Фантастика : Космическая фантастика : Пилот мечты : Александр Зорич

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35

вы читаете книгу




Цикл о космической России 27 века и ее «заклятом друге» — зороастрийской Конкордии — был начат Александром Зоричем в 2003 году романом «Завтра война». Вслед за ним вышли книги «Без пощады», «Время — московское!» и «На корабле утро». И вот теперь выходит новый блокбастер — «Пилот мечты»!

Книга создана Александром Зоричем в соавторстве с историком и реконструктором Климом Жуковым. Она посвящена судьбе русского пилота-истребителя, которого, несмотря на героизм, проявленный в схватках с джипсами, выгнали из Северной Военно-Космической Академии за полгода до войны с Конкордией.

Теперь ему открыты все дороги, но дороги эти ведут далеко за космические границы России, в глушь Тремезианского пояса, охваченного «золотой лихорадкой»…

Часть первая

Глава 1

«ЦЕЛЬ НЕ ОПОЗНАНА!»

Март, 2621

Северная Военно-Космическая Академия,

архипелаг Новая Земля

Российская Директория

Совершенно секретно. Срочно.

Всем абонентам первого уровня.

На границе облака Оорта по азимуту Козерога зафиксированы множественные радиосигналы неизвестного, предположительно искусственного происхождения.

В связи с этим приказываю:

1. Ввести по Солнечной системе боевую готовность код «Азов».

2. Любую боеединицу флота оснащать боекомплектом для действий в космосе.

3. Для проводки литерных стратегических грузов и особо важных пассажирских рейсов формировать конвои под охраной двух фрегатов и эскортного авианосца.

Введенный режим сохраняется вплоть до отмены настоящего распоряжения.

Подпись: Главком Пантелеев
* * *

— Что же вы, кадет, так плаваете? Это не высшая математика, здесь формул выводить не нужно. Достаточно простого понимания предмета и немного здоровой логики. Я не спрашиваю вас, готовились ли вы к семинару — вижу, что нет.

— По глазам, — шепнул некто в задних рядах, но так как тишина в аудитории царила космическая, препод шептуна очень даже того, засек.

— Ошибаетесь, Ремизов. Глаза кадет Ёжиков тщательно прячет. А вот поза говорящая. Поглядите, какой изгиб! — Это Алексей Аполлинарьевич Горчаков, преподаватель «Этики военнослужащего», человек пугающей эрудиции и остроумия. В общем, язва и капитан второго ранга одновременно. — Садитесь, Ёжиков! А вот вы, Шишонок, попали в мой прицел. Кадет Шишонок!

— Я! — Ваня вскочил по стойке смирно.

— Вольно. Доложите ваше видение вопроса.

Вопрос был с закавыкой. «Необходимые и достаточные условия для объявления военных действий» — вот что мы сегодня разбирали.

«Этика военнослужащего». Сами посудите, ну что там читать?! Что нужно усвоить будущему офицеру по этому поводу?!

Убивай плохих. Наше дело всегда правое. Сражайся или умри или умри, сражаясь.

А, вот еще: пилот ребенка не обидит.

Кажется, всё? Пожалуй, всё. Только если вам так кажется, вы сильно заблуждаетесь.

Потому что нашему начальству кажется совсем иначе. Этикой нас кормят с первого курса! «Основы этики», «Военная антропология: этика и мораль в бою», «Этика военнослужащего»…

А впереди нас ждал целый семестр зубодробительной «Политической этики» с итоговым экзаменом, где схватить два шара можно было без всяких афоризмов.

Словом, этику нам вдалбливали основательно. Темы лекций постоянно дублировались на следующих курсах, потому что повторение — мать учения!

В Северной Военно-Космической Академии все вообще было основательно и с избытком. Для многократного резервирования фундированных знаний, как выражался начфакультета Федюнин.

— Смелее, Шишонок! Не вынуждайте говорить про вас «мамино несчастье», не то я разочаруюсь в плохую сторону.

— Необходимые и достаточные условия… м-м-м… — Ваня замялся. Он вообще-то острослов и быстромысл, но перед Горчаковым робеет, уж не знаю почему. — Войну мы начинаем, когда неприятель, который… э-э-э… При выраженных агрессивных действиях неприятеля, как-то так…

— Это нам уже рассказал товарищ… Ёжиков! — Покачал головой кап-два, не преминув выдержать паузу перед фамилией, так что получился товарищ каких-то ёжиков. — Это правда, но далеко не вся. Я не в восторге. Нет-нет, Шишонок, можете не продолжать. Вы так мямлите, что мне неприятно ходить с вами по одному авианосцу. Садитесь.

Дождавшись низвержения Шишонка на скамью, то есть по-флотски — банку, Алексей Аполлинарьевич обратился уже ко всем нам.

— Товарищи кадеты! Я понимаю, что вам скучно. Однако поверьте старому седому космоволку: этика вам сильно пригодится. Фактически! У нас с вами профессия нервная. Когда-нибудь вам придется убивать людей, и убивать вы должны хорошо, без колебаний, потому что иначе убьют вас. «Этика военнослужащего» нужна для того, чтобы после первого же боевого вылета на штурмовку вас не увезли в дурдом для починки совести. Совесть ваша должна быть кристально чиста и хризолиново прочна, так как совесть — одна из основ боеготовности воина. Получив приказ, вы должны быть абсолютно, непоколебимо уверены в его правомочности и этичности, на всех стадиях: от подготовки до исполнения. Вы не должны задумываться, прав ли я. Ни до ни после. Как я могу отпускать вас на задание, если Шишонок с Ёжиковым двух слов связать не могут? Последняя попытка: кадет Румянцев!

Кадет Румянцев — это я.

— Разрешите отвечать! — Я тянусь в струнку.

— Разрешаю.

— Выделяется несколько достаточных условий для начала боевых действий. Первое: в ответ на открытие боевых действий против любых территорий и объектов Объединенных Наций. Второе: выраженно агрессивные действия, направленные против Объединенных Наций. Третье: война может быть объявлена в одностороннем порядке, с целью превентивного удара в ответ на непрямые угрозы со стороны вероятного противника, — отрапортовал я.

— Все как в учебнике, — кавторанг Горчаков прошелся по импровизированной аудитории и сел за стол. — Развернуть пункт три сможете?

Не то чтобы я был зубрилой, вовсе нет. Спасала природная наглость, а еще то, что я выучил в Академии главное: всё, что на пользу России, — хорошо. Наоборот — плохо. Так что любые общетеоретические вопросы преподавателей запросто можно было раскалывать, руководствуясь этим нехитрым принципом. И не бояться переборщить!

Любой, кто косо смотрит в нашу сторону, должен знать, что в один прекрасный день к нему в гости заявится авианосец. Или целый флот. Во внешней политике есть одно правило: лучше перебдеть, чем недобдеть. То есть, если появился на нашей территории чужой линкор — торпедировать мерзавца, а уже потом распускать человеколюбивые нюни, никак не наоборот. Дожидаться, когда линкор развернет главный калибр и всадит из десяти стволов по мирному городу, глупо. Вывод: сперва распотрошить, а потом разбираться.

Слава богу, подробно освещать вариации непрямых угроз (тема скользкая), пришлось не мне — отдувался мой сосед по парте и мой бессменный сокаютник Веня Оршев.

Ваня Шишонок, Петя Ёжиков, да и вся наша группа были не просто не готовы. Помирали хором! Специфика учебы очень уж свирепая.

Мы — будущие пилоты. Истребители. Начиная со второго курса, двадцать процентов времени проводим в космосе. На третьем и того больше. Практические занятия, товарищи, интенсивные практические занятия. Для чего нам выделен учебный авианосец «Дзуйхо» — древнее чучело самурая из Директории Ниппон.

Горчаков недаром говорил: «Мне неприятно ходить с вами по одному авианосцу» — занятие проходило на борту «Дзуйхо». Неделя в космосе! Неделя учебных вылетов по самой напряженной программе, а на закуску сдача зачетов по боевому применению бортового вооружения!

Налетается сокол занебесья до полного «не могу», причалит, примет душ и марширует в инструктажный зал, где его уже ждут преподаватели всяческой теории. Ну, понятно, чтобы походное время зря не расходовать.

А перед сном — зубрить к завтрашнему. Иначе никак. Приземляемся, моемся, две-три оздоровительные пары, зубрить и — в койку. В шесть утра подъем (с переворотом, ха-ха) — и всё сначала.

После шести часов пилотажа лекции проходят несколько… вяло. О том, что после всех описанных экзерсисов подготовка заданий на завтра не прет, умолчим. Именно поэтому вся наша группа не блистает. То есть блистает, конечно, но только совокупными усилиями. А. А. Горчакова расстраивать никому не охота, потому как если он зачислит тебя в «мамино несчастье», сдавать экзамен — замумукаешься.

А. А. уверен, что его предмет — самый главный (как уверены в этом две трети преподов), отчего ссылок на жуткую загруженность базовыми истребительными предметами не принимает и не понимает. Совсем. «Ну как же, — говорит он, — этика и есть база баз и основа основ!» А то, что за два часа активного маневрирования кадет теряет два килограмма, для него не аргумент — он это отлично знает, ибо сам такой.

Сейчас он пытает Вениамина Оршева насчет непрямых угроз. С прямыми всё ясно: концентрация боевых звездолетов и баз обеспечения в районе, гарантирующем достижение стратегических зон Объединенных Наций за один Х-переход — это уже, считай, война. У вероятного противника вскрыта мобилизация — шли ноту на высшем уровне: вы что творите, сволочи?!

Это вещи прозрачные.

А перевод промышленности на военные рельсы? А если не всей, но лишь некоторых ее сегментов? Каких?

— Всё вы, кадет Оршев, правильно рассказываете, — похвалил он и тут же сдал назад. — В деталях правильно. Главного я так и не услышал. Главное — это контекст проблемы. Поймите, война — это политика в высшем ее проявлении. Зачастую войну проигрывают задолго до ее начала, без единого выстрела. Так случалось не раз и не два в истории. В том числе, в истории России.

Глаза Горчакова подернулись нездешней дымкой и он, отступив на два шага, повлек нас за собой, в пучины отечественной старины.

— Вспомните середину XIX века и Крымскую войну, когда политика царя Николая I проиграла войну Англии и Франции. Вспомните начало XX века, когда Россия оказалась втянутой в две войны за десять лет: 1904 год — с Японией, 1914 год — с Германией и Австро-Венгрией. Игнорирование непрямых угроз в этих случаях привело к вступлению в войну на столь невыгодных условиях, что оба раза закончились катастрофой. В конце XX века Россия была мощнейшей державой в военном и экономическом планах, но, проиграв борьбу на информационном поле, едва не погибла, будучи расчлененной на несколько удельных княжеств. Воссоединение заняло три четверти XXI века! В следующих столетиях политики заигрывали с капиталом транснациональных корпораций, из-за чего практически все ключевые отрасли страны оказались банально скуплены. Результат мы все помним: мировая война, применение ядерного оружия, миллионы погибших. С учетом предыдущих ошибок, теперь мы уделяем непрямым угрозам самое пристальное внимание. Развертывание информационного наступления, массированные покупки собственности, принадлежащей стране и ее гражданам, финансовое давление, культурная экспансия, в чем бы она ни выражалась — вот признаки непрямых угроз. По отдельности — это опасные поползновения врага, требующие немедленного противодействия. Все вместе — фактическое объявление войны, на которое может быть дан жесткий силовой ответ. А сейчас поговорим о том, когда и при каких условиях этичным считается открытие военных действий без формального объявления войны…

И так два часа.

Позади осталась убойная контрольная по астрогации (которую я скатал у Оршева).

А впереди, то есть завтра, нас ждал пилот-инструктор Станислав Сергеевич Булгарин и курсовой зачет по применению бортового оружия по наземным целям при действиях в группе.

После, слава Господу, домой, на Новую Землю к белым медведям и золотым выходным дням!


До вожделенного отдыха требовалось дожить.

Да-да, дожить. Не просто сдать зачет, а именно остаться в живых. Конечно, на полигоне по нам будут стрелять из учебных имитаторов, но штурмовка наземных объектов, да еще на Титане — штука опасная. По статистике, на тысячу кадетов — семь погибших.

Даже до одного процента не дотягивает, скажете вы? А я отвечу: но как неохота очутиться по ту сторону статистического порога! Ужас!

Пролет среди скал на сверхмалой, атака с «горки», уход на сверхмалые, ретирада на низкую орбиту и атака в пикировании из космоса. На засечку и поражение цели отводятся считанные секунды, а потом — попал, не попал — изволь фигурять и сыпать ловушки, так как тебя в это время поймают в прицелы и постараются сбить.

А истребитель РОК-14 «Змей Горыныч» — машина строгая. Очень мощная, маневренная, но строгая. Любое движение штурвала он повторяет моментально до тысячных градуса. То есть на скорости побиться — элементарно.

Капитан-лейтенант Булгарин — мужик. Настоящий, понимаете ли, мужчина. Сильный, как мамонт, уверенный в себе до безобразия, знающий дело до мелочей. А оттого — придирчивый, грубый и очень требовательный.

Помню, на первом курсе, когда мы были салаги, зеленые что твой камуфляж, Булгарин объяснял нам, как забираться в истребитель.

— Вот это называется — люк. Кадет запихивает в люк себя целиком, это ясно? Вот эта херовина — рукоять задрайки. Ею кадет себя задраивает внутри ероплана. Ясно? Только рукоятью! Я запрещаю вам, идиотам, засовывать пальцы в щель, это не папин электромобиль! Люк — элемент бронирования кокпита, весит полцентнера и приводится в движение сервомотором. Люк качнулся — мотор включился, потому что флуггер любит себя герметизировать. Он ваши корявые ковырялки отрубит за полсекунды, и вы никогда не сможете дрочить, ясно?! Короче, если я увижу кого-нибудь, кто пытается закрыть люк рукой, он будет признан конченым дебилом и получит по лицу. Это ясно? Что лыбишься, ты, гвоздь беременный?

Вот в таком ключе проходили занятия у Булгарина.

На вылетах он нас драл нещадно, совершенно не обращая внимания, что перегрузки, которые он выдерживал шутя, для юноши с тонкой шеей и трогательным кадыком — адская пытка.

— Лучше я тебя, Румянцев, угроблю сейчас, — говорил он после того, как я потерял сознание в мертвой петле, — чем ты потом своими сперматозоидами заразишь половину директории! Я получу выговор, скину червонец на похороны и буду спать спокойно, потому что все хорошо: ты мертвый и ведущего в бою подставить не сможешь. Ты меня понял? Иди теперь тренируйся, конь в яблоках.

И все-таки мы любили этого человека с хамскими замашками. Замашки-то хамские, без вопросов, но он учил, и учил на совесть. Он никогда не сдавал подчиненных начальству, всегда разбирался сам, и — брал вину на себя.


Мы сидели в кубрике. Я играл в преферанс с Шишонком и Чубиным, Оршев штудировал «Статуты Орденов», Балаян курил, словом, мы расслаблялись. Мозги гудели, тела тоже гудели, глаза — как у снулых карасей. Но разойтись по койкам было невозможно. Знаете, есть такая степень усталости, когда даже заснуть не получается? Вот-вот, именно она нас и плющила.

— Мелитон, ты не мог бы не дымить? — попросил Оршев Балаяна.

— А ты не мог бы пересесть? — вяло откликнулся тот.

— Нет уж, Балаян, завязывай. Если ты не умрешь от рака легких, мы тебя когда-нибудь выкинем в космос, — это подал голос Евграф Чубин.

— Ты такой злой, потому что у тебя уже пять колес на горке. — Курильщик гаденько заржал. — Играть научись, тогда на людей кидайся.

— Восемь четвертых! — объявил Чубин. — Смотри, Балаян, доработаешься. Когда-нибудь набью твою армянскую рожу.

— Вист, — сказал Шишонок.

— Вистую, — подтвердил я. Я был добрый, никому не угрожал, и настроение было приподнятым, так как уверенно выигрывал. — Евграф, обещания твои пусты. Никому ты ничего не набьешь, потому что тебе лень вставать.

— Точно, лень, — поддакнул Балаян, закуривая новую сигарету.

Мы как раз наказали Чубина на взятку, когда прибежал староста группы Кирилл Борзин по прозвищу Клизма и погнал всех спать. Доругаться и доиграть не вышло, зато удалось относительно выспаться. Что было совсем не лишним перед зачетом у каплея Булгарина по прозвищу Лютый.

* * *

Утро выдалось то еще. Этакое пролонгированное похмелье с устатку — непременный атрибут пяти суток учебы в космосе. Башка была пустая, подташнивало — результат неполной гравитации в 0,6g, которые выдавала дейнекс-камера «Дзуйхо». А легкая пространственная дезориентация подсказывала, что, пока мы дрыхли, старенький авианосец совершил Х-переход.

— Ненавижу, — просипел Оршев.

— Что? — спросил я риторически, поскольку было понятно, что ненависть вызывало бытие как таковое.

— Когда прыгают, а я сплю. Во рту… будто подкову всю ночь сосал.

Тоже характерный признак Х-перехода. Что-то нам объясняли насчет лишних молекул металлических оксидов, так называемой Х-коррозии, я плохо помню. Но ощущения гадкие.

— Ладно, труба зовет. Через десять минут мы должны быть в трапезной.

Завтрак, таблетка сенокса — чудо-препарата, усиливающего переносимость перегрузок человеческим организмом. Капсула поливитаминов, капсула аминокислот. И марш-марш в ангар, строиться в компании таких же развальцованных организмов.

— Группа, равняйсь! Смир-р-рна! — дежурно рявкнул на нас кавторанг Богун — замначфака истребителей. — Кадеты! Вам предстоит сегодня сдача зачета по штурмовке наземных объектов в составе эскадрилий. Ваша задача — выйти на полигон «Раджа» по указанным маршрутам и осуществить штурмовку. Для чего легкий авианосец «Дзуйхо» совершил Х-переход в район Титана. Через семнадцать минут авианосец достигнет расчетной точки на орбите. Вопросы есть?

Когда Богун собирался удовлетворенно констатировать, что вопросов нет, они появились, о чудо, у пилота-инструктора капитан-лейтенанта Глаголева.

— Разрешите?

— Да, Евгений Гаврилович, что у вас?

— Вы не могли бы прокомментировать информацию о неопознанных сигналах, которые якобы засекли с авианосцев «Арджуна», «Дзуйхо» и рейдера «Евгений Савойский» во время эволюций на орбитах Сатурна? А то ходят разговоры, хотелось бы официальных подробностей.

— Не мог бы. Не уполномочен, — ответил Богун после секундного молчания. — Еще вопросы? Нет вопросов. Пилотам-инструкторам эскадрильи принять! Вольно! Разойдись!

Какие сигналы? Что хочешь, то и думай. «Не могу, не уполномочен» — это как понимать? Чушь и сплетни, или «было, но не скажу»?

Сомнения развеял Булгарин, когда собрал нашу эскадрилью, двенадцать юнцов-молодцов, для уточнения учебно-боевой задачи. Сама задача, как я уже говорил, была неприятная, но для восприятия не сложная. Эскадрилья выходит к Титану, снижается до сверхмалых и прорывается через боевые порядки зенитных средств условного противника до полигона в своем квадрате. Отрабатывает штурмовку, уходит на сверхмалых же из-под ответного огня зениток. Потом подъем до высоты сто и повторная атака на полигон в пикировании.

— Все ясно? — завершил вводную Булгарин своим обычным вопросом. — Засчитывается исполнение по факту уничтожения пяти целей минимум. Все вооружение боевое, работать аккуратно. Чтобы жизнь медом не казалась, в нагрузку ко всему прочему каждый флуггер получил по два блока боевых «Оводов» в комплектации «космос-космос»… Да! Уничтожение зенитных средств в зачет не идет, приравнивается к мероприятиям обеспечения выхода в атаку. Задание коллективное, поэтому и ответственность коллективная. Три незачета в группе — зачет не получает никто, из-за провала задачи штурмовки. Ведем вас мы: каплей Глаголев и я. Вам все ясно, дети лошади Пржевальского?

Мы загудели, что, мол, да, никаких вопросов. Тогда Станислав Сергеевич придвинулся поближе и сказал серьезно так, безо всяких посторонних лошадей:

— А теперь строго между нами. Насчет неопознанных сигналов. Богун не уполномочен, да только мы с Гаврилычем, — кивок в сторону Глаголева, — сами были в космосе и слышали. Черт знает что, а не сигнал. Просто черт знает что!.. Поэтому: уши держать домиком, глаза — врастопырку! Все ясно? Па-а машинам!

«Полигон „Раджа“?! А-фи-геть! — думал я, залезая в худую утробу „Горыныча“. — Рядом полигон „Кольцевой“, а тут „Раджа“. Ну, фантазия военфлотская! А где тогда этот, как его… „Брахмапутра“»?

Такие были мысли. О неопознанных сигналах я не тревожился, пусть о них начальство думает, у него голова большая! Я тревожился о зачете. О том, что в нашей учебной эскадрилье трое запросто завалят штурмовку, и тогда мы все пойдем на пересдачу.

А сигналы? Подумаешь, сигналы! На Титане понатыкано секретных периметров, где могут испытывать всякое. Сейчас, быть может, обкатывают новые системы связи, семафорящие в эфир непонятным…


Строй «Горынычей» шел к Титану.



Три колонны. По шесть звеньев в колонне. Дистанция смешная, как на параде — пятнадцать метров от носа ведомого до кормы ведущего. Это чтобы нас не сосчитали на радарных экранах, если засекут. Издалека мы сольемся в одно пятно, где может быть и тридцать флуггеров, и десять.

На полигоне нас поджидает автоматика, потому что людей в данном конкретном случае обмануть не удалось бы. Все знают, сколько кадетов в группе, то есть маскироваться бессмысленно. Кроме того, кто же нам разрешит отработать боевые стрельбы, когда на полигоне присутствует хоть один живой человек?

Правда, Переверзев — известный сплетник из второй группы нашего потока — как-то раз отловил меня, Оршева и Самохвальского и принялся вещать таинственным шепотком, что, мол, он точно знает, будто во время боевых стрельб в учебные мишени сажают осужденных на казнь. Если выживут, приговор отменяется. А глаза круглые-круглые.

Самохвальский — одногруппник Переверзева, сказал ему, что «болтун — находка для шпиона», а Веня Оршев пригрозил дать в лоб. Не пори херню, кадет! Потому как херня и есть, такого просто не бывает.

Сзади каждой колонны с небольшим превышением идут флуггеры инструкторов, приглядывают.

Наш верный «Дзуйхо» остался далеко позади, маршевые двигатели отработали разгон, и теперь мы догоняем Титан по орбите в инерциальном режиме. Наша скорость минус пять километров в секунду, с которой двигается спутник, составляет пятнадцать километров ежесекундно. Расстояние по дуге около шестидесяти тысяч, что означает больше часа лету.

Сатурн с орбиты Титана совсем небольшой. Его знаменитые кольца почти не видны из-за того, что мы смотрим на них практически «с торца» — угол наклона слишком маленький.

Титан — желто-оранжевый шарик. Атмосфера — просто чемпион непрозрачности среди всех спутников Солнечной, поэтому наша цель, материк Ксанаду, толком не просматривается. Но парсер «Горыныча» знает все!

На высоте четыреста начинается атмосфера. Оттормаживаем до двух в секунду. На высоте сто сорок начинается вторая ионосфера, парсер докладывает о сильной ионизации центроплана. Быстро входим в мощный слой облаков. Не видно ни зги и здорово трясет.

Мы снижаемся над морем Астрономов. Настоящее море, больше тысячи километров в поперечнике, только водичка там не для купания — метан-этановый раствор.

Идем красиво! Высота сорок метров. При скорости три тысячи километров в час это означает, что вместе с нами мчится волна штормовой мощи. Фронт прохождения группы словно выглажен утюгом, а на флангах вздымаются водные хребты, закручивающиеся в свиток. Позади растет стена взвеси, пылающая оранжевым огнем.

Булгарин приказывает не лихачить. Все верно, ускорение свободного падения на Титане в семь раз слабее земного, поэтому метановая пыль взлетает на сотни метров, а это, товарищи, демаскировка. Нас могут в два счета засечь по косвенным признакам, хотя сами флуггеры идут образцово, в гарантированной мертвой зоне радарного покрытия.

Сбрасываем скорость до звуковой.

Впереди виден архипелаг Принца Альберта. Сие означает, что эскадрильям пора расходиться на маршруты атаки.

Наш отряд отваливает влево, второй идет прямо между островами, третий — направо, мы берем полигон в клещи.

Скалы архипелага должны прикрыть наш маневр.

Слышится кодовый сигнал. Он означает, что отныне группа предоставлена сама себе. Инструкторы нас больше не сопровождают, начался зачет. Мы спешно отключаем автопилоты.

Я поглядываю на тактический экран. Затем, подумав, вывожу его на панораму кабины. Теперь я живу в виртуальном мире: безупречная зеленая картинка, координатная сеть, четкие контуры, углы, расстояния, тактические метки, прицельная цифирь.

Полигон совсем близко, и мы переходим на дозвуковую скорость.

Видны красные метки стационарных целей — условные строения. Однако ни зениток, ни подвижных целей (условная бронетехника) пока не наблюдается. Вводная гласит, что целеуказания с орбиты нет и не будет. Нам самим придется находить цели и распределять их между собой.

Эскадрилья разворачивается из колонны в двухшереножный фронт — три звена впереди, три сзади. Набираем дистанцию. Примерно два километра между парами, теперь не до четкого строя, надо выполнять задачу. Нас, судя по всему, еще не засекли.

Внимательно разглядываю гряду холмов впереди. За ними, во впадине — наши мишени. На высотках притаились зенитные точки. Скорее всего лазернопушечные «Иртыши». Старые машины, давно выведенные из строевой эксплуатации, но все равно: бьют без промаха.

Где бы я спрятался на их месте? Во-о-он та вершина очень заманчивая, и вон тот распадик, надо бы их предварительно пометить.

Новый кодовый сигнал: «Кратер». Вторая и третья эскадрильи на рубежах атаки, мы начинаем!

Врубаю все активные СОН — средства обнаружения и наведения — одновременно ставя истребитель свечой. Позади с секундной задержкой маневр отрабатывает ведомый.

На меня обрушивается вал информации: мобильные зенитки (ну, точно, за холмиком укрылись!), танки, зенитные ракеты (строго по-военному: ракеты ПКО, противокосмической обороны), временно неопознанные цели.

Нас тут же засекают, и начинается веселье!

«Горынычи» фильтруют гигабайты данных, электроника перекачивает их между бортами, распределяя цели, маршруты, оптимальные углы. Парсер определяет три ложные батареи зениток, заключая их в нейтрально синие рамки. А вот две метки прямо по курсу очень даже красные. Они меня видят, они в меня целятся.

Парсер фиксирует сразу три направленных луча радаров, а также лазерный дальномер, вероятно, с независимой станции наведения.

Автоматика моментально включает генератор помех, окутывая машину дифракционным облаком. Цельный радиообраз моего флуггера для противника распадается на множество мельчайших засветок, но меня продолжают уверенно вести по иммерсионному следу в атмосфере, так что расслабляться нельзя. Тем более что вот-вот истребитель захватит вражеская оптика!

Дистанция сто семь. Время реагирования легких систем противокосмической обороны от пяти до семи секунд. На четвертой секунде я жму на гашетку, створки оружейного отсека раскрываются и к целям выходят ракеты «Шакал» класса «борт-земля».

Я иду в первой волне, моя задача расчистить дорогу от зениток. Это все потому, что я — чемпион третьего курса по пилотажу и на втором месте по стрельбе, с меня и спрос больше.

«Шакалы» накроют цель через девять секунд — в меня успеют выстрелить, и не раз. Я обваливаю флуггер с километра обратно на предельно малые высоты и уже там, у земли, даю пару крутых виражей.

— Опасное пилотирование, — укоризненно замечает парсер (это правда, на таких маневрах кадеты и гробятся). — Рекомендую провести противозенитное уклонение в автоматическом режиме.

Ну это дудки! Я уж как-нибудь сам.

— Контакт с батареей, — говорит парсер.

На панораме высвечивается: «Отклонение 20, превышение 7. Отклонение 10, превышение 3. Отклонение 4.»

Все-таки успели пристреляться! Ведут строго по горизонтали, превышение 0.

Далее парсер фиксирует накрытие целей ракетами, красные метки гаснут. А еще он докладывает ровным голосом, дублируя слова отметками на боевом индикаторе истребителя.

— Есть контакт с лазером ПКО. Повреждение правой плоскости. Повреждение механизации второго оружейного отсека. Невозможно выпустить фантом.

Попали, сволочи!

Мы проносимся над верхушками холмов. Вот она, впадина, вот они, коробки пенобетона и жестянки тракторов! Я спускаю с цепи оставшихся двух «Шакалов» по целеуказанию парсера, и форсажу прочь! Надо успеть проскочить низину до пуска зенитных ракет!

Низина проносится под брюхом за две секунды, я успеваю отработать лазерными пушками по танку и удовлетворенно наблюдаю, как гаснет метка.

— Цель поражена. Шакал-5, Шакал-6, цели поражены, — бесстрастно говорит парсер.

Ну что же, хорошо! Три основных мишени в один заход — два строения и танк, да еще две зенитки — это без пяти минут значок «снайпера», и без двух целей зачет. Оставшуюся пару придется добивать лазером в пикировании, «Шакалов»-то не осталось, но это ничего. Справимся.

Вот что значит хороший план операции: подкрались, отработали, удрали!

— Пуск ракет ПКО, — говорит парсер. — Ракета-1, дистанция тридцать семь, ракета-2, дистанция тридцать восемь.

— Нас ведут! — крикнул Оршев, благо радиомолчание больше не требуется. — Ты пуск засек?!

— Засек! Подпускаем на пять, вываливаем фуллерен и делаем «кобру»!

— Меня «кобра» не спасет, у меня второй «банан» с фланга!

— Короче, уворачиваемся и вверх, а то график погорит!

— Кадеты, время! — слышится голос Булгарина. — Стараемся, кадеты, стараемся!

Я едва удерживаюсь, чтобы не послать каплея, ведь если нас собьют, то не видать зачета, и график не понадобится! Это он нарочно блажит, для создания боевого нервяка.

От ракеты мы увернулись. Парсер зафиксировал поражение левой консоли снопом осколков от дистанционного подрыва, но несерьезно, даже аэродинамические рули исправны. Вся эскадрилья в строю. И, о чудо, все отстрелялись мастерски! То есть перспектива зачета из туманной превратилась в реальную.

Маршрут ведет нас вверх до высоты сто, где мы построимся и пойдем добивать полигон с пикирования.

И тут…

— «Дзуйхо» всем! «Дзуйхо» всем! — оживает экстренная связь. — Говорит Кайманов! Обнаружен посторонний звездолет, повторяю, посторонний звездолет! Запрос «свой-чужой» игнорирует. Цель не опознана! Повторяю, цель не опознана! Немедленно прервать выполнение учебной задачи и возвращаться к «Дзуйхо»! Повторяю: всем на полной скорости к «Дзуйхо»!

— Ниппонский бог! — отзывается Булгарин. — Кадеты, слушай мою команду! Всем собраться в точке рандеву по моему целеуказанию! Всем держаться в хвосте пилотов-инструкторов, вперед не вырываться!

— А я что говорил? — это Глаголев. — Вот Богун тихарила! Ты только послушай, на аналоговом канале!

— Что, опять?

— Опять — это не то слово!

Я повел истребитель по булгаринским координатам. Сзади, как приклеенный, держится Оршев.

Психика на известие отреагировала спокойно, без сердечных замираний. Кто, скажите на милость, может быть в Солнечной? Конкордианцы, они же в просторечье клоны? Чоруги? Со вторыми у нас мир, с первыми — дружба навек; собратья по Великорасе, как-никак, хоть и двинутые по фазе.

А что у нас на аналоговом?

— Андрей! Румянцев! — кричит Оршев, да-да, кричит! — Вруби аналоговый!

На аналоговом было что послушать.

— Шап-шап-шапп… шапанат… шап… шеп-шеп… шпанат-шап-ша-шап… — Шипящий шквал звуков царапнул мои трепетные нервы. Шипело и скрежетало. Но это были не помехи. Упорядоченный сигнал. Настолько чужой, что психика запоздало среагировала тем самым сердечным замиранием.

— В бога мать их душу, это что такое?! — послышалось восклицание капитан-лейтенанта Петровского, инструктора второй эскадрильи.

— Не богохульствуй, — одернул его Ефим Епифанов — инструктор третьей. Он был с Большого Мурома, так что речь его отличалась повышенной обстоятельностью. — Имя Божье всуе не поминай! Но звуки похабные.

— Я же говорил! А ты не верил! Вот теперь послушай! — снова Глаголев. — Мы со Славой прошлый раз только секунд пятнадцать это слушали, и то тихонько. А теперь… блин, да сигнал просто ох…нной силы!

Глаголев начал материться в эфире. Значит, нервничал. Сильно нервничал. Я от него за три года грубого слова не слышал ни разу, а тут пожалуйста. Да еще на открытом канале… Если выдержанный и флегматичный Глаголев матюгается, значит, все очень плохо!

В эфире родился страх, он пополз через динамики прямо в наши сердца.

— Все заткнулись! — рыкнул Булгарин. — Внимание на экстренный!

— Здесь Кайманов! Цель разделилась! Они… поднимают флуггеры?! Слушать приказ: все машины на взлет! Прикрывать ближнюю зону авианосца, огонь только ответный! Первыми не стрелять! Повторяю, первыми не стрелять!


Теперь мы видели его.

Мощные устройства слежения и беспилотные зонды-разведчики «Дзуйхо» вцепились в незнакомца, передавая нам вылизанную цифровую картинку.

Громадина нечеловеческой конструкции. Четыре километра в поперечнике, не менее пяти — в длину. К массивной центральной гондоле на пилонах прилеплены четыре сдвоенных серповидных надстройки. Сильнее всего чужак напоминает крючок на акулу, если бы акула вымахала километров этак до ста!

Ничего похожего на иллюминаторы. Глаз привычно силится найти маршевые или маневровые дюзы — и тоже не находит.

В телеметрии видна нехорошая масть чужака: от холодно-голубого до темно-синего, тоже предельно холодного. Смотреть на звездолет неприятно, цветовые переливы будят безотчетное беспокойство.

Чужак поднимал флуггеры, если их можно было так назвать. В носовой части центральной гондолы растворились шлюзы и… в космосе почти одновременно объявились двадцать летательных аппаратов! Чужак выстрелил их с темпом очереди из пулемета!

Три аппарата направились в сторону наших беспилотных разведывательных зондов. Вспышки — и ясная картинка исчезла. Скорость у чужаков впечатляющая!

— Они открыли огонь, — констатировал Кайманов.

И парой секунд позже:

— Внимание! Получен приказ штаба Первого флота. Цитирую: «„Дзуйхо“ — сохранять контакт с агрессором. Атаковать противника всеми наличными силами. Продержаться до прибытия эскадры. Помощь близка. С вами Россия и Бог!»

«Ну что же, Румянцев, — подумал я, — а вот это уже не зачетный вылет и не учения».

К счастью, на борту авианосца находились и две полноценные боевые эскадрильи, укомплектованные опытными офицерами, а не кадетами.

Иначе были бы мы хороши! А так — подергаемся еще! На «Дзуйхо» — двенадцать истребителей и десяток торпедоносцев, плюс — наша армада из сорока двух машин.

Как же хорошо, что каждому «Горынычу» подвесили по два блока «Оводов»! Подвесили, конечно, в нагрузку для утяжеления, но кто же знал, что пригодятся? Но вот, оказывается, пригодились.

Только бы успеть…

Дистанция от авианосца до чужака пять тысяч. От нас — все двенадцать.

Стало быть, с предельным ускорением доберемся минут через пятнадцать — с учетом того, что в ближней зоне корабля придется сильно оттормаживать, иначе проскочим.

Мы превратились в пули, почти не способные к маневру, мы пожирали пространство, и каждый, я уверен, надеялся, что чужаки не полезут в драку! Зонды сбили, да. Может быть, они просто не любят, когда на них пялятся?

Но нет, нет… Двадцать флуггеров неизвестной конструкции устремились к «Дзуйхо»!

Скорость у них была страшная.

Страшным оказалось и вооружение.

Наша эскадрилья прикрытия смело бросилась в бой, а торпедоносцы остались в барраже возле авианосца.

Эфир взорвался.

— Гурам, Гурам! Они умудряются сбивать «Оводы»!

— Приказываю использовать не менее шести ракет на цель!

— А вот ты попался браток, сейчас…

— Я попал! Вы видели?! Два импульса точно по центру, а ему хоть бы что!

— Почему они не стреляют?!

Чужаки наступали с четырех направлений. Пятая группа держалась в тылу, видимо, они понимали, что такое резерв. А я вот не понимал, отчего молчат их пушки. И никто не понимал, пока на дистанции сто, когда «Дзуйхо» уже отстрелялся по ним своими зенитными ракетами, чужие не дали залп.

Наши парсеры принимали трансляцию с передовых флуггеров, так что мы видели, как чужаки разродились длинными очередями вспышек. Ослепительно белых, пронзительных и смертоносных!

«Горынычи» успели начать маневр уклонения — видимо, они засекли работу вражеских систем наведения — но… за секунду, за одну короткую секунду, сразу три истребителя разлетелись в пыль. Буквально в пыль! Одного прямого попадания хватало, чтобы флуггер превратился в облако пара, потоки квантов и десятки мелких обломков!



Эфир разрывался матом и криками.

— Что за?!..

— Чем они стреляют?

— Мать вашу, что это было?!

— Леня, Леня, на связь! Отзовись!

— Приказываю отходить в зону эффективного ПКО авианосца! Отступаем! Слышите? Отступаем!

И тут волна ракет достигла чужаков! Да, они тоже были уязвимы! Их невероятные пушки успели расстрелять половину на подлете, часть ушла мимо, но от остальных им пришлось уходить на маневре. Маневрировали они отлично, за пределами конструкционных возможностей наших машин. Но ракеты все равно находили их и стирали метки с экранов.

Четыре машины взорвались, еще две потянулись к родному звездолету, оставляя газовые шлейфы за кормой.

Мы вошли в контакт. Начался бой! Невиданный, в тактических наставлениях не предусмотренный!

Чужаки выдерживали по пять-шесть прямых попаданий из лазерных пушек. В это трудно поверить, но это так. А их орудия были воплощенной смертью! Если ты оказывался в прицеле, оставалось только молиться и фигурять так, что голова отрывалась.

Хуже всего — эта дьявольская скорострельность. Наши лазеры вынужденно тратят время на перезакачку, выдавая не больше импульса в секунду. У них подобные проблемы не возникали. Чужаки начинали лупить очередью, пока цель оставалась в прицеле.

Зато ракет у них не было. Ни ракет, ни других кинетических средств поражения! А вот наши ракеты работали замечательно.

Но все равно, если бы не трехкратное численное превосходство и не зенитные батареи авианосца под боком, пришлось бы туго. Мы потеряли половину строевой эскадрильи!

— Кадетам: выпустить все ракеты залпом и уходить! В собачью свалку не лезть! — надрывался Булгарин.

Мы так и сделали, но все равно: поучаствовать в драке пришлось. Мы фигуряли восемь минут — по крайней мере часы высветили именно такой хронометраж. А мои биологические часы натикали за то же время не меньше часа!

Через восемь минут оставшаяся шестерка чужаков пошла назад к своему зловещему голубому звездолету, а мы получили приказ сесть на «Дзуйхо» и принять противокорабельные ракеты «Мурена» для атаки в первом эшелоне перед торпедоносцами.

— Лев Михайлович! — Глаголев почти плакал. — Товарищ капитан первого ранга! Но они же за это время уйдут в Х-матрицу! Улизнут, сукины дети!

— Выполнять приказ! — отрезал Кайманов. — Истребителям — домой!

— Чем вы собрались с такой махиной воевать, товарищ капитан-лейтенант? Пушкой «Ирис»? — вставил инструктор Гурам Зугдиди.

Я перекрестился. Вообразить атаку на чужой звездолет было до чертиков страшно. Какие же у них должны быть зенитные средства, если легкие флуггеры так садят?

Мерзавцы, конечно, сбегут. Ну и пусть.

Но они не сбежали. Они принимали свои флуггеры, а «Дзуйхо» принимал свои.

Я вел флуггер к посадочному столу, когда на радаре, буквально из ниоткуда, появилась новая метка. Жирная метка! Размером с линкор, не меньше. Она почти сливалась с меткой чужака, между ними было километров пять.

Это что за напасть?!

Определенно, это был наш, дружественный корабль! Но кто именно, почему нет точной идентификации?

Загадочный линкор, назовем его так, дал хороший ракетный залп, а потом еще один.

Дюжина огромных стальных рыбин обрушилась на бока инопланетной вражины, а линкор исчез!

Исчез, товарищи!

Откуда он взялся? Куда пропал? Что это вообще было?! Тридцать секунд на радаре и всё — чистый вакуум!

Я был уверен, что у меня глюки на нервной почве. Но если так, то следовало признать, что крыша потекла у всего состава учебного авиакрыла номер 11. Из тех, кто еще оставался в космосе, конечно.

Кайманов властно пресек хор удивленно-восторженных воплей и отдал новый приказ:

— Посадку истребителей отменяю. Торпедоносцы, вперед! Истребителям сопровождать торпедоносцы. Приказываю атаковать поврежденный борт.

— Но кто его повредил, этот борт, товарищ каперанг? — не унимался кто-то особенно пытливый.

Ответом ему было суровое каймановское:

— Тишина в эфире! Это приказ. Я не знаю, что это было, но впечатления держать при себе. Любому, кто расчирикается, лично отверну голову! Вы меня знаете!

Мы знали Кайманова. Этот отвернет, точно. Поэтому торпедоносцев на рубеж атаки выводили молча. В самом деле обсудить хотелось многое, да нельзя.

Чужаку досталось крепко. Переливчатая льдисто-голубая броня была раскурочена, техногенные внутренности искрили, иногда что-то взрывалось, выбрасывая в космос обломки и облачка мгновенно рассеивающейся огненной плазмы. Двенадцать тяжелых ракет в упор — не шутки.

Судя по разрушениям, здесь поработали чудовища вроде отечественного многоцелевого ракетного комплекса П-1900 «Титанир» или европейского «Эшенбах». Я вообще удивился, что звездолет еще не развалился на куски! Единственное объяснение — его колоссальные размеры.

Но даже этому гиганту нездоровилось: огневые средства поврежденного борта молчали, да и с уходом в Х-матрицу, видимо, возникли проблемы, иначе чего ждали чужаки?

— Эх, захватить бы его! — мечтательно вздохнул кто-то из торпедоносцев, нарушая приказ Кайманова.

— Ага, сейчас. Роту осназ прихватить забыли, — ответили ему трезвомыслящие.

— А если они себя подорвут? Вместе с тем осназом?

— А-атставить! Цель в визирах. Работать по пробоинам в центральной части корабля! Пуск по готовности.

Двадцать торпед сорвались с направляющих.

Двадцать рыбин, каждая с тремя тоннами силумита, нырнули в проломы.

Рвануло!

Мы не видели где — торпеды прошивали внутренние объемы корабля на десятки и сотни метров, и уже там, в глубине, срабатывали боевые части.

Нами наблюдались лишь последствия: огромный корабль рассекла трещина, сиявшая золотом.

Потом еще одна отчленила носовую часть центральной гондолы.

Броня корпуса пошла волнами, взбугрилась, посыпалась каким-то неаппетитным крошевом. Тектонические разломы окаймлялись сериями взрывов, и вдруг все пробоины разом исторгли вулканы плазмы, вынесшие наружу куски корабельной начинки.

Тут и конец чужаку!

Я был слегка разочарован, так как ожидал катастрофы вселенских масштабов, а звездолет развалился, будто старый небоскреб при землетрясении.

Впечатляет, но до вселенской катастрофы не дотягивает.


Когда мы уже стояли на палубе «Дзуйхо» и вовсю делились впечатлениями, из Х-матрицы вынырнула наша эскадра. Кайманов успокоил командиров вновь прибывших кораблей, что мы в основном живы, справились сами, и пригласил на чай.

Н-да.

Справились.

Только не сами.

Кто нам помог? Кто бы это ни был — очень вовремя. Эскадрилья торпедоносцев многокилометровую гору самостоятельно не осилила бы.

— Ну, ты видал? — поинтересовался я у Оршева.

— Видал! — ответил он и показал большой палец. Дурак.

Я так и сказал:

— Дурилка, чему радуешься? А если бы вражеских флуггеров было не двадцать, а, скажем, сорок? Или шестьдесят? Нас бы выпотрошили, не моргнув глазом!

— Жив, вот и радуюсь. Что, нельзя? Кстати, ты обратил внимание на их машины?

— Все глаза проглядел.

— И как они тебе?

— Смерть. Вообще!

— Да понятно, что смерть. Я не о том. Ты заметил, что они все разные? Ни одного похожего! Вроде, все одинаковые, похожи на их корабль, только мельче…

— У меня телеметрия выдавала от четырнадцати до двадцати двух метров в длину, — вставил я.

— Вот-вот! И размеры разные! Сперва внимания не обратил, а теперь понимаю, что машины однотипные, но все отличаются. Ну, как тебе объяснить… Как «Руссо-Балт» от «Блитца»! Обе легковушки, четыре колеса, кузов, мотор, а ни одной похожей детальки. Так и тут.

— Точно! А ведь это, Веня… — начал было я, но меня прервал повелительный рык Кайманова.

— Стройся! — на палубе воцарилась тишина, нарушаемая лишь дробным топотом ботинок. — Равняйсь! Смирно!.. Товарищи пилоты! Сегодня мы столкнулись… хрен знает с чем. И мы его упокоили. Так что — спасибо за службу!

— Слу! жу! Рос! си! и! Тарщ! кап! тан! вто! р-рого! ран! га! — проревели мы.

— Все молодцы! Кадетам сегодняшний бой… с учетом особых обстоятельств, засчитывается как зачет по летной и огневой подготовке.

— Ур-ра!!! — тридцать шесть наших глоток заставили подволок содрогнуться.

— Спасибо вам, ребята, что помогли и остались живы! — продолжил он после волны восторгов. — Ничего другого я от вас и не ждал! А на капитан-лейтенантов Лучникова и Глаголева сегодня же напишу представление к награде за уничтожение четырех флуггеров противника, по два на брата. Тишина! Служите России, я знаю. Далее. Только что пришла шифровка из штаба. Нам всем отдан приказ о неразглашении любых деталей сегодняшнего боя. Уровень секретности — «Азов». Это значит… впрочем, вы знаете сами, что это значит.

Ого! «Азов»! Да, мы знали. За нарушение такого режима секретности — пожизненное заключение в военной тюрьме без права переписки. В военное время — расстрел.

— Всем надлежит сегодня посетить Особый Отдел для оформления соответствующих подписок. Друг от друга у нас секретов нет, но настоятельно рекомендую воздержаться от обсуждений даже в узком кругу. Дело чрезвычайно серьезное. Чрезвычайно. Со мной связывался сам главком Пантелеев! Дело на его личном контроле и на контроле Глобального Агентства Безопасности. Так-то… Вопросы?

— Разрешите! Товарищ каперанг, я все понимаю! Только не понимаю, кого мы сегодня валили? — спросил Гурам Зугдиди с очаровательно неистребимым кавказским акцентом.

— Кто бы знал, — развел руками Кайманов. — Насколько я могу судить, наверху удивлены не меньше нашего. Все, абсолютно все записи из парсеров будут извлечены сегодня же! Информационные блоки предписано снять, опечатать и сдать в распоряжение ГАБ… И да: я не знаю, кто нам сегодня помог. По этому поводу приказ не менее строгий: молчать! А теперь: вольно — и шагом марш в Особый Отдел. Закорючки ставить будем!

Кавторанг оправил фуражку и первым пошагал к выходу.

Глава 2

КАДЕТЫ

Май, 2621

Северная Военно-Космическая Академия, архипелаг Новая Земля

Российская Директория

Рапира — Кресту: Утрачена связь с агентами Эфир и Белый на планете Цандер, пункт внедрения — Кастель Рохас. В оговоренное время агенты на связь не вышли. На настоящий момент пропущено два сеанса связи. Прошу разрешения на работу связного.

Крест — Рапире: Связного высылать не разрешаю. Установить местонахождение агентов Эфир и Белый по косвенным данным.

Рапира — Кресту: Ситуация прояснилась. По данным криминальной полиции Кастель Рохас, агенты убиты.

Крест — Рапире: Сожалею. Приказываю начать проработку нового внедрения. Произвести анализ работы агентов Эфир и Белый. Вербовку и внедрение нового агента согласовать со мной.

Родителей я не видел давно. Такое ощущение, будто вообще никогда не видел. То есть, я точно знаю, что это не так, просто воспоминания отсечены прозрачной, но непроницаемой стеной, которая разделяет время до Академии и сегодняшний день. Я вижу, знаю, помню, но все это осталось там, в другой жизни.

Школа, родители, солнце и теплое море — это было так недавно, и так давно, что теперь кажется нереальным. Моя реальность другая — флуггеры, лекции, кроссы, центрифуга и 12g, опять лекции, матчасть, и снова флуггеры. А еще — холодное серое небо и холодное серое море. Слева Баренцево, справа Карское, и никуда не деться.

Полгода ночь. За это время успеваешь забыть, как выглядит Солнце и некоторые сокурсники, потому что в светлое время суток их никогда не видишь. Полгода день, солнышко не прячется за горизонт совсем, отчего едет крыша. Вообще, на Новой Земле крыша от всего едет: в октябре — холод, в марте — холод, в августе пять градусов жары… А я в Севастополе вырос.

Семьдесят первый градус северной широты и пятьдесят второй градус восточной долготы образуют перекресток, на котором разместился космодром Колчак — военный гигант со значением на все полушарие. Здесь раньше был поселок Белушья Губа. Теперь никаких губ — огромная космическая гавань, а заодно немелкий морской порт.

Чуть ближе к полюсу среди романтики мыса Большевик стоит Северная Военно-Космическая Академия. Отчего нас законопатили в такой дыре? Во-первых, удобно. Во-вторых, я думаю, из тех же резонов, что были у Петра I, когда он строил город имени себя: здесь выживают только те, кому в самом деле это нужно. Лишних людей здесь не бывает.

У нас есть собственный небольшой космодром, станция монорельса, соединяющего нас с Колчаком, учебные здания, станция Х-связи, даже поселок Медвежий имеется. Все развлечения сконцентрированы там — в Медвежьем, и развлечений тех негусто. А что делать? Высматривать в свинцовом океане штабной корабль «Урал», конечно, интересно, но задалбывает раза с десятого.

Сегодня у меня небольшой праздник — подошла очередь бесплатного сеанса Х-связи, который я решил употребить для звонка родителям. Они сейчас далеко, на планете Клара, так что, сами понимаете, других вариантов нет.

— Есть Клара, — сообщил автомат, и экран в кабинке ожил. — Абонент Константин Игоревич Румянцев передает сообщение.

Это значит, что нужно сидеть и ждать, пока папа наговорится, а уж потом отвечать самому. На экране появилась фигура отца в обрамлении его любимого уникального порядка в кабинете.

— Здравствуй, Андрей. Мама очень скучает. — Папа лаконичен, к счастью.

— Привет, отец. И маме привет! Ее нет поблизости? Хочу на нее поглядеть. Как вы там? Не болеете? У меня полный порядок: учусь, летаю, девочек кадрю. Зачетную сессию почти закрыл, хвостов не наблюдается. Дай похвастаю: мне дали значок «истребитель-снайпер» — я за один заход накрыл три наземные цели. Вот как-то так и живу.

Десятисекундная пауза. Х-связь сегодня работает выше всяких похвал, как будто по обычному вифону болтаешь. Ну почти.

— Молодец. Нет, не болеем, все в порядке. Думаем через месяц прилететь на Землю, ты заглядывай в гости. Мать хочет пообщаться, уступаю место. Давай, сын, учись! Я тебя люблю. До свидания.

В этом весь мой папа. Не виделись Бог знает сколько, между нами прорва парсеков, но это совсем не повод распускать нюни! Две-три фразы, «я люблю тебя» и хватит. Папа Костя — суровый человек. Я даже не могу сказать уверенно насчет его отцовской любви. Никаких внешних проявлений в общепринятом смысле я от него не видел. Никогда.

О здоровье у него интересоваться бесполезно, оно может быть только хорошее или блестящее. Папе скоро семьдесят. Но больше сорока — сорока пяти ему дать невозможно. И это все без каких-либо хитростей медицины! На моей памяти он ни разу не чихнул и не высморкался.

Железный человек. Выпивает рюмку водки на Новый Год. Никогда не курил. Утро начинает с двадцати подтягиваний и трехсот отжиманий. Вокруг него всегда полный порядок: просыпается в шесть утра, никуда не опаздывает, говорит только по делу, в кабинете не выживает даже пыль. Я не видел, чтобы он специально занимался уборкой. Кажется, порядок он как-то генерирует, что ли?

Я на него совсем не похож, ни одной общей черты. Разгильдяй, умело пью, люблю подрыхнуть, да и внешне никакого сходства.

Я не знаю моего родителя. Совсем. Знакомы двадцать два года, а мне даже рассказать о нем нечего.

— Здравствуй, Андрюша! — появилась мама, Любовь Григорьевна — бледная женщина с грустными глазами. — Как ты там? Не устаешь? Послушай, будь осторожнее, я сон видела нехороший про ваши самолеты. Что Катя? Ты ее не обижаешь? Она хорошая девочка, береги ее, и себя береги. Мы с папой скоро приедем, ты бы нас познакомил, то-то радости! Кормят вас хорошо?

А это мама: как есть. До сих пор думает, что мне десять лет и норовит накормить. Зато она духовидица, как сказали бы на Большом Муроме. Ей абсолютно невозможно врать, она всегда все про меня знает. А еще ей снятся вещие сны. Всегда в точку. Не успели мы вернуться с Титана, пожалуйте: «нехороший сон про самолеты».

Я успокоил ее, а она мне не поверила, как обычно. Рассказал, что у меня полный порядок, что с «самолетами» все хорошо, кормят на убой. Вот только про Катю не рассказал. С Катей предстоял тяжелый разговор сразу после Х-связи, так что рассказывать пока нечего, потому что маму расстраивать нельзя. А она расстроится, ведь она так хочет меня обженить! Лет с пятнадцати, когда я начал активно общаться с лучшей половиной человечества.

На Любовь Григорьевну я тоже не похож. Даже удивительно, как родители умудрились меня соорудить, такого шоколадного?!

А еще, я совсем не помню своего детства. Мама показывает фотоальбомы, где зафиксирована моя эволюция, от зародыша с инопланетной мордочкой до пухлого карапуза и нескладного большеголового школьника, а я не помню. Ничего. Первые смутные воспоминания начинаются классе так в пятом.

Невольно задумываюсь иногда: а не приемный ли я ребенок? Вроде бы нет… И как отец — статный красавец, умудрился сойтись с серенькой мышкой на двадцать пять лет младше? Как у них получился я, без намеков на фамильное сходство? Только все это вопросы для рефлектирующих хлюпиков, а я совсем не такой, посему они, эти размышления, всплывают редко. После таких разговоров, например.

Так, с сыновним долгом рассчитался! Теперь необходимо утрясти личную жизнь.

Катя Солодовникова учится на лингвиста в Архангельске. У нас странный восьмимесячный роман. Познакомились случайно, видимся редко, потому что оба зверски заняты. Когда видимся, в основном скандалим. Точнее, Катя скандалит, а я терплю.

Екатерина — ослепительная красавица с повышенными запросами. Ей девятнадцать, родилась и выросла на планете Грозный в городке Рождествено — мягко говоря, не столичная штучка! Однако по замашкам даст фору половине тридцатилетних светских львиц, которые покоряют глянцевые обложки и ковровые дорожки.

Судя по всему, наш недоделанный роман подошел к концу. Я с трудом понимаю, что она во мне нашла? Как мы протянули так долго? Мама, конечно, поглядела на фотографии и завела разговор о свадьбе-внуках-семье-квартире. Да не судьба ей. И мне. И слава богу!

Я вышел из кабины Х-связи, достал из кармана коммуникатор, повертел его так и этак, а потом плюнул на трусливую осторожность и набрал номер.

Ругаться я не собирался. Не люблю конфликты, тем более что Екатерина сама все отлично устроит! Пара гудков — и вот уже на экране ее лицо, золотые локоны и две тысячи упреков вместо «здрасьте».

— Румянцев, где ты вообще был?!

— Здравствуй, Катюша.

— Ты мне баки не забивай! Где тебя носило?

— У нас летная практика была. Зачеты сдавали. В космосе. Неделю. Я все сдал, теперь немного посвободнее…

— Это очень хорошо, Румянцев! А позвонить тебе в голову не пришло? Знаешь, взять и позвонить! Или хоть сообщение кинуть! «Катя, я тебя люблю», и все такое! Почему ты думаешь, что я кукла? Обращаешься со мной ты именно так! Захотел — пропал, захотел — позвонил! Я не пустое место, я человек, у меня эмоции! И потребности, между прочим! Я волнуюсь, а у него практика!

— Чего за меня волноваться?

Катюшке невдомек, что с орбиты Сатурна я позвонить не могу, а Х-связь на авианосце строго служебная. Она с трудом понимает разницу между телефоном и Х-передатчиком. Блондинка, что поделать.

Подумаешь, авианосец! Должен был позвонить, и никаких!

Что-то в этом духе я ей и рассказал. А она мне — все что думает.

— Знаешь что, Румянцев, не хочешь меня видеть — не надо!

— Я хочу тебя видеть, и не только, ты знаешь.

— А толку? Какой с тебя толк? Когда ты последний раз приглашал меня в оперу? В ресторан? С тобой даже на море не съездить!

— Катя, а вот чего ты от меня ждала? Я кадет, постоянно учусь, денег у меня — стипендия раз в месяц, и всё! Какой ресторан? Какая опера?!

— Румянцев, я тебе честно скажу: ты отпадно трахаешься. Ничего, что я так грубо? По-вашему, по-казарменному? Так вот, на этом твои достоинства оканчиваются! Ты невнимательный, нечуткий, грубый, неромантичный. Да к тому же еще и нищий!

— Катя, если тебе нужен…

— Да, Румянцев! Да! Я дорогая женщина, мне нужен гибрид вибратора и банкомата! И всегда под рукой! А ты болтаешься невесть где! В своем космосе! И на меня ноль внимания!

Н-да. Слышала бы мама. Я все расскажу, а она не поверит. «В мое время таких отношений быть не могло!» И точка. Раз в ее время не могло, значит, я виноват. Поругался с очередной «замечательной девушкой».

— В постели с тобой хорошо, Румянцев! И всё! И то редко! Новый Год чаще! — закончила она обвинительную речь.

— Послушай, если я такой плохой, тогда зачем ты так долго меня терпишь?

— Дура потому что! Но теперь всё. Всё! Эта твоя выходка была последней! Слышишь?! Можешь мне больше не звонить! Я стираю твой номер!

— Катя…

— Прощай, Румянцев! Желаю тебе найти в лесу клад и тут же его продолбать!

Отбой.


В казарму я возвращался совершенно холостым, вольным орлом.

Вот ведь дура! Или это со мной что-то напутано? Сколько раз, и все одно и тоже. Знакомство, койка, искры из глаз, а потом выясняется, что я: неромантичный, грубый и нищий. Говно, короче. Как будто сразу непонятно, что с кадета взять нечего. У кадета, как у латыша, хер да душа.

Как я умудряюсь находить таких трепетных? И ведь не знает трепетная, что недавно ее милого могли пустить в распыл! Трепетная думает, что военный пилот — это такая же работа, как телеведущий, или управляющий в банке, или еще что-то такое, аналогичное и стабильное.

А я-то хорош! Чего ждал? Но ведь ждал чего-то, ждал. Любви, например. Отношений. Девушке мозг запудрил, она теперь плакать будет, из-за меня, непутевого.

Ну и фиг с ней. И вообще со всеми. Учиться надо, бл-л-л-лин.

В корпусе я наткнулся на Пушкина, Самохвальского, Оршева и Чубина. Судя по распаренным лицам, они только что покинули спортзал и маршировали в столовую на ужин.

— Товарищи, вы знаете, что после занятий спортом нельзя есть два часа?

— Ха-ха, Румянцев! У тебя рожа такая, ух! Злая! Дай-ка подумать… тебя бросила твоя Дульцинея? — Переверзев проницательный, как всегда.

— Не твое дело.

— Отстань от человека, — сказал чуткий Коля Самохвальский.

— Бросила и ладно! Пусть ей будет хуже, — вставил Пушкин, президент клуба «Умру Холостым». — Чубин, что молчишь? Поддержи одногруппника!

— Очень надо. Румянцев, тебя поддержать, или сам справишься?

— Сам.

— Ну вот видишь! Всё хорошо. Слушайте, коллеги, вы контрольную по реакторам уже писали? Самохвальский, ты самый умный, расскажи, что там и как? Какие вопросы были?

— Обычные вопросы, а вот новый препод — зверь. Списать просто нереально. Мне не страшно, а Сашку Пушкина чуть не спалили.

— Это у вас новый препод, — сказал Оршев. — У нас остался Становой, он мужик нормальный, с пониманием.

— Повезло, — ответил Пушкин.

— Факт, повезло.

В столовой было людно и беспорядочно — по случаю воскресенья. (Обычно-то питаемся под барабан, строем, с вытаращенными глазами, потому как на время. Не успел — ходи голодный! Это флот, кадет).

— Какие планы на вечер, товарищи кадеты? — поинтересовался Оршев.

— Может… партейку в преферанс? — предложил я, а Венечка скривился, так что стало ясно — надоело.

— Новый сезон «Рейдера „Яхонт“» выпустили. — Переверзев поглядел на нас провокационно. Для людей, не чуждых военфлота, данный сериал был популярнейшим раздражителем, в смысле расхождений во мнениях.

— Дрянь ваш «Яхонт», я на него вечер тратить не собираюсь, — заявил Самохвальский, всем известный противник визора. — Не понимаю, как вы, образованные люди, можете смотреть такую галиматью?!

— Почему сразу «галиматью»? — обиделся Переверзев. — Интересно и забористо, что еще?

— Я так думаю: собрался снимать — разберись в теме. У них консультант вообще чем занимается? В каждой серии непрерывная брехня! Этот, как его… одноглазый…

— Кнорозов? — подсказал Чубин.

— Во! Кнорозов! Что он нес в последней части? — Самохвальский закатил глаза и насморочно прогундел: — «Приказываю компенсировать работу поврежденных маневровых дюз реверсом дейнекс-камеры!» Вот это яркий пример! Каким реверсом? Куда?! Ребенку известно, что силовой эмулятор может создавать виртуальный вектор силы тяжести и только! Никаких маневров с его помощью совершить невозможно! Просто не-воз-мож-но! А сам рейдер? Вы в состоянии вообразить, чтобы в авианесущий рейдер, где флуггерам тесно, умудрились врезать установку тяжелейшего МРК «Пацифик»? Их на линкор еле-еле восемь штук влазит! А в том сезоне, я помню, очень даже на рейдер уместились! А форма? Летная форма номер три у них с погонами! С погонами!!! Не-е-ет, я эту чушь больше смотреть не намерен!

— Коля! — воскликнул я. — Чушь, конечно, но фильм совсем не о том! Не про погоны, и не про ракеты. Это антураж, чтобы было интереснее. Фильм о людях! О человеческих отношениях в экстремальной ситуации! Режиссура на крепкую четверку, актеры играют неплохо. Не шедевр, но смотреть определенно можно.

— Дрянь актеры, — сказал Чубин. — Кнорозов еще туда-сюда, ну так он лауреат, номинант и вообще классик. Остальные играют просто никак. Вот Латынина, которая главную героиню играет? Это разве игра? У нее всех талантов только что сиськи красивые.

Тут вскинулся Пушкин. У него папа режиссер, так что на любые замечания на тему актеров Саша реагирует живо.

— Ты, Чубин, не понимаешь. Латынина — хорошая актриса. Я бы сказал, очень хорошая. У нее одна беда — умеет играть исключительно саму себя — скандальную, самовлюбленную дуру. В «Яхонт» ее, конечно, зря взяли, потому что офицера в бою изобразить она не сумеет. Кстати, насчет талантов ты не прав — у нее еще и ноги отличные!

— Да, поддерживаю! Как у призовой кобылы! — это в устах Переверзева комплимент, высший, без дураков! Володя лошадей любит больше, чем людей, так что если у девушки ноги, как у призовой кобылы, значит в самом деле ноги высшего класса.

— Мое мнение такое, — заключил Пушкин, — фильм троечный, но смотреть я его все равно пойду, потому что альтернатив никаких.

— А в преферанс?

— Румянцев, с тобой играть неинтересно, потому что бесполезно. Вся приличная карта всегда у тебя, уж какой интерес!

Оршев допил чай могучим глотком и сказал:

— Если уж смотреть, тогда в кинозале. Спецэффекты уж больно хорошие, на маленьком визоре никакого удовольствия.

Мы разом засобирались и потопали в кинозал, даже Самохвальский, который неинтеллектуальное синема терпеть не мог, но смотрел, из компанейских чувств.

Сериальчик «Рейдер „Яхонт“», если честно — тот еще пример киноискусства. И тем не менее уже третий сезон вся Российская Директория торчит перед визором, не отрываясь! Есть в нем что-то такое, отчего смотреть хочется, какая-то загадочная изюминка.

Первая серия нового сезона начиналась здорово! Рейдер падал на планету Дурга и падал со вкусом, минут двадцать. От него отваливались куски, что-то постоянно взрывалось и горело. Росфильмовские специалисты расстарались на все деньги, выглядело жутко.

Любимым приемом был крупный план корабельного отсека: все трясется, дрожит, а потом вдруг прямо в объектив вылетает какой-нибудь здоровенный агрегат и пугает всех до поноса.

Вокруг корабля вились пиратские флуггеры и поддавали жару из твердотельных пушек, и никакая актерская игра была не в силах испохабить шикарные взрывы, крупноплановые пролеты камеры с самыми головокружительными виражами и километры огня.

Горело, кстати, отлично! Именно так, как оно бывает в космосе и верхних слоях атмосферы на скорости шесть километров в секунду.

— Тащ кавторанг! Уничтожена зенитная батарея номер три!

— Прорвемся! Пра-ар-р-рвемся!!! — талантливо рычал Василий Кнорозов, вцепившись в рукояти управления. Где шлялись пилоты в это время — не знаю. Видимо, их уже убили. Все четыре штатные смены.

— Капитан! Прямое попадание! Вышел из строя силовой эмулятор!

В зале охнули.

На роль пиратского флуггера был назначен, ни много ни мало, торпедоносец «Фульминатор», который в пикировании с дистанции ста метров всадил в борт рейдера нечто размером с отечественную торпеду ВТ-1000.

«Яхонт» в это время шел через фронт знаменитого дургианского урагана, его шестисотметровое тело бросало и мотало, как черепашку в центрифуге. Торпеда здорово прошила бронепояс, переборку и рванула в отсеке дейнекс-камеры. Падают люди, кругом кровавые кишки, все горит, взрывается — красота!

— Они собираются сериал закрывать? — прошептал Самохвальский, наклоняясь ко мне. — Кораблику гарантированный каюк. Без эмулятора, да в таком урагане!

— Приказываю герметизировать отсек и приступить к борьбе за живучесть! — лихо скомандовал капитан.

В зале заржали. Бороться за живучесть следовало десять минут и триста километров назад.

Наконец рейдер отбился от зловредных флуггеров. Причем центрового мерзавца, который перекочевал из предыдущего сезона, капитан очень ловко таранил носовой оконечностью корабля с шикарным золоченым гербом Российской Директории. Конец негодяя был ужасен: ему размотало кишки клювом левой головы гербового орла!

Многострадальный «Яхонт» ахнулся на скалы, что, впрочем, не оставило заметных следов в его экстерьере. По-хорошему, всем, кто чудом выжил, надо было срочно собирать манатки и валить оттуда, обгоняя собственный визг! Там должен был течь люксоген, сочиться дейтерий, радиация расти, как бамбук после дождя!

Но бравые парни справятся, кто бы сомневался. Починят, добудут топлива, а Латынина попутно расскажет кавалеру, что такое настоящая любовь.

Мы приготовились смотреть, как экипаж будет выкручиваться, когда меня кто-то потрогал за плечо — я сидел крайним у прохода.

— Вы не подскажете, кадет Пушкин здесь?

Я обернулся. Здравствуйте! Прямо на меня смотрел вестовой начальника истребительного факультета каперанга Федюнина.

— Сидите, сидите! — шепнул он, пресекая мою попытку вскочить с места. — Александра Пушкина вызывает к себе Вадим Андреевич. Так он здесь?

— Здесь… вон он, в следующем ряду.

— Вы не могли бы его позвать?

Пушкин нас услышал, заоборачивался, а потом и увидел, кто пришел по его душу. Сашку уволокли. Зачем он Федюнину? Да еще в выходной?

Я тогда не знал.


В кабинете начфака состоялся примечательный разговор. Для многих, в том числе для вашего покорного слуги — судьбоносный. Именно с него началась моя длинная одиссея, именно он оборвал размеренность моего существования.

Пушкин предстал пред очи Федюнина и двух боевых офицеров. Федюнин его расспрашивал, задавал странные вопросы, а потом выгнал в соседний кабинет, решать некую задачу по моделированию противодействия флуггерам с невиданными тактико-техническими характеристиками.

Сашка удивился и ушел. Но переборочка тонкая. Его чуткое ухо слышало всю последующую беседу до последнего слова. Правдивый же Сашкин язык мне эту беседу пересказал. Но это было потом, на борту тяжелого авианосца «Три Святителя».

Беседа вращалась вокруг личных дел кадетов. Офицеры изучали наши персоны и горячо интересовались у Федюнина нашими выдающимися качествами. Федюнин консультировал, предлагал кандидатуры, офицеры сомневались, спорили. Наконец были отобраны двенадцать человек с третьего курса, что, как легко догадаться, составляет полную комплектацию эскадрильи.

Один сегмент беседы касался лично меня. Поэтому вот он, дословно, как передал Сашка и запомнил я:

— …Думаю, что можно рекомендовать Румянцева, Валентин Макарович.

— Румянцев? Вы уверены, Вадим Андреевич?

— Он хороший пилот, личное дело перед вами.

— Хороший… золотая медаль по пилотажу… «истребитель-снайпер»… Это впечатляет. Но я не об этом спрашивал. Из личного дела явствует, что с дисциплиной у парня неважно, а еще он у вас постоянно попадает в неприятности. Драки, самоволки, гауптвахты… Особенно гауптвахты… мы же его не на соревнования повезем!

— М-м-м… Валентин Макарович, Румянцев при всем этом находчив, смел и нахален — идеальные свойства истребителя. Я в нем уверен. Не подведет.

— Не буду спорить, вам виднее — это ваши люди. Значит, Румянцев. Далее… Власик. Что о нем скажете?

И так далее.

Не на соревнования нас везли.

Нас отправляли на Наотар.

Глава 3

СИЯЮЩИЙ НАОТАР

Май, 2621

Тяжелый авианосец «Три Святителя»

Система Дромадер, орбита планеты Наотар

Разведсводка: Как и предполагалось, конкордианское верховное командование не предоставило полной информации по ситуации на планете Наотар. По состоянию на 1-00 08.05.2621 можно уверенно констатировать полное господство сил противника на орбите планеты. В случае активизации наступательных действий эскадра прикрытия продержится не более двух часов.

Решение Главнокомандующего ВКС РД: Даю добро на формирование и отправку Экспедиционного Флота «Наотар».

Главком Пантелеев

Служба технической разведки — ГШ ВКС: На орбите Наотара зафиксирован обмен сигналами по варианту Титана.

О сражении за Наотар написано много. На настоящий момент, естественно. А тогда он был строго засекречен. Во избежание панических настроений.

Теперь же всем рекомендую «Памятку о ксенорасе джипсов», «Памятку о Наотарском конфликте» и фундаментальные труды доктора исторических наук, капитана первого ранга Г. Ф. Елисеева: «Джипсы. Конец цивилизации» и «Необъявленная война».

Если же не имеете склонности к научным монографиям, тогда нет ничего лучше остроумнейшего сочинения контр-адмирала А. Р. Пушкина. Хорошая, качественная беллетристика. Шикарные батальные сцены, все очень наглядно!

Только не надо забывать, что это по сути художественная литература, да и писал Пушкин, основываясь исключительно на собственных воспоминаниях. В результате — страшная путаница и множество искажений фактов. Даже сериал «Рейдер „Яхонт“» у Пушкина перепутан с полнометражной киносагой «Фрегат „Меркурий“». Но это не в упрек. Главное — настроение тех грозовых дней передано Пушкиным от и до.

А дни выдались такие, что только держись!

Возле планеты Наотар — это в Конкордии — появился флот таинственных звездных кочевников. И флот непростой, не из обычных звездолетов. Ибо летают джипсы на управляемых астероидах. Рой — вот верный термин.



Мы, Великораса, тогда с джипсами были знакомы шапочно. Знали, что есть такие, но не более того. Астероидные рои джипсов попадались на орбитах планет неоднократно, никаких признаков агрессии не проявляли. А тут…

Джипсы выбросили на поверхность Наотара десант: гигантские башнеподобные объекты, названные условно «домнами», и большую группу «комбайнов». Комбайны — диковинные машины на шести сферических колесах четырехметровой высоты — срыли до основания городок Рита, передавив кучу людей. А домны — имеющие высоту в несколько сотен метров каждая! — укоренились на площадке неподалеку. Зачем — мы тогда не знали.

Конкордианцы пригнали эскадру для отражения агрессии, ведь, по любым меркам, джипсы открыли военные действия, причем предельно цинично, без видимых причин. Клонская эскадра попыталась выбить астероидный рой с орбиты планеты.

И вот тогда на сцене появились главные действующие лица: истребители джипсов, более всего похожие на редкозубую расческу, а потому прозванные «гребешками». И вот кто бы мог подумать, что эти нелепые аппараты продемонстрируют феноменальные боевые качества!

Как подобное уродство может летать, да еще в атмосфере, было категорически не ясно. Но уродство летало, и еще как! В атмосфере гребешки развивали скорость в десять Махов, то есть десятикратно превышали скорость звука! Тогда как конкордианский «Джерид» при атмосферном полете дотягивает только до 8М, и то в режиме форсажа, превращаясь в пулю, неспособную к активному маневру. А гребешки умудрялись менять вектор движения на сто восемьдесят градусов за девять секунд, совершенно не теряя скорости!

Джипсам, видимо, забыли сообщить, что при этаком фортеле пилота размажет перегрузкой, а у флуггера поотваливаются крылья. Еще им не рассказали, что рентгеновский лазер, вписанный в габариты флуггера — оружие низкотемпное, которому требуется некоторое время на перезакачку стрельбовых накопителей.

В совокупности получилась картинка: чрезвычайно верткий аппарат, превосходящий лучшие машины Великорасы по скорости разгона на прямой почти в полтора раза, по скорострельности бортового вооружения — в пять-десять раз, а по маневренности… По маневренности джипсы нас обставили на полтора порядка! Даже самые легкие наши разведывательные зонды не умели так крутиться — разваливались от перегрузок!



Результат плачевный. Нескольких шестерок гребешков хватило, чтобы полностью выжечь клонский десант, пытавшийся уничтожить поле домен. Целый танковый полк, вместе с дивизионом ПКО, ракетно-артиллерийским дивизионом и всеми ротными зенитными средствами ничего поделать не смог и погиб в полном составе!

На орбите четыре десятка гребешков выпотрошили линкор «Яшт» и едва не отправили вслед за ним линкор «Кавос».

За все время боев клоны сумели завалить всего четыре гребешка, потеряв — помимо линкора «Яшт» — более сорока флуггеров, танкодесантный корабль «Элан-87» и практически весь личный состав десанта.

От ракет джипсы обычно уворачивались, а большинство орудийных установок просто не успевало на них наводиться.

Упрямцы из Сетад-э-Бозорг — конкордианского Генштаба — прислали в район Наотара специальное оперативное соединение «Тиштрия». И получила та «Тиштрия» мировых пенделей. Сражение на орбите клоны продули вчистую, после чего запросили помощи у собратьев по Великорасе — у нас то есть.

Наш экспедиционный флот «Наотар» был страшной силой. Линкоры, авианосцы, целое стадо фрегатов, мониторы, десантные корабли — мы приготовились воевать по всем правилам.

Только не понимали мы тогда, что при традиционных тактических схемах подавляющее численное превосходство не играет никакой роли. Конвенциональный бой флуггеров с гребешками превращался в некое подобие соревнований по бегу. Как вы думаете, двести школьников смогут обогнать одного олимпийского чемпиона?

Очередное сражение объединенные силы Великорасы проиграли.

Флот «Наотар» вышел из боя и удалился в метрополию для восполнения потерь. Так как эти драматические события неслись буквально галопом, ни о какой правильной организации тыловых служб речи не шло, и штаб прибег к импровизации на грани фола: убыль личного состава частично компенсировали за счет привлечения кадетов военно-космических академий, то есть нас — молодых и необстрелянных.

Так мы оказались на борту тяжелого авианосца «Три Святителя».

Было спешное формирование эскадрилий.

Были суточные учения в районе астероидного скопления Флоры.

Было выдвижение к месту проведения операции.

И был бой. Читайте мемуары контр-адмирала Пушкина, там все подробно описано!


Мы — Андрей Румянцев и Вениамин Оршев — оказались по воле командования в составе эскадрильи И-03 19-го отдельного авиакрыла, приписанного к тяжелому авианосцу «Три Святителя». Комэск — Григорий Алексеевич Бердник.

— Ну что, соколы, — сказал он нам с Веней, — определяйтесь с тактическими позывными. Как вас в эфире величать?

— Я буду Кометой, можно? То есть разрешите, товарищ капитан-лейтенант? — ответил я.

— Комета? Похоже на сбитый флуггер, кадет. Ассоциации поганые. Или ты не суеверный?

— Так точно, товарищ капитан-лейтенант, похоже! Но это вражеский флуггер!

Бердник рассмеялся.

— Молодец, не теряешься! Правильно тебя Федюнин рекомендовал: смелый и наглый! Пусть будет Комета!

— А я буду Мефодием, — постановил Оршев.

Так на вертикальном оперении моего «Горыныча» появилась хвостатая звезда, а на оршевском киле — иконописный старец со свитком в руках. Венечка всегда любил выпендриться, выпендрился и сейчас. Хотя даже его святому Мефодию не сравниться с позывным нашего однокашника Пушкина! Тот летал в соседней эскадрилье И-02 и назвался «Лепаж» — по имени знаменитого дуэльного пистолета, лишившего жизни его не менее знаменитого однофамильца.


Итак, девятнадцатого мая экспедиционный флот «Наотар» со всей военной тавтологичностью вернулся на Наотар. Первым делом посыпались форс-мажорные дела. А именно: немолодые люксогеновые двигатели линкора «Кавказ» выкинули корабль из Х-матрицы на шестьдесят пять тысяч километров дальше расчетной дельта-зоны.

Это само по себе не страшно. Плохо то, что линкор по несчастливой случайности попал сразу в операционную зону джипсианских гребешков, которые и навалились со всех сторон. Пришлось спешно поднимать флуггеры. Линкор спасли, хоть и не справились бы вовремя без помощи конкордианских коллег, которые подтянулись от орбитальной крепости «Шаррукин-17».

Тот бой начался внезапно и прошел быстро.

Никаких особых впечатлений: прилетели, захватили чужие метки на радарах, выпустили ракеты. Меток было немного — тринадцать штук. Две из них погасли, а остальные убрались прочь. Когда мы добрались до линкора, гребешков уже и след простыл.

Я рассматривал бронированную махину «Кавказа» и думал, что я поразительно везучий на неприятности человек.

Сперва Титан и драка с непонятными чужаками.

Теперь Наотар и опять драка с чужаками.

Причем обе драки — совершенно секретные! И в обоих случаях чужаки были великолепно вооружены…


Двадцать первого мая началась операция «Сияние».

Наше начальство наконец сообразило, что надо менять правила игры, а лучше саму игру. Да, двести школьников не обгонят одного чемпиона по бегу, зато они в состоянии его затоптать.

Мы подняли флуггеры на виду у роя джипсов.

Флот развернул боевые порядки. Линкоры в несколько залпов выпустили гигантскую свору тяжелых ракет.

Джипсы действовали схематично, отреагировав массовым вылетом гребешков, и не учли при этом фланговой угрозы со стороны конкордианского флота. Друзья-клоны выпустили ракеты из-за планетного диска загодя, рассчитав время упреждения, так что огромные дуры стали рваться прямо в гуще вражеского роя!

Десятитонные БЧ пенетраторов вышибали из астероидов тучи каменного щебня, а фугасы порождали облака плазмы. Страшных гребешков в те минуты погибло видимо-невидимо. Джипсам временно стало не до нас, и ударное соединение флуггеров вышло к Наотару. Цель — домны!

Почти триста бортов, выстроенных в плотный ордер, прикрывались искусственной маскировочной завесой «Сияние». Это была работа отряда информационной борьбы на флуггерах «Андромеда-Е».

Мы смели воздушное прикрытие! Маневренность и скорость гребешков не могла им помочь, так как маневрировать вдруг стало просто некуда: огромный объем простреливался нами во всех направлениях.

Тридцати гребешкам ничего не стоило умыть нас в крови и пламени, но теперь — теперь игра поменялась! Там, где пасовала техника, выигрывала тактика.

Торпедоносцы и штурмовики вышли на рубеж атаки.

Уродливые домны падали под ударами управляемых бомб одна за другой! Но одну башню мы расстрелять не успели. И тогда выяснилось, зачем джипсов принесло на планету. Домны оказались гигантскими инкубаторами, которые собирали органические и неорганические материалы для выведения потомства. Тех самых гребешков!



Мы не стали выжигать молодняк, а джипсы не стали выжигать нас, хотя могли. Ведь с орбиты к месту побоища устремились почти все наличные истребители врага! Они сохранили потомство, а мы — лицо. А заодно и кучу жизней. И, вроде как, выиграли.

Мы получили приказ возвращаться на авианосцы. А джипсы тем временем посадили на поле с домнами астероид! Никогда такого не видел. Космическая скала садилась на планету, как какой-то десантный катер!

Это они детишек своих проклятых забирали.

А два других астероида наши и клонские комендоры распистонили. Событие радостное, нет слов! Да только на орбите прямо по маршруту возвращения образовался плотнейший метеоритный поток из обломков, через который нам пришлось прорываться.

Почти все прорвались. Но все-таки не все.

Ваш покорный слуга схлопотал маленький такой камушек прямо в двигательную секцию. Парсер сообщил, что у нас накрылся калибровщик фабрикатора дейтерий-тритиевых капсул, а это означало, что в остальном совершенно исправная машина не может задействовать маршевые движки.

Мощный «Горыныч» оказался в положении лежачего паралитика. Вроде все конечности на месте, а не пошевелиться.

Сами посудите: стоило мне дать тягу, как в камеру сгорания направилось бы термоядерное топливо в виде ДТ-капсул… Это-то хорошо, что направилось. Но плохо, что без всякого контроля со стороны системы калибровки. Минута работы, затем — перегрев и прогорание стенок камеры, огонь в топливной системе, огонь по всему двигательному отсеку и — взрыв. Умница парсер не мог позволить мне столь глупого суицида и заблокировал маршевые.

Я угробился бы, без всяких сомнений! После страшного напряжения последних часов, после того, как я чудом выжил в бою, после того, как нас накрыла почти сотня гребешков, а мы не могли стрелять… Ваш Андрей Румянцев был очень сильно неадекватен. Оч-ч-чень.

Хотелось домой, я орал матерные слова в разнообразных сочетаниях, колотил по пульту и требовал от парсера разблокировать двигатели. Словом, вел себя, как шимпанзе в зоопарке, а вовсе не как пилот в кабине.

Парсер мудро проигнорировал мои вопли насчет «разблокировать двигатели» и сообщил, что приступает к выполнению программы экстренной посадки. Если я, конечно, не возражаю. То есть товарищ пилот может попробовать приземлиться сам, но в космос мы уже точно не летим, по крайней мере не на этом «Горыныче».

И вот тогда-то и случилось первое приключение из целой серии, которая сделала мою судьбу совсем нескучной.

Посадка получилась экстренной — это еще мягко сказано. Слава богу, что он такой добрый и обеспечил прекрасные метеоусловия. Слава «Горынычу» за отменное качество его планера. Слава штабу — по его воле я расстрелял все ракеты и сжег море горючки, так что машина была облегчена до последней крайности. Ну и парсеру слава — он усадил флуггер на одних маневровых, а я даже синяка не набил, хоть и нагадил со страху полные ботфорты.


— Да-а-а, — протянул я, чтобы как-то отреагировать на ситуацию, — ну и попал…

Вляпался я знатно. Хуже был бы только местный океан, где я рисковал тихо и без затей утонуть.

«Горыныч» упокоился в тысяче километров от зоны штурмовки. На карте место посадки обозначалось как Сумеречные Леса. Титанировое тело моего боевого коня пропахало широкую просеку среди деревьев. Точнее, среди наотарских макрофлорозоидов. Но будем говорить — «деревья». Сознание человека любит следовать знакомым шаблонам. Раз имеется лес, должны быть деревья — и точка.

С тем же успехом местную растительность можно было назвать цветами. Или папоротниками. Или грибами. Я не силен в биологии, тем более ксенобиологии, но флуггер окружали вовсе не деревья. Да полно, у меня нет уверенности, что некоторые формы вообще можно было причислить к растительности!

На левой плоскости флуггера лежал цветок. Пожалуй что цветок. Было в нем при жизни двадцать метров росту, а стебель в талии — метра полтора.

Справа от кабины покачивался бамбук подозрительно красного цвета. На его стволе то и дело открывались щели, откуда вырывался едва заметный лиловый пар. Этот веселый бамбучок определенно дышал. И вполне возможно, выдыхал он что-то потоксичнее кислорода или углекислоты.

Поверх фонаря кабины разлеглась лиана, покрытая веточками и листиками, а равно ресничками и иголочками. Вдруг лиане лежать надоело — и на меня уставились глаза! Да-да, целая батарея фасеточных глаз!

Лиана пришла в движение, шустро перебирая ветками, и уползла.

Дерево, в которое флуггер уперся носом, изрядно покосилось. И вот оно, недовольно фыркнув, извлекло из почвы десяток корней и отошло от помехи на пару метров. Его условно скажем кора (этакий весьма своеобразный ярко-зеленый глянцевый слой), поврежденная моим «Горынычем» при посадке, истекала желтым соком. К этой ране за минуту слетелся рой бабочек, которые покрыли ствол гирляндой совершенно цветочного вида.

Приглядевшись, я обнаружил, что бабочки, полакомившись желтым соком, и в самом деле превратились в цветы. По крайней мере они явно отказались от дальнейшего автономного существования, поскольку выпустили длинные щупы-стебельки, которые основательно укоренились в плоти дерева. В то же время крылья бывших насекомых свернулись так, что стали совершенно неотличимы от лепестков, формирующих чашечку цветка.

— Весело живете, — пробормотал я.

Лес был густой и вполне оправдывал свое название. Под его пологом царил сумрак, хотя Дромадер стоял почти в зените и жарил вовсю. И был тот сумрак наполнен псевдорастительной жизнью, названия коей отсутствовали в моем словаре.

— Включить аварийный маяк, — приказал я парсеру, вдоволь насмотревшись.

— Принято, — ответил тот приятным женским голосом.

— Доложи обстановку. Исправность оборудования, связь, тактическая обстановка.

— Флуггер к полету не пригоден, — констатировал парсер вполне очевидный факт. — Связь работает на прием, на передачу работает только аварийный маяк. Не могу засечь присутствия каких-либо аэрокосмических аппаратов, Анализ ранее принятых переговоров позволяет предположить, что в данный момент боевые действия в районе конфликта приостановлены, ведутся только поисково-спасательные операции.

— Великолепно! Как думаешь, нас найдут? — поинтересовался я.

Парсер защебетал, что, конечно же, всенепременно найдут в полном соответствии с планом поисково-спасательных операций и распорядком эвакуационных мероприятий.

«…И психологических методичек, — подумал я. — Наши премудрые военные психологи преотлично вправляют парсерам мозги насчет того, как вправлять мозги брату-пилоту вот в таких аховых ситуациях».

Если судить здраво, наличествует только один шанс из ста, что меня обнаружат в Сумеречных Лесах за тысячу кэмэ от места боя. А это означает перспективу пренеприятнейшей робинзонады.

Я поинтересовался у парсера, как понимать окружающее: шагающие деревья, лианы с глазами и порхающие птеродактилями пятиметровые цветки. Парсер сообщил, что биосфера Наотара, в основном, состоит из переходных растительно-животных форм жизни, классификаторно относимых к особому царству флорозоидов.

— Покидать флуггер не рекомендовано, — предостерег парсер. — Уровень выживаемости человека без специального снаряжения в местных лесах составляет двадцать семь процентов на месяц пребывания.

Да, месяц я здесь точно не протяну… Согласно грубой прикидке выходило, что статистика отводит мне только неделю.

Но флуггер оглядеть надо, и просто необходимо размять ноги, а то я с ума сойду в этой душегубке!

Убедившись, что маяк исправно пилит эфир, а пистолет Шандыбина заряжен и покоится в нагрудной кобуре, я полез наружу.

Автохтонных форм жизни я не опасался. До тех пор, пока работают сервоприводы скафандра «Гранит», я представляю собой бронированного монстра, не слишком ловкого, но практически неуязвимого.

Опять-таки, пистолет. Как показала история, для человека самый опасный зверь — другой человек, или иное мыслящее высокоразвитое существо. Еще древние римляне по этому поводу высказывались однозначно: homo homini lupus est!

Правда, эрудированный Коля Самохвальский говорил, что точный смысл поговорки переводом не отражается, и что для римлян соль ее была вполне положительной. Но для нас — их далеких наследников, все именно так: человек человеку — волк, причем в плохом смысле. Самые страшные монстры не умеют стрелять из пушек, а значит, угрозы не представляют. А люди — вполне. Могут и представляют.

С такими мыслями я спустился на жирную черную землю.


Что мы имеем?

«Горынычу» крышка. Аварийной посадки он не пережил.

«И все из-за маленькой хрени! — сокрушался я. — Цена этому дозатору двести терро. А без него вся моя машинерия — хлам. Вот ведь невезуха! Сдох бы он минут через десять, я бы уже болтался на орбите! Там меня нашли бы в сто раз быстрее».

— Человек человеку — волк, — повторил я тупо. — Что же именно Коля говорил о первоначальном смысле поговорки?

И я постановил расспросить Колю Самохвальского, когда вернусь на авианосец. Если вернусь. Если Коля вернулся.

Я вспомнил, при каких обстоятельствах видел его машину крайний раз. Он шел со своим ведущим из эскадрильи И-02 в полукилометре от меня. Как же звали ведущего? Фрайман? Кажется, так.

Когда началась свистопляска, они отстрелялись «Оводами», и тут между нами вклинился одинокий немецкий «Хаген» из группы прикрытия. Пара джипсов вышла в лобовую атаку… Видимо, пыталась прорваться. Прежде чем обоих мерзавцев нашли ракеты, один из них успел влепить в немецкий флуггер фатальную дозу излучения.

«Горынычи» Самохвальского и Фраймана скрыла огромная огненная каракатица — все, что осталось от суперсовременного истребителя. На радаре сплошная засветка, но мои живые глаза видели, что и с той стороны что-то взрывалось. И неслабо взрывалось! Колька, Колька, мы не были друзьями, но потерять тебя вот так… Как это все глупо!

Что там еще было?

Было многое, но сколько я смог заметить и осознать?

Дело было настолько жарким, что глядеть на коллег я просто не успевал. Помню, что слышал позывные Оршева в эфире. Его вызывал Бердник: «Мефодий, Мефодий, не увлекаться, вернуться в строй!» И в ответ: «Здесь Мефодий, вас понял».

То есть Вениамин был жив. По крайней мере когда мы выставляли барраж над разродившейся домной.

А Колька? Сашу Пушкина на его «Лепаже» я засек, а Самохвальского — нет. Ну, дай ему Бог!

«О себе побеспокойся!» — потребовал рассудительный внутренний голос.

И то верно. Горевать о судьбе Николая в данный конкретный момент не стоило. Во-первых, без тела не хоронят. Во-вторых, мое собственное тело находилось в глубокой заднице и рисковало украсить список пропавших без вести.

Я отдавал себе отчет в том, что думаю про всякое постороннее из чистого эскапизма, чтобы как можно дольше дистанцироваться от неприятностей текущего момента.

Итак, что же мне делать?

Для начала прикинуть ресурсы. Энергии в скафандре хватит на двенадцать часов, вдобавок можно прихватить батареи из флуггера. Допустим, это сутки активной ходьбы. Учитывая, что двадцать четыре часа я идти не смогу, то полтора дня я пробуду под защитой весьма надежной скорлупки, и только потом она превратится в полуторацентнеровый якорь.

Пистолет. Куцый набор выживания: аптечка, веревка, нож, компас, сухпай, наручный планшет, фонарь, зажигалка. Даже сигарет нету — все оставил у палубных техников.

Далеко я так уйду? В таких-то джунглях? Однозначно, нет.

Значит, надо что? Надо отставить панику и сидеть в кабине. Здесь по крайней мере работает маяк и есть шанс, что меня услышат и найдут. Кроме того, здесь безопасно и никакие чудеса местной эволюции не сумеют меня схомячить.

А если не услышат?

Через пару дней у меня закончится вода и придется шагать в сторону ближайшего клонского поселения тысячу километров. Полтора месяца в джунглях. В лучшем случае полтора. Потому как темп двадцать километров в день на такой местности — это утопия.

И ведь не факт еще, что наотарская псевдоживность годится в пищу…

Я живо представил, как года через два клонская геологоразведка натыкается на мои дочиста обглоданные косточки и хоронит их по зороастрийским обычаям в умеренно почетной обстановке. Опознавательный жетон передают военным Российской Директории, и мое имя высекают на памятной доске, что на Аллее Героев. Одна судьба — две могилы.

Меня передернуло. Вот как плохо иметь развитое воображение!

Решено, робинзонаду оставим на самый крайний случай.

Я решил прогуляться по просеке, которую так ловко вывалил «Горыныч» при аварийной посадке. В конце концов, когда за мной прилетят, надо же как-то поспешествовать собственному спасению! Посадочную площадку подготовить, например. Или, я не знаю… сигнальные костры разложить?

Просека — метров триста изрубленных в капусту флорозоидов, дорожка солнечного света в империи вечного полумрака.

Изрядно парило. Датчики показывали сорок три градуса по Цельсию и девяносто восемь процентов влажности. Надо полагать, местные квазирастения затянут эту прореху за день-два, а может и быстрее, учитывая завидную подвижность некоторых экземпляров.

Я добрел до конца просеки и задумался. Костер — это хорошо. Только что здесь жечь? Лес-то в кавычках, древесиной здесь и не пахнет. Допустим, если полить химтопливом от вспомогательного газогенератора, загорится и здешняя трава-переросток. Но вот вопрос: как живой лес отнесется к огню? А вдруг он его зальет соком, задушит лиловым туманом — дыханием здешних бамбуков, а меня разорвет на куски хватательными корнями?

И еще вопрос: как слить это топливо? Я же не техник, я пилот. Без специнструмента до баков не добраться. Да, одни вопросы.

Хорошо хоть голова занята насущными проблемами.

Когда я собрался возвращаться, произошло сразу два важных события: парсер сообщил, что засек неопознанный флуггер, который движется на малой высоте по направлению к нам — это раз; два — я обнаружил, что не могу ступить и шагу.

— Не понял! — громко сказал я.

— Что именно? — спросил парсер. — Уточняю: параметры флуггера определить не могу, направление юго-восток, скорость…

— Да какой флуггер! — заорал я. — Что с… эй! Эй! Выплюнь!

Последняя фраза, донельзя глупая, была адресована, понятное дело, не парсеру.

Справа от меня обнаружился папоротникообразный объект. Его листья обнимали меня за талию, над шлемом болтались штук двадцать красненьких глазок на стебельках, а центральная часть ствола раскрылась сверху вниз зубастой пастью. И вот эта пасть заглотила мою правую ногу целиком.

— Выплюнь! Фу! — повторил я.

Папоротник не реагировал. Вот было бы интересно, если бы послушался!

— Зафиксирована кислотная атака поверхности, — сообщил скафандр. — Разновидность кислоты неизвестна. Агрессивность ее действия превосходит карборановую кислоту.

— Чего?! — соображал я по-прежнему небыстро.

— Зафиксирован резкий скачок температуры. Зафиксировано введение неизвестного катализатора. Возможно, пентафторид сурьмы. При сохранении темпов атаки, каталитическое проплавление скафандра произойдет через четыреста семь секунд.

Я принялся сражаться. Еще не хватало быть сожранным какой-то реликтовой травой! И это после огненного ада над долиной домен!

Попытался потянуть на себя ногу, на пределе мощности сервоприводов. Папоротник проехал вслед за ногой полметра, на этом успехи кончились — пасть не разжалась ни на микрон.

Я принялся колотить по стволу свободной ногой — это была ошибка. Листья шустро подсекли ее, и я упал, а настырная тварь навалилась сверху. Я стал рвать листья, которые опутывали меня все плотнее. Их зеленоватая плоть поддавалась плохо, как упаковочный пластик. Тогда я выхватил пистолет, приставил к стволу и выстрелил раз десять.

Во все стороны полетели ошметки. Помогло. Хватка ослабла, и я стал выбираться наружу.



Сначала неплохо бы оглядеться! А уж потом лезть!

Папоротник, атаковавший меня, был всего лишь одним сегментом хищного тела! Этаким лиственным щупальцем! Подобных щупалец вокруг меня колыхалась уже целая роща, штук десять.

Так что я выбрался, но — прямиком в новую пасть, еще больше первой! Она обволокла скафандр от левого плеча до стопы, а в шлем уставились все те же красные глазки. На место расстрелянного щупальца быстро подбиралось другое, метя в пострадавшую ногу.

Я выпустил еще десять пуль. Вырвался, попытался бежать, но зловредный папоротник ухватил меня сзади и повалил на землю.

Обойма пуста.

Я глядел на небо. Синее безоблачное небо Наотара.

А ведь это, пожалуй, конец… Интересно, это очень больно, когда тебя переваривают заживо? Сейчас я узнаю, что чувствует муха в паутине. Пауки убивают жертву нейротоксином, а что достанется мне?

И я еще собрался переть тысячу километров! Попался через десять минут в трехстах метрах от собственного истребителя! И ни одной пули! То есть: даже не застрелиться.

На периферии зрения встала темно-зеленая шевелящаяся стена.

А прямо надо мной через небо промелькнул стремительный черный силуэт.

Флуггер! Они заметили маяк и сейчас меня будут спасать! Неужели?!

Флуггер исчез из зоны видимости, а когда он вернулся… Когда он вернулся, мне явился оживший ночной кошмар. Сине-голубой, мертвенно блестящий счетверенный крючок на акулу. Десятиметровый.

Аппарат висел над макушками леса во всей красе.

Это был чужак…

…Точно такой, каких мы били на Титане!

Висел он долго, секунд тридцать, а может, и все шестьдесят. Никаких языков пламени, никаких маневрово-посадочных дюз — чистая антигравитация! А потом он грянулся с высоты двадцатиэтажного дома, и я невольно закрыл глаза, ожидая мгновенной боли и вечной темноты.

Так… Упал мимо меня.

Не раздавило.

Взрываться, гореть будем?

Похоже, что нет.

Я открыл глаза. Перед забралом стояла стена хищных папоротников. Тупые глаза и жадные пасти.

Внезапно раздался приглушенный треск, что-то ослепительно полыхнуло, так что стекло шлема моментально поляризовалось, спасая глаза. Когда освещение вернулось в норму, я обнаружил себя в кучке быстро разлетающегося пепла. Меня больше никто не держал и никто не переваривал.

Я осторожно поднялся на ноги. Ножные сегменты скафандра были страшно изъедены кислотой, но работали исправно. Лес вокруг заметно изменился. Точнее сказать, не осталось никакого леса на сотни метров вокруг — лишь пепел.

В центре полянки стоял чужак, которого и стоило считать виновником маленького апокалипсиса и моего чудесного спасения. Впрочем, надолго ли я спасен?

Пара крюковидных выступов его летательного аппарата претерпела причудливую и неочевидную трансформацию, превратившись в подобие ходильных конечностей. Вторая пара служила манипуляторами, на концах которых недобро посверкивали стволы каких-то пушек. Носовое окончание центрального шпиля наклонилось, совсем как голова. И голова эта смотрела на меня. И две пушки.

Я помню, что одного попадания этих орудий хватало для взрывного испарения флуггерного центроплана, так что никаких иллюзий не питал. Мой «Гранит» вместе с содержимым исчезнет за пикосекунды от импульса малой мощности.

Чужак не двигался. Не двигался и я. Зачем?

При внимательном рассмотрении оказалось, что чужак изрядно потрепан. На голубой поверхности виднелись оплавленные следы, броня местами слоилась. Кто же его так отделал? Впрочем, эта мысль лишняя. С другой стороны, мало кто может похвастать, что разглядел свою смерть до мельчайших подробностей.

Однако чужак не спешил со мной расправиться.

Внезапно он зашевелился. Развернулся на месте и указал пушкой на мертвый «Горыныч», повернулся обратно и уставился на меня.

Ого! Так он пытается мне что-то сказать! И точно. Манипулятор опустился до земли и что-то размашисто начертал в жирном пепле. Потом снова ткнул в сторону моего флуггера, опять развернулся и выстрелил в центр своего рисунка!

Взметнулась земля, в воздухе закружились черные хлопья.

Чужак поднял ногу и шагнул, потом еще и еще, все быстрее. Он прошагал мимо меня, совершенно остолбеневшего, и скрылся в джунглях. Мягко говоря, необычное поведение для космического аппарата!

Я двинулся вперед. На земле была нарисована зубчатая фигура, рассеченная выстрелом.

Да это же гребешок. Черт дери! Гребешок!

Вот кто стрелял в чужака! А он показал мне пантомимой, что враг моего врага мне не враг! Мол, ты стрелял в джипсов, а я сжег плотоядное растение, теперь мы квиты.

Оказывается, чужаки, встреченные нами возле Титана, тоже воюют с джипсами. Оказывается, чужакам этим ведомо некое подобие благородства. Или это мне так повезло?

Ну то есть мне повезло определенно! И сильно повезло!

Я пошел к флуггеру. Моим ясным, войной промытым очам предстало место посадки чужака. На земле валялся полуметровый кусок синей брони, похожий не то на клык, не то на сабельный клинок.

«Кусок обшивки», — сообразил я и прихватил его с собой в кабину.


Через час меня засек спасательный флуггер Еврофлота. Который искал вообще-то вовсе не меня, а спасательные боты с борта сбитого фрегата. Но добрые немцы, конечно, вытащили меня и доставили на «Три Святителя», рассказав по дороге, что джипсы — свинские собаки не лучше куска дерьма, и что мы выбили из них все дерьмо и заставили сожрать.

Если отфильтровать свинских собак, свиней, свинских свиней и прочую фауну, выходило, что в сражении только флот «Наотар» потерял шесть фрегатов! Клонам досталось еще сильнее. Поверхность планеты от агрессора очищена, но астероиды еще на орбите и повсюду происходят мелкие стычки, то есть война в самом разгаре.

На борту родного авианосца я доложился Берднику.

— Знаешь что, Румянцев, — сказал он, разглядывая мой трофей. — Упакуй эту штуку, чтобы не светить где попало, и звиздуй, сокол, прямиком в Особый Отдел! Тут пахнет секретами такого уровня, что я в них разбираться не намерен! Мне с джипсами этими подписок о неразглашении хватает!

— Во что упаковать? — не понял я.

— Господи! Вот проблема! Хоть в одеяло заверни! Все, исчезни. Да, вот еще что… молодец, кадет! Дрался хорошо, я тебе самую положительную аттестацию нарисую. Хвалю, что выжил. А теперь проваливай вместе со своим инопланетным мусором.

Совет был разумный.

Я сдал трофей. Особисты забрали черный ящик с «Горыныча», а заодно чип моего скафандра.

Результаты не заставили себя ждать. Не успел наступить вечер этого чрезвычайно насыщенного дня, как вашего покорного слугу взяли за кадык и отвели общаться с некими весьма важными товарищами.

Глава 4

ГАБ, КОМЭСК И МНОГИЕ ДРУГИЕ

Май, 2621

Тяжелый авианосец «Три Святителя»

Система Дромадер, орбита планеты Наотар

Рапира — Кресту: Согласно вашим рекомендациям, начата операция по варианту «Черная Ночь». Высылаю данные потенциальных кандидатов для вербовки. Жду ваших указаний.

Крест — Рапире: Данные принял, благодарю за оперативность. Настаиваю на разработке кандидатов под номерами 3 (Баклан) и 7 (Куница) из вашего списка. Никаких действий не предпринимать, для руководства операцией прибуду лично.

Рапира — Кресту: Принято. Подготовила ваше прибытие по стандартной легенде «Инспекция». Жду.

— Присаживайтесь, — сказала молодая женщина и кивнула на стул.

— Спасибо. — Я воспользовался приглашением и сел. Ноги после вылета и прочих сопутствующих обстоятельств были ватные.

— Румянцев Андрей Константинович? — спросил второй обитатель кабинета совещаний Особого Отдела. — Кадет третьего курса СВКА, временно приписанный к эскадрилье капитан-лейтенанта Бердника?

Больше никто своим присутствием интерьер не отягчал: лишь я, молодая женщина и лысый мужик неопределенного возраста.

— Так точно, — ответил я. — Простите, но не знаю ваших имен.

— Я товарищ Иванов. Имя мое вам не пригодится, с днем ангела мы друг друга поздравлять не будем. — Голос у него оказался под стать внешности, такой же неопределенный.

— Я Александра Браун-Железнова. Можете звать меня товарищ Александра, так короче, — представилась женщина.

«Женщина — что надо! — невольно отметил я про себя. — Вроде бы абсолютно стандартная внешность, лицо даже простоватое, а глаз не отвести. Тянет, как магнитом. С чего вдруг в ГАБ стали набирать таких высоковольтных барышень?»

Что парочка явилась на авианосец прямиком из недр Глобального Агентства Безопасности, всесильной Конторы, я не сомневался. Дело не во внешности, не в манере говорить и не в специфических прихватах. Есть у нас и другие учреждения, одна «контра» — флотская контрразведка — чего стоит. Однако Особый Отдел, куда я сдал свои трофеи, принадлежит именно ГАБ.

И ведь как оперативно сработали! Не иначе специальные уполномоченные при флоте «Наотар», или как еще они успели в наши Палестины за полдня?

Короче говоря, я ответил односложно:

— Очень приятно.

— И нам, — товарищ Александра обольстительно заложила ногу за ногу, а товарищ Иванов промолчал, помешивая в стакане крепчайший черный чай.

Мы замолчали. Я разглядывал девушку (в рамках приличия), Иванов никого не разглядывал. Он, как я успел заметить, вообще крайне редко поднимал глаза и не позволял встретиться взглядами.

Пауза затягивалась. Я не выдержал и спросил:

— Еще раз простите, не знаю ваших званий, товарищи, по какому поводу я вам понадобился? Чем могу быть полезен? Вы из Глобального Агентства Безопасности?

— Мы этого не говорили, — сказала Александра, и я понял — точно ГАБисты.

— И все-таки, зачем я здесь?

— Мы изучали ваше личное дело, товарищ Румянцев, и сделали некоторые выводы. За месяц вы умудрились трижды контактировать с представителями инопланетных рас: два раза в бою, и один раз — условно мирно, — проворковала она.

— Игра случая.

— Именно! Статистика говорит, что случай любит с вами играть. И мы хотим в этой игре поучаствовать. — Александра извлекла из кармана наручный переводчик «Сигурд» и положила его передо мной. — Вы будете носить этот прибор…

— Это «Сигурд», у меня такой уже есть, — перебил я.

— Не спешите. Вы будете носить этот прибор, который выглядит как дорогой электронный переводчик. На самом деле в него встроена камера, инфракрасная камера, устройство радиоперехвата, некоторые спецдатчики. По сути, это автономный шпионский комбайн, который вы будете активировать в любых специфических случаях.

— Таких, как сегодня?

— В особенности таких. Отчего-то нам кажется, что случай этот не последний.

— Отчего же?

— Статистика, кадет. Два случая — прихоть судьбы, три случая — закономерность. Я бы вам рекомендовала включать прибор каждый раз, когда идете на вылет или совершаете посадку на чужой планете, или на ином космическом теле. Впрочем, это на ваше усмотрение.

— Вы даже не спросили, согласен ли я.

— А вы не согласны? — подал голос товарищ Иванов, неожиданно взглянув мне в глаза. Взгляд его оказался острым, как бритва, и внимательным, как радар ПКО, я даже стушевался.

— Согласен, — ответил я и добавил:

— Как-никак, мы с вами общее дело делаем.

Иванов потушил взгляд и снова уставился в стакан с чаем. Какой-то он был… неправильный! Худой, нескладный, я бы сказал, изможденный. В Академии таких кадров неизменно величали «Обморок», так как постоянно ждешь, а не хлопнется ли он сейчас?

— Ну вот и хорошо, — заключила Александра и добавила, подталкивая ко мне планшет:

— А сейчас подпишите эти бумаги.

Я пробежал глазами некий документ, пламенеющий недоброй официальной синевой фона. Все ясно — очередная подписка о неразглашении. У меня их так много за последнее время, что еще одна погоды не поменяет.

«… Не распространять и не способствовать распространению информации… не участвовать… пресекать слухи… о контакте на поверхности Наотара с представителем расы К. Ответственность… предупрежден… нарушении… Румянцев А. К.»

«Раса К? Ах да! Условное наименование любой технологически развитой ксенорасы, которая открыта недавно и еще не получила устойчивого общепризнанного названия».

Я мазнул подписью по экрану и прижал большой палец к сенсорному окошку.

— Разрешите спросить, вам известно, с кем мы столкнулись на Титане?

— Нет, не известно. Мы работаем в этом направлении.

— Свободны, кадет, — сказал товарищ Иванов. До чего же неприятный тип!

— До свидания, Андрей, — сказала Александра, видимо, чтобы сгладить резкость начальства, и я решил, что она, напротив, весьма приятный человек.

Оказавшись за дверью Особого Отдела, ваш покорный слуга уставился на запястье, где красовался шпионский суперкомбайн. Не самое приятное ощущение, можете мне поверить, когда на руке болтается нечто, могущее запечатлеть и передать любую информацию вокруг вас. Да и чего уж там — о вас.

Кто же такие эти двое? Вот ведь принесло на мою голову! Будто без них забот мало!


Авианосец «Три Святителя» — огромная махина. Почти полтора километра. Пока добирался от особистов до жилой палубы, насмотрелся по дороге на всякое.

Сразу ясно: корабль побывал в бою. Факт, казалось бы, прозрачный, но что я видел, кроме ангарной палубы и каюты? Ничего. Да и положение к прогулкам не располагало. Теперь же я вынужденно совершил моцион от штабных помещений, которые традиционно располагаются на юте, до бака, где находится жилая зона пилотов.

По коридорам сновали угрюмые военфлотцы. То и дело я натыкался на задраенные люки с красными надписями на табло: «Отсек разгерметизирован! Ведутся ремонтные работы».

Приходилось идти в обход.

В седьмом отсеке все стены и подволок были заляпаны пеной-пирофагом напополам с сажей — здесь был пожар. Группа служивых под руководством саблезубого боцмана вытаскивала уцелевшую матчасть — ящики с продовольствием. Джипсы препарировали провиантский склад, так что нас ждали голодные дни.

— Чего уставился? Или помогай, или проваливай! — рявкнул на меня боцман, а потом на своих подопечных: — Шевелись, каракатицы! Вот вернемся домой, вы у меня тут все языками вылизывать будете!

Возле ангара торпедоносцев меня отловил вахтенный офицер и устроил головомойку за перемещение по кораблю без ПДУ.

— Где твой дышарик?! Да-да! Твой! А ну, сми-и-ирна! Ты почему без дышарика? А если снова в бой, и техники атмосферу стравят?! Фамилия, звание?! Я сейчас на тебя рапорт…

ПДУ-то я взять не успел. Особисты так неожиданно выдернули меня из ангара, где я диктовал формуляр полетного отчета и ведомость на расход двадцати четырех ракет «Овод», что ПДУ я просто не нашел. Мы же пилоты и с самого начала военных действий практически не вылезали из скафандров. Теперь же я разоблачился, а дыхательное устройство не прихватил, из-за чего офицер сейчас наябедничает. Вполне справедливо, надо сказать.

— Румянцев, кадет СВКА, временно приписан к эскадрилье И-03! — пролаял я и вытянулся в струнку.

Вахтенный поднял взгляд от планшета, куда приготовился заносить мою подноготную.

— А… так ты из этих… салаг летающих. — Голос его неожиданно потеплел. — Ладно, на первый раз живи. Вот народ, а? Кадетов в бой пускать?! Я тебя в комбезе не признал… Всё, вольно, кругом, марш отсюда. Да, а дышарик-то получи, а то сам знаешь — не пустая формальность. Прямо сейчас зарули в ангар к торпедоносцам, там мичман Хоменко распоряжается. Скажи, что Яхнин послал — это я.

То, что меня приняли за строевого офицера лестно, но не удивительно. Мы все тут красуемся если не в легких скафандрах «Саламандра», то в форме № 3 — комбинезон без знаков отличия. К клапану нагрудного кармана на липучке приделана планка с именем и званием. К правому карману — часть приписки. И все. С пяти метров капитана от мичмана не отличить.

Добрый вахтенный, например, нес на себе надписи: «КПТ-3 ЯХНИН», «19 ОАКР КЭТ-1». Море информации: капитан третьего ранга Яхнин, комэск первой эскадрильи торпедоносцев девятнадцатого отдельного авиакрыла.

Я возвращался из ангара с ПДУ на поясе. Маска с кислородным баллоном не очень-то поможет, если отсек разгерметизируется. Зато при боевой замене атмосферы или при пожаре есть шансы добежать до рундука с гермокостюмами «Саламандра».

Словом, мичман Хоменко привел меня в уставную норму, и я бодро пошагал к жилой палубе, прикидывая, что врать в ответ на расспросы о моих похождениях. Возле лифтовой площадки послышались подозрительные, совершенно не военные звуки — всхлипывания какие-то. Плач? Да, именно так.

Я вышел на площадку и обнаружил возле стены сидящую фигуру, которая и издавала цивильные звуки, уронив голову на руки. Над плачущим человеком возвышались два офицера, которые увещевали того на разные лады.

— Подбери нюни, кадет! — Это первый, стальным голосом.

— Они… ы-ы-ы… все погибли, понимаете? Фрайман, ы-ы-ы… Фрол… ы-ы-ы… Власик… мертвые, все… их нет, понимаете?

— Мы понимаем, все понимаем. Нам очень грустно, но ничего не поделать, надо жить дальше. — Второй с сюсюкающим среднеазиатским акцентом, голос высокий, совершенно не вяжущийся с могучей плечистой фигурой.

— Хватит! Я сказал, хватит! — Снова первый. — Сколько можно убиваться!

— Пусть поплачет, Василий. Это ничего. Это лучше, чем в себе копить.

— Ибрагим! Это авианосец, а не институт благородных девиц! Так. Кадет Самохвальский! Встать! Смирно! А-а-тставить истерику!

Кадет вскочил. Это в самом деле был Коля (живой!). Я поспешил отступить за угол, чтобы он не видел, что я видел, ну, вы понимаете. Ни к чему это, лишнее.

— Самохвальский! Вот вам платок, утритесь. Нечего позориться перед личным составом. Будьте мужчиной!

— Василий…

— Лейтенант Бабакулов!

— Есть!

— Я знаю твои интеллигентские замашки, но сейчас не время! Всё, кадет, кругом! В ли-ифт… ша-агом… марш!

Раздался шелест закрывающихся дверей, который отсек педагогические звуки. Надо полагать, первый — Василий Готовцев, Колькин комэск, а второго я тогда не знал. Бабакулов какой-то. Коллега по эскадрилье, наверное?

Мне стало неловко. Не могу смотреть на искренние проявления чувств. Кроме того, я поразился собственному жестокосердию — никаких позывов всплакнуть или просто пожалеть о погибших товарищах у меня не возникало. То есть совсем. Душа была наглухо задраена усталостью. За ее шлюзами полыхал огонь. Но — никаких «чувств» на поверхности.

В каюте меня ждал Веня Оршев, который немедленно пристал с расспросами.

На завтраке на меня навалились сразу все: где меня носило? как выбрался?

Что я им мог рассказать? Сдох ДТ-фабрикатор, ушел на вынужденную, куковал, пока не прилетели немцы и не спасли.

А потери были страшные. По-другому не сказать. Некоторые эскадрильи оказались выбиты наполовину, и это за два дня боев! Европилотов на «Хагенах» джипсы проредили чуть ли не через одного.

В этой связи за столом возник вопрос: зачем посылать людей на убой, когда можно наклепать сотни боевых беспилотников? Выступал Вениамин Оршев, не забывая кромсать ложкой брусничное желе.

— …Сами посудите! Куда годится? Это нам повезло, что джипсы настолько тупые! Что Валентин Макарович Тоцкий говорил на инструктаже? Враг применяет не более четырех тактических схем. А будь они поумнее? С их-то технологиями? Да мы бы все тут полегли!

— Что ты предлагаешь? — горячился Пушкин. — Нет, Веня, ну вот что конкретно ты предлагаешь?!

— Да! Кто воевать будет?! — поддакивал ваш покорный слуга.

— Как кто?! Роботы! Зонды! У нас есть разведывательные беспилотники, так отчего не сделать целые эскадрильи боевых аппаратов? Пускать первой волной — не жалко! Они, кстати, дешевле выйдут — не надо решать проблему жизнеобеспечения пилота.

— А нас куда? — спросил Пушкин с подковыкой. — На свалку?

— Зачем ты передергиваешь, Саша, я такого не говорил! — возмутился Веня.

Спорили мы громко. К нам стали прислушиваться, и в конце концов за стол подсел комэск-два, тот самый Готовцев, который вчера реанимировал психику Самохвальского.

— Что за упаднические разговоры? А, кадеты? Кому воевать надоело?

— Да вот, — ехидно сообщил Пушкин, — кадет Оршев разрабатывает программу массового перевооружения москитных сил!

— Ну-ка, ну-ка! — заинтересовался Готовцев. — Доложи свою программу!

— Да что там докладывать, — смутился Веня. — Мне непонятно, отчего роботов не используют в боевых частях. Только в разведке, вот и все.

— Оттого, что запрещено! — отрезал Готовцев. Он вообще отличался категоричностью в высказываниях (и не только в высказываниях). — Насчет Берлинской конвенции слыхал?

— Так точно, слыхал, — уныло отозвался Оршев. — Непонятно просто, почему такая конвенция?

— У тебя по истории, наверное, сплошные переэкзаменовки, — обреченно констатировал Готовцев. — Чему вас на Новой Земле учат? Неужто никто не помнит, что такое Берлинская конвенция?

Тут уж мы все потупились. Я помнил, что есть такая конвенция, запрещающая производство и применение боевых автономных роботов, не важно: танки это или флуггеры. А вот когда ее приняли, и в чем соль — как отрезало.

— Ну сала-аги! Ну вы даете! — продолжал подначивать Готовцев.

Не спасовал, как обычно, Самохвальский, который, кажется, имел в голове парсер и всё всегда помнил, пробуждая бескрайнюю любовь преподавателей и такую же зависть кадетов.

— Разрешите, товарищ капитан третьего ранга?

Не знаю, где Коля вычитал подробности, нам в


Содержание:
 0  вы читаете: Пилот мечты : Александр Зорич  1  Глава 1 ЦЕЛЬ НЕ ОПОЗНАНА! : Александр Зорич
 2  Глава 2 КАДЕТЫ : Александр Зорич  3  Глава 3 СИЯЮЩИЙ НАОТАР : Александр Зорич
 4  Глава 4 ГАБ, КОМЭСК И МНОГИЕ ДРУГИЕ : Александр Зорич  5  Глава 5 ПОСЛЕДНИЙ БОЙ КАДЕТА РУМЯНЦЕВА : Александр Зорич
 6  Глава 6 ПРЕСТУПНАЯ ДОБРОДЕТЕЛЬ : Александр Зорич  7  Часть вторая : Александр Зорич
 8  Глава 2 НА НИВАХ КОММЕРЦИИ : Александр Зорич  9  Глава 3 ПУСТОЙ ТРЕП? : Александр Зорич
 10  Глава 4 МИРНЫЙ КОСМОС : Александр Зорич  11  Глава 5 ХАЛТУРА И СОПУТСТВУЮЩИЕ РАДОСТИ : Александр Зорич
 12  Глава 6 ДОНА АННА : Александр Зорич  13  Глава 7 ТЕОРИЯ ВСЕЛЕНСКОЙ ГАРМОНИИ : Александр Зорич
 14  Глава 1 ТЬЕРРА ФУЭГА : Александр Зорич  15  Глава 2 НА НИВАХ КОММЕРЦИИ : Александр Зорич
 16  Глава 3 ПУСТОЙ ТРЕП? : Александр Зорич  17  Глава 4 МИРНЫЙ КОСМОС : Александр Зорич
 18  Глава 5 ХАЛТУРА И СОПУТСТВУЮЩИЕ РАДОСТИ : Александр Зорич  19  Глава 6 ДОНА АННА : Александр Зорич
 20  Глава 7 ТЕОРИЯ ВСЕЛЕНСКОЙ ГАРМОНИИ : Александр Зорич  21  Часть третья : Александр Зорич
 22  Глава 2 КАРЬЕРИСТ : Александр Зорич  23  Глава 3 НОВАЯ СПЕЦИАЛЬНОСТЬ : Александр Зорич
 24  Глава 4 СЛЕДСТВЕННАЯ ОШИБКА : Александр Зорич  25  Глава 5 ЗАТИШЬЕ : Александр Зорич
 26  Глава 6 АЛЕКСАНДРИЙСКАЯ ОХОТА : Александр Зорич  27  Глава 7 КАТАСТРОФА : Александр Зорич
 28  Глава 1 ИСТРЕБИТЕЛЬ С БОЛЬШОЙ БУКВЫ : Александр Зорич  29  Глава 2 КАРЬЕРИСТ : Александр Зорич
 30  Глава 3 НОВАЯ СПЕЦИАЛЬНОСТЬ : Александр Зорич  31  Глава 4 СЛЕДСТВЕННАЯ ОШИБКА : Александр Зорич
 32  Глава 5 ЗАТИШЬЕ : Александр Зорич  33  Глава 6 АЛЕКСАНДРИЙСКАЯ ОХОТА : Александр Зорич
 34  Глава 7 КАТАСТРОФА : Александр Зорич  35  Использовалась литература : Пилот мечты



 




sitemap