Детективы и Триллеры : Триллер : 6 : Питер Альбано

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу

6

Авианосец «Йонага» двигался на северо-восток со скоростью восемнадцать узлов. Погода резко изменилась. Через несколько дней авианосец вошел в «лошадиные» широты, пересек тропик Козерога и оказался в тропической зоне; стояла жаркая, влажная, изнуряющая погода. Ограниченная в передвижении тесным пространством мостика, Кэтрин обычно проводила утренние часы рядом с Брентом, не ища себе другой компании. Считая женщину арестанткой, Фудзита игнорировал ее присутствие на мостике, он обычно осматривал горизонт в бинокль или нервно ходил из стороны в сторону, если не видел корабли эскорта на своих местах. Сразу же после пересечения экватора мостик охватило волнение, когда по радио было получено сообщение о взрыве нескольких нефтедобывающих платформ в Северном море. Чуть позже пришла радиограмма, что следует приготовиться к встрече летающей лодки: двухдвигательного патрульного бомбардировщика-амфибии PBY «Каталина». На «Йонагу» направлялся агент ЦРУ Фрэнк Демпстер с донесением слишком важным, чтобы его передавать по радио.

Стояло раннее утро, только что взлетели самолеты боевого патруля, «Йонага» находился всего в 30 минутах к северу от экватора и шестистах милях к северо-востоку от Маркизских островов, когда появилась летающая лодка. Вглядываясь вдаль с мостика, Брент наблюдал, как солнце неохотно выползало из-за горизонта, озаряя небо насыщенными красными и пурпурными тонами. Безграничное хлопковое поле махровых барашков облачков окрасилось бледно-золотым цветом, стирающим тени уходящей ночи с коротких крутых волн.

Молчание нарушил телефонист.

— Радар сообщает о неопознанном самолете, истинный пеленг три-ноль-ноль, дальность триста двадцать, сближение на ста двадцати узлах, адмирал.

— Отлично. На частоте связи с истребителями: перехват и сопровождение.

Двенадцать пар биноклей качнулись как один, словно выполняя хореографическое упражнение. Брент, регулируя фокус, подумал, что радиопередача была короткой, поэтому у адмирала просто нет другого выхода, и невольно почувствовал дискомфорт. Через некоторое время молодой американец нашел высоко на западе на голубом до рези в глазах небосводе три точки. Продолжая наблюдать, Брент разглядел гидросамолет, сопровождаемый двумя «Зеро», летящими по бокам и чуть сзади.

— Летающая лодка, относительный пеленг два-восемь-ноль, угол возвышения двадцать градусов, дальность двадцать пять, сэр.

— Очень хорошо, — ответил адмирал, поднимая бинокль. Хиронака и Кавамото тоже приникли к окулярам, а адмирал Марк Аллен встал рядом с Брентом. Фудзита отправил Кэтрин в ее каюту, чтобы на узком мостике было достаточно места для офицеров штаба.

— Не могу в это поверить, — произнес Марк Аллен. — Двухмоторный патрульный бомбардировщик-амфибия PBY—5. Эти старушки летали уже в тридцать шестом!

— Интересная конструкция, — заметил Фудзита. — Крыло похоже на зонтик.

— Да, — вступил в разговор Марк Аллен. — Свободнонесущее крыло со стабилизирующими поплавками на законцовках. Передовое решение для того времени.

Мужчины молча следили, как три самолета быстро снижаются, облетая авианосец в зоне досягаемости его пушек.

— Он, вероятно, сделает пару кругов, чтобы продемонстрировать нам свои опознавательные знаки.

— В самом деле умно, — фыркнул Фудзита. — Этот летчик понимает, что дистанция для наших артиллеристов куда важнее принадлежности. — Японцы засмеялись. Адмирал повернулся к телефонисту.

— Матрос Наоюки, сигнальному мостику вызвать командира эскорта сигнальным прожектором, сообщить, чтобы эсминец три взял на борт пассажира с летающей лодки. Вымпел на забортный фал правого борта. — Адмирал побарабанил по ограждению ветрозащитного экрана. — Сигнальному мостику попытаться привлечь внимание гидросамолета прожектором. Приказать ему сесть у меня по правому борту. — И добавил, обращаясь к Аллену: — Даже короткая передача на связной частоте истребителей может оказаться перехваченной вражескими пеленгаторами, адмирал Аллен.

Американец улыбнулся.

— Уверен, что много любопытных ушей ждут наших сигналов, сэр.

— Пилоты — отвратительные сигнальщики, — заметил Фудзита.

— Верно, адмирал. Но даже, если летчик не сможет прочесть международную морзянку, он посмотрит на флажный сигнал, — Марк Аллен указал на фал.

Спустя несколько минут, гул звездообразных двигателей перешел в рев, заглушая лязг шторок сигнальных прожекторов, и плотный строй самолетов низко прошел по левому борту. «Йонаги», заставив содрогнуться от носа до кормы батареи левого борта. PBY, с его двумя мощными двигателями «Пратт-Уитни», изящным свободнонесущим крылом, блестящим, как фольга, двухреданным корпусом, убранным трехколесным шасси, четырьмя пулеметами 50-го калибра, два из которых размещались в блистерной огневой установке в средней части фюзеляжа, был великолепным и элегантным самолетом. В кабине блеснула вспышка света.

— Он умеет читать, — сухо заметил адмирал. Все засмеялись шутке. А Фудзита добавил:

— Красивый самолет, красивый.

— Один из победителей в сражении у Мидуэя, — не подумав, сказал Марк Аллен.

— Где? — резко переспросил Фудзита.

Поняв свою оплошность, Аллен, запинаясь, ответил:

— Э-э… это самолет раннего обнаружения.

— Засекал наши корабли?

— Да, адмирал.

— Интересно, — сказал Фудзита ровным голосом. Брент улыбнулся сам себе.

В сопровождении офицеров штаба командир авианосца прошел к краю площадки мимо переговорной трубы и встал справа от боевой рубки. Телефонист переключился на другой разъем. Все внимательно смотрели в бинокли за корму, где PBY быстро снижался к морской поверхности, зафиксировав стабилизирующие поплавки в нижнем положении. «Зеро» покинули свои места в строю и унеслись ввысь.

— Скоро наш гость, Фрэнк Демпстер, поднимется на борт.

Летающая лодка, вздымая фюзеляжем и поплавками голубые завесы брызг, окантованные белым пенным кружевом, села, заплясав на волнах, как брошенная рукой галька, скачущая по водной глади. Потом, быстро погасив скорость на воде, самолет остановился, мягко покачиваясь и перекатываясь на морской зыби, как перелетная птица, нашедшая отдых в тихой заводи. К самолету медленно приблизился эсминец.


Усевшись за длинным дубовым столом во флагманской рубке, Брент Росс разглядывал находившегося напротив Фрэнка Демпстера. Он сильно сдал с момента их первой встречи в Токийском заливе несколько месяцев назад. Высокий, подтянутый, с седеющими черными волосами, острым орлиным носом, выступающими скулами, обтянутыми кожей с красными прожилками вен, пятидесятилетний мужчина подозрительно шнырял усталыми карими глазами, словно пытался обнаружить убийцу среди собравшихся: адмирала Фудзиты, его штаба, двух американцев и израильского полковника Ирвинга Бернштейна.

— Вы проделали долгий и опасный путь, мистер Демпстер, — раздался голос Фудзиты, сидевшего во главе стола. — У вас, должно быть, важные документы.

— Да, сэр, — ответил тот испитым, скрипучим голосом. — Информация слишком конфиденциальна, чтобы ее можно было передавать по радио. — Явно уставший и взвинченный после своего долгого полета, он говорил тоном чудаковатого философа, пытающегося донести до каждого давно мучающие его мысли. — Отсутствие угрозы применения мощного оружия сыграло на руку террористам, и они, словно крысы, повылезали изо всех щелей. По иронии судьбы, Штаты и Советы в их вечном антагонизме представляли собой что-то вроде мирового руководства — правда, нестабильного и даже опасного — верховной власти над не примкнувшими к ним государствами, так называемыми странами третьего мира, как, например, Ливия. Но теперь все страны оказались равно безоружны, а Каддафи с его арабскими друзьями и нефтяным богатством почти догнал русских и американцев. — Он устало вздохнул. — У него действительно «поехала крыша» с тех пор, как вы потрепали его.

— Поехала крыша?

— Извините, адмирал. Он обезумел. — Демпстер вытащил из портфеля с полдюжины папок и перебрал документы, выбирая нужный. — Прежде всего, у вас есть копии докладов об уничтожении нефтяных платформ в Северном море?

— Да. Половина…

— Нужны все, адмирал. Англичане пока не опубликовали никакого официального сообщения, но, по сведениям наших источников, сегодня утром были взорваны все восемнадцать.

— Саботаж, — скептически заметил капитан третьего ранга Ацуми.

Демпстер глубоко вздохнул и быстро заговорил, выплевывая слова, как человек, откусивший горький, гнилой фрукт.

— Злорадство Каддафи, его призывы к угнетенным народам мира и угнетенным народам стран ОПЕК — я имею в виду арабский нефтяной картель — уже привели к тому, что цена нефти достигла пятисот долларов за баррель. Они купаются в деньгах.

В рубке раздались гневные возгласы.

— Сумасшедший! — кричал Фудзита. — Вымогатель!

— Просто месть, адмирал. Он связан обязательством мести против Японии и «Йонаги». Но… — Фрэнк оторвался от папки, его взгляд скользнул по сердитым лицам вокруг. — Он знает, где находится «Йонага», его курс, скорость, координаты, и поклялся уничтожить вас. Я подозреваю, что арабские подлодки идут по вашему следу. Не забывайте, что Каддафи ненавидит Японию, Израиль и Америку, если говорить по порядку.

— Было бы унизительно не возглавить этот перечень, — резко бросил Фудзита.

— Банзай! — выкрикнули Хиронака и Кавамото.

