Фантастика : Космическая фантастика : 14. ДЖО : Фрэнсис Вилсон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу




14. ДЖО

Летя в состоянии полного умственного и душевного ступора, Джо едва запомнила путь с Рагны на Джебинозу. Одно потрясение следовало за другим, и лишь после того, как коммерческий лайнер вышел на орбиту вокруг конечной цели, она вновь начала замечать окружающее.

Как только Ларри упал у нее на глазах во время сеанса подпространственной связи, она сразу сама позвонила в космопорт Джебинозы. Тамошний администратор проинформировал, что неизвестный мужчина срочно доставлен в больницу Копии — живой, но в бессознательном состоянии. Следующее послание отправилось в больницу с просьбой обеспечить доставленному из космопорта пациенту максимальный уход и внимание и гарантией полной оплаты лечения и услуг с такого-то расчетного счета в секторальном банке.

Затем последовал очередной удар: решив лично лететь на Джебинозу со стариком Питом, которого не хотелось терять из виду, Джо узнала, что он уже несколько дней назад сам отправился на планету. Она к тому времени не испытывала ни малейших сомнений в причастности старика Пита к смерти ее отца, а может быть, и к несчастному случаю с Ларри, что бы с ним ни приключилось.

И вот под ней вращается Джебиноза, с виду столь же невинная, как любая планета земного класса, только совсем другая. Джебиноза убила отца, покалечила любимого… Джо никак не решалась сесть в поджидавший челнок, боясь этой планеты.

В голове вертелись мысли об отце, четкие, ясные воспоминания, неподвластные времени. Была между ними неописуемая словами связь, которая после смерти ее матери усилилась так, что ей порой почти казалось, будто она угадывает отцовские мысли. Тогда она не понимала, почему он оставил ее у дяди с теткой и улетел на другую планету. Это сокрушило ее. Она до сих пор не совсем понимает, но хотя бы может примириться. Впрочем, примирение нисколько не облегчает напряженного внутреннего конфликта между не угасшей любовью к отцу и остаточной жгучей обидой, презрением к его трусливому, на ее взгляд, бегству.

Джо снова взглянула на планету в иллюминатор, чувствуя на душе тяжесть, желание на кого-то, на что-то наброситься — на что угодно. Она себя чувствовала гигантской умирающей звездой, которая переживает гравитационный коллапс, стремительно сжимаясь к железному ядру, готовясь превратиться в сверхновую. Впрочем, надо держаться. Нельзя ненавидеть планету. Где-то на Джебинозе скрывается человек, виноватый в несчастье с Ларри. Известно, как он выглядит, — по пути с Рагны она вновь и вновь прокручивала запись подпространственного звонка, пока в памяти прочно не запечатлелась лысеющая голова, болезненно-желтая кожа, безжалостные глаза. Джо ощупала крошечный бластер в мешочке у себя на бедре. Негодяй непременно отыщется…

Старик Пит тоже. Начнется жестокий бой. Фактически он во всем виноват. Сидел бы у себя на острове в море Кель, не возникал в ее жизни, держал бы при себе свои подозрения, и они с Ларри сейчас играли бы в казино в условные шахматы.

Подозрения, правда, небезосновательны — почти определенно существует заговор против Федерации, и надо отдать старику Питу должное за то, что он его разглядел задолго до любого другого. Хотя это не снимает с него вины за скрываемую на лежащей внизу планете тайну.

Стюард подал ей знак, что пора пересаживаться в челнок. Глубоко вздохнув, крепко сжав кулаки, Джо отвернулась от иллюминатора и направилась к шлюзу.


Космопорт, расположенный неподалеку от Копии, служил также аэропортом для местных рейсов и в этот час был битком набит пассажирами. Джо себя чувствовала совсем одинокой, несмотря на толкавшуюся вокруг толпу. Не могла даже назвать свое имя — летела под псевдонимом, заплатив за билет наличными на случай, вдруг кто-нибудь выслеживает пассажирку по фамилии Финч или служащую в КАМБе.

Спустившись с верхнего этажа и спрыгнув с желоба, она впервые увидела ванека, безошибочно узнаваемого по пыльной хламиде, синеватой коже, черным волосам, заплетенным в косу. Он молча сидел, скрестив ноги, прислонившись спиной к столбу в центре просторного переполненного нижнего зала. Левая рука пряталась под хламидой, правая держала на коленях потрескавшуюся нищенскую чашку. На дне тускло поблескивали несколько монет. Мелькавшие пассажиры почти не обращали на него внимания, и ванек в свою очередь как бы не видел, что происходит вокруг. Глаза под нависшими веками были обращены куда-то внутрь.

