Фантастика : Космическая фантастика : Один на миллион : Андрей Земляной

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Человечество вышло в космос и освоило другие миры. Но вступившее в новое время человечество потащило за собой старые проблемы. Новый проект в жанре космической фантастики. Введите сюда краткую аннотацию

Андрей Земляной

Один на миллион

Свалка, на окраине Нового Амстердама, была результатом попытки сначала наладить переоборудование кораблей, потом их утилизацию, а в финале даже организовать музей под открытым небом. Но в итоге, получилось как всегда. Сначала исчезли рабочие и техника, потом охрана и забор. Понемногу свалку заселили те, кому не нашлось места в официальном обществе Новой Европы. Лишенные гражданских прав, беженцы и нелегальные эмигранты. Тут нашлось место и полубезумному математику Дженсену, и разорившемуся финансисту Эккерту, оказавшемуся очень приличным управленцем.

Вопреки опасениям мэрии Нового Амстердама, Свалка не стала очередным рассадником наркомании и бандитизма. Наоборот. Образцовый порядок, работающая школа, и даже система социальной взаимопомощи, простотой организации и эффективностью заставили задуматься многих чиновников из городской администрации.

— Мама! Я дома! — Алексей, высокий сухощавый парень 16 лет, сбросил рюкзак, куртку, стащил обувь, и шагнул в комнату. По меркам Свалки, их с мамой апартаменты были просто королевскими. Старенький межорбитальный грузовик класса Посейдон, был переоборудован под жилье с любовью и тщанием. Три комнаты, столовая и кухня, давали маленькой семье достаточный уют и комфорт даже в этом богом проклятом месте. Невыпотрошенный по недосмотру бак с топливом и небольшой генератор давали достаточно тепла и света, чтобы вдохнуть вторую жизнь в космический корабль.

На голос вышла стройная женщина лет тридцати пяти в теплом халате. Она привычным жестом поправила длинные светло каштановые волосы и улыбнулась.

— Привет. Садись поешь.

— А что у нас? — Спросил Алексей заранее зная ответ. Ну что у них могло быть кроме искусственной еды из биореактора, или рекомбинированного белка из, подбрасываемой время от времени городским советом, гуманитарной помощи.

— Вин Хо снял урожай тыквы…

— Ух ты! — Мальчишка тенью метнулся к кастрюле, приподнял крышку и втянул носом ароматный пар. — Пахнет просто волшебно! Мам, ты чудо!

Она лишь скупо улыбнулась и запустила свои чуткие пальцы в русую шевелюру сына. И вновь как всегда, непрошенная мысль молнией проскочила в ее голове.

«Совсем как у отца»

— Мой руки и садись есть. — Надломленным голосом произнесла она и отвернулась.

Алексей знал, что мать иногда смотрит на него странным взглядом, прикасается, а потом у нее почему-то блестят глаза от слез. Он один раз попытался ее расспросить, но в ответ, мама лишь ушла в дальнюю комнату и проплакала весь вечер.

Больше он никогда не повторял этого, и когда на маминых глазах вскипали слезы, лишь затихал, и давал себе очередной зарок вырасти и разобраться с мамиными обидчиками.

— Что сегодня было в школе?

Вера почти успокоилась, и смотрела с довольной улыбкой как сын лихо работает ложкой.

— Дженсен отмочил. — Алексей коротко хохотнул. — Дал мне на уроке задачу по абелевым группам…

— Каким-каким группам?

— Ну мам! — Снисходительно улыбнулся Алексей. Это же топология. Ну в общем стоило мне справится как Дженсен навалил еще десяток. Как самому толковому.

— Он тебя не перегружает? — С легкой тревогой в голосе спросила Вера.

— Да нет, какое там. Единственный приличный преподаватель. Ну, не считая мистера Сарояна и Старой Клары.

— А она кстати о тебе очень тепло отзывалась. — Мама покачала головой. — А ты ее так неласково…

— Да ты что ма! — Возмутился Алексей. — Она даже подписывается как С.К.Д.Ф.

— Да-да. — Вера кивнула. Симона де Клер, доктор философии.

— Она настоящий доктор философии? — Мальчишка округлил глаза. — Что она тогда забыла на нашей свалке?

— Она отсидела по политической статье, и потеряла гражданство.

— А Дженсен?

— Говорят, решил после психушки не возвращаться в свой институт, и осел здесь. Но это может быть просто болтовней. Ты ведь знаешь, на Свалке не любят делиться своими тайнами.

— Даже ты?

— А я, тем более. — Она звонко рассмеялась. — Иди уже, следопыт. Вин Хо уже три раза звонил…

Алексей глянул на часы над входом и пулей вылетел из за стола.

— Вот блин! Теперь он с меня точно голову снимет!

— Не забудь поблагодарить его за тыкву! — Успела крикнуть в след убегающему мальчишке мать, и снова чему-то грустно улыбнулась.

До древнего контейнеровоза в котором свил гнездо старый кореец, чудом занесенный на Свалку, было всего ничего, и через пять минут, Алексей уже стучался в дверь, пытаясь унять сбитое после бега дыхание.

— Заходи. — Проскрипело из динамика над входом, задвижка замка едва слышно щелкнула, и Алексей толкнул дверь.

Внутри обширного пространства грузового отсека, был кусочек настоящего рая. Деревья, трава и даже небольшой водопад.

Кореец сидел на коленях созерцая струящийся по камням ручеек.

Алексей сел рядом не решаясь нарушить медитативную тишину.

— Тебе понравилась тыква? — Неожиданно спросил Хо по-корейски, повернув свое изрезанное морщинами лицо к мальчику.

— Да учитель. — Алексей коротко кивнул. — Мама благодарит вас от всего сердца за то наслаждение, которое вы нам доставили этой чудесной тыквой.

— Хорошо. — Кореец кивнул и вдруг оказался на ногах. — Пойдем.

Над грузовой палубой, находился еще один технический отсек. Не такой обширный, но достаточный для небольшого спортзала. Мальчишка быстро переоделся и остался лишь в тонких штанах.

Разминка, которая в другом месте могла считаться за полноценную тренировку, растяжки, динамические и изометрические упражнения, тягучие словно патока и взрывные движения жуткого сплава из всех видов боевых единоборств Кореи. Три часа пролетели как три минуты. Запыхавшийся и выжатый досуха Алексей почти без чувств рухнул на узкую лавку. Мастер Хо, не торопясь принялся разминать мышцы ученика, потом в ход пошли пахучие мази и иголки. Через час, совершенно осоловевший парень сидел завернувшись в вытертое до дыр полотенце, и пил ароматный чай из фарфоровой чашки.

— Как твои успехи у Виктора Афанасьевича? — Поинтересовался старый кореец перейдя на совершенно чистый русский язык.

— Нормально. — Алексей пожал плечами. — Только он чуть не проломил мне голову прикладом на последней тренировке.

— Он двигается так быстро? — В голосе его послышалась легкая тревога.

— Нет. — Ученик замотал головой. — Просто мне часто не хватает силы. Он же здоровый как медведь, вот и приходится крутиться.

— Это хорошо. — Вин Хо едва заметно качнул головой. — Цени его уроки. На ножах, этот старый медведь сильнее чем все кого я знал.

— Да. Только он еще и пытает меня всякими знаниями по медицине, тактике, оружейному делу и всякому прочему. — Хмуро ответил Алексей. — Скажите учитель, а зачем мне это все? Хулиганов я и так преспокойно одолею. Зачем мне медицина, рукопашный бой, тактика малых подразделений, подрывное дело и все такое? Почему вы со мной возитесь?

— Не бывает бесполезных знаний. — Мягко ответил Хо. — Каждое знание ложится крупинкой в общую картину мира, делая ее точнее. И когда придет время принимать решение, ты будешь подобен зрячему среди слепцов.

* * *

— Доктор Дженсен, а что вы скажете о слухах будто бы вам удалось открыть секрет стационарных порталов?

— Думаю человечество еще не готово к подобным переменам.

— Вы не боитесь принудительного изъятия ваших знаний?

— Ну что вы, милочка. Взять можно только из здоровой головы. Боюсь у меня внутри уже такая каша, что оттуда даже рецепт яичницы не выудишь.

Интервью В «Новом Времени» по поводу сто сорокалетия института прикладной математики Новой Европы.

Жизнь на Свалке, несмотря на полное отсутствие всяких следов государственной власти, была все же весьма упорядочена. Среди людей выброшенных обществом на обочину, были и врачи, техники и даже серьезные управленцы.

Один из упокоенных на кладбище кораблей — военный фрегат, переоборудовали под электростанцию, и начали централизованную разводку электричества. Работал магазин и школа. Были даже свои фермы и полицейский участок. Правда настоящий офицер там был только один, все остальные работали на правах гражданских охранников и даже не имели оружия, но порядок на Свалке поддерживали успешно. Даже когда в городе прокатилась волна политических манифестаций и погромов, в поселке было тихо. Во многом это была заслуга начальника участка — долговязого лейтенанта Прево. Именно его худая нескладная фигура в черной форме маячила впереди. Прево как раз распекал первейшего поселкового пьяницу, толстого словно пивная бочка, мистера Питерса.

— Мистер Питерс! — Услышал Алексей когда подошел поближе. — Даже Уиктор Афуэнасьич, не пьет столько сколько вы. А ведь он русский.

— Да мы с ним вместе пили! — Взревел недовольный англичанин и громко пристукнул облезшей тростью. — Только этого борова ничего не берет.

— Значит вам надо пить меньше. — Не сдавался офицер.

— Меньше! — Возмутился толстяк. — Я никогда не уроню дух Британии перед этим русским!

Он с обиженным видом развернулся и описывая пологую синусоиду двинулся по направлению к своему дому.

Лейтенант коротко кивнул одному из своих помощников, держащихся поодаль.

— Проводи.

Тот только кивнул в ответ и пошел следом держась на некотором удалении от гордого британца.

— Вот ведь. — Горько заметил офицер Алексею. — Уже ни Англии ни Франции нет, а гонор остался.

— Зато Россия есть. — Не согласился мальчишка.

— Это да. — Согласился полицейский. — Новая Россия очень серьезное государство. — И потеряв интерес к теме, спросил. — Как там твоя мама?

Алексей знал, что у мамы с офицером роман, но относился к этому спокойно. А офицер, судя по его напряженному виду, возлагал на эту историю далеко идущие планы.

— Насколько я знаю, у нее завтра свободный вечер. — Спокойно произнес Алексей.

— Да? — Полицейский заметно оживился. — Это просто отлично. Завтра в телетеатре новый фильм…

Алексей не любил видео, смотря преимущественно выпуски новостей, но к чужим пристрастиям относился уважительно.

— Отлично господин офицер. Я думаю, мама будет рада составить вам компанию.

— Можешь называть меня просто Луи. — Просиял лейтенант.

Мальчишка внутренне усмехнулся но на его лице это никак не отразилось.

— Хорошо, Луи. — Он мельком глянул на браслет комма. — Мне надо поторопиться. Мистер Дженсен будет недоволен.

— Да-да, беги.

Он проводил удаляющуюся фигуру взглядом, чему-то грустно вздохнул и продолжил обход.

Школа располагалась в частично разрезанном корпусе крейсера класса Конкистадор. На обшивке еще можно было видеть полустертый временем герб военно-космических сил Новой Европы и номер соединения. Впрочем космическая романтика совершенно не волновала жителей Свалки, и поверх герба, обшивку украшали затейливые наскальные росписи.

Кроме всего пары человек, Алексей старался ни с кем в классе не контачить. И вовсе не из снобизма, а потому, что с большинством погруженным в компьютерные игры и сериалы ему было просто не о чем разговаривать. Хотя, ловя на себе взгляды некоторых девушек, иногда всерьез подумывал о возможности сделать исключение.

Как всегда, Дженсен, тряся всклокоченной шевелюрой и блестя выпученными глазами, работал в три потока. Это значило, что он не только ухитрялся давать примеры по элементарной арифметике классным дебилам и загружать работой посложнее тех кто вполне соответствовал своему уровню, но и парить оставшуюся часть класса высшей математикой.

Алексей довольно быстро справился со своей задачкой, и даже успел помочь Рите Гонсалес, которая несмотря на выдающиеся успехи в биологии, в математике не продвинулась выше среднего уровня. Впрочем, процесс не был односторонним. Черноглазая красавица испанского происхождения помогала Алексею по многим другим предметам в основном гуманитарного характера, что позволяло им обоим иметь в целом хорошие оценки.

Из школы они вышли вместе. Поскольку Рита жила на самом краю поселка, там, где его граница почти вплотную подходила к городской черте, а точнее к городским трущобам, Алексей провожал Риту до самого дома. И надо ж так случиться, что именно сегодня, когда Алексей почти решил пригласить Риту поучаствовать в «расширенной программе досуга» путь ребятам преградили несколько парней.

— Привет красотка! — Высокий широкоплечий парень лет 20 в ярко-желтой с красными вставками куртке, стоял прямо посреди дороги глубоко засунув руки в карманы штанов.

— Наверное, — подумал Лешка, — он предполагал, что эта поза делает его настоящим героем боевика и грозой окрестных кварталов.

— Это что, твоя новая собачка?

Парни заржали.

— Ты их знаешь? — Спокойно спросил Алексей Риту.

Она заторможено кивнула и облизала высохшие губы.

— Рон, с дружками. Этот вот длинный — Сэм, кривоногий Кармел, а в красной кепке — Милн.

— Твои друзья?

— Да какие друзья! — полушепотом возмутилась Рита. — Подонки, торгуют отравой.

— Так вы плохие мальчики? — С веселым удивлением спросил Алексей. — Что же делают плохие мальчики в НАШЕМ поселке?

— Ты тварь не заговаривайся, — длинный Сэм картинно сплюнул себе под ноги. — Тут все вокруг наше.

