Фантастика : Космическая фантастика : Планета риска : Джек Вэнс

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  63  64

вы читаете книгу

Джек Вэнс — известный американский писатель-фантаст, обладатель литературных премий «Хьюго» и «Небьюла» В романе «Планета риска» описаны головокружительные приключения земного косморазведчика Адама Рейта на планете в глубине галактики. Герой оказывается в гуще борьбы противоборствующих цивилизаций - мистического племени аборигенов-кочевников, жестоких космических пришельцев, жутких подземных мутантов и других жителей странной планеты..

Джек Вэнс. Планета риска



JACK VANCE. THE PLANET OF THE ADVENTURE


Издание осуществлено при участии фирмы «АТАКАМ»


В оформлении издания использованы фрагменты работ художника В.Э.Ерко

Пер. О.Б.Дрождина







Город Кешей


В одном из иллюминаторов «Эксплоратора IV» мерцала очень светлая стареющая звезда Карина 4269, в другом виднелась ее единственная планета, окутанная тяжелым атмосферным покрывалом. Достойным внимания у этой звезды был лишь ее необычно ярко-желтый свет, рассеивавшийся вокруг. Планета была немногим больше Земли, но вокруг нее вращались две маленькие луны. Это было типичное небесное тело класса К-2, однако людям, наблюдавшим его с борта «Эксплоратора IV», оно казалось таинственным и загадочным.

В командном отсеке находились капитан Мэрин, его первый помощник Дил и второй помощник Валгрейв. Все трое, одетые в одинаковую белую форму, были почти одного роста, отличались выправкой, способностью быстро и точно реагировать. И хотя зачастую прибегали к шутливому способу общения между собой, мыслили по-разному. Сейчас они пытались рассмотреть планету через сканоскопы-фотобинокли с огромной кратностью увеличения.

— На первый взгляд, планета обитаема, — заметил Валгрейв, — эти облака почти наверняка состоят из водяного конденсата.

— Если какая-то цивилизация посылает сигналы, — сказал Дил, — мы невольно должны согласиться с тем, что планета, скорее всего обитаема. А раз это так, то должны объявиться и обитатели.

Капитан Мэрин тихонько засмеялся:

— А вот здесь ваша практически безупречная логика грешит! Мы удалены от Земли на 212 световых лет. Сигналы мы приняли двенадцать лет назад, то есть они были посланы два века тому назад. Обратите внимание еще и на то, что они неожиданно оборвались. Эта пригодная для обитания планета, возможно, действительно обитаема, что вовсе не значит, будто существует лишь два варианта ответа.

Дил согласно кивнул, но затем покачал головой:

— Следуя такой логике, мы не можем утверждать даже того, что и Земля обитаема. Имеющиеся у нас факты — слабые доказательства...

«Бип-бип-бип», — заработало бортовое переговорное устройство.

— Да! — откликнулся капитан Мэрин.

Дент, техник связи, сообщил в командный отсек:

— Я только что зарегистрировал поле колебаний. Возможно, оно искусственного происхождения, но подключиться к нему я не могу. Может быть, это своеобразный радар. Мэрин нахмурил брови и почесал нос.

— Я вышлю вниз разведчиков, а потом мы отойдем. Он ввел специальный код и отдал приказ разведчикам.

— Как можно скорее. Нас обнаружили. Встретимся в системе оси, точка Д, как Денеб.

— Ясно, сэр. Вверх по системе оси, точка Д, как Денеб. Дайте нам три минуты.

Командир Мэрин подошел к макроскопу и отыскал на длине разных волн поверхность планеты. «Примерно на трех тысячах ангстрем имеется окно. Плохо, очень плохо. Разведчикам предстоит большая работа».

— Я рад, что никогда не учился на разведчика, — заметил Валгрейв, — в противном случае, мне тоже пришлось бы спускаться на поверхность этой неизвестной и, возможно, опасной планеты.

— На разведчиков не учатся, ими рождаются, — сказал Дил. — Разведчик — это наполовину акробат, наполовину ученый, наполовину взломщик...

— Не слишком ли много половин?

— Тем не менее, эти половины можно перечислять еще долго. Разведчик — это человек, любящий приключения.

Разведчиков «Эксплоратора IV» звали Адам Рейт и Пол Вондер. Оба находчивые, сильные и чрезвычайно ловкие. Но на этом сходство заканчивалось. Рейт был чуть выше среднего роста, темноволосый, с широким лбом и выступающими скулами, на которых иногда играли желваки. В отличие от него Вондер был коренастым, с несколько редковатыми светлыми волосами и невыразительным лицом, трудно поддающимся описанию. Он был старше Рейта на несколько лет, но, несмотря на это, Рейт был рангом выше и являлся командиром корабля-разведчика. Разведывательный корабль длиной в десять метров представлял собой миниатюрную копию основного и висел под корпусом корабля-матки.

Примерно через две минуты разведчики были на борту своего небольшого корабля. Вондер сразу же занялся приборами, тогда как Рейт, расстыковав корабль, нажал на кнопку запуска. Разведывательный корабль отделился от большого черного корпуса. Рейт занял свое место и неожиданно, краем глаза, уловил какое-то движение. Серая тень скользнула со стороны планеты, и глаза тотчас ослепила яркая пурпурно-белая вспышка. Несмотря на ускорение, маленький корабль вздрогнул, и Вондер изо всех сил вцепился в ручку ограничителя. Корабль-разведчик быстро приближался к планете.

Там, где только что находился «Эксплоратор IV», возникла странная картина: между носом и кормой корабля образовалась бездна, в которой плавали какие-то крепления, в этой пустоте сверкала старая ярко-желтая звезда Карина 4269.

Командир Мэрин, первый помощник Дил, второй помощник Валгрейв и остальные члены экипажа плыли в пространстве, превратившись в углеродные, кислородные и водородные атомы. Их индивидуальности, их шутливая манера изложения мыслей превратились теперь лишь в воспоминания.



Глава 1



 Ударной волной корабль-разведчик развернуло кормой вперед и понесло навстречу серо-коричневой атмосфере планеты. Адам Рейт и Пол Вондер перекатывались от одной переборки к другой.

Находясь в полубессознательном состоянии, Рейт все же сумел за что-то ухватиться. Дотянувшись до приборной доски, он включил стабилизатор. Вместо привычного тихого жужжания послышалось шипение и стук, но вращение корабля прекратилось.

Рейт и Вондер сели на свои места и пристегнулись.

— Ты видел весь этот ужас? — спросил Рейт.

— Торпеда.

Рейт кивнул:

— Планета обитаема.

— И я бы не сказал, что ее обитатели отличаются гостеприимством. Довольно жесткий прием.

— Уж очень мы далеко от дома — Рейт посмотрел на бездействующие приборы и потухшие сигнальные лампы. — Кажется, ничего не работает. Если не удастся срочно произвести кое-какой ремонт, наверняка разобьемся. — Прихрамывая, он прошел в машинное отделение и обнаружил, что плохо закрепленная запасная энергетическая батарея разбила блок выключателей. Итог — хаос из порванных проводов, разбитых кристаллов и сплавившихся соединений.

— Я смогу это починить, — сказал Рейт заглянувшему следом Вондеру. — Если нам повезет, то месяца за два. И при условии, что запчасти в порядке.

— Два месяца — это довольно долго, — ответил Вондер. — Самое позднее через два часа мы войдем в атмосферу.

— Тогда за работу.

Через два часа они без особого энтузиазма разглядывали свое произведение.

— Если повезет, то мы все-таки где-то приземлимся, — угрюмо произнес Рейт. — Иди в рубку и включи эти штуковины. А я посмотрю, что из этого получится.

Прошла минута. Загудели тормозные дюзы, и Рейт почувствовал давление тяжести. Он надеялся, что наспех сцепленные узлы продержатся хоть какое-то время. Возвратившись на свое место, он спросил:

— Ну что?

— Не так уж плохо. Примерно через полчаса мы войдем в атмосферу со скоростью чуть меньше критической. Надеюсь, что нам удастся совершить мягкую посадку. В перспективе дела выглядят неважно... Тот, кто попал торпедой в корабль, может следить за нами при помощи радаров. И что же дальше?

— Ничего хорошего, — согласился Рейт.

Планета быстро увеличивалась. Перед ними вырисовывался мир в цветовом отношении более темный и грустный, чем Земля. Струившийся над планетой приглушенный золотистый свет не делал картину привлекательнее. Уже можно было различить континенты и океаны, облака и штормы — перед ними разворачивалась панорама стареющей планеты.

За бортом раздался свист, температура быстро поднялась до критической отметки. Рейт осторожно прибавил энергии в защитном поле. Корабль замедлил движение, стрелка на приборе задрожала и вернулась, наконец, в нормальное положение. В машинном отделении что-то щелкнуло, и корабль снова стал беспомощно падать на планету.

— Мы возвратились к тому же, с чего начали, — пробормотал Рейт. — Сейчас мы выпустим закрылки на несущей поверхности. Будет лучше, если пригнемся к креслам катапульты. — Выдвинув боковые подкрылки, он удлинил горизонтальные и вертикальные стабилизаторы, так что корабль из свободного падения перешел в снижающееся планирование. — Что представляет собой атмосфера? — спросил он.

Вондер посмотрел на показания анализатора: «Пригодна для дыхания. Похожа на земную».

— Хоть какое-то утешение, — отметил с облегчением Вондер.

Они прильнули к сканоскопам и смогли, наконец, различить отдельные детали. Под ними простиралась широкая равнина или степь, кое-где покрытая невысокими холмами и растительностью.

— Никаких следов цивилизации, — определил Вондер. — Во всяком случае, под нами ничего не наблюдается. Может быть, там, впереди, на горизонте... Эти серые пятна... Если нам удастся посадить корабль и никто не помешает пока будем ремонтировать систему контроля, то сможем неплохо подготовиться... Но этих подкрылков совершенно недостаточно для быстрой посадки. Было бы правильнее с максимальной осторожностью спланировать вниз и в последний момент катапультировать.

— Разумно, — согласился с ним Вондер и сообщил, — Это напоминает лес. Во всяком случае, растительность — идеальное место для аварийной посадки...

— Ну что ж, тогда вниз, — сказал Рейт.

Корабль пошел вниз, поверхность неслась прямо на них. Впереди возникло что-то вроде опушки темного леса.

— При счете «три» катапультируемся, — сказал Рейт. Он немного поднял корабль, чтобы замедлить скорость падения. — Раз... два... три... Пошли!

Заслонки катапульты отодвинулись, и кресла выбросило наружу. Рейт скользнул в пустоту: «Где же Вондер? Либо не раскрылся его парашют, либо зацепилось кресло». Он бросил взгляд на корабль. Действительно, Вондер беспомощно повис за его бортом. Парашют Рейта раскрылся, и он раскачивался на нем из стороны в сторону. Снижаясь, он зацепился за сук и застрял на дереве. От боли он чуть не потерял сознание. Рейт видел, как корабль, пролетев сквозь деревья, упал в болото. Пол Вондер по-прежнему неподвижно висел на ремнях. Горячий металл потрескивал, под кораблем что-то шипело. А вокруг царила абсолютная тишина.

Рейт пошевелился. Движение вызвало резкую боль в плечах и груди. Рейт завис примерно в пятнадцати метрах от поверхности на дереве с блестящими черными ветками и стройным черным стволом, дрожавшим от каждого его движения. Как он отметил ранее, солнце здесь было более мутным и желтым, чем на Земле, и все предметы отбрасывали коричневые тени. Воздух был пропитан неизвестными ароматами. Через пробитую кораблем просеку ему было видно болото, Вондер, висевший головой вниз в люке катапульты. Его лицо от поверхности болота отделяло расстояние всего в одну ладонь. Если болото и дальше будет засасывать корабль, он несомненно захлебнется. Рейт снова лихорадочно попытался избавиться от ремней. Но от боли у него закружилась голова, и он на какое-то мгновение потерял сознание. Руки стали ватными, и когда он попробовал их поднять, послышался хруст в плечевых суставах. Ему никак не удавалось освободиться от катапультного оборудования, чтобы помочь Вондеру. Был ли он жив? На расстоянии это нельзя было определить. Но ему показалось, что товарищ слегка пошевелился. Рейт продолжал следить за ним. Вондер медленно погружался в болото.

В кресле катапульты было необходимое оснащение с оружием и инструментами. Чтобы дотянуться до них, Рейту пришлось расстегнуть один ремень. Но из-за сломанных костей дотянуться ему все же не удалось. Если бы он освободился от строп, то свалился бы вниз и, возможно, погиб. Однако сейчас это неважно, как и то, сломана у него ключица или нет. Он должен открыть кресло, чтобы взять оттуда нож и канат.

Невдалеке послышался звук ударов дерева о дерево. Рейт замер. Группа вооруженных людей с непривычно длинными рапирами и тяжелыми ручными катапультами прошла внизу так тихо, будто парила над поверхностью.

Рейт был ошеломлен и подумал, что это галлюцинации. Повсюду в космосе ему приходилось встречать двуногих существ, являющихся в большей или меньшей степени гуманоидами. Эти же были настоящими людьми: с суровыми лицами, светло-желтой кожей, светлыми, коричневыми или сероватыми волосами и пышными длинными усами Их одежда выглядела довольно необычно: свободные штаны из черно-коричневого полотна, темно-синие или темно-красные рубахи, жилеты из сотканных металлических нитей и короткие черные накидки. Головные уборы из черной кожи с клапанами для ушей выглядели довольно мятыми и складчатыми. На их высокой передней части были закреплены круглые, размером с ладонь, серебряные эмблемы.

«Варварские воины, — удивленно подумал Рейт, — бродячая банда головорезов. Но, тем не менее, настоящие люди. И это на неизвестной планете, удаленной от Земли на двести световых лет»

Тихо и чрезвычайно осторожно двигались воины под ним. Они остановились в тени, чтобы рассмотреть корабль. Затем их предводитель, безусый и очень молодой человек, значительно моложе всех остальных, посмотрел на небо. Три воина постарше подошли к нему. К их головным уборам были прикреплены шары из розового и голубого стекла. Они тоже внимательно посмотрели на небо. Юноша кивнул остальным, и все приблизились к кораблю.

Пол Вондер в слабом приветствии поднял руку. Один из людей со стеклянным шаром на головном уборе вскинул свою катапульту, но молодой человек что-то сердито ему крикнул, и тот мрачно отступил. Тогда другой воин обрезал стропы парашюта, и Вондер упал в болото.

Юноша отдал какой-то приказ, и Вондера перенесли на сухое место.

Затем юноша решил осмотреть корабль. Смело забравшись на корпус, он через люк катапульты заглянул внутрь.

Старшие воины с голубыми и розовыми шарами остались стоять в тени и принялись шептаться друг с другом. Время от времени они бросали на Вондера мрачные взгляды. Один из них, словно протестуя, приложил руку к эмблеме на своем головном уборе. Казалось, что это прикосновение прибавило ему решимости. Он двинулся к Вондеру, вытащил рапиру и с силой опустил ее вниз. К ужасу Рейта, голова Вондера отскочила от тела, и брызнувшая кровь оросила черную почву.

Юноша, видимо, что-то почувствовав, обернулся, затем с бешеным криком он спрыгнул вниз и помчался к убийце, на ходу вытаскивая свою рапиру. Приблизившись к нему, он гибким концом рапиры сбил эмблему с его головного убора, после чего поднял ее с земли, со злостью проткнул мягкое серебро ножом, который вытащил из голенища сапога, и с потоком громких слов бросил эмблему под ноги убийце. Тот нагнулся, поднял ее и с угрюмым видом покинул круг своих товарищей.

