оборотная сторона. — Генеральный прокурор Деннис Ле Пик похлопал по лежавшему перед ним бумажному экземпляру ноты Декруа. — Они просят разъяснений. Мне кажется, это важно. Особенно в сочетании с последними словами о необходимости «выйти из тупика взаимно антагонистических позиций».

— Ну, это как раз обычное словоблудие! — возразил Тони Несбит. — Звучит хорошо, возможно они ожидают, что это хорошо воспримут газеты и общественное мнение, но за такими фразами ничего на самом деле не стоит. Иначе они сделали бы в ответ на последнюю нашу ноту хотя бы символическую уступку.

— Не исключено, что вы правы, — сказал Ле Пик, хотя, судя по тону, придерживался иного мнения. — С другой стороны, просьба о разъяснении может быть косвенным способом дать понять, что их тоже беспокоит этот вопрос и что здесь есть некий простор для маневра. Будь их единственной целью подготовка общественного мнения к неизбежности возобновления военных действий, они не стали бы требовать разъяснений. Они бы просто сделали вывод, что мы требуем возвращения Звезды Тревора, и с негодованием отвергли наши «необоснованные претензии».

— Это вполне возможно, — задумчиво согласилась Причарт.

— Ну, всё возможно, — уступил Несбит. — Просто мне кажется, что некоторые варианты более вероятны.

— Мы все это прекрасно знаем, — парировал Ле Пик. Несбит сердито посмотрел на него, но под суровым взглядом Причарт на большее не решился.

— Довольно, — сказала президент, — мы можем до хрипоты спорить о том, как следует понимать те или иные слова манти, но пользы от этого мало. Думаю, с тем, что такой ответ Мантикоры никого из нас не устраивает, согласны все?

Она обвела взглядом стол. Участники заседания были единодушны. На самом деле те министры, которые наиболее последовательно поддерживали президента в её противостоянии с Джанколой, выглядели даже более разгневанными, чем сторонники госсекретаря. Ей было бы интересно знать, насколько такая реакция объясняется искренним раздражением поведением манти, и насколько тем, что предсказания Джанколы относительно неуступчивости Звездного Королевства оправдываются.

Причарт заставила себя затянуть паузу, сознавая опасность сильного, туманящего голову гнева. Поддавшись гневу, люди слишком часто принимают поспешные решения.

— С другой стороны, — заставила себя сказать она, — Том и Деннис, указывая на то, что вопрос о Звезде Тревора потенциально создает пространство для дипломатического маневра, тоже правы. Поэтому я предлагаю направить им ответ, содержащий недвусмысленное признание их суверенитета над этой системой.

Кое-кто из давних сторонников Джанколы явно хотел возразить, но госсекретарь первый выразил одобрение услышанному энергичным кивком.

— А как насчет заключительного раздела? — спросил Ле Пик. — Примем его к сведению и также выразим желание «выйти из тупика»?

— Я бы не советовал, — задумчиво сказал Джанкола и в ответ на подозрительный взгляд Ле Пика пожал плечами. — Не стану утверждать, Деннис, будто это плохая идея, просто не уверен, что она такая уж хорошая. Мы затратили определенные усилия, чтобы показать наше недовольство тем, как они долго от нас отмахиваются. Если мы направим им короткую ноту — возможно, касающуюся только одного конкретного вопроса, — и будет понятно, что мы стараемся учитывать их законные интересы — их законные интересы, Деннис, — но не собираемся вдаваться в то, что Тони назвал «словоблудием», они поймут главное. Мы готовы проявлять здравый смысл, но не собираемся отступать от требования серьезности переговоров. По существу, чем короче будет нота, тем доходчивее передаст она эти наши соображения, особенно после многословия наших последних посланий.

Причарт уставилась на него с тщательно скрываемым удивлением. С каким бы недоверием ни относилась она к его конечным целям, оспорить логику этого суждения было трудно.

— А по-моему, как-то отреагировать на этот пассаж все же стоит, — не согласился Ле Пик. — Я не вижу вреда в указании на наличие связи между нашей позицией по Звезде Тревора и выраженным ими желанием найти выход из тупика.

— Ваша позиция мне понятна, Деннис, — заверил его Джанкола. — Возможно, вы даже правы. Просто, по моему мнению, в общении с этими людьми мы уже использовали столько слов, что, наверное, пора прибегнуть к брутальной лаконичности. Особенно в сочетании с нашей готовностью пойти им навстречу в важном вопросе. По меньшей мере смена ритма внесет в переговоры какое-то свежее веяние.

— Мне кажется, Деннис, что Арнольд прав, — сказала Причарт.

Ле Пик посмотрел на неё и пожал плечами.

— Может быть, — сказал генеральный прокурор. — Возможно, сказывается мой многолетний опыт сражений с кодексами законов и слушаний дел в суде. Там нельзя допускать риск возможной двусмысленности, так что все растолковывается по два-три раза.

— Значит, решили, — сказала Причарт. — Давайте посмотрим, насколько кратко и точно — и при этом, разумеется, вежливо — мы умеем выражать свои мысли.

* * *

Откинувшись в удобном кресле, Арнольд Джанкола смотрел на дисплей, на «кратко и точно» выраженные в тексте послания мысли и ощущал непривычный холодок, чересчур похожий на страх.

