Фантастика : Космическая фантастика : II : Фрэнсис Вилсон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  41  42  43  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  82  83

вы читаете книгу




II

Жизнь богатого бездельника мне ужасно прискучила — главным образом потому, что я не привык быть богачом. Мне совершенно нечем было заняться. Вот в чем трудность, когда неожиданно получаешь богатство в каком-нибудь нелегальном виде, например в золоте. Чтобы не привлекать к себе ненужного внимания Центральной базы данных, пришлось сплавить золото через Элмеро, а денежки тратить потихоньку.

Но даже если бы я разбогател законным способом, мне трудновато было бы потратить все, что у меня было. Путешествовать я не люблю, много не пью, не нюхаю, не принимаю стимуляторов. У меня нет друзей, с которыми я мог бы сорить деньгами. Я баловал себя только одним способом: покупал первоклассные дискетки. Проводил массу времени в саду наслаждений, по очереди вставляя их себе в череп, пытаясь насытить свою лимбическую систему перед тем, как начать медленный и болезненный процесс отключения.

Я начал постепенно отучать себя от дискеток, увеличивая интервалы между их введением, растягивая периоды, готовя себя к последующей разблокировке. Я отучался уже почти целый год. Отвыкание от дискеток — самое трудное из всего, что мне пришлось пережить до тех пор, и безделье лишь усиливало мучения.

Поэтому я снова открыл свой офис в комплексе «Верразано». Думал, что и там буду мучиться от безделья, но угадайте, кто явился ко мне в первый же день?

Нед Спиннер! Он не позвонил, не постучал, а буквально вломился ко мне и с порога загнусил:

— Дрейер! Поганый сукин сын! Я знал, что рано или поздно ты вернешься! Где она?

— Кто?

Я понимал, кого он имеет в виду. Джин. Спиннер докучал мне еще долго после ее исчезновения — даже наведывался ко мне домой. Наконец я переехал в квартиру у наружной стены, и на некоторое время он от меня отстал. И вот теперь вернулся. Наверное, он не переставал следить за моим крохотным офисом.

Придурок Спиннер не вызывал у меня никаких чувств, кроме ненависти. Он постоянно таскался в одном и том же комбинезоне из псевдобархата. Вот и в тот день заявился в нем. Он думал, что у него есть друзья, влияние, считал себя талантливым дельцом. И был им… но только в собственном воображении. На самом деле он был паршивым сутенером, который эксплуатировал клона.

— Спиннер, я ничего не знаю, кроме того, что ты узнал в Центральной базе данных: она села на межпланетный челнок и эмигрировала в другую галактику.

— Чушь! Она все еще на Земле, и тебе известно, где она прячется!

— Честно, я понятия не имею, где она. Но даже если бы и знал, тебе бы точно не сказал.

Он побагровел.

— Если хочешь, играй дальше. Но рано или поздно ты промахнешься. И когда я застукаю тебя с ней, тебе конец, Дрейер! Не стану подавать на тебя в суд за воровство. Я сам с тобой разберусь. И когда я с тобой разберусь, твои куски не запихнут даже в грузовой лифт в твоей крысиной норе!

Да, нечего сказать, он умел выражаться образно и красиво.

Вскоре после его ухода объявился и настоящий клиент. Худощавый, прилизанный; возраст — около тридцати; блестящие волосы по последней моде выстрижены в форме листьев и выкрашены в тон лимонному облегающему комбинезону. Одет по последнему писку моды. Я терпеть не мог таких типов. Может, потому, что его наряд в моем крошечном кабинетике выглядел нелепо, но, главное, потому, что его наряд просто-таки кричал: его владелец — человек стильный до кончиков ногтей. По мне же он демонстрировал только одно: что своей головы на плечах у него не было.

Представившись Эрлом Хамботом, посетитель заявил, что ему нужно кое-кого разыскать.

— Поиск пропавших — моя специальность, — кивнул я. — Кого ищем?

Он замялся; впервые с тех пор, как он вошел, за ультрамодным фасадом проглянуло человеческое лицо. Целую секунду, показавшуюся мне вечностью, я боялся: вот сейчас этот тоже заявит, что у него сбежал клон! Я больше не хотел иметь дела с клонами.

Но он меня удивил.

— Мою дочь, — сказал он.

