Фантастика : Космическая фантастика : Глава 19 : Тимоти Зан

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




Глава 19

Четыре g означало в четыре раза больший вес, а это, в свою очередь, приводило к тому, что ученые на «Дружбе» должны были работать, лежа в антиперегрузочных койках. Обычно это порождало горькие стенания и долгие проволочки. Но не в этот раз; никаких стенаний, и уже спустя полчаса начали поступать предварительные отчеты.

– Длиной он две тысячи пятнадцать метров, – сказал Роману Тензинг, демонстрируя на экране знакомую фигуру почти цилиндрической формы, слегка сужающуюся к одному концу. – В два с половиной раза длиннее среднего звездного коня; все остальное тоже пропорционально больше. Сенсорные пучки расположены такими же осевыми кольцами спереди и сзади, и, судя по их диаметру, кормовые отверстия гораздо больше, чем у звездных коней. – Чертеж исчез, появилось потрясенное лицо Тензинга.

Роман состроил гримасу.

– Значит, если теория прямой зависимости телекинетической мощи от размеров верна, мы имеем дело с созданием, которое в пятнадцать раз сильнее Бойца.

Тензинг кивнул с мрачным видом.

– Можно лишь надеяться, что в действительности дело обстоит не слишком скверно, но, определенно, достаточно скверно.

– Согласен. А что об этих «грифах»?

Тензинг пожал плечами – насколько это ему удалось при четырех g.

– «Акула» покрыта ими. Выходит, моя теория о прилипалах, по крайней мере, отчасти верна.

– С той лишь разницей, что эти пожиратели падали принимают активное участие в охоте.

– Правильно. И это, конечно, значительно ухудшает ситуацию. По нашим подсчетам, «акула» несет на себе примерно в четыре раза больше «грифов» по сравнению с той «стаей», которая висит перед Бойцом. Столько никакая сеть не захватит; в особенности если они будут налетать волнами.

Роман задумчиво потер подбородок.

– И все же, если волны будут накатывать не непосредственно одна за другой, мы можем успеть проскочить в «окно».

– Не исключено, – ответил Тензинг. – Все зависит от того, насколько близко к нам подойдет «акула», и от того, что она в состоянии противопоставить ракете, несущей сеть.

А это, в свою очередь, сводилось к ответу на вопрос: руководствуется ли «акула» исключительно инстинктом или имеет зачатки подлинного созидательного разума?

– Что вы думаете по этому поводу? – спросил Роман.

– Хотите знать мое профессиональное мнение? Не знаю, капитан. Правда, не знаю. Считается, что ум пропорционален размеру мозга, но жесткого правила по этому поводу нет, зато имеется масса исключений. Ваша «акула», – Тензинг кивнул на дисплей, – после столкновения с шаттлом отступила к мертвому звездному коню, а потом снова отправилась в путь – туда, где мы впервые заметили ее. И что же – она отступила, подкормилась немного, а потом просто шаталась вокруг, зализывая раны? Или полетела, чтобы подсобрать побольше «грифов» для нового сражения с неизвестным противником, ведущим себя так странно? – Он покачал головой. – Мы можем только гадать. Роман перевел взгляд на тактический дисплей. До встречи с шаттлом оставалось еще час двадцать минут, а «акула» все ближе.

– Что скажете насчет информации на диске старшего помощника Феррола? Может что-нибудь пригодиться?

– О, там много всего, – фыркнул Тензинг. – Но вот можем ли использовать это – совсем другой вопрос. Не вызывает сомнений, что тяжелые дозы – и я имею в виду именно тяжелые дозы – ионизирующего излучения и плотные потоки релятивистских частиц могут искалечить или убить звездного коня, причем в особенности уязвимы его сенсорные пучки. Однако на «Дружбе» нет ни рентгеновского лазера, ни точно отрегулированных ускорителей частиц.

– Шаттл? – спросил Роман. – Вы все слышали?

– Да, сэр, – мрачным тоном ответил Феррол несколько секунд спустя. – Звучит не особенно обнадеживающе, да?