Издалека послышался крик. Воины в ответ тоже закричали. Это могло быть просто церемониальным ответом, либо выражением страха или предупреждением об опасности, так как все сразу же потянулись назад в лес.

На небольшой высоте появился летательный аппарат. Сначала он ненадолго завис в воздухе, а затем снизился. Аппарат представлял собой воздушный плот длиной около пятнадцати и шириной около шести метров, управляемый из богато украшенной кормовой башни. На корме и носу на витых столбах висели огромные фонари. Края площадки были обнесены высокой балюстрадой. Около двух десятков пассажиров опирались на нее, толкая друг друга и, по всей видимости, рискуя свалиться через заграждение вниз.

С затаенным дыханием Рейт наблюдал, как плот приземлился возле космического корабля. Пассажиры быстро спрыгнули на землю. Они были двух видов: люди и не люди, хотя разница на первый взгляд в глаза не бросалась. Не люди — позднее Рейт узнал, что это были синие кеши — передвигались, будто деревянные, и на своих коротких ногах казались несколько беспомощными Сами существа были массивны, выглядели сильными и были покрыты чешуей, похожей на шишки. Каждая чешуйка заканчивалась заостренной синей конечностью. Торс был клиновидным, а над плечами возвышался хитиновый панцирь, не соединяющийся со скелетом, который переходил в щит, прикрывающий спину. Череп снизу был остроконечным. Тяжелый лоб нависал над глазными впадинами, в которых блестели металлические глаза; он прикрывал также и очень сложное носовое отверстие.

Люди были похожи на синих кешей настолько, насколько это позволяли раса и манеры; они тоже были маленькими, коренастыми с саблевидными ногами. Их лица, почти без подбородков, выглядели сплющенными; сужающиеся книзу и волнистые на лбу черепа казались какими-то неестественными. Их штаны и куртки были покрыты чешуей.

Кеши и кеш-люди подбежали к кораблю, издавая писклявые гортанные звуки. Некоторые вскарабкивались на корпус, заглядывали внутрь, другие, обследовав голову и туловище Пола Вондера, потащили их к своему плоту.

Из контрольной башни раздались сигналы тревоги. Синие кеши и кеш-люди, взглянув на небо, торопливо перетащили плот под деревья из поля зрения Рейта. Небольшое пространство снова опустело.

Прошло несколько минут. Рейт закрыл глаза в надежде очнуться от этого кошмара и снова оказаться на борту «Эксплоратора».

Из мучительного полусна его вывел гул мотора. С неба спускался еще один летательный аппарат — воздушный корабль, который, как и плот, не отвечал никаким законам аэродинамики. Сооружение имело три палубы, центральную ротонду, несколько балконов из черного дерева и меди, замысловатый нос, наблюдательные башни, бойницы и вертикальные стабилизаторы с черно-золотыми регалиями. Какое-то время корабль висел в воздухе, пока любопытные с палубы пристально рассматривали космический корабль. Среди них были существа, явно не люди, высокого роста, безволосые, с кожей пергаментного цвета. Двигались они медленно и элегантно. Остальные, явно их подчиненные, были людьми, но такими же высокими, худыми, безволосыми, с длинными руками и ногами, каким-то овечьими лицами. Движения их были так же элегантны, как и у их хозяев. Обе расы носили искусно отделанные одежды с лентами, каймами, перевязями и оборками. Позднее Рейт узнал, что этих не людей называли дирдирами, а их подчиненных — дирдир-людьми. Оглушенный обрушившимися на него неожиданностями, он смотрел на воздушный корабль дирдиров без особого удивления, хотя его иногда и пронизывала мысль, что, возможно, именно эти длинные бледные существа или те, что были на площадке до них, уничтожили его корабль и стали свидетелями крушения его маленькой ракеты.

Дирдиры и дирдир-люди с явным любопытством обследовали космический корабль. Вдруг один из них заметил следы воздушного плота кешей, и это открытие возымело моментальные последствия. Из леса вылетел заряд пурпурно-белой энергии, и дирдиры с дирдир-людьми, дергаясь, упали на землю. Кеши и их люди побежали к воздушному кораблю, бросая в него штурмовые топоры.

Дирдиры открыли огонь только из своего ручного оружия, извергавшего клубы оранжевой плазмы и фиолетового пламени. Кеши и кеш-люди растворялись в этом фиолетово-оранжевом сверкании. Корабль дирдиров поднялся в воздух, но его держали канаты, привязанные к штурмовым топорам. Дирдир-люди обрубали их ножами и расстреливали нападавших из энергетических пистолетов. Наконец корабль освободился, что вызвало бурное разочарование кешей.

В тридцати метрах от поверхности дирдиры направили на лес тяжелые плазменные излучатели и прожгли в нем широкие просеки. Но уничтожить плот им не удалось Они в свою очередь, были обстреляны из больших мортир. Первый снаряд пролетел мимо, но второй попал прямо в киль. Корабль задрожал, дернулся вверх, качнулся влево, вправо и неожиданно перевернулся вверх дном. Дирдиры и дирдир-люди упали вниз, как дохлые мухи, а корабль, сделав крюк, исчез на юго-востоке.

Кеши и кеш-люди, выйдя из укрытия, проводили корабль дирдиров взглядами. Плот взлетел прямо из леса и завис над космическим кораблем. Сверху спустили захватные крюки и вытащили его из болота. Кеши и кеш-люди вскарабкались на плот. Он поднялся вверх и, неся космический корабль под собой, растворился в северо-восточном направлении.

Прошло некоторое время. Рейт находился по-прежнему в полубессознательном состоянии, продолжая висеть на ремнях. Солнце скрылось за лесом, сгустились сумерки.

Варвары вернулись на поляну. Они обследовали территорию, посмотрели на небо и собрались уходить.

Рейт издал хриплый вопль. Воины подняли свои катапульты, но юноша остановил их резким жестом и отдал какой-то приказ. Два человека, вскарабкавшись на дерево, обрезали парашютные стропы. Кресло катапульты и аварийный комплект остались висеть на ветвях.

Без особой осторожности Рейта уложили на землю, и резкая боль в плечах на миг лишила его сознания. Переговариваясь между собой, над ним склонились несколько человек. Согласные звуки в их речи были очень твердыми, а гласные растянутыми. Его подняли и положили на носилки. Почувствовав движение скользящих шагов, Рейт снова потерял сознание, а, может, просто заснул.



Глава 2



Рейт очнулся от звуков голосов и бликов костра. Он медленно повел глазами вокруг. Над ним висело нечто вроде балдахина, а слева и справа от него сияли звезды и незнакомые созвездия. Значит, все это было наяву и никакой это не сон. Медленно, как бы по частям, вбирал в себя Рейт окружающую действительность Он лежал на сплетенной из камыша подстилке, источавшей запах растений и человека. Рубашку с него сняли, а сломанные плечи упаковали в панцирь из ивовых прутьев. Попытка поднять голову и осмотреться принесла нестерпимую боль. Балдахин был устроен из металлических столбов и натянутой между ними ткани. «Какой парадокс, — думал Рейт, — для изготовления металлических столбов нужны высокие технические знания. Тем не менее, оружие и поведение этих людей, без сомнения, варварские». Он попробовал повернуться к костру, но напряжение оказалось слишком велико, и он откинулся назад.

Судя по звездам, лагерь был разбит на открытой местности. Что же будет с его аварийным комплектом и сидением катапульты? Рейт с сожалением подумал о том, что они, быть может, все еще продолжают висеть на дереве. Сейчас он вооружен лишь своим опытом, на который мог положиться. Теперь он был вдвойне рад, что прошел полную подготовку разведчика, которую считал раньше чересчур сложной. Во время подготовки он накопил массу необходимых знаний по языкам и теории контактов, астронавтике, космической и энергетической технологиям, биометрике, метеорологии, геологии и токсикологии. Он освоил теорию и всевозможные способы выживания. Кроме того, изучал теорию оружия, нападение и оборону, самообеспечение, энергетику и технику воздухоплавания, механику космических полетов, ремонт электронной аппаратуры, а также, что было чрезвычайно важным, импровизацию. Если его не убьют сразу, как Пола Вондера, у него остаются неплохие виды на выживание. Правда, зачем? Шансы снова попасть на Землю были абсолютно ничтожны. Поэтому его интерес к этой планете тоже не был особенно велик.

Какая-то тень упала на лицо. Рейт увидел юношу, спасшего ему жизнь. Тот встал перед ним на колени и подвинул большую миску с овсяной кашей.

— Большое спасибо, — сказал Рейт. — Но я думаю, что не смогу есть. Эти повязки мне мешают.

Юноша что-то сказал, и это прозвучало довольно резко. Лицо молодого человека, которому вряд ли было больше шестнадцати лет, казалось слишком серьезным и строгим.

Рейту стоило огромных усилий приподняться на локтях и взять миску. Юноша встал рядом, наблюдая, как Рейт пытается есть. Но из этого ничего не получилось. Тогда он повернулся и резким голосом отдал приказ. Быстро приблизившись, маленькая девочка нагнулась, взяла миску и принялась очень заботливо кормить Рейта.

Очевидно, Рейт был для юноши такой же загадкой, как и юноша для Рейта. Мужчины и женщины на планете, удаленной от Земли на двести световых лет! Невероятно! Одна ложка каши за другой отправлялась ему в рот. Девочке было лет восемь, она была одета в не очень чистую рваную одежду, напоминавшую ночную рубашку. Несколько мужчин племени подошли поближе и наблюдали за ними. Казалось, юноша не слушал, о чем они говорили.

Миска опустела, и девочка поднесла к губам Рейта кружку с кислым напитком. Рейт выпил, хотя это вызвало у него неприятное ощущение.

— Спасибо, — сказал он девочке, которая улыбнулась и очень быстро исчезла.

Рейт снова упал на подстилку. Юноша резким тоном задал ему какой-то вопрос.

— Очень жаль, — ответил Рейт. — Я не понимаю. Но, пожалуйста, не сердитесь. Мне сейчас очень нужен друг.

Сказав что-то еще, юноша ушел. Рейт попробовал заснуть. Костер стал тлеть, лагерь затих.

Издалека до Рейта донесся слабый звук: то ли вой, то ли свист. В ответ раздался еще такой же звук, затем множество звуков, превратившихся в многоголосое пение. Рейт приподнялся на локтях и увидел две луны почти одного размера. Одна из них была розовой, а вторая бледно-голубой. Они взошли прямо над восточным горизонтом.

Чуть позже послышалось жалобное пение где-то совсем рядом. Рейт удивленно прислушался. Что это, голос женщины? Зазвучали и другие голоса, присоединившись к нему.

Через некоторое время пение прекратилось. В лагере воцарилась тишина, и Рейт уснул.

Утром Рейт внимательно стал разглядывать лагерь. Он находился в низине между двумя невысокими горными цепями, протянувшимися далеко на восток. Каждое утро четыре молодых воина в длинных коричневых плащах садились на маленькие электрические мотоциклы и разъезжались в разных направлениях по пустыне. Вечером они возвращались и представляли свои донесения Трезу Онмале — молодому предводителю племени. Кроме того, каждое утро мальчика лет восьми поднимали вверх в смотровой корзине. Ближе к вечеру, когда стихал ветер, корзину с наблюдателем опускали. Часто мальчишка зарабатывал при приземлении шишки и синяки. Но люди, обслуживавшие корзину, казалось, больше заботились о ней, чем о безопасности маленького наблюдателя. Корзина была из четырехкрылого, натянутого на четыре палки брезента, напоминающего воздушного змея.

По утрам с восточного горного массива доносился ужасный визг, продолжавшийся примерно полчаса. Позже Рейт узнал, что визг этот издавало стадо многоногих животных, снабжавших племя мясом. Каждый день скотобойщица племени, крупная сильная женщина, шла с массивным топором и ножом по стаду и отрезала три или четыре ноги. При случае она отхватывала еще и кусок мяса со спины или, сделав надрез, вынимала потроха. Ноги у животных отрастали снова, но они сопротивлялись, когда им лезли во внутренности.

Тем временем плечи Рейта понемногу заживали. Какое-то время ему приходилось общаться только с женщинами — группой совершенно бездушных существ, и с Трезом Онмале, проводившем около него много времени по утрам, говорившим с ним, следившим за процессом выздоровления и, наконец, обучавшим его языку. Язык синтаксически был очень правильным, но весьма сложным в выражении чувств, взглядов и возражений. Скоро Рейт уже мог сносно на нем объясняться. Трез Онмале с чрезвычайной для его возраста серьезностью исправлял каждую ошибку и всякий раз открывал Рейту новые тонкости языка.

Рейт узнал, что планета, на которой он оказался, называется Чай, а луны — Эз и Брез, Племя называлось Крат, но его представителей называли еще и эмблемными людьми по серебряным, медным, каменным или деревянным значкам, крепящимся на головных уборах. Положение человека определяла его эмблема, которая была якобы полубожественного происхождения. Каждая имела свое название, историю, характерные свойства и ранг. Таким образом, человек не просто носил эмблему: она давала ему имя и определяла его роль в племени.

Самой важной и влиятельной эмблемой была Онмале. Ее носил Трез, который до того, как завоевал эмблему, был простым представителем племени. Онмале воплощала мудрость, силу, ловкость и другие, трудно определяемые добродетели кратов. Если представитель племени убивал мужчину, он забирал его эмблему или делал для себя новую. Новая эмблема еще не обладала качествами или добродетелями племени, пока хозяин ее участием в битвах не завоевывал определенный статус. Если эмблема меняла владельца, он автоматически перенимал ее персональные качества. Некоторые эмблемы противопоставляли другим и, если человек завоевывал ее, он, вместе с этим, становился врагом другой эмблемы. Иные эмблемы имели возраст в несколько тысяч лет и всеобъемлющую историю; за некоторыми закрепилась слава приносящих несчастье и приговаривающих к смерти. Другие вынуждали обладателя к особой жестокости и неописуемой дерзости. Каждый крат очень гордился своей эмблемой, так как без нее ни у кого не было ни лица, ни положения, ни определенной задачи. Он был тем, кем чувствовал себя Рейт — презренным или женщиной, что на языке кратов обозначалось одним и тем же словом.

Рейту казалось странным, что эмблемное племя считало его человеком из отдаленной части Чая. К космическому кораблю, у которого его обнаружили, они не испытывали никакого почтения. Они считали Рейта слугой какой-то не известной им нечеловеческой расы, как кеш-люди у кешей или дирдир-люди у дирдиров.

Когда Трез объяснил это Рейту, тот возмутился.

— Я с Земли! — заявил он, задетый за живое. — Это далекая планета. И мы никем не порабощены.

— А кто же тогда построил космический корабль? — с сомнением спросил Трез Онмале.

— Конечно же, земные люди.

Трез Онмале недоверчиво покачал головой.

— Как люди могут быть так далеко от Чая?

Рейт горько засмеялся:

— Этот вопрос я тоже часто себе задаю: как люди попали на Чай?

— Происхождение людей абсолютно ясно, — ответил ему Трез Онмале. — Этому нас учат еще до того, как мы начинаем говорить. Неужели ты не знаешь этого?

— Мы на Земле знаем, что люди развились из более ранних форм жизни, из млекопитающих. А еще раньше — из одноклеточных организмов.

Трез Онмале бросил сердитый взгляд на работавших поблизости женщин и сделал резкий жест.

— Исчезните отсюда! У нас мужской разговор!