Джо остановилась, пристально глядя на нищего. Вот один из метисов, убивших ее отца. Возможно, тот самый. А с виду вполне безобидный.

Быстро встряхнув головой, передернув плечами, словно в ознобе, она пошла дальше. Слишком много надо сделать, прежде чем попусту тратить время, глазея по сторонам. Джо прошла мимо ванека на расстоянии вытянутой руки, не глядя на него и, разумеется, не собираясь бросать что-либо в чашку, и поэтому не заметила, что глаза его широко открылись, провожая ее взглядом. Заворачивая за угол, услышала за спиной звон и грохот.

Испуганно обернувшись, увидела стоявшего на ногах ванека, застывшего неподвижно, как статуя, с вытаращенными темными глазами. На полу лежала разбитая глиняная чашка, монетки еще катились в разные стороны. Проходившие по залу пассажиры замедляли шаг, наблюдая за происходящим.

Тут ванек нерешительно, спотыкаясь, направился к ней, остановившись в полуметре.

— Это ты! — хрипло, тоненько прошептал он. Протянул веретенообразную руку, дотронулся до ее плеча. Джо содрогнулась от прикосновения сухих шершавых пальцев.

— Действительно ты… Колесо совершило полный оборот!

Он круто повернулся и заспешил прочь.

Когда ванек исчез из вида, Джо раздраженно поежилась и пошла своей дорогой. То же самое сделали окружавшие ее случайные наблюдатели. Вскоре на сцене остались только два маленьких мальчика, собиравшие рассыпавшиеся монетки среди осколков забытой нищенской чашки.


Она отыскала общедоступную будку видеофона, позвонила в городскую больницу. Из головы не выходил случай с ванеком. Было в этом нечто фантастическое. Кажется, будто он ее узнал. Может, каким-то образом почуял родство между нею и Финчем-младшим? Она вновь передернулась. В любом случае, кто знает, что взбредет ванеку в голову?

На экране появилась женщина средних лет, в традиционном белом медицинском халате.

— Городская больница Копии, — сказала она.

— Мне бы хотелось справиться о пациенте по имени Лоренс Изли, — объяснила Джо. — Три дня назад его доставила «скорая помощь».

— Извините, сведения такого рода считаются конфиденциальными и не распространяются. Если желаете, можете прямо связаться с лечащим врачом пациента.

— Мне сообщили, — перебила Джо, — что три дня назад он был жив. Это хотя бы вы можете подтвердить?

— Могу сказать, что он в стабильном состоянии, и больше ничего, — ответила женщина, видимо чувствуя обеспокоенность собеседницы. — Вам это поможет?

— Конечно, — с явным облегчением кивнула она.

Значит, Ларри держится.

На стене напротив видеоавтоматов горела табличка «Подпространственная связь», и она пошла, следуя указанию мигавшей стрелки. Кабинки стояли посреди длинного низкого мезонина, тянувшегося между залом ожидания и регистрационным залом. Джо остановилась, осматривая шесть будок высшего класса. Все одинаковые — было б практически невозможно определить искомую, но за самой дальней она заметила тележку с инструментами, приглядевшись поближе, увидела мужчину в комбинезоне, согнувшегося на полу, заглядывая в смотровое окно.

Играя ва-банк, она открыла дверцу:

— Уже выяснили, от чего пострадал тот самый мужчина?

Техник поднял голову:

— Никто здесь ни от чего не пострадал, леди. Все в полном порядке, — воинственно заявил он.

— Мне хотелось бы кое-что выяснить об этих будках, — начала Джо, но техник раздраженно ее перебил:

— Слушайте, я ничего рассказывать не собираюсь. Если у вас есть вопросы, обращайтесь в главную контору компании «Адамс лизинг».

— Хорошо, так я и сделаю.

Она взяла напрокат флитер, набрала кодовый номер главного офиса компании и сидела, погрузившись в размышления, не обращая внимания на проплывавшую внизу Копию. Флитер автоматически остановился над конечной целью, и она посадила его на крышу.

В конторе ее встретил за стойкой худой мужчина с ястребиным профилем.

— Чем могу вам помочь? — спросил он елейным тоном при ее приближении.

— Меня интересуют ваши кабины для подпространственной связи.

