Фантастика : Космическая фантастика : 2 : Владислав Выставной

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61  62  63  64  66  68  70  71

вы читаете книгу




2

Маленькая голубая планета приближалась к границе обитаемой Галактики. Вскоре должна была показаться звездная система, в которой находился Порог.

Друзья, побывавшие по ту сторону Порога, так и не поняли – где все-таки находится это самое Междумирье, именуемое в просторечии Пустотой? Были ли это огромные области ничейного пространства где-то в бескрайних межгалактических просторах? Или же Пустота находилась и вовсе в ином измерении?

Этого никто не смог бы сказать землянам. Да и жители Галактики могли лишь пользоваться тем, что оставили им канувшие в небытие Мэтры – сам Порог, вариаторы да точки перехода.

Друзья до сих пор не очень верили в успех предприятия. Ведь всем известно: попасть в Пустоту могут лишь существа да сравнительно небольшие предметы, которые они смогут унести в своих собственных конечностях. А им предстояло прорваться сквозь незримый барьер целой планетой.

Однако Илья смог несколько развеять скептицизм, указав точные координаты Порога. До этого, по слова Ксении, их знали лишь контрабандисты-пустотники. Илья же получил эту ценнейшую информацию в собственный навигатор. Конечно, не путем собственных вычислений. А от доброго знакомого – Прокопыча. Причем вместе с самим навигатором и множеством других ценных предметов, что прятались пока в глубине колбы, стоящей на книжной полке в его комнате, между атласом автомобильных дорог и зачитанным до дыр сборником детективов.

Кроме того благодаря тому же Прокопычу Илья знал несколько больше, чем решился рассказать друзьям. А потому был уверен в том, что пробиться через Порог удастся и целой планете.


…А пока у приятелей было время несколько отдохнуть и расслабиться. Что они и делали, валяясь на теплом песке на диком берегу какого-то южного моря, названием которого даже не удосужились поинтересоваться у всезнающей Машины. Просто сидючи на тесной кухне за чашкой чая, Макар сказал, потянувшись: «Эх, сейчас бы искупнуться!» И Ксения, рассмеявшись, щелкнула своим вариатором.

И вот они здесь, под бутафорским солнышком, но перед настоящим морем. И пусть эта чудная природа – всего лишь создание пыхтящего из последних сил биостата, но море от того ничуть не стало хуже. Ведь для людей важны не столько вещи, сколько связанные с ними ощущения и образы. А с морем у нормального человека всегда связано ощущение мечты и вечного детского счастья.

…Илья кидал в воду камешки и избавлялся от нагромождения нелепых мыслей, что последнее время забивали и без того загруженный мозг. Например он наконец перестал думать о том, как Земля несется сквозь бездну, без собственного светила, с Луной, вертящейся, как волчок, ожидая, когда ее превратит в мертвые лохмотья безжалостный разрушитель Стражей. Пусть сейчас Земля и сбавила скорость – ведь в пилотажной рубке никого нет, – но все равно так неуютно без собственного Солнца.

А еще его одолевало совершенно нелепое беспокойство о ничего не подозревающих космонавтах, мимо которых носятся бешеные фрикционы… Хотя чем они отличались от людей, летящих, например, в самолетах? Для землян все было по-прежнему. И это не переставало удивлять и кружить голову от недоумения.

Вот и сейчас, глядя в сине-голубой горизонт, Илья пытался увидеть обман – но не мог. Потому что не было четкой линии между правдой и иллюзией. А значит, надо было просто плюнуть на все эти рассуждения и идти купаться.

Так Илья и поступил…

– Ксения, ты со мной? – весело крикнул Илья.

Он, подбоченясь, стоял на берегу, белый и худой, рискуя обгореть под непривычно ярким солнцем. В отдалении плескался и фыркал Макар, плотоядно хохоча и подымая тучи брызг. Оттуда же доносились вопли о помощи: Макар не упускал случая макнуть в пучину вверх тормашками осторожного Виталика.

