Фантастика : Космическая фантастика : XII : Фрэнсис Вилсон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  63  64  65  66  68  70  72  74  76  78  80  82  83

вы читаете книгу




XII

Почти всю ночь я просидел в приемной у Элмеро, нюхая разную дрянь вместе с другими завсегдатаями. У него собрались почти все постоянные клиенты. Минн пришлось подсуетиться, чтобы справиться с наплывом заказов, и ей это не нравилось. Она не привыкла суетиться.

Док тоже был там, но вел себя как-то странно. Без конца спрашивал меня о старой грин-карте Джин — держал ли я ее когда-нибудь в руках и что с ней делал. Я сказал ему все, что мне было известно: карточка недолго была у меня, потом я вернул ее клону. Вот и все. Не знаю почему, но мои слова ужасно его обрадовали. Видимо, перенюхался. Он приставал ко мне с картой раза два или три.

Все только и говорили, что о беспризорниках в Пирамиде; поскольку клиенты у Элмеро те еще, все смеялись, вспоминая, как детишки создали чиновникам неожиданные проблемы. Я тоже ненадолго сделался центром внимания: рассказал, как «осы» выпроваживали беспризорников вон, когда я уходил. Все были потрясены известием о том, что Центр закрыл отделения публичного доступа — пусть хотя бы на несколько минут.

И все вполглаза следили за Информпотоком, который лился из полноразмерной голокамеры в углу. Никаких голоигр, ни драм, ни комедий — сегодня одни дикторы, а зрители ждут, когда произойдет очередной вброс граффити про беспризорников.

— Смотрите, вон четвертый! — закричал я, увидев на экране знакомое лицо. Я надеялся, что он, может быть, украдкой сообщит что-нибудь про беспризорников. — Послушаем этого парня!

Компьютерный образ диктора четвертого канала представлял собой высокого блондина с квадратной челюстью и прямым носом — он был прямой противоположностью Аррелу Ламу. Мгновение четвертый смотрел на нас из своего угла голокамеры, а потом заговорил звучным баритоном:

«Человеческие отбросы Восточного мегаполиса сегодня утром заполонили нижние уровни Центрального административного комплекса. Вот как все было».

Физиономия диктора растворилась в панорамной съемке сегодняшней массовой сцены в Центральном административном комплексе мегаполиса.

«Детей, которых вы здесь видите, — произнес четвертый за кадром, — мы называем беспризорниками. В том случае, если вы сомневаетесь в их существовании, пусть ваши сомнения рассеет наш репортаж. Здесь все по-настоящему. И дети настоящие, и они сегодня заполонили всю Пирамиду.

Приглядитесь получше. Возможно, среди них находятся ваши племянники и племянницы. Один из них может оказаться вашим внуком. Вы ведь ни в чем не можете быть уверены! А некоторые из зрителей узнают в толпе детей сына или дочь. У меня сердце болит за вас».

— Ну и дела! — воскликнула Минн из-за стойки. — По Информпотоку показывают беспризорников! На самом деле показывают!

— Наверное, граффити! — предположил кто-то из посетителей.

— Ничего не граффити! Это диктор четвертого канала! — возразил другой.

Я услышал голос Дока из противоположного угла:

— Если это не граффити, значит, передачу видят все! По всему нашему проклятому миру!!!

По всему проклятому миру! Ну и дела!

— За такие штуки кого-то схватят за задницу и отправят на Южный полюс грести навоз! — заметила Минн со свойственной ей утонченностью.

Я подумал об Арреле Ламе — после такого поступка ему предстоит распроститься с карьерой, а может, и с жизнью.

«Но чего хотят дети? — произнес Лам в образе диктора. — Зачем они пришли в Пирамиду?»

В голокамере замелькали серьезные детские личики; послышались крики. Дети скандировали одно и то же. Их крики заполнили зал бара Элмеро:

«— Вен-ди! Вен-ди! Вен-ди!

— Кто же такая Венди? — продолжал диктор, в то время как зрители смотрели на детские лица. — Нашему репортеру удалось выяснить: Венди — молодая женщина, которая живет с различными бандами беспризорников в центре Восточного мегаполиса. Она читает им вслух и обучает их читать, готовит им еду и учит готовить, укладывает их спать. Можно сказать, она их пестует».

Он замолчал, и в камере появились новые детские лица.

«Они хотят вернуть свою маму!»