Женщины со своей болтовней исчезли, и Трез Онмале с отвращением посмотрел им вслед:

— Сейчас эта глупость разнесется по всему лагерю, и колдуны будут недовольны. Я объясню тебе настоящее происхождение людей. Ты уже видел луны. Розовая называется Эз — родина благословенных. Голубая луна Брез — место мук и сомнений, куда попадают плохие люди, особенно те, кто обесчестил свою эмблему. Когда-то, очень давно, две луны столкнулись. Тысячи людей упали оттуда на Чай и попытались снова вернуться на Эз — как хорошие, так и плохие. Но судьи, черпающие свою мудрость из шаров, которые они носят, отделяют плохих людей от хороших и отсылают их в известное им место.

— Как интересно! — воскликнул Рейт. — Но как же обстоит дело с кешами и дирдирами?

— Они не люди. Они пришли на Чай со звезд так же, как и вонки. Кеш-люди и дирдир-люди — грязные гибриды. Пнумы и фанги — это выброс северных пещер. Всех их мы с удовольствием убиваем. — Он искоса посмотрел на Рейта. — Если ты происходишь из иного мира, а не с Чая, то ты не можешь быть человеком, и я должен разрешить убить тебя.

— Мне это кажется довольно негостеприимным, — возразил Рейт. — В конце концов, я ничего плохого вам не сделал.

Жест Треза Онмале должен был выразить мысль, что эти возражения не имеют значения.

— Я сообщу тебе о своем решении, — пообещал он.

Рейт упражнял обессилевшие члены, и ускоренно совершенствовался в языке. Он узнал, что краты не имели постоянного места жительства, а кочевали по огромной степи Эмен, занимающей большую часть юга континента Котан. Кроме Котана, на планете были и другие континенты: Кослован на юге, Тархан, Кахан и Pax на противоположной стороне Чая. Другие племена кочевников бродили по иным степям континента. В маршах и лесах на юге жили людоеды и великаны, которые обладали отчасти нечеловеческими чертами. Синие кеши жили на западе Котана; дирдиры предпочитали холодный климат и жили на полуострове Хаулк на юго-западе Кослована и на северном побережье Хорхана.

На Чае жила и другая чужая раса — вонки. Но эмблемные люди знали о них мало. Была на Чае и призрачная раса пнумов, а также их сумасшедшие родственники фанги. Когда краты говорили о них, то понижали голос и постоянно оглядывались.

Прошло некоторое время — дни странных событий и ночи сомнений и тоски по Земле. Кости Рейта срастались, и он постепенно осваивался в лагере.

За холмом, в месте, защищенном от ветра, краты построили около пятидесяти хижин. Крыши плотно прилегали друг к другу, что давало возможность использовать их в качестве защитных сооружений от оползней. За хижинами стояли огромные шестиколесные повозки с моторами, замаскированные брезентом.

Рейта это удивляло, и он не отказался бы рассмотреть их поближе. Но банда мальчишек постоянно ходила за ним по пятам. Казалось, они чувствовали в нем чужого, и это их воодушевляло. Воины, наоборот, его не замечали. Мужчина без эмблемы был не более, чем призраком.

На другом конце лагеря Рейт обнаружил громадную машину, смонтированную на большой повозке — огромную катапульту с метательным рычагом длиной более пятнадцати метров Осадная машина? С одной стороны она была раскрашена розовыми кружками, с другой — голубыми. Рейт предположил, что это, должно быть, символические изображения обеих лун — Эза и Бреза.

Из дней и недель сложился месяц, Рейту была непонятна бездеятельность племени. Ведь они кочевники. Почему же так долго оставались в этом лагере? День за днем разъезжались разведчики в разные стороны, а черная корзина поднималась вверх, и ноги наблюдателя болтались в отверстиях днища. Воины, по всей видимости, устроили себе отдых, который они использовали преимущественно для проверки своего оружия. Оно у них было трех видов: длинные, очень гибкие рапиры с режущей стороной и острым концом, катапульты, приводившиеся в действие эластичным шнуром и запускавшие оперенные стрелы, и, наконец, треугольные щиты длиной примерно до ноги, расширяющиеся книзу, с растянутыми острыми сторонами, которые служили бьющим и режущим оружием и метательным снарядом.

Сначала за Рейтом ухаживала восьмилетняя девочка, затем старуха с высохшим лицом и, наконец, молодая девушка, которую можно было бы назвать миловидной, если бы не безрадостное выражение на ее лице. Малышке было лет восемнадцать, у нее были правильные черты лица и красивые светлые волосы, в которых постоянно висели сухие стебли и ветки Ходила она босиком и носила бесформенное платье из грубого серого материала.

Однажды, когда Рейт сидел на скамейке, девушка проходила мимо. Он поймал ее и посадил к себе на колени.

— Чего ты от меня хочешь? — испуганно спросила она. Девушка пахла травой, степным мхом и немножко шерстью. Успокаивая, Рейт погладил ее по волосам.

— Сиди спокойно, — сказал он — Я хочу вычесать у тебя из волос солому.

Она сидела спокойно, однако смотрела на него краем глаза, хоть и покорно, но в некотором замешательстве и чувствовала себя довольно неуютно. Рейт сначала расчесывал ее волосы пальцами, а потом куском разломанной деревяшки.

— Ну видишь, теперь ты красивая, — сделал вывод Рейт. Как во сне малышка продолжала сидеть, потом поднялась.

— Мне надо идти, — испуганно прошептала она. — Нас может кто-нибудь увидеть.

Рейт с удовольствием бы ее не отпускал, но, тем не менее, задерживать не стал.

На следующий день они случайно встретились, и на этот раз ее волосы были аккуратно расчесаны. Она остановилась и оглянулась на него. Ее взгляд и осанка напоминали Рейту Землю, и ему стало грустно. Дома он назвал бы девушку красивой. Но здесь, в степи Эмен, таким мелочам, казалось, значения не придавали. Он протянул ей руки, и она подошла, как будто он ее притягивал. Это, конечно, был исключительный случай, так как она знала обычаи своего племени. Рейт положил руку ей на плечо, потом привлек к себе и поцеловал. Девушка смутилась.

— С тобой еще никто так не поступал? — спросил он.

— Нет, но это кажется мне очень милым. Сделай так еще раз.

Рейт вздохнул. А почему бы и нет? Внезапно он услышал шаги, и сильный удар сбил его с ног. Однако потока слов, обрушившегося на него вслед за этим, он не понял. Чей-то сапог ударил его по ребрам, и едва зажившие плечи сильно заболели.

От смущения и страха девушка прижала кулаки ко рту. Человек начал бить и пинать ее, выкрикивая проклятия и ругательства.

— Интимные отношения с чужестранным рабом, — неожиданно дошло до Рейта — Так-то ты понимаешь чистоту нашей расы?

— Раб? — удивленно спросил Рейт и с трудом поднялся — Раб?

Девушка убежала и спряталась под одной из больших повозок. Подошел Трез Онмале и осведомился о причинах конфликта. Воин, крепкий парень примерно такого же возраста, как Рейт, показал на него:

— Это проклятие, черное предзнаменование! Разве об этом не предупреждали? Это невыносимо, что он цепляется к нашим бабам. Его нужно убить либо оскопить!

Трез Онмале с сомнением посмотрел на Рейта.

— Мне кажется, что он не сделал ничего плохого.

— Ничего плохого? Только потому, что я встретился на пути! Если у него столько лишней силы, почему он не работает? Мы должны его кормить, пока он не разжиреет? Оскопи его и отправь к женщинам!

Несколько колеблясь, Трез дал разрешение. Рейт печально подумал о своем аварийном комплекте, который все еще висел на дереве, о медикаментах, сканоскопе, энергетической батарее, аварийном передатчике и, более всего, о своем оружии. Ничего этого использовать сейчас он не мог. С таким же успехом все это могло находиться в данный момент на «Эксплораторе IV».

Трез Онмале послал за мясницей:

— Принеси острый нож. Нужно, наконец, успокоить этого раба.

— Подожди, — крикнул Рейт. — Это у вас принято так обходиться с гостем? Вам неизвестно гостеприимство?

— Нет, гостеприимство у нас не принято, — ответил Трез Онмале. — Мы краты, и наши эмблемы подсказывают нам, что мы должны делать.

— Но этот человек меня ударил, — запротестовал Рейт. — Он что, трус? Или он хочет драться? Что будет, если я отниму у него эмблему? Буду ли я тогда иметь право занять место в племени?

— Сама эмблема и есть место, — ответил Трез Онмале. — Этого человека зовут Озом, и он носит эмблему Вадуз. А без эмблемы он ни на йоту не лучше тебя. Но если Вадуз доволен Озомом, а так оно видимо и есть, ты никогда не сможешь завоевать его эмблему.

— Я мог бы попробовать.

— Возможно. Но теперь уже слишком поздно. Мясница уже пришла. Так что, будь добр, разденься.

Рейт бросил на женщину смущенный взгляд. Ее плечи были пошире, чем у него. К тому же, она была несколько плотнее его и, подходя к нему, широко улыбалась.

— Времени еще достаточно, — пробормотал Рейт и повернулся к Озому Вадузу, который при этом так быстро вытащил свою рапиру, что она засвистела. Но Рейт подошел к нему настолько близко, что действовать рапирой было невозможно. Озом Вадуз отступил на шаг, но Рейт схватил его за руку, оказавшуюся твердой, как сталь. В своем теперешнем состоянии Рейт был намного слабее Озома Вадуза, который быстрым движением руки бросил его на землю. Но это удалось ему лишь отчасти, так как, падая, Рейт потянул Озома за собой, перевернул его через плечи и бедро и швырнул на землю. Затем он ударил Озома ногой в голову и наступил ему на горло, перекрыв доступ воздуха. Озом Вадуз из последних сил пытался освободиться, но шапка упала с его головы. Рейт схватил ее, но колдун моментально ее забрал.

— Я боролся за эмблему, — заорал Рейт Трезу Онмале. — Она принадлежит мне!

— Нет! — прорычал колдун. — Такого наши законы не предполагают. Ты есть и останешься рабом!

— Может, мне и тебя убить? — спросил Рейт и угрожающе поднялся ему навстречу.

— Достаточно! — жестко приказал Трез Онмале. — Больше никто никого убивать не будет!

— А как же с эмблемой? — спросил Рейт. — Ты тоже считаешь, что она мне не принадлежит?

— Мне нужно подумать, — ответил юноша. — Во время перемирия все должно быть спокойно. Мясница, ты отнесешь труп на дровяную кучу. Где судьи? Они должны прийти и судить этого Озома, который носил Вадуз. Мужчины, возьмите машину.

Рейт отошел в сторону, но через несколько минут подошел к Трезу Онмале.

— Если ты хочешь, я уйду из племени и сам пойду дальше, — предложил он.

— Ты узнаешь о моих желаниях, когда я их сформулирую, — ответил юноша с той полнотой независимости, которую ему давала эмблема Онмале. — Не забывай, что ты мой раб. Я отвел от тебя клинки, которые должны были тебя убить. Если же ты попытаешься бежать, тебя будут искать, найдут и высекут. А пока ты будешь заготавливать пищу!

Рейту показалось, что Трез Онмале просто хотел забыть тот дурацкий приказ, который он отдал мяснице и из-за произошедших событий вынужден был отменить.

Целый день труп Озома, который носил эмблему Вадуз, лежал в специальном металлическом корыте, и ветер разносил по лагерю тошнотворный запах. Воины расчехлили огромную катапульту и перетащили эту машину в середину лагеря. Солнце спряталось за гряду графитно-пурпурных облаков, и его заход стал как бы призывом для людей, облаченных в карминно-красные и коричневые одеяния. Первый колдун смешал пепел уже сожженного Озома с кровью животных и слепил своеобразный пирог, который поместил в специальный ящик, укрепленный на конце длинного стержня.

Колдуны посмотрели на восток, где уже почти взошла розовая луна Эз.

— Эз! — звучным голосом воскликнул первый колдун.

— Судьи судили мужчину, и нашли его деяния хорошими. Его звали Озом, и он носил Вадуз. Будь готов, Эз. Мы посылаем тебе Озома!

Воины у катапульты направили огромную стрелу в небо. Эластичные шнуры зазвенели от напряжения. Стержень с пеплом Озома поместили в канал катапульты и стрелу направили на Эз. Племя запело жалобную песню, и колдун закричал:

— Вперед на Эз!

Катапульта издала звенящий звук. Стержень вылетел так быстро, что его почти не было видно. Затем в небе появилось яркое белое свечение, и наблюдатели облегченно вздохнули.

Около получаса люди племени стояли на месте и смотрели на Эз. Рейт размышлял, не завидуют ли они Озому, который, наверняка, уже нежился во дворце Вадуз на Эзе. Сам он еще немного побродил, после чего пошел на свое спальное место. С яростным весельем он подумал, что не отказался бы увидеть девушку снова. Но только будет ли это разрешено?

На следующий день Рейта послали на заготовку продовольствия. Он собирал жесткие листья, из которых вытекали капельки темно-красного сока. Рейт был даже доволен, что смог, наконец, вырваться из монотонности лагеря.

Холмы простирались так далеко, насколько мог охватить взгляд. На юге Рейт различил черную линию леса, в котором на дереве все еще висело его кресло. Нужно будет как-нибудь попросить Треза Онмале отвести его туда...

Вдруг он почувствовал на себе чей-то взгляд. Но вокруг никого не было. Не прекращая работы, он краем глаза поглядывал по сторонам, пока не наполнил две корзины, которые на коромысле носил в низину. Там рос густой кустарник, листья которого светились красными и синими огоньками. Возле кустарника он заметил грубую серую одежду. Это была девушка, сделавшая, однако, вид, что его не видит. Рейт приблизился к ней, и они оказались рядом. Она смущенно улыбнулась и сжала пальцы.

Рейт взял ее за руку.

— Если мы будем встречаться и станем друзьями, у нас будут неприятности, — сказал он. Девушка кивнула:

— Я знаю... Это правда, что ты с другой планеты?

— Да.

— Как она выглядит?

— Это трудно описать.

— А ведь колдуны все-таки дураки, правда? Мертвые ведь не попадают на Эз?

— Я тоже этому не верю.

Она подошла ближе.

— Сделай это еще раз.

Рейт поцеловал ее. Затем он взял ее за плечи и отодвинул на расстояние руки.

— Нам нельзя любить друг друга. Ты будешь несчастлива, и тебя снова побьют...

Она пожала плечами.

— Мне все равно. Если бы я могла, то хотела бы отправиться вместе с тобой на Землю.

— Мне бы тоже этого очень хотелось, — ответил Рейт.

— Сделай так еще раз, только один раз, — попросила девушка.

Внезапно она испуганно посмотрела за спину Рейта. Он мгновенно обернулся и заметил быстрое движение. Шипение, приглушенный удар, душераздирающий крик боли. Девушка опустилась на колени, упала на бок и схватилась за оперенную стрелу, торчащую из ее груди. Издав хриплый вопль, Рейт обвел взглядом кусты.

Никого не было видно. Рейт склонился над девушкой. Ее губы шевелились, но слов разобрать было уже нельзя. Она еще раз вздохнула и затихла.

Рейт смотрел на нее. Безумный гнев вытеснил из его головы все здравые мысли. Он поднял девушку — она была легкой, как перышко — и понес в лагерь к хижине Треза Онмале.

Юноша сидел на скамеечке и держал в руках рапиру, сгибая ее клинок туда-сюда. Рейт как можно осторожнее положил труп на землю перед ним. Трез Онмале посмотрел сначала на тело, потом на Рейта.