Он внес в документ лишь одно-единственное изменение — вычеркнул слово из двух букв, — но в первый раз почувствовал неуверенность в себе. С того самого момента, как он начал готовить крах внешней политики Причарт, он знал, что такой момент непременно наступит, ибо он играет с огнем. И вот решающий миг настал: передав этот текст Гросклоду, он скомпрометирует себя окончательно и бесповоротно. Изъяв из текста всего одно слово, он исказил его смысл до такой степени, что отговориться стремлением что-то уточнить или подчеркнуть будет уже невозможно. Если факт намеренного изменения текста президентского послания когда-нибудь всплывет, его политическая карьера закончится навсегда.

«Странно, — подумал Арнольд, — а ведь даже приблизившись вплотную к этой грани, я, по существу, не нарушил никаких законов». Наверное, должен был существовать особый закон, запрещающий государственному секретарю вносить поправки в уже согласованный текст дипломатической переписки. Но его не было. Джанкола тайно, но тщательно ознакомился с юридической стороной проблемы. Его действия нарушали добрый десяток инструкций и правил ведения дипломатической документации, но любой толковый адвокат возразит, что это лишь инструкции, что они не прошли утверждения Конгрессом и что государственный секретарь вправе изменять инструкции своего собственного департамента. Конечно, в суде такая трактовка могла пройти лишь при особо снисходительном судье, но Арнольд как раз знал, где такого найти.

Другое дело, что формальности не будут иметь никакого существенного значения для его будущей судьбы, если маневр закончится поражением. Ярость Причарт перехлестнет любые границы, а его предательство — наедине с собой Джанкола признавал, что совершает именно предательство, — поднимет в Конгрессе волну поддержки, и президент беспрепятственно отправит его в отставку. Даже бывшие единомышленники набросятся на него, как голодные волки.

Однако Арнольд знал, что никакие сомнения, никакие опасения не заставят его отступить от задуманного. Поздно. Он зашел слишком далеко, слишком много поставил на карту. Кроме того, что бы там ни думала Причарт, правительство Высокого Хребта никогда не согласится на переговоры с позиции доброй воли. Он сделал все, что мог, убеждая в этом кабинет, а главное — тут Арнольд мрачно усмехнулся — стараясь убедить в этом Причарт. Но в полной мере эту истину они не усвоили.

Нет. Нужен еще один урок. Еще одна мантикорская провокация. Анрио, Ле Пик, Грегори и Тейсман все еще верили, что каким-либо образом можно достигнуть соглашения, что Республике надо только хорошенько подумать, подождать ещё, набраться терпения. Остальные члены кабинета уже приняли точку зрения Джанколы… да и сама Причарт, насколько он может судить, склоняется к этому. Другое дело, что её нынешнее раздражение не заменит силы воли, требующейся, чтобы с вызовом посмотреть в глаза Мантикоре, со всем её Королевским Флотом, да так, чтобы Высокий Хребет содрогнулся. Элоиза в любой момент может отступить, дать слабину, начать искать не столь радикальное решение. И вот для того, чтобы обнаружить перед всеми её беспомощность и добиться сплочения кабинета вокруг своей позиции, ему нужен еще один толчок. Тогда возникнет ощущение настоящего, глубокого кризиса.

Ещё раз взглянув на текст ноты, Джанкола глубоко вздохнул и нажатием клавиши отправил документ послу Гросклоду.


Содержание:
 0  Война Хонор : Дэвид Вебер  1  Пролог : Дэвид Вебер
 2  Глава 1 : Дэвид Вебер  4  Глава 3 : Дэвид Вебер
 6  Глава 5 : Дэвид Вебер  8  Глава 7 : Дэвид Вебер
 10  Глава 9 : Дэвид Вебер  12  Глава 11 : Дэвид Вебер
 14  Глава 13 : Дэвид Вебер  16  Глава 15 : Дэвид Вебер
 18  Глава 17 : Дэвид Вебер  20  Глава 19 : Дэвид Вебер
 22  Глава 21 : Дэвид Вебер  24  Глава 23 : Дэвид Вебер
 26  Глава 25 : Дэвид Вебер  28  Глава 27 : Дэвид Вебер
 30  Глава 29 : Дэвид Вебер  32  Глава 31 : Дэвид Вебер
 34  Глава 33 : Дэвид Вебер  36  Глава 35 : Дэвид Вебер
 38  Глава 37 : Дэвид Вебер  40  Глава 39 : Дэвид Вебер
 42  Глава 41 : Дэвид Вебер  44  Глава 43 : Дэвид Вебер
 46  Глава 45 : Дэвид Вебер  47  Глава 46 : Дэвид Вебер
 48  вы читаете: Глава 47 : Дэвид Вебер  49  Глава 48 : Дэвид Вебер
 50  Глава 49 : Дэвид Вебер  52  Глава 51 : Дэвид Вебер
 54  Глава 53 : Дэвид Вебер  56  Глава 55 : Дэвид Вебер
 58  Глава 57 : Дэвид Вебер  60  Глава 59 : Дэвид Вебер
 61  Использовалась литература : Война Хонор    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.