Фантастика : Космическая фантастика : Глава 51 : Дэвид Вебер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  51  52  53  54  56  58  60  61

вы читаете книгу




Глава 51

— Хотелось бы мне знать, куда они подевались, — проворчал Алистер МакКеон, совсем не по-военному развалившись в кресле и упершись каблуком в ножку украшавшего каюту Хонор выкованного из меди кофейного столика. Его китель был брошен на спинку кресла, что представляло собой существенную уступку со стороны Джеймса МакГиннеса. Он никому не позволял приводить в беспорядок покои его адмирала.

Элис Трумэн, сидевшая по ту сторону столика напротив МакКеона, наоборот, была, как всегда, безупречно аккуратна. Если МакКеон потягивал пиво из глиняной кружки, Элис довольствовалась дымящейся чашечкой кофе, и тарелочкой с круассанами.

Альфредо Ю, расположившись за письменным столом, рассеянно чиркал по листу бумаги старомодной ручкой, а сама хозяйка каюты устроилась поперек кушетки, вытянув ноги на подушки и облокотившись спиной на подлокотник. Нимиц свернулся у неё на коленях. В левой руке она держала кружку с какао, а правой поглаживала погруженного в полудрему кота. На столике, так чтобы Нимиц мог дотянуться, стояла тарелочка с двумя уцелевшими веточками сельдерея.

Рассматривая трёх своих старших подчиненных, Хонор подумала, что эта уютная домашняя картина, к сожалению, представляет собой затишье перед бурей, и МакКеон своим вопросом лишь выразил общее беспокойство.

— Алистер, нам всем хотелось бы это знать, — сказала Трумэн, — только вот толку от нашего хотения мало.

— Может, мы и не знаем, где они, — добавил Ю, — зато куда они направятся, получив приказ, боюсь, гадать не приходится.

Хонор мрачно заключила, что бывшего хева явно удручает его вывод, который, однако, от этого не становится менее правдоподобным.

— Как ты считаешь, анди в курсе, что в силезский пирог сунула лапу еще и Республика? — спросил МакКеон.

— Не представляю откуда бы им это узнать, — ответила, помолчав, Хонор. — Мы узнали о них благодаря капитану Бахфишу. Не могу поверить, что они позволили анди их заметить, если только не прокололись где-то еще.

— А вот я в этом не уверен, — высказал свое мнение МакКеон. — «Смерть пиратам» засекла республиканские эсминцы в системе Зороастра, а военная разведка Империи, как мы знаем, чертовски хороша. Мне думается, андерманцы заметили бы парочку новехоньких республиканских эсминцев, невесть зачем отирающихся в Силезии.

— Если они сумели выделить их из огромного числа болтающихся здесь старых кораблей хевов, которые подались в пираты, анди и впрямь молодцы, — угрюмо заметил Ю. — Вспомните, адмирал Бахфиш положил на них глаз только потому, что они выглядели, как недавно сошедшие со стапеля.

— Если даже и заметили бы, — указала Трумэн, — вряд ли бы догадались, для чего они здесь. Я что имею в виду: на первый взгляд, сама эта идея кажется дикой. Сомневаюсь, что разумный разведчик-аналитик заподозрит нечто столь несообразное.

— «Несообразное» — не то слово, — поправила Хонор. — «Наглое» будет ближе.

— «Сумасшедшее» — ещё лучше! — высказался Ю. — Я бы даже сказал, точнее всего будет назвать это «манией величия». — Он покачал головой. — Трудно поверить, что Том Тейсман мог затеять подобную авантюру.

— Авантюрным такой план будет лишь в том случае, если у них недостаточно сил на его осуществление, — заявила Трумэн.

— Элис права, Альфредо, — поддержала её Хонор. — Как раз это меня больше всего и беспокоит. Я, конечно, знаю Тейсмана не так хорошо, как вы, но все, что я о нем знаю, подсказывает: он вряд ли поддастся искушению авантюры. Сколько об этом ни думаю, вновь и вновь прихожу к одному и тому же выводу. Он не отрядил бы сюда серьезные силы, не будучи уверен, что кораблей, оставшихся у него под рукой, вполне достаточно для достижения его целей.