Ксения, что куталась в тонкую накидку, подошла к кромке воды и опасливо поглядела на мелкие волны.

– А там… живет кто-нибудь? – поинтересовалась она.

– Хе… – удивленно крякнул Илья. – Конечно! А у вас в морях разве нет живности?

– У нас одни водоемы предназначены для живности, а для купания – совсем другие, – пояснила Ксения и осторожно коснулась ступней набежавшей волны. – А если цапнет?

– Кто цапнет?

– Ну, тот, что живет там…

– Ну… Ну тогда и я его цапну. Не бойся, иди сюда.

Ксению не пришлось долго уговаривать. Она сбросила накидку, оставшись только в чисто символических плавках. Илья не знал, часто ли ей приходилось загорать на своих далеких поверхностях, но тело ее было куда более жизненного цвета, чем у Ильи, Макара и Виталика.

Со стороны плещущихся шалопаев донеслось смущенное «ой!». На Ксению это не подействовало. «У них», как уже убедился Илья, были собственные морально-эстетические представления. И Илья их полностью разделял, с удовольствием разглядывая подругу с головы до пят.

– Чего-то вода не очень, – с сомнением произнесла Ксения.

Но уже через пару секунд протестующе голосила, когда Илья, решительно схватив ее поперек тела, волочил в пучину вод. И вскоре они присоединились к бездумному и веселому кувырканию на мелководье.

…Пока Илья расслабленно ковырял веточкой в песке, а Ксения куталась в свою накидку, Макар и Виталик громогласно копошились в соседних кустах, отыскивая топливо для костра. В результате Виталик притащил ворох тонких сухих веточек, Макар же приволок титанического размера ствол какого-то дерева.

– Будем делать катапульту? – вяло поинтерсовался Илья.

– Будем сидеть на этом, – важно сказал Макар. – Скоро стемнеет и будет прохладнее. Чего на песке пятый элемент отмораживать?

Они развели костер и теперь наслаждались этим сочетанием дикости и цивилизации, на время позабыв о нависшей над всеми ними угрозе.

– А вот я думаю, все как-то неправильно, – заявил вдруг Макар, подкидывая в костер корявую ветку. – Вот занялись мы этими Звездными гонками, бросились искать какие-то странные детали, дурацкие артефакты какие-то. Тоже мне, наследие Мэтров – они сами себе помочь не смогли, а нас, понимаете ли, одарили… А ведь мы совсем перестали думать о Земле как своей планете… Когда мы в последний раз сидели вот так и не вспоминали о том, что на самом деле Земля – это не Земля, а под нами – пустота и не пустота даже, а огромные канистры с токсическими отходами?

– Вот ты бы не сказал – мы бы не вспомнили, – отозвался Виталик. – Сам не желаешь расслабиться и другим не даешь…

– Так я что сказать хочу, – гнул свою линию Макар. – Я вот подумал-подумал и понял – знаете что? Что мы не тем занимаемся. Я имею в виду – мы «прокачиваем» нашу планету, делая из нее скоростной космический корабль. Но это все, как говорится, тюнинг «ходовой части». А ведь есть еще и интерьер, экстерьер, так сказать, транспортного средства…

– Ты о чем это? – заинтересованно произнес Илья. Такие мысли ему в голову не приходили, но он не мог промолчать, когда речь заходила о тюнинге «транспортного средства». Такие вещи не могли оставить равнодушным такого любителя «горячих» машин, каким был Илья.

– Посмотрите, как все вокруг красиво, – царским жестом Макар обвел побережье и окрестности. – Но ведь у нас полно таких мест, где не только некрасиво, а вообще нельзя находиться живому человеку…

– Ты про свою квартиру, которую снимаешь за полторы сотни баксов? – ядовито поинтересовался Виталик.

