Фантастика : Космическая фантастика : Глава 22 : Тимоти Зан

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




Глава 22

Заседания начались сорок восемь часов спустя – на этот раз не в роскошном правительственном здании на Соломоне, а на околоземной орбите, в мрачном безмолвии космического корабля «Вызов». На Соломоне Звездный флот и Сенат были представлены более или менее поровну; здесь такого равновесия не наблюдалось. Доминировали военные – в заседаниях участвовала лишь небольшая группа гражданских.

Среди них, конечно, был сенатор, как и рассчитывал Феррол.

Однако в течение трех первых дней у них не было буквально ни минуты, чтобы поговорить наедине. Дни Феррола были до краев наполнены; его – иногда одного, а иногда вместе с Романом, Кеннеди или Тен-зингом – без конца расспрашивали, заставляя пересказывать события снова и снова. Ночи тоже были заполнены – он спал крепким сном смертельно усталого человека, в который то и дело вторгались «акулы» и «грифы».

И снова Прометей… На этом самом «Вызове» когда-то вывезли его и других колонистов, изгнанных из их мира. Не раз ему приходило на ум, не был ли выбор именно этого корабля в качестве места заседаний проявлением чьего-то извращенного чувства юмора.

Днем он беспрерывно говорил, ночью его одолевали сны… и все время он с нарастающим нетерпением ждал, когда же сенатор наконец вызовет его. На четвертый день – последний, согласно расписанию – ему надоело ждать.

* * *

– Сожалею, – сказал Стифейн Риз голосом, в котором соединились вежливость и жесткость, – но в данный момент сенатор действительно очень занят.

– Он примет меня. – Вытянув шею, Феррол сквозь полуоткрытую дверь заглянул в другую часть офиса. Сенатор был там, углубился в беседу с одним гражданским и двумя военными в увешанной орденами форме. – Просто доложите ему обо мне.

Риз заколебался на мгновение, потом взял телефон и пробормотал что-то в трубку. Напряженно вслушиваясь, Феррол уловил, как тон сенатора изменился…

– Он сказал, Феррол, чтобы вы возвращались к себе. Он свяжется с вами позже.

В глубине души Феррола зазвучал негромкий сигнал тревоги. По распорядку, до отбытия на «Дружбу» у него оставалось едва ли два часа.

– Не может быть никакого «позже». Скажите сенатору, что я даю ему минуту, чтобы избавиться от гостей. После чего вхожу к нему и излагаю свое дело прямо перед всеми.

Риз устремил на него долгий задумчивый взгляд, как бы прикидывая, чем обернется звонок сенатору. Феррол ответил ему собственным испепеляющим взглядом. Спустя мгновение Риз сдался и снова заговорил по телефону. Последовала короткая пауза…

– Сенатор примет вас, – пробормотал он.

Феррол удовлетворенно кивнул и, неизвестно почему, начал отсчитывать секунды. На пятьдесят шестой гости сенатора поднялись и, скользнув по лицу Феррола незаинтересованными взглядами, покинули офис.

Сенатор остался стоять в дверном проеме. Он посмотрел на Феррола только после того, как последний гость ушел. Его взгляд был спокойным, лишенным всяких эмоций. Точно так же звучал и его голос, когда он сказал:

– Входите, старший помощник.

Феррол молча прошел мимо него в комнату. На этот раз сенатор плотно закрыл за ними дверь.

– Ты прервал очень важную встречу. – Сенатор пересек комнату и уселся за богато украшенный металлический стол, стоявший в углу.

– Я через два часа должен покинуть «Вызов», – сказал Феррол, успешно подавив автоматическую потребность извиниться. Нет, на этот раз он не допустит, чтобы сенатор с первого же слова заставил его занять оборонительную позицию. – Через двенадцать часов «Дружба» получит очередной приказ, я окажусь бог знает где и пробуду там бог знает сколько времени. Прервать вашу встречу было для меня единственным способом поговорить с вами.

Сенатор вскинул бровь.

– Почему ты думаешь, будто нам есть о чем говорить?

Несколько долгих мгновений Феррол пристально всматривался в его лицо.

– Не понимаю.

Сенатор скривил губы.

– Тогда позволь мне сказать открытым текстом: ты, Чейни, больше у меня не служишь.

У Феррола отвалилась челюсть.

– Что? Но… почему?

– Это имеет значение?

Феррол проглотил ком в горле, перед глазами у него все поплыло. Вокруг как будто внезапно резко похолодало – таким неодобрением и презрением наполнился воздух. Он снова почувствовал себя ребенком перед лицом разгневанного отца…

Нет, этому не бывать. Он не ребенок, и сидящий перед ним человек ему не отец. Он стиснул зубы, чтобы не выдать своих эмоций, и сказал:

– Да. Это имеет значение. На протяжении многих лет я был одним из ваших лучших агентов…

– Лучших? – фыркнул сенатор в своей светской, чуть жеманной манере. – Ох, Чейни, не обманывайся на этот счет. Ты был способным, определенно, но вряд ли одним из лучших. Для этого нужен больший опыт работы, чем ты на свете прожил.

– И теперь я лишен возможности приобрести этот опыт? – перешел в наступление Феррол. Детское ощущение беспомощности исчезло, сменилось нарастающим гневом. – Почему?

– Главным образом, это проблема доверия. – Нахрапистая манера поведения сенатора сменилась лениво-бесцеремонной. Возможно, до него дошло, что запугиванием он ничего не добьется. – Когда мой агент по доброй воле передает секретную информацию противнику… Согласись, неудивительно, что желание работать с таким агентом пропадает.

В первое мгновение Феррол даже не понял, о чем, черт возьми, идет речь. Потом…

– Сенатор, это был вопрос жизни или смерти. Вы бы предпочли, чтобы я промолчал о данных Чеслава и позволил «акуле» сожрать и «Дружбу», и себя?

– Если верить показаниям капитана Романа, данные Чеслава не слишком помогли ему.

– Нет, не помогли, – не стал спорить Феррол. – Однако я вряд ли мог знать об этом заранее.

– Возможно. Но это была личная информация, и ты не имел права копировать ее.

– В этом и проблема на самом деле, не так ли? В том, что в моих руках оказалась незаконно полученная информация, которая могла привести к вам.

Феррол ожидал хоть какой-то реакции – гнева, настороженности; чего угодно, что позволило бы проникнуть в мысли собеседника. Однако, как обычно, сенатор лишил его этой возможности.

– Незаконно полученная? – кротко спросил он. – Опомнись, Чейни. Как, скажи на милость, может считаться «незаконно полученной» информация об объекте, который находится на орбите около ничейной планеты? А насчет того, что эта информация могла привести ко мне, – это просто абсурд. Я умею заметать следы. – Сенатор покачал головой. – Нет, Чейни, реальная проблема, как ты выразился, не в том, что ты и твои недавние действия можно как-то связать со мной. Она даже не в том, могу ли я доверять тебе дальше. Я заговорил о данных Чеслава только ради того, чтобы ты понял, насколько я разочарован тем, как ты повел себя в этой ситуации. Настоящая проблема… – он сделал драматическую паузу, – в том, что мы одержали победу.

Феррол непонимающе нахмурился.

– Как это понимать – «мы одержали победу»? В чем?

– В нашей необъявленной, протекавшей без единого выстрела войне с темпи, конечно, – ответил сенатор. – Подумай сам. Уверен, ты понимаешь, что обнаружение этих «акул», с точки зрения полетов со звездными конями, не пройдет без последствий.

– Последствия будут, да, – кивнул Феррол, – но совсем не те, которые вы себе, как я понимаю, представляете. «Акулы» не выпрыгнули в последнюю неделю неизвестно откуда. Если темпи столетиями летали со звездными конями и ни разу не наткнулись на них – значит, «акулы» чрезвычайно редки. По крайней мере, в этой части космоса.

– Согласен. Однако их распространение или, напротив, редкость особого значения не имеют. Согласно показаниями капитан Романа, темпи присуще искаженное чувство ответственности по отношению к своим звездным коням; оно доходит до такой степени, что темпи готовы отпускать их на свободу, если считают, что нарушили свои условия сделки. Словно вообще можно заключать сделки с лишенными разума животными, – закончил он с плохо завуалированным презрением.

Так вот почему Роман и Рин-саа отпустили Квентина на свободу… и, возможно, вот почему Роман так уклончиво отвечал на расспросы по этому поводу. Если даже один факт существования «акул» может заставить темпи отказаться от использования звездных коней в космосе…

– И что вы собираетесь делать? – спросил Феррол. – Поймать «акулу» и притащить ее в систему Кьялиннинни, где находится темпийский загон для звездных коней?

На губах сенатора заиграла тонкая улыбка.

– Тебе бы следовало больше доверять моему здравому смыслу, Чейни, – сухо ответил он. – Кроме того, мне не кажется, что потребуется нечто столь радикальное и опасное. В конце концов, «акулы» – хищники и, как таковые, должны быть наделены способностью выслеживать добычу. Со временем они и сами найдут Кьялиннинни.

– И тогда мы согласимся на ничью.

Сенатор вопросительно вскинул бровь.

– В смысле?…

– В смысле, что звездных коней не будет ни у нас, ни у темпи. Они застрянут внутри своих систем, а мы в той части космоса, которая доступна для двигателей, оснащенных мицууши.

Лицо сенатора омрачилось.

– Ну, нельзя сказать, что звезды будут для нас закрыты.

– Останутся некоторые. Очень немного.

– С нас хватит, – жестко заявил сенатор. – Все планеты, которые нам нужны, находятся в пределах досягаемости. При условии, правда, что темпи не будут заглядывать нам через плечо и говорить, что можно делать с ними, а чего нельзя.

Феррол мысленно вернулся к открытиям, сделанным «Дружбой» во время первого своего путешествия. Эти открытия в сознании и общественности, и государственных мужей затмил восторг по поводу появления на свет детеныша Пегаса.

– О, места нам хватит, все правильно, – презрительно ответил он. – Однако придется смириться с потерей остальной вселенной. Теперь, когда нам известно об «акулах», проблемы Димоти и тех, кто до него пытался управлять звездными конями, обретают смысл.

– Да. Это твоя теория «вторжения хищника в сознание нехищника», – сказал сенатор. – Ты говорил об этом, отвечая чуть ли не на каждый третий вопрос. Так что, по-твоему, нам делать? Заарканить «акулу» и предложить Димоти попытаться контролировать ее?

Феррол стиснул зубы; план, который он так тщательно обдумывал и мысленно повторял на протяжении двух последних дней, застрял у него в горле. Без сомнений, сенатор был абсолютно не заинтересован в том, чтобы умение совершать космические путешествия с помощью звездных коней стало достоянием Кордонейла. Единственное, что его интересовало, – как лишить этой возможности темпи. Точка.

Было ли это всегда его целью? Скорее всего. Мелькнула мысль: почему Феррол никогда не осознавал этого?

– Учитывая вашу очевидную незаинтересованность, – только и сказал он, – не вижу смысла продолжать этот разговор.

– Я так и сказал, едва ты вошел. – Сенатор встал. – Теперь, если ты извинишь меня…

– Я полагаю, мое назначение на «Дружбу» все еще остается в силе, – не двигаясь с места, продолжал Феррол. – Хотя бы потому, что если я сейчас устранюсь, это может привлечь нежелательное внимание. Итак, что насчет моего корабля?

Сенатор нахмурился.

– Какого корабля? А-а, ты имеешь в виду «Ска-па-Флоу». И что насчет него?

– Когда я давал согласие работать на «Дружбе», вы обещали, что будете использовать его как личный курьерский корабль, – ответил Феррол. – Это соглашение по-прежнему остается в силе, или все члены моего экипажа тоже вычеркнуты теперь из платежной ведомости?

Сенатор одарил его долгим задумчивым взглядом.

– Мне никогда не нравились люди, которые, если их выгоняют, пытаются просунуть ногу в дверь, – холодно ответил он.

– Я совершенно не хочу просовывать ногу в вашу дверь, – тем же тоном заявил Феррол. – Меня волнует исключительно благополучие моего экипажа. Они обеспечивали вам определенную степень финансовой безопасности; по крайней мере, пока я представлял ваши интересы на борту «Дружбы». Вы в некотором смысле обязаны им.

Губы сенатора изогнулись, но он кивнул.

– Ничем я им не обязан. Но, полагаю, могу выкупить их контракт. Если это тебя устроит, – закончил он с чуть завуалированным сарказмом.

– Устроит. – Феррол тоже встал. – Благодарю вас, сенатор; хотя бы за то, что уделили мне время. – Он повернулся, собираясь уйти…

– Чейни?

– Да? – обернулся Феррол.

– На твоем месте я бы не рассчитывал, что «Дружба» еще долго будет летать, – сказал сенатор.

Феррол устремил на него пристальный взгляд.

– Не понимаю.

На губах сенатора мелькнула и погасла улыбка.

– Скоро поймешь.

* * *

Спустя два часа Феррол вместе с остальными покинул «Вызов» и отправился на «Дружбу». Это был долгий полет, что его вполне устраивало. Было время подумать.

Спустя час после прибытия на «Дружбу» он пришел в пункт связи с коротким сообщением, которое старательно зашифровал вручную.

Хотя отправка тахионного сообщения стоила немало, приемопередатчики Кордонейла были так загружены, что задержка от двадцати четырех до сорока восьми часов была делом обычным. Однако положение Феррола как старшего помощника одного из ведущих кораблей Звездного флота давало ему существенное преимущество, и не прошло получаса, как центральный земной приемопередатчик подтвердил получение сообщения «Скапа-Флоу».

Может, сенатор и был согласен на ничью, но не Феррол. И если никто больше не заинтересован в продолжении начатого дела, он и «Скапа-Флоу» возьмут это на себя.


Содержание:
 0  Звездные всадники : Тимоти Зан  1  Глава 2 : Тимоти Зан
 2  Глава 3 : Тимоти Зан  3  Глава 4 : Тимоти Зан
 4  Глава 5 : Тимоти Зан  5  Глава 6 : Тимоти Зан
 6  Глава 7 : Тимоти Зан  7  Глава 8 : Тимоти Зан
 8  Глава 9 : Тимоти Зан  9  Глава 10 : Тимоти Зан
 10  Глава 11 : Тимоти Зан  11  Глава 12 : Тимоти Зан
 12  Глава 13 : Тимоти Зан  13  Глава 14 : Тимоти Зан
 14  Глава 15 : Тимоти Зан  15  Глава 16 : Тимоти Зан
 16  Глава 17 : Тимоти Зан  17  Глава 18 : Тимоти Зан
 18  Глава 19 : Тимоти Зан  19  Глава 20 : Тимоти Зан
 20  Глава 21 : Тимоти Зан  21  вы читаете: Глава 22 : Тимоти Зан
 22  Глава 23 : Тимоти Зан  23  Глава 24 : Тимоти Зан
 24  Глава 25 : Тимоти Зан  25  Глава 26 : Тимоти Зан
 26  Глава 27 : Тимоти Зан  27  Глава 28 : Тимоти Зан
 28  Глава 29 : Тимоти Зан  29  Глава 30 : Тимоти Зан
 30  Использовалась литература : Звездные всадники    



 




sitemap