Фантастика : Космическая фантастика : Звездолёт Фуэте : Вадим Яновский

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10

вы читаете книгу

В этой новелле нет попаданцев, магии, техномагии и это не фанфик, увы! На что это похоже больше всего? Есть такой жанр, технотриллер, пожалуй, он лучше всего характеризует этот текст. Что еще можно сказать? Лучше скажут читатели, им слово:

«Но до боевика текст все равно не дотягивает. Точнее, это наверное такой боевик для негуманитариев.:)

Тем не менее, моя жена, чистый гуманитарий, текст осилила, констатировав при этом, что скучно ей нисколько не было.

„Ой, повеяло чем-то давно забытым. Советской фантастикой начала 60-х, сейчас так не пишут. А зря. По-моему, Вам удалось написать в настроении того времени, когда многие верили в светлое будущее без кавычек. Это ощущение впитывалось как-то сразу…

К тому же, новелла выгодно отличается от произведений из тех времен отсутствием излишнего пафоса“».

Необходимое замечание. В тексте фигурирует упоминание об энергетической станции, использующей фокусировку солнечных лучей атмосферой Земли. При всей кажущейся невероятности, это не фантастика: http://bit.ly/JFxp7t . Или можно погуглить по тексту: КБЮ, раздел инновационных технологий.


Было намерение в этой новелле представить героя, который совсем не герой по жизни. На первый взгляд, просто немного невезучий человек, хотя сам он так не считает. Он вечно попадает в переделки, прямо таки притягивает к себе неприятности. Выполняя рутинное поручение, умудряется попасть в историю.

А с другой стороны — всё-таки везунчик! Судьба хранит Виталия, ведь он всегда может даже не найти, а буквально нащупать выход из сложной ситуации. И судьба делает это не из вредности и желания нагадить, а как раз наоборот, если в человеке есть потенциал, если он в состоянии учиться, ему не страшны переделки.

Глава 1. Комиссия

В кабинете, на дверях которого красовалась табличка «Начальник отдела мониторинга Филатов К.П.» было двое. Один из присутствующих сидел за письменным столом, стилизованным под начало 20-го века: зелёное сукно, настольная лампа с зеленоватым абажуром. Правда, в ней горела не лампочка накаливания, а новейшая система с управляемым потоком света. Сидящий за столом вертел в руках манипулятор персонального терминала, стилизованный под старинную перьевую ручку.

В кресле, слева от стола, расположился второй собеседник с крохотной чашкой кофе в руках, из которой он время от времени прихлёбывал.

— Слушай, Константин Петрович, вот объясни мне, как ты представляешь себе этого… пилота и путешественника, который работал в научной организации на месте командира экспедиции в нашей конторе? Это в нашей-то! Ну что я тебе рассказываю, — собеседник поставил пустую чашку на низенький столик около кресла и спросил с наигранным уничижением в голосе: — А вторую чашку кофе у тебя посетителям предлагают?

— Гм, — Константин соорудил надменное выражение лица и, что-то отметив манипулятором в терминале, сказал — сейчас принесут.

Помолчав немного, Филатов продолжил.

— Ничего, ничего. Уверен, что справится. Ты читал, что про него наш психолог написал? Вот, послушай: «обладает способностью ориентироваться в обстановке и принимать качественные управленческие решения, находясь под сильным психологическим давлением»! То-то! — Константин склонил голову набок и провёл рукой по коротко стриженой макушке, — да и потом, тебе не надоели эти наши ммм… мурзики. Как нужно ущучить какого-нибудь местного царька из глухомани, так это извините! Не очень, понимаешь, интересное занятие. Оно конечно, намного приятнее получить симпатичный, толстенький конвертик с круглой суммой. И не глядя подмахнуть бумагу, что мол, всё в ажуре. А мы потом удивляемся, какой же у нас бардак, понимаешь! Знаешь, ты думай, как хочешь, а я на этого парня ставлю. А кроме того, посмотри-ка, с кем он летит! Экипаж-то весь, как на подбор!

— Оптимист.

— Ага.

В этот момент Виталий Тышковский, тот самый парень, о котором шёл спор в кабинете, постучал в дверь. Был он одет в форму лётчика гражданской авиации. Присутствовала даже форменная фуражка под мышкой.

— А вот и наш волонтёр пожаловал, — сказал Филатов, подымаясь из-за стола, — знакомьтесь: Виталий Игоревич Тышковский, пилот первого класса, назначен командиром звездолёта «Фуэте». А это — Головин, Леонид Леонидович, инспектор нашего отдела, мой заместитель и, так сказать, правая рука. — Константин, словно кожей почувствовал, что Леонид не упустит случая разыграть перед новичком спектакль, и невольно поёжился. Ну конечно, Лёнька не может, чтобы не похулиганить! И как всегда, Константин Петрович подсознательно старался сгладить ситуацию, конечно же, попадаясь на удочку Леонида в который раз. Проклятая щепетильность! Воспитание, будь оно неладно! Однако, ничего с собой поделать не мог.