— Я встретил девушку, когда собирал корм. Мы разговаривали с ней, и вдруг в нее попала стрела. Это было убийство. Стрела, я думаю, предназначалась мне.

Трез Онмале осмотрел стрелу и потрогал ее оперение. Несколько воинов проходили мимо. Трез Онмале смотрел то на одного из них, то на другого.

— Где Йед Пилуна? — спросил он, наконец.

Воины пошептались между собой, потом один из них что-то крикнул. Появился Йед Пилуна. Этого человека Рейт видел и раньше — быстрый парень с грубым красным лицом. Рот у него был необычной формы. И, очевидно, поэтому казалось, что он постоянно нагло ухмыляется. Значит, это и был убийца. Рейт смотрел на него с отвращением.

Трез Онмале протянул руку:

— Покажи мне свою катапульту.

Йед Пилуна швырнул ее юноше... Это было верхом грубости, и Трез Онмале наградил его гневным взглядом. Он осмотрел катапульту и проверил слой смазки, которую каждый воин наносил на полозья при использовании оружия.

— Ты сегодня стрелял из катапульты. Смазка выдает это. А на оперении стрелы три черные полосы Пилуны. — Он показал на труп — Ты убил девушку!

Рот Йеда Пилуны презрительно растянулся.

— Я хотел убить этого человека. Он раб и еретик. А она тоже была не лучше.

— Кто здесь принимает решения? Ты что — Онмале?

— Нет. Но я утверждаю, что это несчастный случай. Кроме того, убить еретика — не преступление.

Первый колдун выступил вперед.

— Еретичество — это плохо. Этот человек — несомненно гибрид. Я предполагаю, дирдир-человека и пнумека. По непонятным причинам он примкнул к эмблемным людям и теперь распространяет свою ересь. Неужели он думает, что мы настолько глупы, чтобы этого не заметить? О, тут он ошибается! Он увел эту женщину с истинного пути и обратил в свою веру. Она стала обесцененной. Как...

Трез Онмале прервал его с решительностью, удивительной для молодого человека его возраста:

— Хватит! Ты говоришь глупости! Пилуна известна, как эмблема темных дел. Йед, ее обладатель, должен держать ответ, и Пилуну нужно у него забрать.

— Я не виновен, — равнодушно сказал Йед Пилуна. — Я предоставляю себя справедливости лун.

Трез Онмале гневно зажмурился:

— Справедливость лун можешь забыть! Справедливость — это я.

Йед Пилуна бросил на него спокойный взгляд:

— Онмале не может драться, — сказал он.

Трез Онмале переводил взгляд с одного воина на другого.

— Неужели здесь нет благородной эмблемы, которая победит Пилуну-убийцу?

Никто из воинов не отозвался. Йед Пилуна удовлетворенно кивнул:

— Эмблемы не хотят слышать. Но ты обидел Пилуну и назвал ее убийцей. Я требую удовлетворения от лун.

— Хорошо, принесите диски, — приказал Трез Онмале. Колдун удалился и вернулся с ларцом, вырезанным из одной огромной кости. Он повернулся к Йеду Пилуне:

— Какую из лун ты призываешь к справедливости?

— Я прошу справедливости у Эза, луны добродетелей и мира. Я желаю подтвердить свою правоту.

— Хорошо, — сказал Трез Онмале. — Я взываю к Брезу, луне ада, которая и должна забрать тебя к себе.

Колдун достал из ларца диск, который с одной стороны был розовый, а с другой голубой.

— Расступитесь все! — приказал он и бросил диск вверх. Диск взлетел, перевернулся в воздухе, покружился и упал на землю розовой стороной вверх.

— Эз, луна добродетелей, подтвердил его невиновность, — огласил колдун. — Брез не нашел причин для вмешательства.

Рейт вскочил и обратился к Трезу Онмале:

— Сейчас и я обращусь к лунам.

— Зачем? — спросил колдун. — Ведь ты еретик. Это очень просто определить.

— Я прошу луну Эз присудить мне эмблему Вадуз, чтобы я мог наказать Йеда-убийцу.

Трез Онмале в замешательстве посмотрел на Рейта. Колдун заорал:

— Это исключено! Как может раб носить эмблему?

Трез Онмале посмотрел на жалкий труп девушки и подал колдуну знак:

— Я освобождаю его из рабства. Теперь бросай диск к лунам.

Колдун колебался:

— Мудро ли это? Ведь эмблема Вадуз...

— ... наверняка не самая благородная эмблема. Бросай!

Колдун бросил взгляд на Йеда Пилуну.

— Бросай, — сказал тот. — Если луны отдадут ему эмблему, я его порежу на куски. Все равно я всегда презирал банду Вадуз.

Колдун все еще колебался. Он посмотрел на высокого мускулистого Йеда Пилуну, затем на Рейта, который был почти таким же высоким, но не таким широкоплечим. К тому же он еще не совсем выздоровел. Колдун был очень осторожным человеком и хотел выиграть время.

— Диск потерял свою силу, и решения больше приниматься не могут.

— Ерунда, — ответил Рейт. — Ты ведь говоришь, что диск подчинен силам лун. Как же он мог потерять их силу? Бросай!

— Тогда ты должен поставить на Брез, так как ты плохой человек и еретик.

— Я обращаюсь к Эзу, и он сможет меня отвергнуть, если захочет.

Колдун пожал плечами:

— Как знаешь. Но я возьму другой диск.

— Нет, возьми тот же самый, — потребовал Рейт. Трез Онмале внимательно посмотрел на колдуна.

— Тот же диск, — приказал он. — Бросай!

Колдун сердито подбросил диск вверх. Как и в прошлый раз, он перевернулся, повис в воздухе и упал на землю розовой стороной вверх.

— Эз считает, что чужестранец прав, — объяснил Трез Онмале. — Принесите эмблему Вадуз.

Колдун прошел в свою хижину и возвратился с эмблемой. Трез Онмале вручил ее Рейту.

— Ты теперь носишь Вадуз и являешься членом эмблемного племени. Так вызываешь ли ты Йеда Пилуну?

— Да, я его вызываю.

Трез Онмале обратился к Йеду Пилуне:

— Готов ли ты защитить свою эмблему?

— Конечно! — Йед Пилуна вытащил свою рапиру и покрутил ею у себя над головой.

— Меч и щит новому Вадузу! — приказал Трез Онмале.

Рейт взял протянутую ему рапиру. Взвесив ее на руке, он согнул лезвие. Еще никогда ему не приходилось держать в руках такого оружия. Он фехтовал некоторыми шпагами, и это входило в программу его подготовки. Странное оружие, совершенно не приспособленное для ближнего боя. Тренируясь, воины всегда держались на значительном расстоянии друг от друга, махали клинками вниз и вверх, вправо и влево, но с максимальной работой ног. К тому же и треугольный щит — оружие для левой руки — был совершенно непривычным. Он махнул для пробы щитом и краем глаза посмотрел на Йеда Пилуну, который с презрительной гримасой стоял перед ним.

Рейт понимал, что драться с этим человеком в таком стиле было явным самоубийством.

— Внимание, — сказал Трез Онмале. — Вадуз вызывает Пилуну. В последнее время состоялся сорок один такой бой, и Пилуна в тридцати четырех одержал верх над Вадузом. Эмблемы, к бою!

Йед Пилуна сразу же сделал резкий выпад, который Рейт легко парировал, после чего сам ударил клинком сверху вниз. Йед Пилуна закрылся боевым щитом. Рейт сделал шаг вперед и ударил острием щита, целясь в грудь Йеду Пилуне. Он нанес противнику незначительную рану, но ее оказалось достаточно, чтобы пробудить в Йеде Пилуне чувство самосохранения. Глаза его засверкали гневом, а лицо покраснело, будто в лихорадке. Он бросился на Рейта с такой мощью, что тому едва удавалось защищаться. Плечи Рейта опустились, и в них снова возникла адская боль. Он начал задыхаться. Рапира Пилуны зацепила его бедро, а затем и левый бицепс. Пилуна уже думал, что сможет разрубить Рейта на обещанные куски.

Но Рейт не собирался сдаваться. Щитом он отбил клинок врага, попал рапирой Пилуне в голову и сбил с нее черную шапку. Пилуна поймал ее, отступил на шаг и сделал новый выпад. Но Рейт и в этот раз, почти одновременно взмахнув рапирой и щитом, опять сбил с головы Йеда шапку, а вместе с ней и эмблему Пилуна. Резко опустив щит, он схватил упавшую шапку. Йед, у которого отняли эмблему, ошарашено на нее посмотрел, и его лицо сморщилось. Он попытался сделать еще один выпад, но Рейт взмахнул шапкой и поймал удар ее клапанами, проткнув при этом рапирой плечо Йеда Пилуна.

Йед выдернул рапиру и отошел на несколько шагов, освобождая пространство для следующего выпада. Но тяжело дышащий и потный Рейт снова бросился на него.

— У меня твоя эмблема, Пилуна, — произнес Рейт. — Она отвратилась от тебя, и ты, Йед, должен теперь умереть, потому что ты — убийца.

Йед хрипло закричал и снова попытался наброситься на Рейта. Тот вновь поймал клинок врага шапкой и всадил Йеду, бывшему владельцу Пилуны, рапиру в грудь. Йед щитом выбил рапиру из рук Рейта и на мгновение остановился, глядя на клинок. Рапира все еще торчала в его теле. Он вырвал ее и ринулся с ней на Рейта. Но тот ударил Йеда острием щита в лицо. Щит попал прямо в открытый рот и торчал, как огромный высунутый язык. Колени Йеда подкосились, и он мешком свалился на землю.

Почти задыхаясь, Рейт бросил шапку с гордой Пилуной в пыль и изнеможенно прислонился к столбу.

Во всем лагере воцарилась растерянная тишина.

Наконец Трез Онмале вымолвил:

— Вадуз победил Пилуну. Эмблема постепенно завоевывает блеск. Где судьи? Они должны прийти и судить Йеда Пилуну.

Пришли три колдуна и мрачно осмотрели новый труп, потом посмотрели на Треза Онмале и, наконец, на Рейта.

— Судите по справедливости, — властно приказал им Трез Онмале. Колдуны посовещались друг с другом, и один из них сказал:

— Нам очень трудно вершить суд. Йед жил героически. Он достойно служил Пилуне.

— Он убил девушку.

— Из хороших побуждений. Она связалась с нечистокровным воином. Мог ли верующий человек поступить иначе?

— Он превысил свои полномочия. Он был преступником. И я говорю вам, что нужно предать его огню. Когда появится Брез, выстрелите злым пеплом Йеда в ад!

— Так и будет, — пробормотал первый колдун.

Трез Онмале отправился в свою хижину. Рейт остался один в центре лагеря. Воины смотрели на него с отвращением. День клонился к вечеру, и тяжелые облака закрыли солнце. То здесь, то там вспыхивали пурпурные молнии, и время от времени слышались раскаты грома. Женщины бегали по лагерю, накрывали миски и котлы с едой, а воины занимались тем, что пытались натянуть веревки, удерживавшие брезент над большими повозками.

Рейт посмотрел на труп девушки. Никто не потрудился его убрать. Для него было непостижимым, что труп несчастной должен лежать здесь под бурей и дождем. Для Йеда уже горел погребальный костер. Рейт поднял тело девушки и отнес его к огню, отрешившись от воплей женщин, поддерживавших костер. Он положил тело в ящик, стараясь сделать это с достоинством.

Когда пошел дождь, Рейт вернулся в выделенную ему хижину. Вскоре полило, как из ведра. Женщины построили над костром примитивный навес и подбросили в него хворост. Кто-то вошел в хижину. Рейт отодвинулся в тень. Свет огня упал на лицо Треза Онмале. Оно было мрачно и задумчиво.

— Рейт Вадуз, где ты? — крикнул он.

Рейт вышел из тени. Трез Онмале посмотрел на него и покачал головой:

— С тех пор, как ты появился в племени, мы не видим ничего, кроме несчастий, волнений, зла и смерти. Разведчики возвращаются и сообщают, что степь по-прежнему пустынна. Пилуна совершил зло. Колдуны ненавидят Онмале. Кто же ты такой, если привлекаешь на наши головы такие несчастья?

— Я уже говорил тебе, кто я, — ответил Рейт. — Человек с Земли.

— Ересь, — почти безразлично произнес Трез Онмале. — Колдуны говорят, что эмблемные люди произошли с Эза.

Рейт мгновение подумал.

— Если идеи, как в нашем случае, противоречат друг другу, то побеждает сильнейшая. Иногда это плохо, чаще же, наоборот, — хорошо. Мне общественный строй эмблемных людей кажется плохим. Изменения пошли бы на пользу. Вами руководят жрецы, которые...

— Нет, — ответил юноша. — Племенем управляет Онмале. Я ношу эту эмблему. Она говорит моим ртом.

— До определенной степени. Жрецы достаточно хитры, чтобы проводить собственные решения.

— Что же ты хочешь? Хочешь нас всех уничтожить?

— Конечно же, нет. Я не хочу никого уничтожать, кроме тех случаев, когда возникает угроза моей жизни.

Юноша тяжело вздохнул:

— Я в большом замешательстве, — признался он. — Либо ты неправ, либо колдуны.

— Неправы колдуны. Человеческая история насчитывает на Земле десять тысяч лет.

Трез Онмале засмеялся.

— Однажды, когда я еще не носил Онмале, племя пришло к руинам старого Карсегуса и поймало там пнумека. Колдун подверг его пыткам, чтобы обогатить наши знания. Но тот вместо ответов лишь ежеминутно проклинал пятьдесят две тысячи лет, которые люди живут на Чае... Пятьдесят две тысячи против десяти тысяч лет... Как странно...

— Да, это очень странно.

Трез Онмале встал и посмотрел на небо, откуда продолжал дуть ветер.

— Я наблюдаю за лунами, — тихо сказал он. — И колдуны делают то же самое. Мне кажется, что скоро будет затмение. Если Эз закроет Брез, все будет хорошо. Если же Брез закроет Эз, Онмале будет носить другой.

— А ты?

— Я должен буду донести мудрость Онмале наверх, чтобы все снова стало справедливо.

С этим он ушел.

Ураган гулял по степи ночь, день и еще одну ночь. Утром следующего дня на бледном от ветра небе взошло солнце. Разведчики, как обычно, разъехались и после обеда вернулись обратно. В лагере сразу возникло оживление. Брезент сворачивали, хижины разбирали и шнуровали поклажу. Женщины грузили повозки, воины натирали маслом своих боевых коней, похожих на больших кузнечиков, седлали их и укрепляли уздечки. Рейт подошел к Трезу Онмале и спросил:

— Что здесь происходит?

— Наконец-то на востоке заметили караван. Мы нападем на него на реке Иоба. Как Вадуз ты тоже можешь участвовать в этом предприятии и получить свою долю добычи.

Он велел подвести кузнечикообразную лошадь. Рейт сел на тошнотворно пахнущее животное, полный противоречивых чувств и сомнений. Животное попыталось сбросить неудобный груз и ударило по нему жестким хвостом. Рейт сильно натянул уздечку. Лошадь присела и вдруг помчалась по степи. Рейту стоило больших усилий удержаться в седле. Позади раздался громкий смех. В нем звучала издевка опытных наездников над новичком.