— Мистер Хамбот, поиски детей — задача властей мегаполиса. Они не любят, когда в их пруду ловят рыбку независимые сыщики.

— Я… ничего не докладывал властям мегаполиса.

Что-то тут не ладилось. Пропажа ребенка — событие сверхъестественное. Тут впору впасть в истерику. В конце концов, землянам в наши дни позволяется иметь всего одного ребенка. Таков закон. У тебя один шанс снять с себя копию, а потом жди естественной смерти. Твой единственный шанс — огромная ценность. Ты не получишь второй возможности ни за что. Ни за какие деньги! И если твой единственный драгоценный ребенок исчезает, ты в слезах кидаешься к властям мегаполиса. Но уж никак не к третьеразрядному частному детективу, чей офис расположен в занюханном комплексе «Верраза-но». Если только…

— В чем дело, Хамбот?

Он покорно вздохнул:

— Она незаконная.

Ага! Это все объясняло. Лишний ребенок. Он превысил квоту. На единицу больше, чем нужно для самозамещения.

— Значит, ваша дочь — беспризорница? Вы собираетесь нанять меня, чтобы я искал беспризорницу? Вы давно подкинули ее в банду?

Хамбот мрачно пожал плечами:

— Три года назад. Мы не могли позволить ее прикончить. Она была…

— Ясно, — кивнул я. — Можете не продолжать.

Терпеть не могу безответственных придурков. Для тех, кто заводит незаконных детей, нет оправдания. Их положение и положение несчастных детей безнадежно. Если вы не хотите, чтобы ребенка отняла и прикончила Комиссия по контролю над рождаемостью — ретроактивный аборт, как некоторые это называют, — у вас есть один-единственный выход: подбросить ребенка в банду уличных детей. Ваш ребенок будет жить, но его жизнь отнюдь не станет увеселительной прогулкой.

Вот идиот, подумал я.

Должно быть, мои мысли явственно читались у меня на липе. Эрл Хамбот сказал:

— Я не дурак. Я подвергся стерилизации. Но наверное, операция прошла неудачно. — Он снова прочитал мои мысли. — Да, ребенок мой. Это доказывает анализ генотипа.

— И вы хотели, чтобы ваша жена выносила ребенка?

— Она так хотела. А раз хотела она, значит, хотел и я.

Эрл Хамбот повысился в моем мнении на пару пунктов. Он мог бы подать иск в суд и с легкостью выиграть дело. А плод бы умертвили. Вот почему он не обратился к властям. Выбрал то, что не продается.

Иногда поступки других людей вызывают у меня шок.

— Давайте начистоту, — предложил я. — Чего вы хотите?

Он изобразил невинность и изумление:

— Я вас не понимаю…

— Отлично понимаете! — У меня заканчивалось терпение. — Даже если я найду вам вашу дочь, вы все равно не сможете ее забрать! Так что вам нужно?

— Просто хочу убедиться, что она жива и здорова.

Он меня достал.

— Так! Чего вы добиваетесь?

Я по-прежнему ничего не понимал. Этот тип отказался от ребенка. Девочка больше не его дочь. Она принадлежит уличной банде.

— Разве вы не смотрите граффити?

— Очень редко.

Обычно я смотрю только четырехчасовые новости. Вот и весь мой вклад в Информпоток. Мне не хотелось признаваться клиенту в том, что за последние лет шесть я настолько пристрастился к дискеткам, что почти все время проводил в дурмане и выпал из привычки следить за граффити.

— Все равно я не до конца им верю, — сказал я. Репортеры, которые запускают в Информпоток капсулы с неподцензурными репортажами, гонятся за дешевой сенсацией.

— Уверяю вас, граффити можно верить. Они, как правило, более достоверны, чем официальный Информпоток.

— Ну, раз вы так говорите…

Я не собирался с ним спорить. Некоторые безгранично верят репортерам-подпольщикам, которые целыми днями забрасывают Информпоток нецензурованными капсулами, будто бы сообщая о «новостях, которые не выдерживают дневного света».

— Значит, вы не слышали о двух беспризорниках, которых нашли два дня назад у подножия небоскреба «Северный Бедекер»? Они разбились вдребезги.

Я покачал головой. Ничего я не слышал. Впрочем, скорее всего, в Информпотоке о разбившихся беспризорниках даже не упомянули. Двое разбившихся малолеток с неустановленными генотипами — несомненные беспризорники. Официально беспризорников не существует, следовательно, об их смерти не сообщается в Информпотоке.