Табличка на стойке представляла заметно просветлевшего мужчину как Олвина Мирра.

— Ах! Желаете абонировать?

— Нет. Просто хочу, чтоб кто-нибудь ответил на несколько вопросов.

Мистер Мирр охладел.

— А. Тогда все, что нужно, найдете вот здесь. Он резким движением бросил через стойку буклет и собрался уйти.

— Ну-ка, слушайте! — взорвалась Джо, швырнув ему в лицо рекламную брошюру. — Один из моих сотрудников — который, кстати, отличался прекрасным здоровьем, пока не зашел в вашу будку, — третий день лежит в местной больнице, и от ответов, которые вы мне сейчас здесь дадите, будет, скорее всего, зависеть, утонете ли вы по уши в судебных разбирательствах!

Мистер Мирр стал вдруг необычайно сговорчивым:

— Должно быть, вы имеете в виду прискорбное происшествие в космопорте. Нам, разумеется, страшно жаль, что так вышло, но могу безоговорочно вас заверить в абсолютной безопасности наших кабин. Особенно моделей высшего класса, снабженных всевозможной надежнейшей изоляцией. В каждой даже пси-щит установлен. Мы ничего не упустили из виду. Чем еще я вам могу…

— Стойте! Обождите, — перебила Джо поток объяснений. — Вы говорите, в кабинах есть пси-защита?

— В моделях высшего класса есть, — кивнул он. — Для полной конфиденциальности. Абонент при желании может даже стекло затемнить, чтобы сообщение нельзя было прочесть по губам.

— А зачем пси-изоляция?

— Порой в этих кабинах передается важнейшая деликатная информация, касающаяся деловых и политических проблем самого высокого уровня. Наши клиенты должны быть уверены, что мы приняли все меры для обеспечения безопасности. Им известно, что даже телепат их не слышит.

Джо задумалась.

— Изоляция действует в том и другом направлении? — уточнила она после паузы.

— Я не понимаю, — начал было Мирр с озадаченным выражением на лице, а потом спохватился: — а, ясно, что имеется в виду. Да, пси-зищита не односторонняя, она действует по обеим сторонам кабины.

— Спасибо! — поблагодарила Джо и направилась на крышу.

Следующая остановка — больница. Она набрала код, размышляя о пси-изоляции. Прежде чем потерять сознание, Ларри упомянул о «темной лошадке» — пси-таланте, который к чему-то причастен. К чему, он не успел сказать, — то ли к смерти ее отца, то ли к де Блуазу… Потом появился страшный человечек, заглянувший в будку. Интересно. Может быть, Ларри должен был умереть в той кабинке и пси-щит спас ему жизнь?

Тогда это означало бы, что в деле замешан пси-киллер, а их, предположительно, не бывает. Конечно, рыщущим по освоенному космосу пси-киллерам хочется всем внушить именно эту мысль. Подтвержденных случаев не имеется, но Джо была уверена, что где-нибудь существует пси-талант, способный убивать на расстоянии, силой воли. Среди триллионов людей на обитаемых планетах должен быть, как минимум, один — а скорее всего, не один.

Одно точно известно: Ларри что-то здесь раскопал, что-то потенциально опасное для де Блуаза или для его планов. В кратком прерванном сообщении звучал даже намек на причастность де Блуаза к смерти ее отца. Разве это возможно?

Если связующим звеном не служит старик Пит.

Флитер замедлил ход и завис. Внизу ждала городская больница Копии.


Джо раньше никогда не бывала в больницах и не нашла в первом опыте ничего приятного. Возникало впечатление, будто огромное здание существует отдельно от общества, изолировано в своем собственном времени и пространстве. Здешнюю субкультуру составляют физически больные и те, кто за ними ухаживает. Ничто больше роли не играет.

Сестра проводила ее к отдельной палате Ларри, где она случайно застала его лечащего врача, совершавшего дневной обход. Почти все медицинские и санитарные процедуры в больнице могли бы гораздо быстрей и дешевле выполнять машины. Но полностью автоматизированные больницы пробовали создать давно… и признали невыгодными. Пациенты там просто плохо себя чувствовали. Выяснилось, что персональный уход со стороны другого человеческого существа гораздо благотворней влияет на физиологическое состояние больного, чем работа автомата. Поэтому реальное появление время от времени дежурного врача и постоянное присутствие обслуживающего персонала осталось непременным условием больничной рутины.

— Сначала мы это приняли за очередной случай белой горячки, — объяснял доктор, смуглый плотный мужчина с отрывистой речью, не тративший напрасно ни слов, ни времени. — Но горячку научились успешно диагностировать, и здесь решительно что-то другое.

Джо удивил абсолютно здоровый вид Ларри. Легко дыша, он спокойно лежал в кровати с умиротворенным выражением на лице. Прилег поспать после обеда — иначе не скажешь. Только никто не может его разбудить.

— Страдающие горячкой, — продолжал доктор, — отказываются реагировать на любые внешние стимулы. Патологический процесс отчасти заключается в том, что сознательная и подсознательная области мозга принимают стимулы и блокируют ответы. У мистера Изли, похоже, совсем другой случай: полная деафферентация.

— Я вынуждена попросить вас объяснить этот термин, — сказала Джо, не сводя глаз с лица Ларри.

— Ну, это означает, что его сознание не воспринимает ни один — подчеркиваю, ни один — внешний стимул. Грубо говоря, представьте себе компьютер без единого входного устройства.

— Что же могло послужить причиной?

— Не знаю. Он был психически стабилен? Понимаете ли, возможно, мы имеем дело с психопатическим состоянием.

— Он был стабилен не меньше любого другого нормального человека. — Джо взглянула на врача. — А… эта самая деафферентация, как вы говорите, не может служить защитным механизмом?

Доктор снисходительно улыбнулся:

— В высшей степени невероятно. Даже если б могла, тут нет ничего хорошего. Все равно что сунуть в песок голову — довольно бесполезно для тела.

— Полезно, когда кто-нибудь целится именно в голову, — пробормотала Джо, поймала удивленный взгляд собеседника и переменила тему: — Скоро он выйдет из этого состояния?

— В данный момент невозможно сказать. Завтра, через неделю, через год — я не знаю. Когда-нибудь выйдет.

— Вы уверены?

— Насколько возможно в отсутствие предшествующего опыта. Утренние анализы свидетельствуют о слабом снижении уровня деафферентации. Незадолго до вашего прихода их вновь повторили, и, если они покажут дальнейшее снижение, нам удастся оценить темп ремиссии и сообщить вам прогноз.

С тем он повернулся и вышел из палаты.

Джо вновь переключилась на Ларри, еще сильней ощущая душевное напряжение, готовое привести к взрыву. С ним вообще не должно быть такого — невыносимо видеть сильного талантливого мужчину, беспомощно лежащего в коме. И она ничем не может помочь…

Джо вцепилась в верхний прут решетки, ограждавшей сбоку койку, стиснула так, что побелели и протестующе захрустели костяшки пальцев. Собралась завопить от отчаяния, но сдержалась. Отложим до встречи с тем, кто это сделал.

Со временем она заставила себя успокоиться, медленно и глубоко дыша. Выпустила решетку, медленно прошлась по палате, скрестив на груди руки. И почти пришла в себя к возвращению доктора.

— Прогресс замечательный, — деловито сообщил врач. — Если дело пойдет такими же темпами, через шесть — восемь часов очнется.

У нее екнуло сердце.

— Как он себя будет чувствовать после этого?

— Откуда я знаю? — пожал доктор плечами. — Можно только гадать. Возможно, полностью придет в сознание, хорошо отдохнув, как бы после крепкого и спокойного ночного сна. Возможно, будет в необратимом психопатическом состоянии. Обождем, увидим.

Дежурные санитарки сменились, перед уходом врача в палату вошла другая старшая сестра.

— Извините, — сказала она, — время для посетителей истекло.

— Не для меня, — отрезала Джо таким тоном, что сестра заколебалась, оглянувшись на доктора.

— Пусть останется, — разрешил он. — Палата отдельная, никому она не помешает.

Сестра пожала плечами:

— Если вы позволяете, это меня не волнует. После их ухода Джо рухнула в кресло, щелкнула рычажком, глядя, как часть наружной стены становится прозрачной. Полыхал грандиозный закат, она, закрыв глаза, подставила лицо под гаснущий теплый кровавый свет солнца, пока оно не скрылось из вида за соседними зданиями. И оглянулась на шум за спиной.

В открывшуюся дверь входила процессия из пяти фигур, закутанных в плащи с капюшонами. Последний закрыл за собой створку, и все разом откинули капюшоны, демонстрируя сине-серую кожу, высокие лбы, длинные черные волосы, заплетенные в одну косу.

Ванеки!

Джо вскочила, когда первый вошедший направился к ней. Внешне он ничем не отличался от других, за исключением темно-синего пигментного пятна почти посередине лба, чуть левее. Хотя в их поведении не было ничего угрожающего, она встревожилась… Эти существа спокойно позволили себе убить ее отца!

— Что вам нужно? — спросила она, проклиная себя за дрогнувший на последнем слове голос.

Тот, кого можно было принять за предводителя, остановился перед ней и поклонился в пояс. Четверо его спутников сделали то же самое. Склонившись, они монотонно запели на древнем языке ванеков. Непривычные мелодичные звуки странным образом успокоили Джо. Выдержав финальную ноту, ванеки распрямились.

Потом предводитель выпростал руки из-под хламиды. В правой он держал потрескавшуюся глиняную чашу, в левой — искусно вырезанное изображение фруктового дерева в полном цвету.

— Это принадлежит тебе, — просвистел он. Джо не смогла до конца разгадать интонацию.

В ней звучало глубокое почтение, но присутствовал также оттенок благоговейного страха, смешанного с виновностью и стремлением оправдаться.

Приняв дары, она хотела что-то сказать, однако не сумела. Знала, что точно такие подарки преподнесли когда-то отцу, и, держа их в руках, вновь вдруг почувствовала близость с ним.

— Враг рядом, — сказал предводитель. — Но мы ему не дадим еще раз причинить тебе зло. Я об этом позабочусь.

— Враг? — воскликнула она, опять обретая дар речи. — Кто он? Где его найти?

— Колесо в колесе, бендрет, — последовал ответ.

После чего пять ванеков накинули капюшоны и потянулись к двери, не сказав больше ни слова. Изумленная Джо просто стояла посреди палаты, глядя им вслед. А когда послышался стук закрывшейся двери, очнулась и побежала за ними.

Коридор был пуст. Из-за угла вывернула медсестра, и Джо ее остановила, обратившись с вопросом:

— Куда пошли ванеки? Сестра склонила к плечу голову.

— Ванеки?

— Да. Пятеро, которые только что были в палате Лоренса Изли.

— Моя милая, — коротко рассмеялась сестра, — я полжизни работаю в этой больнице и никогда не видела здесь ни одного ванека, не говоря уже о пяти! У них своя медицина. — Она на секунду нахмурила брови. — Хотя, если подумать, в последнее время они в самом деле частенько шатаются вокруг больницы. Наверно, могли бы проскользнуть, но зачем — не могу себе даже представить.

— А как насчет камеры наблюдения? — Высоко на стене напротив изножья кровати Ларри Джо заметила плату видеокамеры. — Кто-нибудь видел их на экране?

— Камера следит только за койкой больного, — сухо ответила сестра. — Теперь, если не возражаете, мне надо работать.

Джо рассеянно кивнула и вернулась в палату. Поставила чашу и статуэтку на тумбочку у кровати, пододвинула кресло поближе. Здесь она переночует. Несмотря на усталость, сомнительно, что сумеет заснуть.


Содержание:
 0  Колесо в колесе Wheels within wheels: A novel of the LaNague Federation : Фрэнсис Вилсон  1  1. СТАРИК ПИТ : Фрэнсис Вилсон
 2  2. МЛАДШИЙ : Фрэнсис Вилсон  3  3. ДЖО : Фрэнсис Вилсон
 4  4. МЛАДШИЙ : Фрэнсис Вилсон  5  5. СТАРИК ПИТ : Фрэнсис Вилсон
 6  6. МЛАДШИЙ : Фрэнсис Вилсон  7  7. ДЖО : Фрэнсис Вилсон
 8  8. ДЕ БЛУАЗ : Фрэнсис Вилсон  9  9. ИЗЛИ : Фрэнсис Вилсон
 10  10. ДЖО : Фрэнсис Вилсон  11  11. ДЕ БЛУАЗ : Фрэнсис Вилсон
 12  12. ИЗЛИ : Фрэнсис Вилсон  13  13. ТЕЛЛА : Фрэнсис Вилсон
 14  вы читаете: 14. ДЖО : Фрэнсис Вилсон  15  15. ДЕ БЛУАЗ : Фрэнсис Вилсон
 16  16. ДЖО : Фрэнсис Вилсон  17  Эпилог : Фрэнсис Вилсон
 18  Использовалась литература : Колесо в колесе Wheels within wheels: A novel of the LaNague Federation    



 




sitemap