— Ну, тогда вам нужно начать с полицейского участка. — Посоветовал Алексей. — Лейтенант Прево будет счастлив видеть вас у себя в гостях.

— А лейтенантика твоего, — С ласковой угрозой произнес Сэм, — мой папашка в бараний рог свернет.

— Ммм. — Алексей приподнял правую бровь. — А кто у нас папа? Неужели член городского совета?

— Бери выше! — Сэм приосанился. — Начальник полиции города?

— Ага. — Леха нахмурился словно решал сложную задачу. — А что же тогда нужно таким высокродным господами на нашей свалке?

Парни довольно рассмеялись.

— Эта шлюшка обещала нам кое что. — Рон кивнул на Риту. — Да не переживай ты. — Он от нетерпения пристукнул ногой. — Мы слегка попользуемся, и отдадим. Сам же потом спасибо скажешь. Они знаешь какие после групповухи шелковые.

— Ага. — Леха снова кивнул. — Шелковые значит. Ясно. Ну, в общем так. Слушайте сюда залупоголовые и не говорите что не слышали. Сейчас вы быстро исчезаете с территории поселка, и я о вас ничего не слышу. А если услышу или не дай бог увижу… пеняйте на себя.

— Охохо… Милн картинно схватившись за живот изображал приступ неудержимого смеха. — Я сейчас уссусь от смеха…

— Конечно. — Серьезно подтвердил Алексей. — Только не от смеха.

Он сделал короткое неуловимое движение и толстяк замер.

— Ты, это… Чего сделал? — И неожиданно посмотрел себе под ноги, где расплывалась теплая лужа.

— Помог. Только и всего. — Алексей насмешливо посмотрел на Милна. — У тебя ведь с этим проблемы?

— Да я сейчас… — В руке толстяка сверкнул нож.

Он сделал шаг вперед и вдруг завалился спиной в свою же лужу, выронил нож на асфальт и затих.

— Поскользнулся. — Прокомментировал Алексей. — Экий он неловкий. — Он обвел взглядом остальных.

Ответом ему был бессвязный рев из трех глоток, и на сет появились еще два ножа и короткий, вытертый до блеска револьвер.

— О… Это пожалуй слишком… — Он оттолкнул Риту в сторону, и поднырнув под руку крайнего, слегка перенаправил нож, в плечо Рона. От боли тот сразу же выронил пистолет, и стал заваливаться набок. Кармел еще недоуменно таращился на свой нож оказавшийся в теле приятеля как резкий и невероятно болезненный удар в подмышечную область выбил руку из плечевого сустава. Последний стоящий на ногах, получил безыскусный но от того не менее эффективный удар между ног.

Алексей и сам не понял как в его объятиях оказалась заливающаяся слезами Рита.

— Ну, все, все. Он гладил непослушными руками по ее гладким черным волосам и осторожно вдыхал запах чужого тела. — Надо позвонить лейтенанту… А то это дерьмо развоняется на весь город.

* * *

К удивлению Алексея, видимых последствий инцидент почти не имел. Выяснилось, что все проходило в поле зрения одной из камер наружного наблюдения, и посмотрев материал, начальник городской полиции, сам попросил лейтенанта замять дело. Но сам лейтенант в категорической форме потребовал чтобы Алексей «лег на дно» то есть от дома до школы и назад. А лучше и в школу не ходил. Он еще добавил, что двое из четверых подонков, славятся гнусным и мстительным характером. И в родстве у них не только начальник городской полиции но и мэр.

Алексей только пожал плечами. Хулиганов он не боялся, и жизнь свою привык строить так, как считал нужным. Но видимо ту самую запись посмотрели Учитель Хо и дядя Витя. Они сначала устроили подробный разбор самой драки, а потом, раскритиковали ее от начала до конца. Но не сойдясь во взглядах, что именно было неправильным, в итоге выгнали Алексея и продолжили спор в узком кругу. Итогом этого спора, стали серьезные изменения в программе подготовки как у Вин Хо, как и у Виктора Афанасьевича. Только практика. Конкретные движения с разбором характера повреждений и последствий. Они явно хотели минимизировать проблемы которые могли встать перед парнем в дальнейшем. Но Алексей знающий анатомию и физиологию не только со слов мастеров боевых искусств, но и почерпнувший немало с уроков по биологии, делал свои выводы.

* * *

Придя в очередной раз с тренировки, он мельком глянул на записку на зеркале «Сынок я в кино с Луи, буду поздно. Мама.» и наложив себе полную тарелку каши, он медленно съел все до последней крошки, и обтеревшись влажным полотенцем, завалился спать. Сон отчего-то не шел. Он пару раз вставал попить воды и с удивлением а потом и с легкой тревогой посматривал на часы. Мама никогда не задерживалась так поздно.

Наконец, едва забывшись чутким сном, он был разбужен звонком в дверь.

— Да, мам. Иду.

К его немалому удивлению, телеглазок показал не маму а незнакомого офицера полиции и мэра поселка, Сэма Хатчинсона.

— Чем могу быть полезен господа?

Офицер стоящий на пороге, отчего-то вздохнул и попросил.

— Одевайся сынок. Нам нужно кое что уточнить.

— Мистер Хатчинсон, в чем дело? — Спокойно спросил Алексей но сердце болезненно сжалось.

Тот только махнул рукой.

— Поехали.

Всю дорогу ни один ни другой не проронили ни слова.

Полицейская машина, привезла их к заднему входу в видеотеатр. Там уже толпились репортеры и большое количество высоких полицейских чинов, мелькали вспышки камер и суетились криминалисты.

Он не слушая торопливой скороговорки Хатчинсона, прошел толпу насквозь, и подошел к накрытым тонкой черной пленкой телам.

От Прево, можно сказать мало что осталось. Офицер явно бился до последнего. Кулаки его были сбиты в кровь, а одежда порезана в нескольких местах. Но умер он не от этого. Спина офицера была просто изрешечена пулями крупного калибра. Мама лежала неподалеку. Смотря на распластанное в луже тело, подросток не замечал что сердце его превращается в кусок льда.

Мама тоже не отдала свою жизнь даром. Пятна крови вокруг, и намертво зажатый в холодной руке саи с окровавленным лезвием. Он провел пальцем по холодной щеке, и вздрогнул от желания отдернуть руку. Но волевым усилием заставил себя смотреть и запоминать. Кто-то подходил, и говорил какие-то слова, но он не отрывал взгляда от мертвого тела.

* * *

Похоронили маму через три дня, по православному обряду. Все три дня, Хо и дядя Витя не отходили от мальчишки не на шаг пытаясь хоть как-то вывести его из этого состояния, но все было напрасно. Очень быстро, буквально на глазах взрослых, знавших Алексея почти с рождения, подросток превратился в взрослого человека с недетским пронзительным взглядом зеленых глаз. Он подолгу сидел в мамином кресле, перебирая все оставшееся от нее небогатое наследство, и думал о чем-то своем.

Через пять дней, на встречу напросился полицейский представившийся другом лейтенанта Прево.

Мальчик ждал снова утешительных слов, но тот просто бросил перед ним пачку фотографий.

— Распечатка с камеры наблюдения.

Алексей неторопливо разложил фотографии на столе.

Вот рыжий Кармел, замахнулся битой, вот Милн, размахивает свои ножом явно пытаясь отвлечь внимание Луи Прево. А вот и Сэм, с короткоствольным автоматом в стороне и Рон, с двумя незнакомыми парнями, выкручивают маме руки.

— Я так понимаю, сама запись уничтожена, и это единственные фотографии?

Полицейский хмыкнул.

— Меня предупреждали, что ты необычный парень, но я не думал что настолько.

— Даже более чем. — Алексей еще плотнее сжал губы. — От меня вы что хотите?

Капитан вздохнул.

— Первое, чтобы ты не совался в город, и не пытался устроить личную войну. Мы сами разберемся и с ублюдком и с его папашей. Лейтенанта Прево очень многие в городе уважали. Второе, чтобы ты вообще не выходил из дома. Еду тебе будут привозить мои люди…

— А знаете капитан, что МНЕ от вас надо? — Алексей сгреб фотографии в стопку, и пододвинул их к полицейскому. — Первое. Вы арестовываете учителя Хо и Виктора Афанасьевича. Держите их у себя три дня. Потом отпускаете. Предупреждаю. Это очень сильные бойцы, и вы не ошибетесь, если в операции будет участвовать спецназ. Чтобы даже тени подозрения на них не упало. Второе. Мне нужно знать адреса и имена всех участников. Это все.

— Ты не уйдешь с планеты. — Спокойно констатировал капитан. — Ты даже не успеешь покинуть город.

— А вот это совершенно не важно.

Алексей поднял глаза, и посмотрел на капитана. Тот хотел что-то сказать но слова замерли в горле не в силах вырваться под взглядом пятнадцатилетнего подростка.

— Я рассчитаюсь с уничтожившими мою жизнь. Что будет дальше, абсолютно не играет роли. Это мой выбор, и я имею на него право.

Капитан перевел глаза на фотографии. Конечно скорее всего, паренек, с шестью ублюдками не справится. Но с лежки он их сорвет. И тут могут начаться небезынтересные варианты.

— Ладно. Я попробую. — Он тяжело поднялся, и вышел из комнаты.

Через сутки, капитан перезвонил, и пригласил Алексея на допрос. Парень сразу понял, что механизм запущен, и стал собираться. Он тщательно вымылся, поскольку экономить воду уже не было смысла, оделся и засунул в рюкзак несколько памятных вещей. В том числе мамин фотоальбом, ее кольцо, подаренный мамой крестик и небольшую бронзовую фигурку солдата в необычной плоской шапочке с лентами сзади и ружьем в руках. Потом написал несколько писем, подписал адресаты и разложил веером на столе.

Еще раз оглядев дом он решительно шагнул на выход.

До полицейского участка, добрался на такси. Время было дорого. Капитан, расспрашивая о каких-то знакомых мамы и лейтенанта, показывал ему разные фотографии с незнакомыми людьми, и на одной фотографии прозрачным маркером было написано: «Лейн — стрит, дом 42, бильярдная Стива Рено. 16 часов. Все в сборе».

Надпись намертво врезалась ему в память. Он отрицательно покачал головой.

— Нет сэр, я не знаю никого из этих людей.

— Ну хорошо. — капитан кивнул. — Не смею больше задерживать. Может патрульные подвезут тебя до свал… поселка?

— Спасибо. Я прогуляюсь по городу.

«А капитан молодец» — Подумал Алексей глянув на время. «Без пяти четыре. Подогнал время тик в тик.»

Когда он дошел до нужного места, уже начало темнеть. Закрытые плотными шторами окна заведения не пропускали света, но чуткий слух подростка уловил легкий фон, говоривший о том, что люди внутри были. Перед входом было пыльно и пыль эта судя по всему давнишняя. Значит задний вход.

Дверь заднего входа была металлической и находилась в поле зрения как минимум двух камер. Алексей присел за мусорный бак и приготовился ждать.

Где-то через час, у дверей притормозил небольшой микроавтобус и из него вышел здоровенный бугай и стайка ярко накрашенных девиц. Их видимо ждали, поскольку дверь открыли почти сразу. Алексею оставалось только выскочить из укрытия и буквально втиснув последнюю девушку вовнутрь, срубить локтем стоявшего у двери. Потом он мягкими касаниями походя, отправил в нокаут всех девушек и бугая, и прислушался. В комнате, вовсю шла гулянка. Гремела музыка и звенела посуда. Он еще раз прошелся по всем телам, погружая их в еще более глубокое забытье, особенно тщательно обработав здоровяка, и шагнул в комнату. Несколько бильярдных столов, на одном из которых стояла выпивка и закуска, и развалившиеся в кресле вокруг тиви, убийцы его матери. Лишь один из них успел встать, но тут же рухнул обратно.

Быстро но тщательно, он привязал их к креслам клейкой лентой, и только тогда пошел за последним участником банкета.

Когда они очнулись, все кресла стояли кругом на очищенном от столов пространстве, а Алексей неторопливо перебирал аптечные пузырьки купленные накануне. Они что-то мычали, дергались в креслах, но лента держала прочно. Алексей наконец закончил смешивать ингредиенты и наполнил шесть шприцев. Не обращая внимание на отчаянно пытающихся вырваться людей, сделал внутривенные инъекции, и только после этого освободил им рты.

— Дерьмо! Сраный ублюдок! Ты заплатишь за это…

— У вас всего пять — десять минут. — Ровно произнес он когда крики немного стихли. — Через минуту вы почувствуете боль, а через две, она станет невыносимой. Но умрете вы не от гадости что я в вас влил. Вы умрете от боли… Надеюсь, эта боль будет хоть в малой степени равна той, когда я потерял мать. Счастливо оставаться.

Он уже почти шагнул за порог, занятый мыслями о том как проведет свои последние часы, как взгляд его упал на микроавтобус. У негра — здоровяка нашлись не только ключи но и толстая пачка денег что было очень кстати для исполнения нового плана. Двигатель принял после первых оборотов стартера. Конечно не флайт-кар, но кое что он тоже сможет. А космопорт был совсем рядом. Каких то пятьдесят километров по отличной автостраде. Он аккуратно припарковал машину на самом краю площадки и оставив ключи зажигания в замке, а дверь открытой, с надеждой что воровство здесь так же распространено как и в других местах.

Корабли уже давно не садились на это огромное бетонное поле. Только небольшие, по сравнению с кораблями, юркие челноки, приземлялись чтобы поднять груз и пассажиров, на орбиту, где их ждали огромные магистральные лайнеры.

И часа не понадобилось Алексею чтобы понять всю глупость своей затеи. Компании — космоперевозчики, категорически не желали возить зайцев. Поэтому грузы, как правило, перевозились в «вентилируемых отсеках» что означало как минимум вакуум, а люди подвергались тройной идентификации.

Он почувствовал, что та искорка удачи, что мелькнула перед ним в виде сутенерского автобуса, гаснет. Но отчего-то эта мысль не взволновала его совершенно. Из под толстого слоя льда в его душе, не пробивались эмоции. Прогуливаясь нарочито вальяжным шагом по залу ожидания, он несколько раз прошелся мимо длинного дивана на котором расположилась группа его ровесников, плотно окружившая седоволосого мужчину в дорогом костюме.

— Ну что? Никто не знает? — Насмешливо переспросил он по-русски. — Подумайте еще раз. Трехмерная матрица, десять на десять. Алфавит- 33 знака расположен циклично. Размер ключа — тридцать знаков. Сколько времени потребуется на дешифовку сообщения из ста знаков.

— Два часа. — Не задумываясь проговорил Алексей вполголоса. Но у седого похоже был исключительный слух. Он рывком обернулся на голос.

— Ну-ну, молодой человек. — Он насмешливо поднял брови. — Я почему-то считал иначе. Не смогли бы вы доказать свою позицию?

На Алексея тут же уставились двадцать пар совершенно недетских глаз. Он слегка усмехнулся и твердо произнес.

— Вы считали все знаки за действительные элементы, тогда как в русском, можно пренебречь твердым знаком, буквой ё, а так же некоторыми гласными. На разборчивость сообщения это не повлияет. В итоге можно считать действительными всего 25 букв. Если считать все знаки, то получается шесть часов, имея в виду стандартный криптопроцессор типа Альбион. Лишние буквы увеличивают время в тэ куб.

Седой приподнял уже обе брови и несколько раз медленно свел ладони вместе.

— Браво! Может вы тогда скажете, необходимый размер матрицы?

— Для полевых условий?

— Ну например. — Мужчина почему-то подобрался словно пантера перед прыжком. Несмотря на крайне почтенный возраст седого, Алексей не сомневался. Перед ним настоящий боец высочайшего класса.

— Исходя из представления, что процессы тактического уровня длятся не более недели, можно уверенно принять размерность в четырнадцать дней как удовлетворяющую запросу. В стандартных случаях используется метод блокнота или матрица двести на двести.

У седого форменным образом округлились глаза.

— Позволено ли мне будет спросить, у кого вы учились?

— У Виктора Дженсена.

Алексей думал что больше чем сейчас, глаза седого не станут. Однако он ошибался. Глаза его на мгновение расширились до вообще невероятной величины, а затем снова приняли нормальный размер.

— И давно?

— Мистер Дженсен, друг моей мамы. — Он на мгновение сбился, и лицо его слегка дернулось. — Бывший друг. Он занимался со мной с четырех лет.

— Почему бывший? — Вновь выстрелил вопросом седой. — Разве доктор Дженсен умер?

— Не мистер Дженсен. — Алексей поднял мертвенно спокойные глаза. — Мама.

Седой встал, обошел диван, и подошел совсем близко.

— Что-то мне подсказывает, что это одна из причин того, что вы, юноша уже час, срисовываете системы безопасности космопорта? — Произнес он. — Не поделитесь своей историей вкратце? — Мягко воркуя, седой удерживая Алексея за локоть, обогнул диван и посадил его на мгновенно расчищенное пространство.

— Нечего рассказывать. — Он откинулся на мягкую подушку. — Маму и ее ухажера, неделю назад убили шестеро подонков. А сегодня я их достал.

— А как? — деловито спросил один из мальчишек.

— Влил им внутривенно смесь этанадола, литоина и раствора йода.

— Твою дивизию. — прошептал кто-то слева. — Непростая смерь.

— А русский так хорошо знаешь откуда? — Продолжал экспресс-допрос седой.

— Я же Алексей Чарский. — Слабо улыбнулся Лешка. — Мама — Вера Чарская.

— Забавно. — Медленно произнес седой. — А в голове его бешеным темпом шел перебор вариантов.

— Значит так. — Тоном не допускающим возражений тихо произнес он. — Теперь ты Сергей Зверев. Меня зовут Дмитрий Егорович Санин. — Он достал из бокового кармана пиджака толстое портмоне, и почти не глядя протянул его одному из мальчишек. — Ваня, Саша, Николай займитесь ксивой. Девочки? — Он бросил вопросительный взгляд.

— Ясно. — Ответила одна из них, высокая длинноногая блондинка. — Вера, Света, Люда, в магазин. Кира, давай к нашим на регистрационной стойке. Катя, займись лицом…

Вокруг совершенно обалдевшего Алексея закрутился бурный но крайне осмысленный вихрь. Ничуть не стесняясь, одна из девушек, достала из бюстгальтера прозрачные пластиковые накладки, и орудуя маникюрными ножницами, вырезала две тонких полоски. Затем скрутила их колечком и крепко прижав голову Алексея, точным движением вставила их ему в нос. От этой операции, тонкий аристократический профиль сразу приобрел слегка негроидный вид. Затем она отделила от пластика тонкую пленку, вырезала еще один кусок и налепила его на подбородок. Теперь Алексей обзавелся угрожающего вида челюстью. Еще несколько штрихов, и он оторопел, глядя на себя в крохотное зеркальце. Совершенно другое лицо. И это меньше чем за пять минут. Легкий крем скрыл стык пластика и кожи, а контактные линзы и модные полихроматические очки, довершили преобразование окончательно.

Один из парней, аккуратно снял с Алексея очки, и поднес к его лицу что-то похожее на ручку, и тут же убрал ее. Все это время, двое парней занимались его руками нанося кисточками какую-то жидкость на кончики пальцев, потом еще более аккуратно стали приклеивать тончайшую пленку.

— Пленка прочная, но все равно. До регистрации, старайся ничего не трогать. Ясно?

Алексей молча кивнул.

— Твой чип-кард. — Другой парень протянул еще теплое удостоверение. — Давай свои старые документы.

Алексей безропотно вынул из кармана карточку.

— Повтори, как тебя зовут? — Спросил Санин.

— Сергей Зверев.

— Отлично. — Мужчина кивнул. — А вот и девчонки.

Неторопливо словно гуляя, к ним подошли три девушки отлучившиеся в магазин. Ребята стоявшие так так, что загородили его со всех сторон сошлись еще плотнее, а седой уже потрошил пакеты.

— Рубашка, брюки, сумка, туалетные принадлежности, — перечислял он раскладывая вещи на коленях. — Чего смотришь? Переодевайся!

Безуспешно пытаясь унять отчаянно бьющееся сердце, Алексей сбросил куртку, рубашку, штаны и быстро оделся во все новое.

— Эти вещи тебе нужны? — Деловито поинтересовался один из парней. — Показывая рукой на сброшенную одежду.

Алексей вздохнул.

— Не настолько чтобы рисковать по пустякам.

— А тут? — Дмитрий Егорович показал на сумку.

— Фотоальбом, и семейная реликвия. — Он достал и показал статуэтку.

— Ясно. — Он кивнул. — Альбом отдай девчонкам. Пусть в трусы закопают. А матроса, переложи в новую сумку.

Ребята деловито приподняли диванную подушку, и вскрыв ножом обивку, затолкали сумку внутрь.

— О… провозились. — Недовольно произнес седой. — Уже пора. И мгновенно ребята преобразились. Еще секунду назад напоминая скорее диверсантов на вражеской территории, они заулыбались даже внешне расслабились и свободной походкой двинулись в сторону регистрационной стойки.

Уставшая за смену, женщина регистратор, лишь бросила взгляд на экран монитора, где высветились его данные, дала дистанционный контроллер сетчатки, и после того, как загорелся зеленый сигнал, махнула рукой.

— Проходи.

Сама компания Космофлот, вообще проявила чудеса безалаберности, даже не проверив его документы, и уже через полчаса, он сидел в уютном кресле рядом с красавицей — блондинкой.

— Ты и вправду занимался у самого Дженсена? — Спросила она, когда шаттл наконец оторвался от земли.

— Ну да. — Несколько озадачено ответил Алексей. — Только я никогда не думал что он такая знаменитость.

Девушка хмыкнула.

— Его работы послужили основой для создания теории гиперперпривода. Основной труд, «Частные случаи общей теории поля»

— Книгу я читал, но только в распечатке. — Неуверенно ответил Алексей. — Но там нигде не было фамилии. Ну работа и работа. Через вторую и третью часть продраться так и не сумел, хоть и мусолил ее две недели. Там такое наворочено. Одна формула, немного теории и несколько десятков следствий.

— Третья? — Удивилась Татьяна. — Ты ничего не путаешь? Во всем мире известна две части.

— Ну… — Алексей задумался. — Вроде нет. Так и было в заголовке. Третья часть. Может в книге, ее просто воткнули ко второй?

Таня на мгновение задумалась и привстав, достала из багажного отсека сумку, вынула оттуда планшет.

— Написать сможешь?

— Ну естественно. — Он пожал плечами. Только боюсь, все выводы сразу не вспомню.

Он быстро покрывал поверхность экрана математическими значками.

— Вот. Это основная формула. Теперь следствия. — Он сменил экран, и продолжил писать. — Насколько я понимаю, это имеет отношение к соотношению плотности информационного потока к его устойчивости. Смысл, в самостабилизации потока при достижении некоего уровня…

Он писал еще минут двадцать, потом обессилено откинулся в кресле.

— Все. Если еще чего вспомню, скажу.

— Спасибо. — Татьяна задумчиво листала написанные Алексеем страницы, затем встала и сделав пару шагов по проходу, сунула планшет в руки Дмитрия Егоровича и склонилась что-то шепча ему на ухо.

Когда она вернулась, Алексей уже спал.

Подход шаттла, стыковка, все это прошло мимо вымотанного происшедшим подростка. Разбудили его только тогда, когда пассажиры потянулись на выход.

— Добро пожаловать на борт военно-транспортного корабля Российских военно-космических сил — «Вулкан». — Встречавшая их миловидная девушка в форменном комбинезоне, улыбнулась. — Прошу занять каюты, и приготовится к прыжку. Ориентировочное время перед прыжком один час. Время в гиперпространстве — около двух суток. Общее время в пути приблизительно пятьдесят два часа.

Алексей только успел принять душ и переодеться в полетный комбинезон, как в каюту вошла девушка встречавшая их в шлюзе.

— Вас просят прибыть на третью обзорную палубу. Я провожу.

Недоумевая, зачем он мог понадобится, Алексей поспешил за девушкой.

Там уже стоял Дмитрий Егорович Санин и незнакомый офицер космофлота.

— Так это из за него весь сыр бор? — Офицер весело кивнул головой в сторону Алексея и подошел к нему.

— Ну, давай знакомится. Меня зовут Денис Валерьевич. — Он протянул руку.

— Ммм — Он вопросительно глянул на Санина и тот в ответ кивнул.

— Можешь представится настоящим именем.

— Алексей Чарский. — И пожал протянутую руку.

— Ох Димка! — С непонятной грустью произнес офицер полуобернувшись к седому. — Уже дети воюют. К добру ли это?

Седой ответил еще более туманно.

— Настоящие имперские волки, продукт тщательной селекции и сурового воспитания.

Тем временем, на экранах внешнего обзора, уже стал отчетливо виден маневрировавший неподалеку корабль.

— Это, — пояснил офицер, — корабль орбитальной охраны. Требуют пустить досмотровую группу, для проверки корабля на предмет контрабанды.

— Контрабанда это я? — Спокойно спросил Алексей.

Все происшедшее, и смерть мамы и убийство, словно накачали его до бровей анестезией. Ему теперь все было до лампочки. Одно он знал точно. В тюрьму он не пойдет и постарается продать свою свободу и жизнь максимально дорого.

— Да ты что, парень? — Офицер рассмеялся в голос. — И вправду думаешь, что мы пустим хоть одну сволочь, шляться по кораблю, и тем более отдадим тебя? — Он поднес руку с браслетом комма ко рту.

— Вахтенный связи!

— Слушаю!

— Подключи внешнюю, с рубки на обзорную — три.

— Есть.

И сразу же в невидимых динамиках зазвучали голоса.

… повторяю, прошу остановится и принять досмотровую группу, в противном случае бы будете атакованы.

В ответ раздался хорошо поставленный голос.

— Неопознанный корабль. Вы совершаете преступление предусмотренное частью особой Конвенции о свободном сообщении. Статьи сто десять и сто одиннадцать. Всякую попытку помешать передвижениям корабля, буду рассматривать как пиратство, со всеми вытекающими последствиями. Весь необходимый досмотр, был проведен ВАМИ в комопорту, согласно ВАШИМ правилам.

— «Вулкан», говорит главный диспетчер Вернон Гонсалес. У вас на борту, возможно, скрывается опасный преступник, разыскиваемый за совершения серии преступлений. Выдача такого человека, долг каждого гражданина Объединенных Миров.

— Так. Мистер Гонсалес, а ну уберите свою лоханку, пока я не разнес ее в клочья. Пока вы заговариваете мне зубы, этот салабон, собирается пересечь мой курс. В противном случае, я буду вынужден открыть огонь на поражение.

— Вы же гражданский корабль? — Удивился диспетчер. — Откуда у вас оружие.

— Национальная традиция мистер Гонсалес. Так что? Будем воевать? Или…

— Неужели вы будете воевать из за одного мальчишки? — В голосе диспетчера, зазвучала ирония. — Вас потом отдадут под трибунал.

— Со своим трибуналом, я как-нибудь сам разберусь. А пока, советую вам запомнить, что мы воюем исключительно из за своих мальчишек и девчонок. Вам все ясно? И кстати, почему это корабль который должен высадить группу досмотра, так и не представился? Я уже начинаю волноваться…

Похоже диспетчер совершенно не уловил звучавшую в голосе капитана иронию, потому что начал уверять в совершеннейшей законности проводимой операции.

Тем временем, «Вулкан» продолжал набирать скорость и по ушам вдруг резко ударил звук сирены.

— О! — Удивился офицер. — Рекомендую всем занять места на перегрузочных креслах. Похоже у нас и вправду война.

Люди покинули палубу, а в гулкой тишине продолжали звучать голоса.

— Боевая тревога. Экипажам спасательных команд и боевым расчетам занять места по расписанию. Включить гиперпривод.

— Привод включен.

— Аварийный режим разгона. Нагрузка сто тридцать.

— Есть сто тридцать.

— Зафиксирован лучевой удар. Потери щита — три процента. Зафиксирован пуск торпед. Подлетное время десять секунд.

— БЧ — 2. Поражение торпед в автоматическом режиме.

— Есть поражение.

— Зафиксирован скачок поля генератора вражеского корабля.

— Вторая!

— Бч 2 на связи.

— Отстрелите-ка ему генератор.

— Есть капитан.

— Генераторы перехода в режиме.

— Залп! Прыжок!

И все вдруг стихло. И через несколько секунд…

— Благодарю за службу. Всем отбой тревоги.

— История освоения космоса начиналась в то время когда в ЦЕРНе, была проведена серия успешных экспериментов посвященных гиперфазовым переходам пространства. США, Россия Индия и Европейский союз одновременно приступили к строительству прыжковых двигателей. Первая капсула с гипердрайвом, была запущена американцами в 2098 году, а на следующий год, русский корабль «Прорыв» осуществил первый в мире управляемый прыжок в систему Сириуса. Так началась история исхода. Уже через пять лет исследовательские корабли землян, обнаружили несколько перспективных планет. Американцы как вы знаете выбрали для заселения Эдем, переименованную позже в Американский союз. Уникальный климат планеты, практически сплошные субтропики, теплые океаны и отсутствие резких перепадов погоды покорили американцев, которых последнее время, на Земле стали одолевать ураганы и снежные бури. Правда, первоначальная оценка плотности полезных ископаемых оказалась ошибочной, и планета американцам досталась красивая но совершенно пустая в смысле содержимого недр.

Похожая история случилась и с Великим Китаем. Два огромных материка соединенные узким перешейком, могли в перспективе стать домом для двадцати миллиардов населения. Ровный климат и земля богатая черноземными почвами, казалась китайцам настоящим раем на земле. Тем более что они не повторили ошибки американцев, и планета была богата углеводородами и металлами. Но к сожалению, так необходимые для высоких технологий редкоземельные элементы на планете почти совершенно отсутствовали.

Русские остановили свой выбор на Асканде-6 планете земного типа которую переименовали в Россию. Обширные материки, несколько океанов, и весьма агрессивная фауна, состоящая из огромного количества хищных животных. В тот момент, когда человечеству казалось, что планет похожих на Землю во вселенной больше чем нужно, никто и не позарился бы на эту систему. Но планета оказалась настоящим кладом для промышленности и сельского хозяйства. Кроме того, пока американцы, европейцы и китайцы занимались устройством на новом месте, русские в кооперации с индийцами разведали и объявили своей собственностью еще две системы. Международный договор о разделе зон ответственности был подписан в организованной русскими спешке, и позволил им в одиночестве разрабатывать две богатейшие в сырьевом плане системы.

Когда наши и американские исследовательские группы закончили работу, выяснилось, что редкоземельные элементы, во вселенной еще большая редкость чем на Земле. Череда дипломатических переговоров направленных на то, чтобы русские и индийцы поделились сырьевым богатством, к результатам не привели. К сожалению, у России и Новой Индии к этому моменту уже сформировался довольно мощный флот, и они довольно успешно охраняют свои владения от справедливых претензий Объединенных Миров…

Профессор Пшецкий, медиа издание Европейское время, статья — Русские ответят за все.

Все время, пока корабль шел в подпространстве, Санин не оставлял Алексея. Сначала он попросил его повторить несколько раз его рассказ о событиях того вечера, потом долго расспрашивал о его жизни на свалке выпытывая все новые и новые подробности. Потом уходил ненадолго, и все повторялось вновь.

Алексей спокойно переносил все эти разговоры, прекрасно понимая, что седой взял на себя гигантскую ответственность, провозя фактически контрабандой гражданина другой страны да еще и преступника. Наконец он решился задать занимавший его с самого начала вопрос.

— Дмитрий Егорович…

— Что? Хочешь спросить меня, почему я тебе помог? — Седой встал и одним движением, расправил складки на пиджаке. — Как ты думаешь, что за ребятки в моей группе?

— Тут и думать нечего. — Усмехнулся Алексей. — Специнтернат для особо одаренных в искусстве разведки детей.

— Емко и точно. — Прокомментировал Дмитрий Егорович. — Разведка, она не сама по себе. — Он отошел к окну-экрану. — Нормальная разведка только тогда эффективна, когда за разведчиком стоит не абстрактный народ, а конкретные люди. Даже солдат воюет не за народ, а за свою мать, жену, детей и друзей. Если бы я оставил тебя без помощи, то скорее всего, у моих ребят образовались ко мне неприятные вопросы. А я, во-первых, избегаю ситуаций в которых подобные вопросы образуются. Во-вторых, у меня была вакансия в коллективном билете. Один из моих мальчишек заболел, и в последний момент его пришлось оставить в посольстве.

— А в третьих?

— А в третьих, — седой обернулся, — называй это предчувствием, но когда я тебя увидел, во мне что-то щелкнуло. Даже дыхание перехватило.

— И что дальше со мной будет?

— А что? — Удивился седой. — В нашу школу ты конечно не попадешь. Внешней разведке очень важна четко прослеживаемая родословная. Чтобы не обнаружились вдруг незапланированные родственники и друзья на той стороне. Да и поздно уже тебе. Окончишь школу, поступишь в университет… Но что-то мне подсказывает, что на спокойную жизнь можешь не рассчитывать.

Далекая родина, началась для Алексея с огромного орбитального порта. Десятки кораблей и тысячи путешественников из разных миров человеческого ареала. К удивлению Алексея, ни досмотра, ни контроля не было. Их просто провели служебным коридором сразу в челнок военного образца, и корабль достаточно жестко стартовал к поверхности. Через десять минут, он уже заходил на посадку посреди бескрайнего посадочного поля. На России, царило лето. Запах выжженной солнцем степи, горький и сладкий одновременно, почему-то заставил Алексея, пошатнуться, и присесть на ступеньку.

— Ты чего? — Татьяна наклонилась придерживая сумку рукой.

— Как-то странно все. — Мальчишка дернул плечом. — Как будто я видел все это раньше. И степь, и город на горизонте. Как будто домой вернулся.

— Это бывает. — Девушка серьезно качнула головой. — Генная память. Тебе помочь?

— Я сам. Спасибо.

Первое на что обратил внимание Алексей была какая-то невероятная ширина города. Просторные улицы и проспекты, Высокие здания с причудливой архитектурой, и окруженные парками особняки. Лазурное небо над городом было полно летающих машин всевозможных размеров и расцветок. Почему-то было полное ощущение, что город готовится к празднику.

— У вас всегда так? — Алексей кивнул на город за окном.

— Как «так»? — Удивился один из его новых знакомых — Кирилл.

— Ну… Празднично.

— А… Глубокомысленно протянул его собеседник. — По разному. Но вообще-то праздник еще не скоро. Только через две недели.

— А какой?

— День единения и согласия. В этот день все должны прощать старые грехи и как бы начинать жизнь заново…

— Жизнь заново. — Задумчиво повторил Алексей, скользя взглядом по пейзажу за окном.

По приезду в город, их сразу разделили. Седой отправил своих подопечных куда-то дальше, а сам с Алексеем пересел в другую машину и через несколько минут уже парковался возле солидного особняка за красивой решетчатой оградой.

Парень сразу понял, что это за здание и люди в форме только укрепили его понимание.

— Контрразведка? — Спокойно кивнул он седому. — Опять проверка?

— Ты знаешь, нет. — Седой легко подхватил тяжелый баул и не прекращая говорить направился к подъезду. — Обычно в подобных случаях, процедура проверки очень длительная и кропотливая. Но в твоем случае все просто.

— Почему?

— Помнишь формулу, что ты нарисовал в челноке?

— Ну если я ее вспомнил тогда…

— Так вот, — Дмитрий Егорович взял протянутые ему офицером охраны пропуска и прикрепил один к себе на грудь второй подал Алексею. — Если наши ребята не напутали, то после того, как Дженсен показал тебе свою работу, она была уничтожена. Он просто протопил ею с утра свою каморку. Для него она уже не представляла интереса. Так, частный случай. А вот для всего остального человечества, очень даже. Потому, что первая часть описывала динамический гиперпереход, а третья, статический.

Алексей на секунду задумался.

— Порталы?

— Да. — Седой кивнул. — И наши математики уже подтвердили правильность модели. Это значит, что через двадцать — тридцать лет, у России будут порталы. Можно будет просто ходить в гости на другую планету. А все остальные… просто перекурят в коридоре. Если считать Дженсена богом от математики, то подготовить такую дезу — уровень просто немыслимый. Никто не будет жертвовать таким преимуществом, чтобы внедрить подростка с совсем неявными перспективами.

— Ну какое же это преимущество, — возразил Алексей едва поспевая за широко шагающим по коридору — Что мешает Дженсену повторить формулу?

— Самая что не на есть уважительная причина. — Седой внезапно остановился так что Алексей чуть не въехал носом в его спину. — После твоего отъезда, в поселке, произошли столкновения с полицией. Дженсен получил шальную пулю и умер не приходя в сознание. Попытка выловить из его мертвой головы хоть что-то полностью провалилась. Там и при жизни был непорядок. А после смерти — настоящий хаос. Сейчас, контрразведка Новой Европы трясет всех кто даже мог стоять рядом, но все впустую. Дженсен был очень замкнут, и нам всем повезло, что он показал тебе свою работу. Кстати, шеф городской полиции застрелился в своем кабинете после разговора с контрразведчиками.

— Жаль Дженсена. — Алексей помолчал. — А Винь Хо и Виктор Афанасьевич?

— Ну если то, что ты о них рассказывал соответствует истине, то мы о них еще услышим. — С этими словами, Дмитрий Егорович толкнул дверь и сделал приглашающий жест. — Заходи.

Просторный кабинет с длинным столом посредине, двумя рядами стульев по бокам и массивным столом пристыкованным к первому буквой «Т». Ростовой портрет мужчины средних лет в красивом мундире, и сам хозяин кабинета, подтянутый моложавый мужчина лет сорока в гражданском костюме.

— Проходите… — Он вышел из за стола и проводил гостей в небольшой уголок где стояли кресла и легкий столик.

— Меня зовут Петр Сергеевич. Я руковожу службой, которая опекает покой наших уважаемых граждан, в том числе Дмитрия Егоровича и его подопечных. — Начал мужчина, когда они расселись вокруг. — Мы решили не проводить стандартную процедуру проверки, так как уже получили подтверждение из нескольких независимых источников. Но мне бы хотелось, чтобы ты поработал с нашими математиками для уточнения некоторых моментов.

— Боитесь, что допросная химия повредит мне мозги? — Усмехнулся Алексей.

— Это точно не твой кадр? — Весело поинтересовался контрразведчик откупоривая одну из бутылок с минеральной водой стоящей на столе.

— Если бы! — Дмитрий Егорович пододвинул стакан и с наслаждением сделал большой глоток.

— Ну-ну. — Петр Сергеевич покачал головой. — Занятно. — Он на несколько секунд погрузился в свои мысли, но быстро выплыл наружу.

— Далее. Если желаешь, мы оформим тебе российское гражданство.

— Да. — Алексей кивнул. — Конечно хочу.

— Угу. — Петр Сергеевич похоже не сомневался в ответе. — Есть еще один тонкий момент, на который я бы хотел получить твое согласие. Дело в том, что работа Дженсена, формально принадлежит Новой Европе. Мы ее как бы украли. Естественно это не помешает нам воспользоваться всеми ее плодами, но лишней вони, хотели бы избежать. Для этого, мы предлагаем считать тебя соавтором. Будет не теория Дженсена, а теория Дженсена — Чарского. Следовательно после смерти Дженсена, и в отсутствии у него родственников и завещания, все права собственности переходят к тебе, как к единственному из соавторов. Шила в мешке не утаишь. И наши многочисленные потенциальные друзья, и Американский Союз и Новая Европа, поднимут дикий вой. Таким образом мы сразу переводим все разговоры в область авторского права, и разговоры эти могут длится вечно.

— Алексей равнодушно пожал плечами. — Да какая разница? Мне что жалко? Пусть будет Дженсен-Чарский.

— А разницу, ты увидишь очень быстро, — пообещал офицер. — Кроме этого, нам хотелось бы знать, что ты вообще планируешь делать?

— Ну, не знаю… Может доучиться? Все же мое образование было довольно фрагментарным.

— Хорошо. — Кивнул головой контрразведчик. — Мы этим займемся. Педагоги протестируют твои знания, и ты получишь направление в класс соответствующий твоим знаниям, но не ниже возрастного уровня. Об остальном, поговорим позже. — Он встал, и пожал руку Алексея. — Все оперативные вопросы, будет решать твой куратор, с которым тебя познакомит генерал Санин.

Когда они покинули кабинет, генерал сел на свое кресло, и прижал клавишу интеркома.

— Дежурный.

— Слушаю.

— Данные по обработке реакций мальчишке мне на стол через час. Вместе с результатами агентурной проверки.

Из кабинета, седой с Алексеем спустились на второй этаж, и зашли в неприметную дверцу без таблички. Мужчина в форме капитана, внимательно изучил документы Дмитрия Егоровича, и уйдя в подсобное помещение вышел с толстыми пакетом, подождал пока генерал распишется в книге выдачи, и исчез на этот раз окончательно.

Подхватив пакет, Санин повел Алексея дальше по коридору и привел в еще один неприметный кабинет. Там был только один стол и два стула напротив друг — друга.

— Садись, и жди. Сейчас придет твой куратор. Не волнуйся, самое плохое, уже позади. И имей в виду, Санин уже на пороге обернулся. — Я буду следить за твоей жизнью. Не разочаруй меня.

Алексей сел на стул который находился дальше от входа и осмотрелся. Абсолютно безликое помещение служащее видимо для работы с гостями организации. Наверняка и видео пишут где то невдалеке.

Он еще осматривался пытаясь вычислить местонахождение камер, когда в комнату вошел офицер лет 30 с погонами майора занял пустующий стул и сняв фуражку, пристроил ее на уголок стола.

— Привет.

— Привет. — Ответил Лешка и пожал сухую плотную руку.

— Тебя зовут Алексей. А меня, Виктор. — Представился майор. — Я твой куратор. Это значит, что я назначен нашим государством присматривать за твоей мирной жизнью как минимум на первом этапе. Так. — Виктор вскрыл пакет. — Здесь твой чип-кард, гражданина России, кредитная карточка, и документы на владение.

— Чем владение?

— Как чем? — Офицер удивился. — Ты же должен где-то жить?. Кроме того, ты секретоноситель. И твою безопасность обеспечивает Служба Охраны. А безопасность, сам понимаешь, трудно обеспечить в общежитии.

— А охрана зачем? — Алексей представил, что за ним будут ходить бугаи в черном, и в темных очках, и нахмурился.

— Да нет, просто присмотрят издалека. — Успокоил его Виктор. Кстати, дом твой стоит в очень хорошем месте. Это всего десять минут лета до центра города. Вот. Это рабочая карточка. — Он показал Алексею новый документ. Здесь пока значится Институт математических проблем РАН. Можешь в принципе, работать у них пока не надоест. Зарплаты высокие, социальный статус тоже. По этой карточке, тебя будут обслуживать в медицинских учреждениях. Кроме того, по этому документу, ты сможешь ездить на общественном транспорте.

— Скажите, — Алексей оторвал взгляд от вороха документов. — А есть в городе преподаватели боевых искусств?

— Гм. — Майор ненадолго задумался. — В принципе у Соколова, по-моему, в городе есть своя школа. Я узнаю и сообщу тебе. Так. Что тут еще. — Он распаковал небольшую коробку. — Персональный комм. Номер? — Он поднес свой комм поближе и нажал кнопку обмена данными сначала на одном а потом на другом приборе. Через долю секунды браслеты почти синхронно пискнули.

— Ну вот. Теперь у тебя есть мой номер, а у меня твой. Можешь звонить в любое время.

— Какая интересная модель. — Алексей осторожно взял в руки серебристый браслет похожий на полоску мягкого металла с утолщением со стороны экрана. Несмотря на массивный вид, прибор весил немногим более ста граммов.

— Это правительственная модель. Не боится ни воды, ни холода ни воды. Постарайся его не снимать ни днем ни ночью. Тебя будут опекать несколько очень неплохих ребят. И за твою безопасность они отвечают головой. Расстрелять их конечно не расстреляют, но работы они скорее всего лишатся. А ты знаешь что означает для настоящего офицера лишиться службы да еще и с волчьим билетом?

— Догадываюсь. — Алексей кивнул. — Я ведь в трущобах вырос.

— Да? — Офицер мотнул головой. — По тебе ни за что не скажешь. Итак. — Он выложил на стол фотографию. — Это полковник Курбатов Шеркен Хаматович можно просто Шер-Хан. Твой ангел-телохранитель. К сожалению мы не можем представить тебя лично, потому что он еще в дороге. Но фото свежее. Запомни накрепко. Что еще… Ах да. Вот направление на адаптационные курсы. Программа предусматривает краткий курс общей истории, язык, и основные законы и социальные нормы. Например, у нас запрещено ношение огнестрельного оружия в городской черте.

— А за городом?

— Да на здоровье. — Старлей улыбнулся. — Ну в общем на курсах все расскажут. Еще курс предусматривает знакомство с кредитно-финансовой системой и кое что еще. Курс можно прослушать по тиви, и очно. Я бы рекомендовал очно, но выбор за тобой.

— А кто обычно ходит на такие курсы?

— Хороший вопрос. — Одобрил офицер. — Как правило это мигранты и их дети. Но в твоем случае, это будут дети тех, кто провел много лет вдали от России по долгу службы. Это крайне приличные ребятки, и с некоторыми из них тебе будет полезно познакомиться. Еще одна вещь которую я хотел бы тебе сказать. В силу своего статуса носителя гостайны, ты конечно же не можешь быть взят под арест, и судим обычным судом. Но если совершишь преступление, то судить тебя будет военный трибунал. В обычную тюрьму конечно не посадят, но даже комфортабельная камера мне кажется не очень хорошее место.

— А почему трибунал? — Не стерпел Алексей. — Я ведь не военный.

— Уже да. — Старлей, вынул из пакета еще одну карточку. — Все носители допуска два — А получают начальное звание государственный служащий третьего ранга или лейтенант и подписывают стандартное обязательство. Кстати вот и оно.

На стол перед мальчиком легла красиво оформленная бумажка.

— Это стандартная процедура, и в лейтенантах ты можешь ходит всю жизнь.

— И что тут? — Он пробежал глазами текст. — Хм. Не делать то, что я и не собирался делать ни при каких обстоятельствах? Легко. — Он взял со стола ручку и поставил внизу подпись. — Что там у вас еще в рукаве?

— Остались сущие мелочи. — На столе появилась еще одна бумага. — Это подтверждение того, что ты передаешь все права на свое открытие государству Россия, в полном объеме. Взамен государство обязуется выплачивать тебе ежегодную ренту в размере два миллиона рублей, и еще двадцать миллионов единовременно.

— А чего так много-то. — Алексей удивленно приподнял брови, представив себе эту кучу денег.

— А чтобы нас потом никто не обвинил в том, что мы обманули бедного мальчика, заплатив ему копейки. — Весело пояснил офицер. — Да не мнись ты так. Знаешь во сколько нам обошлась бы подобного рода информация? Там уже счет не на миллионы, на миллиарды, причем на десятки. Так что ты прилично нам сэкономил.

С некоторым трепетом Алексей подписал документ и взамен получил еще одну кредитку, украшенную золотом и имперским двуглавым орлом.

— По легенде, ты родился в дальних колониях, и прибыл в метрополию продолжить обучение. Твои родители погибли при аварии на астероиде и оставили тебе все свое состояние. Вот теперь точно все. Если есть вопросы, задавай. Можешь пошляться по городу, если вопросы возникнут позже, звони в любое время.

— А могу я послать немного денег своим друзьям…

— Думаю это плохая идея. — контрразведчик отрицательно мотнул головой. — Твоим друзьям могут приклеить шпионаж, и посадить надолго. Я предлагаю вот что. Мы через своих людей передадим им, что в космопорте их будут ждать два билета до России. А я в свою очередь, гарантирую, что вопрос с их гражданством будет решен в кратчайшие сроки. Годится?

— Годится. — Алексей радостно кивнул.

* * *

История новой России началась в тот день, когда 2053 году группа под командованием Адмирала Алексеева, засекла на мониторах новую систему. Первым кто ступил на поверхность будущей России был полковник Завадский именем которого названа одна из площадей столицы.

По иронии судьбы, высадились они в зоне хвойных лесов, так напоминающих просторы Сибири да еще и в зимнее время. Именно тогда он произнес ставшую исторической фразу: «А мы точно на другой планете?»

Опытный администратор — Адмирал Алексеев с самого начала повел особую политику. Имея карт-бланш от Президента, он сразу установил на России жесткий военный порядок и принципы солидарного общества. Даже гражданские люди подчинялись армейскому распорядку. На Россию летели только специалисты, и только те, кто в полной мере идентифицировал себя как гражданин общества. Суровые законы нового государства и обязательность их исполнения всеми от высшей администрации до рядового члена общества, и плотная кооперация с Новой Индией позволили России сделать существенный рывок в технологическом и социальном плане.

Через пятьдесят лет, на России были десятки городов с развитой инфраструктурой, тогда как даже Великий Китай несмотря на военную диктатуру, все еще не мог освоить один материк.

Военная администрация планеты Россия, как-то спокойно перетекла в монархию, а земное государство Россия стало своего рода котлом где схлестнулись оставшиеся без кормовой базы национальные мафиозные группировки. Военная полиция, заменившая сотрудников Внутренних дел Российской Федерации, не препятствовала мафиозным войнам, строго карая случаи преступных посягательств на мирных граждан.

* * *

Город Алексею понравился. Он прошелся по центральному проспекту, зашел в кафе и с наслаждением поел настоящей еды. Затем неожиданно для себя оказался возле музея Армии, и целых три часа ходил по залам, с восхищением рассматривая старое оружие и макеты боевых кораблей. Оторвал его только поступивший на комм звонок.

— Алексей? — Знакомое по фотографии лицо всплыло в облачке голограммы от экрана. — Я начальник твоей охраны. Наша машина у входа, так что спускайся.

— Простите. — Твердо сказал Алексей. — Мне бы хотелось чтобы вы сказали мне номер МОЕГО офицерского удостоверения.

— Гм. — Говоривший опешил а потом улыбнулся. — Законно в принципе. Ладно. Жди звонка.

Перезвонил он уже через минуту.

— Сверяй. АКЛ- 167 210. Все точно?

— Спускаюсь.

— Мы в большой белой машине в двадцати метрах слева от входа.

Большая белая машина, оказалась довольно вместительным микроавтобусом. Кроме уже известного по фото полковника, в ней присутствовали еще шесть человек.

— Добрый день, господин полковник. — Алексей вежливо кивнул.

— Так. — Офицер слегка улыбнулся. — Первое замечание. Поскольку ты, вроде как военнослужащий, обращение у нас, друг к другу исключительно «товарищ» Но даже это слишком длинно. Поэтому я сразу представлю тебе моих друзей и коллег, так, как называю их сам. — Серега. Отзывается на имя — Лис. — Небольшого роста мужчина в светлом костюме, кивнул и подал руку.

— Лис.

— Алексей.

— Николай — Ветер. Сухощавый черноволосый парень в свободной синей рубашке сидевший на водительском месте обернулся и протянул руку.

— Это Леонардо. — Специалист по техническим средствам слежения и Хамелеон…

— Здесь — Из глубины автобуса приподнялся огромный медведеподобный мужчина в ярко-синем пиджаке и с массивной золотой цепью на шее.

— Пал. — Полковник показал на слегка полноватого мужчину в мятой белой рубашке с короткими рукавами, и черных брюках. — Лена — Багира. — Красивая черноволосая девушка помахала рукой со второго ряда кресел. — И я. Можешь запросто называть меня Шер-Хан.

— Надеюсь, вы не будете называть меня Табаки. — Улыбнулся Алексей, и весь автобус грохнул хохотом.

— Нет. Если не возражаешь будешь фигурировать как Маугли. Хорошо?

— Договорились. — Алексей кивнул. — Дальше что?

— Дальше? — Шер-Хан достал из кармана микропланшет. — Так. Осмотр дома, потом визит в институт, потом у нас курсы и свободное время.

— А можно вместо осмотра дома, мы пройдем по магазинам? — Тихо спросил Алексей. — А то у меня, кроме того что на мне, ничего нет…

— Блин. — Майор хлопнул себя по лбу. — Совсем старый стал. Ветер… Давай к Столичному.

— Ага. Понял.

Ветер уверенно поднял сектора газа вверх, и автобус легко, словно спортивная машина взмыл в воздух.

— Так. Пока у нас тут притирочный период, я бы хотел знать, что ты вообще умеешь.

— В каком смысле? — Удивился Алексей.

— Ну владеешь ли борьбой, насколько быстро бегаешь…

— А… это. Занимался боевыми единоборствами, русским армейским рукопашным боем…

— О. — Шер-Хан крякнул. — А как долго?

— Двенадцать лет.

— Да ты сам кого хочешь защитишь! — Шер-Хан рассмеялся.

— Думаю нет. — Мальчишка кивнул головой. — Рукомашества тут мало. Но вот вашим эр — девятым воспользоваться смогу.

— Ого! — Шер-Хан захохотал и тут же сделался серьезным. — Надеюсь тебе это не пригодится.

* * *

В магазин пошли втроем. Хамелеон исполнявший роль дяди и Багира, в роли тетки, придирчиво и слегка скандально помогли Алексею подобрать гардероб и массу полезных мелочей. С некоторым трудом, Алексей настоял на том, чтобы одежда была удобной неброской и практичной, но от покупки, парадного, как выразилась Багира, костюма, отвертеться не удалось. Тем более, что шил ее не кибер-автомат, а настоящий живой портной.

Потом полетели в институт, где с ним вежливо беседовали несколько седовласых ученых. Алексей к своему удивлению вспомнил под гипнозом еще нескоько следствий формулы Дженсена, и даже воспроизвел заметки на полях.

Академик Заковский, настоятельно рекомендовал Алексею профессионально заняться математикой и даже предложил место в своей лаборатории. Расстались они через три часа вполне довольные друг другом.

А дом Алексею не понравился. Огромный, гулкий словно ангар, дом пах каким-то искусственным цветочным ароматом и запустением. Конечно, приятно иметь свой дом, но Алексей с большим удовольствием поселился в гостинице. Кое-как, устроившись в одной из комнат, он рухнул на кровать и провалился в плотное без сновидений забытье.

Разбудил его луч солнца пробравшийся между плотных занавесок. Лешка соскочил с кровати, и выглянув в окно, начал разминку. Гоня дурные мысли он нагрузил себя так, что уже через час, почувствовал усталость. Смыв пот под душем, и переодевшись, он снова прошелся по дому, и отметил, что утром, в свете солнца, тот выглядел намного привлекательнее. А дойдя до кухни, обнаружил там хозяйничающую Багиру.

— Завтракать будешь?

— Угу. — Он по привычке глянул в холодильник и был поражен обилием цветастых этикеток и прозрачных пакетов с едой.