Все знают, что проблема беспризорников очень заботит власти мегаполиса, но ни власти, ни средства массовой информации никогда не сообщают об их существовании. Признать наличие банд малолеток, беспризорников — значит признать наличие проблемы; чего доброго, кто-нибудь найдет способ эту проблему решить. Никто не хотел этим заниматься.

Вот почему беспризорники находились в своего рода чистилище: с одной стороны, они — дети настоящих, таких как мистер Хамбот или я. С другой стороны, у них нет никакого официального статуса. Для властей их как бы и нет. Даже у клонов положение лучше.

— Значит, вы хотите, чтобы я проверил, не является ли ваша дочь одной из погибших?

Подобная проверка не отняла бы у меня много времени. Мне достаточно только…

— Я уже все проверил сам. Это не она разбилась. Я хочу, чтобы вы нашли ее среди живых и привели ко мне.

— Чего ради?

— Просто хочу убедиться, что она жива и здорова.

Мистер Хамбот поднялся в моем мнении еще на один пункт. За кричащим нарядом скрывался парень, которому удалось сохранить в душе человеческие чувства. Он проявляет заботу о ребенке, которого вынужден был выкинуть на улицу. Значит, под слоем грима прячется настоящий человек.

Мне не нравилась перспектива искать ребенка на улице. Родители украдкой подбрасывают беспризорникам младенцев; в первые месяцы жизни все малыши одинаковые. Малышка, которую я буду искать, даже не подозревает, что ее настоящая фамилия — Хамбот. Собственно говоря, кроме родителей, никто не подозревает о том, что есть такая девочка.

— Не знаю… — медленно проговорил я.

Он наклонился вперед и облокотился о столешницу.

— У меня есть отпечатки рук, ног и сетчатки глаза. Даже есть ее генотип. Пожалуйста, найдите ее, мистер Дрейер. Пожалуйста!

— Хорошо, только…

— Я заплачу золотом — вперед!

— Что ж, я попробую.


Содержание:
 0  Охота на клона Dydeetown World : Фрэнсис Вилсон  1  Часть первая СПЛОШНАЯ ЛОЖЬ : Фрэнсис Вилсон
 2  II : Фрэнсис Вилсон  4  IV : Фрэнсис Вилсон
 6  VI : Фрэнсис Вилсон  8  VIII : Фрэнсис Вилсон
 10  X : Фрэнсис Вилсон  12  XII : Фрэнсис Вилсон
 14  I : Фрэнсис Вилсон  16  III : Фрэнсис Вилсон
 18  V : Фрэнсис Вилсон  20  VII : Фрэнсис Вилсон
 22  IX : Фрэнсис Вилсон  24  XI : Фрэнсис Вилсон
 26  XIII : Фрэнсис Вилсон  28  II : Фрэнсис Вилсон
 30  V : Фрэнсис Вилсон  32  VII : Фрэнсис Вилсон
 34  IX : Фрэнсис Вилсон  36  XI : Фрэнсис Вилсон
 38  XIII : Фрэнсис Вилсон  40  XV : Фрэнсис Вилсон
 41  I : Фрэнсис Вилсон  42  вы читаете: II : Фрэнсис Вилсон
 43  III : Фрэнсис Вилсон  44  V : Фрэнсис Вилсон
 46  VII : Фрэнсис Вилсон  48  IX : Фрэнсис Вилсон
 50  XI : Фрэнсис Вилсон  52  XIII : Фрэнсис Вилсон
 54  XV : Фрэнсис Вилсон  56  II : Фрэнсис Вилсон
 58  IV : Фрэнсис Вилсон  60  VIII : Фрэнсис Вилсон
 62  X : Фрэнсис Вилсон  64  XII : Фрэнсис Вилсон
 66  XIV : Фрэнсис Вилсон  68  XVI : Фрэнсис Вилсон
 70  II : Фрэнсис Вилсон  72  IV : Фрэнсис Вилсон
 74  VIII : Фрэнсис Вилсон  76  X : Фрэнсис Вилсон
 78  XII : Фрэнсис Вилсон  80  XIV : Фрэнсис Вилсон
 82  XVI : Фрэнсис Вилсон  83  ЭПИЛОГ : Фрэнсис Вилсон



 




sitemap