Фантастика : Космическая фантастика : Шелкопряд : Тимоти Зан

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35

вы читаете книгу




Человечеству далекого будущего при дележе Вселенной достается захолустная планета по имени Астра. Людям не сразу удается понять, каким бесценным даром они завладели. Ведь именно на Астре хранится главный секрет давно исчезнувшей звездной цивилизации.


ПРОЛОГ

Единственное, о чем сожалел капитан Стюарт, стоя на мостике первого американского звездолета, что нет бутылки шампанского, которую можно было бы разбить о борт «Авроры».

Впрочем, если бы государственный департамент и дал «добро» на эту церемонию, в этих условиях она все равно не имела бы смысла. В безвоздушном холоде космоса шампанское может взорваться не вовремя или и вовсе превратиться в лед – и никакие инженерные ухищрения не помогут. Две тысячи шестнадцать участников кампании набирались целых десять месяцев, запуск транслируется на всю планету, так что никому не хочется рисковать. И все же море и обычаи моряков, почитаемые четырьмя поколениями Стюартов, так глубоко вошли в плоть и кровь капитана, что ему было не по себе покидать дом без традиционного крещения.

Телевизор перестал бубнить.

Стюарт повернулся к экрану как раз в тот момент, когда президент Аллертон дотронулся до кнопки на пульте.

– Приготовиться! – скомандовал капитан, глядя на экран.

Ненужная команда – экипаж «Авроры» был приведен в состояние готовности несколько часов назад.

– …и с надеждами, чаяниями и молитвами мы посылаем вас вперед – на поиски новых границ, на поиски новых миров, новых возможностей, новых свершений! Дерзайте во имя величия человеческого духа! Счастливого пути, «Аврора»!

Закончив этими словами торжественную напутственную речь, Аллертон нажал на кнопку… и на высоте пяти тысяч километров мощные прожектора высветили зависшую в космосе рабочую установку, позволив телекамерам впервые передать на Землю четкое изображение «Авроры».

Отдавая дань торжественности момента, Стюарт медленно сосчитал до пяти и кивнул рулевому.

– Отдать швартовы, мистер Бейли! – скомандовал он. – Да смотри не задень «Следопыта».

Бейли ухмыльнулся.

– Есть, сэр, – сказал он.

Включились хвостовые реактивные двигатели, работающие на охлажденном азоте, и «Аврора» медленно выплыла из обжитого космического ангара. Она скользнула мимо почти достроенного корпуса «Следопыта» – Стюарт краем глаза заметил, как корабль салютует им сигнальными огнями, – и устремилась к плывущему навстречу темному миру.

– Огней внизу – не сосчитать, – заметил штурман Роджер.

– Внизу они многим нужны, – отозвался Стюарт. И про себя добавил: «Особенно ученым с их телескопами и сумасбродными теориями. А нам огни ни к чему – нужно найти необитаемую планету. И желательно не одну и не две, а побольше» .

– Можно переключаться, – объявил Бейли, взглянув на Стюарта. – Отклонение от курса – пять секунд.

– Понял, – кивнул Стюарт. Нельзя же все время думать о грустном, нужно действовать – глядишь, Земля и выживет. – Пусть все будет, как в кино, мистер Бейли! Пуск!

Все антенны и видеосистемы мира зафиксировали ослепительную вспышку, и звезды исчезли в кромешной тьме гиперкосмоса. Следующая остановка – Альфа Центавра.

Человечество вышло в открытый космос.

* * *

– Эта планета на самом деле очень похожа на Землю, – уверял астрофизик Хашимото. Его коротенькие пальчики проворно сновали по шкале датчика. – Местоположение говорит о разумном температурном режиме, размеры приближаются к земным, и даже с такого большого расстояния приборы показывают наличие здоровой кислородной атмосферы.

Стюарт сдержанно кивнул – не стоит радоваться раньше времени. «Аврора» облетела шесть звездных систем, и однажды им уже пришлось разочароваться – тревога оказалась ложной.

– Продолжим полет, а когда подойдем поближе, показания датчиков станут более точными. Если увижу, что можно совершить посадку…

– Капитан! – пронзительно вскрикнул Бейли. – Посмотрите на экран! Что-то движется! Очень быстро!

Стюарт крутанулся на стуле – и замер, из-за полумесяца планеты, к которой они летели, медленно выползала звезда. Через несколько секунд к ней присоединилась вторая… и третья.

– Космические корабли!

– Будь я проклят! – ахнул Хашимото.

Стюарт обрел дар речи.

– Пуск, Бейли! К чертям все исследования – мы можем вернуться и попозже.

– Подождите секундочку, – сказал Хашимото.

Ослепительная вспышка заставила его зажмуриться, а когда он снова открыл глаза, не было ни движущихся звезд, ни планеты.

– Капитан!

– Вот именно, мистер Хашимото, – прервал его Стюарт, делая ударение на слове «мистер», чтобы напомнить ученому о своем собственном военном звании. – На этот счет у меня есть недвусмысленный приказ: ни в какие контакты не вступать.

– Но ведь это настоящие инопланетяне… – не желал сдаваться Хашимото. – Подумайте, какие возможности…

– «Аврору» строили не для войн и не для торговли, – опять оборвал его Стюарт. – В случае встречи с неизвестными живыми существами нам надлежит послать на Землю рапорт – и только, все остальное сделают дипломаты. За два месяца инопланетяне никуда не денутся. Лучше начните обработку полученных данных, проверьте, действительно ли эта планета похожа на Землю. А кроме того, прежде чем вступать в контакт с чужаками, надо убедиться в их доброжелательности.

Ярость Хашимото сменилась задумчивостью. Кивнув, он покинул рубку.

Стюарт перевел взгляд на мерцающие дисплеи и выругался, повторив про себя замысловатую фразу, которую некогда слышал от старого морского волка. Надо же, выходит, на самом деле на других планетах есть разумная жизнь. И так близко от Солнца! А что, если космос вообще кишмя кишит разными там инопланетянами? Что, если под самым носом у человечества тусуется целая космическая компания? А может, и вовсе есть некий межзвездный союз, и этот союз окажет землянам помощь – помощь, в которой они так отчаянно нуждаются?

И тут же направление его мыслей сменилось – до него дошло, что соседство подобного «космического союза» может иметь совсем другие последствия.



Свист реактивных двигателей шедшего на посадку корабля затих, и от заполнившей уши тишины голова у капитана Лоренса Рэдфорда пошла кругом. Рывком сдернув пристяжной ремень, он осторожно поднялся на ноги. После трехнедельного состояния невесомости на «Следопыте» он чувствовал себя неуверенно.

– Проверьте все перед высадкой, – приказал он пилоту шаттла. – И подготовьте атмосферный датчик.

– Есть, сэр.

Размявшись, Рэдфорд направился к переходному шлюзу. Группа десантников уже поджидала его.

– Выглядит просто великолепно, капитан, – с улыбкой сказал лейтенант Шерман, подходя к нему, чтобы прикрепить шлем к скафандру. – Столько зелени! Наверняка есть хлорофилл.

– Скоро все выясним.

Тщательно проверив надежность креплений скафандра, Рэдфорд сделал команде знак, вскинув кулак с поднятым кверху большим пальцем, и шагнул в переходной шлюз. Девяносто секунд показались им вечностью, и вот наконец дверца люка открылась, и, покинув борт космического корабля «Следопыт», капитан Рэдфорд ступил на землю первой в истории человечества планеты-колонии.

Как долго он думал об этой минуте, как долго готовился к ней!

– Именем… – Он замер, слова застряли в горле.

– Капитан? – неуверенно окликнул его Шерман.

– Все наружные камеры – сюда, – спокойно отдал приказ Рэдфорд, опасаясь, что никто не услышит его слов – так отчаянно заколотилось в груди сердце. В пятнадцати метрах от них из высокой, по пояс, травы поднимался инопланетянин; он держал перед собой металлический предмет весьма странной формы… Рэдфорду показалось, что этот предмет одним концом смотрит прямо на них.

– О-хо-хо, – пробормотал кто-то. – Капитан, мы окружены.

– Вижу, – отозвался Рэдфорд. – Кайл, у тебя все схвачено?

– А как же. – Голос старшего офицера «Следопыта» звучал гнусаво, словно нос был зажат прищепкой. – Полная боевая готовность. Но небо чистое. Ни единой ракеты.

– До поры до времени, – глухо сказал Рэдфорд.

На инопланетянах – теперь он разглядел четверых, трое стояли полукругом за спиной первого – было какое-то подобие одежды, а зажатые в их верхних конечностях предметы были похожи друг на друга как две капли воды. Они явно не были дикарями, а учитывая тот факт, что с орбиты «Следопыт» не засек никаких следов развитой цивилизации, можно было заключить, что и они здесь в гостях.

– К тому времени, как ты зайдешь внутрь, мы будем готовы.

– Убедись в готовности прямо сейчас, – сказал Рэдфорд. – Если появится чужая ракета, немедленно взлетай. Все мы смертны, а информация бесценна.

– Есть, сэр… – Судя по голосу, такое положение дел особого восторга у Кайла не вызывало.

Вообще-то Рэдфорд не испугался – с ним всякое случалось. Но что бы ни происходило, он никогда не испытывал потребности в героическом самопожертвовании.

Рэдфорд стал пятиться к раскрытой дверце люка. Не делая ни одного движения, чужаки бесстрастно наблюдали за ним.

Шаттл беспрепятственно вернулся на орбиту. Ничего похожего на боевые ракеты по-прежнему не наблюдалось. Когда «Следопыт» нырнул в гиперкосмос, бортовые экраны были пусты.

– Проклятая невезуха, – ворчал Кайл, когда они чуть позже просматривали видеозаписи. – Место было просто отличное.

– Но ведь мы его даже не проверили, – напомнил Рэдфорд. – Найти необитаемую планету конечно же было бы здорово, но задумайся на минуту – мы узнали, что человек во Вселенной не одинок. Это не менее важно. Мы своими глазами видели настоящих инопланетян.

– Которые настроены, по-твоему, миролюбиво?

– Может, и враждебно, какая разница? Они ведь не знают, откуда мы прилетели. – Рэдфорд нажал на кнопку перемотки записи. – Не грусти, Кайл, у нас еще есть шанс найти что-то стоящее перед возвращением домой. А если так ничего и не выйдет, есть еще «Аврора» и «Стремительный ».

– Ну, не знаю, не знаю…

* * *

– Прекрасно! – Марио Киварди улыбался, рассматривая планету, появившуюся в центре дисплея телескопа. – Просто замечательно.

Эта чисто итальянская импульсивность вызвала улыбку у капитана Курта Корсака: он и сам был страшно рад. Из-за нерасторопности, позволившей американцам первыми запустить в космос два своих корабля, Европейское Космическое Сообщество (ЕКС) подверглось множеству нападок. А теперь «Стремительный» утрет нос критиканам. Вот он, девственный мир, где, не повторяя старых ошибок, человечество сможет все начать сначала. Где не будет ни загрязнения среды, ни кислотных дождей, ни перенаселения, ни соперничества наций. Настоящее возвращение в Эдем.

– Капитан! – неожиданно вскрикнул человек у радара. – Что-то надвигается с тыла!

Центральный обзорный экран вдруг ослепительно вспыхнул, какой-то предмет с огненным шлейфом пронесся над «Стремительным» и скрылся далеко впереди.

– Что за черт! – удивленно воскликнул старший офицер Блейк. – Это была ракета!

– Проследи за ней! – рявкнул Корсак. – Мне надо знать, откуда она взялась.

– Поймал, сэр. Мчится на нас со стороны… Тут что-то шарахнуло по корпусу корабля, и Корсака отбросило назад, вдавив его в спинку сиденья.

– Пуск, Киварди! – приказал он. – Вывози нас отсюда к чертовой матери!

И аппаратура чудом сработала. Неуязвимый во тьме гиперкосмоса, «Стремительный» медленно поплыл к дому.

* * *

– Не могу в это поверить. – Словно отгоняя наваждение, президент Джон Кеннеди Аллертон тряхнул головой и кивнул в сторону лежащего на столе рапорта. – Пятнадцать похожих на Землю планет, и все уже заняты?

Генерал Джеймс Клейн пожал плечами:

– Согласен, это трудно переварить, но с видеозаписями «Следопыта» не поспоришь. – Он замешкался. – К тому же я слышал, что звездолет «Стремительный» от ЕКС, вернувшийся сегодня утром, здорово помят. Наверное, его преследовали.

Аллертон сжал губы.

|– Если это правда, надо немедленно собраться и сравнить все видеозаписи. Надо пригласить и Китай, и Советы. Инопланетные цивилизации окружают нас со всех сторон – нечего и думать о политических играх. Мне кажется, ООН тоже нужно поставить в известность.

Адмирал Дэвис Хэмил фыркнул:

– Русские не поверят ни слову, по крайней мере до тех пор, пока не получат информацию из первых рук, а в китайской службе безопасности такая неразбериха, что одного намека достаточно, чтобы весь исламский мир и вся Африка встали на уши. Представляю, какой шум они поднимут.

Аллертон усмехнулся:

– Вы слишком серьезно относитесь к речам в ООН, Дэйви. Пусть страны «третьего мира» видят в нас источник всех бед – у них нет никаких реальных оснований винить Штаты в провале Проекта заселения.

– И все-таки именно на нас они взвалят ответственность за то, что мы засветились перед инопланетянами, – упорствовал Клейн.

– Да бросьте вы – неужели инопланетяне не знали о Земле раньше? Ведь куда ни взглянешь, ими просто кишмя кишит. Помилуйте, если бы они намеревались напасть на нас, они бы сделали это давным-давно.

– А как же «Стремительный»? – возразил Клейн.

– А как же «Следопыт»? Ведь они дали ему спокойно уйти?

Ответ Клейна утонул в синхронном трезвоне нескольких телефонов. Развернувшись так, чтобы первый из абонентов видел его лицо, президент Аллертон нажал на кнопку.

– Аллертон.

– Оперативный отдел, – послышался напряженный голос дежурного. – Сэр, мы засекли пульсирующую точку в районе орбиты Марса. Полагаем, что это звездолет… правда, цвет огней красный, а не бело-голубой.

Аллертон посмотрел на вытянувшиеся лица Клейна и Хэмила. Свет пульсирует при потерях энергии, а низкоэнергетическое свечение красного цвета означает, что пришельцы имеют возможность летать на такие далекие расстояния, какие землянам и не снились.

– Боевая тревога, – хладнокровно проговорил президент. – Оповестить всю планету. Готовимся к вторжению. Не теряйте времени даром.

Он махнул рукой. Двое военных, занятых телефонными переговорами, бросили трубки и устремились к выходу. Аллертон вскочил с места и пошел за ними, на ходу обращаясь к оператору:

– Соедините меня с Кремлем, китайским премьером Сингом и Генеральным секретарем ООН Салехом – созываем совещание. И пошевеливайтесь.

* * *

В скором времени, опровергая официальные заявления ничему не верящих Советов и приводя в панику население всей планеты, на верхнюю орбиту Земли плавно вышел звездолет причудливой вытянутой формы. Но, вопреки мрачным прогнозам, конец света не наступил. Напротив, пришельцы сразу же заполонили все радиочастоты мира сообщением, сделанным на вполне сносном английском: они выразили желание поговорить с земными властями.

Земля ответила незамедлительно – в соответствии с нормами международного права:

«Приветствуем вас от имени Совета Безопасности, Организации Объединенных Наций, от имени всей Земли. С оптимизмом глядя в будущее, мы надеемся на плодотворное сотрудничество в области науки и культуры, а также на развитие подлинно дружественных отношений между нашими народами…»

Генеральный секретарь ООН Хамед Али Салех сидел во главе полукруглого стола и с вожделением поглядывал на стакан с водой. Со времен ирано-иракского конфликта прошло уже тридцать пять лет, и за эти годы он ни разу не испытывал такого волнения. Тогда он был молодым йеменским добровольцем, который своими глазами видел, как гибнут люди под падающими с неба снарядами. Давний военный опыт оказался для него очень болезненным. Современная ситуация казалась до боли знакомой. Никто не имел понятия, о чем собираются говорить с землянами незваные гости, но опыт «Стремительного» подсказывал, что разговор может быть не из приятных. Во всяком случае, такого мнения придерживались три сверхдержавы, поэтому они дружно проголосовали за то, чтобы расхлебывать кашу пришлось ООН. И в качестве козла отпущения выбрали именно его… Ну что ж, рабочей лошадкой всегда можно пожертвовать. Салех отпил глоток холодной воды и, взяв себя в руки, стал ждать.

– Ктенкри посылают ответное приветствие, – нарушил тишину чей-то голос. – Общаться с новым народом, впервые вышедшим в космос, большая честь. В последний раз мы наблюдали за вами восемьсот лет назад, и с тех пор ваша раса добилась ощутимого прогресса. Мы надеемся, что сможем найти реальную основу для взаимовыгодной торговли.

Пружина в груди Салеха разжалась. Торговля и выгода – термины экономики, а не политики. Значит, это всего лишь торговая экспедиция? Салех почувствовал и облегчение, и легкую досаду – почему правительство ктенкри выслало для первого контакта с землянами купцов?

Однако, кто бы ни торчал там, наверху, для начала Салеху требовалось прояснить один важный вопрос.

– Разумеется, мы очень заинтересованы в обсуждении торговых возможностей, – сказал Салех. – Но в первую очередь хотелось бы задать несколько вопросов. Самый главный из них таков: почему вы обстреляли наш космический корабль?

Последовала короткая пауза.

– Бессмысленный вопрос. Войска, защищающие Крештрактен, не применяли силы. Ваш корабль беспрепятственно покинул нашу территорию.

– Вы говорите о «Следопыте», – вмешался сидящий на другом конце стола американский делегат. – Когда «Стремительный» атаковали, он находился в другой звездной системе.

– В пространство ктенкри вторгся только один корабль, – возразил пришелец. – Второй, скорее всего, попал на территорию другого народа.

Салех выпучил глаза. Две инопланетные цивилизации – и обе обитают не дальше десяти световых лет?

Американский президент уверял, что с Землей соседствует только одна цивилизация. Как это понимать? Что это – ошибка по неведению или осознанная ложь?

– Тогда помогите нам наладить контакты с другими народами, – успокоившись, снова заговорил Салех. – Или хотя бы убедите их, что у нас нет агрессивных намерений. Мы всего лишь ищем новые планеты для заселения – конечно же незанятые.

– Это невозможно.

– Но почему? Разве у вас нет связи с иными народами?

– Простите, видимо, возникло недоразумение. Конечно, мы поможем вам наладить контакты с другими расами. Невозможным мы назвали заселение новых планет.

Салех нахмурился, пружина в груди опять сжалась.

– Не понимаю.

– Все пригодные для жизни планеты уже заняты.

Воцарилась мертвая тишина.

– Заняты? Но кем? – спросил британский делегат.

– На многих планетах живут дикари, – сказал ктенкри, – и эти планеты закрыты для внешних контактов. До настоящей минуты и ваша Земля считалась именно такой. Остальные или заселены, или провозглашены колониями выходящих в открытый космос народов – таких, как наш.

– А сколько всего народов выходит в космос? – спросил Салех.

– У ктенкри установлены дипломатические отношения с девятью цивилизациями. Мы слышали о существовании еще семнадцати. Но, наверно, этот список далеко не полон.



Разумеется, русские не поверили в это сообщение. Как ни странно, американцы и европейцы тоже с недоверием отнеслись к сообщению ктенкри. И снова полетели в космос звездолеты-разведчики. Не раз и не два высылались они в самых разных направлениях.

В конце концов поверить пришлось всем.

* * *

– Вот такие дела, – сказал Салех, устраиваясь в удобном кресле и поглядывая из окна на ночной Нью-Йорк. Как всегда, город сиял огнями, и Салеха захлестнула привычная волна гнева. Работы, ведущиеся в Оук-Ридже и в Принстоне, служат гарантией того, что Соединенные Штаты не скоро столкнутся с проблемой энергетического голода. Но США не единственная страна на Земле, кроме нее есть и другие государства, и эти государства ждут не дождутся, когда с ними поделятся новейшей технологией.

Кто-то закашлялся, и Салех переключил внимание на пятерых глав правительств, приглашенных на совещание.

– Не вижу в этом никакого смысла, – сказал японский премьер-министр Нагата, положив на стол копию отчета. – Да, планета похожа на Землю, да, есть вода, есть пригодная для дыхания атмосфера… и при всем при этом нет ни одного металла. Это какой-то абсурд.

– Мне известно только то, что говорят ктенкри, – ответил Салех, пожимая плечами. – Как раз из-за отсутствия металлов у нас появилась такая возможность – иначе рушрайки давным-давно прибрали бы к рукам эту планету.

– А может, это хитроумная западня? – спросил премьер Китая Синг. – Ведь именно рушрайки обстреляли «Стремительный».

– По словам ктенкри, рушрайки на самом деле временами действуют довольно импульсивно, – сказал Салех. – Так как «Стремительный» не дал четких опознавательных сигналов, они, видимо, сделали неверный вывод. Меня убедили, что теперь все улажено.

– Не западня, так мошенничество, – сказал Лядов. – И сколько же ктенкри с рушрайками заломили за этот никуда не годный сгусток пыли?

– Зачем же называть никуда не годным сгустком пыли планету, на которой могут поселиться люди? К чему такая категоричность? – вежливо, но с легкой иронией в голосе заметил президент Аллертон.

Русский фыркнул.

– Цена не так уж велика, – сказал Салех. – Им нужны кое-какие руды – на сумму около восьмидесяти миллионов долларов. Перечень качественных характеристик – на последней странице. Взамен мы получаем в пользование целую планету сроком на сто лет с правом дальнейшего продления арендного договора. – Он сделал паузу. – А теперь позвольте вернуться к тому, ради чего я собрал вас сегодня вечером. Если мы все-таки примем решение осваивать эту планету, арендная плата составит ничтожную часть затрат. Нам надо будет строить дома, выращивать урожаи, развивать промышленность, обучать и защищать колонистов – масштабы проекта поистине грандиозны.

– Стало быть, вы собрали всех нас, чтобы получить финансовую поддержку, – сухо заметил британский премьер Смит-Уолкер.

– Да, – нисколько не смутившись, сказал Салех. – Бюджет ООН не потянет такого проекта, мы не сможем в одиночку справиться и с организационными проблемами – у нас нет ни финансовых, ни людских ресурсов. Эту операцию, требующую огромных расходов, придется осуществлять сообща. Так что перед тем как выносить вопрос на рассмотрение Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи, я должен выяснить, поступят ли необходимые средства от тех, кто их имеет.

– К чему пустые хлопоты? – пожал плечами Лядов. – Вы слишком многого хотите в обмен на почетное право водрузить флаг ООН на планете, экономическая ценность которой не превышает ценности Венеры. Снарядить экспедицию к спутникам Юпитера и то целесообразнее.

– Вы явно передергиваете, – сказал Синг, – и все-таки в ваших словах есть доля истины. Планета не стоит таких затрат.

– Во-первых, на лишенных металлов почвах ничего не вырастишь, – вмешался Нагата. – Продукты питания придется импортировать. А что пойдет на экспорт?

– Минералы, – сказал Аллертон, продолжая просматривать документ. – Один из материков, по всей видимости, окружен минеральными отложениями.

– Чем? Силикатами, что ли, и тому подобным? – Смит-Уолкер покачал головой. – Извините, Джон, но транспортировка стопудовых скальных пород на расстояние сорока световых лет, да еще с учетом гравитационных проблем, не представляется мне стоящим делом. К тому же без металлов на самом деле ничего не будет расти, так что от продовольственной проблемы никуда не деться – ведь не будете же вы перебрасывать туда тонны железа и марганцевых силикатов для удобрения почвы?

– А почему бы и нет? – возразил Аллертон. – Вы слишком пессимистичны – это вполне осуществимо.

– Да, но очень дорого. – Смит-Уолкер взглянул на Салеха. – Прошу прощения, но мне не верится, что правительство Ее Величества сможет гарантировать поддержку данного проекта.

– Неужели никому из вас не приходит в голову, – продолжил Аллертон, оглядывая по очереди всех присутствующих, – что нам бросают вызов? Что наше согласие взять на себя дело, кажущееся совершенно безнадежным, станет мерилом, с помощью которого все эти космические соседи будут судить о силе нашего духа и о нашей изобретательности ?

– А по-моему, они испытывают наш интеллект, – пробормотал Нагата. – Только слабоумный может…

– У меня есть идея, – вмешался Лядов. – Кажется, никто, кроме господина Аллертона, не горит желанием продемонстрировать нашим соседям способность человечества к героическим свершениям. Я предлагаю выдать Соединенным Штатам мандат на освоение новой планеты. Разумеется, при определенной поддержке Организации Объединенных Наций.

Аллертон окинул невозмутимое лицо русского медленным мрачным взглядом, и Салех затаил Дыхание. Когда Исламская Конфедерация подвергла резкой критике американский Проект заселения, Салех был одним из самых горячих ее сторонников, что было скорее вопросом политической необходимости и не мешало ему втайне надеяться на успех предприятия. Новые планеты – будь то частные владения богатеев или народная собственность – в любом случае были бы спасением для тех, кто находился в плену у старого мира и не имел ни малейшей надежды его изменить. Четыре года назад канадцы открыли новую звезду. Как он мечтал тогда об укреплении могущества Организации Объединенных Наций: имея силы и средства, ООН могла бы сама построить космический корабль и совершить полет к этой звезде. Но прошло два года, и пришлось похоронить все надежды. Страны «третьего мира» вкупе с благожелательно настроенными пустозвонами оказались неспособными выделить финансы, а Запад, как всегда, заботило только собственное благополучие. Так что если вызов Лядова будет принят… – Ладно, – сказал Аллертон. – Если я смогу убедить Конгресс, пусть так и будет. – Он обратился к Лядову: – И запомните, мы сделаем из этого сгустка пыли конфетку.

* * *

На следующий день вопрос был заслушан на заседании Генеральной Ассамблеи, которая 148 голосами против 13 поддержала это решение. А месяцем позже проект был одобрен Сенатом, и новая планета, окрещенная Астрой, стала главной головной болью армейского инженерного корпуса, которому раньше не приходилось брать на себя таких грандиозных задач.

Спустя одиннадцать месяцев на Астру прибыли первые колонисты.



Содержание:
 0  вы читаете: Шелкопряд : Тимоти Зан  1  ГЛАВА 1 : Тимоти Зан
 2  ГЛАВА 2 : Тимоти Зан  3  ГЛАВА 3 : Тимоти Зан
 4  ГЛАВА 4 : Тимоти Зан  5  ГЛАВА 5 : Тимоти Зан
 6  ГЛАВА 6 : Тимоти Зан  7  ГЛАВА 7 : Тимоти Зан
 8  ГЛАВА 8 : Тимоти Зан  9  ГЛАВА 9 : Тимоти Зан
 10  ГЛАВА 10 : Тимоти Зан  11  ГЛАВА 11 : Тимоти Зан
 12  ГЛАВА 12 : Тимоти Зан  13  ГЛАВА 13 : Тимоти Зан
 14  ГЛАВА 14 : Тимоти Зан  15  ГЛАВА 15 : Тимоти Зан
 16  ГЛАВА 16 : Тимоти Зан  17  ГЛАВА 17 : Тимоти Зан
 18  ГЛАВА 18 : Тимоти Зан  19  ГЛАВА 19 : Тимоти Зан
 20  ГЛАВА 20 : Тимоти Зан  21  ГЛАВА 21 : Тимоти Зан
 22  ГЛАВА 22 : Тимоти Зан  23  ГЛАВА 23 : Тимоти Зан
 24  ГЛАВА 24 : Тимоти Зан  25  ГЛАВА 25 : Тимоти Зан
 26  ГЛАВА 26 : Тимоти Зан  27  ГЛАВА 27 : Тимоти Зан
 28  ГЛАВА 28 : Тимоти Зан  29  ГЛАВА 29 : Тимоти Зан
 30  ГЛАВА 30 : Тимоти Зан  31  ГЛАВА 31 : Тимоти Зан
 32  ГЛАВА 32 : Тимоти Зан  33  ГЛАВА 33 : Тимоти Зан
 34  ГЛАВА 34 : Тимоти Зан  35  Использовалась литература : Шелкопряд



 




sitemap