Фантастика : Космическая фантастика : Глава 28 : Тимоти Зан

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




Глава 28

Это был момент, о котором Феррол думал с тех пор, как впервые вступил на борт «Дружбы»; момент, из-за которого тревожился, который даже видел во сне. Момент, на протяжении последнего года неизменно присутствовавший на заднем плане его сознания.

Он так долго готовился к нему… И все же это оказалось гораздо труднее, чем он надеялся.

На мостике воцарилась мертвая тишина. Феррол практически не слышал даже издаваемых приборами звуков и сигналов. Молчали люди; они просто замерли на своих местах, словно статуи. Феррол сосредоточил все внимание на Романе, заставил себя встретиться с ним взглядом, борясь со странным чувством вины и стыда, напряженно ожидая неизбежного взрыва недоверия и гнева.

Взрыва, однако, не последовало.

– Могу я взглянуть? – совершенно спокойно спросил Роман, протягивая к Ферролу руку.

Проглотив ком в горле, тот отстегнулся, подплыл к нему и вставил одну ногу в захват. Роман взял конверт, бросил взгляд на почерк сенатора на наружной стороне и вскрыл его. Вытащил оттуда лист бумаги, бросил заинтересованный взгляд на Феррола и углубился в чтение.

Феррол облизнул верхнюю губу, его взгляд метался по мостику. Это был поистине решающий момент; сейчас все висело на волоске. Если Роман откажется признать директиву Сената… если откажется уступить командование… Взгляд Феррола наткнулся на Кеннеди… и замер. Он снова облизнул верхнюю губу, вспоминая завуалированные намеки сенатора относительно Кеннеди. Самая опасная личность на «Дружбе», так он отозвался о ней. И когда Феррол глядел в ее глаза – стальные, немигающие глаза, взгляд которых не отрывался от его лица, – он все больше проникался уверенностью, что сенатор был прав.

Внезапно он с особенной остротой ощутил, как на ребра под кителем давит игольчатый пистолет. «Ты сумеешь справиться с ней», – заверил его сенатор. Однако, глядя в ее глаза, Феррол вовсе не был в этом уверен. Она профессионал, прошедший прекрасную школу обучения; выстрелить первым – вот единственное, что может его спасти.

Роман зашелестел бумагой; со странным чувством облегчения, но словно против воли, Феррол оторвал взгляд от Кеннеди и посмотрел на капитана.

– Надо полагать, – почти светским тоном сказал Роман, – у вас имеется объяснение этому. – Он взмахнул бумагой.

– По-моему, директива абсолютно ясна, – ответил Феррол.

– Сама директива, безусловно, ясна, – холодно сказал Роман. – Я имею в виду причину, по которой вы сочли, что надо предъявить ее в данный момент.

Феррол сделал глубокий вдох.

– Я здесь не для того, чтобы вступать в дискуссию, капитан. – Он изо всех сил старался, чтобы голос не дрожал. Это было очень трудно, особенно учитывая необходимость не дать Роману втянуть себя в спор. – Единственный вопрос, на который вы должны сейчас дать ответ, – собираетесь вы подчиняться директиве или нет. Да или нет.

И снова весь он подобрался, ожидая взрыва… И снова взрыва не последовало. Роман устремил на него долгий, ничего не выражающий взгляд. Потом, после еле заметного колебания, включил интерком.

– Всем членам экипажа. Говорит капитан Роман, – сказал он, не отрывая взгляда от Феррола. – С этого момента, в соответствии с директивой Сената, я передаю командование «Дружбой» старшему помощнику Ферролу.

Он выключил интерком, отстегнул ремни, выбрался из командирского кресла и спросил Феррола:

– Какие будут приказания, капитан?

Феррол перевел взгляд на опустевшее кресло, сражаясь с внезапно нахлынувшей волной стыда и страстно желая, чтобы Роман продемонстрировал хоть какое-то возмущение тем, как с ним обошлись. Унизить капитана на глазах у его экипажа – ужасно для любого человека. Поступить так с тем, кто принял удар без единой жалобы, – чертовски подло.

С другой стороны, чувство вины – возможно, это как раз то, на что Роман и рассчитывает. Феррол взял себя в руки, вытащил ногу из захвата и опустился в командирское кресло. Оно казалось чертовски неудобным; однако если он чему и научился у сенатора, так это пониманию того, как важны для начальственного положения манера держаться и символы власти.

– Марлоу, доложите, что там с «акулами», – сказал он, включая дублирующий дисплей сканеров.

– Все еще приближаются, – ответил тот.

– Когда они доберутся до загона?

– На таком ускорении – примерно через два часа.

Два часа. Феррол перевел взгляд на тактический дисплей. Три темпийских звездных коня сохраняли прежние позиции, но сейчас на дисплее были видны еще два, нагоняющие их сзади, и прямо на глазах из ниоткуда возник третий, только что совершивший Прыжок. Империя темпи, явно осознающая угрозу, бросала в систему Кьялиннинни все, что у нее осталось, в последнем отчаянном усилии защитить свой загон.

Тем самым подставляя нападению «акул» остальных своих звездных коней… и почти полностью лишая себя возможности совершать космические перелеты.

Какая ирония судьбы! На протяжении девяти последних лет Феррол только и мечтал о том, чтобы приложить руку к падению темпи, выстраивал в уме планы один грандиознее другого, как изгнать их из космоса, отплатив сполна за то, что они хладнокровно присвоили себе его мир. А теперь его планы оказались ни к чему, потому что всю работу они делают сами. Сами, с небольшой помощью круговорота жизни в природе, любовь к которой они постоянно провозглашают.

И все, что от Феррола требовалось, это в буквальном смысле ничего не делать. Абсолютно ничего. На протяжении двух ближайших часов.

– Старший помощник, мы теряем время.

Феррол посмотрел на Марлоу.

– Лейтенант, ваше замечание принято к сведению, – холодно сказал он. – Кеннеди, курс в направлении загона звездных коней с ускорением два g рассчитан и введен в компьютер?

Она все еще сидела, повернувшись к нему, с тем же каменным выражением лица.

– Да.

– Хорошо. Скажите манипуляторам, чтобы отправлялись в путь.

Она не двинулась.

– И что конкретно вы намерены там делать?

Феррол встретился с Кеннеди взглядом, полный решимости не дать себя запугать.

– Как уже было сказано, я здесь не для того, чтобы вступать в дебаты, – отрезал он. – Вы получили приказ. Выполняйте его.

– Для того, чтобы помешать Кордонейлу прислать сюда помощь, вовсе не обязательно торчать у загона, – спокойно сказал Роман. – И чем дольше вы продержите нас в этой системе, тем выше вероятность того, что «акулы» и новые «грифы» доберутся до нас прежде, чем «Скапа-Флоу» сломает оптическую сеть.

– Я и сам понимаю это. – Феррол почувствовал вспышку раздражения из-за того, что Роман с такой легкостью просчитывает его планы. – Никто не собирается отсиживаться здесь. Мы просто откроем загон и выпустим звездных коней на свободу.

Вообще-то он собирался сказать нечто совсем другое, и, судя по выражению лица Романа, тот тоже удивился.

– Что мы сделаем? – настороженно переспросил он.

– Вы слышали, что я сказал, – отрезал Феррол. А что, совсем неплохая идея. Почему бы, в конце концов, звездным коням не разделить судьбу своих темпийских хозяев? Убитые или разбросанные по всей галактике – конечный результат один и тот же. – Если, конечно, вы не предпочитаете, чтобы «акулы» первыми добрались до них.

Роман молчал, устремив на него долгий взгляд.

– Вот, значит, как вы намерены отомстить, – очень тихо сказал он наконец.

– Они не пострадают. Просто застрянут в своих мирах, в стороне от наших путей, – возразил Феррол. – Или, по-вашему, будет лучше, если проблема затянется и окончится войной?

– Вы видели звездных коней в действии, – продолжал Роман, будто не слыша слов Феррола. – Вы знаете, как плохо на них действуют стрессовые ситуации. Неужели вы до сих пор верите, что у темпи есть спрятанный где-то тайный флот боевых звездных коней?

Феррол пожал плечами. Нет, в это он не верил. Больше не верил.

– Техника и методы – это несущественно. Существенно то, что присутствие темпи в освоенной людьми части космоса и поблизости от нее представляет собой угрозу для нас. И что время существования этой угрозы подходит к концу. – Он перевел взгляд на Кеннеди. – Вы получили мой приказ, лейтенант.

Мгновение он думал, что она откажется. Потом, без единого слова, она отвернулась к своему пульту, тихим голосом сказала несколько слов манипулятору, и минуту спустя «Дружба» пришла в движение.

– Скоро мы доберемся до загона? – спросил Феррол, когда Слейпнир набрал ускорение два g.

– Примерно через семьдесят минут, – не оборачиваясь, ответила Кеннеди.

На то, чтобы разрушить часть окружающей загон сети и убраться отсюда до появления «акул», нужен час… Ничего, все получится.

– Хорошо.

– Рин-саа также спрашивает, зачем мы туда летим, – добавила она.

– Скажите, что мы помогаем им сделать достойное дело, – проворчал он. – И пусть понимают как хотят.

Рядом с Ферролом зашевелился Роман.

– Старший помощник, не могли бы мы с вами побеседовать у меня в офисе? – негромко спросил он. – Когда у вас будет для этого время, разумеется.

Феррол подозрительно уставился на него.

– Все, что вы желаете мне сказать, можете говорить прямо здесь, – ответил он.

Роман с непроницаемым выражением лица покачал головой.

– То, что я хочу сказать, сугубо конфиденциально.

Феррол пожевал нижнюю губу. Конфиденциально, черт… Роман что-то затевает, и они оба понимают это. Но что? Попытку опровергнуть или обойти сенатскую директиву? А может, пока они будут разговаривать, Кеннеди прыгнет на Кордонейл и с помощью тахионной связи добьется отмены директивы?

Или у Романа на уме совсем другое? Нечто более… прямое, возможно?

– Надо полагать, вы осознаете, – сказал Феррол, – что если со мной что-то случится, «Дружба» окажется здесь в ловушке. «Скапа-Флоу» не станет разрушать оптическую сеть, не получив приказа непосредственно от меня.

Он затаил дыхание. Понимает ли Роман, что это заявление – блеф, по крайней мере наполовину? Однако капитан лишь насмешливо вскинул бровь.

– Вы допускаете, что я могу взбунтоваться против законно назначенного командира?

Феррол сердито глядел на него, снедаемый чувством неуверенности… Но был лишь единственный способ выяснить, что у Романа на уме.

– Кеннеди, остаетесь командовать на мостике. – Он отстегнулся и осторожно встал, борясь с тяжестью удвоенного веса. – Я буду в офисе капитана. Двигайтесь прежним курсом и в случае изменения ситуации с «акулами» немедленно поставьте меня в известность.

– Ясно, – ответила она, по-прежнему не оборачиваясь.

Феррол повернулся к Роману; мгновение они пристально глядели в глаза друг другу. Потом Феррол сделал жест в сторону двери.

– После вас, капитан.

Кроме всего прочего, что бы Роман сейчас ни затевал, от этого мало что изменится. Темпи уже проиграли.

* * *

– Надеюсь, вы не будете возражать, – сказал Феррол, когда дверь офиса с легким гудением скользнула в сторону, – если я займу ваше место за письменным столом.

Роман насмешливо вскинул брови.

– Чтобы наблюдать за дверью?

– Чтобы видеть дублирующий дисплей пульта управления.

Феррол обогнул стол и сел в кресло. Следить за тем, в каком направлении летит «Дружба», – одна из главных забот сейчас, решил он. Тот факт, что при этом Роман окажется между ним и любыми нежданными посетителями, – просто совпадение.

– Итак, что за конфиденциальные новости вы желаете сообщить мне?

Роман сел напротив и какое-то время молча разглядывал Феррола.

– Эта ваша сенатская директива датирована прошлым годом, – сказал он. – Она уже была у вас, когда вы впервые взошли на борт «Дружбы».

– Все правильно. Это была моя гарантия того, что вы не сможете подтасовать данные нашего замечательного эксперимента со смешанным экипажем.

– Однако вы не использовали ее, – заметил Роман.

– А зачем? – насмешливо фыркнул Феррол. – Эксперимент провалился, и все понимали это. Если бы не история с появлением детеныша Пегаса, уже после первой экспедиции «Дружбу» расформировали бы, а вас отправили обратно на «Драйден». О нас упомянули бы лишь в маленькой сноске отчетов Звездного флота, и все было бы кончено.

– Согласен. Но я все равно не понимаю. Если данные так убедительно свидетельствовали в пользу точки зрения ваших антитемпийских сторонников, а вы так опасались, что я попытаюсь скрыть их, почему не взяли командование на себя, как только мы вернулись на Соломон?

Феррол открыл рот, но тут же снова закрыл его. Эта мысль никогда даже не приходила ему в голову.

– Не знаю, – промямлил он. – Полагаю… ну, полагаю, я решил, что вашей честности можно доверять.

На лице Романа возникло странное выражение напряженности.

– Именно к этому все сводится, не так ли? К доверию. Никто из нас не может знать всего, по крайней мере на уровне личного опыта. Наши знания, наши мнения, даже многие наши глубочайшие убеждения – все это зависит от надежности других людей.

– Если вы сомневаетесь, что моя директива имеет силу…

– О, в этом я не сомневаюсь, – ответил Роман. – Возможно, теперь ваши бывшие спонсоры отрекутся от нее, но к тому времени, когда мы сможем расспросить их, все происходящее здесь станет свершившимся фактом. Мы оба понимаем это.

– В таком случае, я предпочел бы, чтобы вы перешли к сути, – проговорил Феррол, чувствуя, как волосы на затылке становятся дыбом.

Вот оно: сейчас Роман сделает свой ход.

– Суть заключена в черном конверте в моем письменном столе. Нижний ящик справа.

– У вас есть собственная сенатская директива? – Чувствуя, как дрожь пробегает по спине, Феррол попытался укрыться за ироническим тоном.

Роман молча покачал головой.

Мгновение Феррол во все глаза смотрел на него. Потом взял себя в руки, потянулся к ящику – периферийным зрением все время следя за Романом – и выдвинул его. Конверт оказался большой, толстый и – тем более при двух g – ощутимо тяжелый.

И сверху на нем был наклеен ярлык с кроваво-красной надписью: «СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО».

Феррол недоуменно посмотрел на Романа.

– Что это?

– Вскройте и посмотрите.

Феррол перевел взгляд на конверт. Интересно, какое наказание полагается за несанкционированное вскрытие секретного документа? Однако Роман был не тот человек, чтобы прибегать к столь мелкому приему, как попытка доставить противнику незначительные бюрократические неприятности. Быстрым движением руки Феррол сломал печать и вынул находящуюся внутри папку.

На обложке которой…

Он пристально посмотрел на Романа, чувствуя, как острая игла боли внезапно пронзила сердце.

– Да, – сказал Роман. – Это официальный отчет о колонии на Прометее. Думаю, пора вам узнать правду.


Содержание:
 0  Звездные всадники : Тимоти Зан  1  Глава 2 : Тимоти Зан
 2  Глава 3 : Тимоти Зан  3  Глава 4 : Тимоти Зан
 4  Глава 5 : Тимоти Зан  5  Глава 6 : Тимоти Зан
 6  Глава 7 : Тимоти Зан  7  Глава 8 : Тимоти Зан
 8  Глава 9 : Тимоти Зан  9  Глава 10 : Тимоти Зан
 10  Глава 11 : Тимоти Зан  11  Глава 12 : Тимоти Зан
 12  Глава 13 : Тимоти Зан  13  Глава 14 : Тимоти Зан
 14  Глава 15 : Тимоти Зан  15  Глава 16 : Тимоти Зан
 16  Глава 17 : Тимоти Зан  17  Глава 18 : Тимоти Зан
 18  Глава 19 : Тимоти Зан  19  Глава 20 : Тимоти Зан
 20  Глава 21 : Тимоти Зан  21  Глава 22 : Тимоти Зан
 22  Глава 23 : Тимоти Зан  23  Глава 24 : Тимоти Зан
 24  Глава 25 : Тимоти Зан  25  Глава 26 : Тимоти Зан
 26  Глава 27 : Тимоти Зан  27  вы читаете: Глава 28 : Тимоти Зан
 28  Глава 29 : Тимоти Зан  29  Глава 30 : Тимоти Зан
 30  Использовалась литература : Звездные всадники    



 




sitemap