— Согласен, — вздохнул Ю. — Наверное, убеждая себя в том, что Томас мог так серьезно просчитаться, я просто пытаюсь представить ситуацию лучше, чем она есть. Но ещё больше меня удивляет другое: мне всегда казалось, что Тейсман — последний, кто хотя бы подумает о возобновлении войны со Звездным Королевством. Боже мой, вы посмотрите, чего он добился! Ну чего ради, во имя всего святого, рисковать достигнутым, пока дипломаты ещё продолжают говорить?

— Возможно, это не его затея, — предположила Хонор, успокаивая собеседника. — Знаете ведь, Альфредо, такие решения принимаются не в одиночку. И ещё, мне неприятно это говорить, но с его стороны, возможно, всё выглядит совершенно иначе. А что до дипломатов, то формально они, может быть, и продолжают говорить, но когда в последний раз на этих переговорах они друг другу что-либо сказали? Точнее, — с горечью поправилась она, — когда в последний раз Высокий Хребет и Декруа хотя бы намекнули, что действительно хотят договориться о мире?

— Надеюсь, вы с Альфредо не поймете меня неправильно, — вновь подал голос МакКеон, — но в настоящий момент причина, по которой Тейсман направил в Силезию «Второй флот», для нас не важна. За исключением того аспекта, что он явно собирается здесь на кого-то напасть.

Хонор с Ю повернулись к нему, и он, не меняя позы, пожал плечами.

— Мне тоже понравился Тейсман, когда мы встретились у звезды Ельцина. Думаю, что и сейчас вина лежит не на нем. Но в данный момент для нас существенны не его мотивы и не то, насколько они были оправданы глупостью нашего дражайшего премьер-министра, а последствия. А последствия таковы: мы имеем дело с хевенитским флотом неизвестного состава и численности, дислоцированным неизвестно где. О его задачах мы, с известной долей достоверности, догадываемся. Что возвращает нас к исходному вопросу: хотелось бы, черт возьми, знать, куда они подевались!

— Ну, по крайней мере мы знаем, где их нет, — мрачно пробормотала Трумэн. — Точнее, нам известна одна звездная система, где их уже нет.

— Верно, — произнесла Хонор задумчивым тоном. Все присутствующие посмотрели на неё очень внимательно и переглянулись.

— И? — подтолкнул МакКеон после непродолжительного молчания.

— А? — Хонор встрепенулась. — Что ты сказал, Алистер?

— Хонор, мы все прекрасно знаем, что означает этот твой тон. У тебя в голове что-то закрутилось. А я просто поинтересовался, не хочешь ли ты случайно поделиться с нами, простыми смертными.

Он усмехнулся, бесстыдно глядя на неё, и она покачала головой.

— Когда-нибудь, Алистер МакКеон, оскорбление непосредственного начальства тебе здорово аукнется. И если во вселенной существует справедливость, я это еще увижу.

— Не сомневаюсь. Но ты все еще ничего нам не рассказала.

— Ладно, — вздохнула она. — Я просто задумалась о… в сущности, о твоих же словах.

— Моих?

— Ты ведь спросил, знают ли анди, что где-то здесь прячутся республиканцы.

— Ну и… — МакКеон склонил голову набок и задумчиво сдвинул брови.

— Так вот, на месте анди я бы не обрадовалась их появлению. Особенно с учетом того, что Империя уже крайне недовольна нашим присутствием.

— Прошу прощения, миледи, — подал голос Ю, — но на месте анди я бы не слишком расстраивался, что Республика собирается напасть на людей, которых я всё равно хочу вытеснить из Силезии. При самом плохом раскладе либо мы побьём их, либо они побьют нас, и победитель выйдет из схватки гораздо более слабым, чем был до неё. После этого анди без труда выдворят «победителя» из пространства конфедерации либо вторгнутся в Силезию и приберут к рукам оставшуюся территорию.

— Справедливо, — согласилась Хонор — Но не приходило ли вам в голову, Альфредо, что замысел анди относительно Силезии мог явиться результатом допущенной ими ошибки?

— Какой именно? — тут же спросила Трумэн. Хонор оглянулась, и золотоволосая адмирал пояснила:

— Я могу представить несколько ошибок с их стороны. Что именно вы имеете в виду?

— В определенном смысле, ту же самую ошибку, которую вот уже несколько лет совершают Высокий Хребет и Декруа. Может быть, анди тоже считают, что война между нами и Республикой действительно закончилась?

— Если подобное и приходило им в голову, они наверняка пересмотрели свою позицию, когда Тейсман объявил о создании нового флота, — возразил МакКеон.

— Как сказать, — не согласилась Хонор. — Да, разведка АИФ хороша, но всему есть предел. Более того, даже если агенты добывают исчерпывающую информацию, это еще не значит, что император и его приближенные делают на её основе правильные выводы.

— А с какой стати, прошу прощения, им вообще интересоваться, закончилась между нами война или нет? — осведомилась Трумэн. — Новое руководство Республики, похоже, не собирается завоевывать всю Галактику, а по отношению к Хевену Империя расположена по другую сторону от Мантикорского Альянса. В сложившихся обстоятельствах император Густав едва ли видит в Новом Париже источник опасности для Империи, что бы ни происходило со Звездным Королевством. Возобновление войны между нами и Хевеном анди только на руку: тогда мы не помешаем их экспансии в Силезии. Впрочем, на достижение того же эффекта работает одна лишь угроза возобновления боевых действий!

— Это я понимаю, — сказала Хонор, — и скорее всего, Элис, ты права. Но если Том Тейсман готов несмотря ни на что возобновить войну со Звездным Королевством, стало быть ему и Шэннон Форейкер в ликвидации технического отставания удалось продвинуться гораздо дальше, чем представляют себе в разведке Юргенсена. А если так, то соотношение сил, на котором основывается расчет Густава, видимо, весьма устарело. Новое правительство Республики в данный момент может и не вынашивать завоевательных планов, однако Густав Андерман не из тех правителей, что строят политику в расчёте на добрые намерения могущественного соседа. Особенно такого соседа, который еще четыре или пять лет назад играл в завоевания по-взрослому.

— К тому же, — задумчивым тоном добавил Ю, — руководство у могущественного соседа вполне может и смениться.

— Именно, — кивнула Хонор. — В своей истории андерманцы никогда не доверяли республиканским институтам. Надо полагать, они предпочитали Законодателей Комитету общественного спасения, но я не удивлюсь, узнав, что Комитет был им ближе и понятнее нынешней Республики. По их убеждению, выборная власть пугающе переменчива и непредсказуема.

— Ты хочешь сказать, — медленно произнес МакКеон, — если они решат, что Республика достаточно сильна, чтобы победить Звездное Королевство, они встревожатся?

— Империя считает лучшим способом обеспечения собственной безопасности сохранение равновесия сил, — ответила Хонор. — Но если Республика, которая и сейчас намного крупнее Звездного Королевства, уничтожит или хотя бы серьезно ослабит Мантикорский Альянс, равновесие испарится. В регионе возникнет — или, если угодно, возродится — доминирующая сила, которой монарх Андерманской империи естественным образом склонен не доверять и опасаться.

— И эта сила ещё должна продемонстрировать, что способна устоять, — согласился Ю.

— Возможно, все эти соображения в принципе справедливы, — сказала Трумэн, — но мне не кажется, что они уже на что-либо влияют. Слишком поздно. Что бы ни затевали Тейсман и Причарт, Густав уже готов отхватить добрый кусок Силезии, а наши бесподобные лидеры палец о палец не ударили, чтобы его разохотить. Разве что вывесили на просушку наше оперативное соединение. И вряд ли стоит ждать, что они предпримут что-то более серьёзное, каким бы точным ни был этот прогноз. Если вообще в Лэндинге прислушаются к вашим словам или словам графа Белой Гавани.

— Вот именно! — МакКеон скривился. — Картина маслом: Высокий Хребет и Декруа меняют внешнюю политику по предложению Хонор Харрингтон!

— Вообще-то, — медленно заговорила леди Харрингтон, — я думала совсем не о них.

— Что?

МакКеон выпрямился и развернул кресло так, чтобы смотреть Хонор прямо в лицо. Вид у него был на редкость хмурый.

— Но если не о них, то о ком? — с глубочайшей подозрительностью спросил он.

— Ладно тебе, Алистер! — укорила она. — Как будто непонятно, о ком еще я могу говорить.

— А с чего ты взяла, что адмирал Рабенштранге примет на веру твое сообщение о предполагаемом «Втором флоте», обнаружить который нам так и не удалось? — спросил МакКеон. — С чего ты взяла, что он вообще его прочтет?

— А кто говорил об отправке сообщения? — ответила вопросом на вопрос Хонор, и трое подчиненных застыли, не веря своим ушам.

* * *

— Что?

Чин-лу фон Рабенштранге глядел на начальника штаба в полном недоумении.

— Согласно донесению службы слежения за периметром, — повторил капитан дер штерне Изенхоффер тоном человека, который с трудом верит собственным словам, — в систему вошел один мантикорский корабль стены, идентифицировавший себя как КЕВ «Трубадур», СД(п) их класса «Медуза». По данным нашей разведки, «Трубадур» является флагманским кораблем контр-адмирала Алистера МакКеона.

— И что, он просто так взял и заявился в одиночку к нам в Саксонию?

— Насколько может судить служба слежения — да, — подтвердил Изенхоффер, и Рабенштранге нахмурился.

Пассивные сенсорные платформы Саксонии, возможно, и уступали по чувствительности тем, что обеспечивали безопасность Нового Берлина, но и они, безусловно, засекли бы след выхода из гиперпространства любых кораблей, которые могли бы сопровождать «Трубадура».

— А сообщил ли этот корабль что-то еще, кроме своего имени? — осведомился адмирал.

— Вообще-то да, герр герцог, — ответил Изенхоффер.

— Ну так не заставляйте меня вытягивать из вас каждое слово клещами! — съязвил Рабенштранге.

— Прошу прощения, сэр, — пробормотал Изенхоффер. — Дело в том, что это кажется столь абсурдным… — Он остановился и перевел дух. — Сэр, — сказал он наконец, — по сообщению с «Трубадура», на борту находится герцогиня Харрингтон. Она обратилась с официальной просьбой о встрече с вами.

— Со мной? — переспросил Рабенштранге. — Герцогиня Харрингтон?

— Так передали с «Трубадура», сэр, — подтвердил Изенхоффер.

— Понятно.

— При всем моем уважении, сэр, — сказал начальник штаба, — я бы не советовал разрешать «Трубадуру» углубляться в систему. — Герцог взглянул на него вопросительно, и начальник штаба пожал плечами. — Просьба герцогини Харрингтон смехотворна, даже если она говорила всерьез. Один командующий всегда имеет возможность вступить в контакт с другим, используя общепринятые каналы.

— И как вы думаете, почему она не воспользовалась этими каналами?

— Мне кажется, герцогиня решилась на драматический ход в надежде найти какой-то способ разрядить напряженность, имеющую место между вашими и её силами, — осторожно предположил Изенхоффер.

Как начальник штаба Рабенштранге, он знал, что герцог категорически не согласен с политикой Империи в Силезии. Он в подробностях знал о выволочке, которую устроил новый командующий подвергшемуся опале и отправленному домой Штернхафену. И — что ещё более важно — Изенхоффер знал, с каким уважением относится его командир к Хонор Харрингтон.

— Судя по вашему тону, — заметил герцог, — вы находите это хотя и возможным, но не слишком вероятным.

— Откровенно говоря, нет, сэр, — признал Изенхоффер. — При всем моем уважении, герцогиня должна понимать, что это запоздалый шаг.

— Не припоминаю, чтобы я отдавал приказ о нападении на базу «Сайдмор», — произнес Рабенштранге с внезапным холодком в голосе.

— Разумеется, сэр, не отдавали! — быстро поправился Изенхоффер, но в его тоне сквозило упрямство. Герцог подбирал себе начальника штаба не по принципу «чего изволите» и не слабака. — Я этого не говорил. Но после всего случившегося герцогиня должна была составить представление о твердом намерении его императорского величества обеспечить стратегические интересы Империи в Силезии. Ясно ведь, что в сложившейся ситуации разрядить напряженность может только её согласие уступить нашим территориальным притязаниям. Однако пойти на подобную уступку герцогиня вправе лишь по указанию своего правительства, а в таком случае ничто не мешало бы ей воспользоваться обычными каналами.

— Что возвращает нас к вопросу, почему она этого не сделала. Так? — спросил Рабенштранге, и Изенхоффер кивнул. — Но если, по вашему мнению, она не собирается предложить нам дипломатическое решение, зачем она вообще сюда явилась?

— Могу назвать две причины, сэр. Во-первых, я бы не удивился, узнав, что здесь она по собственной инициативе, пытаясь отсрочить неизбежное. Она может предложить соглашение о временном замораживании ситуации до прихода дополнительных указаний от её правительства. Однако такое предложение подозрительно. Отсрочка позволит Звездному Королевству перебросить к Сайдмору дополнительные подкрепления. Во-вторых, мне трудно придумать лучший способ получить точное представление о численном и качественном составе наших сил, чем сканировать систему бортовыми сенсорами новейшего корабля стены. Не стану утверждать, что это её главная цель, но это объективно станет неизбежным следствием допуска её корабля вглубь системы.

— Допустим, — сказал Рабенштранге после непродолжительного молчания. — С другой стороны, я, в отличие от вас, с этой леди знаком. Если она хочет что-то сказать, стоит потратить время, чтобы её выслушать. Чего она никогда не делает — уж во всяком случае не умеет делать хорошо — это не лжёт. А то, что сенсоры «Трубадура» позволят ей узнать больше о наших силах, меня не волнует. Более того, в определенном смысле я как раз предпочел бы разрешить ей составить объективное представление о нашем потенциале. «Ошибки», которые преследовали нас с тех пор, как этот идиот Гортц позволил угробить себя в Зороастре, весьма опасны, Чженьтин. И не только тем, что из-за них уже погибли люди. Император полон решимости защитить наши рубежи, ради чего не остановится даже перед войной со Звездным Королевством, но это не значит, что он не предпочел бы добиться тех же целей без кровопролития. Да и я, со своей стороны, тоже не хочу нести ответственность за гибель людей, которой вполне можно было избежать. Коль скоро леди прибыла, пусть сообщит мне то, что считает нужным. И пусть увидит нашу мощь. Если есть какой-то способ предотвратить новые жертвы, мы, без сомнения, должны им воспользоваться. И если реальное представление о потенциале нашего флота заставит её быть осмотрительнее или посоветовать своему руководству пойти навстречу требованиям императора, тем лучше.

— Но, герр герцог, — возразил Изенхоффер, — она грейсонский землевладелец и на любую встречу может явиться только в сопровождении телохранителей. А вы знаете, как относится к подобным вещам император, особенно после случая с Хофшульте.

— Знаю. — Рабенштранге нахмурился, потом пожал плечами. — Чженьтин, объясните ей суть требований его величества. Если они её не устроят, нам придется ограничиться разговором по коммуникатору.

* * *

— Мне это не нравится, миледи, — упрямо повторил Лафолле.

— Боюсь я не помню, чтобы спрашивала, нравится тебе это или нет, — ответила Хонор с необычной резкостью.

— Но особенно сейчас, — начал Лафолле, — когда нервы у всех на пределе…

— Особенно сейчас, — неумолимо сказала Хонор, — прежде всего важно, чтобы никаких инцидентов не было. Равно как и намеков, будто я не доверяю герцогу фон Рабенштранге. Все, Эндрю, этот вопрос обсуждению не подлежит.

Лафолле открыл было рот, но тут же его закрыл. На лице отражалось нечто среднее между упрямством и крайним неодобрением, но он смирился. Дискуссия окончена. Переглянувшись со Спенсером Хауком, он снова повернулся к Хонор и вздохнул.

— Хорошо, миледи. Будь по-вашему.

— По-моему и будет, — невозмутимо ответила она.

* * *

Фрегаттен-капитан, встретивший Хонор на шлюпочной палубе «Кампенхаузена», держался исключительно любезно, но явно скрывал свое истинное отношение к происходящему. Тот факт, что кобуры у всех трех прибывших с адмиралом телохранителей были пусты, в какой-то мере успокоил офицера, но, судя по тому, как он посмотрел на Нимица, репутация кота намного превышала скромные кошачьи размеры. Фрегаттен-капитан явно не был слишком уверен, не стоит ли счесть кота оружием, вроде пульсеров телохранителей, однако затронуть эту тему по собственной инициативе не посмел.

Корабельный лифт доставил Хонор и её спутников на площадку перед главным конференц-залом «Кампенхаузена», у дверей которого стояли два андерманских морских пехотинца и капитан дер штерне с аксельбантом штабного офицера.

— Я имею удовольствие видеть герцогиню Харрингтон? — осведомился он на безупречном межзвездном английском, с легким официальным поклоном.

— Да, — ответила Хонор. — С кем имею честь?

— Капитан дер штерне Чженьтин Изенхоффер, начальник штаба герцога Рабенштранге. Рад возможности познакомиться с вами, миледи.

— Взаимно, капитан.

Изенхоффер бросил взгляд на её телохранителей, отметил про себя выражение их лиц, и в его глазах промелькнула искорка.

— Ваша милость, — сказал он, снова обратившись к гостье, — приношу извинения за непреднамеренное оскорбление, которое, возможно, нанесено вам отказом допустить ваших гвардейцев на встречу с герцогом вооруженными. Это требование выдвинуто не гросс-адмиралом. Он исполняет волю императора, после инцидента с Хофшульте высказавшегося на этот счет весьма определенно. Боюсь, указания его величества не подлежат обсуждению.

Хонор понимающе кивнула, задумчиво разглядывая собеседника. Густав Андерман вообще не отличался излишней доверчивостью, но в данном случае она бы не стала судить его строго. Грегор Хофшульте, подполковник андерманской морской пехоты, почти тридцать стандартных лет верно служивший своему императору, внезапно, без предупреждения, открыл огонь по принцу Хуану, младшему брату монарха и членам его семьи. Принц с супругой выжили, а вот один из детей погиб.

Причина покушения так и осталась невыясненной, поскольку допросить подполковника никому бы не удалось. Ответный огонь почти мгновенно отреагировавших телохранителей принца разнес убийцу в клочья. Согласно данным разведки, некоторые сотрудники службы безопасности считали, что офицера подвергли психокоррекции. Это напугало всех куда больше, чем даже предположение о внезапной вспышке безумия или раздражения у человека, который считался абсолютно надежным и лояльным. Предполагалось, что офицеры Империи (так же, как и Звездного Королевства) защищены от такого рода воздействий, но если кому-то удалось справиться с системой защиты один раз, это вполне могло случиться и во второй. Так что драконовские меры безопасности, включавшие запрет на ношение оружия в присутствии кого-либо из членов императорской фамилии, были вполне объяснимы.

— Уверяю вас, капитан Изенхоффер, я нисколько не чувствую себя задетой и отношусь к принятым вами мерам безопасности с полным пониманием, — заверила его Хонор. — В связи с этим перед встречей с герцогом мне хотелось бы позаботиться об ещё одном маленьком моменте. Подождите минутку.

Изенхоффер пришел в замешательство, но это было ничто по сравнению с изумлением Лафолле. Хонор подтолкнула Нимица, чтобы он перебрался на руки Саймону Маттингли. Затем расстегнула китель, сняла и передала его Лафолле. Гвардеец, принимая одежду из её рук, позволил себе весьма неодобрительный взгляд. Когда же землевладелец закатала левый рукав форменной рубашки, его взгляд стал совсем неодобрительным. С улыбкой — одновременно извиняющейся и шаловливой — она свела вместе кончики мизинца и указательного пальца искусственной руки. Протез, однако, отреагировал иначе, чем нормальная человеческая конечность: с внутренней стороны предплечья внезапно откинулся прямоугольный кусочек кожи, сантиметра два в длину и полсантиметра в ширину, открылась маленькая полость, из которой при сжатии кулака был выброшен тридцатизарядный магазин пульсера.

Лафолле таращился на неё в полном остолбенении. Хонор поймала магазин правой рукой и улыбнулась Изенхофферу который, если такое вообще возможно, оторопел ещё сильнее, чем её телохранитель.

— Прошу прощения, капитан, — сказала она. — Вы, может быть, в курсе, что на мою долю также досталось не одно покушение. Мой отец, когда проектировал протез, предложил несколько… маленьких усовершенствований. Это, — она вручила Изенхофферу магазин, — одно из них.

Она подняла руку и послала искусственным мускулам еще одну команду. Левый указательный палец жестко выпрямился, а остальные сложились так, словно сжали рукоять несуществующего пульсера.

— Боюсь, если когда-нибудь использую это приспособление, мне придется менять кончик пальца, — капризно сказала она. — Но отец настоял, что такая штука не помешает.

— Понятно, — растерянно пробормотал Изенхоффер, но тут же встряхнулся. — Понятно, — повторил он уже нормальным тоном. — Видимо, отец вашей милости — человек на редкость предусмотрительный.

— Я тоже всегда так думала, — ответила Хонор, старательно игнорируя буравящий взгляд Эндрю Лафолле.

— Ну что ж, если вы готовы, — продолжил андерманский офицер, убрав магазин в карман, пока Хонор надевала китель, — герцог ждет вас.

— Да, конечно, — пробормотала Хонор и протянула руки к Нимицу.

Древесный кот легко прыгнул к ней, и Хонор последовала за Изенхоффером в каюту. Она не сомневалась в том, что системы наблюдения фиксировали её проход, и надеялась, что из разряженного пульсера сделают правильные выводы. Маловероятно, чтобы даже агенты Императорской службы безопасности сумели обнаружить вмонтированное в искусственную руку оружие. По крайней мере, она заплатила достаточно, чтобы его точно не обнаружили! Еще на Мантикоре для неё провела испытания дворцовая служба безопасности. Таким образом, Хонор показала, что при желании могла предстать перед Рабенштранге вооруженной… и что она серьезно воспринимает данное обещание ни о чем подобном не помышлять. И что она хочет довести и первое, и второе до сведения Рабенштранге.

Возможно мелочь, но доверие строится именно на мелочах, а сегодня она нуждалась в доверии Чин-лу фон Рабенштранге как никогда прежде.

Войдя в каюту вместе со своими телохранителями, она в первую очередь обратила внимание на телохранителей, стоявших за спиной герцога. Женщина, которая, по-видимому, была старшей из двух, очень пристально посмотрела на гостью, и Хонор мысленно улыбнулась: вот доказательство того, что за ней действительно наблюдали. Но взгляд женщины скользнул дальше, и обе телохранительницы принялись тщательно сканировать Лафолле, Хаука и Маттингли. Трое грейсонцев встретили оценивающие взгляды с тем же профессионализмом. Хонор, уловив опасливую настороженность с обеих сторон, снова мысленно улыбнулась. Но тайная улыбка тут же испарилась — Хонор сосредоточилась на сидевшем во главе стола низкорослом мужчине.

— Добро пожаловать на борт «Кампенхаузена», ваша милость, — сказал Чин-лу Рабенштранге.

— Спасибо, ваша милость, — ответила Хонор. Герцог едва заметно улыбнулся. Она ощутила в его эмоциях настороженность и любопытство. И самое главное — нечто очень похожее на доверие. Хонор надеялась на это, но только надеялась, не больше, хотя между нею и Рабенштранге ещё в прошлую миссию в Силезии установилась взаимная симпатия, выходившая за рамки чисто профессиональных отношений. По-видимому, она ещё не стёрлась. Напряженность нынешних межгосударственных отношений накладывала на встречу свой отпечаток, однако гросс-адмирал по-прежнему не сомневался в её личной честности. Во всяком случае, он согласился на встречу.

— Должен признаться, ваша милость, — сказал герцог, — я несколько… удивлен вашим появлением. В нынешних обстоятельствах, особенно с учетом недавних злополучных событий, я никак не мог ожидать прямого визита на таком уровне.

— Сказать по правде, ваша милость, я на это и рассчитывала, — ответила она и, когда герцог вопросительно склонил голову, улыбнулась. — Есть несколько необычных вопросов, которые нам с вами желательно обсудить, и мне показалось, что заинтриговать вас — это самый эффективный способ добиться цели.

— Вот как? — пробормотал он, и на этот раз пришла его очередь улыбнуться. — Ну что ж, ваша милость, я, разумеется, не могу гарантировать, что соглашусь с тем, что привело вас сюда. Но вы, признаюсь, возбудили мое любопытство! Итак, начнем?

Он вежливо указал ей на одно из стоявших у дальнего конца стола кресел, где она и расположилась, устроив Нимица на коленях.

— Ваша милость, — сказала Хонор, — я, разумеется, отдаю себе отчет в напряженности нынешних отношений между Империей и Звездным Королевством и не питаю иллюзий относительно возможности волшебным образом уладить все имеющиеся противоречия с помощью личной встречи. Такого рода вопросы решаются на более высоком уровне. Однако сравнительно недавно в мое распоряжение попали определенные сведения, которыми, как мне показалось, следует поделиться с представителем Империи, поскольку они могут оказать воздействие на дислокацию и наших, и ваших сил.

— Сведения?

— Да, ваша милость. Видите ли…


Содержание:
 0  Война Хонор : Дэвид Вебер  1  Пролог : Дэвид Вебер
 2  Глава 1 : Дэвид Вебер  4  Глава 3 : Дэвид Вебер
 6  Глава 5 : Дэвид Вебер  8  Глава 7 : Дэвид Вебер
 10  Глава 9 : Дэвид Вебер  12  Глава 11 : Дэвид Вебер
 14  Глава 13 : Дэвид Вебер  16  Глава 15 : Дэвид Вебер
 18  Глава 17 : Дэвид Вебер  20  Глава 19 : Дэвид Вебер
 22  Глава 21 : Дэвид Вебер  24  Глава 23 : Дэвид Вебер
 26  Глава 25 : Дэвид Вебер  28  Глава 27 : Дэвид Вебер
 30  Глава 29 : Дэвид Вебер  32  Глава 31 : Дэвид Вебер
 34  Глава 33 : Дэвид Вебер  36  Глава 35 : Дэвид Вебер
 38  Глава 37 : Дэвид Вебер  40  Глава 39 : Дэвид Вебер
 42  Глава 41 : Дэвид Вебер  44  Глава 43 : Дэвид Вебер
 46  Глава 45 : Дэвид Вебер  48  Глава 47 : Дэвид Вебер
 50  Глава 49 : Дэвид Вебер  51  Глава 50 : Дэвид Вебер
 52  вы читаете: Глава 51 : Дэвид Вебер  53  Глава 52 : Дэвид Вебер
 54  Глава 53 : Дэвид Вебер  56  Глава 55 : Дэвид Вебер
 58  Глава 57 : Дэвид Вебер  60  Глава 59 : Дэвид Вебер
 61  Использовалась литература : Война Хонор    



 




sitemap