Наконец Рейт справился с животным и возвратился назад. Через несколько минут отряд цепью поскакал на северо-восток. У черных длинношеих животных из пасти капала пена, но воины крепко сидели в седлах. Черные шапки развевались на ветру. Даже Рейт почувствовал возбуждение, скача вместе с ними. Более часа эмблемные люди мчались по степи. Холмы здесь были ниже, и перед ними лежала необъятная равнина, наполненная темными тенями и мрачными красками. На холме люди остановились и провели разведку во всех направлениях. Трез Онмапе отдавал приказы. Рейт внимательно прислушивался.

— ...южная дорога к броду. Мы будем ждать в засаде у колокольных птиц. Иланты сначала подойдут к броду, а потом разведают садовые леса и белые холмы. Мы вклинимся в их середину и захватим повозки с ценностями. Все ясно? Тогда вперед, к засаде у колокольных птиц!

Эмблемные люди помчались вниз, к далекой полосе высоких деревьев и кустарников на реке Иоба. Под прикрытием темного леса они стали ждать.

Прошло некоторое время. Издалека послышался скрип, и на горизонте появился караван. В нескольких сотнях метров перед ним скакали три желтокожих, великолепно одетых воина в черных шапках с прикрепленными на них человеческими черепами без челюсти Их кони были похожи на лошадей кратов, только немного крупнее. У воинов было ручное оружие и короткие мечи, на коленях у них лежали короткоствольные ружья.

Для эмблемных людей все складывалось плохо. Иланты не стали переходить через реку, а остались поджидать караван. Моторизованные повозки на шести огромных колесах, покачиваясь, подъезжали к реке. Они были до верху загружены тюками, ящиками, а также клетками, в которых теснились мужчины и женщины.

Караванщик был очень осторожным человеком. Перед тем, как повозки въехали в брод, он выставил охрану и послал илантов обследовать противоположный берег.

Воины эмблемного племени в своем укрытии ругались и кипели от злости.

— Такие богатства! Шестьдесят отличных повозок! Но нападение сейчас — форменное самоубийство!

— Правильно, их пескоизлучатели разделают нас, как цыплят.

— Неужели мы именно этого прождали три месяца? Ничего, кажется мне, у нас тут не получится.

— Предзнаменования были плохими. Этой ночью я наблюдал за благословенным Эзом. Он был закрыт облаками. Плохой знак!

— Мы под влиянием Бреза, и все идет насмарку.

— Наверное, это все дела этого черноволосого колдуна, который убил Йеда Пилуну.

— Правильно! А теперь он губит нашу добычу там, где нам всегда сопутствовал успех.

Они бросали на Рейта злобные взгляды, но он сдерживал себя. Воины посовещались.

— Мы ничего не добьемся, только покроем поле трупами воинов и утопим наши эмблемы в Иобе.

— Может, нам пойти за ними и напасть на них ночью?

— Нет. У них слишком хорошая охрана. Караванщика зовут Баойиан, он не допускает риска. Да заберет Брез его душу!

— Значит, все три месяца мы прождали напрасно?

— Лучше напрасно прождать, чем допустить несчастье. Назад, в лагерь! Женщины уже все упаковали. Мы пойдем на восток, в Мараган.

— Там же еще хуже, чем на западе, откуда мы пришли. Какая неудача!

— Назад, в лагерь! Здесь мы уже ничего не добьемся.

Воины развернулись и, ни разу не оглянувшись, помчались на конях по степи.

Ранним вечером недовольное войско возвратилось в лагерь. Мужчины ругали женщин. Почему они к возвращению не приготовили горячего пива? Почему никто не варит пищу? Женщины не остались в долгу и ругали мужчин, даже если и получали за это тумаки. Но все вместе продолжали разгружать повозки.

Трез Онмале стоял в стороне и мрачно наблюдал за всем этим. Рейта не замечали. Воины, ворча, получали свою еду и расстроено укладывались у костра.

Эз только взошел. Но тут же на орбиту, которая должна была перекрыть орбиту Эза, взошла луна Брез. Колдуны сразу это заметили и жалобно показывали пальцами в направлении лун. Обе луны двигались, сближаясь друг с другом, и казалось, что они вот-вот столкнутся. Воины угрожающе зашумели, но Брез надвинулся на розовый круг и полностью его закрыл. Первый колдун закричал, обращаясь к небу:

— Да будет так!

Трез Онмале повернулся и медленно исчез в тени. Случайно там оказался и Рейт.

— Что значит все это волнение? — спросил он.

— Разве ты не видел? Брез победил Эза. Завтра вечером я должен отправиться на Эз, чтобы отвратить от нас злую судьбу. Конечно, и ты отправишься. Но только на Брез.

— Ты имеешь в виду с огнем и катапультой?

— Да. Мне повезло, что я имел возможность так долго носить Онмале. Тот, кто носил ее до меня, был почти в два раза меня моложе, когда его отправили на Эз.

— И ты веришь, что этот ритуал имеет какую-нибудь ценность?

Трез Онмале задумался.

— Они ждут этого. Они будут требовать, чтобы я в огне перерезал себе глотку, и я должен им подчиниться.

— Давай лучше прямо сейчас уйдем отсюда. Они будут спать, как убитые, — сказал Рейт. — А когда они проснутся, мы будем уже далеко.

— Что? Мы оба? Куда же мы пойдем?

— Этого я не знаю. Но неужели здесь нет страны, в которой можно жить без убийств?

— Возможно, и есть такое место, но не в степи Эмен.

— Если бы нам удалось найти космический корабль, и у меня было время для его ремонта, мы могли бы улететь с Чая и возвратиться на Землю.

— Исключено! Корабль забрали кеши. Для тебя он потерян.

— Этого я и боюсь. Но все равно, лучше нам уйти сейчас, чем завтра дать себя убить.

Трез Онмале стоял, глядя на луны.

— Онмале приказывает мне остаться. Я не могу предать эмблему. Она никогда не выбирала бегства, а всегда исполняла свой долг — до смерти.

— Совершить абсолютно бесполезное самоубийство, это никакой не долг, — ответил Рейт. Он схватил шапку Треза Онмале и сорвал эмблему. Трез застонал, будто от боли, и уставился на Рейта:

— Что ты делаешь? Если ты дотронулся до Онмале, то должен умереть.

— Ты больше не Трез Онмале. Ты теперь просто Трез.

Казалось, что юноша стал меньше.

— Ну хорошо, — тихим и подавленным голосом ответил он. — Я действительно не очень хочу умирать. — Он посмотрел на лагерь. — Нам придется идти пешком. Если мы начнем седлать лошадей, они станут реветь и бодать друг друга рогами. Жди здесь. Я принесу плащи и что-нибудь съестное...

Он исчез, оставив Рейта наедине с эмблемой Онмале.

Рейт задумчиво посмотрел на нее, затем вырыл каблуком ямку и бросил эмблему туда. С чувством вины он забросал ее землей. Когда он поднялся, руки его дрожали, а по спине струился пот.

Время приближалось к ночи, и луны скользили вверх по небу. Из степи доносились ночные звуки — резкий вой ночных собак и что-то похожее на приглушенную отрыжку. Костры в лагере догорали, и оттуда не было слышно ни звука.

Бесшумно подошел юноша.

— Я готов. Вот твой плащ и пакет с едой.

Рейт про себя отметил, что юноша говорил совсем другим голосом, в котором не было прежней уверенности, и который звучал не так резко. Его черная шапка выглядела голой. Но об эмблеме он не спросил ничего.

Они направились на север, взобрались на холм и пошли по его склону.

— Конечно, ночные собаки так видят нас лучше, — сказал Трез. — Но от преследователей мы будем отгорожены холмом. Когда мы доберемся до леса, то будем в безопасности. Я надеюсь, что все-таки смогу найти мое аварийное кресло.

Однако будущее в тот момент казалось Рейту весьма мрачным. Один раз они сделали короткий привал. Луны отбрасывали на степь призрачный свет, погружая расщелины в черную тьму. На севере раздался вой.

— Ложись, — прошептал Трез. — Собаки бегут. Какое-то время они пролежали без движения.

— Сейчас они окружили лагерь и рассчитывают поймать какого-нибудь заблудившегося ребенка.

Они пошли дальше на юг, обходя, насколько это было возможно, темные расщелины.

— Скоро наступит утро, — сказал Трез, — и все они бросятся за нами. Если мы доберемся до реки, то сможем от них отделаться. Если же нас схватят, то нам будет либо совсем плохо, либо еще хуже, чем плохо.

Примерно в течение двух часов они продолжали свой путь. На востоке между черными облаками появился холодный водянистый свет. Перед ними лежал лес. Трез оглянулся:

— Сейчас лагерь оживет. Женщины разожгут костер, и колдуны начнут искать Онмале. Им был я. Так как я исчез, в лагере возникнет волнение. Они будут меня проклинать. И тебя, конечно, тоже. И скоро они пойдут по нашему следу.

Наконец они достигли опушки леса. В нем еще таились ночные тени. Трез колебался и посмотрел обратно на степь.

— Как далеко до болота? — спросил Рейт.

— Недалеко. Миля, может, две. Но я чувствую запах зверя. Где-то здесь бродит берл.

Рейт тоже почувствовал резкий запах.

— Может, это только его следы? — прошептал Трез. — Через несколько минут эмблемы будут уже здесь. Нам нужно как можно быстрее переправиться через реку.

— Сначала достанем кресло.

Трез пожал плечами и лишь посмотрел на Рейта. На горизонте появились черные точки, которые очень быстро приближались. Рейт поспешил за Трезом, который осторожно вошел в лес и все время прислушивался и принюхивался. Рейт поторапливал его, и скоро они уже бежали по мягкому, покрытому гниющей листвой фунту. Далеко сзади слышались громкие крики.

Трез остановился.

— Вот дерево. Это то, что ты искал. — Он показал вверх.

— Да, — облегченно ответил Рейт. — Я боялся, что его уже здесь нет.

Трез залез на дерево и спустил кресло. Рейт расстегнул замки, вынул свое оружие и от радости поцеловал его. Затем прикрепил его к поясу.

— Поторопись, — предостерегающе произнес Трез. — Я уже хорошо их слышу. Они почти нас догнали.

Рейт взял аварийный комплект и взвалил себе на спину.

— Пошли, — сказал он.

Трез старательно стер все следы, обошел болото, перебрался по наклонной ветке через топь, взобрался повыше на дерево и с чрезвычайной осторожностью пополз по горизонтальной ветке, пока не оказался над кучей камыша. Рейт последовал за ним. Голоса воинов уже ясно слышались поблизости.

Трез и Рейт вышли на берег реки. Перед ними расстилалась черно-коричневая медленно текущая вода. Трез нашел плот из толстых бревен, связанных лианами. Он оттолкнул его от берега, и они спрятались в прибрежных зарослях. Прошло минут пять — четыре эмблемных воина шли болотом по их следу. За ними шел еще десяток воинов с изготовленными для стрельбы катапультами. Они подбежали к берегу, показывая на следы, оставленные Трезом, когда он отвязывал плот, и осмотрели реку. Ковер из плавучих растений был отнесен метров на двести вдоль по течению и потоком прибит к противоположному берегу. Эмблемные воины закричали от злости и разочарования и через камыши и болото помчались за плотом.

— Скорее, — прошептал Трез. — Долго водить за нос они себя не дадут. Мы пойдем по их следам назад.

Скоро они снова вошли в лес. Трез и Рейт бежали, но по-прежнему до них издалека доносились громкие возгласы и крики. Однажды показалось, что преследователи снова взяли след.

— Сейчас они вернутся на лошадях, — прошептал Трез. — Мы никогда... — Он поднял руку и принюхался. — Берл... Сюда и быстро на дерево!

Рейт с аварийным комплектом на спине последовал за ним, карабкаясь по маслянистым зеленым сучьям.

— Нам нужно залезть как можно выше, — подгонял Трез. — Эта скотина прыгает очень высоко.

И тут они увидели берла. Это был большой бледно-коричневый зверь с ужасной пастью. Из его шеи росли несколько длинных рук с большими роговистыми ладонями, которые он держал сложенными вокруг головы. Казалось, что к Трезу и Рейту он не испытывал никакого интереса. Он явно почувствовал большое количество людей, крики которых доносились до него. Рейт еще никогда в своей жизни не видел такого страшного и опасного зверя.

— Забавно, — философски произнес он. — Но это всего лишь зверь.

Наконец берл исчез в лесу. Звуки преследования прекратились.

— Теперь быстро, — торопил Трез. — Они унюхали берла. Нам нужно уходить.

Они сползли с дерева и побежали в северном направлении. Позади раздавались крики ужаса и гортанное рычание.

— Теперь эмблемные люди нам не страшны, — заметил Трез глухим голосом — Оставшиеся в живых оставят нас в покое. Но когда они вернутся в лагерь, Онмале больше не будет. Что же будет с ними? Племя умрет?

— Я не думаю, — ответил Рейт. — Об этом позаботятся колдуны.

Через некоторое время они вышли из леса, и их взору открылась степь. Воздух наполнился ароматами трав, светло-желтый свет заливал все пространство.

— Что находится к западу от нас? — спросил Рейт.

— Западная часть степи Эмен и страна старых кешей. Дальше тянутся горы Йенг. За ними живут синие кеши и находится бухта Эведра.

— А на юге?

— Марши. Там на плотах живут маршевые люди. Они отличаются от нас. Это маленькие желтые люди с белыми глазами, жестокие и хитрые, как синие кеши.

— Так там нет городов?

— Нет, — он показал на север. — Города были там. Но теперь остались лишь руины. На краю степи, правда, есть города. Но это города-призраки, потому что там можно встретить даже пнумов, которые живут в руинах.

Рейт задал еще много вопросов, касающихся географии и жизни на Чае, но нашел познания Треза слишком отрывочными. Дирдиры и дирдир-люди жили по ту сторону моря. Но где именно, он точно не знал. Было три разных типа кешей: старые — вырождающиеся потомки некогда очень сильной расы, селившиеся сейчас, в основном, в горах Йенг; зеленые — кочевники Мертвой Степи и синие. Трез не видел большой разницы между ними. Всех их он не любил, хотя никогда в жизни не видел старых кешей.

— Зеленые — это страшные демоны. Они не выходят из Мертвой Степи. Эмблемные люди кочуют южнее, за исключением случаев, когда они преследуют караваны. Караван, который мы не смогли захватить, будет вынужден сделать большой крюк на юг, чтобы избежать встречи с зелеными.

— А куда он направляется?

— Видимо, в Перу или в Ялк на Лесматическом море. Но, вероятнее, в Перу. Караваны Север — Юг курсируют между Ялком и Мазууном. Другие идут с востока на запад, то есть, между Перой и Коудом.

— А есть ли города, в которых живут люди?

Трез пожал плечами:

— Это вряд ли можно назвать городами. Просто обжитые места. Но я знаю слишком мало — лишь то, что говорят колдуны. Ты хочешь есть, да? Давай поедим.

Они расположились на поваленном дереве. В пакетах, украденных Трезом, были большие куски овсяного пирога и пиво в кожаных бутылках. Трез показал на высокий сорняк с белыми ягодами:

— Пока нам будет встречаться растение паломников, нам не придется голодать. Видишь там черные колючки? Это ватак. В его корнях собирается большое количество сока. Но если будешь пить только ватак, можно оглохнуть. А за короткое время он не повредит.

Рейт открыл свой аварийный комплект.

— С помощью этой пленки я могу добывать грунтовую воду. А этим фильтром могу делать пригодной для питья воду морскую... Здесь у меня таблетки для питания, их хватает на целый месяц. Это энергетическая батарея, а это комплектный ящик. Нож, компас, сканоскоп, передатчик...

В радостном возбуждении Рейт одновременно проводил ревизию.