— Так сказать, нашего полку прибыло, — сказал он, потирая руки и вымучивая из себя улыбку.

Сделав над собой усилие, обернулся. Головин, судя по новому выражению лица и округлившимся глазам, страдал если не дебилизмом, то уж слабоумием, наверняка. Изобразив туповатую серьёзность, он поднялся, протянул лётчику руку и заключил проникновенное рукопожатие.

— Виталий, — ответил тот. Смутился и отвёл глаза.

— Лёня, прекрати, — сказал Филатов, впрочем, не особо рассчитывая, что тот прекратит.

— А что? — невозмутимо продолжил тот, — наш визави не любит придурковатых начальников? А, между прочим, зря, — Леонид наконец-то убрал маску слабоумного, — для молодого человека с амбициями это ж просто находка! С дураком в начальниках перед вами открываются чудесные перспективы карьерного роста. Заметьте, не всем выпадает такое счастье. Мне вот, не повезло, — с наигранной печалью вздохнул Леонид, — и сидеть мне теперь в замах, пока шефа нашего не заберут куда-нибудь из отдела на повышение. Впрочем, надежды на это мало.

— Ну вот, понесло — вздохнув, сказал хозяин кабинета.

— Скажите, Виталий Игоревич, а как нашему шефу удалось вас переманить? Небось, Константин наш, Петрович, сулил премиальные как у министра? Или грудь в орденах и адмиральские лампасы?

— Лёня, у адмиралов не бывает лампасов, — ядовито заметил Константин.

— Правда? Тогда что там у них бывает? Нашивки, жезлы? Виталий, у вас-то похоже, на прежней службе всё складывалось вполне благополучно?

От этого простого вопроса Виталий напрягся, не нравилось ему быть объектом для шуток и розыгрышей. Потому ответ у него получился деревянный.

— Можно сказать так: там я достиг возможного максимума, всё-таки первый класс, командир звездолёта в научном главке. А что дальше? Дожидаться списания на Землю? У нас там планов расширения или перспектив чего-то нового, масштабного, не предвиделось. — Наконец Тышковскому удалось немного расслабиться. Он вздохнул и, улыбнувшись, продолжил, — ну и предложение роскошное: вакансия капитана на корабле класса «М». Чего тут думать? Какие еще премиальные?

Тышковский метнул осторожный взгляд на Головина, но тот продолжал сидеть с невозмутимым видом, словно его это не касалось, и не он только что валял дурака.

— Виталий Игоревич, переподготовку, насколько я понял, вы закончили? Можно лететь? — спросил Константин.

— Ещё вчера получил лицензию на право управления звездолётами среднего и тяжёлого класса, — кивнул Виталий, — и медиков тоже прошёл. Готов приступать к новым обязанностям.

— Тогда давайте сразу к делу? — Филатов протянул Виталию еще один лист-терминал, — сейчас просмотрите полётное задание в общих чертах. Для первой экспедиции оно будет простое, я бы даже сказал, рутинное. Слетаете на планету к губернатору Жернину, доставите туда административную группу. Они посмотрят состояние концессии на месте, что там и как. Мы постоянно навещаем наших подопечных, делаем такие вот э-э контрольные визиты. Ну а ваше основное задание для первого полёта — знакомство с кораблём и экипажем. Потому, хоть задача простая, экспедиция отправляется с полной выкладкой: с вам полетят и Пролог и силовики.

Виталий пробежал глазами текст задания, подробности можно и потом уяснить, в целом же — действительно все просто и понятно. Может только на первый взгляд? Мало ли, сколько может всплыть неизвестной еще специфики, которую свежий человек сразу и не разглядит.

Секретарь принесла на крохотном подносе три чашечки кофе. Сделав глоток, и отставив чашку на край стола, Константин продолжил:

— Вот такое дело в общих чертах. Давайте-ка ещё для знакомства по экипажу пробежимся, — сказал он и переключил терминалы на список.

— Вот они, значит так: бортовой врач Анна Ханссен, — на лице Константина появилась тёплая улыбка, — наша Анечка. Профи высочайшего класса, кстати. Еще и универсал, каких днём с огнём не отыщешь. Это я бы сказал, везение, что такой человек на борту.

Виталий рассматривал фотографию, появившуюся на терминале. Красивая женщина, похожа на Снежную Королеву из старинного мультфильма, только в отличие от королевы — весёлая. Глаза со смешинками, очаровательная улыбка. Сколько же ей лет? Явно не молодая, но эффектная. Оторвавшись от фото, он обнаружил, что Головин откровенно его рассматривает и смутился: разглядывает, как первоклашку.

Константин бежал указателем по списку дальше.

— Вот, теперь группа Пролог. Астрофизик Рудольф Куклин.

На терминале возникла колоритная личность: ухоженная, красиво стриженая борода, тщательно уложенная ярко-рыжая шевелюра. Глаза прозрачные, светлые и оттого немного рыбьи.

— Очень своё ремесло любит, — продолжил Константин, — вот только не приведи Господи, спорить с ним. Заводится с пол оборота, как мальчишка, право-слово. А уж если заведется, орёт на всех, не разбирая чинов и званий.

— Теперь еще один человек из Пролога, планетолог Антон Ривейра. 36 лет.

На снимке серьёзное лицо, но в уголках губ прячется улыбка. Глаза живые, проницательные. Похоже, что планетолог — человек азартный и деятельный.

— Опытный специалист, обожает решать зубодробительные задачи. А корабельный комплекс Пролога в его руках творит чудеса.

— Административная группа, два человека. Значит так: чистый управленец, практик Паскаль Буше. Интеллектуал и большая умница.

Паскаль Виталию напомнил мушкетёра, выписанного Александром Дюма, эдакого Арамиса: тонкие черты лица, в бравом взгляде — отвага и благородство. Причем, явно не показушные, это Виталий мигом бы распознал.

— Его дважды губернатором назначали, — продолжал Филатов, — и оба раза, на планеты, где колонии были доведены до ручки и находились на грани эвакуации.

— Всё равно, строгости ему не хватает, — вставил Головин. Но Филатов только отмахнулся: мол чья бы корова мычала.

— Теперь юрист: международное и корпоративное право. Санджив Сингх. Гм, фамилия громкая, по-моему, был в Индии такой премьер-министр. Не помню только, как того Сингха звали, но не Санджив, это точно.

На снимке — совсем молодой человек. Хорошее, открытое лицо, серьёзный взгляд, пожалуй излишне задумчивый, философский, словно его обладателю больше по душе созерцание, чем активное действие.

— Кстати, а наш-то, учился в Гарварде, ага, стажировался на родине, в Индии. Потом три года работал в Европе.

— Системщики. Тут уж не знаю, как сказать, повезло или нет. Хулиганы, конечно, первосортные. Настоящая банда. Значит, с ними там девчушка будет. Она первый раз летит, да и по возрасту, ребенок совсем еще. Впрочем, волевая, с характером. Хорошо бы присмотреть за ней. Она вообще-то из Южной Африки, вроде. Или предки оттуда, не помню я точно, надо глянуть. Ильзе Брикс. Семья у неё очень богатая, вот похоже на этой почве у папаши крыша и съехала, хотел Ильзе замуж выдать за какого-то партнёра своего, делового. Затиранил дочку совсем этим замужеством. Она к тому моменту политехнический заканчивала. Ну и того, считай, сбежала из-под родительской опеки. Да уж, характер такой. У системщиков она отвечает за связь и навигацию.

На экране — крепкая, темноволосая девушка с короткой стрижкой. Курносая, с веснушками на щеках. Взгляд внимательный, а губы плотно сжаты, напряжены.

— Так, теперь умники эти: Евгений Федотов и Эрик Долгополов. Спецы они, конечно отличные. Шутки у них только дурацкие. — Константин поёрзал в кресле, — и дисциплины никакой! Так что с ними построже надо. Евгений у них всей аппаратурой заведует, включая энергетику, а Эрик — системами управления. Хотя, такое деление — условность, Эрик прекрасно может справится с двигателем, а Женька — разобраться с бортовой кибернетикой.

Двое молодых ребят. Чем же они так прославились в отделе? Виталий посмотрел на Леонида, тот тщательно прикрывал улыбку ладонью, пытаясь сохранить на лице серьёзное выражение:

— Не забудь про казаков, — напомнил он Константину.

— Ага, силовики с вами тоже летят, казаки атамана Лисина. Фамилия — говорящая, хитрейший он мужик, надо сказать.

— Я всё хотел спросить, Константин Петрович, — вставил Виталий, — почему вдруг казаки? Старомодное какое-то понятие, это что-то на манер полевой жандармерии?

— Почти. Защитить мирное население, взять под контроль и удерживать территорию столько, сколько понадобится, да хоть поселиться там, — Константин энергично рубил ладонью воздух, чеканя слова, — никто с такой задачей кроме них не справится. Или, например, одолеть местную банду. Эти, кстати, чаще всего маскируются под местных жителей. В общем, там, где важно длительное присутствие сил по защите порядка, хорошо вооружённых, организованных и обученных людей. Самоназвание, может и необычное, даже старорежимное — «казаки». Но это довольно серьёзные ребята.

Леонид оживился и добавил:

— Знаете, сколько среди них отставников всяких спецназов и спецслужб? Наверное, каждый второй. Ага, и каждый первый имеет очень даже неплохое образование. Техника у них, в основном, своя: не серийная, заводская, а основательно переделанная. У казаков инженеры-кибернетики — сила! Видел я как-то, что они вытворяют на своих боевых транспортёрах, то есть БТ — невероятно! — Леонид зажмурился от удовольствия, прямо как кот, которого почёсывают за ухом, — у аппаратов переработана авионика и силовой блок. Думаю, движок там раза в полтора мощнее серийного. И в программном обеспечении, само собой, тоже основательно покопались. Ну и, кроме этого, имеется много своих, оригинальных разработок.

Помолчав, Константин подвёл итог:

— В общем, команда подобрана крепкая. Считаю, экспедиция готова ко всякого рода неожиданностям. Но, будем надеяться, всё пройдёт гладко. Старт должен состояться через трое суток, а вы, Виталий Игоревич, отправляйтесь на корабль завтра же. Обживайтесь, знакомьтесь с командой.

— Погрузка уже началась, ею занимается боцман, — добавил Леонид, — кстати, хорошо, что вспомнили, зовут его Кирилл Ивлев. Не очень разговорчив, я бы даже сказал, нелюдим. На «Фуэте» с самого начала служит, корабль для него как дом родной. И положиться на него можно. Виталий, вы уж постарайтесь найти с ним общий язык.

* * *

Корабль с надписью «Фуэте» на борту, относился к классу «М», особому классу звездолётов-универсалов, предназначенных для службы мониторинга в МКК, Межпланетной Колониальной Комиссии. Кроме наблюдений, этот класс звездолётов приспособлен для запуска на вновь открытых планетах нулевого цикла подготовки к освоению. На борту у них есть всё для проведения корректировки микробиологического фона, чтобы на планете спустя несколько лет настали благоприятные условия для следующих этапов модификации атмосферы, почвы и климата.

Во времена череды глобальных экономических кризисов, политика выдачи прав на колонизацию планет в МКК претерпевала множество изменений, зачастую совершенно нелогичных. Бывали времена, когда для получения лицензии на колонизацию требовалось предоставить на рассмотрение комиссии инвестиционный проект с экономическим обоснованием на 25 лет вперед, застрахованный и перестрахованный. А то вдруг права на колонизацию выдавались инвестиционным фондам, вынырнувшим из ниоткуда, лишь бы тем хватило средств внести мизерный, по сравнению со стоимостью концессии залог. Справедливости ради надо сказать, что Комиссия руководствовалась благими намерениями, прилагая титанические усилия для спасения экономики Земли.

Теперь же предоставление прав на колонизацию частным инвесторам упразднили. Человечество вынуждено было признать, что колонизация планет — задача слишком сложная и дорогостоящая для любой, даже сверхмощной корпорации, консорциума или инвестиционного фонда.

Кроме того, такой способ колонизации содержал внутренний конфликт интересов. Любая частная компания нацелена на получение максимальной прибыли. Как следствие, её руководство испытывает неодолимое желание сократить издержки за счёт социальных программ. Настоящее проклятие корпоративных колоний — деградация общества в условиях изолированного поселения.

На практике же бывало и не такое. Например, инвестор, который получил права на освоение планеты, становился банкротом. Тогда, чаще всего, выяснить состояние дел в колонии можно было только на месте, отправив туда экспедицию. Бывали случаи, добровольных отказов от колонизации. Тогда Комиссия инициировала ставшую стандартной для таких случаев процедуру передачи управления временной администрации. Чтобы, наладив жизнь в колонии, предоставить ей возможность стать частью Межпланетной Конфедерации.

Когда неурядицы, в том числе и экономические, остались в прошлом, и порядок в межпланетных делах более-менее устоялся, в МКК появился целый флот кораблей класса «М».


Содержание:
 0  вы читаете: Звездолёт Фуэте : Вадим Яновский  1  Глава 2. Дорога на борт : Вадим Яновский
 2  Глава 3. Новый капитан на борту : Вадим Яновский  3  Глава 4. Путь к Жернину : Вадим Яновский
 4  Глава 5. Неприятный сюрприз : Вадим Яновский  5  Глава 6. Танцы Фуэте : Вадим Яновский
 6  Глава 7. Первая схватка : Вадим Яновский  7  Глава 8. Карты раскрываются : Вадим Яновский
 8  Глава 9. Навстречу флоту : Вадим Яновский  9  Глава 10. Родился в рубашке : Вадим Яновский
 10  Глава 11. Эпилог : Вадим Яновский    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap