Фантастика : Космическая фантастика : Глава 4 : Тимоти Зан

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




Глава 4

Ровно в восемь часов двенадцать минут на следующее утро «Дружба» покинула темпийский загон. Отставая на километр от своего звездного коня, Пегаса, с которым его связывала обманчиво тонкая привязь, корабль уходил в глубокий космос.

Роман уже знал, что корабль, ведомый звездным конем, снаружи выглядит впечатляюще. Однако он никак не ожидал, что сам полет окажется таким же впечатляющим.

Он протекал тише, естественно; однако глубина этой тишины превосходила все ожидания. За годы службы Роман привык к тому, что фузионный двигатель корабля генерирует шумы самых разных уровней, от глухого, но всепроникающего гудения в резервном режиме до устойчивого грохота при полном ускорении. Пока двигатель работал, звук не смолкал, а идти с ускорением в шесть десятых g даже без еле слышного шелеста… это повергало в трепет и немного пугало.

Поскольку не было шума двигателя, то не было и вибрации палубы; и, хотя это казалось менее очевидным, не было тех мягких покачивающих движений Следствие компенсации бортовым компьютером легкого дисбаланса между различными соплами двигателя. В результате лететь на таком корабле – все равно что сидеть в кресле большого, в натуральную величину имитатора в Академии.

– Пересекаем дальний край загона, – доложила сидевшая за пультом управления Кеннеди. – Передаю манипулятору распоряжение увеличить ускорение до ноль девяти g.

Роман так и думал, что Кеннеди сама будет управлять кораблем на этом участке полета; очевидно, она всерьез хотела как можно больше расширить свои познания в области полетов с использованием звездных коней.

– Когда согласно расписанию должен произойти прыжок? – спросил он.

– Через час и двадцать минут, – ответила она; вес между тем начал плавно возрастать. – При условии, что мы и дальше будем придерживаться курса на минимальный расход энергии звездным конем.

– Нам особенно некуда торопиться, лейтенант, – сказал Роман. – Кроме того, Пегасу предстоит долгое путешествие. Минимум энергии, минимум времени, движение строго по прямой… ну, вы знакомы с перечнем.

Феррол, сидя на своем посту, повернулся к нему.

– Вы ведь не думаете, что звездный конь быстро выдохнется? – спросил он. – Я слышал, они без малейшего напряжения способны развивать ускорение в пять g.

Роман покачал головой.

– Я не думаю, что он быстро выдохнется, старший помощник. Тут дело в другом. Лейтенант Марлоу, что там с сигналом контактного ретранслятора?

– Очень четкий, сэр, – ответил Риддик Марлоу, сидящий за пультом сканеров. – Поступает на два записывающих устройства, как и было приказано.

Роман посмотрел на Феррола, на лице которого застыло задумчиво-хмурое выражение.

– Ваши комментарии, старший помощник?

После мгновенного колебания Феррол покачал головой.

– Нет, я не прав, – сказал он, почти как бы обращаясь к самому себе. – Если бы записи сигналов от шлема-усилителя было достаточно, кто-то уже давно составил бы целую их библиотеку.

– Согласен, – кивнул Роман. – Это, по-видимому, проблема не просто получения правильных команд – прямое и непосредственное прикосновение разума темпи кажется необходимым условием управления звездным конем. Вы интересуетесь управлением звездными конями?

– Конечно, – ответил Феррол. – И всем остальным советую. Если мы собираемся когда-нибудь выйти за пределы нескольких десятков световых лет от дома, нам либо понадобятся собственные звездные кони, либо придется очень сильно усовершенствовать мицууши.

– Либо заключить долгосрочное соглашение с темпи об аренде их звездных коней, – вмешалась в разговор Кеннеди.

Феррол сверкнул на нее взглядом.

– Аренда хороша в свое время и на своем месте, – сказал он. – Не думаю, что она будет уместна, когда речь пойдет о полномасштабной колонизации.

– Уж конечно нет, или темпи будут следить за каждым шагом колонистов и придираться к тому, как идет освоение новых территорий, – еле слышно пробормотал Марлоу. – Клянусь, иногда мне кажется, Что они держат нас за восьмилеток, а себя самих за наших матерей.

Кеннеди рассмеялась, в отличие от Феррола.

– Вы, безусловно, вправе иметь свою точку зрения, лейтенант, – сказал Роман Марлоу. – Не забывайте, однако, что время от времени мы и впрямь ведем себя, как восьмилетние дети.

– Согласен, капитан. – Взгляд Марлоу метнулся к лицу Роману, точно он пытался оценить терпимость нового командира к разговорам на мостике. – Однако у меня одно возражение. Часто мы ведем себя так потому, что у нас есть чувство юмора – то, чего темпи, похоже, начисто лишены.

– Возможно, – уступил Роман.

Какую бы форму ни имело темпийское чувство юмора – если оно вообще у них было, – оно до сих пор оставалось тайной за семью печатями.

Эти разговоры о темпи и их тайнах…

Он отстегнул ремни и встал.

– Старший помощник, оставляю мостик на вас, – сказал Роман Ферролу, напоследок пробежав взглядом по показаниям приборов. – Вернусь ко времени Прыжка.

– Вас понял, сэр, – ответил Феррол. – Могу я спросить, куда вы направляетесь?

– На левую половину, – ответил Роман. – Пора нанести визит вежливости темпи.

* * *

Человеческую и темпийскую половины «Дружбы» соединяли четыре прохода, каждый из которых был оснащен стандартной шлюзовой камерой. На вешалке рядом с люком висели фильтровальные маски; Роман выбрал одну, надел и убедился в том, что эластичные края плотно обхватывают нос, щеки и челюсть. Он слышал разговоры о том, какой запах исходит от темпи в замкнутом пространстве; начать давиться и кашлять во время первого визита – ну, это было бы невежливо. Шлюзовая камера, как и положено, заменила насыщенный человеческим запахом воздух на чистую смесь кислорода с азотом и уже через тридцать секунд просигналила, что процесс завершен. Роман сделал осторожный вдох через фильтровальную маску и открыл дверь.

За нею ему открылся другой мир.

Он замер на пороге, впитывая впечатления и пытаясь проанализировать их. Свет был приглушенный, рассеянный и успокаивающий; воздух прохладный и сухой, в нем ощущалось легкое движение, вызвавшее у Романа ассоциации с лесным ветерком. По стенам и потолку в хаотическом, на первый взгляд, беспорядке висели предметы искусства: скульптуры и плоские объекты, напоминающие картины. Да, в хаотическом беспорядке – и тем не менее, несмотря на отсутствие симметрии в расположении, все в целом имело сбалансированный, подчиненный единому замыслу вид.

Каждый квадратный сантиметр стен и палубы, не занятый каким-либо предметом, покрывал зеленый, по виду мягкий ковер. Ну, хотя бы его описание имелось в документации «Дружбы»: особо стойкая разновидность мха, используемая темпи как низкотехнологичная система фильтрации и восстановления воздуха. Однако открывшееся Роману зрелище отличалось от того, что он ожидал увидеть; натуральный земной мох выглядит не так уж привлекательно, а темпийская версия гораздо больше походила просто на экзотический ковер из синтетики.

Приверженцы темпи часто утверждали, что эстетическое чувство чужеземцев не только очень сильно развито, но и полностью доступно человеческому восприятию. Если то, что он сейчас видел, представляло собой характерный образец, подумал Роман, с этим утверждением можно согласиться.

– Ро-маа? – произнес неприятно скрипучий голос по ту сторону люка.

Вот оно. Роман внутренне собрался, шагнул на мох – тот подался под ногами, как настоящий ковер, – повернулся в направлении голоса…

И в первый раз в своей жизни лицом к лицу встретился с темпи.

Впечатление оказалось в каком-то смысле разочаровывающим. Учитывая медленно нарастающий на протяжении последних десяти лет конфликт между расами и настойчиво повторяемые заявления людей типа Феррола относительно исходящей от темпи угрозы человечеству, у Романа на уровне подсознания сформировался образ темпи как созданий, которые, уступая людям в росте, излучают ауру силы или даже опасности.

Что касается роста, так оно и было, однако все остальное не соответствовало действительности. Темпи, чье, откровенно говоря, не слишком привлекательное лицо было обращено к Роману, был худощавым, изящного телосложения; узкие плечи слегка сутулились, выдаваясь вперед, как у старика, руки сложены на талии ладонями наружу. Кожа бледная – болезненно бледная – и торчащие из черепа через неравные интервалы пучки волос больше напоминали тонкую медную проволоку.

Он производил впечатление почти абсурдной хрупкости, и в первый момент Роману показалось, что такое существо невозможно воспринимать серьезно, и уж тем более как несущее в себе угрозу.

А потом он вспомнил Прометей… и полукомический образ растаял в мгновение ока. Нет, темпи следовало воспринимать серьезно.

Он перевел взгляд на желто-оранжевый клетчатый платок, свободно повязанный вокруг шеи темпи. Эта цветовая комбинация соотносилась с…

– Рин-саа?

– Да, – ответил темпи. – Ты Ро-маа?

– Да, я капитан Роман. Не ожидал, что меня будут встречать.

Темпи сделал быстрый жест, коснувшись пальцами уха, – эквивалент пожатия плечами, вспомнил Роман.

– Хочешь посмотреть все?

Это было соблазнительное предложение. Если остальные темпийские помещения оформлены так же необычно, наверно, стоило пройтись по всем. Однако придется отложить это до другого раза.

– Нет, спасибо, Рин-саа. В данный момент мне хотелось бы взглянуть на ваш командный центр.

– Не понимаю.

– Командный центр… Пункт управления… Место, откуда ты следишь за полетом «Дружбы» и отдаешь необходимые приказы.

– Я не отдаю приказов, Ро-маа. Я не управляю.

На мгновение Роман лишился дара речи.

– М-м-м… Сожалею. Я думал, ты главный на этой половине корабля.

Рин-саа широко раскрыл рот, словно пародируя человеческую улыбку – темпийский эквивалент покачивания головой.

– Я говорю за всех, – сказал он. – Я не управляю.

– Понятно, – ответил Роман, хотя на самом деле ничего ему не было понятно. Анархия… или даже принятие решений путем консенсуса… вряд ли это уместно, когда речь идет об управлении кораблем. – Но если не ты управляешь, то кто?

Пальцы снова коснулись уха.

– Ты, Ро-маа.

– М-м-м… А, ну да. – Ситуация начала медленно проясняться. – Ты имеешь в виду, что, раз вы согласились поставить человека… меня… во главе «Дружбы», теперь я должен отдавать вам приказы?

– Верно.

Ну, не совсем верно, понимал Роман. Как минимум, вопросы расквартирования и распределения обязанностей они будут решать без вмешательства людей, что вполне разумно.

И что подразумевает хоть какую-то цепочку команд… Однако, похоже, Рин-саа не имел желания это обсуждать.

– В таком случае, где приборы, дублирующие установленные на капитанском мостике? – спросил Роман.

– Там, где манипуляторы.

– Тогда, если ты не против, отведи меня туда.

Помещение манипуляторов представляло собой зеркальное отражение капитанского мостика «Дружбы». В центре сидел темпи в пурпурно-зеленом шейном платке, негромко гудя что-то, слышное ему одному; несмотря на широко распахнутые глаза, он не обратил внимания на появление Романа и Рин-саа. Слева от него у внутренней стены были в беспорядке размещены дублирующие приборы; справа, прислонившись к наружной стене, сидел второй темпи. Вывернув голову под таким углом, что, казалось, это должно причинять ему боль, он пристально смотрел на обзорный экран; его голову полностью покрывал большой шлем с множеством торчащих из него проводов. Провода эти тянулись к похожему на ячеистую корзину ящику, внутри которого…

Роман заставил себя не отводить взгляда… и, по правде говоря, все оказалось не слишком скверно. Если, конечно, память не подвела его и это безволосое создание размером с поросенка именно так и должно было выглядеть; и оно не мертвое, а просто мирно спит; и его мозговые нейроны обладали способностями лучших компьютеров Кордонейла…

Темпийский компьютер, используемый в тех же самых целях, что и человеческий. Не совсем просто, но по-прежнему изящно.

– Со-нгии. – Рин-саа вскинул руки в направлении темпи в шлеме. – Он разговаривает с Пегасун-нинни.

– Пега?… А-а, – прервал сам себя Роман. Пегасуннинни – темпийское имя для их звездного коня, то есть «Пегас» с прибавлением соответствующего суффикса. – А другой – Хом-джии? – спросил он, надеясь, что правильно запомнил сочетание цветов шейного платка.

– Верно, – ответил Рин-саа. – Он отдыхает.

– А-а…

Роман с интересом посмотрел на мирно гудящего темпи. Сон темпи характеризовался большей физической активностью, чем человеческий, и нерегулярностью. Его ритм так сильно отличался от земного, что в какой-то степени это затруднило первые, ранние попытки сотрудничества. Сотрудникам-людям все время казалось, что темпи придуриваются, и Роман готов был поспорить, что человеческая привычка проводить в коме добрые тридцать процентов суток равным образом раздражала темпи. Хотя об их реакции можно было лишь догадываться; темпи никогда не обсуждали эту проблему.

– Я так понимаю, он здесь, чтобы сменить Со-нгии, когда тому понадобится отдых? – спросил Роман.

– Верно. – Рин-саа снова вскинул руки, теперь в направлении Хом-джии. – Он второй, кто может разговаривать с Пегасуннинни.

– Да, я помню, в списке экипажа указаны три манипулятора. – Он кивнул на Со-нгии и безволосое животное в клетке, которое снова выглядело не так уж скверно. – Мне хотелось бы поближе рассмотреть шлем-усилитель, если это не обеспокоит Со-нгии.

– Не приближайся.

Роман замер на полушаге.

– Почему?

– Он разговаривает с Пегасуннинни.

– И?…

– Ты хищник, – сказал Со-нгии.

Роман вздрогнул; до сих пор он думал, что манипулятор не прислушивается к их разговору.

– Именно поэтому мы не можем управлять звездными конями? И поэтому же они умирают, попав к нам в плен?

– Не знаю, – ответил Со-нгии. – Знаю лишь, что люди иногда вызывают беспокойство у звездных коней. Это все.

Роман поджал губы.

– М-м-м…

На мгновение он заколебался, не зная, что сказать или сделать дальше. Отвернулся от Со-нгии, на глаза ему попались дублирующие приборы, и он шагнул к ним, чтобы рассмотреть поближе. Ярлыки на них были на темпийском, однако ускоренный курс этого языка позволил ему быстро найти те, которые его интересовали.

– Я, пожалуй, вернусь на капитанский мостик, – сказал он Рин-саа. – До момента Прыжка осталось совсем недолго.

– Понимаю, – ответил тот. – Ро-маа… этот полет чрезвычайно важен для темплисста. Мы понимаем вас; вы нас не понимаете. Такое отсутствие гармонии не может продолжаться.

– Согласен, – кивнул Роман. – Будем вместе работать над этим, Рин-саа. В случае удачи… возможно, люди начнут понимать вас.

– Темплисста надеются на это. Потому что, если нет… – Он прикоснулся пальцами к уху, не закончив предложения.

– Понятно.

Если нет – Феррол получит войну, которой так жаждет.

* * *

Оставалось примерно полчаса до Прыжка, когда капитан вернулся на мостик.

Феррол отстегнул ремни и поднялся из командирского кресла.

– Капитан, пока идем по расписанию; до Прыжка осталось двадцать семь минут. Я так понял, что, согласно плану, которым руководствуется Кеннеди, мы не собираемся останавливаться непосредственно перед Прыжком.

– Все правильно, старший помощник, – ответил Роман. – Обычно звездные кони совершают Прыжок, не прерывая движения, иногда даже с очень высокой скоростью относительно звезды, которую покидают.

Вообще-то Феррол был осведомлен об этом гораздо лучше капитана. Именно из-за этого он упустил нескольких звездных коней, прежде чем вычислил, как подкрадываться, не спугнув их.

– Да, сэр. И все же, полагаю, вы захотите, по крайней мере, снизить ускорение до нуля?

Роман начал отвечать, но потом остановился.

– Интересный вопрос, – задумчиво произнес он. – В смысле, могут звездные кони совершать Прыжок при ускорении или нет?

Феррол нахмурился, вспоминая. Ну, по крайней мере, один конь в темпийской йишьяр-системе двигался чертовски быстро, совершая Прыжок, чтобы избежать сети Феррола. Однако было ли у него тогда ускорение?…

– Не знаю, сэр, – ответил Феррол. – Ничего не читал по этому поводу. Хотя никаких соображений, почему это невозможно, у меня нет.

– И у меня тоже. Давайте попробуем и посмотрим.

«А если темпи предпочитают, чтобы мы этого не знали?» – иронически спросил себя Феррол.

Вслух, однако, задавать вопрос не имело смысла. Официальная позиция состояла в том, что темпи честные, открытые и жаждут поделиться всеми знаниями со своими дорогими человеческими собратьями, и если относительно полета «Дружбы» можно было хоть что-то гарантировать, так это то, что капитан будет неуклонно придерживаться официальной позиции.

– Да, сэр, – сказал Феррол. – Следует ли мне сообщить наше пожелание темпи?

Одно краткое мгновение он думал, что Роман клюнет на его предложение. Но нет…

– Благодарю вас, старший помощник, я сам сделаю это. – Он уселся в командирское кресло и посмотрел на дисплеи.

На посту у сканеров поднял голову Марлоу.

– Пока вы с ними не связались, капитан, хочу вам сообщить, что мы обнаруживаем очень много пыли. Может, стоит выяснить, не помешает ли она Пегасу увидеть звезду, куда он должен нас перенести?

– Так далеко от эклиптики не должно быть много пыли. – Роман скользнул взглядом по показаниям приборов.

– Я и сам об этом думал, сэр, – ответил Марлоу. – Но она есть. Кажется, будто мы влетаем прямо в нее… плотность медленно возрастает.

Феррол через плечо Романа смотрел, как числа сменяют друг друга в сторону увеличения.

– Никакой проблемы не будет, – сказал он. – Это всего лишь пот самого Пегаса, состоящий из мелкой пыли.

Роман поднял на него взгляд.

– Не знал, что их пот имеет такую плотность.

– Может, Пегас и не перенапрягается, но мы заставляем его прилично выкладываться, – заметил Феррол. – И площадь поверхности испарения невероятно велика.

– И конечно, с учетом такого ускорения вся масса пота оседает на нас, – кивнул в знак понимания Роман. – Интересно. Одна из многих особенностей транспортировки кораблей с помощью звездных коней, о которой никто всерьез не задумывался. Уверен, в ближайшие месяцы нам предстоит сделать еще немало интересных открытий.

«Я не могу ждать», – сказал себе Феррол. Он вернулся на свой пост, вполуха прислушиваясь к тому, как капитан обсуждает с темпи проблему Прыжка и ускорения. Нет, они тоже не знают, возможно ли это, однако манипулятор готов попробовать.

«А-а, ну, конечно, они не знают», – с горечью подумал Феррол. Это было первое, что постарался бы выяснить тот, кого звездные кони интересуют как возможные участники военных действий; но нет, темпи этого не сделали.

И конечно, Роман принял все за чистую монету. Роман тоже не рассматривал звездных коней как возможных участников военных действий.

– Старший помощник?

Прежде чем повернуться, Феррол постарался придать лицу спокойное выражение.

– Да, капитан?

Мгновение Роман внимательно изучал Феррола, словно каким-то образом сумел проникнуть в его мысли.

– Я хотел бы, чтобы мы взяли образчик этой пыли, – сказал он. – Пожалуйста, передайте мое распоряжение научному отделу и проследите за его выполнением.

Феррол бросил взгляд на хронометр.

– Вы хотите, чтобы образчик взяли до или после Прыжка, сэр?

Роман в задумчивости поджал губы.

– Хороший вопрос. Возможно, в разные моменты времени состав разный. Пусть возьмут и до, и после, а потом берут по два образчика в сутки на протяжении всего полета. – Взгляд Романа переместился на центральный дисплей. – Учитывая метеоритную диету звездных коней, было бы полезно выяснить, какие продукты они выделяют вместе с потом как побочные.

– Вдруг среди них окажутся золото, платина или иридий? – высказала предположение Кеннеди.

– Да, у меня мелькнула та же мысль, – ответил Роман.

Устанавливая связь с научным отделом «Дружбы», Феррол отвернулся к своему пульту и презрительно скривил губы. Вечно у всех на уме одно и то же: выгода. Древний Рим, как он где-то прочел, тоже из кожи вон лез, стараясь наладить торговлю со своими врагами… как раз перед тем, как эти самые враги уничтожили его.

«Те, кто не знает истории, – вспомнилось ему, – обречены повторять старые ошибки снова и снова».

Формально «Дружба» представляла собой исследовательское судно, и ее очень большой научный отдел знал свое дело лучше, чем ожидал Феррол. Первый образчик уже лежал у них на лабораторном столе, и за десять минут до Прыжка предварительный анализ был готов. Феррол нашел некоторое удовлетворение в том, что в пыли содержались странные экзотические силикаты, но не оказалось и намека на золото, платину или иридий.


Содержание:
 0  Звездные всадники : Тимоти Зан  1  Глава 2 : Тимоти Зан
 2  Глава 3 : Тимоти Зан  3  вы читаете: Глава 4 : Тимоти Зан
 4  Глава 5 : Тимоти Зан  5  Глава 6 : Тимоти Зан
 6  Глава 7 : Тимоти Зан  7  Глава 8 : Тимоти Зан
 8  Глава 9 : Тимоти Зан  9  Глава 10 : Тимоти Зан
 10  Глава 11 : Тимоти Зан  11  Глава 12 : Тимоти Зан
 12  Глава 13 : Тимоти Зан  13  Глава 14 : Тимоти Зан
 14  Глава 15 : Тимоти Зан  15  Глава 16 : Тимоти Зан
 16  Глава 17 : Тимоти Зан  17  Глава 18 : Тимоти Зан
 18  Глава 19 : Тимоти Зан  19  Глава 20 : Тимоти Зан
 20  Глава 21 : Тимоти Зан  21  Глава 22 : Тимоти Зан
 22  Глава 23 : Тимоти Зан  23  Глава 24 : Тимоти Зан
 24  Глава 25 : Тимоти Зан  25  Глава 26 : Тимоти Зан
 26  Глава 27 : Тимоти Зан  27  Глава 28 : Тимоти Зан
 28  Глава 29 : Тимоти Зан  29  Глава 30 : Тимоти Зан
 30  Использовалась литература : Звездные всадники    



 




sitemap