Их прервал Бернштейн.

— К тому же арабские войска по-прежнему наседают на Израиль. У меня есть доклады! — Он бросил на стол папку документов. — Рейды осуществляются с территории Сирии и Ливана отрядами ООП, скрывающимися в горах Ханаана и пустынях Синайского полуострова.

— Правильно, полковник, — согласился Демпстер. — Ливия давно уже не та, что была раньше, а Иран и Ирак забыли свое славное прошлое, когда они убивали друг друга. — В рубке раздались смешки. Демпстер продолжал. — Израильтяне с трудом отражают все учащающиеся выпады, но именно мы, то есть, я имею в виду, вы, противостоите их джихаду, и в любом случае, как я уже сказал, Япония является предметом пристального внимания Каддафи.

Фудзита подался вперед, его взгляд источал смерть.

— Пусть приходит со своей местью, но сначала пусть выроет себе могилу!

Брент осознал, что вместе с японцами кричит «банзай!», и резко оборвал себя, когда увидел широкую ухмылку на лице Марка Аллена.

Взмахом руки Фудзита попросил офицеров замолчать. Снова заговорил Демпстер.

— Англичане заявляют, что платформы были торпедированы ливийскими подлодками.

— Сколько их у Ливии? — спросил японский адмирал.

— Штук двадцать.

Марк Аллен вставил:

— Устаревшие русские дизельные лодки класса «Виски».

Фудзита обратился к Демпстеру.

— Мистер Демпстер, эта лодка «Виски». Нам нужна вся информация, которой вы владеете.

Демпстер полистал красный блокнот, пробежал глазами несколько страниц и сказал:

— Длина семьдесят пять метров. — Он глянул на американцев. — Двести шесть футов, водоизмещение свыше тысячи тонн. Дизель-электрические, конструкция в целом основывается на принципах, заложенных немцами в конце второй мировой войны. Вы, наверное, понимаете, что русские не вверяют арабам свою более сложную технику.

— Безмозглые, неумелые мартышки, — пробормотал Аллен.

Улыбаясь, агент продолжил.

— В пятидесятых русские построили двести пятьдесят три лодки. Некоторые из них все еще находятся на вооружении, но большая часть передана дружественным арабским странам, Албании, Болгарии, Северной Корее, Кубе…

Фудзита нетерпеливо махнул рукой.

— Вооружение? Дальность действия? Рабочая глубина погружения?

— Шесть двадцатидюймовых торпедных аппаратов, и, насколько я знаю, ливийцы на них устанавливали две палубные орудийные установки калибра четыре и шесть десятых дюйма и с полдюжины двадцатитрехмиллиметровых зенитных орудий. Дальность действия меняется в зависимости от имеющегося оборудования, но в целом в пределах восемнадцати тысяч миль, двадцати восьми тысяч километров. Максимальная рабочая глубина погружения около семисот футов.

— Торпеды?

— Вероятно, русского производства, пятьсоттридцатитрехмиллиметровые. Мы не знаем точно.

— Можно я помогу? — вдруг спросил Бернштейн, вставая и помахивая каким-то документом.

Брент заметил, как насупился Демпстер, когда израильтянин начал говорить. Он знал, что агенты ЦРУ часто были с предубеждением настроены по отношению к израильской разведке, которая, однако, без достаточного количества людей, денег и специального оборудования часто работала эффективней разведслужб других государств. Ходила даже шутка, что суммы, составляющей бюджет Израиля, не хватило бы даже на покупку скрепок для ЦРУ. Но факты, которые привел Бернштейн, потрясли всех присутствующих.

— «Пятьсот тридцать третья» имеет длину восемьсот двадцать пять сантиметров… — И для американцев добавил: — Двадцать шесть и восемь десятых футов. — Полковник потряс в воздухе листком бумаги. — У меня есть чертеж, где в разрезе изображены боевая головка, взрыватели, резервуар с воздухом, электродвигатель, отделения серебряно-цинковых аккумуляторов, управляющие тяги глубинных стабилизаторов…

— Пожалуйста, мистер Бернштейн, — нетерпеливо бросил Фудзита. — Мы снимем копию и раздадим членам штаба. Ограничьтесь характеристиками. Если одна из торпед попадет в «Йонагу», нас уже не будут интересовать управляющие тяги глубинных стабилизаторов.

— Разумеется, сэр, — ответил полковник, поймав скрытый взгляд явно обеспокоенного агента. Но его следующие слова не только потрясли Демпстера, но и заставили Аллена и Росса в изумлении подскочить на стульях. — Она похожа на американскую «Марк-48».

У Марка Аллена вырвалось:

— Нашу самую современную торпеду?

Бернштейн с нажимом повторил:

— Как и «Марк-сорок восемь», «пятьсот тридцать третья» может атаковать как в пассивном, так и в активном режимах.

— Поясните.

— Извините, адмирал. Как и американская, — последовал ответ полковника, быстро посмотревшего на пунцового Демпстера, — в пассивном режиме «пятьсот тридцать третья» улавливает производимый целью шум с помощью установленного на ней компьютера. Если в этом режиме цель не захватывается, она автоматически переключается на активный, в котором генерируется акустический импульс и, опять же с помощью компьютера, анализируется отраженный сигнал. И последнее, если торпеда в этих режимах не находит цель, используется радионаведение.

Ошеломленные и сердитые американцы уставились на израильтянина. Марк Аллен заговорил:

— Вы не могли знать — это совершенно секретные данные.

Фудзита с жаром бросил:

— Святой Будда! Вы причисляете подобное вооружение к нормальным орудиям ведения войны?

— Боюсь, что да, адмирал, — ответил израильтянин. — Дальность действия при скорости двадцать четыре узла семь тысяч шестьдесят четыре метра или восемь тысяч шестьсот ярдов, вес боеголовки двести шестьдесят семь килограммов.

Молчание. Затем раздались медленные слова Фудзиты.

— На наших «Флетчерах» подобного оружия нет. Торпеды снабжены только контактными детонаторами.

— Правильно, сэр, — подтвердил Марк Аллен. — Но, с вашего разрешения, я пошлю запрос на поставку новых торпед «Марк-сорок восемь», и они будут ожидать нас в Йокосуке.

— Вы считаете, что ваши ВМС согласятся?

— Вполне вероятно, сэр. Особенно, если это порекомендую сделать я.

Фудзита согласно кивнул.

— Хорошо, хорошо. Мне не нравятся эти ваши машины — компьютеры, которые лишают возможности, нет, счастья борьбы. Самурайский глаз у дальномера перископа, орудийного прицела — вот все компьютеры, требовавшиеся нам. Но сейчас… — Он махнул руками, показывая жестом бесполезность прежних представлений о войне.

— С радионаведением даже капитан-араб может осуществить удар, адмирал, — заметил Марк Аллен. — Современная акустическая торпеда поймает любой корабельный шум и не только шум от винтов, но и от вспомогательных двигателей, генераторов, вентиляторов, даже воды, омывающей корпус судна. Глушение главных двигателей, как вы сделали во время атаки с Островов Зеленого Мыса, подобную торпеду не обманет.

— Святой Будда! Ваша технология делает воина бесполезным.

Вмешался Бернштейн.

— Если русские достаточно доверяют арабам, сэр. Ливия уже потеряла шесть подлодок «Виски» только от аварий при погружении. Суть в том, что на двух из них никогда даже не перекрывали главные клапаны подачи воздуха.

Смех разрядил напряжение.

— Я думал, Каддафи нанял немецких капитанов.

— В большинстве случаев так и есть, сэр, — заметил Демпстер, пытаясь реабилитировать себя. — Но он единственный член экипажа, который умеет управлять подлодкой.

Фудзита продолжил задавать вопросы.

— Радары?

— Вероятно, высокочастотные «Мает» и «Снуп Слэб», оба могут обнаружить вас из подводного положения. Как я говорил, мы подозревали, что слежка установлена и они идут за вами.

Вновь воцарилось молчание.

Его нарушил Фудзита.

— Скорость?

— Они не могут «летать» как SSN.

Японцы выглядели сконфуженными, а Фудзита поднял руку.

— Я хочу сказать, — начал объяснять Демпстер, — что у них маленькая скорость по сравнению с атомными подводными лодками; шесть узлов в погруженном состоянии и двадцать один-двадцать два в надводном.

Фудзита повернулся к капитану третьего ранга Ацуми.

— Проследите, чтобы эта информация была передана командиру эскорта, и проверьте, чтобы все корабли сопровождения ее получили. Немедленно подготовьте два «Айти», снаряженных стодвадцатикилограммовыми бомбами для противолодочного патрулирования в зоне десяти километров от «Йонаги» на высоте пятисот метров.

Пока Ацуми, взявшись за телефон, быстро говорил в него, старик японец повернулся к Марку Аллену.

— Давным-давно, когда мы выслеживали Каддафи в Средиземном море, вы говорили мне, что у Фолклендских островов британская субмарина «Конкерор» потопила аргентинский крейсер «Генерал Бельграно» двумя радиоуправляемыми торпедами.

Брент снова был поражен памятью и проницательностью адмирала.

— Верно, сэр, — ответил Марк Аллен. — В Средиземном мы потопили бывший корабль ВМС США «Феникс», аналогичный «Бруклину».

— Тогда они могут напасть на нас из любого квадранта. — Адмирал повернулся к Ацуми, опускавшему трубку на рычаг. — Нобомицу-сан, измените приказ: четырем «Айти» патрулировать все четыре квадранта. — Ацуми снова снял трубку.

Фудзита обратился к офицеру ЦРУ.

— Вы сказали, что англичане потеряли в Северном море все свои платформы.

— Так.

— И, вероятно, в этом замешаны ливийцы. — Агент кивнул. — Но есть ли у англичан веские доказательства?

— По оперативным данным, английские крейсеры в Северном море потопили две подлодки, а еще четыре, возможно, затонули в результате полученных повреждений, — доложил Демпстер. — Может быть, они уже имеют доказательства. Но в любом случае англичане действовали решительно и сейчас находятся в состоянии готовности; нет никаких сомнений в том, что создано оперативное соединение и, по нашим данным, Железная леди собирается атаковать Ливию.

— Железная леди?

— Простите, адмирал. Премьер-министр Маргарет Тэтчер.

Фудзита почесал подбородок и пренебрежительно сказал:

— Она всего лишь женщина. — И мрачно добавил: — Каддафи, возможно, соблазняет их, приглашая в свою «пещеру ветров».

— Мы укротили шторм, адмирал, — улыбаясь, заметил Брент.

— Да. И на наших крыльях Аматэрасу. Мне бы не хотелось делать этого дважды. А англичане последуют в кильватере. И мы проучим арабов. — Старый моряк повернулся к Демпстеру. — Корабли! Вы ничего не сказали о надводном флоте Каддафи. Были сообщения о двух авианосцах. — Тембр его голоса выдавал волнение.

Лицо агента посуровело. Он указал на машинописный листок и, глядя в документ, сообщил:

— Три авианосца. Два из них класса «Колоссус», принадлежавшие во второй мировой войне Британии и купленные Аргентиной и Бразилией, и один — устаревший американский конвойный авианосец «Кэбот», его ливийцы купили у Испании. Все три находятся в море, их сопровождают восемь эсминцев класса «Флетчер» и один крейсер. Последний раз сообщалось, что ударная группа проводила подготовку в Тихом океане. Ливийцы рыскали по всему миру в поисках летчиков, поскольку большая часть их пилотов уже погибла в боях. Я полагаю, что они готовят встречу англичанам, — заключил Демпстер.

Хиронака оторвался от своего блокнота.

— Железная леди потеряет свою железную голову. — Он захихикал, брызгая слюной на стол.

Фудзита не обратил внимания на адъютанта.

— Но если арабы разгромят Железную леди и им захочется Японии.

— Это большое «если», адмирал Фудзита.

— Мы должны допускать, что нас пригласят для противодействия упомянутому боевому соединению, — заметил японец. — Характеристики, пожалуйста.

— Фрэнк, — сказал Бернштейн. — Если вы не можете…

— Нет, благодарю вас, — ответил Демпстер и самодовольно добавил: — Здесь у меня все есть. — Он перевернул несколько страниц и быстро заговорил. — Характеристики авианосцев. «Колоссусы» — это «Минас Жерайс», куплен у Бразилии, был приписан к ВМС Великобритании как «Венджианс», и «Вентичинсо де Майо», куплен у Аргентины и тоже был приписан к ВМС Великобритании как «Венерейбл». Оба построены во время второй мировой войны. — Он поднял документ. — Длина шестьсот девяносто три фута, ширина сто тридцать восемь, водоизмещение около двадцати тысяч тонн. Наибольшая скорость двадцать восемь узлов, дальность действия четырнадцать тысяч миль при скорости четырнадцать узлов и семь тысяч двести на двадцати шести узлах. — Улыбаясь, он поднял глаза от бумаг и бросил быстрый взгляд на Бернштейна.

— Радары?

— Неизвестно, сэр.

— Можно я? — тихо сказал Бернштейн, вставая. Фудзита кивнул. Улыбка Демпстера растаяла, когда израильтянин начал говорить.

— После передачи в регистр Ливии оба корабля были оборудованы РЛС обнаружения воздушных целей LW—01 и WW—02 с высотомерами V—1, РЛС опознавания целей DA—02 и для обнаружения надводных целей и навигации РЛС ZW—01. На них также были установлены компьютеры «Ферранти CAAIS»[6] с дисплеями «Плесси CAAIS». — Он мягко улыбнулся Демпстеру. — Данная система позволяет осуществлять прямую компьютерную связь с кораблями сопровождения. Но, конечно, данная система была расширена добавлением нового оборудования русских, возможно радарами «Скуп Пэа» и «Хэдлайт Ц», у нас имеется информация, что ливийцы затребовали у русских новые ADMG—630, шестиствольную тридцатимиллиметровую орудийную установку типа «Гатлинг» и счетверенную сорокапятимиллиметровую зенитную, а также семидесятишестимиллиметровые пушки. Но, по мнению израильской разведки, установка вооружения потребует по меньшей мере восемь недель, а арабы не захотят терять времени, когда на них движутся англичане. Так что их обычное вооружение состоит из двадцати сорокамиллиметровых зенитных установок и пятидюймовых универсальных артиллерийских. — Несколько секунд он смотрел на Демпстера, потом сел.

Фудзита не переставая барабанил пальцами по столу, его глаза скользили по присутствующим.

— Самолет! Самолет! Требуется специальный тип самолета, чтобы действовать с авианосцев.

После некоторого молчания заговорил Кавамото.

— У наших арабских друзей есть много немецких летчиков и техников. Какая от них помощь при использовании палубных самолетов? Ни у одного государства не было авианосцев во время войны в Азии.

— Не совсем так, — ответил Марк Аллен. — У немцев был один, «Граф Цеппелин». Но были заложены еще два, примерно одинаковых.

— Да, правильно, — подтвердил Бернштейн. — Но их так и не ввели в строй.

— Благодаря Герману Герингу, соперничеству родов войск и глупости Гитлера, — заметил Марк Аллен. Дюжина любопытных глаз уставилась на американца. — К 1942 году постройка «Графа Цеппелина» была почти закончена. Практически был готов и самолет Ju-87, показавший себя отличным пикирующим бомбардировщиком, который мог взлетать и садиться на коротких ВПП. Кроме того, «Мессершмитт» разработал истребитель BF—109, ставший по тем временам одним из лучших. Но после того как были потоплены «Бисмарк» и «Шарнхорст», Гитлер «мудро» решил, что надводные корабли устарели.

— Но «Шарнхорст» был потоплен позже, в 1943 году, в сражении у Норт-Кейпа, — сказал Фудзита, уже не удивляя никого своей осведомленностью.

— Правильно, адмирал. Но не забывайте о заявлении Германа Геринга, который с самого начала был не в ладах с ВМС по поводу подчинения авиагрупп «Графа Цеппелина». Он даже построил макет полетной палубы в натуральную величину, и Ju-87 и BF—109 тренировались выполнять взлет и посадку. Одно судно разбили в 1940 году, но другое, «Граф Цеппелин», практически было полностью оснащено. Но тут пришел приказ Гитлера, и, к счастью союзников, «Граф Цеппелин» пошел на слом.

— Значит, у немцев были обученные пилоты палубной авиации, — задумчиво произнес Кавамото.

— Правильно. И заметьте, джентльмены, как вы знаете, большинство истребителей с поршневыми двигателями можно модифицировать, а хорошие летчики быстро привыкают к посадке на палубу.

— Сколько самолетов, по вашему мнению, может базироваться на авианосце класса «Колоссус»?

Настала очередь Аллена побарабанить пальцами по столу.

— Всего около пятидесяти.

Фудзита стукнул кулаком по столу и повернулся к Демпстеру.

— Вы упомянули американский конвойный авианосец.

— Да, сэр, — ответил Демпстер, вновь становясь центром общего внимания. — Ливия купила испанский «Дедало», числившийся в ВМС США как «Кэбот» CVL—26 класса «Индепенденс». Это небольшой корабль водоизмещением около семнадцати тысяч тонн, шестьсот двадцать пять футов длиной, семьдесят один фут шириной. С него может работать около тридцати самолетов.

— Но он тихоходен.

— Не совсем так. В прошлом году на нем был установлен новый двигатель с турбинами «Дженерал электрик», дающими сто тридцать тысяч лошадиных сил. Авианосец может теперь делать двадцать девять узлов.

Фудзита задумчиво кивнул.

— Тогда арабы могут послать сто тридцать самолетов с трех быстроходных авианосцев. Железной леди стоит потуже затянуть свой пояс целомудрия. — В словах адмирала не было и намека на шутку, каюту заполнило тягостное молчание. Фудзита заговорил снова, в его глазах загорелся инквизиторский огонек, когда хитрый ум сформулировал еще один беспокоящий его вопрос.

— Как насчет китайских спутников? Есть ли еще какие-нибудь новые сведения?

Демпстер объяснил, что китайская орбитальная лазерная спутниковая система действует по-прежнему эффективно. Ни США, ни СССР не достигли успеха, пытаясь нейтрализовать лучи-убийцы, которые неотвратимо уничтожали любой реактивный или ракетный двигатель в момент запуска. Даже спутники связи и разведывательные спутники стали жертвами пучков частиц.

— Я рассказывал вам об этой системе пять месяцев назад во время нашей первой короткой встречи в Токийском заливе, — закончил агент. — Сделанные ранее предположения остаются в силе.

Почесав висок и явно оставшись неудовлетворенным, Фудзита обратился к Бернштейну.

— Мне помнится, что израильская разведка в лице капитана Сары Арансон утверждала, что это химическая система, использующая дейтерий и фтор.

Брент почувствовал першение в горле, его кожа покраснела при мысли о Саре Арансон и идиллии страсти, которой они наслаждались в ее квартире в Тель-Авиве всего три недели назад. Он смущенно опустил глаза, но все внимательно смотрели на представителя ЦРУ.

— Правильно. Двадцать систем вооружения на низких, девятьсот тридцать миль, орбитах и три командных спутника, которые вращаются на геостационарной орбите на расстоянии двадцати двух тысяч трехсот миль.

Заговорил капитан второго ранга Кавамото.

— Химические вещества должны расходоваться.

Американец хмыкнул.

— Нет. Не находится желающих запустить реактивный самолет или ракету, поэтому системы месяцами бездействуют. Они реагируют на крупные цели.

— Но их энергия? — продолжал настаивать кавторанг.

— Термоядерный синтез. Мы определили, что вся система будет находиться на своем месте десятилетиями. Орбиты должны начать понижаться в следующем столетии.

Японцы переглянулись, Фудзита улыбаясь сказал:

— Тогда «Йонага» останется единственной грозной боевой машиной или, — кивок в сторону европейцев, — системой вооружения на Земле.

Хиронака и Кавамото пошатываясь вскочили на ноги.

— Банзай!

Адмирал нетерпеливо махнул рукой. Брент помог Хиронаке сесть на стул, придерживая его одной рукой за костлявую спину. Демпстер продолжил.

— Сумасшедшая борьба за корабли и самолеты времен второй мировой войны продолжается. В целом в мире в строю осталось сто восемь эсминцев классов «Флетчер», «Сомнер», «Джиринг», чуть больше сотни фрегатов, эскортных эсминцев, буксиров, танкодесантных кораблей, транспортных судов и судов обеспечения. И ведущие державы превращают фрегаты и крейсера в носителей артиллерийского оружия. США заменяют системы типа «Томагавк», «Гарпун», «Морской воробей», другие боевые ракеты и ракеты-мишени новыми, полностью автоматическими орудийными установками типа «Марк-45» с пятидюймовыми снарядами пятьдесят четвертого калибра и «Марк-75» с семидесятишестимиллиметровыми снарядами шестьдесят второго калибра. А в качестве зенитных установок — «Марк-15 Фаланкс», которые снабжены собственной РЛС замкнутого контура и имеют скорострельность три тысячи выстрелов в минуту. — В его голосе звучала гордость.

— Шесть двадцатимиллиметровых орудий, стреляющих очень быстро, — вдруг сказал подполковник Мацухара. — На «Нью-Джерси» было четыре подобных установки, когда мы атаковали его в Перл-Харборе.

— Ему надо было бы иметь их больше, — хихикнул Хиронака. Всех охватило унылое молчание.

Его нарушил Демпстер.

— Американская компания «Пратт-Уитни» разработала новый звездообразный двигатель мощностью три тысячи лошадиных сил, а «Грумман» спроектировал фюзеляж. Летные испытания нового истребителя, названного XF—1000, начнутся в следующем году, и, можете быть уверены, русские занимаются тем же. В принципе у нас есть сведения о новом истребителе «Яковлев» с поршневым двигателем и о том, что в СССР ведется интенсивная работа по переоборудованию их авианосцев, использовавших самолеты СВВП…

Его остановили недоуменные лица японцев.

— Авианосцев для самолетов с очень коротким взлетом и посадкой, — объяснил Демпстер, — у русских есть два: «Минск» и «Киев». Сейчас они переоборудуются под новую модель КБ Яковлева.

— Пусть помогают своим арабским друзьям, — бросил Мацухара, ударяя кулаком по столу. — Наши палубные «Зеро» укротят их «Яки».

Демпстер продолжал:

— Помните, что в руках арабского нефтяного картеля мощные рычаги давления благодаря имеющегося у них горючего.

— Но США и Россия тоже крупные добытчики нефти, — заметил Марк Аллен.

— Правильно, адмирал Аллен. Россия является таковой, но она может удовлетворять только свои потребности да позаботиться о европейских сателлитах, а у США тоже есть определенные обязательства. — Посмотрев на новую страницу, он заговорил тихо, как если бы за переборками находились вражеские уши. — США даже при жестких ограничениях по-прежнему потребляют девять миллионов баррелей в день, и это всего лишь четыре процента мирового потребления, тогда как арабские страны контролируют пятьдесят пять процентов.

Фудзита вставил:

— У Японии нет ничего.

— Правильно, сэр. Индонезия остается вашим главным поставщиком нефти.

— Она член ОПЕК, — заметил Бернштейн.

— Нет! Каддафи потребовал, чтобы Индонезия прекратила поставки нефти в Японию, и та вышла из организации, когда вы находились в Средиземном море, теперь около ее нефтяных портов шныряют неизвестные подлодки.

Ропот возмущения пронесся по рубке.

Мацухара сказал:

— США должны помочь Японии. Это и ваша война!

Демпстер вздохнул.

— С нашей надеждой на реактивную технику и ракеты мы оказались почти беспомощными. Мы работаем над переоборудованием всех наших тринадцати авианосцев и даже семи десантных вертолетоносцев под поршневые самолеты. Да, реальная мощь появится в лучшем случае через год. И не забывайте, у нас есть другие проблемы: с русскими, в Западной Европе, с Кубой, в Центральной Америке. Мы не может даже выполнять свои обязательства. И остается вопрос «умеренных» арабов, особенно Саудовской Аравии, которая продолжает соблюдать нейтралитет во время текущего конфликта. Американское вторжение вновь сплотило бы арабов вокруг джихада Каддафи и спровоцировало бы проникновение русских через Пакистан, Иран и даже Турцию прямо в сердце Среднего Востока. Боюсь, что вы должны будете справиться с этим сами. Но, — поспешил добавить он, — ЦРУ поможет вам, чем сможет.

— Самолетами? — быстро спросил Фудзита.

Агент улыбнулся.

— Любой бывший пилот, который хоть раз летал во время мировой войны, я имею в виду вторую мировую войну в Азии, жаждет летать под вашим началом, сэр. Мы собрали вместе сорок «Зеро», двадцать три «Накадзимы» и семнадцать «Айти». Летчики проходят на них обучение. Но половине самолетов необходимы двигатели.

Фудзита посмотрел на Кавамото.

— У нас есть?

Старший помощник кивнул.

— Да, адмирал. На консервации.

— Эскорт?

— В Субикском заливе семь «Флетчеров». Все в рабочем состоянии со штатными артиллерийским и зенитно-артиллерийским вооружением, опытными американскими капитанами, американскими и японскими матросами.

Демпстер залез в портфель, достал оттуда конверт и протянул его Фудзите.

— Лично вам, адмирал.

Фудзита не торопясь распечатал письмо. Читая, он встал.

— Это от императора, — произнес он, явно обуреваемый восторженными эмоциями. Все обратились в слух. Пробежав письмо глазами, адмирал оторвался от него и запинаясь изложил содержание.

— Возле Суматры, Явы, Борнео и даже полуострова Малакка замечены подводные лодки. Возникают опасения, что арабы попытаются поставить Японию на колени путем блокады. Силы самообороны, осуществляющие патрулирование возле основных островов, оснащены плохо, и мы знаем, что в подобных ситуациях они оказываются бесполезными. О конвоях не может быть и речи. У нас нет сопровождения. «Йонага» возвращается в Японию полным ходом, берет в эскорт больше «Флетчеров» и осуществляет патрулирование в Южно-Китайском море. Покажем ливийцам, что такое боевой дух ямато!

— Банзай! Банзай!

— Сэр! — ухитрился крикнуть сквозь бедлам Кавамото. — У нас недостаточно топлива и баки кораблей сопровождения почти пусты. В течение двух ближайших дней танкера не будет, и мы не сможем идти со скоростью свыше шестнадцати узлов, пока не пополним запасы топлива.

— Святой Будда! — сердито воскликнул Фудзита. — Нам нужна помощь. — Он повернулся к деревянному алтарю у переборки под портретом императора, где находился талисман Восьми Мириад Божеств — Будда Трех Тысяч Миров — трехдюймовый золотой Будда тонкой ручной работы из Минатогавы, соответствующие изображения святых и амулеты удачи из алтарей храмов Коти и Ясукуни. Все японцы дважды в унисон хлопнули в ладоши. Голос Фудзиты приобрел почтительный тембр.

— Аматэрасу, дай нам возможность обрести скрытую энергию путем размышления и самоанализа. Тогда мы будем готовы встретить и победить врага или умереть, глядя ему в глаза.

После долгого молчания адмирал обратился к подполковнику Мацухаре.

— Йоси-сан, — с неожиданной отеческой теплотой сказал он. — Вы поэт. Подарите нам одно из ваших хайку, чтобы вдохновить нас на решение этой задачи.

Летчик выпрямился и уставился вверх, как бы переносясь в другое время и в другое измерение.


Обратной дороги нет
К весне моей юности.
Но мои пушки молоды,
И я усыплю море
Костями своих врагов.

Явно довольный, старый японец обвел черными глазами длинный стол, его взгляд был жестким, а голос зазвенел как меч, выхваченный из ножен.

— Правильно, Йоси-сан. Костями наших врагов. Пусть каждый, кто захочет атаковать «Йонагу», помнит, что он не останется безнаказанным и кости сотен напавших останутся у нас в кильватере. — Стукнув костяшками сжатого кулака по столу, Фудзита подался вперед и, словно оказавшись в своей юности, заговорил как человек, декламирующий полюбившиеся строки: — Кости наших врагов не могут принадлежать людям. Это будут кости поганых бешеных псов.

— Банзай! Банзай! — закричали японцы.

— Правильно! Правильно! — раздались голоса американцев и Бернштейна.

Фудзита поднял руки.

— С помощью Аматэрасу мы перебьем всех скотов.


Содержание:
 0  Возвращение седьмого авианосца : Питер Альбано  1  1 : Питер Альбано
 2  2 : Питер Альбано  3  3 : Питер Альбано
 4  4 : Питер Альбано  5  5 : Питер Альбано
 6  вы читаете: 6 : Питер Альбано  7  7 : Питер Альбано
 8  8 : Питер Альбано  9  9 : Питер Альбано
 10  10 : Питер Альбано  11  11 : Питер Альбано
 12  12 : Питер Альбано  13  13 : Питер Альбано
 14  14 : Питер Альбано  15  15 : Питер Альбано
 16  16 : Питер Альбано  17  17 : Питер Альбано
 18  18 : Питер Альбано  19  19 : Питер Альбано
 20  20 : Питер Альбано  21  21 : Питер Альбано
 22  22 : Питер Альбано  23  23 : Питер Альбано
 24  24 : Питер Альбано  25  Использовалась литература : Возвращение седьмого авианосца
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap