Фантастика : Космическая фантастика : 1. СТАРИК ПИТ : Фрэнсис Вилсон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу




1. СТАРИК ПИТ

Ход общественных событий нередко определяют незначительные с виду личности, занимающие незначительное с виду положение. За современную ситуацию в освоенном космосе надо, пожалуй, во многом благодарить или винить — в зависимости от вашей философской точки зрения — членов одной семьи, о которой вам, безусловно, ничего не известно, если вы не связаны с межзвездной торговлей. Как их фамилия? Финч.

Из книги Эммерца Фент «Звезды на продажу: экономическая история освоенного космоса»

— Ах, как бы мне хотелось свернуть ему шею! — пробормотал старик Пит в пустоту.

Растянувшись на песке, он прослушивал запись под лучами солнца Рагны спектрального класса G2, преодолевавшими расстояние приблизительно в 156 миллионов километров. Ему было восемьдесят один год, но на свои лета он никогда не выглядел, никогда их не чувствовал. Ноги, правда, тощие, жилистые — настоящие петушиные, по его выражению, — кожа обвисла на шее и сморщилась вокруг глаз, прежняя шевелюра начисто исчезла спереди, но двигался старик Пит легко и быстро, энергично размахивая руками и прямо держа спину.

Он любил солнце. Любил на нем сидеть, греться, жариться. Седеющие волосы выгорели добела, загрубевшая кожа приобрела темно-коричневый оттенок, подчеркивая карий цвет глаз. Только на высоком лбу шелушились белые чешуйки. Врач сказал, актинический кератоз, или как там его. От чрезмерного воздействия солнца, особенно на Рагне с ее относительно тонким озонным слоем. Может развиться рак кожи, сказал врач. Поберегитесь. Вот эта примочка размягчает ороговевший слой. Либо отныне ежедневно пользуйтесь лосьоном для загара, либо сидите в тени.

Старик Пит не сделал ни того ни другого. Если кератоз превратится в злокачественный, найдется еще какая-нибудь примочка. А до тех пор от всей души порадуемся солнцу.

Вдобавок это его личное солнце. По крайней мере, то, что светит на этот вот остров. Море Кель простирается во все стороны до сплошного ровного горизонта, где сливается с более светлой голубизной неба. Остров представляет собой продолговатый каменисто-песчаный клочок длиной около километра, шириной вдвое меньше, с единственным домом, редкими чешуйчатыми деревьями — пожалуй, и все. Но это собственность Питера Пакстона, и ничья больше. Он купил его вскоре после ухода из КАМБа и редко покидал. Для таких случаев на крыше дома стоит на приколе флитер высшего класса.

Итак, старик Пит лежал на берегу на спине, с залитыми красным светом глазами от проникавшего под веки солнца, и вслушивался в записанные мужские голоса. В правой руке держал распечатку, предпочитая слышать оригинал. На бумаге не воспроизводятся тончайшие нюансы интонаций, не менее для него важные, чем значение слов.

Он и без распечатки прекрасно знал, кто когда говорит. Никогда этих людей не встречал, но голоса, звучавшие в записи, были ему знакомы нисколько не хуже собственного. Старик Пит уже много лет время от времени устанавливал слежку за иерархами Перестройщиков, а получив не так давно сообщение о подготовке во внутреннем круге чего-то особенного и до жути секретного, повысил бдительность. Обязательно надо выяснить, что затевается.

Запись кончилась. Он с кряхтеньем сел.

— Бедный Дойл Катера — чуть не вляпался по уши в неприятности. Моральные принципы серьезно пытались пробиться наружу. И почти что пробились. Тогда де Блуаз прозрачно намекнул на выборы, на угрозу лишиться места в Собрании — важнейшие для политика вещи, — и этические соображения снова нырнули на самое дно. Ну что ж, — вздохнул он, — пожалуй, ничего больше ждать не приходится…

Прибывший на остров гость бесстрастно сидел с другой стороны от плеера. Старик Пит посмотрел на него.

— Что скажешь, Энди? — спросил он.