– Оставим этот враждебный мне выпад без внимания, – гордо ответил Макар и продолжил: – А вот есть у Мэтров такие артефакты, которые помогли бы сделать из пустынь леса, горы поставить, где было бы это к месту, моря подкрасить покрасивее, островов где-то понавтыкать, а где-то убрать? Потом климат исправить…

– …повернуть вспять сибирские реки, – подхватил Виталик. – Это мы уже слышали! Ксения, не отвечай этому провокатору. Он хочет нашу планету доконать своими прожектами…

– Ну почему же, – не согласилась Ксения. – Часть этой работы делает ваш биостат. Но есть множество других приспособлений. Которые знают только специалисты. Ведь никто не может знать всех артефактов Мэтров. Их слишком много и все разные. Только для Звездных гонок детали найти трудно. Но, как мы поняли, тут дело в монополии…

– Да… – проговорил Илья. – Создавать горы, леса, моря по своему вкусу – это, конечно, круто. Но, если честно, я против.

– Как? – поразился Макар. – И ты, Брут? Ну, Витала я понимаю – он консерватор. Но ведь ты, мастер тюнинга, уж должен понимать…

– Я это так понимаю, – сказал Илья. – Земля – слишком уж сложная машина. Да и машина ли? Не нам с тобой ее настраивать. Вот чего бы я хотел от всей этой чудо-техники, так это избавить Землю вначале от того, чем ее напичкали до отказа друзья-крысяне. А потом – от того, чем норовят ее добить сами земляне. Жалко смотреть, как родная планета превращается в помойку. Скоро таких мест, как это, вообще не останется…

– А что, Звездная гонка пошла тебе на пользу, – с удовольствием произнес Виталик. – Чувствуется голос не жильца, но хозяина…

Друзья рассмеялись. Илья действительно стал замечать за собой все более хозяйское, придирчивое отношение к собственной планете. Это было и забавно, но от того же становилось и несколько неуютно: слишком уж много проблем на земном шарике видел «хозяин». Куда проще быть просто жильцом, временно посетившим эту бренную Землю, чем думать денно и нощно о ее настоящем и будущем.

– И вообще, – сказал Илья, – что-то я устал от всех этих гонок. Больше всего хочу вернуть Землю на место и поставить ее на прикол у ее собственного Солнца. Потому что это вот, скажем, светит ярко, но все равно – муляж муляжом…

В этот миг что-то случилось. Илья удивленно покрутил головой: ему показалось, что мигнул свет, словно произошли перебои с электричеством…

– Смотрите! – ахнул Виталик, указывая в небо.

Все посмотрели.

Да, зрелище оказалось не для слабонервных: по небу, словно по экрану телевизора, блуждали помехи в виде черно-белых линий. Изображение неба, облаков, висящего над горизонтом солнца то и дело теряло цветность, дрожало и плыло, как будто где-то во вселенной ослабевал телевизионный сигнал.

– Черт! – воскликнула Ксения. – Голограф! Надо на пилотажную, быстро…

Она бросилась к сваленным в кучу вещам, взметнув из-под ног песок, и схватила вариатор.

– Готовы? – крикнула она и, не дожидаясь ответа, нажала на кнопку.


…Стоять в одних плавках посреди пилотажной площадки было несколько непривычно и к тому же прохладно. Но еще неприятнее было видеть копошащегося у центральной консоли крысянина. Тот норовил вытащить из должного паза цилиндр гиперголографа.

– Ты что это, гад, опять здесь делаешь?! – взревел Макар и направил всю массу бледного, но объемного и изрядно волосатого тела на врага. – Тебя что, не предупреждали?…

Крысянин оставил в покое голограф, испуганно замахал руками и затараторил умоляющим голосом:

– Только не бей, мил-человек, не бей! Или коли бить будешь – не по голове токма…

– А почему это «не бейте»?! – мрачно поинтересовался Макар, хрустя суставами крепких кулаков. – Аргументируй!

Он возвышался над скрючившимся в страхе бородачом и выглядел при этом одновременно грозно и нелепо: покрасневшие от переизбытка солнца плечи, ноги по щиколотку в песке, горделиво торчащее пузо – и все это на фоне звездного неба.

– Мы просто уйти хотели. Домой! – бормотал крысянин. – Когда движется – эдак никак не получается. Типа притормозить чуток…

– А голограф чего лапал?!

– Так ведь черт попутал! Как не взять, когда оно лежит и меня провоцирует на преступные-то деяния…

– Где ж лежит, когда оно работает?!

– Грешен, грешен, признаю, батюшка…

– Что вы там ерунду городите? – опомнилась вдруг Ксения. – Скорость-то потеряна!

– Я только на минутку… – оправдывался крысянин.

И тут часть звездного неба в видеопространстве уступила место другой картинке. Это были галактические новости.

– Черт! – воскликнула Ксения. – До Порога совсем немного осталось…

Болид набирал скорость. Но для этого требовалось некоторое время. Дрогнувшая картинка с изображением какой-то бойкой барышни, между тем, заявила:

– …только что стало известно местонахождение болида с бежавшими преступниками, о чем мы сообщали ранее. Как стало известно из достоверных источников, Стражами на него был высажен специально подготовленный десант… О дальнейшем развитии ситуации…

Картинка пропала: болид набрал недосягаемую для всех видов сигналов скорость.

– Приплыли, – произнес Макар. – У нас гости.


Стражи пребывали в смятении.

Они готовились к высадке на стенке вражеского болида, ожидая любых неприятных сюрпризов, которые могли подготовить для них коварные враги. Солдаты были закованы в броню и вооружены до зубов как анчийским оружием, так и кое-чем из арсенала Мэтров. Каждый был снабжен дышателем и боевым оберегом, способными противодействовать любой агрессивной среде.

Центурион отряда представлял себе лихую высадку на обожженную чудовищными скоростями сферу, короткую рекогносцировку и внедрение внутрь сферы – через точки выхода либо напрямую, вгрызаясь в металл при помощи боевых выжигателей.

Каково же было ему и его солдатам обнаружить себя во вполне пригодной для жизни атмосфере и более того – посреди огромной детской площадки!

Воины судорожно сжимали оружие, будто только его холодный металл свидетельствовал: все происходящее в округе – не сон! А происходило вокруг немало: их внезапное появление вызвало немалый интерес у сотен детей, а также маячивших в отдалении взрослых. Дети восторженно кричали, визжали и хохотали. Они дергали опешивших бойцов за края доспехов, норовили ухватиться за оружейные стволы или взобраться верхом на какого-нибудь солдата.

А вокруг, словно еще более подчеркивая кошмар происходящего, бродили огромные и яркие поролоновые фигуры, карикатурно изображающие людей и разных невиданных зверей. Еще дальше виднелись руины древнего замка, на фоне которого крутились и носились многочисленные аттракционы.

Окончательно добили захватчиков дружные аплодисменты со стороны зрителей, ставших свидетелями их чудесного появления «из ниоткуда». Здесь привыкли к повседневным чудесам, чудесам, которые для многих людей уже давно стали рутинной работой. Однако столь впечатляющее явление сказочных рыцарей во главе ежедневного парада мультяшных персонажей моментально стало хитом.

Откуда центуриону и его солдатам было знать, что они появились посреди самого натурального Диснейленда?…

Впрочем, центуриону было не занимать решительности и мужества. Его учили, что враг может применять самые неожиданные приемы с целью выбить его из состояния равновесия, лишить его решимости идти в бой и любой ценой выполнять приказ. Кроме того, все увиденное там, где по его представлению должен был быть только вакуум, наполнило душу неведомым раньше страхом.

– Внимание! – гаркнул центурион, и усилители разнесли его слова прямо в уши рядовым Стражам. – Формировать оборонительную фалангу! На изготовку! Приготовиться к отражению атаки противника!

Под дружные овации зрителей и радостные детские крики Стражи быстро построились квадратом и вскинули оружие. Каждый занял подобающее в обороне место, не мешая товарищу, с тем, чтобы фаланга имела возможность в мгновение ока высвободить всю огневую мощь. Зрелище четких действий сверкающих воинов действительно было красиво, а рукоплескания – вполне заслуженны.

Но вслед за этим раздался приказ центуриона:

– В существ не стрелять! Уничтожить вражеские объекты!

На этом парад закончился и началось самое яркое шоу в истории парка.

Оружие Стражей стреляло бездымно, но гулко и эффектно. Вот разлетелась на тысячу осколков башня Спящей Красавицы, вот полопались, словно воздушные шарики, домики Семи гномов, а следом в облаках дыма и пламени рухнул огромный и мрачный замок с привидениями.

Люди в ужасе бросились прочь из парка, таща за собой орущих и плачущих детей. Словно в страшном сне носились взад-вперед огромные Дональды-Даки с поджаренными поролоновыми хвостами, неуместно улыбающиеся Микки-Маусы, Гуффи с мешающими бегу огромными башмаками. С треском лопнул рельсовый путь «американских горок» и заполненный людьми поезд вынесся, загрохотал по дорожкам, круша и ломая все на своем пути. Грохнулась оземь огромная карусель, взвились к небесам клубы пара из фонтана, который задели выжигателем.

Вскоре, стоя посреди обезлюдевших руин, Стражи осознали, что находятся вне прямой угрозы со стороны противника. И они решили осмотреться.

Центурион не мог поверить своим глазам: здесь, на немыслимо круглой поверхности гоночного болида существовала жизнь! Только теперь он понял, что это была действительно разумная жизнь, а не оптический обман или иная уловка коварного врага. Это не укладывалось в голове, но то, что было предназначено для развлекательных гонок, преодоления огромных межзвездных расстояний, использовалось под совершенно невообразимые цели – в качестве жилой поверхности!

Центурион представил себя на месте одного из этих людей. У него немедленно закружилась голова, к горлу подступил отвратительный ком.

Из-за движения болида он не мог связаться с командованием для того, чтобы уточнить приказ, и действовал, предоставленный сам себе. Фаланга перестроилась боевой колонной и быстро направилась по широкой дороге к выходу из парка. У огромных ворот их встретили мигающие и воющие механизмы бело-синей расцветки, командный голос на местном языке приказал лечь на землю и сложить оружие.

Центурион лишь небрежно махнул рукой: боец вскинул трехгранный ствол толкателя, и невидимая могучая рука смела назойливые машины всместе с полицейскими, очистив фаланге путь. По защитному полю оберегов застучали летевшие с высокой скоростью куски металла. Центурион понял, что это оружие, но отдал приказ пока не отвечать на огонь. Лишь наградил врага одуряющей волной паники из подствольных страхометов.

Стражи приступили к рекогносцировке.


Земля приближалась к краю Галактики. Система, в глубине которой прятался Порог, была безжизненной, ничем не примечательной, и, видимо, именно поэтому здесь пряталась дверь в другой мир – странное, никчемное на первый взгляд Междумирье, тоскливую и убогую Пустоту. Но лишь эта Пустота казалась ее пилотам спасением от полчищ беспощадных Стражей и отвратительных выходцев с Беты Крысиного хвоста.

Но в действительности Илья искал защиты лишь у одного человека, в силу и мудрость которого он верил. Этот человек скромно именовал себя Прокопычем, прочими называемый за глаза Стариком. Что было вполне справедливо, учитывая его действительный возраст.

Илья многое повидал в тех местах, куда его провел таинственный Старик. И он знал, куда он ведет собственную планету. Для того чтобы такой крупный объект смог преодолеть границу между мирами, он должен был сделать нечто странное и совершенно страшное, если смотреть на это с привычной точки зрения.

Хотя, как на это ни смотри, прыжок в Пустоту казался полнейшим безумием даже самому Илье. И он не знал, как преподнести друзьям то, что он собирался сделать. И сам никогда не решился бы на подобное, если бы так сильно не доверял старику…

– Мы в системе, – проинформировала Ксения.

Она выжидательно, с некоторым любопытством смотрела на Илью из своего ложемента, ожидая дальнейших указаний. Ведь именно он с ее помощью привел собственную планету сюда, в этот всеми забытый сектор, забираться в который не пришло бы в голову даже организаторам экстремальных Звездных гонок.

А где-то на пределе видимости уже маячили десятки «севших на хвост» болидов, готовых разнести Землю вдребезги или высадить на ее поверхность новые и новые фаланги беспощадных Стражей.

А изнутри Землю продолжали разъедать океаны смертоносной дряни…

– Ну, что дальше? – спросила Ксения.

В ее голосе чувствовалось напряжение. Еще немного – и она решит, что Илья в действительности не знает, что делать. А когда скажет правду – она просто не поверит ему.

– Дальше я сам, – сказал Илья, нащупывая нервными окончаниями пальцев незримые нити управления. – Только прошу тебя – верь мне.

Ксения отпустила болид. Теперь он был полностью во власти Ильи. И ему предстояло решиться.

…Тогда, в Лаборатории, Прокопыч легко и не слишком серьезно поведал ему о таком варианте. Видимо, Старик знал куда больше, чем считал нужным говорить какому-то мальчишке. А может, просто чувствовал. Кто его знает – какие чувства бывают у тысячелетнего человека.

И теперь он делал то, что должен был сделать – для того, чтобы спасти и себя, и Ксению, и Макара с Виталиком, и всех, кто привык к непростой, но такой замечательной жизни на планете Земля…

И краем сознания он представлял себе, как его преследователи в ужасе сбавляют скорость своих болидов, кружа в недоумении по окраине этой заброшенной системы, следя за тем, как он…

– Илья! Илья, что ты делаешь! – кричала Ксения, пытаясь вырвать управление из рук Ильи.

Болид дергало и кидало из стороны в сторону, грозя тому разрушением и неминуемой гибелью.

– Ксения, ты веришь мне?! – глядя в наполненные ужасом глаза, крикнул Илья. – Ты мне веришь?

Ксения ответила долгим-долгим взглядом, который в действительности длился всего лишь мгновение. И тихо прошептала:

– Верю…

После чего окончательно отпустила управление и сжалась в комок в своем ложементе. Кто знает, чего ей стоило так просто отдать свою жизнь в руки этого неопытного и чересчур самонадеянного парня. Видимо, ей оказалось гораздо важнее самой жизни показать ему это совершенно безграничное доверие, которое так редко встречается между людьми всех миров…

И Илья сделал то единственное, что должен был сделать, для того, чтобы прорваться из привычного, но ставшего враждебным пространства в спасительный мир Пустоты.

Он направил маленькую голубую планету в раскаленное, пышущее протуберанцами пекло звезды. И пилоты болидов-преследователей с ужасом поведали Миру о страшной гибели беглых преступников, которую они видели собственными глазами.

…Земля стремительно падала в огненный ад, меж алчными щупальцами протянутых к ней протуберанцев, а на ее поверхности, как будто ничего и не происходило, продолжалась все та же повседневная жизнь. Играли дети, загорали на пляжах отдыхающие, делали деньги бизнесмены. Только слегка засбоила где-то сотовая связь, разболелась голова у бортинженера международной космической станции да удивило некоторых наблюдателей странное поведение атмосферы, что на несколько минут подернулась тонкими черными полосками, странно шипя и потрескивая. Но вскоре и это прошло.

Канув в фотосферу гигантского плазменного шара, зависнув, казалось, на самом краю гибели, планета вдруг очутилась в неожиданно черной, совершенно ледяной пустоте.

Порог был пройден.


Они сидели на ковре посреди комнаты и пили чай из старинных стаканов с потемневшими подстаканниками. Обычно Илья не курил в комнате, но теперь он позволил себе это, и не очень объемное пространство заполнилось клубами синеватого дыма.

Им не хотелось больше думать о том, что их планета сейчас сиротливо брошена где-то посреди бескрайней пустыни космоса, среди чужих созвездий, без надежд на какое-то более или менее стабильное будущее. Хотелось просто пить чай и слушать тихую музыку, что пробивалась сквозь панельные стены откуда-то от неугомонных соседей.

Все также назойливо-гипнотически бормотал телевизор – обыкновенный старый советский «ящик», безо всяких голографических изысков. Безо всякого удивления Илья посмотрел сюжет о диком разгроме одного из многочисленных Диснейлендов, узнав в вандалах самых обыкновенных Стражей. Но даже то, что где-то по родной планете рыскают вооруженные до зубов пришельцы, не вызывало у Ильи никаких эмоций. Так же, как и у Ксении, что сидела рядом, обхватив руками колени, глядя бессмысленным взором куда-то в стену.

– М-да, – осторожно произнес Макар, шумно отхлебнув чая из граненого стакана. – Молчание со всей уверенностью можно считать неловким. Ничего, если я его нарушу?

Илья посмотрел на Макара ничего не выражающим взглядом. С сигареты в его руке отвалилась и упала прямо в чай изрядная «колбаска» пепла.

– Правильно, – сказал Макар. – Так вкуснее. Только вот что я скажу, братцы. Пока мы тут на полу сидим и чаи гоняем, у нас шведы Кемь взяли!

– Какие еще шведы? – вздрогнул Илья, непонимающе глядя на веселящегося Макара.

Виталик хихикнул, стуча ложкой по стенкам стакана.

– О! Проснулся, частный собственник, – хохотнул Макар. – Я говорю, Стражи к нам уже подобрались вплотную. Скоро сюда придут и возьмут нас за одно место…

– Да, Стражи… – произнесла Ксения и слегка помотала головой. – Совсем забыла о них. Это действительно проблема.

– Особенно если они подмогу вызовут! – вставил Виталик.

– Подмогу не вызовут, – возразил Илья. – Пока «с той стороны» не догадаются, что мы в Пустоте, а не испарились в звездной плазме.

Вспомнив о плазме, Ксения судорожно вздохнула: стресс прохода через Порог еще не прошел.

– Связи с Миром отсюда нет. И перемещаться здесь можно только обычным образом – напрямую, через пространство. Никаких вариаторов. Разве что в пределах Земли…

– И откуда у тебя такие сведения? – недоверчиво спросил Виталик.

– Плавали, знаем, – бросил Илья и продолжил: – У нас две большие проблемы. Первая – это та дрянь, что булькает у нас в трюме. Не знаю, на сколько нас хватит…

– Биостат на пределе, – сказала Ксения. – Хватит ненадолго. Так что надо избавляться от груза. Только вот в чем загвоздка: если здесь нет точек выхода – куда ж мы денем все это? Как и куда мы сможем переместить всю массу этих отходов сквозь заселенную людьми поверхность?

Друзья переглянулись. Помолчали.

– Ну, это первая проблема, – нарушил молчание Макар. – В смысле, первая большая проблема, так как мелких мы просто не сосчитаем… А вторая, видимо, Стражи?

– Нет, – покачал головой Илья, – вторая – это найти того, кто поможет нам с нашими проблемами справиться. Потому что, если честно, я вообще не представляю что делать…

– Нормально, – произнес Виталик. – Ты ж зачем-то затащил нас обратно в Пустоту, откуда мы еле-еле ноги унесли. Я-то думал, ты знаешь что делаешь…

– Я хотел выиграть время, – тихо сказал Илья. – Ну, выиграл. Никто на хвосте у нас не сидит. А теперь – не знаю… Видимо, надо брать навигатор и искать этот Дырявый камень. Ксения, что говорит Машина?

– Молчит Машина. Она же не понимает, о ком ты говоришь…

– О Прокопыче, я ведь рассказывал. Старик.

– Нет… Нет, не знает она никакого Прокопыча. И Старика не знает. И про Дырявый камень не знает… Странно. Ну-ка, посмотри в навигатор.

Илья схватил лежавший на диване «кирпич» навигатора. Тот показывал пустоту. Не Пустоту как область пространства – а вообще ничего.

– Илья, мы вообще куда попали? – тихо спросила Ксения.

Илья сглотнул. Он пытался вспомнить слова Прокопыча. «Надо нырнуть прямо в звезду…» Ну да, все верно… «Система Каппа-7»…

– Ксения, это ведь была система Каппа-7?

– Да… Это она… Точно она, я помню.

– А что ты помнишь еще о системе Каппа-7? – спросил Илья.

– Ничего толком… Никому не нужная система. Попробую узнать у Машины…

«В глубь синего карлика»… – вспоминал Илья.

И вдруг обмер.

– Ксения, эта звезда, куда мы… Это был синий карлик?

Ксения удивленно посмотрела на Илью. Макар и Виталик молча следили за разговором. Им сказать было нечего, и они лишь ждали исхода.

– Ты чего, пилот? – произнесла она. – Это был красный гигант. Каппа-7 – двойная звезда.

Илья замер с открытым ртом.

– Оп-па, – произнес Макар, – обознатушки…

– Ничего себе, звездный пилот, – сварливо сказал Виталик. – Красного от синего отличить не можешь. Как тебе только права дали, дальтонику…

– Двойная звезда… – пробормотал Илья. – Так если мы ошиблись – как мы вообще живы?…

– Так… – произнес Макар. – Мои нервы этого не вынесут. Красный карлик, белый карлик, злобный бородатый карлик… Эти звездные масштабы не для моего убогого ума. Пойду лучше в ларек схожу, развеюсь. Витал, ты со мной?


Содержание:
 0  Планета на прокачку : Владислав Выставной  1  1. ТС № С400ОЕ23 : Владислав Выставной
 2  2 : Владислав Выставной  4  4 : Владислав Выставной
 6  6 : Владислав Выставной  8  2 : Владислав Выставной
 10  4 : Владислав Выставной  12  6 : Владислав Выставной
 14  2 : Владислав Выставной  16  4 : Владислав Выставной
 18  6 : Владислав Выставной  20  8 : Владислав Выставной
 22  1 : Владислав Выставной  24  3 : Владислав Выставной
 26  5 : Владислав Выставной  28  7 : Владислав Выставной
 30  9 : Владислав Выставной  32  2 : Владислав Выставной
 34  4 : Владислав Выставной  36  6 : Владислав Выставной
 38  8 : Владислав Выставной  40  2 : Владислав Выставной
 42  4 : Владислав Выставной  44  6 : Владислав Выставной
 46  8 : Владислав Выставной  48  2 : Владислав Выставной
 50  4 : Владислав Выставной  52  6 : Владислав Выставной
 54  1 : Владислав Выставной  56  3 : Владислав Выставной
 58  5 : Владислав Выставной  60  7 : Владислав Выставной
 61  5. И снится нам не рокот космодрома : Владислав Выставной  62  вы читаете: 2 : Владислав Выставной
 63  3 : Владислав Выставной  64  4 : Владислав Выставной
 66  1 : Владислав Выставной  68  3 : Владислав Выставной
 70  5 : Владислав Выставной  71  Эпилог : Владислав Выставной



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.