Внезапно в камере появилось лицо Джин — крупным планом. У нее был усталый, затравленный взгляд. И она казалась испуганной.

Голос диктора четвертого канала загремел, словно канонада:

«Вот она! Ее настоящее имя — Джин Харлоу-К. Она — клон из Дайдитауна. Да, да! Она — клон! Стерилизованный недочеловек. Она спустилась под землю, в заброшенные шахты метро. Она заботится о детях — о наших детях! Тех, кого мы отшвырнули прочь, о чьем существовании нас заставляют забыть нечеловеческие законы!

Что ждет ее?»

В камере появился дальний план, изображающий Джин, которая сидела перед главным администратором Броудом. Она казалась маленькой и хрупкой, а он — огромным и внушительным.

Диктор заговорил снова:

«Передаем запись разговора, имевшего место немного ранее.

Броуд. Что же вы намерены были делать с этими беспризорниками?

Джин. У меня не было никакого плана. Просто я была им нужна, а они — мне. Вот и все.

Броуд. Вы собирались организовать их ради каких-то собственных целей? Разве в ваши планы не входила подрывная деятельность, направленная против официальных организаций?

Джин. Я же говорила вам, у меня не было никакого пла…

Броуд. Я вам не верю! Введите ей сыворотку!»

Сменили друг друга несколько кадров, на которых ей вводили дозу наркотика; потом нам снова показали Джин и Броуда.

«Броуд. Ну вот. Что вы намерены были делать с беспризорниками?

Джин. Я… понимаю, это звучит глупо, но я хотела каким-нибудь образом увезти их на другие планеты, в другие галактики».

Презрительный смех Броуда звучал как-то неуверенно — совсем как мой, когда она мне поведала свою мечту.

«Броуд. На другие планеты! Маленькая идиотка! Что вы имели в виду?

Джин. Я имела в виду солнечный свет, свежий воздух и будущее для них. В других мирах очень нужны крепкие, полноценные люди. С ними там будут обращаться как с настоящими. Там им не придется жить в системе канализации и в шахтах метро!»

В баре вдруг стало тихо; Броуд помолчал и оглянулся на своих помощников, которые не попали в кадр. Наконец он заговорил.

«Броуд. Вы знаете о том, что завтра же с утра вы подвергнетесь процедуре стирания памяти?»

Вдруг я услышал, как кто-то изумленно ахнул. Док подошел ко мне. Челюсти у него были плотно сжаты.

А на экране Джин лишь печально кивнула.

«Джин. Я знаю. После того как мне сотрут память, я забуду всех моих детей. Я снова стану работать в Дайдитауне на Неда Спиннера. Детям от меня больше не будет толку. Но, мистер Броуд, сэр…»

Она подняла на него взгляд, и ее большие голубые глаза сверкнули в ярком свете ламп в комнате для допросов.

«Скажите, пожалуйста, вы не могли бы что-нибудь сделать для них? У вас огромная власть. Не могли бы вы помочь им начать где-нибудь достойную жизнь? Я ведь уже не смогу…»

Из-за стойки послышалось громкое сопение. Я поднял голову и увидел, как Минн утирает глаза. Я даже не подозревал, что она способна пролить хоть одну слезинку. Она наградила меня сердитым взглядом, смысл которого заключался в словах: «Не смотри на меня!» — и я отвернулся. Огляделся по сторонам. Заметил смущенных Дока и завсегдатаев. Однако не по себе было не всем, и даже не большинству. В этом месте собрались стойкие люди. Однако Джин можно было верить — она находилась под действием сыворотки правды. На пару мгновений даже Броуда проняло. Потом черты его лица вновь застыли.

«Броуд. Это невозможно. Мы…»

Картинка перекосилась, искривилась. На экране заискрилось разноцветное конфетти. Потом появилась дикторша седьмого канала. Ее овальное безбровое лицо бодро улыбалось.

«У нас возникли технические затруднения…»

Ее лицо сменилось разноцветным конфетти, но тут же показалась сцена изгнания беспризорников несклонными к сантиментам «осами». За кадром послышался напряженный голос четвертого:

(Шум, треск.) «Позвольте мне закончить! Вот как они сегодня обращались с детьми! Завтра может быть еще хуже! Сделайте что-нибудь с Венди! Позовите своих…»

Снова конфетти, снова седьмая со своим вкрадчивым голосом:

«Вот и все. Все проблемы решены. Вы смотрите Информпоток; говорит диктор седьмого канала. Выпуск новостей…»

Мы ждали, не появится ли снова четвертый; однако его, видимо, отключили на всю ночь. Или насовсем. Совершенно ясно, что четвертому пришел конец. Придется им создать новое лицо на замену. Это нетрудно. Ведь четвертый — всего лишь компьютерная программа.

Но что будет с Ламом? Аррел Лам — живой человек. Что они сделают с ним?

— С каких пор четвертый превратился в клонолюба? — спросил кто-то в центре зала. Я огляделся и понял, что говорил Грег Халлоу. Славный малый, но часто впадает в крайности.

— Точно, — присоединился к нему другой. — Ради чего он делает из мухи слона?

— Наверное, решил, что на следующем референдуме мы проголосуем за предоставление прав клонам! — заорал кто-то еще.

В зале послышались редкие смешки.

— Не вижу ничего смешного в том, что красивой женщине сотрут память, — сказал Док.

— Не женщине, Док! — возразил Халлоу. — А клону! Клону!

Док раскипятился:

— Она сделала для беспризорников больше, чем любой из моих знакомых!

— Беспризорники — это беспризорники, а клоны — это клоны, — заявил Халлоу. — Так оно было всегда, так есть и так будет! Не нужно раскачивать лодку.

Халлоу озвучил мнение многих — и не только тех, кто ходит к Элмеро.

— Мы знаем, Док, ты старый клонолюб, — крикнул кто-то, — но мы все равно тебя любим!

В зале закипел жаркий спор. Мне не было интересно, что они скажут, поэтому я вышел.

Полетел домой. Эм-Эма там не было, только Игнац. Я устал; мне было одиноко и грустно. Вот когда я с удовольствием подключил бы дискетку. Но даже такое невинное удовольствие отныне мне недоступно. Я чувствовал себя готовым взорваться ядерным зарядом. Интересно, с чего бы?

Я плюхнулся на кровать и стал слушать, как плавятся у меня мозги.

Сон долго не приходил ко мне.


Содержание:
 0  Охота на клона Dydeetown World : Фрэнсис Вилсон  1  Часть первая СПЛОШНАЯ ЛОЖЬ : Фрэнсис Вилсон
 2  II : Фрэнсис Вилсон  4  IV : Фрэнсис Вилсон
 6  VI : Фрэнсис Вилсон  8  VIII : Фрэнсис Вилсон
 10  X : Фрэнсис Вилсон  12  XII : Фрэнсис Вилсон
 14  I : Фрэнсис Вилсон  16  III : Фрэнсис Вилсон
 18  V : Фрэнсис Вилсон  20  VII : Фрэнсис Вилсон
 22  IX : Фрэнсис Вилсон  24  XI : Фрэнсис Вилсон
 26  XIII : Фрэнсис Вилсон  28  II : Фрэнсис Вилсон
 30  V : Фрэнсис Вилсон  32  VII : Фрэнсис Вилсон
 34  IX : Фрэнсис Вилсон  36  XI : Фрэнсис Вилсон
 38  XIII : Фрэнсис Вилсон  40  XV : Фрэнсис Вилсон
 42  II : Фрэнсис Вилсон  44  V : Фрэнсис Вилсон
 46  VII : Фрэнсис Вилсон  48  IX : Фрэнсис Вилсон
 50  XI : Фрэнсис Вилсон  52  XIII : Фрэнсис Вилсон
 54  XV : Фрэнсис Вилсон  56  II : Фрэнсис Вилсон
 58  IV : Фрэнсис Вилсон  60  VIII : Фрэнсис Вилсон
 62  X : Фрэнсис Вилсон  63  XI : Фрэнсис Вилсон
 64  вы читаете: XII : Фрэнсис Вилсон  65  XIII : Фрэнсис Вилсон
 66  XIV : Фрэнсис Вилсон  68  XVI : Фрэнсис Вилсон
 70  II : Фрэнсис Вилсон  72  IV : Фрэнсис Вилсон
 74  VIII : Фрэнсис Вилсон  76  X : Фрэнсис Вилсон
 78  XII : Фрэнсис Вилсон  80  XIV : Фрэнсис Вилсон
 82  XVI : Фрэнсис Вилсон  83  ЭПИЛОГ : Фрэнсис Вилсон



 




sitemap