Эндрю Телла пожал плечами. Манеры этого невысокого смуглого темноволосого мужчины до сих пор свидетельствовали о прошлых усиленных тренировках в рядах федеральных вооруженных сил. Ему не хотелось высказывать свое мнение. Он сыщик, оперативник. Его дело — добывать информацию, и это у него хорошо получается. Клиент — старик Пит — завел речь об этике, а Телла не любил обсуждать нравственные проблемы. Не то что сама тема ему неприятна, просто его моральный кодекс несколько отличается от представлений большинства других людей. Он без зазрения совести лезет в дела, которые окружающие стараются держать в секрете. Происходят события, свершаются факты. Они принадлежат тем, кто может их обнаружить и выведать. Отчасти поэтому Энди и занимается своим делом — ради процесса поиска и открытия. Тем не менее даже этот процесс иногда бывает банальным и скучным — разгадывай замыслы или следи за поступками жен, деловых партнеров, конкурентов клиентов… Но потом подвернется какой-нибудь Питер Пакстон, и начинаются совсем новые игры. Заказчик без всяких политических связей желает проникнуть в секреты крупнейших политиков Федерации. Вот настоящая задача, и очень даже прибыльная.

Не получив словесного ответа, старик Пит продолжал:

— Ты отлично управился. Действительно всадил жучок в засекреченный конференц-зал! Как же это тебе удалось?

— Без всякого труда, — самодовольно ухмыльнулся Телла. — Лопухи установили мудреную охранную систему, сетки-глушилки, детекторы, поставили дурацкую прозрачную мебель, а входящих сканировать не додумались. Я просто ночью перед совещанием запихнул жучок в каблук левого башмака Катеры, а через два дня вытащил. Результат вы только что слышали.

Старик Пит рассмеялся, устремив взгляд к горизонту:

— Все бы отдал, чтоб сунуть эту самую запись под нос де Блуазу и прокрутить. К сожалению, об этом не может быть речи. Пусть спокойненько идут своей дорогой в прежней уверенности, будто их замыслы остаются большим секретом. — Он помолчал. — Знаешь, а ведь мы во второй раз слышим упоминание о Диле. По-моему, пора тебе совершить небольшое путешествие на планету, постараться разведать, что их там так сильно интересует.

— Вариант, пожалуй, не самый практичный, — возразил Телла. — На розыски на Диле у меня, скорей всего, уйдет чересчур много времени. Лучше начать с федерального Бюро патентов и авторских прав. В конце концов, мы ищем какое-то «технологическое открытие», а только буйный сумасшедший не станет его регистрировать, прежде чем выпускать на рынок. У меня случайно имеются кое-какие связи в Бюро.

— Пожалуй, верно, — согласился Пит. — Скажи, ты когда-нибудь занимался промышленным шпионажем?

— Пару раз в самом начале, — поколебавшись, признался Телла. — С тех пор у меня и остались контакты в Бюро. Впрочем, это никогда мне особо не нравилось.

Старик Пит вздернул брови, и сыщик это заметил.

— Я вором себя не считаю, — воинственно заявил он. — Раскапываю информацию, которую люди предпочитают хранить в тайне, но не краду плоды чужого труда и ума. Поэтому и работаю с Ларри. Он придерживается такого же правила.

Старик Пит изумленно всплеснул руками:

— Разве я сомневаюсь в твоих моральных принципах?

— Судя по выражению вашего лица.

— Ты слишком чувствительный и обидчивый. Прежде чем тебя нанять, я вас с твоим партнером — Ларри Изли — досконально проверил. Знаешь, провел тщательное исследование. Подыскивал работающих под прикрытием оперативников, которые серьезно относятся к своему делу и к своей репутации. Вы оба отвечаете требованиям. Теперь отправляйся в Центр Федерации, на Дил, куда сочтешь нужным, разузнай все возможное об открытии, за которым гоняется де Блуаз со своими крысами.

Несколько смягчившись, Эндрю Телла кивнул и потянулся к стоявшему между ними плееру. Накрыл его сверху маленькой коробочкой, нажал кнопку, крошечный серебристый шарик прыгнул в нее, притянутый магнитом, после чего коробочка, щелкнув, захлопнулась. Он встал на ноги.

— У вас средства, конечно, имеются, мистер Пакстон, — заметил Энди, окинув взглядом остров и дом, — но, если вы пожелаете нарушить их планы и отвесить в зад пару пинков, понадобится гораздо больше.

— Почему ты решил, будто я вообще собираюсь вмешаться? Может быть, доживающего свои дни старика просто терзает праздное любопытство…

Сыщик ухмыльнулся:

— Кого вы пытаетесь провести? Сами сейчас говорили про тщательное исследование. Это моя профессия. Думаете, я по вашему поручению побежал шпионить в Центр Федерации, предварительно не проверив, кто вы такой, где были и как туда попали? Насколько мне известно, вы за всю свою жизнь не сделали ни единого шага без определенной конечной цели. Для вас данный случай не просто политика — тут у вас еще личная ставка, но это ваше дело. Просто предупреждаю: в деле замешаны весьма влиятельные шишки. Вам понадобится помощь, мистер Пакстон.

Старик Пит вновь опрокинулся на спину на песок и закрыл глаза.

— Это я прекрасно понимаю. Только пока давай посмотрим, нельзя ли точно выяснить, за чем они охотятся. — Не открывая глаз, он махнул рукой. — Сообщи, когда что-то узнаешь.

Старик Пит лежал, обдумывая имеющиеся варианты, ощущая затылком вибрацию раскаленного песка от удалявшихся шагов Теллы. В голове забродили мысли. Надо немедленно приступать к организации контрудара, иначе он рискует оказаться не подготовленным к началу решительных действий.

Значит, придется вернуться в КАМБ.

На него нахлынул поток воспоминаний. Более полувека назад они с Джо Финчем на жалкие гроши основали Консультативное агентство по межзвездному бизнесу. Если точно сказать, с тех пор прошло пятьдесят четыре года. Трудно поверить, что утекло столько времени. Но, припомнив успехи и достижения, удивляешься, чего они успели добиться.

Все началось на Земле, когда совсем молоденький Питер Пакстон получил от Джозефа Финча, издателя и редактора компании «Финч-Хаус букс» сообщение, что его рукопись о теории и практике межзвездного бизнеса принята к публикации. Мистеру Финчу хотелось бы лично с ним встретиться.

Первая встреча до сих пор отчетливо жива в памяти. Сгорбившись над захламленным письменным столом, Джо Финч, то и дело впиваясь в собеседника пронзительным взглядом, объяснял, какую революцию произведет книга Пита в межзвездной торговле. Причем — подумать только — написанная автором, который даже в выходные никогда на Луне не бывал!

Весь день они сидели в кабинете. Джо Финч — всеядный ненасытный пожиратель информации — обладал впечатляюще широкими интересами и познаниями. Пространно, со знанием тонкостей, рассуждал о последних попытках бурения нейтронных звезд, огласил импровизированную диссертацию о причинах недавнего пополнения списка исчезнувших с лица Земли образцов флоры и фауны, предложил техническое толкование собственных экспериментальных способов голографической фотосъемки, перешел к изложению своего непоколебимо неортодоксального взгляда на нынешнее финансовое и политическое положение Земли. И во всех его рассуждениях сквозила невидимая логическая ниточка, неким непостижимым образом связывающая разнообразные темы в единое целое.

Не один час проболтав взахлеб в офисе, новоиспеченные друзья отправились домой к Финчу, где он жил в одиночестве, не считая ручного гигантского муравьеда. Остаток вечера прошел в гостиной за разговорами и дегустацией принадлежавшей Джо Финчу исчерпывающей коллекции образцов натурального шотландского виски, пока оба не отключились в креслах.

Живя всю жизнь среди однородной, послушной и добропорядочной массы землян, Пит никогда еще не встречал такой сильной личности. Тот вечер положил начало тесной дружбе — столь тесной, что, когда Джо, навлекший на свою голову гнев главного администратора планеты, покинул Землю, Питер Пакстон, книга которого так и не вышла, отправился вместе с ним. И разумеется, с муравьедом.

Они прилетели на Рагну, где сняли офис, решив вместо публикации дать книге Пита практическое применение. Частным предпринимателям в те времена было не так-то легко получить ссуду на Рагне, но им это удалось, и партнеры объявили об открытии Консультативного агентства по межзвездному бизнесу — длинное название на маленькой дверце.

Вскоре приступили к консультациям. Пошли первые клиенты — немногочисленные мелкие независимые торговцы с робкими мечтами об укрупнении или слиянии. Пит закладывал в свои теоретические программы данные о типе продукции, демографические прогнозы, оценки численности населения, политические переменные для конкретного сектора и так далее, прогонял на компьютере в абонированное время. Потом компьютерные результаты прогонялись через Джо Финча, который их обрабатывал с помощью необъяснимого сочетания интуиции и рыночного опыта. Затем разрабатывалась стратегия.

Успех шел в руки медленно. Эффективность программ КАМБа никогда сразу не проявлялась. Окончательное доказательство, как всегда, давал рынок, а на это нужно было время. Однако Джо с Питом тщательно выбирали клиентов, отсеивая фантазеров и легковерных художников от серьезных предпринимателей, и через шесть-семь стандартных лет по торговым путям разнеслась весть, что двое парней из маленькой конторки на Рагне свое дело по-настоящему знают.

Жиденький ручеек заказов вскоре разлился неиссякаемым потоком, КАМБ начал перебираться в более просторные помещения, обзаводиться вспомогательным персоналом. К тому времени оба партнера обрели спутниц жизни, Джо стал отцом Джозефа Финча-младшего, жизнь была прекрасна.

Агентство расширялось, заключив за два стандартных десятилетия постоянные деловые контракты со многими ведущими фирмами, занятыми в межзвездной торговле, которые даже не думали выйти на новый рынок, предварительно не посоветовавшись с Джо и Питом. Впрочем, партнерам особенно нравились маленькие маргинальные предприятия, предлагавшие принципиально новую продукцию, способы производства, фантастические теории, в которые никто не верил. Крупные престижные контракты поддерживали КАМБ на плаву, сомнительные не позволяли владельцам потерять интерес к делу. С первых клиентов они получали умеренный гонорар за услуги, с последними договаривались о проценте с дохода через тот или иной период времени. Шли годы.

Они разбогатели. Когда в другие миры просочились известия о подвигах Джо на Земле, которые разлучили его с родной планетой, он стал на Рагне знаменитостью своего рода. Бездетный брак Пита распался. С планеты на планету распространялось психическое заболевание под названием «белая горячка», поразившее нескольких сотрудников КАМБа. С Толивы явился мужчина, именующий себя Целителем, заявляя, что лечит горячку, и действительно это ему удавалось. КАМБ заключил контракт на строительство собственного административного здания, сдавая помещения другим частным фирмам.

Бывали забавные необычные случаи. Однажды, к примеру, Джо с Питом чуть не лишились целого состояния, одураченные чрезмерно продвинутым клоном известнейшего в освоенном космосе финансиста. Клон, разумеется, был уничтожен — по Закону о клонах, действующему почти на всех планетах, — о чем они оба страшно жалели, полностью очарованные мошенником.

Пережили почти подлинную трагедию, когда Джо-младший вскоре после поступления в фирму едва не погиб при утечке радиации на строительной площадке. Тогда ему было всего восемнадцать, он умудрился выжить.

Отпраздновали появление на свет Джозефины Финч, пополнившей супружеский союз Младшего через пять лет после женитьбы. Чуточку поздноватое по стандартам внешних миров событие вознаградило ожидания всех заинтересованных лиц.

Потом разразилась истинная трагедия. На высоте двух километров у флитера, в котором летел Джо-старший с женой и невесткой, отказал двигатель.

Дела временно пришли в расстройство. Хотя Джо поговаривал, что через несколько месяцев выйдет в отставку, отметив семидесятипятилетие, совпадавшее с тридцатипятилетием КАМБа, никто не воспринимал разговоры всерьез. Каждый твердо надеялся еще долгие годы после официальной отставки каждое утро видеть его в офисе. Теперь его не стало. С тех пор КАМБ никогда уже не был прежним.

Все, включая Пита, видели в сыне Джо его преемника, которому суждено заполнить пустоту, но Младший не оправдал ожиданий. По неким соображениям, известным лишь ему самому, он покинул Рагну без какой-либо конкретной цели. С тех пор никто о нем не слышал, никто его не видел. Тело год спустя обнаружили в глухом переулке на Джебинозе с церемониальным кинжалом ванеков в сердце.

Перед отъездом Младший доверил свой пакет акций Питу, в руки которого после его смерти полностью перешел КАМБ. Однако старик Пит — приблизительно в то время приставка «старик» бесповоротно приклеилась к его имени — категорически не желал заниматься делами. Он назначил совет директоров под своим председательством, взяв за твердое правило никогда не присутствовать на заседаниях. Так продолжалось несколько лет. Директора обеспечивали вполне приличную деятельность агентства, хоть без прежнего пыла и блеска, укрепляя в процессе свое положение. Старик Пит не обращал на них никакого внимания, увлекшись новым хобби, которое называл «политическим шпионажем», уделяя ему почти все время. Он преследовал свои цели, используя лучшие методы, какие можно купить за деньги. Хобби как бы успокаивало предчувствие надвигающейся политической угрозы, унаследованное от старшего Джо.

Сложившееся положение дел длилось бы до бесконечности, если бы в один прекрасный день в кабинет старика Пита не ворвалась привлекательная и довольно воинственно настроенная девятнадцатилетняя девушка, потребовав передать в ее распоряжение отцовский пакет акций КАМБа. Джозефина Финч достигла совершеннолетия.

Старик Пит без всяких колебаний отдал ей акции. Единственная наследница Младшего имела на то полное право. Потом она попросила доверить ей на время его акции, и он согласился по собственным тайным причинам. Потом Джозефина Финч принялась переворачивать КАМБ с ног на голову. Результат повлек за собой лавину добровольных отставок в совете директоров и насильственное увольнение самого старика Пита.

Уйдя из агентства, он получил возможность уделять больше времени политическому шпионажу и вот теперь наткнулся на нечто угрожающее межзвездной торговле в целом. Что замышляется, точно пока неизвестно, но, если Перестройщики толкуют о полумиллионе федеральных кредиток, дело серьезное. Очень серьезное. А то, что хорошо для Перестройщиков, плохо для старика Пита — плохо для КАМБа, для компаний, которые он много лет консультировал, плохо для свободы, которая до сих пор придавала смысл его жизни.

Телла прав. Задача для него непосильная. Потребуется помощь, которую можно получить только в КАМБе.

Подобное заключение не принесло большого облегчения. Между ним и Джо до сих пор чувствуется неприязнь — исключительно с ее стороны. Вынужденная отставка удивила и обидела старика Пита, особенно после того, как он, вопреки возражениям совета директоров, передал ей свои акции, но он не стал бороться. Давненько серьезно подумывал об отказе от номинально активной роли в компании, не предпринимая конкретных шагов. Увольнение решило проблему, и старик Пит спокойно уехал на остров в море Кель, купленный вскоре после смерти Младшего.

Нет, он на нее зла не держит — для этого девушка слишком похожа на Младшего. Хотелось бы сказать о ней то же самое. Ничего понять невозможно. Она неизменно относится к нему с подспудной враждебностью, причем без каких-либо видимых поводов.

Старик Пит задумчиво вздохнул, поднялся на колени, встал на ноги. Страшно не хочется покидать остров. Больше того, страшно думать о новой встрече лицом к лицу с бешеной, дикой девчонкой. Потому что при виде ее обязательно возвращаются воспоминания о Джо-младшем.

А вспоминать Младшего всегда немного грустно.


Содержание:
 0  Колесо в колесе Wheels within wheels: A novel of the LaNague Federation : Фрэнсис Вилсон  1  вы читаете: 1. СТАРИК ПИТ : Фрэнсис Вилсон
 2  2. МЛАДШИЙ : Фрэнсис Вилсон  3  3. ДЖО : Фрэнсис Вилсон
 4  4. МЛАДШИЙ : Фрэнсис Вилсон  5  5. СТАРИК ПИТ : Фрэнсис Вилсон
 6  6. МЛАДШИЙ : Фрэнсис Вилсон  7  7. ДЖО : Фрэнсис Вилсон
 8  8. ДЕ БЛУАЗ : Фрэнсис Вилсон  9  9. ИЗЛИ : Фрэнсис Вилсон
 10  10. ДЖО : Фрэнсис Вилсон  11  11. ДЕ БЛУАЗ : Фрэнсис Вилсон
 12  12. ИЗЛИ : Фрэнсис Вилсон  13  13. ТЕЛЛА : Фрэнсис Вилсон
 14  14. ДЖО : Фрэнсис Вилсон  15  15. ДЕ БЛУАЗ : Фрэнсис Вилсон
 16  16. ДЖО : Фрэнсис Вилсон  17  Эпилог : Фрэнсис Вилсон
 18  Использовалась литература : Колесо в колесе Wheels within wheels: A novel of the LaNague Federation    



 




sitemap