– Мы пока еще живы, – ответил Роман. – Двигатель у нас работает на полную мощность и выбрасывает достаточно ионизирующего излучения, чтобы, как минимум, дать «акуле» приличную пощечину. И мы пытаемся соорудить рентгеновский лазер из частей кормового лазера связи – теоретически это возможно.

– Я была свидетельницей того, как это сделали, – вмешалась в разговор Кеннеди. – Но даже если на «Дружбе» есть все необходимое оборудование, у вас почти наверняка не хватит времени на такого рода конверсию. Рекомендую сосредоточиться на том, чтобы придать лазеру мультиимпульсные свойства, и потом использовать его для обстрела сенсорных пучков «акулы».

– Мы уже работаем в этом направлении с запасным лазером связи, – сказал Роман. – У вас есть еще что-нибудь, доктор Тензинг?

– Если уж на то пошло, да, – ответил ученый. – И эта новость, похоже, может принести реальную пользу. Наша «акула» – спринтер.

– Что вы сказали?

– Спринтер, – повторил Тензинг. – В противоположность стайеру, то есть бегуну на длинные дистанции. Сейчас покажу, что я имею в виду. – Лицо Тензинга снова исчезло с экрана, сменившись кривой, наложенной на тактическую диаграмму. – Это анализ столкновения «акулы» с шаттлом. Отсюда видно, что, прежде чем напасть, она ждала, пока он подойдет к ней как можно ближе. Более того – огромное ускорение в семь g, с которым она догоняла их, упало за минуту перед тем, как она захватила Квентина. Можно видеть, – диаграмма снова сменилась другой, – что даже сейчас «акула» как бы сознательно сдерживает себя, развивая ровно ту скорость, которая позволит ей пусть медленно, но нагонять нас.

– Интересно, – проговорил Роман, глядя на вновь возникшее на экране лицо Тензинга. – Вы хотите сказать, что, хотя «акула» и быстрее нас, у нас есть реальная возможность убежать от нее?

– Не уверен, что хочу сказать именно это, – проявил предусмотрительность Тензинг. – Вспомните: речь идет о хищнике, капитан. Любой хищник, от которого может убежать добыча, долго не протянет.

– М-м-м… Пожалуй. С другой стороны, хищник вряд ли рассчитывает, что преследуемая добыча может замедлить движение. Вскоре нам предстоит развернуться и сбросить ускорение. Может, это собьет ее с толку.

– Может быть, – с сомнением ответил Тензинг. – Однако я бы на это не рассчитывал.

– Я и не собираюсь, – сказал Роман. – Я рассчитываю на то, что мы сумеем прорвать оптические сети прежде, чем «акула» бросится на нас. Шаттл, ваша стая «грифов» по-прежнему держится на расстоянии двадцати семи километров?

– Словно гвоздями приколочена, – ответил Феррол.

– И наша тоже. Висит сразу за пределами телекинетической досягаемости Бойца. Ладно. Несколько минут назад у Ямото возник вот какой вопрос: что произойдет, если мы сведем Бойца и Квентина нос к носу?

Последовала долгая пауза.

– Произойдет, – задумчиво заговорил наконец Феррол, – вот что. Когда мы будем на расстоянии пятидесяти четырех километров друг от друга, оптические сети пересекутся. При дальнейшем сближении… сети либо пройдут друг сквозь друга, либо отступят каждая к своему звездному коню. В любом случае в конечном счете обе сети окажутся в пределах телекинетической досягаемости.

– К тому же выводу пришли и мы, – сказал Роман. – Ну, через семьдесят пять минут нам это станет окончательно ясно.

– Если, конечно, – предостерег его Тензинг, – у «акулы» не хватит ума разгадать наши планы и вклиниться между нами, чтобы помешать сблизиться.

Роман состроил гримасу. Да, это был решающий вопрос.

– В таком случае нам все станет ясно еще раньше, – ответил он.

В глубине души Роман все еще лелеял надежду, что разворот и замедление «Дружбы» собьют с толку «акулу»; однако эта надежда умерла быстрой и тихой смертью. Спустя тридцать секунд после того, как Боец сделал разворот, «акула» повторила его маневр, сбросила ускорение и слегка изменила курс таким образом, что, согласно расчетам корабельных компьютеров, в результате должна была оказаться почти точно в месте встречи.

Значит, им предстоит «состязание в беге». Вдавленный в кресло четырехкратным весом, Роман скользил взглядом по дисплеям, прислушивался к комментариям инженеров и ученых и вел бесконечные подсчеты в уме. Судя по всему, в этом состязании они с противником шли ноздря в ноздрю.

* * *

– Вижу шаттл, – доложил Марлоу, склонившись к дисплеям. – Расстояние пятьдесят пять километров. Наши оптические сети должны вот-вот пройти друг сквозь друга.

На тактическом дисплее Романа было видно, что «грифы» сохраняют свои позиции.

– Ямото? Как там «акула»?

– Быстро приближается. – Чувствовалось, что она изо всех сил старается сохранить спокойствие, но это плохо ей удавалось. – Расстояние две тысячи километров; замедление пять g. Если ничего не изменится, доберется до нас через пять минут.

– Шаттл?

– Мы готовы, – ответил Феррол. Роман включил свой интерком.

– Хом-джии? Пора!

Почти сразу же потянуло вбок – это Боец начал резкий разворот вправо. Минуту спустя «Дружба» выровнялась и продолжила полет в сторону Квентина, который, согласно тактическому дисплею, совершил аналогичный маневр.

– Марлоу? Зачем шаттл разворачивается?

– Нацеливается на Денеб, как и было задумано.

– Хорошо. Феррол, как только перед вами возникнет свободное «окно», уходите. Если мы через два часа не появимся, возвращайтесь домой.

– Есть, сэр.

И – вот оно. Стиснув зубы, Роман обратил все внимание на тактический дисплей.

– Оптические сети пересекаются, – говорил он Ферролу. – Начинают проходить друг сквозь друга… нет, нет, отступают. Слипаются и одной общей массой удерживают позицию между нами.

– Это перестанет иметь значение, как только обе сети окажутся на расстоянии телекинетической досягаемости звездных коней, – напомнила ему Кеннеди.

– И что это даст? – пробормотал Марлоу.

Роман с угрюмым видом кивнул. Непосредственно в данный момент проблема сводилась к тому, что Боец и Квентин действовали как оптические сети друг друга. Если бы звездные кони сумели захватить «грифов» и удержать их в сторонке, пока сами они разойдутся и не будут стоять на пути друг у друга…

– Сети разделяются! – внезапно воскликнул Марлоу. – «Грифы» Квентина отступают к шаттлу.

– Проклятье! – выругался себе под нос Роман, глядя на тактический дисплей.

Да, отступают к Квентину и шаттлу… становясь недосягаемыми для Бойца.

– Феррол! Квентин может телекинетически на них воздействовать?

Пауза.

– Никаких шансов, – напряженно ответил Феррол. – Вис-каа говорит, что зона досягаемости Квентина всего около четырех километров.

– Они летят все быстрее, – вставил Марлоу. – До Квентина им осталось две минуты.

– Такое впечатление, будто «акула» сообразила, что мы задумали, – сказал Роман Ферролу. – Заставьте Квентина рвануть вперед, и он прорвет сеть, прежде чем нахлынет новая волна «грифов».

– Невозможно, – с ледяным спокойствием ответил Феррол. – Квентин для этого недостаточно быстр. Уходите без нас.

– Ро-маа, Боецуннинни удерживает «грифов», – послышался из интеркома голос Рин-саа.

И окно для Прыжка открылось – на следующие девяносто секунд.

– Капитан? – вопросительно сказала Ямото. Роман присвистнул сквозь зубы.

– Прыжок отменяется, – приказал он. – Приготовьтесь ударить по «акуле» из двигателя. Лазерный расчет, цель – «акула»… один из передних сенсорных пучков. Ракетный расчет…

– Капитан, какого черта? – взорвался Феррол. – У вас есть окно – уходите!

– Мы не бросим вас здесь, – решительно ответил Роман. – Ракетный расчет, сместите прицел к…

– Не глупите, – перебил его Феррол. – Сэр. Вы не в состоянии победить «акулу» и понимаете это. Возвращайтесь на Кордонейл и приведите сюда боевой корабль или что-нибудь, от чего будет толк.

Роман вперил взгляд в тактический дисплей. Черт побери, в словах Феррола был смысл: если «Дружба» не вернется домой, ни темпи, ни Кордонейл могут не узнать об угрожающей им опасности, пока не будет слишком поздно. Однако сознательно бросить своих людей…

– Сожалею, Феррол, но на данный момент у нас нет недостатка в мучениках, – сказал он. – «Акула» не получит ни вас, ни нас.

– «Акуле» плевать на нас, чтоб вы знали! – выпалил Феррол. – Ей нужны звездные кони. Мы отпустим Квентина на свободу, дадим ему возможность сбежать – и окажемся в безопасности.

– Возможно, так; а может, нет. Мы не имеем права рисковать. – На тактическом дисплее Романа открылось дополнительное окно: «акула» крупным планом и прицел кормового лазера, ищущий сенсорное кольцо. Поиск был затруднен, надвигающееся облако «грифов» мешало обзору. – Большинство элементов, в которых нуждается звездный конь, входят в состав самого шаттла и его оборудования, – напомнил Роман Ферролу. – Другие соотношения, примеси, но, может быть, «акуле» все равно. – Облако «грифов» между «Дружбой» и ее преследователем стало еще гуще. Роман подумал, что хотелось бы знать, сколько этих проклятых тварей у «акулы» в запасе. – Как бы то ни было, вопрос закрыт. Разворачивайте Квентина и дуйте отсюда. Мы немного задержим «акулу».

Последовала пауза, и Роман решил, что Феррол снова будет спорить. Но…

– Есть, сэр. Вис-каа, ты слышал, что сказал капитан.

– Основной двигатель готов, – доложила Ямото. – Лазерный расчет сообщает о трудностях прицеливания из-за «грифов».

– Вас понял, – сказал Роман. – Всему экипажу быть наготове.

Взвыла сирена, и на одно краткое мгновение в сознании Романа вспыхнул образ «Драйдена», настоящего боевого корабля с настоящим оружием и обученным экипажем.

Потом этот миг прошел. Он был на «Дружбе», с кое-как собранным оружием и неумелым экипажем, лицом к лицу с врагом, о существовании которого никто на Звездном флоте даже не подозревал.

Им оставалось лишь выложиться как смогут.

Сейчас «акула» приблизилась до расстояния пятидесяти пяти километров. Ее эскорт – «грифы» – были на десять километров ближе. Согласно записям Феррола, хищник схватил Квентина с расстояния сорок пять километров…

Роман сделал глубокий вдох. Вот оно.

– Двигатель и лазер: огонь!

Фузионный двигатель взревел, и Романа вдавило в кресло, когда ускорение резко удвоилось. Почти сразу же послышалось более тихое шипение передних маневровых двигателей, пытавшихся помешать кораблю продвигаться вперед, и спустя мгновение избыточное ускорение исчезло. Роман бросил взгляд на дисплей пульта управления. Поводья провисали без всякого натяжения: сейчас «Дружба» двигалась в точности с тем же ускорением, что и Боец.

– Ямото? Ускорение шаттла?

– Две целых шесть десятых g, – ответила она.

– Хом-джии, увеличь ускорение Бойца до двух целых двух десятых, – приказал он по интеркому. – Ямото, будьте готовы равным образом увеличить наше ускорение.

– Есть, сэр.

Роман переключил внимание на тактический дисплей. «Акула» достигла отметки сорок километров и продолжала приближаться.

– Лазерный расчет, как дела?

– Не можем пробиться сквозь «грифов»! – В голосе ответившего Роману молодого человека, даже приглушенном ревом двигателя, слышался ужас. – Они блокируют лазер!

– Спокойно! – прикрикнул на него Роман, чувствуя, как в груди скапливается холод. Значит, «акула» все же вынесла кое-какой опыт из столкновения с шаттлом. Интересно, мелькнула мысль, насколько велик этот опыт? – Стреляйте в отдельных «грифов», – приказал он. – Постарайтесь убить или вывести их из строя. Ракетный расчет: пуск!

Черная продолговатая ракета промелькнула по краю «картинки», поступающей с кормовой камеры. Роман переводил взгляд с тактического дисплея на визуальный и обратно. Спустя несколько мгновений ракета расцвела бесшумным взрывом серебристой сети звездного коня. Сеть накрыла ближайших «грифов»…

– Тензинг! Ничего не получается!

– Потерпите еще секунду, капитан, – послышался напряженный голос ученого. – Вот!

И внезапно взрыв словно начал прокручиваться в обратном порядке. Сооруженный Тензингом каркас из искусственных запоминающих мышц Альфы запечатал сеть с пойманными в нее «грифами». Еще один выброс из двигателя ракеты, словно удар гигантского кулака, отшвырнул плененных «грифов» в сторону…

– Лазерный расчет! Есть просвет! – закричал Роман.

Не успели его слова смолкнуть, как визуальный Дисплей прочертила бледная линия ионизированного водорода, нацеленная в бок «акулы». Та, казалось, содрогнулась…

И спустя мгновение луч был блокирован вторым роем «грифов», заполнивших собой брешь.

– Проклятье! – выругался Марлоу.

– Куда мы попали? – спросил Роман.

– Вроде бы в край сенсорного пучка. Однако действие луча длилось недолго, так что вред наверняка невелик.

– Ну, по крайней мере, ясно, что мы на правильном пути, – заметил Роман. – Она не реагировала бы так сильно, если бы мы лишь вскользь задели ее. Ракетный расчет… как дела?

– Вторая ракета почти готова, капитан. – На этот раз тот, кто ответил, по-видимому, отвернулся от микрофона, и сквозь рев двигателя его голос был едва слышен. – Сейчас установим таймер.

Неожиданно Романа прижало к нагрудным ремням, когда «Дружба» внезапно сделала рывок назад.

– Ямото! Полная тяга! – закричал Роман чисто рефлекторно, потому что еще до приказа Ямото включила двигатель на полную мощность, о чем можно было судить по более высокому тону его рева.

Мгновение казалось, что корабль вот-вот оторвется… но потом медленно натяжение поводьев ослабело, и, как показывали приборы, корабль потащило назад.

«Акула» их захватила. Захватила и подтаскивала к себе.


Содержание:
 0  Звездные всадники : Тимоти Зан  1  Глава 2 : Тимоти Зан
 2  Глава 3 : Тимоти Зан  3  Глава 4 : Тимоти Зан
 4  Глава 5 : Тимоти Зан  5  Глава 6 : Тимоти Зан
 6  Глава 7 : Тимоти Зан  7  Глава 8 : Тимоти Зан
 8  Глава 9 : Тимоти Зан  9  Глава 10 : Тимоти Зан
 10  Глава 11 : Тимоти Зан  11  Глава 12 : Тимоти Зан
 12  Глава 13 : Тимоти Зан  13  Глава 14 : Тимоти Зан
 14  Глава 15 : Тимоти Зан  15  Глава 16 : Тимоти Зан
 16  Глава 17 : Тимоти Зан  17  Глава 18 : Тимоти Зан
 18  вы читаете: Глава 19 : Тимоти Зан  19  Глава 20 : Тимоти Зан
 20  Глава 21 : Тимоти Зан  21  Глава 22 : Тимоти Зан
 22  Глава 23 : Тимоти Зан  23  Глава 24 : Тимоти Зан
 24  Глава 25 : Тимоти Зан  25  Глава 26 : Тимоти Зан
 26  Глава 27 : Тимоти Зан  27  Глава 28 : Тимоти Зан
 28  Глава 29 : Тимоти Зан  29  Глава 30 : Тимоти Зан
 30  Использовалась литература : Звездные всадники    



 




sitemap