— А вот это что?

— Прибор системы установления контакта. В комплекте Пола Вондера была вторая часть, но она исчезла вместе с кораблем. Этим прибором я могу послать сигнал, на который тут же ответит второй прибор и укажет свое местонахождение.

Рейт нажал на кнопку. Стрелка компаса сразу же качнулась на северо-запад; счетчик выдал белую цифру 6,2 и красную 2.

— Другую часть прибора и, вероятно, космический корабль нужно искать в шестистах двадцати милях северо-западнее от этого места.

— Где-то в стране синих кешей. Это нам и так было известно.

Рейт посмотрел на северо-запад:

— На юг в марши или назад в лес нам идти нечего. Что находится за степью на востоке?

— Этого я не знаю. Быть может, океан Драшада. Но он очень далеко.

— А оттуда приходят караваны?

— Коуд находится в одном из заливов Драшады. Между ним и нами лежит степь Эмен, в которой живут разные племена. Кроме эмблемных людей, здесь живут и другие: бойцы-кайт, бешеные аксы, берловые тотемы, желто-черные и другие, которых я не знаю.

Рейт подумал. Синие кеши прихватили с собой космический корабль. Так что северо-запад был оптимальной целью.

Трез слегка задремал. Как владелец Онмале он был сильным и выносливым. Сейчас, когда у него нет эмблемы, он стал намного сдержаннее и впал в уныние. Таким Рейт его раньше представить себе не мог.

Рейт тоже устал. Солнце несло свое тепло, и место привала казалось надежным. Но он взбадривал себя и, пока Трез спал, снова перекладывал свои бесценные приборы.



Глава 3



Трез проснулся, смущенно посмотрел на Рейта и вскочил на ноги.

Они отправились в путь, и пошли, как и договаривались, на северо-запад. Было утро, и солнце стояло на сером небе, как полированный медный диск. Воздух был приятно прохладным, и впервые после прибытия на Чай у Рейта появилось хорошее настроение. Тело его уже окрепло, аварийный комплект снова был при нем, и, к тому же, он знал, где примерно нужно искать космический корабль. По сравнению с его предыдущим положением это был явный прогресс.

После обеда они немного поспали и ближе к вечеру опять отправились в путь. Ночью снова слышен был вой собак, но, правда, они не трогали путников.

На следующий день они съели остатки припасов и выпили последнюю воду. Теперь они были вынуждены питаться растением паломников и пить сок из корней ватака. Белые ягоды были почти безвкусными, а сок кисловатым.

Утром третьего дня на западе в небе возникло белое пятно. Трез бросился в укрытие и предложил Рейту последовать его примеру.

— Это дирдиры, — объяснил он. — Они охотятся.

В сканоскоп Рейт рассмотрел длинный корпус, похожий на корабль, беспомощно качавшийся в воздухе. Казалось, что его создателей особенно не беспокоили ни красота, ни польза судна. Четыре бледные фигуры держались за корпус, но определить, дирдиры это или дирдир-люди, было невозможно. Корабль шел курсом, почти параллельным их собственному направлению, но на несколько миль западнее.

— А на кого они охотятся? — спросил Рейт.

— На людей. Это у них такой вид спорта. Они с удовольствием едят человеческое мясо.

— Этот летательный аппарат мог бы мне пригодиться — размышлял Рейт вслух. Несмотря на протесты Треза, он встал, однако летательный аппарат исчез в северном направлении. Трез снова успокоился, но все еще внимательно поглядывал на небо.

— Иногда они летают очень высоко, пока не увидят какого-нибудь воина. Тогда снижаются, нанизывают человека на копье или убивают электрическим током.

Они побрели дальше. Перед заходом солнца Трез снова стал проявлять признаки беспокойства.

— Нас кто-то преследует, — заявил он. — Может быть, это пнумеки, которых мы не видим. Или ночные собаки.

Солнце почти скрылось за стеной тумана, свет стал призрачно мрачным. Даже собственные тени они различали уже с трудом.

— Кто такие эти пнумеки? Это все-таки люди или?..

— В определенном смысле, это люди. Но прежде всего они шпионы и курьеры пнумов. Говорят, что под степью у них множество туннелей с тайными ходами и ловушками. Может, даже под этим кустом.

Рейт внимательно обследовал куст, на который показал Трез, но ничего не смог обнаружить.

— Думаешь, они смогут нам что-нибудь сделать?

— Только если пнумы желают нашей смерти. Но кто знает, что у них на уме? Может быть, это только ночные псы. Сегодня ночью нам лучше разложить костер.

Отбрасывая красноватые, коричневые и пурпурные тени, солнце село за горизонт. Трез и Рейт собрали для костра дров. Когда сумерки превратились в ночную тьму, с востока донесся вой ночных псов. Такой же вой ответил им с севера и юга. Трез приготовил свою катапульту.

— Огня они не боятся, — сказал он, — хотя, будучи сообразительными, его избегают. Говорят, что ночные псы — это звериный образ пнумов.

Когда темные тени сомкнулись за светлым кругом костра, Рейт приготовил оружие и энергетическую батарею, представлявшую собой многофункциональный прибор. На одной ее стороне крепился кристалл, излучавший при нажатии кнопки либо тонкий луч, либо рассеянный световой поток С другой стороны специальной кнопкой включался мощный энергетический луч. Кроме того, ею можно было подзаряжать сканоскоп или трансмиттер. Рейт решил использовать это оружие лишь в чрезвычайных ситуациях и экономить энергию. Ручное оружие стреляло взрывающимися иглами и на расстоянии до пятидесяти метров очень точно поражало цель.

Трез подстрелил ночного пса, слишком близко подошедшего к костру. Черная тень высоко подпрыгнула и взвыла от боли.

— Если они сейчас прыгнут, мы погибли, — мрачно сказал Трез. — Вшестером люди еще могут как-то защищаться от ночных собак. Но, если людей пятеро, они почти всегда погибают.

Рейт выждал некоторое время, прежде чем применить энергетическую батарею. Прицелившись, он описал лучом полукруг вокруг костра. Оставшиеся в живых псы злобно взвыли и поспешили убраться прочь.

Трез и Рейт спали по очереди, и каждый надеялся, что во время его дежурства ничего не произойдет. Но, когда утром рассвело, они обнаружили, что все трупы ночных псов исчезли.

На завтрак они поели плодов растения паломников, и выпили сок ватака. Затем продолжили свой путь на северо-запад. К вечеру подошли к городу, от которого остались одни руины. Трез считал, что в городе им нечего будет бояться ночных псов. Но приходилось принимать во внимание возможность встречи с бандитами, зелеными кешами или фангами. Фангов Трез описал так:

— Они похожи на пнумов, только выше ростом и обладают немыслимой силой, которую боятся даже зеленые кеши.

Когда они приблизились к самым большим руинам, Трез рассказал мрачные истории о фангах и их гнусных привычках.

— Руины могут быть и необитаемыми, — размышлял он вслух — Но осторожность нам в любом случае не помешает.

— Кто построил эти древние города? — полюбопытствовал Рейт. Трез пожал плечами.

— Этого не знает никто. Может, старые, а может, и синие кеши. А, может быть, серые люди. Только этому никто не верит.

Рейт слишком мало знал о расах на Чае и их человеческих спутниках — дирдирах и дирдир-людях, старых, зеленых и синих кешах и соответствующих кеш-людях; желтых маршевых людях и различных кочевых племенах; пнумах и их человеческих союзниках пнумеках; легендарных желтых, а теперь еще и серых людях.

— А есть ещё вонки и вонк-люди, — добавил Трез. — Они живут на другой стороне Чая.

Он тоже не мог объяснить, каким образом попало на Чай такое количество разных рас и откуда.

Дошли до руин на краю города, и Трез, прислушиваясь, остановился. Рейт осмотрелся, но ничего опасного не заметил. Медленно пошли они среди развалин и руин. Когда-то это были величавые дворцы с огромными залами. Сейчас здесь высились лишь несколько колонн и стен, между которыми находились широкие, продуваемые ветрами пространства, заваленные камнями и бетоном.

На самой большой площади города они обнаружили колодец, питавшийся от подземных источников. Рейт нашел, что вода пригодна для питья, но Трез приблизился к колодцу с большой осторожностью. Он полагал, что где-то здесь обязательно должен находиться фанг, и с тревогой рассматривал прогнившую стену, окружавшую площадь.

— Откуда ты можешь это знать? — спросил Рейт.

Трез пожал плечами. Он не мог понять, как Рейт сам не видит того, что заметно невооруженным глазом. Вдруг он обратил внимание еще на что-то, чего не видел Рейт:

— Корабль дирдиров, смотри же!

Они пробрались в укрытие под нависший кусок бетона, и через мгновение корабль проплыл над их головами. Описав большой круг, он повис над площадью на высоте около двухсот метров.

— Странно, — пробормотал Трез. — Как будто им известно, что мы находимся именно здесь.

— Наверное они используют инфракрасную поисковую установку. Мы на Земле находим след человека по теплу, оставленному его ногой.

Наконец летательный аппарат исчез в западном направлении. Трез и Рейт возвратились к колодцу. После трех дней сока ватака Рейт смог насладиться прохладой прозрачной воды. Но Трез предпочел наловить больших насекомых, сидевших между камней. Предусмотрительно сняв с них кожу, он с аппетитом их съел. Рейт был еще недостаточно голоден, чтобы последовать его примеру.

Вскоре солнце закатилось за потрескавшиеся колонны и полупрогнившие арки. Туман цвета персика повис над степью, и Трез предсказывал изменение погоды. Рейт предложил найти убежище от возможного дождя под нависшей бетонной глыбой. Но Трез не хотел об этом даже слышать.

— Фанги! Они найдут нас по запаху, — заявил он и выбрал местом ночлега площадку на полуразрушенной лестнице на высоте около десяти метров. Рейт, несмотря на грозные черные тучи, не протестовал, и они вместе стали собирать ветки для подстилки.

Старый город наполнился сумеречными тенями. На площадь вышел человек. Казалось, что он очень устал. Увидев колодец, он жадно припал к нему.

Рейт рассматривал человека в сканоскоп. Тот был высоким и стройным, с длинными руками и ногами, продолговатой узкой и почти лысой головой, круглыми глазами, маленьким круглым носом и крошечными ушами. На нем были остатки некогда, видимо, элегантной одежды розово-сине-черного цвета. На голове красовалось сооружение из розовой ткани и черных лент.

— Дирдир-человек, — прошипел Трез и направил свою катапульту на усталого странника.

— Подожди, — возразил Рейт. — Что ты хочешь делать?

— Я хочу его убить.

— Но он не сделал нам ничего плохого. Почему же ты не хочешь оставить несчастного в живых?

— Ему просто не представилось случая что-либо нам сделать, — пробормотал Трез, но оружие отложил. Дирдир-человек напился и внимательно осмотрелся.

— Кажется, он заблудился. Может быть, он беглец, и это его разыскивает корабль дирдиров?

— Возможно. Откуда мне знать? — буркнул Трез.

Дирдир-человек пересек площадь, выбрал себе убежище совсем близко от основания лестницы, закутался в свои разорванные одежды и улегся спать. Трез что-то пробормотал и, казалось, сразу заснул. Рейт смотрел на разрушенный город и думал о своей необычной судьбе.

На востоке взошел Эз. Его бледно-розовое сияние мерцало из-за дымки тумана и отбрасывало на городские руины неестественный свет. Вид был захватывающим — как в фантастическом сне. За Эзом последовал Брез, и теперь потрескавшиеся колонны и разрушенные стены отбрасывали двойные тени.

Силуэт в конце некогда живописной улицы напоминал фигуру задумавшегося человека. «Кажется, я его тут раньше не видел», — подумал Рейт. Это была очень худая, похожая на человеческую, фигура, ростом более двух метров, с ходульно поставленными ногами и головой, склоненной будто в раздумьях. Одна рука лежала на подбородке, другая была спрятана за спину Мягкая шляпа с полями покрывала голову, на плечах висел плащ, а ноги казались обутыми в сапоги. Была ли это статуя? Или фигура шевелилась?

Рейт взял в руки сканоскоп и только тогда смог рассмотреть худое лицо, нечто среднее между человеческим и насекомым, растянутым в гримасу. Челюсти что-то медленно пережевывали. Фигура пошевелилась и снова замерла. Затем огромная рука поднялась в жесте, который Рейту был совершенно непонятен. Тем временем проснулся Трез и проследил за взглядом Рейта.

— Фанг, — прошептал он.

Казалось, что тварь это услышала, повернулась и сделала два танцующих шага в сторону.

— Это сумасшедшие демоны, — пояснил Трез.

Дирдир-человек еще не заметил фанга. Он плотнее закутался в свои лохмотья. Казалось, что фанг удивился. Приблизившись двумя длинными прыжками, он остановился над дирдир-человеком. Постояв, поднял камешек и бросил его на спящего.

Дирдир-человек испуганно вздрогнул, но по-прежнему не видел фанга. Рейт крикнул:

— Хе!

Трез испуганно шикнул на него, но действие крика на фанга выглядело внешне забавно. Он сделал огромный прыжок назад, уставился на лестницу и расставил руки. Только сейчас дирдир-человек увидел фанга и, вскочив на колени, замер от ужаса.

— Зачем ты кричал? — спросил Трез. — Он бы удовлетворился этим дирдир-человеком.

— А ты выстрели из своей катапульты, — попросил его Рейт.

— Ни одна стрела в него не попадет, ни один меч не ранит, — хмуро ответил Трез.

— Так выстрели ему в голову.

Трез вздохнул, прицелился и выстрелил из катапульты в бледное лицо. В последнюю секунду фанг отвернулся, и стрела попала в камень.

Фанг схватил большой обломок, подбросил его в руке и с огромной силой швырнул. Трез и Рейт бросились на пол, и камень разлетелся за ними на куски.

Рейт больше не терял времени и прицелился в фанга из своего оружия. Раздался щелчок, что-то зашипело, и игла взорвалась в груди у фанга. Тот подскочил, захрипел от гнева и, скорчившись, упал.

Трез обнял Рейта за плечи:

— Скорее убей дирдир-человека, пока он не убежал.

Рейт спустился вниз. Дирдир-человек схватился за свой меч и это, казалось, было его единственное оружие. Рейт повесил свой пистолет на пояс и поднял руку.

— Убери свой меч, — предложил он. — У нас нет причин драться. Удивленный дирдир-человек на шаг отступил.

— Зачем ты убил фанга? — спросил он.

— Потому, что он хотел убить тебя. Зачем же еще?

— Но мы чужие друг другу. А ты получеловек. Если же ты хочешь меня убить...

— Нет, — ответил Рейт. — Я только хотел тебя кое о чем спросить. После этого ты спокойно можешь идти своей дорогой. Дирдир-человек скорчил гримасу:

— Ты такой же ненормальный, как и этот фанг. Почему я должен тебе что-то объяснять? Он подошел поближе, чтобы лучше рассмотреть Рейта и Треза:

— Вы здесь живете?

— Нет, мы путешественники.

— Значит, вам не известно здесь подходящее место, где бы я мог провести ночь? Рейт посмотрел на лестницу.

— Залезай туда. Мы тоже спим там.

Дирдир-человек щелкнул пальцами:

— Это не в моем вкусе. Да и дождь может пойти. — Он посмотрел на мертвого фанга. — Но вы приятные люди, гостеприимные и интеллигентные, как я вижу. А я устал, и мне нужен покой. Так что, пока я буду спать, вы можете покараулить.

— Убей этого бессовестного нахала! — крикнул Трез. Дирдир-человек засмеялся, и это прозвучало как потустороннее хихиканье. Он обратился к Рейту:

— Ты весьма необычный получеловек. К какой расе ты принадлежишь? Редкий гибрид, не так ли? И где находится твоя родина?

Рейт пришел к выводу, что будет лучше как можно меньше привлекать к себе внимание. Он решил больше не говорить о своем земном происхождении. Но Трез был настолько возмущен наглостью пришельца, что закричал:

— Родина? Он прилетел с Земли — очень далекой планеты! И эта планета — родина таких же людей, как мы. Это ты сам урод!

Дирдир-человек укоризненно покачал головой:

— Вы кажетесь мне сумасшедшей парой. Конечно, чего же еще можно от вас ожидать?

Рейт поспешил сменить тему:

— А ты что здесь делаешь? Уж не тебя ли искал летательный корабль дирдиров?

— Да, я этого боюсь. Но мне пока что удается от них скрываться. Им не удастся меня найти.

— Какое же преступление ты совершил?

— Это не важно. Вам все равно не дано этого понять. Рейт весело засмеялся и возвратился на лестницу.

— Я ложусь спать. Если ты хочешь дожить до утра, тебе придется забраться как можно выше, чтобы быть вне досягаемости фангов.

Рейт и Трез снова вскарабкались на свое место, а дирдир-человек устроился на ночлег рядом с ними. Между тем, облака сдвинулись, хотя дождь еще не начался. Сумерки сгустились, и их свет стал цвета грязной воды. Дирдир-человек первым покинул свое место. Рейт и Трез тоже спустились на площадь и, чтобы согреться от утренней прохлады, разложили небольшой костер. Дирдир-человек появился на другой стороне площади.

Почувствовав, что к нему настроены не враждебно, он медленно подошел поближе. Выглядел он, как оборванный арлекин. Трез наморщил лоб и сделал вид, что занимается костром. Но Рейт доброжелательно приветствовал дирдир-человека:

— Иди к нам, если хочешь.

Трезу это совсем не понравилось.

— Этот тип еще нам что-нибудь устроит, — пробурчал он. — Он же принадлежит к расе гладкоязычных людоедов.

Рейт об этом совсем забыл и обстоятельно рассматривал чужака. Некоторое время все молчали. Дирдир-человек первым нарушил молчание:

— Чем дольше я рассматриваю вас, вашу одежду и ваши приборы, тем загадочнее вы становитесь для меня. Откуда же вы?

— Скажи нам, кто ты, — попросил Рейт.

— Это не секрет. Меня зовут Анке Анахо, родился в Замбервале, в Четырнадцатой провинции. Сейчас меня объявили преступником, и я стал беглецом. Так что мои дела ничуть не лучше ваших, и я ничего не хочу приукрашивать. Вот и сидим мы, трое беспризорных странников, у костра.

Трез что-то пробормотал, но Рейт не обратил на это никакого внимания.

— Какое же преступление ты совершил? — спросил он.

— Ты вряд ли это поймешь. В общем, я оцениваю заслуги некоего Энзо Эдо Эздовиррама как слишком незначительные, а тот донес на меня в Совет Первой Расы. Хоть я и верю в их мудрость, но отказал им в удовольствии меня наказать. Я повторил свое обвинение минимум десять раз. Наконец, в порыве раздражения я схватил его кресло и, оттащив на милю, бросил его в степи.

Анахо сделал безразличный жест.

— Во всяком случае, я лишил себя сочувствия даже тех, кто до этого был на моей стороне. Именно поэтому я сейчас здесь, не имея ни планов, ни средств, а только лишь мои...

Тут он употребил слово, которое можно только описать, используя такие слова, как превосходство, изысканная интеллигентность, личная энергия, нерушимая надежда, если извлечь из этих добродетелей преимущественные черты.

Трез задрал нос и приступил к охоте для завтрака. Анахо с интересом за ним наблюдал, а потом и сам стал ловить больших насекомых, заглатывая их с удивительным аппетитом. Рейт же довольствовался пригоршней плодов растения паломников.

Когда дирдир-человек удовлетворил свой аппетит, он вернулся, чтобы рассмотреть одежду и оснащение Рейта.

— Я помню, что юноша сказал слово «Земля» — далекая планета. И я, возможно, поверил бы этому, если бы ты выглядел не как получеловек. Именно по этой причине такое утверждение абсурдно.

Трез надменно заметил:

— Земля — это бывшая родина людей. Мы настоящие люди, а ты лишь монстр.

— Просвети нас, — сказал Рейт шелковым голосом, — как люди попали на Чай? Анахо подумал.

— История всем известная и довольно ясная. На родной планете праотцов Сибол Большая Рыба отложила икринку. Ее выбросило на берег Ремура. Одна половинка икринки оказалась на солнце, и из нее вышел дирдир. Вторая половина икринки попала в тень и стала дирдир-человеком.

— Как интересно, — воскликнул Рейт. — А как же с кеш-людьми? А с Трезом? А со мной?

— Объяснение совершенно не сложное. Меня удивляет твой вопрос. Пятьдесят тысяч лет назад дирдиры прилетели с Сибола на Чай. Во время последовавших войн старые кеши взяли в плен несколько дирдир-людей, другие были захвачены пнумами, а позднее и вонками. Все они стали кеш-людьми, пнумеками и вонк-людьми. Беглецы, преступники и бунтовщики скрестились с ними, и появились полулюди. Вот так оно и было!

Трез посмотрел на Рейта:

— Расскажи этому дураку о Земле, чтобы он понял, насколько он глуп.

Но Рейт на это лишь засмеялся.

Анахо в замешательстве посмотрел на него:

— Наконец-то ты перестал задавать вопросы. Ответь мне, куда ты держишь путь?

Рейт показал на северо-запад:

— Пера.

— А, в Город Потерянных Душ за Мертвой Степью... Ты туда никогда не доберешься. В Мертвой Степи господствуют зеленые кеши.

— А можно ли избежать встречи с ними? Ведь караваны как-то тянутся по степи. Где находится караванный путь?

— Недалеко отсюда, севернее.

— Тогда и мы поедем с караваном.

— В лучшем случае вас продадут в рабство. Караванщики не особенно церемонятся. Зачем вам в Перу?

— У меня для этого имеются веские основания. А какие планы у тебя?

— Никаких. Я, как и вы, бродяга. Если вы не возражаете, я могу отправиться с вами.

— Как хочешь, — ответил Рейт, пропуская мимо ушей протесты Треза.

Они пошли дальше на север. Взойдя на невысокие холмы, сделали привал под деревьями с мягкими синими и голубыми листьями, усыпанными тугими красными плодами. Трез объяснил, что они ядовиты. С холма им была видна Мертвая Степь — широкая серая пустыня, на которой то тут, то там виднелся лишь дрок или торчал куст растения паломников. С юго-востока вокруг холмов тянулась двойная колея и исчезала между скал на северо-западе. Другая колея терялась между холмами, а еще одна шла на северо-восток.

Трез показал пальцем:

— Посмотри своим инструментом вон туда, — сказал он Рейту. — Что ты там видишь?

— Дома... Их немного, даже не деревня. А в скалах я вижу орудийные позиции.

— Это, видимо, караванная станция Казаберд, — сказал Трез. — Там караваны обмениваются грузами. Пушки стоят для защиты от зеленых кешей.

— Наверное, там есть и гостиница! — радостно воскликнул дирдир-человек. — Пойдем! Я мечтаю принять ванну. Я еще никогда в жизни не был таким грязным, как теперь.

— Как же мы сможем за это заплатить? — спросил Рейт. — У нас нет ни денег, ни товаров для обмена.

— Не бойтесь, у меня с собой достаточно секвинов, — заявил дирдир-человек — Их хватит на всех нас. Мы, представители второй расы, не неблагодарные и не жадные. А вы меня очень выручили. И этот юноша сможет получить там цивилизованную пищу. Возможно, впервые в своей жизни.

Трез приготовился дать гордый, сокрушительный ответ, но увидев, что Рейт обрадовано улыбается, принудил и себя улыбнуться.

— Для нас будет лучше поскорее убраться отсюда, — предложил он. — Это место опасно, просто находка для зеленых кешей. Вы видите следы? Отсюда они наблюдают за караванами. — Он показал на юг. — Посмотрите, там как раз идет караван.

— В таком случае, поспешим в гостиницу, чтобы занять номера, пока не подошел караван. Я не желаю еще одну ночь спать под кустом дрока, — сказал дирдир-человек.

Прозрачный воздух Чая и удаленность горизонта весьма затрудняли правильное определение расстояния. Когда они спустились с холма, караван уже находился на дороге. Он состоял из шестидесяти или семидесяти огромных повозок, которые были так тяжело нагружены, что с трудом могли изменять направление движения. Повозки имели по шесть очень высоких колес. Некоторые приводились в движение машинами, в другие были впряжены большие серые животные с маленькими головами, казалось, состоящими лишь из пасти и глаз.

Путники пропустили караван вперед. Три илантских разведчика проехали на конях гордо, как короли; это были высокие широкоплечие люди с резкими чертами лица. Их кожа была ярко-желтого цвета, а волосы, цвета вороньего крыла, блестели, будто лакированные.

На голове они носили остроконечные шапки с человеческими черепами без челюстей, под которыми задорно развевались пряди волос. Каждый из них был вооружен длинным тонким мечом, похожим на рапиру эмблемного племени, за поясом у каждого торчали по два пистолета, в правом сапоге — два кинжала. Странников они окинули мрачными взглядами.

Одни повозки были загружены коробками, ящиками и тюками, на других стояли большие клетки, в которых теснились дети, женщины и молодые мужчины. Каждая шестая повозка была снабжена пушкой, за которой торчали серокожие люди в черных штанах и черных кожаных шлемах. У пушек были короткие стволы большого калибра, видимо, это были безоткатные орудия. Другие пушки имели длинные малокалиберные стволы, которые показались Рейту огнеметами.

— Это караван из Иобы — сказал Трез Рейту. — Если бы мы его захватили, я до сих пор мог бы носить Онмале. Но я об этом не жалею. Онмале меня очень угнетала.

Около десяти повозок были нагружены темным пятнистым деревом, другие повозки имели трехэтажные надстройки из старых, истерзанных дождями досок, с куполами, палубами и затененными верандами. Рейт смотрел на них, полный зависти. Оказывается, и по степям Чая можно комфортабельно путешествовать! Одна особенно большая повозка несла на себе целый дом с зарешеченными окнами и обитыми железом дверьми. Передняя палуба была обнесена проволочной сеткой. Внутри сидела молодая женщина необычайной красоты. Темные волосы падали на ее плечи, а глаза были такими ясными, как темно-коричневые топазы. Она казалась очень темпераментной, была стройной и имела кожу цвета свежего песка. На ней была маленькая красно-розовая шапочка, темно-красная туника, мятые, несколько грязные штаны из белого полотна. Когда повозка проезжала мимо странников, Рейт поймал ее, полный меланхолии, взгляд. С обратной стороны повозки у открытой двери стояла высокая женщина со строгими чертами лица и блестящими глазами. Ее жесткие серо-коричневые волосы были коротко подстрижены.

Три странника последовали за караваном в широкий песчаный двор. Караванщик — маленький шустрый пожилой человек — поставил повозки в три ряда: повозки с грузом — рядом со складом, затем следовали повозки с рабами и бараками, а к ним пристроили повозки с пушками, стволы которых были направлены на степь.

На другой стороне двора находился караван-сарай — двухэтажная гостиница из спрессованной земли. Таверна, кухня и ресторанчик занимали нижний этаж. Над ними располагался ряд маленьких комнат, двери которых выходили на веранду. Три бродяги нашли хозяина в ресторанчике. Это был набыченный человек в черных сапогах и коричневом переднике. Кожа его была серой, как древесный уголь. Он высоко поднял брови и подозрительно посмотрел на всех троих: Треза в одежде кочевника, Анахо в некогда элегантном костюме дирдиров и Рейта в земном облачении. Но, тем не менее, пообещал жилье и приобретение новой одежды.

Обстановка крошечных комнат состояла из кровати с матрасом из кожаных полос, натянутых на деревянную раму, на котором лежало немного соломы. На туалетном столе стоял таз для умывания и кружка. После долгого изнурительного путешествия по степи это показалось трем путешественникам почти люксом. Рейт вымылся, побрился аппаратом из аварийного комплекта, и надел новую одежду, покрой которой показался ему просто немыслимым: широкие штаны из серо-коричневого полотна, рубашка из грубого белого шерстяного материала и черный жилет с короткими рукавами.

Он вышел на веранду и посмотрел вниз во двор. Какой далекой казалась ему предыдущая жизнь на Земле. По сравнению с расовым многообразием на Чае она казалась монотонной и унылой. Но, все-таки, он по ней тосковал. Сейчас он уже не так остро воспринимал свою изоляцию, как сначала. Его новая жизнь преподносила ему достаточно неожиданностей.

Через двор Рейт посмотрел на повозку с обитым железом домом. Значит, красивая девушка была пленницей. Что же могло ее ожидать?

До того, как Рейт спустился в ресторан, он распихал по карманам кое-что из своего аварийного комплекта. Остальное спрятал в тазу.

Трез сидел внизу на скамейке. Было видно, что он никогда не бывал в таком месте и сейчас ему не хотелось выглядеть дураком. Рейт засмеялся и хлопнул его по плечу, на что тот несколько принужденно улыбнулся.

Появился Анахо. В одежде обитателя степей он уже не так бросался в глаза. Тройка вошла в ресторан, где они заказали себе густой суп с хлебом. Рейт решил на всякий случай не спрашивать, из чего этот суп сварен.

После еды Анахо посмотрел на Рейта и осведомился:

— Вы хотите ехать отсюда в Перу?

— Да.

— Пера еще и Город Потерянных Душ. Правда, так говорят скорее для красного словца, — с грустью сказал дирдир-человек. — Теологи дирдиров весьма своеобразны в выражении своих мыслей. «Душа» в этом случае значит скорее «вызов». Пера является конечным пунктом этого каравана. Я предпочитаю ехать и поэтому предлагаю выбрать самый удобный способ поездки, который может предложить караван.

— Отличная идея, — согласился Рейт. — Я все-таки...

— Знаю, знаю, — возразил Анахо. — Не надо об этом беспокоиться. Я обещал тебе и юноше, вы вежливые и обходительные, и поэтому... Трез в гневе вскочил.

— Я носил эмблему Онмале! — возмущенно заорал он. — Ты что, не понимаешь? Ты думаешь что, уходя из лагеря не захватил с собой секвинов? — Он хлопнул на стол мешок. — Дирдир-человек, мы ведь не указываем на твою надменность!

— Как знаешь, — ответил Анахо и посмотрел на Рейта.

— Так как я не располагаю секвинами, то с благодарностью приму то, что мне предложат... Все равно, кто, — ответил Рейт.

Тем временем ресторан наполнился людьми каравана, и все они требовали еду и питье. Когда караванщик поел, Трез и Рейт подошли к нему, чтобы осведомиться о возможности поездки до Перы.

— Если вы не очень торопитесь, то можете ехать с нами, — сказал тот в ответ. — Мы здесь будем ждать караван Эйг-Хедайя с севера. А потом через Гольссе поедем дальше. Если же вы спешите, то вам придется подыскать себе что-нибудь другое.

Рейт с удовольствием отправился бы в путь немедленно, так как очень беспокоился о судьбе своего космического корабля. Но более удобной возможности не представлялось и ему приходилось быть терпеливым.

Другие также с нетерпением ожидали продолжения поездки. Две женщины в длинных черных одеяниях сели за стол. Одна из них была тощей и длинной.

— Баойиан, сколько мы еще будем здесь ждать? — спросила она. — Я слышала, пять дней. Но это исключено! Мы слишком поздно прибудем на семинар.

— Мы должны дождаться здесь каравана, идущего с севера, — объяснил старик обеим женщинам. — Нам надо произвести с ними обмен товарами. После этого немедленно отправимся дальше.

— Но нас ждут в Фазме очень срочные и важные дела.

— Матушка, я тебя заверяю, что мы доставим тебя на твой семинар с максимально возможной быстротой, — получила она ответ.

— Но это недостаточно быстро. Я требую, чтобы ты немедленно ехал дальше.

— Так не выйдет, матушка. Может, ты еще чего-нибудь хочешь? Обе женщины резко отошли к дальнему столу у стены. Рейта разобрало любопытство:

— Кто эти двое? — спросил он.

— Это священнослужитепьницы женских таинств. Известен ли вам этот культ? Он очень распространен. Из какой страны вы приехали?

— Из очень далекого края... Но скажи мне, кто эта молодая женщина, которую держат в клетке? Тоже священница?

Баойиан встал.

— Она рабыня из Хархана, кажется мне. Ее везут на ритуал в Фазм. Но меня это совершенно не касается, так как я всего лишь караванщик и курсирую между Коадом на Дауне и Тостханагом на Шаницадовом море, туда и обратно.

Он пожал плечами и сжал губы.

— Если я их беру, то не спрашиваю о целях... Мне все равно, священнослужительница или рабыня, дирдир-человек, кочевник или неклассифицированный гибрид. — Засмеявшись, он отошел прочь.

Вся троица возвратилась за свой стол, и Анахо задумчиво посмотрел на Рейта:

— Странно, действительно очень странно... Я имею в виду твою экипировку. Такая же отличная, как и изделия дирдиров. Покрой твоей одежды на Чае неизвестен. С одной стороны, ты не знаешь совершенно ничего. С другой же, ты очень искусен. Мне кажется, что ты можешь быть и тем, кого из себя изображаешь — человеком с другой планеты... Несмотря на то, что само по себе это абсолютно абсурдно. — cказал он.

— Я тебе ничего не доказывал, — возразил Рейт.

— Но юноша...

— Тогда вы должны разбираться друг с другом.

Рейт повернулся к священнослужительницам, занятым своей едой. Две другие священницы привели прекрасную пленницу. Им сообщили о разговоре с караванщиком. Причем гнев священнослужительниц, вызванный его словами, до сих пор не утих. Красивая девушка выглядела очень мрачной и, когда ей под нос подсунули миску с супом, стала безразлично есть. Рейт не мог отвести от нее глаз. «Если она рабыня, — размышлял он, — то, возможно, священницы собираются ее продать. Хотя, скорее всего, нет, так как девушка такой необыкновенной красоты предназначалась, должно быть, для других целей».

Рейт вздохнул и поискал себе другой объект для наблюдений. Он заметил, что иланты также были очарованы девушкой. Они смеялись, шутили и толкали друг друга. Их движения были весьма непристойны, и Рейта это злило. Неужели они не понимают, что этой девушке уготована печальная участь?

Священницы встали и пошли вместе с пленницей во двор. Там они какое-то время ходили туда-сюда. Иланты тоже вышли во двор и уселись на корточках вдоль стены. Они сменили свои военные шапки с человеческими черепами на четырехугольные береты и мягкие шапочки из коричневого бархата, и каждый прилепил себе на желтую щеку украшение — маленькую фиолетовую наклейку. Они жевали орехи и выплевывали кожуру. Никто не отводил взгляда от девушки. Один вскочил, пошел за священницами с девушкой и попытался с ними заговорить. Одна из них гневно обратилась к небу и сердито сказала что-то иланту. Но бесстыдно улыбающийся илант не отстал. Тогда к нему подошла коренастая священница и ударила его в голову. Илант зашатался и грубо выругался. Священница ударила его ногой, вторая сделала то же самое, и илант во весь рост растянулся на земле. В конце концов, ему удалось увернуться от разгневанных священниц и отползти в сторону. Друзья встретили его веселыми криками.

Священнослужительницы спокойно продолжили свой путь. Солнце садилось за горизонт и отбрасывало во двор длинные тени. Постепенно в караван-сарае воцарилась тишина. В это время с гор спустилась группа артистов, маленьких белокожих людей с желто-коричневыми волосами и резкими профилями, чьи женщины исполнили старинный подпрыгивающий танец, сигналом к которому послужил удар гонга. Бедно одетые дети, собирая монеты, пошли с тарелками по кругу. Путешественники натянули на повозках крыши, чтобы защититься от сходящего с гор ночного воздуха. Священницы с красивой девушкой ушли к себе в дом-повозку.

Стемнело, и на повозках зажглись огни. На горизонте еще виднелись фиолетовые отблески света.

Рейт съел еще миску пряного мяса с куском грубого хлеба и на десерт получил сушеные фрукты. Некоторое время он смотрел на артистов, затем принялся наблюдать за звездами. Где-то там наверху была далекая, невидимая невооруженным глазом звезда, удаленная от Чая на двести двенадцать световых лет. Его родина...

Он подошел к повозке священнослужительниц, которая притягивала его, как магнит. Священницы сидели на веранде, девушка стояла в клетке.

— Девушка, — тихо позвал он. — Девушка!

Она посмотрела на него, но ничего не ответила.

— Подойди сюда, чтобы мы могли поговорить, — предложил он, и она подошла к сеточному заграждению.

— Что они хотят с тобой сделать? — спросил он.

— Я этого не знаю. — Ее голос звучал мягко и немного хрипло. — Они украли меня из моего дома в Кате, посадили на корабль и заперли в клетке.

— Почему?

— Потому, что я красива. Так они, по крайней мере, говорят. Тсс! Они нас слышат. Спрячься!

Рейт затаился. Одна из священниц подошла, заглянула в клетку, но, ничего не заметив, снова удалилась.

— Она ушла, — позвала девушка.

Рейт встал. Несколько игриво он подошел ближе.

— Ты хочешь выбраться из этой клетки? — спросил он.

— Конечно! — Она сказала это с болью. — Я не хочу иметь дело с их ритуалами! Они меня ненавидят, потому что сами они ужасно уродливы. — Она пристально посмотрела на Рейта: — А я тебя сегодня уже видела. Ты стоял у дороги.

— Да, я тебя тоже заметил.

— А сейчас иди. Они могут снова вернуться, — попросила она.

Рейт шмыгнул прочь и с некоторого отдаления наблюдал, как священницы увели девушку в дом. После этого он снова вернулся в ресторанчик, где шла игра в своеобразные шахматы с сорока девятью полями и семью фигурами с каждой стороны. Другие посетители были заняты игрой в карты. Несколько мужчин из каравана музицировали. Мелодия очаровала Рейта.

Трез и дирдир-человек уже давно спали в своих комнатах, вскоре и Рейт последовал их примеру.



Глава 4



Рейт проснулся с чувством неосознанной мрачной угрозы, причину которого не мог понять. Но вскоре ему все стало ясно: это священнослужительницы Женских Таинств, державшие у себя в плену красивую девушку. В конце концов, с его стороны было глупостью думать о таких делах! Чего он мог добиться?

На завтрак он получил миску овсянки, которую принесла неряшливая дочка хозяина. После еды он уселся на скамейку во дворе и принялся наблюдать за девушкой. Священницы постоянно сопровождали ее, однако по сторонам не смотрели. Они скрылись в караван-сарае. Через полчаса вышли оттуда с одним из маленьких горцев; он ухмылялся и заговорщицки кивал им головой. Иланты вышли из ресторанчика, бросая на священниц косые взгляды, и вывели своих лошадей во двор, где принялись счищать с их серо-зеленой кожи роговые наросты. Наконец священницы закончили переговоры с маленьким человечком и исчезли вместе с девушкой.

Появился Трез и сел рядом с Рейтом. Он показал на степь.

— Приближается большой отряд зеленых кешей, — сказал он. — Я чувствую запах их костров.

— Я не чувствую, — сказал Рейт. Трез пожал плечами:

— Их триста или четыреста. Знаешь, маленький отряд не пускает по ветру столько дыма. А здесь дыма минимум на триста зеленых кешей.

Но Рейт его больше не слышал.

Иланты оседлали своих коней и отъехали недалеко в степь. Анахо посмотрел им вслед и засмеялся:

— Сейчас они не откажут себе в удовольствии позлить священниц.

Рейт вскочил.

Когда девушку проводили мимо илантов, те напали, перекинули ее через седло и быстро поскакали в горы. Священницы беспомощно смотрели им вслед. Очнувшись, они с воплями помчались во двор к караванщику Баойиану, указывая дрожащими пальцами вдаль.

— Они украли девушку из Ката, — жаловались они.

— Когда они с ней позабавятся, то вернутся обратно, — равнодушно сказал тот.

— Но тогда она уже не будет годиться для нашего дела, — взвыла священница. — Какое несчастье! Я являюсь Великой Матерью семинарии в Фазме. А ты еще сомневаешься, помогать ли мне?

Караванщик плюнул в пыль:

— Для меня главное, чтобы в порядке был караван. И я не помогаю никому. Ни для чего, кроме моих повозок, у меня нет времени.

— Но это же твои подчиненные. Позови их назад!

— В степи я не могу им приказывать.

— Что же нам теперь делать? Нас ограбили и никто не хочет нам помочь.

Рейт вскочил в седло одной из лошадей и помчался в степь. Сделал он это совершенно подсознательно. Караванщик завопил ему вслед, но судьба девушки была для Рейта важнее, чем лошадь, которую он одолжил.

Иланты не успели еще далеко отъехать. Они скакали вдоль долины к песчаному подножию холма. Там девушка испуганно съежилась у камня. Когда Рейт подъехал, иланты только успели привязать своих лошадей.

— Что тебе надо? — недружелюбно спросили они— Исчезни! Мы хотим попробовать эту девочку из Ката.

— Ей как раз нужен урок для женских таинств, — сказал один из них и скабрезно засмеялся. Рейт достал свой пистолет:

— Я могу пристрелить вас всех, — Он кивнул девушке. — Идем!

Но и его она боялась, так как не знала, что он собирается с ней делать. При этом иланты стояли, шевеля длинными обвислыми усами. Девушка медленно забралась в седло коня, стоявшего перед Рейтом. Тот развернул его и поскакал обратно. Иланты тоже вскочили в седла и с воплями и проклятиями промчались мимо них.

Когда они подъехали к караван-сараю, священницы стояли во дворе и приветствовали Рейта повелевающими жестами.

— Сколько они тебе заплатили? — резко спросила девушка.

— Совершенно ничего, — ответил Рейт. — Я сам решаю, что мне делать.

— Отвези меня домой, в Кат, — жалобно попросила она. — Мой отец даст тебе все, что ты пожелаешь. Рейт указал на приближающуюся черную линию на горизонте:

— Видишь, это зеленые кеши. Так что пойдем пока лучше в гостиницу.

— Но эти дамы снова запрут меня в клетку, — взмолилась она. — Они меня ненавидят и хотят причинить зло! Смотри, вот они идут! Отпусти меня!

— В степь? Одну? Нет, я этого не допущу. И я не позволю, чтобы они тебя снова заперли.

Священницы встали в проходе между блоков, вырубленных в скале.

— О, святой человек, — воскликнула старшая, — ты поступил благородно. Надеюсь, ее не успели обесчестить?

— Тебя это не касается, Великая Мать, — сказал Рейт.

— Как? Что? Почему же это меня не касается?

— Теперь она принадлежит мне. Я отнял ее у воинов. Идите к себе и требуйте возмещения ущерба. А я оставлю себе то, что для себя добыл.

Священницы язвительно засмеялись.

— Мы — священнослужительницы Женских Таинств. Ты это понимаешь, глупец? Отдай нам нашу собственность или тебе будет плохо!

— Если вы не уберете руки от моей собственности, то станете скоро лишь мертвыми священницами! Это вам ясно?

С этими словами Рейт въехал во двор. Там он слез с лошади и помог сойти на землю девушке. Он уже понял, почему инстинкт погнал его за илантами.

— Как твое имя? — спросил он ее.

Она на мгновение задумалась, будто Рейт загадал ей загадку.

— Мой отец — владыка Голубого Дворца Йаде. Мы принадлежим к аэгисной касте. Иногда меня называют Голубым Цветком Йаде, иногда Прекрасным Цветком или Цветком Ката. Мое цветочное имя — Юлин-Юлан.

— Для начала достаточно, — констатировал Рейт. — Это несколько сложно. Что же мне теперь с тобой делать?

Он отвел ее к дальнему столу в глубине ресторана караван-сарая.

Во дворе все священницы говорили что-то караванщику, а он их вежливо слушал.

Рейт сказал девушке:

— Я не знаю законов. И я боюсь, что тебя у меня отнимут.

— Здесь, в степи, законов не существует, — ответила она — Здесь правит лишь страх. Подошел Трез и уставился на девушку.

— Что ты собираешься с ней делать? — спросил он у Рейта.

— Если смогу, доставлю ее домой.

— Я дочь знатной семьи, — сказала Юлин-Юлан. — Ни одно из твоих желаний не останется неисполненным. Мой отец построит тебе дворец.

Это несколько успокоило Треза.

— Ну ладно, это не так уж безнадежно, — согласился он.

— Для меня уж как сказать, — заявил Рейт. — Я должен найти свой космический корабль. Если ты хочешь отвезти ее в Кат, то давай. Ты сможешь начать совершенно новую жизнь.

Тут к столу подошел караванщик и от имени священниц потребовал возвращения девушки. Конечно же, Рейт это требование отклонил, и Баойиан с ним согласился:

— И я такого же мнения. Но св


Содержание:
 0  вы читаете: Планета риска : Джек Вэнс  1  Город Кешей : Джек Вэнс
 2  Глава 1 : Джек Вэнс  4  Глава 3 : Джек Вэнс
 6  Глава 5 : Джек Вэнс  8  Глава 7 : Джек Вэнс
 10  Глава 9 : Джек Вэнс  12  Глава 11 : Джек Вэнс
 14  Глава 13 : Джек Вэнс  16  Глава 2 : Джек Вэнс
 18  Глава 4 : Джек Вэнс  20  Глава 6 : Джек Вэнс
 22  Глава 8 : Джек Вэнс  24  Глава 10 : Джек Вэнс
 26  Глава 12 : Джек Вэнс  28  Глава 14 : Джек Вэнс
 30  Глава 16 : Джек Вэнс  32  Глава 2 : Джек Вэнс
 34  Глава 4 : Джек Вэнс  36  Глава 6 : Джек Вэнс
 38  Глава 8 : Джек Вэнс  40  Глава 10 : Джек Вэнс
 42  Глава 12 : Джек Вэнс  44  Глава 14 : Джек Вэнс
 46  Глава 16 : Джек Вэнс  48  Глава 18 : Джек Вэнс
 50  Глава 20 : Джек Вэнс  52  Глава 1 : Джек Вэнс
 54  Глава 3 : Джек Вэнс  56  Глава 5 : Джек Вэнс
 58  Глава 7 : Джек Вэнс  60  Глава 9 : Джек Вэнс
 62  Глава 11 : Джек Вэнс  63  Глава 12 : Джек Вэнс
 64  Использовалась литература : Планета риска    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap