Фантастика : Космическая фантастика : Глава 4. Путь к Жернину. : Вадим Яновский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10

вы читаете книгу




Глава 4. Путь к Жернину.

Наконец-то всё готово. Бортовой компьютер мог целиком самостоятельно расстыковаться и отвести корабль в точку прыжка. Но согласно старой традиции капитан должен был отчалить самостоятельно.

— Кормчий, закрывай люки и шлюзы. Готовься отчаливать.

— Выполнено.

— Отдать концы, — сам себе скомандовал Виталий.

Он заставил двигатели ориентации слёгка натянуть стыковочные крепления, потом включил расстыковку. Корабль плавно отделился от ферм причала. Длинные импульсы рулевых двигателей слегка ускорили дрейф корабля. Затем короткими импульсами капитан стал разворачивать звездолёт так, чтобы можно было включить маршевые двигатели, не повредив при этом фермы причаливания. Рыскание сменилось тангажом, и огромный, веретенообразный корпус звездолёта как будто стал пикировать, уходя вниз и в сторону от причалов базы.

— Ура, понеслось наконец-то, — радостно объявил Виталий, заворожено глядя на терминалы внешнего обзора, — а как идёт, сказка! Ровно, как по ниточке!

С несказанным удовольствием он маневрировал, уводя корабль прочь от базы, поиграл еще немного штурвалом, с сожалением передал управление бортовому компьютеру. Управлять громадным кораблём, послушным руке пилота – фантастика! Бортовой компьютер принял управление и повёл звездолёт в точку, откуда можно уйти в нуль-Т, не рискуя причинить вред базе или другим кораблям.

Все, кто хоть раз в жизни испытывал переход в нуль-Т, сходятся в одном: это похоже на погружение в поток горячей, вязкой жидкости. Что же касается других ощущений – тут уж всё индивидуально: кому-то кажется, что пространство вокруг заполняется шорохами, словно взлетают миллионы птиц. Другие рассказывают про нахлынувшую на них лавину запахов, третьим кажется, что воздух внезапно заполняется яркими огнями, напоминающими северное сияние. Когда тело целиком оказывается во власти изнанки пространства, жар отпускает, но все чувства как будто притупляются: звуки становятся сухими и плоскими, краски – блеклыми, а запахи – еле уловимыми. Поначалу, это даже интересно, но рано или поздно, где-то в глубине сознания рождается тревога. Кажется, что привычный, яркий мир исчез навсегда. И тогда человеку нестерпимо хочется вернуться в привычное пространство, как ныряльщику глубоко под водой, у которого на исходе запас воздуха. К счастью, путешествия по обратной стороне мироздания длятся недолго. Хотя, последние минуты перед обратным переходом, всем кажутся часами.

Всё на свете когда-нибудь кончается: бортовой компьютер оповестил экипаж о выходе из режима нуль-Т. По отсекам многоголосым эхом прокатился вой корабельной сирены, предупреждающей экипаж о предстоящем выходе в обычное пространство. Организм человека переносит возвращение гораздо хуже, чем вход в режим прыжка, поэтому правила требуют, чтобы в этот момент никто из команды не бродил по кораблю, а был надёжно зафиксирован ремнями безопасности. По корпусу корабля пробежала вибрация, похожая на крупную дрожь, даже физически стало ощущаться, как напряглись силовые конструкции судна, заскрежетали рёбра жёсткости и переборки. Внутреннее пространство корабля заполнили лёгкие потрескивания электрических разрядов. Воздух затрепетал голубоватыми сполохами и наполнился запахом свежести, а звук сирены поплыл, словно искажённый эффектом Доплера. В такие моменты снаружи корабль выглядел так, словно его веретенообразное тело завернуто в тончайшую, искрящуюся и трепещущую вуаль лиловых оттенков. Наконец сирена стихла. Теперь экипажу предстояло провести осмотр на месте, а бортовому компьютеру выполнить проверку состояния бортовых систем.

Занимала процедура регламента чуть больше часа. Тышковский в рубке внимательно следил за прохождением тестов корабельных систем. Всё-таки, первый полёт на этом корабле! Оттого капитану хотелось проверить всё лично, чтобы ничего не упустить. Системы звездолёта уверенно прошли тесты с первого раза, теперь можно приступать к ориентированию корабля в пространстве и прокладывать курс до конечной цели путешествия.

Оставалась еще одна рутинная операция: сообщить о своём появлении лидеру патрульного флота Конфедерации, отвечавшего за тот участок пространства, где сейчас находился звездолёт. Бортовой компьютер автоматически сгенерировал стандартное сообщение, включающее в себя координаты выхода из режима нуль-Т, маршрут и идентификатор самого корабля. Тышковский личным ключом поставил на сообщении подпись и дал команду дальней связи отослать его. Ответ поступил довольно оперативно: звездолёт получил подтверждение об идентификации. Патруль, конечно же, не держит корабли, оказавшиеся в его секторе под непрерывным наблюдением. Тем не менее, мера предосторожности не лишняя, учитывая, что «Фуэте», в общем-то – гражданский звездолёт, находящийся в автономном полёте.

Результаты ориентирования, расчётов режимов разгона и торможения, приемлемых для экипажа показали, что остаток пути займёт не более четырёх суток. «Прекрасно, – подумал капитан, – времени на подготовку хватает, пора связаться с комендантом планеты и спланировать свой визит». Тышковский вместе с Паскалем Буше послал губернатору официальный запрос-уведомление о посещении планеты представителями МКК. Жернин тут же подтвердил готовность принять гостей.

Прежде всего, Виталий обсудил Паскалем предстоящую высадку на планету. Очень хотелось капитану хотя бы разок самому поучаствовать в контрольном визите, коих за плечами Паскаля несчетное количество, а вот Виталию еще ни разу не доводилось бывать на колонизируемых планетах. Капитану не было никакой необходимости идти на поверхность, впрочем, Буше не возражал. В таком деле, когда налажена хорошая связь, большой разницы, где находится командир звездолёта, пожалуй, нет. С другой стороны, подумал Буше, ведь у Тышковского это первый, но далеко не последний полёт, а такой опыт для капитана незаменим.

— Спасибо, Паскаль. Уж больно хотелось поучаствовать, — сказал Виталий с благодарностью.

Затем Тышковский приступил к постановке задач экипажу. Разумеется, каждый мог самостоятельно ознакомиться с полётным заданием во всех подробностях. Тем не менее, капитан – центральная фигура на корабле, он за всё в ответе. Поэтому, как считал Тышковский, должен лично убедиться, что каждый член экипажа верно понимает предстоящую задачу.

— Мы направляемся к орбите планеты Коперник-3 в системе XID001051811874, — капитан поморщился, — ну и дурацкое название! Кто же так обитаемые планеты называет? Это буксиры на базах бывают номерные: «Бизон-22», «Альтаир-15» или еще как, а тут – целая планета!

— Это не название, а обозначение для каталога, капитан, — возразил Куклин. — Когда её будут заселять, придумают что-то оригинальное. А для каталога и так сойдёт!

— Ладно, — продолжил Виталий, махнув рукой, — административная группа летит на планету со мной. Губернатор Жернин готов нас встретить. У Пролога пока что единственная задача — астрофизика. Проверить имеющиеся сведения о звездной системе, в которой мы сейчас находимся. Что и как, решайте в рабочем порядке. Запросите местных геофизиков, возможно к них есть что-то для вас.

Рудольф Куклин и Антон Ривейра, обменявшись взглядами, закивали.

— Далее, системные инженеры. Готовьте все шлюзы, автоматику причалов, выводите шлюпки из доков в точку сброса. Потом подключайтесь к Прологу.

— Ильзе, может так случиться, что будет нужна дальняя связь. Я иду на планету. Вы будете пользоваться своим ключом, если возникнет экстренная ситуация. Прав для этого у вас, насколько я понимаю, хватает.

— Конечно, капитан, — Ильзе сделала пометки на своём миниатюрном терминальчике.

— Далее, атаман Лисин, вашим людям быть в полной боевой готовности к моменту посадки шлюпки с административной группой на планету. Визит штатный, ничего экстраординарного не предвидится. Тем не менее, будьте начеку. Приготовьте десантные шлюпки и БТ. Отработаем связь и взаимодействие.

Атаман кивнул:

— Сделаем, капитан. Хотелось все-таки десант потренировать здесь. С нами молодые есть, кто еще не ходил на поверхность. Можно будет договориться с местной властью, чтобы провести тут учебный сброс?

— Хорошо, я попробую утрясти вопрос с губернатором. Это нужное дело, — сказал Тышковский и обратился к врачу:

— Анна, включайте своё оборудование. Будьте на связи.

— Возможно, у местных будут какие-то вопросы к медицине, — добавил Паскаль Буше. — В ответе на запрос о нашем визите, они ничего по этому поводу не сообщали. Но это означит лишь то, что нет ничего срочного.

— Добро, я сейчас же отошлю запрос в службу губернатора, — сказала Ханссен, — по результатам доложу вам, капитан. Перед стартом будьте добры надеть биометрические комплекты. Буше и Сингх, вас это тоже касается.

— Договорились. Кормчий, когда выходим на орбиту? — спросил бортовой компьютер капитан.

— Через двенадцать с половиной часов будем на месте, — прогудел приятный баритон. — Гравитацию включать сразу?

— Нет, только по окончанию подготовки к высадке.

— Сделаем, Мастер-Шеф.

Виталий поморщился.

— Слушай, Кормчий, перестань меня называть Мастер-Шеф! Капитан звучит гораздо лучше.

— Хорошо, Капитан.

Готовясь к визиту на планету, Тышковский надел парадную форму. Придирчиво осмотрел себя в зеркале, поправил белоснежный ворот рубашки. Потом достал из оружейного ящика кобуру, вытащил из неё свой табельный «Кортик 09». Рассматривая тяжёлый ствол, задумался, стоит ли брать с собой оружие, вдруг в Комиссии так не принято? Виталий пожалел, что нет рядом Андрея Зеленкова, штурмана, с которым прежде летал Виталий. Вот у кого интуиция работает! Однажды штурман, по причинам, известным только ему самому, захватил с собой кислородные маски, когда они вместе шли на мирную с виду планету, кстати, с довольно приличной атмосферой. Это спасло их жизни, когда совершенно внезапно началась жуткая пыльная буря, заставшая их почти в четырехстах метрах от шлюпки.

Виталий отщелкнул обойму и убедился, что пистолет заряжен. Пули «Кортика» в момент попадания в цель порождали короткий, но мощный электрический импульс, который мог вывести из строя боевую кибернетическую машину, робота или солдата в броне. Загнав обойму обратно, Тышковский решительно сунул пистолет в кобуру и закрепил её на поясе.

«Беру. Я – капитан, и покидая корабль, попросту обязан иметь при себе личное оружие».

Шлюпка поблескивала полупрозрачной оболочкой, темно-синего цвета. Формой она больше всего напоминала сильно вытянутую каплю. Трое пассажиров, которые летели на поверхность Коперника-3 – Тышковский, Буше и Сингх наконец разместились внутри. Виталий включил автопилот и отдал команду сброса причалу звездолёта. Шлюпка мягко освободилась от креплений. Миниатюрные дюзы ориентации заставили шлюпку развернуться, чтобы можно было, включив маршевые двигатели, сойти с орбиты. Для торможения хватило одного длинного импульса, и крохотный кораблик нырнул в атмосферу.

Шлюпку тряхнуло, её корпус тут же окутал толстый слой мерцающего воздуха. При входе в атмосферу на поверхности кораблика создавался электрический заряд, который притягивал ионизированный в верхних слоях атмосферы воздух, создавая газовую подушку, помогавшую гасить скорость. Автопилот выбрал щадящий режим, дабы не изнурять пассажиров сильными перегрузками. Когда высота полёта упала до трёхсот метров, капитан выключил автопилот и аккуратно посадил шлюпку на площади, перед зданием местной администрации.


Содержание:
 0  Звездолёт "Фуэте". Первая новелла : Вадим Яновский  1  Глава 2. Дорога на борт. : Вадим Яновский
 2  Глава 3. Новый капитан на борту. : Вадим Яновский  3  вы читаете: Глава 4. Путь к Жернину. : Вадим Яновский
 4  Глава 5. Неприятный сюрприз. : Вадим Яновский  5  Глава 6. Танцы Фуэте. : Вадим Яновский
 6  Глава 7. Первая схватка. : Вадим Яновский  7  Глава 8. Карты раскрываются. : Вадим Яновский
 8  Глава 9. Навстречу флоту. : Вадим Яновский  9  Глава 10. Родился в рубашке. : Вадим Яновский
 10  Глава 11. Эпилог. : Вадим Яновский    



 




sitemap