Фантастика : Космическая фантастика : Глава 6 : Тимоти Зан

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




Глава 6

– Цельтесь в ноги! – рявкнул Гарин. Дуло его пистолета следовало за «волком», прыжками продвигавшимся вперед. – Попробуем остановить его, не убивая.

– Не стреляйте, – сказал Лос-тлаа.

– Рефелт, переключись на разрывные пули! В случае чего, целься в голову, – продолжал Гарин, игнорируя протест темпи. – Босчелли, Верман… Ох, черт! – Он заметил, что начали преображаться два других зверя.

– Га-рии… – предпринял новую попытку Лос-тлаа.

– Заткнись! – взорвался Гарин. – Разрывные иглы в автоматическом режиме… Этого хватит… Сначала в ноги, потом в голову. По моему знаку…

– Не стреляйте!

Роман подскочил в кресле, выругавшись себе под нос. В ушах все еще стоял звон – настолько крик темпи переполняли бьющие через край эмоции. Не печаль и не огорчение на этот раз, но отчаянная настойчивость и бьющее через край чувство праведного гнева.

– Подождите, не стреляйте, Гарин, – приказал он, снова обретя голос. «Волки» легкими прыжками проскакали уже около четверти расстояния до Пей-тон и Тра-мии, полностью равнодушные и к воплю темпи, и к нацеленному на них смертоносному оружию. – Лос-тлаа, почему не нужно стрелять?

– Потому что эти пустоголовые ублюдки скорее сдохнут, чем причинят вред своим драгоценным лесным друзьям, – брякнул Гарин, опередив темпи.

– Лос-тлаа? Ответь мне.

– Нет необходимости убивать, Ро-маа, – ответил Лос-тлаа; его голос звучал почти как обычно, но дрожал, и чувствовалось, что он мог в любой момент сорваться на крик. – Пей-таа и Тра-мии просто нужно отойти от стола, хотя эти создания вообще не собираются нападать.

– Дурацкая болтовня, – сказал Гарин. – Охранники, на счет три. Раз…

– Я сказал – подождите, не стреляйте! – взорвался Роман. – Пейтон, Тра-мии… делайте, как говорил Лос-тлаа. Отойдите от стола; постарайтесь не совершать резких движений.

– Капитан, они скользят по чертовски тонкому льду, – напряженным голосом вмешался в разговор Феррол. – Даже разрывные иглы против существ такого размера могут лишь задержать их – если они окажутся в пяти метрах от цели, то успеют причинить вред до того, как их убьют.

– И уж тем более если в их намерения входит напасть, – согласилась с ним Кеннеди. – Рекомендую охранникам убрать одного немедленно, в расчете спугнуть остальных. Роман с силой сжал пальцы в кулак. Сейчас «волки» были меньше чем в шестидесяти метрах.

– Лос-тлаа, почему ты думаешь, что эти создания не нападут?

«Волки» проскакали еще пять метров, прежде чем тот ответил.

– Они не воспринимаются как хищники, – заговорил темпи, и Роману показалось, что он с трудом подыскивает слова. – В них нет охотничьего инстинкта.

Или, иными словами, Лос-тлаа не знал, почему он думал так, как думал. Прекрасно.

– Сандерсон? Ваше мнение?

– Они трансформируются в ситуации сражения или бегства, так? Разве похоже, что сейчас они убегают от чего-то?

Нет, непохоже, должен был признать Роман. С другой стороны, темпи прославились своей способностью не делать предположений, не основанных на фактах… а это означало, что Лос-тлаа знал, о чем говорил, хотя и не мог выразить словами.

А если это просто реакция полного неприятия самой мысли о том, чтобы убить живое существо…

Осталось тридцать метров… и откладывать решение дальше было невозможно.

– Гарин, держите голову первого на прицеле, – распорядился Роман. – Подпустите их на восемь метров; стреляйте разрывными иглами. Рефелт, Босчел-ли… те же указания в отношении двух других.

– С восьми метров мы их разнесем на куски, капитан, – проворчал Гарин.

– У нас нет другого выхода, – ответил Роман.

– Ро-маа…

– Спокойно, Лос-тлаа.

– Ро-маа, в этом нет никакой нужды, – упорствовал темпи. – Мы их не интересуем.

– Тогда кто, черт побери, их интересует? – рявкнул Гарин.

В поле зрения камеры появилась указующая рука Лос-тлаа.

– Аналитический стол.

– Что?

На тактическом дисплее было видно, как головной «волк» резким и одновременно плавным движением остановился… позади аналитического стола.

– Ему нужен мертвый кролик на столе, – выдохнула Пейтон. – Вот и все.

– Не может быть, – возразил Синх. – Любители падали – совсем другой физиологический тип. Более похоже… Ох… Ох!

– Что? Синх? Говорите! – потребовал Роман.

Синх еле слышно фыркнул.

– Мы ошибались, капитан. – В тоне Синха явственно прозвучали облегчение и даже некоторая… игривость. – Трансформация возникает не только в ситуации сражения или бегства; есть и третья причина, по которой животные хотят выглядеть как можно более крупными и сильными. А именно… ну, смотрите сами.

На глазах у Романа «волк» встал на задние лапы и плюхнулся на стол, передними стараясь обхватить компьютерный томограф перед собой. Крепко вцепившись в прибор, он вскинул голову; все его тело начало подрагивать…

– Чтоб мне провалиться! – с оттенком благоговения в голосе сказал Берч. – Он спаривается со столом.

– А все эти электрические поля, – заметил Синх. – Помнишь, Мики, ты отметила импульс, когда они поскакали в вашу сторону?

– Их «замкнуло» на электронике в сканерах, – почти простонала она. – Они, наверно, подумали, что это самка. Ох, мой бедный стол!

И спустя мгновение аналитический стол, отнюдь не предназначенный для подобного обращения, не выдержал. Ножки у него подломились, и «волк» распростерся на земле среди обломков наименее везучей электронной аппаратуры. Полыхнуло – автономный генератор закоротило о землю, и он сгорел.

– Всем оставаться настороже, – приказал Гарин. – Может, теперь они бросятся на нас.

Роман затаил дыхание… Но беспокоиться было не о чем. «Волк», давя лапами разбросанное снаряжение, поднялся с обломков, обрел устойчивость и тут же – как и его товарищи – начал обратное превращение в собакоподобную форму. В последний раз головной пес оглянулся, снова игнорируя и людей, и темпи, а потом вся троица поскакала обратно в том же направлении, откуда появилась.

– Ну, такое увидишь не каждый день, – заметил Берч, изо всех сил стараясь, чтобы его высказывание прозвучало небрежно. – А вдруг те из них, до кого так и не дошла очередь, умом тронутся?

– Может, когда электрическое поле исчезло, вместе с ним угас и сексуальный пыл, – высказал предположение Синх. Он находился ближе Берча от стола, и даже сейчас голос у него заметно дрожал. – Или, может, они выступали в роли друзей жениха.

– Не смешно, – проворчала Пейтон, стоя на коленях среди обломков и проверяя, уцелело ли хоть какое-то оборудование. – Ну, по крайней мере, на сегодня наши исследовательские работы закончены.

– Да уж, – согласился Сандерсон. – Доктор Тен-зинг, наверно, нужно взять образцы растений и вернуться на корабль.

– Согласен, – ответил Тензинг. – Нам предстоит либо экранизировать свои приборы, либо отгонять от них местную фауну. Если, конечно, – добавил он, точно внезапно вспомнив, что это не университетская экспедиция и не он тут главный, – вы дадите «добро», капитан.

– Все в порядке, доктор Тензинг, – заверил его Роман, который и сам пришел к тому же выводу. – Лейтенант Кеннеди, проинструктируйте экипаж шаттла.

– Есть, сэр, – ответила она и переключилась на свой интерком.

– Еще один момент, капитан, – снова заговорил Тензинг. – Чтобы разработать устройство, которое не будет подпускать к нам животных, понадобится помощь инженеров «Дружбы». Можете выделить кого-нибудь?

– Я сделаю даже больше, – ответил Роман.

Этот день наглядно продемонстрировал, что по замыслу стоявших во главе проекта политиков ученым на «Дружбе» предстояло действовать более или менее независимо от остального корабельного сообщества – с собственным снаряжением, с обособленными жилыми отсеками, со своими схемами приказов и их выполнения. Против первого и второго Роман ничего не имел, однако с последним был не согласен.

– Мне кажется, доктор Тензинг, что координация действий между вашими людьми и моими должна быть на порядок выше, – продолжал Роман. – В соответствии с этим я назначаю одного из своих подчиненных офицером связи между нами. Он будет обеспечивать получение с корабельных складов всего, что вам может понадобиться, и оказание любой необходимой помощи; следить, чтобы все ваши исследования выполнялись с соблюдением норм корабельной безопасности… ну, и прочее в том же духе.

Последовала еле заметная пауза.

– Понимаю, – ответил наконец Тензинг. – У меня создалось впечатление, что… ну, неважно. Связующее звено, да? Наверно, неплохая идея. Вы уже наметили кого-то?

– Да. – Роман внутренне подобрался. Это был риск – и немалый; он понимал, как велика вероятность того, что придется пожалеть о своем шаге. Но одновременно он был абсолютно уверен, что попытаться стоит. – Эту работу будет выполнять старший помощник Феррол.

Он поднял взгляд и посмотрел в донельзя удивленные глаза Феррола.

– Сэр, при всем уважении…

– Вопрос решен, старший помощник, – не допускающим возражений тоном перебил его Роман. – Полагаю, вам следует немедленно отправиться в ангар и подготовиться к возвращению десантного отряда. Удостоверьтесь, что образцы соответствующим образом опечатаны и останутся невредимы, пока не окажутся в лаборатории.

Феррол сделал глубокий вдох.

– Вас понял, сэр.

– Прекрасно, старший помощник. Вы свободны.

Нахмурившись, Феррол покинул мостик.

* * *

«Вот, значит, как, – мрачно размышлял он, шагая в сторону ангара “Дружбы”. – Он рискует жизнью людей, основываясь исключительно на словах темпи, – фактически люди были на волосок от гибели. А когда я пытаюсь вразумить его, меня просто вышвыривают вон».

Ему хотелось возмущенно топать ногами, однако корабль уже прекратил вращение, лишив его даже этого мизерного удовлетворения. Обида была острее боли; в особенности из-за того, что до возвращения шаттла оставался целый час. Мелькнула мысль об игольчатом пистолете и конверте…

Нет, сказал он себе. Пусть все идет как идет; пусть экипаж «Дружбы» сам загубит эту последнюю жалкую попытку доказать, будто люди и темпи могут стать друг для друга не злейшими врагами, а чем-то иным. Оказать давление сейчас означало бы лишь усилить позиции протемпийской фракции…

Внезапно у него мелькнула мысль: не исключено, что Роман сознательно нарывается на неприятности. Хочет подтолкнуть Феррола сделать ход, в надежде вызвать резкую ответную реакцию сторонников темпи.

Феррол скривил губы.

«Прости, капитан, но так легко это у тебя не получится».

Он станет просто образцовым старшим помощником, будет делать все, что ему приказано… и ждать.

Экипаж ангара был уже готов к возвращению шаттла. Учитывая это обстоятельство и не испытывая желания болтаться без дела в ожидании возвращения десантного отряда, Феррол отправился в лабораторный комплекс научного отдела, чтобы проверить, как обстоят дела с герметизацией отсеков. Здесь, казалось, тоже все было под контролем. Что касается технических деталей, приходилось верить ученым и техникам на слово. К тому времени, когда он вернулся в ангар, шаттл уже прибыл.

– Доктор Сандерсон, – приветствовал он шефа отряда. Тот, неуклюже двигаясь при нулевом тяготении, нашаривал ногами ближайшие захваты на полу. – Я в вашем распоряжении.

– Да, – рассеянно кивнул ученый, явно думая о чем-то другом. – У нас в трюме ящики с образцами… Пришлете людей, которые помогут перенести их в лабораторию?

Зазвучал сигнал, предупреждающий о том, что корабль возобновляет вращение.

– Подождите несколько минут, доктор, – ответил Феррол, – и гравитация позволит нам использовать для этих целей тележку.

– Да, вы правы. – Сандерсон отодвинулся, давая возможность своим товарищам выбраться из шаттла. – Я, пожалуй, пойду вперед, подготовлю все, что требуется. Стив… доктор Берч покажет вам, как распаковывать и грузить ящики.

Феррол проглотил резкий ответ.

– Хорошо, доктор.

Сандерсон направился к выходу из ангара, а Феррол подошел к кормовому трюму шаттла. Отпер люк, перешагнул через высокий прорезиненный край и вошел внутрь.

Десантный отряд потрудился на славу. Прижатые специальной сеткой, стояли девять пятидесятилитровых ящиков с образцами, между которыми были втиснуты обломки разбитого аналитического стола. При виде последнего губы Феррола искривила ухмылка; хотелось бы ему знать, какой термин подберет для этого Роман, занося происшествие в бортовой журнал. Открепив сеть, Феррол начал ее сматывать, почувствовал движение за спиной, повернулся…

На расстоянии не более тридцати сантиметров от него стоял темпи.

Лицом к лицу с темпи, впервые со времен Прометея… Он тщательно готовил себя к тому, чтобы достойно встретить этот момент, но в одно мгновение все пошло прахом. Уродливое лицо чужеземца, казалось, надвигается на него. В замкнутом пространстве запах ощущался особенно сильно – отвратительный горько-кислый телесный запах, от которого моментально свело живот…

Когда застилавшие глаза гнев и красный туман воспоминаний растаяли, Феррол увидел, что темпи исчез. И услышал доносившиеся снаружи звуки. И почувствовал, что костяшки пальцев правого кулака пощипывает…

«Проклятье».

Когда он подошел к люку, Берч и Лос-тлаа помогали другому темпи подняться на ноги, что было нелегко при низком тяготении. Слева от кривого рта темпи проступило красноватое пятно. Берч поднял взгляд на Феррола с таким видом, словно не верил собственным глазам.

– Что произошло? – спросил он.

Феррол сделал осторожный вдох, чувствуя, как мышцы реагируют дрожью на выброс адреналина. Он понимал, что нужно извиниться, и даже открыл рот, но слова застряли в горле. Попросить прощения – прощения! – у того, чья раса обокрала его семью…

– Все в порядке, – проскрипел темпи и погладил челюсть в том месте, куда пришелся удар Феррола. – Ничего страшного. Все в порядке.

Феррол стиснул зубы, чувствуя, как слепой гнев снова заволакивает глаза. Конечно, с темпи «все в порядке». Если понадобится, он будет твердить это даже на больничной койке. Если учесть, насколько темпи преуспели в демонстрации своей позиции «подставь другую щеку», нет сомнений, что это всего лишь способ обратить безрассудный поступок Феррола против него самого.

Но будь он проклят, если станет вносить свою лепту в окружающий темпи ореол доброты и великодушия. Он не станет делать вид, будто и впрямь сожалеет о случившемся.

– В следующий раз не подкрадывайся ко мне потихоньку, – буркнул он чужеземцу. – Доктор Берч, я готов выгружать ящики.

Берч бросил взгляд на Лос-тлаа.

– А-а… Ну, ладно, – ответил он. – Конечно.

Не спуская настороженного взгляда с Феррола, он отошел от обоих темпи и тоже забрался в трюм.

Они работали в молчании, вытаскивая ящики из трюма и размещая их на палубе ангара. Пейтон появилась, когда дело было сделано лишь наполовину; однако места в трюме еле-еле хватало для двух мужчин, и ее участие в процессе свелось к тому, что она пригнала от переборки тележку и без конца просила, чтобы «грузчики» не наступали на обломки ее аналитического стола. Когда ящики погрузили на тележку, вернулся полный вес. Феррол сел за рычаги управления, и они покатили в лабораторный комплекс.

Они проехали половину расстояния, когда Берч заговорил.

– Почему вы ударили Тра-мии? – спросил он, стараясь говорить как можно небрежнее.

– Не люблю темпи, – ответил Феррол.

– За что? Если вы, конечно, не против обсуждать этот вопрос.

– Если на то пошло, я против, – сказал Феррол. Оглянувшись, он увидел, как Берч нервно сглотнул.

– А-а…

– Мы привезли много интересного материала. – Пейтон явно старалась увести беседу на безопасную территорию. – Вы ведь следили за нашей работой, старший помощник?

– Это я прогнал запись трансформации кролика через компьютер, – напомнил ей Феррол.

Она вспыхнула.

– Ах, да.

Феррол почувствовал укол вины. Не стоило ставить в неловкое положение Пейтон и Берча – в конце концов, сердился он не на них. К тому же именно ученые на «Дружбе» имеют больше всего шансов разглядеть, что на самом деле скрывается за фасадом миролюбивого дружелюбия темпи. Если усилиями Феррола у них создастся впечатление, что все противники темпи склонны к насилию и не отличаются большим умом… ну, это лишь затруднит для ученых восприятие истины, когда упомянутый фасад рухнет.

– Скелетные структуры, похожие на запоминающий пластик, – очень интересная идея, – заметил Феррол. – Как думаете, удастся скопировать этот материал?

– О, конечно, – горячо откликнулся Берч. – Если в чем человеческая биотехнология и преуспела, так это в копировании полезных молекул и биохимических систем.

Пейтон насмешливо фыркнула.

– Хотя существует тенденция забывать, что целое больше, чем сумма коммерчески используемых частей. Темпи правы хотя бы в этом отношении.

Берч бросил на нее сердитый взгляд.

– Оставив в стороне философию, следует признать, что именно коммерческими результатами оплачиваются прогулки наподобие нашей.

– Да, и хорошо бы привезти их побольше, – со вздохом согласилась Пейтон. – Мы должны представить Сенату что-нибудь более впечатляющее, чем похожая на запоминающий пластик скелетная ткань и органические излучатели электрического поля. Только тогда сторожевые псы сенатского бюджета будут довольны.

– И пусть все, кроме того, что мы обнаружим за две недели, достанется темпи? – пробормотал Феррол.

Берч негромко присвистнул.

– Даже так.

Однако, судя по тону, вряд ли он и впрямь так думал.

И снова Пейтон вернула разговор к обсуждению экологии и животной жизни Альфы; ни о темпи, ни об их философии больше речь не заходила. Феррол помог разгрузить ящики с образцами и перенести их в изолированный лабораторный отсек. «Все ясно», – думал он, уходя. Нет никакой нужды сеять в среде ученых семена недоверия и недовольства – потому что они и без него там уже есть. Ему остается лишь поливать эти семена… и положение «офицера связи» открывало для этого массу возможностей.

Направляясь на мостик, он улыбался. Нет, пока ему не нужны ни пистолет, ни конверт. Он, возможно, вообще обойдется без них. Если события и дальше будут развиваться в том же духе, капитан Роман сделает большую часть работы за него.

«Если только…» – мелькнула мысль… И улыбка на лице Феррола угасла. А что, если Роман назначил его офицером связи именно ради того, чтобы разжигать в среде ученых антитемпийские настроения?

А что, если Роман – тайно, конечно – на стороне Феррола?

«Нет, – решительно ответил себе Феррол. – Это полностью исключено». Сенатор видел психологическую характеристику Романа: до такой степени ввести в заблуждение психологов Звездного флота просто невозможно. Роман сторонник темпи, никаких сомнений в этом нет, и он назначил Феррола офицером связи либо в качестве наказания, либо исходя из ошибочного, в высшей степени идеалистического убеждения, будто частые контакты с темпи каким-то образом смягчат ненависть к ним Феррола. Глупец.

И тем не менее…

Феррол решил, что в ближайшие дни потратит свободное время на то, чтобы попытаться получить доступ к файлам и, соответственно, психологическим характеристикам членов экипажа. Надо бы ознакомиться с характеристикой Романа. Просто чтобы удостовериться.


Содержание:
 0  Звездные всадники : Тимоти Зан  1  Глава 2 : Тимоти Зан
 2  Глава 3 : Тимоти Зан  3  Глава 4 : Тимоти Зан
 4  Глава 5 : Тимоти Зан  5  вы читаете: Глава 6 : Тимоти Зан
 6  Глава 7 : Тимоти Зан  7  Глава 8 : Тимоти Зан
 8  Глава 9 : Тимоти Зан  9  Глава 10 : Тимоти Зан
 10  Глава 11 : Тимоти Зан  11  Глава 12 : Тимоти Зан
 12  Глава 13 : Тимоти Зан  13  Глава 14 : Тимоти Зан
 14  Глава 15 : Тимоти Зан  15  Глава 16 : Тимоти Зан
 16  Глава 17 : Тимоти Зан  17  Глава 18 : Тимоти Зан
 18  Глава 19 : Тимоти Зан  19  Глава 20 : Тимоти Зан
 20  Глава 21 : Тимоти Зан  21  Глава 22 : Тимоти Зан
 22  Глава 23 : Тимоти Зан  23  Глава 24 : Тимоти Зан
 24  Глава 25 : Тимоти Зан  25  Глава 26 : Тимоти Зан
 26  Глава 27 : Тимоти Зан  27  Глава 28 : Тимоти Зан
 28  Глава 29 : Тимоти Зан  29  Глава 30 : Тимоти Зан
 30  Использовалась литература : Звездные всадники    



 




sitemap