Фантастика : Космическая фантастика : Глава 30 : Тимоти Зан

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




Глава 30

– Они опаздывают.

Роман оторвался от созерцания сцены за обзорным окном и устремил долгий взгляд на Феррола. Тот сидел в углу капитанского офиса, как можно дальше от письменного стола и двух стульев, предназначенных для гостей. Судя по выражению лица и позе, он чувствовал себя напряженно.

– Они обязательно придут, – заверил его Роман. – Склонность опаздывать – одно из «очаровательных» свойств темпи.

Феррол фыркнул; сковывающее его напряжение слегка ослабело.

– Да уж.

Роман не сводил с него пристального взгляда.

– Может, вам лучше надеть фильтровальную маску? Воздухоочистительная система работает на полную мощность, и все же их запах немного ощущается.

Феррол сделал глубокий вдох, как будто старался втянуть как можно больше воздуха, пока он еще чистый.

– Благодарю вас, но не нужно. – Он бросил взгляд на дверь. – Я настроен полностью перепрограммировать свои реакции, и, по-моему, сейчас самое время начать.

– Ладно. – Роман насмешливо вскинул бровь. – Только не бейте их.

Феррол вспыхнул. Он и думать забыл о том давнем инциденте в ангаре «Дружбы».

– Не буду, сэр. Дверь зажужжала.

– Вот и они, – сказал Роман. Панель скользнула в сторону. В дверном проеме стояли Рин-саа и Со-нгии; их уродливые лица почти полностью скрывали фильтровальные маски. – Входите. – Капитан сделал жест в сторону пустых кресел. – Присаживайтесь, пожалуйста.

– Да, – ответил Рин-саа, первым входя в офис.

Дверь закрылась за ними. Они сели в кресла, и Роман бросил взгляд на Феррола. Тот был по-прежнему напряжен, но чувствовалось, что он полностью владеет собой. Он будет в порядке, решил Роман и обратил все свое внимание на темпи.

– Итак, доктор Тензинг сказал, что его люди закончили все работы по изучению мертвых «акул», возможные на данный момент. Теперь ничто не мешает нам покинуть Кьялиннинни и вернуться на Кордонейл. Я от души надеюсь, что вы изменили свое мнение относительно проекта «Дружба».

– Мы не можем, – ответил Рин-саа. – Нас обманули, Ро-маа. Обманом заставили принять участие в ненужном убийстве. Я уже заявлял, что эксперимент «Дружба» окончен, и сейчас вынужден повторить то же самое.

– Понимаю, – сказал Роман. – Конечно, последовательность – очень существенная часть политики. Я просто подумал, что, поскольку теперь нам точно известно, как работает программа размножения звездных коней, почва для принятия этого решения, возможно, изменилась.

Рин-саа склонил голову набок.

– Мы не знаем, в чем причина успеха программы размножения. – В его голосе прозвучали жесткие нотки. – Знаем лишь, что необходимо присутствие человеческих существ. Это все.

Итак, темпи полны решимости не уступать ни миллиметра. Вообще-то Роман и не ожидал, что они так легко сдадутся: в своей спокойно-выдержанной манере темпи могли быть не менее упрямы, чем люди.

– Ну, в таком случае позвольте мне вам объяснить. Программа работает, потому что человеческие существа, как вы любезно нас называете, суть хищники, и звездные кони реагируют на присутствие хищников ускорением своего цикла размножения.

– Это пока не доказано, – сказал Рин-саа.

– Возможно, и не доказано – по темпийским стандартам, – возразил Роман, – но все показатели налицо, и для нас их вполне достаточно. Когда двести звездных коней не просто желают, а рвутся напасть на шестерку своих злейших врагов, не вызывает сомнений, что их экологическая модель защиты – сражение с опорой на грубую силу за счет численного перевеса. И существует лишь один способ создания численного перевеса.

Рин-саа засомневался и коснулся пальцами уха.

– Может, ты и прав.

– Ты знаешь, что я прав, – сказал Роман. – Независимо от того, признаете вы мою правоту или нет. И это должно беспокоить вас, потому что до сих пор вы считали, что понимаете звездных коней лучше, чем любые явления природы.

– Мы никогда не утверждали, что знаем все, Ро-маа. Мы наблюдаем; мы учимся; мы понимаем. Иногда понимание приходит быстро, иногда на это уходят столетия. Темплисста будут размышлять над тем, чему стали свидетелями, и так приобретут новые знания.

– Хорошо. – Роман перевел взгляд с Рин-саа на Со-нгии и обратно. – Тогда поразмышляйте и над тем, что я сейчас скажу, когда сочтете, что настало время для размышлений. Вы ошибались насчет звездных коней; я утверждаю, что и насчет людей вы тоже ошибаетесь.

Рин-саа, склонив голову набок, устремил на него немигающий взгляд.

– В полной мере мы пока не понимаем вас, Ро-маа. Тем не менее мы понимаем вас лучше, чем, возможно, вам известно.

Роман покачал головой.

– Нет. Вы думаете, что понимаете, но это не так. Вы вбили себе в головы, что мы – это высокие уродливые темпи, которые не могут или не хотят понимать окружающую их природу, ни больше и ни меньше. Вы были полны решимости дотянуть нас до вашего уровня восприимчивости, даже если это убьет нас. Такой образ сохраняется в вашем сознании на протяжении вот уже двадцати лет, и вы никак не хотите отказаться от него.

– Вы разумные создания, Ро-маа, – сказал Рин-саа. – Вы в состоянии влиять на природные процессы, и это накладывает на вас ответственность.

– Я понимаю, что ты имеешь в виду. И, веришь ты в это или нет, мы осознаем и принимаем эту ответственность. Однако так, как понимаем ее мы, а не вы.

Роман сделал глубокий вдох, чувствуя на своих плечах груз истории. Он принял участие в проекте «Дружба» в надежде предотвратить войну, независимо от того, на чьей стороне перевес. И сейчас, похоже, ему лично предоставлялся последний шанс сделать это.

– Вы считаете себя хранителями и защитниками природы, Рин-саа, – продолжал он, стараясь говорить медленно и как можно четче формулировать мысли. – Вы видите структуры и экосистемы и приспосабливаетесь к ним. Человеческие существа устроены иначе. Мы видим те же структуры, но изменяем их в соответствии со своими нуждами.

– Вы используете их, – голосом, завывающим больше обычного, поправил его Рин-саа. – А потом разрушаете.

Роман покачал головой.

– Используем, да, но не разрушаем. Конечно, бывают исключения, иногда гибельные. Но по большей части мы не столько разрушаем природные структуры, сколько изменяем их. Есть разница, согласись.

– Но вы не имеете права изменять их.

– Вот это и есть ваша главная ошибка на протяжении всех этих лет. Мы имеем право делать это, потому что такова наша природная структура, – мы наделены даром строить, созидать и переделывать, то есть изменять лицо мира. А ваша ответственность, – он вытянул палец в сторону Рин-саа, – поскольку вы наделены даром уважать все природные структуры, состоит в том, чтобы позволить нам исполнять свое предназначение.

Темпи молча смотрели на него, склонив головы набок под почти одинаковыми углами. Они были удивлены или погрузились в раздумья; Роман не знал, что означает этот жест.

Потом голова Рин-саа медленно вернулась в вертикальное положение.

– Сейчас я ничего не могу ответить тебе, Ро-маа. Но я поговорю с другими темплисста. Над этим необходимо поразмышлять.

Роман вздохнул с облегчением.

– Это все, о чем я прошу, Рин-саа. И заодно поразмышляйте вот над чем. – Он взял стоящий на столе стеклянный пузырек и протянул его Рин-саа. – Как думаешь, что это такое?

Рин-саа взял пузырек и принялся разглядывать его содержимое.

– Похоже на пыль.

– Это и есть пыль. Точнее, состоящий из пыли пот, собранный с мертвых «акул». Мы считаем, что в нем содержится полная запись последних минут их жизни. Запись того, как шесть мощнейших «акул» отчаянно пытались сбежать, но погибли под телекинетическими ударами двухсот доведенных до бешенства звездных коней.

– Такая смерть – естественное явление природы, – сказал Рин-саа. – Это совсем не то, что охота, в которую нас втянули обманом.

– Не спорю. Сейчас речь совсем о другом. Что, по-твоему, будет делать «акула», если совершит Прыжок в новую звездную систему и обнаружит там частицы этого пота и сохранившуюся в них запись?

Рин-саа устремил долгий пристальный взгляд на пузырек.

– Не знаю, – ответил он наконец. – Знаю лишь, что некоторые хищники избегают мест, где погибли другие. Это все.

– Этого достаточно. – Ощущение победы волной захлестнуло Романа. Он очень опасался, что темпи не поймут важности свойств пыли или, даже если поймут, будут отрицать ее. Однако Рин-саа повел себя честно и открыто, в духе темпи. – Если «акулы» ведут себя так – значит, мы нашли способ защититься от них. Способ, прошу заметить, не требующий убивать или каким-то другим образом вмешиваться в естественные экологические процессы.

– Возможно, – ответил Рин-саа, не сводя взгляда с пузырька. – Однако только в том случае, если имеется достаточное количество такой пыли. Его нет.

– Нет, – легкая улыбка скользнула по губам Романа. – Но будет. Видишь ли, один из способов, с помощью которых человеческие существа изменяют мир, состоит в том, чтобы разлагать интересные вещи вроде этой пыли на составные молекулы, а потом копировать их. Мы везем с собой на Кордонейл четыреста килограммов такой пыли; в течение нескольких недель мы получим тонны вещества, которое можно будет разбросать по всем вашим системам. – Он кивнул на пузырек в руке Рин-саа. – Покажи этот образец другим темплисста, и, когда вы будете размышлять над будущим ваших отношений с человечеством, рассмотрите возможность того, что мы встретились в космосе не случайно, а с целью взаимопомощи. Одна раса дополняет другую, и обе способствуют взаимному развитию талантов и углублению мнений.

– Мы не хотим быть вашими врагами, Ро-маа. Мы никогда не хотели этого.

– Рад слышать. Мы тоже не хотим быть вашими врагами. Но одновременно мы никогда не станем вашими копиями.

Несколько мгновений темпи хранили молчание. Потом, резко встряхнувшись, Рин-саа встал.

– Я передам твои слова темплисста, Ро-маа. Мы обдумаем их.

– Это все, о чем я прошу, – повторил Роман. – Спасибо за то, что пришли. Возвращайтесь к себе и готовьтесь к отлету.

Со-нгии тоже встал.

– До свидания, Ро-маа. – Воющий голос Рин-саа прозвучал странно серьезно. Потом оба темпи в унисон сделали руками быстрый жест в воздухе. – Мы многому научились на борту «Дружбы». Мы верим, что и вы тоже.

– Конечно, Рин-саа, мы тоже. До свидания.

Темпи повернулись к Ферролу, тихо сидящему в своем углу, и повторили тот же жест. После чего, не оглядываясь, вышли.

Роман посмотрел на Феррола, чувствуя облегчение от того, что напряжение, о котором он даже не догадывался, внезапно отпустило его.

– Я было подумал, что они вообще вас не заметили, – сказал он.

Феррол пожал плечами.

– Меня это мало волнует. Прекрасная речь, капитан… Самая проникновенная из всех, что я могу припомнить.

– Спасибо. Остается надеяться, что от нее будет толк.

– Непременно – если они честны сами с собой. Понимание того, как сильно они недооценивали своих «беспомощных» звездных коней, не может не поколебать их самодовольной уверенности. Им придется пересмотреть свои взгляды и предубеждения и многое выбросить на свалку.

Роман с трудом поборол искушение заметить, что по части пересмотра предубеждений Феррол тоже имеет немалый опыт.

– Ну, попытаться стоило, что ни говорите, – вместо этого сказал он.

– Согласен. – Феррол на мгновение заколебался. – Итак, вы сказали, что мы отправляемся на Соломон через несколько часов?

– «Дружба» отправляется. Я так понимаю, что вы не полетите?

Феррол удивленно уставился на него.

– Как вы узнали?

– Вы потратили много времени, разговаривая по лазерной связи со «Скапа-Флоу», пока они околачивались около темпийских кораблей. Потом туда и обратно начали сновать курьерские суда, и стало очевидно, что вы стараетесь заключить сделку.

– Точнее говоря, это со мной старались заключить сделку, – фыркнул Феррол. – Видимо, в порыве доброй воли и внезапно вспыхнувшего дружелюбия Сенат любезно предложил темпи меня и «Скапа-Флоу», чтобы помочь собрать их разбежавшееся стадо.

Роман негромко присвистнул.

– Ну, это большая работа.

Феррол перевел взгляд на обзорное окно.

– Думаю, даже темпи удивились, когда обнаружили, сколько звездных коней остались в системе. Никто не представлял себе, до какой степени, оказывается, они привязаны к дому и хозяевам. Тем не менее за несколько часов после окончания сражения темпи потеряли около сотни звездных коней, а некоторые из оставшихся, которых пока не заловили и не доставили в загон, потихоньку тоже начинают разбегаться.

– И «Скапа-Флоу» – по чистой случайности, конечно – зафиксировала, куда именно прыгнул каждый исчезнувший звездный конь? – спросил Роман. – На всякий случай?

– На всякий случай. Мало ли что? На данный момент план таков. Мы поведем темпийский корабль туда, куда прыгнул пропавший звездный конь. Если его там не окажется, звездный конь корабля унюхает по поту, куда его собрат прыгнул оттуда, они полетят дальше и приведут его обратно. Как только найденного доставят в загон, можно отправляться за следующим. – Феррол покачал головой. – Думаю, на поиски каждого уйдет около недели… Вы правы, это большая работа.

– И надо же, как удобно – все это будет происходить на значительном удалении от Кордонейла, – заметил Роман. – По крайней мере, чрезвычайно удобно с точки зрения той фракции в Сенате, для которой вы теперь можете представлять угрозу.

– Я тоже обратил на это внимание, – с кислым видом ответил Феррол.

– Сенат, по крайней мере, оплатит ваши труды?

Феррол натянуто улыбнулся.

– Они обещали какую-то ничтожную сумму, да. По счастью, я сам сумел о себе позаботиться, договорившись с темпи. За каждого пойманного звездного коня они предоставят в мое распоряжение – мое, не Сената – звездного коня и команду манипуляторов сроком на три недели. И я смогу использовать их, как пожелаю, без каких-либо возражений, выкручивания рук и душещипательных разговоров.

Романа совсем не удивили ни условия сделки, ни характер вознаграждения.

– Собираетесь заняться торговлей?

– Вряд ли. Меня больше интересует исследование планет средней удаленности, в пределах ста-двухсот световых лет. Научная работа вроде того, чем занималась «Дружба» во время первой экспедиции. Может быть, с целью подыскать планеты, подходящие для колонизации. Для людей, которые не против того, чтоб оказаться в некоторой изоляции. – Губы Феррола искривила ироническая усмешка. – Кто знает? Может, я и сам где-нибудь там осяду. Сенат наверняка не откажет мне в помощи, лишь бы я убрался подальше… А что вы будете делать? Вернетесь в Звездный флот?

– Если Сенат не сочтет, что меня лучше использовать на дипломатической работе, – ответил Роман. – Но это маловероятно. Скорее всего, пошлют снова охранять границы – как только «Дружбу» расформируют.

– Не слишком удачное место, если дело все-таки дойдет до войны, – заметил Феррол. – Особенно для такого человека, как вы, которому претит сама мысль сбивать темпийские корабли.

– До войны дело не дойдет, – покачал головой Роман. – По крайней мере сейчас.

Феррол пожал плечами.

– Прошу прощения, но я не слишком верю, что темпи в ближайшее время пересмотрят свое отношение к человечеству.

Роман снова покачал головой.

– Вы не поняли сути, старший помощник. Я не рассчитываю на то, что произойдет психологическая переоценка; я рассчитываю на очень практичный просвещенный эгоизм.

– Думаю, для темпи не существует такого понятия, как просвещенный эгоизм, – фыркнул Феррол.

– Вот тут вы ошибаетесь, – возразил Роман. – Ведь что такое выживание видов? Делай то, что лучше соответствует интересам расы. Для темпи это всегда означало минимум воздействия на окружающую среду и одновременно максимум выгоды, которую можно из этой среды извлечь. Думаю, именно в этом состояла суть нашего конфликта: они считали, что человеческий подход, в отличие от их собственного, не только бесцеремонен, но и не приносит особой пользы. Теперь, когда становится ясно, что мы со своей технологией можем оказаться полезными для них, они почти наверняка снизят накал критики наших методов. Нет, они, конечно, по-прежнему будут многим недовольны, но выражать это станут более дипломатично.

– Ну, вы размечтались, – покачал головой Феррол. – Темпи никогда не смягчали своей этической позиции ради выгоды.

– Еще как смягчали, – улыбнулся Роман. – По какой другой причине, по-вашему, проблемы совместно используемых миров до сих пор так и не привели к взрыву?

Феррол удивленно посмотрел на него.

– Вы меня совсем запутали.

– Ну, вспомните хотя бы о ситуации после получения сообщения о том, что «Дружба» должна спасать экспедицию Ловри в непосредственной близости от звезды, которая вот-вот должна была стать новой. Мы сразу предположили, что это объявление войны. И вот прошел год, а взрыва все еще не произошло. Почему?

Феррол подозрительно уставился на него.

– Не хотите же вы убедить меня в том, что войну остановила программа размножения звездных коней?

– Именно это я и хочу сказать. Внезапно стало ясно, что если они будут и дальше громко возмущаться нашим поведением, то рискуют потерять кое-что чрезвычайно ценное: детенышей звездных коней, которых до того у них не было, несмотря на годы поисков. А нынешний случай со средством, отпугивающим «акул», еще более показателен. Смотрите: средство, отпугивающее «акул»; средство, отпугивающее «грифов»; стимулирование рождаемости звездных коней… да мало ли что еще мы в состоянии придумать, если умеем взламывать молекулярные коды пота. С другой стороны, более близкие взаимоотношения с темпи будут расширять для нас доступ к звездным коням и, соответственно, все вытекающие из этого преимущества.

Взгляд Романа переместился к обзорному окну. Там в тусклом свете красного солнца была видна спасательная шлюпка «Дружбы», скользящая вдоль тела мертвой «акулы» и собирающая ее драгоценный пот.

– Вселенной движет экономика, Чейни, – сказал он. – Не этика, не риторика, не общественное мнение, а холодная, неумолимая экономика. Если в результате окончания конфликта обе стороны получат выгоду, политики всегда найдут способ свести конфликт на нет. Если одна из сторон убеждена, что война потенциально выгоднее, значит, будет война. Вся человеческая история подтверждает это, и я не вижу причин, по которым сейчас что-то должно измениться.

Феррол присвистнул.

– Никогда не предполагал, что ваш взгляд на вселенную столь циничен, капитан.

– Может быть, – пожал плечами Роман. – Однако я всегда считал, что прямой отказ взглянуть в лицо неприятным фактам не спасает вас от их последствий, а лишь мешает использовать ситуацию конструктивно. Конечно, я предпочел бы, чтобы мир с темпи был построен на чем-то более возвышенном, чем деньги. Но лучше так, чем вообще никакого мира. Все остальное приложится – и общественное мнение, и политическое единение, и прочее. Так всегда происходит… если экономика позволяет выиграть время. – Он насмешливо вскинул бровь. – Поэтому не торопитесь хоронить себя на заброшенной планете, когда заработанные вами звездные кони доставят вас туда. В ближайшие несколько лет нам понадобятся люди вроде вас – способные пойти против инерции общественного мнения ради того, во что верят. Феррол криво улыбнулся.

– Даже если эти люди когда-то верили в такие вещи, как война, боевые звездные кони и геноцид?

Роман пожал плечами.

– Как верно заметила лейтенант Кеннеди, это конец эпохи.


Содержание:
 0  Звездные всадники : Тимоти Зан  1  Глава 2 : Тимоти Зан
 2  Глава 3 : Тимоти Зан  3  Глава 4 : Тимоти Зан
 4  Глава 5 : Тимоти Зан  5  Глава 6 : Тимоти Зан
 6  Глава 7 : Тимоти Зан  7  Глава 8 : Тимоти Зан
 8  Глава 9 : Тимоти Зан  9  Глава 10 : Тимоти Зан
 10  Глава 11 : Тимоти Зан  11  Глава 12 : Тимоти Зан
 12  Глава 13 : Тимоти Зан  13  Глава 14 : Тимоти Зан
 14  Глава 15 : Тимоти Зан  15  Глава 16 : Тимоти Зан
 16  Глава 17 : Тимоти Зан  17  Глава 18 : Тимоти Зан
 18  Глава 19 : Тимоти Зан  19  Глава 20 : Тимоти Зан
 20  Глава 21 : Тимоти Зан  21  Глава 22 : Тимоти Зан
 22  Глава 23 : Тимоти Зан  23  Глава 24 : Тимоти Зан
 24  Глава 25 : Тимоти Зан  25  Глава 26 : Тимоти Зан
 26  Глава 27 : Тимоти Зан  27  Глава 28 : Тимоти Зан
 28  Глава 29 : Тимоти Зан  29  вы читаете: Глава 30 : Тимоти Зан
 30  Использовалась литература : Звездные всадники    



 




sitemap