— Ох ты! — Откуда такая роскошь?

— Да я с Ветром на рынок сгоняла, — Ответила Багира, не поднимая глаз от мелькавшего в ее руках ножа. Прикупили тут по-мелочи. Садись. Сейчас Леонардо подойдет, он уже вроде все закончил.

— Замечательная у вас еда. — Вздохнул Алексей с набитым ртом.

— Жуй — жуй. — Усмехнулась Елена. — Россия один из главных экспортеров элитных продуктов. То что на других планетах стоит бешенных денег, здесь почти даром.

— Слушай. — Алексей помолчал пытаясь ухватить неожиданно мелькнувшую мысль. — А ты знаешь кого-нибудь из тех кто занимается дизайном интерьеров? А то как-то не дом а черт знает что.

Девушка задумалась.

— Что-то таких не припомню. Может у Шер-Хана, кто из знакомых есть? Он в принципе очень многих знает. Одно время охранял даже адмирала Бекасова, и цесаревича Константина.

— А с чего его вдруг так понизили?

Елена усмехнулась.

— А с чего ты решил, что понизили? Ты персона первой категории. У Шер-Хана правда нулевой допуск, но видимо кто-то очень заинтересован, чтобы с тобой ничего не произошло.

— Нн-да. Все страньше и страньше. — Прокомментировал Алексей, и решительно отодвинул тарелку. — Все. Иначе буду толстым и ленивым. — И вышел из кухни под заразительный смех охранницы.

Неделя прошла более или менее плодотворно. Алексей ходил в институт и под глубоким гипнозом заполнял планшет совершенно непонятными для себя формулами, но с какого-то момента и ему и его собеседникам стало ясно, что он выжат досуха. Так-же он сделал пару попыток посещать адаптационный курс, но его постоянно раздражал слишком медленный темп подаваемого материала. В конце концов, он просмотрел в ускоренном темпе учебник краткой истории России, все сопутствующие материалы и сдал курс досрочно. На военном совете с Шер-Ханом было принято решение отметить полноправное гражданство Алексея выездом за город, «на шашлыки».

К этому моменту, Алексей уже воспринимал офицеров не как посторонних, а скорее как старших друзей, помогающих ему вжиться в этот новый для него мир. В немалой степени этому способствовали сами охранники принявшие близко к сердцу судьбу мальчишки, и изо всех сил стараясь отогреть его от старых кошмаров.

Закупившись по дороге всем необходимым, они вылетели по южному коридору в сторону моря.

Доступность воздушного транспорта, полностью уничтожила пробки на дорогах и общую скученность населения. Пока автобус летел над степью с лесными островками, то тут, то там мелькали крыши домов, фермы и другие следы деятельности человека.

Любимое место отдыха офицеров было занято другими людьми, и им пришлось пролететь дальше, чтобы не мешать чужому отдыху.

Мгновенно словно по волшебству, на траве появилась термоподстилка, и на ней странное металлическое сооружение под названием «мангал». Еще через минуту, он уже курился ароматным дымком, а Ветер и Пал, негромко переговариваясь насаживали куски сырого мяса и колечки резанных овощей на длинные стальные штыри.

Алексей удивленно смотрел на взрослых и серьезных людей готовящих еду словно важнейший в их жизни магический ритуал.

Наконец все приготовления были закончены, и Шер-Хан торжественно стал снимать стержни с слегка обугленным мясом и раздавать их присутствующим. Неожиданно для себя, Алексей почувствовал как при виде обгоревшей на огне баранины его рот наполняется слюной. Предчувствие не подвело, и мясо действительно оказалось восхитительным. К его удивлению, взрослые совершенно не пили водку, а ограничились большими дозами безалкогольного вина. Когда Ветер стал «заряжать» вторую партию, часть потянулась купаться и побережье огласилось криками возящихся на мелководье людей.

Слегка осоловевший от еды Алексей уже собирался пристроиться вздремнуть в тени, как внезапно, со стороны автобуса раздался низкий вибрирующий звук, и купальщики выскочив из воды словно ошпаренные опрометью понеслись в сторону костра, а оставшиеся с Алексеем, стали лихорадочно одевать, амуницию, выбрасываемую из автобуса Леонардо.

— Неопознанный борт. — Отрывисто пояснил проверявший оружие Шер-Хан. — Возможно, детишки балуют, но скорее всего нет. — И уже обращаясь к мокрым от воды охранникам. — Хамелеон, Багира, остаетесь с Маугли. Леонардо!

— Здесь я. — Донеслось из автобуса.

— Ну, в общем, знаешь что делать. Пал, Лис, и Ветер гляньте, что вокруг творится. Далеко не уходить. — Он вставил в ухо грошинку радиостанции. — Проверить связь.

Быстро но без суеты офицеры занялись делом.

— Маугли. — Шер — Хан протянул Алексею радиокапсулу. — Давай в автобус, и не выходить ни в коем случае. Понял?

Ответить Алексею помешала хлесткая очередь из автомата. В ответ сразу же забухало оружие охранников.

— Что там у вас? — Отрывисто спросил Шер-Хан, вглядываясь в заросли высокого кустарника.

— Здесь Пал. — у меня две группы по пять человек. Пытались скрытно подойти к стоянке. Дистанция сто метров.

— Здесь Лис. — У меня одна группа, но человек тридцать. Двести метров. Идут в сопровождении тяжелого робота класса Тайфун. Цель сопровождаю.

— Леонардо! Поджарь их.

— Есть командир.

Автобус слегка качнуло, и из крыши выдвинулась ракетная турель. С коротким визгом одна за другой, серия из трех ракет унеслась по пологой дуге к земле. Ахнул раскатистый взрыв а за ним еще один.

— Все. Нет тайфуна. И людей нет.

— Сам как?

— Звенит в башке, а так порядок.

— Давай по-возможности проверь там, что к чему.

— Есть. — Деловито отозвался Лис.

— Багира. Как у тебя?

— Вроде чисто… Стоп. Вижу группу из пятнадцати- двадцати человек. Запускают что то вроде «Осы»

— Леонардо. У тебя беспилотник.

— Вижу. — Деловито отозвался технарь, и генератор автобуса завыл под нарастающей нагрузкой.

В небе что-то грохнуло.

— Быстро ты его… — Похвалил Шер-Хан.

— А то. — Согласился Леонардо. — Командир. Неопознанный борт, судя по маневрам, корректирует нападение.

— Пожарь его. Только аккуратно.

— А черт! — Вскрикнул Пал. — Снайпер достал.

— Серьезно?

— Нормально. — Прошипел офицер. — Сейчас я этого гада прижучу.

— Здесь Ветер. Вижу группу из тридцати человек. Движутся скрытно. Все в броне.

— Понял тебя Ветер. — И не оборачиваясь бросил за спину. — Багира, давай к Ветру.

Девушка кивнула и подхватив громоздкое оружие с толстым стволом, скрылась в зарослях. Через несколько секунд раздались короткие бухающие очереди из ее оружия.

Сначала перестал отзываться Ветер, а потом смолкла и Багира и Лис.

Алексей внимательно посмотрел на сильно опустевший контейнер, и остановил свой взгляд на Ново-Тульском Винторезе — 6 с подствольником. Он вытащил тяжелую винтовку из контейнера, и вынув обоймы из зажима на прикладе, посмотрел на боковую прорезь. Полные.

— Ты куда собрался? — Опешил Шер-Хан.

— Хотите сами меня добить, чтобы живым не достался? — Равнодушно спросил Алексей и начал устанавливать винтовку возле заднего колеса автобуса.

— Броню хоть одень. — Прошипел Шер-Хан. — Леонардо! Что там с подмогой?

— Еще полчаса командир. Пытаюсь связаться с армейцами. У них полигон рядом.

Хамелеон и Шер-Хан уже организовали себе огневые точки, а Леонардо выпустил два десятка роботизированных мин, которые смешно семеня словно крабы, разползлись по кустам. Сам повелитель электроники уже занял место за боевым пультом лазерной турели.

Алексей мягко потерся щекой о приклад и проморгавшись приник к амбушюру прицела.

Первого он увидел как короткое мельтешение в глубине ветвей. Он прижался плотнее к винтовке и аккуратно, как учил дядя Витя, нажал на курок. Короткий шелест, звон затвора, и что-то в глубине кустарника громко вскрикнуло. Алексей перевел прицел ниже и дал длинную очередь у самой земли. Теперь кричало сразу несколько человек. На крики сползлись сразу три мины, и через секунду там слитно ахнул мощный взрыв. Прямо перед Алексеем упал кровавый ошметок того, что еще недавно было человеком, но не обращая на такие мелочи внимания, он продолжал вести бой. Пули уже вовсю молотили по автобусу, высекая искры из брони, а Алексей все так же деловито, словно на стрельбище выцеливал мишени и нажимал на курок. Постепенно он почувствовал, что боевой азарт, потек по его жилам словно огонь. Он резко выдохнул словно выплевывая весь накопившийся в душе лед, и с каким — то новым ощущением поймал в перекрестье прицела очередного врага, и нажал курок гранатомета. Человек только успел посмотреть на свой живот где догорал замедлитель гранаты, как прозвучал взрыв, и кровавые тряпки разметало по сторонам.

— Командир! У нас вызов на армейской аварийной.

— Кто там еще? — Удивился Шер-Хан не прекращая стрельбу. — Переключи на меня.

В ухе полковника возник незнакомый голос.

— Вызываю командира подразделения ведущего бой.

— Назовитесь.

— Полковник Алиев подразделение 4410.

— Здесь Полковник Курбатов Служба Охраны. — Представился Шер-Хан делая жест Леонардо. Тот сразу все понял и его пальцы забегали по клавиатуре.

— О! Шер-Хан! Ты чего шумишь, старая полосатая кошка? — Раздалось в эфире.

Леонардо кивнул.

— Генштаб подтверждает.

— Привет Али. — Курбатов зло ощерился вгоняя пулю в очередного врага. — Ты без ансамбля?

— Да как… — Удивился полковник. — Вся банда в сборе.

— А у вас есть чего?

— Так мы прям с полигона.

— О! да вы просто дорогие гости к нашему столу.

— Еще какие! — Хмыкнул Али. — Согласно данным со спутника, в нашу сторону идет экраноплан. На запрос не отвечает.

— Поторопись. А то меня тут прижали капитально.

— Так. Давай оттягивай своих парней назад, а мы этими браконьерами займемся.

— Понял. — Шер-Хан кивнул невидимому собеседнику и, прижав наушник, бросил в эфир. — Всем кто меня слышит. Отойти к стоянке или обозначить себя радиомаяками.

И сразу же из за далекого холма, взметнулись плотные клубы пыли, и из облака словно всплывая показались две бронированных туши в защитной окраске. Бронетранспортеры развернулись над холмом, и один из них быстро набрав скорость рванулся на перехват экраноплана, а второй пошел по пологой дуге поливая огнем все что двигалось на земле. Через пять минут, пилоты доложили о подавлении огня, и ссыпавшийся словно горох, с борта бэтээров спецназ начал зачистку.

Вышедшие из боя охранники выглядели, словно уцелевшие в мясорубке. Многочисленные ранения, прикрытые кровеостанавливающими пленками и грязные от земли руки и лица.

Парни из спецназа уже закончили с основной работой, и часть сортировала пленных а часть переквалифицировавшись на некоторое время в санинструкторов оказывала первую помощь раненым. Еще через десять минут, скоростным бортом, прибыла тревожная группа Службы Охраны, а еще через пять на поляну стали опускаться медицинские машины.

— Так это из за тебя, весь сыр-бор? — Высокий мужчина могучего телосложения легко, несмотря на тяжелую броню и оружие, подошел к Алексею.

— Если кто-то из моих друзей умрет, я лично найду организатора, и заставлю его сожрать собственные яйца.

Али поднял бронестекло, и стравив воздух из подбородочных мешков снял шлем. Затем он с доброй отеческой улыбкой посмотрел в лицо мальчишке, собираясь видимо произнести одну из нравоучительных сентенций. Но заглянув в его глаза вдруг удивленно замер. Даже для него, опытного волка войны, было дико и странно видеть полыхающую в глазах подростка первозданную ярость так контрастирующую со спокойным даже слегка небрежным тоном.

Заместитель командира группы, а по совместительству кроме всего прочего штатный психолог, подошел с каким то вопросом но был остановлен коротким предупредительным жестом. «Внимание!».

Осторожно, словно по минному полю майор подошел ближе, и пройдя вдоль тела подростка биосканнером, только покосился взглядом на позеленевший индикатор, а потом так — же как и его командир, заглянул в глаза мальчишке, и неожиданно рассмеялся странным шипящим смехом и хлопнул по угловатому плечу затянутой в броню перчаткой.

— Наш человек! — И обернувшись к командиру спросил. — Математик говоришь? Юное дарование? Ну-ну. — И пошел к бэтру оставляя за собой на песке рифленые следы.

Самая неприятная процедура, как выразился Шер-Хан, «разбор полетов» коснулось мальчика довольно косвенно. Ну расспросили пару десятков раз о происшедшем, уточняя все подробности… Зато ему не понадобилось как его охранникам, сбивать пальцы об клавиатуру заполняя бесконечные формуляры. Спасло команду охраны то, что действовали они достаточно грамотно и эффективно, а подобного развития событий не предполагал никто, в том числе и ставящие задачу по охране специалисты, которые должны были оценить уровень угроз.

Ни кто были нападавшие, ни то, какие цели они преследовали, Алексею так и не сказали. Теперь его охраняли пятнадцать человек в три смены. Постепенно, офицеры его старой бригады вышли из госпиталя, и рядом с ним, были уже проверенные друзья. Но имея склонность к системному анализу, Леха понимал, что рано или поздно его достанут. Ну, положат не сто, а пятьсот человек. Путь даже несколько тысяч. Тем более, что аппаратура считывавшая информацию с мозгов, помещенных в криораствор была не редкостью.

Теперь нужно было придумать такое безопасное место, в котором его будет очень затруднительно достать, и чтобы в этом месте можно было продолжить образование и по-возможности тренировки, без которых он уже не мыслил своей жизни. После тщательного перебора всех возможных вариантов, осталось три. Филиал Ново-Московского биотеха на островах, куда был категорически закрыт доступ всем посторонним, Физтех, традиционно славящийся своей закрытостью, и одна из многочисленных военных академий. Летная академия, была хорошим вариантом, но Алексей не очень любил технику, и все что было с ней связано, поскольку привык доверять только своему телу, и тому что в руках. По тем же причинам отпали танковое и военно-космическое училище. Академия тыла и радиотехническая, даже не рассматривались в списке кандидатов. Оставалось лишь Десантное имени Маргелова, и Стариновское, готовившее офицеров спецназа.

Как-то, спокойно и без особых торжеств, он в узком кругу бригады Шер-Хана, справил свое семнадцатилетие. По результатам тестов, он уже получил диплом о среднем образовании и наступал наконец момент, когда он мог и должен был принять окончательное решение.

Именно эту мысль озвучил генерал Санин, заехавший, ну совершенно случайно, «на огонек».

— Математики, очень на тебя рассчитывают. — Сказал седой, когда они прогуливались по дорожкам его обширного сада. Академик Абрамян, мне все уши прожужжал, рассказывая про то какой ты талантливый мальчик.

Алексей пожал плечами.

— Математика вещь конечно интересная, но я совершенно не желаю пылится в душном кабинете собирая из буковок и цифр, очередное откровение.

— А ко мне пойдешь?

— Внешняя разведка? — Ухмыльнулся Леха. — Увольте. Я как-то морально не готов целоваться с врагами. А ведь придется…

— Придется. — Санин кивнул головой.

— А кстати, — Алексей посмотрел на генерала. — Как вы собирались обеспечить режим? Ведь если бы меня взяли, то выпотрошили все, включая формулу.

— Ну, это просто. — Седой пожал плечами. — Мы накладываем новую матрицу, стирая определенные участки памяти.

— А лицо?

— Еще проще. Можем даже внести в организм определенные генные метки. Через пятнадцать лет будешь совершенно другим человеком. Ну на уровне генной идентификации, конечно.

— А все это сложно?

— А почему ты спрашиваешь?

— Вы могли бы сделать все это, но при условии, что я не пойду в вашу контору?

— А куда собрался?

Алексей выдохнул как перед прыжком в холодную воду.

— В Стариновское.

— Спецназ? — Седой удивленно приподнял брови и задумался. — Занятно. Этот вариант я как-то упустил. — И замолчал задумавшись… — Ну что с тобой делать. — И неожиданно широко улыбнулся. — Организуем в лучшем виде.

* * *

— Ну, здравствуйте сынки. — Говоривший невысокий кряжистый майор, с легкой полуулыбкой оглядел строй. — Для тех кто еще не успел осознать, теперь вы курсанты Его императорского Величества Высшего военного командного училища имени Ильи Григорьевича Старинова. Сразу поясню. Не будет никаких разговоров типа, вы говно, а я д'Артаньян. Эти методы пусть так и останутся в боевиках низкого пошиба. Мы готовим профессионалов войны. Никто не будет вас бить прикладом по башке заставляя делать невозможное. Помогать иногда будем. Но вы не слишком на это рассчитывайте. Учитесь сами себя заставлять прыгнуть выше головы. Кто не справится — КПП сами знаете где. Держать никого не будем. Даже если из вас останется пятеро, училище выполнит план по подготовке кадров. Если не останется вовсе, — никто ругать нас не будет. Сразу предупреждаю. Контракт пожизненный. Это значит, что вы или дослуживаете там, куда покажет командование, или досиживаете в одиночке, до пенсионного возраста. Кто хочет передумать — про КПП я уже сказал. Кроме того, хочу предупредить, что у нас не принято, называть друг друга по именам и упаси боже по фамилиям. Желаемые псевдонимы вы уже написали в своих анкетах, так что на первых порах, будем обходится ими. В дальнейшем, возможно у вас появятся другие. Смиритесь. Это нормальная практика. Еще предостерегаю вас от разговоров о прошлом, друзьях и знакомых. У большинства из вас, огромные и вонючие скелеты в шкафу. Не стремитесь знать то, что вам знать ни к чему. Кому нужно отправить весточку, — защищенный информационный терминал в здании штаба. Если кто-то воспользуется другим каналом, будет отчислен через трибунал. Первые полгода увольнений не будет. Даже не настраивайтесь. Ну, вроде все. Вопросы есть?

— Курсант Птица.

— Говорите курсант.

— А личные вещи можно иметь?

— Конечно. — Удивился майор. Все что хотите. Даже свои коммы, можете оставить. Только они тут все равно не работают. У каждого из вас отдельная комната, так что хоть голыми бабами там все обклейте. Хотя я бы не советовал…

* * *

Так, для курсанта Белого, началась экскурсия в местный филиал ада. Список предметов можно было бы выпустить отдельной брошюрой. И даже абсолютная память Алексея не очень-то выручала, поскольку преподаватели требовали чаще всего не тупой зубрежки а понимания материала. Даже из изучения Полевого Устава, который в армии просто учили наизусть, сделали занятие по армейской психологии и методикам управления коллективом. Чуть проще было на рукопашном бое, и криптографии но остальные предметы с лихвой съедали это преимущество. Очень часто некоторые преподаватели, особенно из гражданских вещали из за плотной ширмы, а иногда, как например на занятиях по медицине, им самим приходилось одевать маски закрывающие все лицо кроме глаз и рта.

Ночные подъемы были скорее правилом, чем исключением, а прохождение полосы препятствий все время ужималось по нормативу. Благодаря качественному питанию и биостимуляторам, Алексей значительно прибавил в росте, и весе, и уже почти ничем не напоминал угловатого подростка из поселка под названием Свалка. Сухие бугристые мышцы перевивали все тело словно стальные канаты а кулаки приобрели твердость стального молота.

Подразделение постепенно теряло людей. Из тридцати человек, вышедших на то, первое построение, шестеро отсеялись по медицинским показаниям и были переведены в Высшее Десантное. Трое получили травмы, и перевелись в другие подразделения Генштаба. Еще один, ухитрился таки созвонится с родственниками, используя недокументированные настройки комма, и загремел в радиоразведку. Хотя мог и не отделаться так легко.

Первое увольнение чуть было не закончилось для Алексея и двух его друзей дракой. Несколько залетных парней соблазнившись сидевшими за столиком ребят девчонками, попытались спровоцировать драку, но Кот, бывший старлей разведки ВДВ, меланхолично скрутил из стального подноса трубочку, дурашливо посмотрел сквозь нее на парней, и сказав, что он чего-то плохо видит, пожаловался Белому, что и с нервами у него не все в порядке, после чего забияки просто растворились в пространстве.

На войсковой практике, Белый чуть не попал к шифровальщикам, но пообещав полковнику Разину, помогать во внеслужебное время получил таки свой первый взвод.

Командовать пацанами даже старше его самого, было сложно, но он сумел быстро доказать кто тут главный, а потом за относительно короткое время превратил вечно отстающее по всем нормативам подразделение в реальную боевую единицу. Сделать это было не просто, но Алексей быстро выявил причину наплевательского отношения солдат к службе. Они шли в армию за романтикой и боевыми буднями, а прежний командир взвода, предпочитал использовать их на хозработах чему в немалой степени способствовало командование бригады.

* * *

После практики опять начались рабочие будни. Подъем в пять утра, и первая тренировка. Потом завтрак, полчаса на подготовку к занятиям, и до обеда тонны премудростей, бомбардировали несчастные головы курсантов. Потом обед, час отдыха, и вторая тренировка. Еще пара лекций и различные практики включая вождение всего что может двигаться, включая трактора и даже допотопные самолеты и вертолеты. Праздник продолжался до 11 — 12 часов, после чего можно было слегка поспать. Но не сильно, потому что ночь часто отводилась для внеплановых занятий. Впрочем, для Алексея, владевшего техниками медитации, трех часов сна было вполне достаточно.

Третий курс, начинался с боевой практики. Алексея приписали к мобильному взводу тяжелого несущего крейсера Азов. Корабль нес службу в далекой системе Арканы, не примечательной ничем кроме полного отсутствия крупных планет и огромного количества астероидов. Разрабатывали астероиды гражданские старатели, а флотская группировка осуществляла прикрытие района от браконьеров, и различного рода искателей легкой поживы. Учитывая тот факт, что система была чрезвычайно богата редкоземельными металлами, искатели удачи не переводились. Пять лет назад, в очередной раз руководство России решило что «хватит» и издало 140 директиву, согласно которой неопознанные корабли уничтожались без попытки войти в контакт.

Но несмотря на суровость шага, запретный плод был слишком сладок, а флотская группа все равно не могла перекрыть всю систему.

Сигнал боевой тревоги, застал Белого за поеданием очередного куска слоеного пирога в офицерской столовой и очередной попытки соблазнить длинноногую и нереально красивую Елену Коломиец служившую в службе техобеспечения. Он с сожалением отложил пирог, и грустно попрощавшись с девушкой, порысил в сторону шлюза.

Мягкий голос Светочки Волковой, офицера связи соединения, зазвучал стоило Белому надеть бронешлем.

— Одиночный вылет. Неподтвержденный сигнал тревоги с обогатительного центра РусЗолото. Координаты загружены. Боевая задача. Путем визуального осмотра выявить возможность проникновения на фабрику посторонних, и скорректировать дальнейшие действия флота. При необходимости осуществить осмотр комплекса.

— Прием подтверждаю. К вылету готов.

Он проверил индикаторы скафандра и бортовой системы, и вдавил клавишу «запуск»

— Запуск разрешаю.

И тут же магнитный ускоритель выплюнул машину навстречу звездам.

Никаких действий во время полета, от Белого не требовалось. Он просто скучал рассматривая проплывающие вдалеке карликовые планетки, пока истребитель не вошел в фазу торможения. Красный квадрат сразу подсветил серый купол перерабатывающей фабрики и серебристую ажурную антенну гиперсвязи.

Он несколько раз попытался вызвать фабрику, на стандартных радио частотах, но все было глухо. Подведя корабль совсем близко, включил оптику на максимальное увеличение, но внешне все было тоже нормально. Только какая-то неправильная искорка у корневого сегмента антенны на мгновение привлекла его внимание, но тут же исчезла. Он осторожно включил двигатели коррекции и снова поймал блестку. Что за штука сверкала в лучах местного светила было решительно не разобрать. Алексей включил цифровое увеличение и решительно двинул ползунок вверх.

При максимальном увеличении было ясно видно, что кабель — волновод был просто перерезан и даже слегка отогнут в сторону для обеспечения полной гарантии отсутствия связи.

— Здесь сто пятый.

— Азов на связи.

— Вижу перерезанный волновод антенны гиперсвязи. Внешних повреждений купол не имеет. Разведывательный модуль, пристыкован к заправочной ферме. Собираюсь высадиться на фабрике, для выяснений подробностей.

— Вас поняла. К вам направляется малый патрульный корабль, время подхода — тридцать минут.

— Ясно. Конец связи.

— Конец связи.

Осторожно подрабатывая маневровыми движками, Белый подвел корабль прямо к шлюзовой камере, и сбросил швартовочный блок. После того как истребитель плотно встал на захваты, отщелкнул крепежную систему и через шлюз вышел к фабрике. Система искусственной гравитации работала нормально, и ему не пришлось плыть подтягиваясь на леерах завешенных как раз на случай отключения тяготения.

Дверь шлюза открылась легко. Алексей внимательно осмотрел поверхность и увидел пару свежих и глубоких царапин, и подпалину характерную для следа от легкого лазерного карабина.

Руки сами выдернули автомат из захвата на спине, и ткнув стволом в кнопку закрытия шлюза, он встал за небольшую стенку обрамлявшую основной шлюзовый затвор.

Лучше любого индикатора, о повышении внешнего давления ему сказал слегка опавший пластик скафандра. Наконец с легким шипением поползла в сторону дверь в помещение фабрики. Дежурный свет из тусклых фонарей едва освещал площадку перед шлюзом, но даже в этом неверном свете было ясно видно плохо затертый след крови на рифленом металле.

Он только успел поднять глаза как в его сторону по переходу метнулась какая-то женщина.

— Такое несчастье! Пойдемте, поможете нам. — Она говорила очень быстро и тащила Алексея явно «заторапливая» его.

Алексей, аккуратно ткнул женщину пальцем под ухо, и опустил обмякшее тело на пол.

«Разберемся. Кто, там, чего там…» Сама станция представляла собой стандартный горно-обогатительный и добывающий комплекс изученный на тренажерах до последней дыры в вентиляции. Словно тень он скользил по коридорам станции, подключаясь время от времени к охранной системе. Пока все гнезда были мертвы. Что само по себе было ОЧЕНЬ плохим признаком. Судя по всему, система была полностью уничтожена.

Легкий скрип заставил его замереть, и скосив глаза на высвеченной на экране шлема пиктограммке с изображением уха, он три раза моргнул. Электроника шлема сразу подняла чувствительность внешних микрофонов до предела, и он услышал тяжелое сопение как минимум двух человек за поворотом коридора. Справедливо полагая что друг там стоять не станет, он медленно стараясь не звякать стащил с подвески гранату, и отжав скобу перещелкнул взрыватель в положение «детонация» кинул как бильярдный шар с расчетом, чтобы после удара об стенку, граната скрылась за поворотом.

Короткая вспышка, приглушенный микрофонами шлема взрыв и ворох каких то тряпок влетевший в стенку.

Так и есть. Двое. Судя по останкам, невысокого роста. Отчего же так рвануло? Бросал-то вроде фотоимульсную? Перевернув останки того что еще мгновение назад было человеком, Белый нашел ответ на свои вопросы. Явно китаец, судя по узким глазам был увешан штурмовыми гранатами словно елка игрушками. И одну из них он явно собирался бросить в того кто идет по коридору. Световой импульс заставил его выронить гранату на пол, отчего и случилась неприятность.

«Я выходит, успел раньше. Ну и славненько. Как только остальные не детонировали?».

Спираль коридора опоясывавшая собственно сам комплекс, привела его к массивной двери ведущей в зал управления. Дальше по коридору находились помещения для отдыха дежурной смены, санузел и энергоблок.

Он приоткрыл стволом дверь, и первое что увидел, низкорослого человека держащего перед собой девушку, и ствол пистолета, смотрящий ей в висок.

— Бросай оружие! Иначе я убью ее.

— Ага. — Белый кивнул подвигав плечом и пристраивая приклад поудобнее. — Расскажи мне про ваши требования…

Человек облизнул пересохшие губы и уже готовился что — то сказать, как во лбу его образовалась небольшая дырочка. Он закатил глаза и мягко осел на пол чуть не свалив при этом девушку. Осмотрев комнату через визир прицела, он нашел пейзаж удовлетворительным и опустил автомат.

— Сколько было бандитов? Где они сейчас?

Едва совладав с пляшущими от шока губами девушка пролепетала.

— Внизу. Грузят контейнеры. Было вроде человек семь.

— Там у входа ко мне подбежала женщина.

— Мама. — Девушка кивнула. — Ее заставили привести вас сюда.

— Где остальные работники?

— Всех убили… — Девушка разрыдалась. — И дядю Васю, и Раффшана… всех.

— Давай быстро за мамой, запритесь в рубке, и никому не открывайте. Ясно?

Она кивнула и выбежала из зала.

* * *

Судя по грохоту на нижнем этаже, его никто не ждал. Четверо китайцев сноровисто грузили контейнеры серебристыми слитками. Подгоняемые стволом, они дали себя связать обрывками упаковочной ленты, и хмуро понурившись затопали к служебному шлюзу. Белый загнал их в бот как две капли воды похожий на стандартный разведывательный модуль, и тщательно привязал всех к креслам так, чтобы они не смогли освободится ни при каких условиях. Затем посетил двигательный отсек, и вернувшись в рубку, нажал клавишу аварийного возврата, успев выскочить в уже закрывающиеся створки шлюзовой камеры.

Китайцы были напуганы и счастливы что этот странный русский отпускает их. Возможно светлая богиня удачи улыбнулась им и офицер один из тех, кто тайно поддерживает Великий Китай? О судьбе своих товарищей они старались не думать.

Отбытие браконьеров произошло спокойно и буднично. Не успела серебристая искорка скрыться в облаке гиперперехода, как на астероид по плавной дуге стал заходить патрульный катер.

— Здесь полсотни третий. Доложите обстановку.

— Здесь сто пятый. Докладываю. Группа бандитов напала на обогатительный центр. Убито при нападении шесть сотрудников комплекса. Проведенными мероприятиями, центр освобожден. Бандиты скрылись на своем транспорте.

— Чего… Как скрылись? Да ты чего несешь? — Ужаснулся капитан патруля. — Ты что? Отпустил их? — И обреченно добавил. — Тебе конец воин. Контрразведка с тебя шкуру заживо спустит.

— Могу поспорить на порцию мороженного что ругать меня будут несильно. — Ухмыльнулся Белый.

— Ну разведка, ты даешь. Ты уж извини, но мы вынуждены будем тебя… проводить.

— Да запросто. Я не возражаю.

Они не проделали и половины пути, как в эфире прорезался голос капитан-лейтенанта Волковой.

— Сто пятый. Сто пятый. После прибытия на борт, срочно пройдите к адмиралу Русанову.

— Понял вас. Прибыть к адмиралу.

* * *

Увидев как истребитель втягивается в шлюз, катер мигнул бортовыми огнями, и развернулся в обратный путь. Им предстояла теперь нелегкая работа по выяснению подробностей и причин происшествия.

Не снимая пустотной брони, Белый прошел по коридорам базы, до каюты адмирала. Он аккуратно прислонил карабин к стенке и встретившись с глазами караульного, кивнул на оружие. Тот лишь согласно моргнул, и снова замер как статуя.

— Разрешите войти?

Адмирал костистый и когда-то могучий, мужчина с коротко стриженным ежиком седых волос задумчиво шевелил ложечкой в стакане с чаем. Он мельком мазнул взглядом по Алексею, и снова уткнулся в свой стакан.

— Ты наверное ждешь что я тебя буду ругать? — Проскрипел он. Затем встал и поправив китель, шагнул к столику на котором лежала небольшая коробка. — Ругать буду. Но сначала кино. — Он положил коробку на стол и вернулся в кресло.

Он провел пальцем по поверхности стола и экран на боковой стене, вместо солнечного леса, показал едва угадываемый на фоне звездного неба корабль. Вопреки правилам, огни на корабле были потушены, и черная громада корабля выдавала свое присутствие лишь затенением звезд.

— ТКР Великий Поход. — Пояснил Адмирал. — Промышляет в нашей зоне уже три месяца. Крови нам это гад попил преизрядно. Формально он вне границ системы. Та что с китайцев взятки — гладки. Только присматривали с удаленных разведавтоматов. Картинка с одного из них.

Вот к кораблю подплыл крошечный по сравнению с крейсером бот, и нырнул в раскрытые створки шлюза.

Алексей знал что сейчас произойдет и машинально прикрыл глаза. Яркая вспышка на мгновение осветила каюту адмирала.

— Вот так сынок. Две тысячи человек только экипажа. Не жалко было?

— Нет. — Твердо ответил Белый. — Считаю что один к тремстам это — хорошая пропорция. Особенно учитывая численность нас и китайцев.

Адмирал смахнул волосок с обшлага кителя и сделал глоток из стакана.

— Ты как им реактор-то подорвал? Там же тройная защита.

— Да какая там защита. — Усмехнулся Белый. — напихал под кожух гранат, а снятую крышку привязал к детонатору. Как только крышка сместилась в вертикальной плоскости, пошел отсчет.

Адмирал только головой качнул.

— Ну, награды, ты получишь в обычном порядке. Но вот сувенир от меня лично, на память, ты уж прими. Не огорчай. — Он пододвинул обитую красным сафьяном коробку.

Алексей откинул замочки из полированной латуни, и открыл крышку. Там на красном бархате, сверкая позолотой лежал массивный Грач-2 с такой же позолоченной запасной обоймой, и пара погон старшего лейтенанта.

Проигнорировав погоны, Белый аккуратно взял пистолет. Несмотря на большие размеры он был довольно легким а в ладонь ложился словно рукоять делали под него.

— Царский подарок.

— Разрешение на хранение и ношение, потом пришлю. — Адмирал махнул ладонью. — Давай. Иди отдыхать.

Алексей четко словно на плацу развернулся и прижимая к груди коробку шагнул к выходу.

— Надумаешь у меня служить, милости просим. — Бросил ему вдогонку адмирал и откинулся в кресле.

Уничтожение целого крейсера потом обросло целой кучей легенд. Поговаривали что на борт высадилась группа элитных спецназовцев — невидимок которые подорвали главный реактор, а сами благополучно успели покинуть корабль. Но как это часто бывает, те кто знали, крепко держали язык за зубами и истина оказалась надежно похоронена под грифом «Совершенно Секретно».

* * *

Адмирал Цинь Ляо, не любил случайностей. И когда бесследно исчез один из крупнейших кораблей флота Великого Китая, он потребовал полного расследования инцидента и строгого наказания виновных. Однако время проходило, а доклады были неутешительны. Технический контроль корабль прошел прямо перед рейдом что и было зафиксировано в многочисленных рапортах различных служб. На корабле работала большая группа контрразведчиков под руководством опытнейшего офицера и возможность диверсии была крайне мала. Людей у Великого Китая было много, а настоящих боевых кораблей мало. Тем болезненней была потеря одного из них. Купленного за огромные деньги у американцев, современного крейсера, почти не уступающего по своим характеристикам кораблям других миров. Адмирал едва не лишился погон объясняя на государственном совете причины потери новейшего боевого корабля с экипажем и несколькими сотнями разведботов на борту.

Сжигающая сердце ярость, уже давно переросла в тихую ненависть, и желание отомстить. Он не прекращал работу комиссий по расследованию причин катастрофы, все-же надеясь на какой-то эффект.

Как ни странно, первый результат принесли его друзья из разведки. Один из внедренных в русский флот агентов, сообщил, что, по всей видимости, во взрыве на тяжелом несущем крейсере, был повинен офицер военной разведки по фамилии Белый. Фотографию офицера достать не удалось. Не удалось также, и выяснить принадлежность офицера к конкретному подразделению. Но одной из сильных сторон адмирала было умение ждать. Он не сомневался, что встреча с Белым еще предстоит. И тогда и он и русские заплатят за все. А пока, он распорядился выслать к системе Арканы не один а целую группу из трех мощных но гораздо более старых кораблей.

Получив блестящие аттестации по практике, Белый вернулся к учебе. Теперь программа была скорректирована так, что у каждого из оставшихся были свои персональные предметы и часто свой график тренировок. Практики стали чаще и протяженнее, а география их значительно расширилась. В одну из таких практик Белый попал на Землю.

* * *

Вопреки истощенным природным и людским ресурсам, Земля все еще оставалась значимым центром человеческой цивилизации. И потому, что все еще существовали породившие экспансию государства, и потому что продолжала функционировать переговорная площадка, роль которой теперь играл Совет Объединенных Миров, заменивший собой ООН.

Теперь огромные частично свободные пространства, уже не привлекали завоевателей. Границы России, Китая и многих других стран теперь защищали не люди а роботизированные минные поля и автоматические зенитно-ракетные комплексы. Роботанки не нуждались в еде и с ними невозможно было договориться.

Зато резко снизившееся демографическое давление благотворно повлияло на экологию и общее состояние стран участников экспансии. Новые технологии значительно подняли уровень жизни, и позволили определенным кругам, пользоваться запредельной роскошью, невозможной еще сто лет назад. Но в выигрыше оказались как всегда не все. Огромное количество жителей старой Европы, в основном мигранты и граждане восточной ее части, были лишены возможности к переселению, и на территории многих стран тлела едва сдерживаемая анархия. Страны осуществлявшие переселение на другие планеты, взяли с собой на небо не всех. В основном это были здоровые физически и психически люди и специалисты. Теперь силовые функции осуществлялись часто по вахтовому методу, а на улицах городов все чаще вместо полиции попадались военные патрули.

Вдруг как-то внезапно, выяснилось, что огромное количество государств может существовать только тогда, когда с барского стола сыплются объедки. Очень многим пришлось вспомнить, как обрабатывают землю и стоят у станка. А поскольку это были не лучшие представители рода людского, выходило «не очень». Поэтому социальное расслоение приобрело пугающий размах.

Китай практически полностью превратился в туристическую зону. Европа сначала задохнулась в бесчисленных мигрантах, но с исчезновением фондов, пособий и как следствие помоек, крысы рванули обратно к себе домой, что довольно быстро вновь сделало Европу чистым и спокойным местом. Похуже была ситуация с Новой Америкой в которую вошли территориально Канада, Мексика и США. Одни чистые были чище других, и на кораблях не нашлось места для огромного количества людей. А поскольку для статуи Свободы, у американцев уже нашлось другое место, то никакого резона удерживать порядок не было. Еще как-то, за счет военных патрулей, держались города, но в глубинке творился настоящий беспредел. В огромную бандитскую резервацию превратилась вся Северная Америка, а сопредельные государства срочно наращивали пограничные контингенты. Правда и по этой части суши, прогноз был вполне благоприятным. Бандиты уже доедали последние ресурсы. Осталось совсем немного, и они кинутся на защищенные боевыми роботами периметры мегаполисов со вполне предсказуемым результатом. Таким образом некоторые туристические фирмы уже делали смелые прогнозы относительно восстановления маршрутов по Северной Америке.

На неопределенное время, Земля стала ареной для политических и шпионских игр которым не было равных в истории. Разведки всех калибров и мастей, схлестнулись в борьбе за самый главный ресурс человечества — мозги. Выражение «охота за головами» стало точным как никогда. Тысячи агентов под различными прикрытиями паслись на чужих территориях в надежде выдернуть очередного «золотого мальчика». Противоборствующие контрразведки часто были не в состоянии пресечь эту активность, а чаще всего, просто ловили свою рыбку в этой мутной воле. Ареной шпионских битв стала в основном Южная Америка, Африка и некоторые территории Северной Америки.

* * *

До Земли Белый добирался на Рамайане. Лайнере Индийской федерации. Смуглокожий, в модном комби темно-синего цвета, он ничем не выделялся из пятисот пассажиров лайнера. Сойдя во влажный зной космодрома в Нью — Дели, и умело растворившись в толпе, через час был в крошечной комнатке одного из дешевых отелей, где его ждал небольшой кейс. Авария на электросетях, помешала видеокамерам, заботливо лишенным аварийных источников питания, запечатлеть, как из отеля вышел ничем неприметный клерк азиатской наружности. Клерк нанял такси, и через некоторое время был на аэродроме стратосферных лайнеров. Заняв, как и полагалось такому незначительному человеку, место в третьем классе, он тихо продремал всю дорогу до Лос-Анджелеса.

Город, тщательно изученный по фотографиям, производил впечатление огромной помойки. Только теперь, помойка не была втиснута в определенные границы трущобных районов, а равномерно растекалась по поверхности земли, оставив преуспевающим гражданам верхние этажи мегаполиса и крошечные островки тщательно охраняемых поселков.


Содержание:
 0  вы читаете: Один на миллион : Андрей Земляной    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap