Детективы и Триллеры : Триллер : Каньон убийств Mission Canyon : Мэг Гардинер

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36

вы читаете книгу

Один человек погиб, другой навсегда остался инвалидом — вот итог трагической автокатастрофы.

Виновник скрылся с места преступления.

Расследование завершилось ничем.

Эван Делани, чудом избежавшая страшной судьбы, постигшей ее друзей, решает самостоятельно найти убийцу и призвать его к ответу.

Однако чем ближе она подбирается к истине, тем опаснее становится ее затея.

Потому что за преступником стоят очень могущественные силы, заинтересованные в том, чтобы Эван замолчала.

А самый молчаливый свидетель — мертвый свидетель…

Посвящается Тэйни Гудман

Глава 1

Меня спрашивают, что спровоцировало дорожно-транспортное происшествие — лихая езда, слепящее солнце или крутой поворот дороги? За этими несущественными вопросами всегда скрывается главный. Виновен ли в ДТП Джесси? Был ли он достаточно осторожен? Может быть, он вылетел на своем велосипеде на середину дороги? Или богохульствовал? Ведь есть же какая-то причина, объясняющая, почему он так и не поведет меня к алтарю.

Думается, люди хотят услышать, что во всем виновата жертва происшествия. Джесси должен был бы поступить как-то иначе — посмотреть назад или… каждый день пользоваться зубной нитью. Они чуть ли не требуют, чтобы я сказала: нет, разумеется, нет, с вами такое никогда не случится. Они жаждут вновь обрести уверенность в себе, а я никак не могу им это дать.

Раньше на вопрос, кто виноват, я отвечала: «Водитель „БМВ“». Я имела ввиду мужчину, который ехал на большой скорости по извилистой дороге, направляясь к предгорью Санта-Барбары. Одной рукой он крутил баранку, а другой гладил по голове женщину, которая делала ему минет. «Во всем виноват водитель, наслаждавшийся оральным сексом. Человек, скрывшийся с места происшествия» — вот что я до поры до времени говорила людям.


— Там, наверное, будет охрана, — сказал Джесси.

— Не беспокойся, я справлюсь.

Джесси смотрел из окна автомобиля на картинную галерею Санта-Барбары, расположенную на противоположной стороне улицы. Заходящее солнце окрасило белые стены здания в оранжевый цвет. Прибывшие гости демонстрировали на лестнице галереи дорогие наряды. Джесси отбивал барабанную дробь на рулевом колесе.

— Довольно колебаний, — сказал он. — Иди прямо туда, делай что считаешь нужным и возвращайся. Если же возникнут какие-нибудь проблемы…

Я коснулась его руки:

— Не волнуйся, я знаю, как испортить званый вечер.

Он бросил на меня взгляд. (О, эти голубые глаза и слегка искривленные губы!)

— Эван, это тебе не спевка кружка художественной самодеятельности.

— Доверься мне. Я помню, что это картинная галерея и что цель охранников — только пускать людей внутрь и не выпускать их на улицу с картинами.

— Не слишком рассчитывай на это. Кстати, парик у тебя сидит криво.

Я поправила парик.

— Ты просто хочешь сделать все сам. Тебе очень хочется устроить Колу Дайамонду публичную головомойку.

— И еще какую!

Но мы оба прекрасно понимали, что Дайамонд заметит приближение Джесси за целую милю. Это случится, даже если Джесси наденет выцветшие джинсы и старую тенниску и перестанет походить на адвоката, молодого красавчика с пышными каштановыми волосами. Дайамонд просто не сможет его не узнать. Так что это дело должна была провернуть я.

Я приосанилась.

— Как я выгляжу?

Джесси критически осмотрел меня. Серебристая губная помада, серьги в виде колец величиной с целый грейпфрут, темный парик, подобный действующему вулкану. Мини-платье с блестками, приобретенное в магазине подержанной одежды, белые ботинки на виниловой подошве, извлеченные из моей собственной кладовой, где они свято хранились как память о юности, попусту растраченной в школьной команде гимнастов.

— Превосходно! — воскликнул он. — Прямо «Я мечтаю о Джини».

— Не о Джини, а о Дайане Росс.

Он хмыкнул.

— Если учесть твою сугубо ирландскую внешность…

— Ну ладно. Пусть будет О'Росс, — согласилась я.

Он вручил мне судебную повестку, исковое заявление, а также фотографию лысого мужчины лет пятидесяти с буйно разросшимися бровями и неровными зубами.

— Вылитый жулик, — обронила я.

— Да. Сегодня вечером он будет в костюме Зорро. Так что остерегайся его кнута и, — Джесси щелкнул пальцем по карточке, — его жены.

Рядом с мужчиной на фотографии стояла Мери Васкес Дайамонд. Смуглая от автозагара, она выглядела значительно моложе мужа. Мускулистой дланью с длинными пальцами она держала супруга за руку. На судебного исполнителя, который приблизился к ее семейному очагу, она натравила собак.

— Сегодня вечером доберманов с ней не будет, — сказала я, выходя из машины. — Я вручу документы, Джесси.

Я перешла на другую сторону улицы. В городе загорались огни, распластываясь сверкающим шлейфом по зеленым складкам гор. Небо было исчерчено инверсионными следами от самолетов. Эти следы уже окрасились в розовый цвет летнего заката. В музей продолжали идти ряженые гости: Богарт, Клеопатра, папа римский.

«Спокойно, — подумала я. — Держись так, словно имеешь приглашение на этот маскарад. Твоя манера поведения — залог успеха».

Кол Дайамонд был сама любезность. Он выдавал себя за финансового магната, и вкладчики с радостью несли деньги фирме «Дайамонд майндуоркс», специализирующейся на программном обеспечении. Он подделал счета, растранжирил пенсионный фонд компании и построил поместье в испанском духе, как какой-то конквистадор. Однако благополучию Дайамонда должен был вот-вот прийти конец. Его инвесторы наняли адвокатов из конторы, где служил Джесси, чтобы привлечь Дайамонда к суду по обвинению в мошенничестве.

Проблема состояла в том, что Дайамонд не являлся на судебные заседания. Джесси негодовал. А когда он негодовал, становился беспощадным.

Это была черта характера, которая мне в нем больше всего нравилась.

Он знал, что Дайамонд ни за что не пропустит благотворительный вечер — его компания среди прочих высокотехнологичных фирм финансировала мероприятие. Это был самый удобный момент для вручения ему очередного требования явиться в суд.

Я поднялась по ступеням ко входу в музей. В дверях стояла женщина, держа дощечку со списком гостей, и отмечала прибывших. На ней были миниатюрные очки в прямоугольной оправе, губы коричневели от помады. Я приблизилась к женщине, она понимающе улыбнулась и заскользила шариковой ручкой по списку:

— Давайте посмотрим. Жаклин Кеннеди, не так ли?

— Почти угадали. Кто здесь главный?

Ручка повисла в воздухе.

— Вы работаете в музее?

Женщина поджала губы:

— Разумеется.

— Ну так вот, минуты через две у вас произойдет настоящая катастрофа. — Я показала большим пальцем через плечо. — Один из ваших гостей ездит вокруг квартала в поисках места, где можно было бы поставить машину. Он одет как герой американского вестерна и таскает за собой прицеп с мустангом.

— Вы, наверно…

— Шучу? Хотите дождаться, когда он на коне вломится в греческий зал с криком «Эй, Сильвер, привет»?

Она в испуге посмотрела на улицу:

— Минуточку.

Она стремглав понеслась вниз по ступеням, а я вошла в помещение.

По моим расчетам, у меня было две минуты до того, как она вернется и начнет меня искать. Я с легкостью промчалась мимо струнного квартета в центральную галерею. Естественное освещение затмевали темно-синие небеса Гогена. Люди стояли группками и пили. Они пришли сюда в намерении собрать деньги на науку и на стипендии для студентов, изучающих технические дисциплины. Большинство родились в период демографического взрыва.[1] Я увидела Сонни и Шер, а также Дарта Вейдера, но никакого Зорро не обнаружила.

Я с трудом буквально бороздила зал. В голове у меня, перекрывая обрывки многочисленных разговоров, звучали слова отца: «Тысячи долларов уплачены за обучение в юридической школе, а ты всего лишь вручаешь судебные повестки. Адвокатская практика тебе не по душе, а грязная работа, значит, в самый раз. О чем ты только думаешь?» Официант подал мне бокал шабли. Я вновь ринулась сквозь шифоново-полиуретановые джунгли.

И… наткнулась прямо на жену Кола Дайамонда, леди Доберман. Часть камней ее рубинового ожерелья образовывала имя «Мери», хотя там вполне могло бы красоваться определение «трофейная невеста». На вид ей было лет сорок. Мери была худа как бумага, прошедшая через бумагорезательную машину. Ее силиконовые груди обтягивало черное вечернее платье без бретелек. Ух ты! Какую же сложную задачу пришлось бы решать занудам, собравшимся в зале, кабы они вознамерились рассчитать объем и плотность, основываясь на молекулярном весе силикона. Траурно-мрачные волосы Мери были зачесаны вверх, как у какого-нибудь изваяния. Длинные пальцы, подобно змеям, обвивали бокал с красным вином.

Она разговаривала с неким блондином, и я попробовала нырнуть в сторону. Однако мужчина позвал меня:

— Ты куда это направилась, Гиджет?

Неуклюже прислонившись к колонне, он так убедительно изображал полное безразличие к происходящему, словно отрепетировал его заранее, перед зеркалом. Черный свитер в мелкую клеточку, со стоячим воротником был заправлен в тесные джинсы. Блондин взглянул на меня так, словно я служила чем-то вроде закуски, и произнес:

— Все уже здесь. Присоединяйся.

Мери Дайамонд, прямая как колонна, к которой прислонялся блондин, крутила в руках бокал с вином.

— Вообще-то Гиджет тут не пахнет, — сказала она, холодно смерив меня взглядом, и добавила: — Надеюсь.

Я начала протискиваться мимо нее, работая локтями. Тоже мне — пчелиная матка! Жалит за то, что я отвлекла от нее внимание мужчины. А в голове у меня звучали слова Джесси: «Не делай этого, Делани. Прикуси язык и не заглатывай наживку».

— В конце концов, — продолжила Мери, — Гиджет была всего лишь подростком. Так что тебе грозит неудача.

Ну ладно, сейчас я взорвусь, отключу все предохранительные клапаны. Почему нет? И я услышала собственный голос:

— Вам виднее.

Я вообразила, как Джесси бьет себя ладонью по лбу, и тем не менее сказала на прощание:

— Вы и сами-то далеко не королева студенческого бала.

Мери растерялась.

— И ты осмеливаешься говорить такое?

— Конечно, осмеливаюсь. Я слишком стара, чтобы выслушивать дурацкие замечания от полоумных светских дам. Извините.

— А ну-ка постой. Как тебя зовут?

— Дайана Росс.

У Мери расширились ноздри.

— Кто эта женщина?

Она посмотрела на блондина в поисках поддержки, но его лицо буквально сияло от удовольствия.

— Это наш милый ребеночек, — сообщил он, улыбаясь мне. — Я Стив Маккуин, а это, — он кивнул на Мэри, — Мария Каллас.

— Очень приятно, — ответила я. — Мария собирается сегодня петь или только шипеть на гостей?

Его смех свидетельствовал о полном наслаждении.

— Дуэль див. Как это прекрасно.

Он явно ждал, что я еще ей преподнесу. На нем можно было бы вполне повесить плакат с надписью «Ущипните меня».

Пальцы Мери Дайамонд, державшие бокал, побелели.

— Если ты сотрудница «Дайамонд майндуоркс», то ты уволена.

Она подняла руку и щелкнула пальцами, подавая кому-то знак. Я увидела даму с бейджем, которая стояла в стороне от теснящихся гостей и сканировала помещение, поблескивая стеклами миниатюрных очков. Мери Дайамонд подавала сигнал ей.

Черт побери! Я нырнула в толпу. Времени у меня почти не оставалось.

И тут я увидела в центре галереи типа в черном плаще и сомбреро. Он широко улыбался, ему было абсолютно наплевать на людей, которых он так нагло облапошил, всех этих пожилых вкладчиков и работников с почасовой оплатой, чьи десятилетние накопления он спустил за считанные часы. Я вынула из сумочки судебную повестку.

К Дайамонду протиснулся мужчина с виду постарше. Его волосы напоминали заиндевелый низкорослый кустарник. Судя по костюму, он явился на званый вечер в образе владельца похоронного бюро.

Я его узнала. Все собравшиеся его узнали. Он слыл большим человеком, и не потому, что был ростом на голову выше остальных. Это был Джордж Руденски, исполнительный директор компании «Мако текнолоджиз», основной спонсор нынешнего мероприятия. Времени на протокольные формальности у меня не было. Требовалось использовать Руденски. Мери Дайамонд разговаривала с женщиной, проверявшей гостей по списку, и показывала пальцем в мою сторону. Нужно было вручать повестку немедленно.

В этот момент меня схватил за руку Стив Маккуин:

— Куда торопишься? Вокруг одни старые пердуны. Поговори со мной.

— В следующий раз.

Я вырвала руку и подошла к Зорро.

— Кол? Это вы скрываетесь под маской?

— Сеньорита, — ответил он, прижав ладонь к груди и поклонившись, — Зорро никогда не показывает своего лица.

Джордж Руденски внимательно посмотрел на меня. Я брала у него интервью, когда готовила статью по кибербезопасности для журнала «Калифорнийский адвокат». Джордж пытался вспомнить, кто я такая.

— Извините. Вы не из «Мако»?

— Нет, я из «Сьюпримс».

Мне было все равно, что сказать. Он мог выставить меня за дверь как внештатного журналиста, пишущего на юридические темы, или как объезжающего свой округ адвоката. Он знал, что я связана с Джесси.

— Вас зовут Эван?

Времени на разговоры у меня не осталось. Я протянула судебную повестку человеку в маске.

В этот момент со стороны входа раздался щелчок бича. Я оглянулась. В зал с напыщенным видом входил еще один Зорро.

Послышались смешки. Зорро номер один упер руки в боки. Его определенно встревожило появления двойника. Я почувствовала, как у меня на лбу выступил пот.

— Вон она! — воскликнул женский голос.

Через толпу гостей продиралась «билетерша», а следом за ней — охранник. «Билетерша» грозила мне пальцем:

— Ты! У тебя будут большие неприятности.

Сейчас я понимаю, что в музее собралось много интересных людей. Но все они попрятались за масками и стали неразличимыми, как гонимые ветром опавшие листья. События начали неумолимо превращаться в кошмарный сон.

Какой-то человек закричал у входа. Охранник поднес палец к уху с миниатюрным приемником, выслушал что-то и повернул к двери. Оторопевшая «билетерша» застыла на месте. Возможно, она решила, что прибыл обещанный мною герой американского вестерна. Недаром же она бросила на меня подозрительный взгляд.

К двери устремился второй охранник. Звякнул мой мобильник. Я вздрогнула и повернулась с намерением уйти.

Джордж Руденски положил свою руку на мою:

— Зачем вам нужен Кол?

— Это не имеет никакого значения.

— Вы здесь хотели устроить ему засаду? — В холодном взгляде зажегся огонек. — Сегодняшнее мероприятие предназначено для сбора средств в помощь нуждающимся студентам, а не для того, чтобы вы здесь собирали сенсационные новости.

Он все понял не так, хотя и был почти прав. Уклонившись от объяснений, я направилась к выходу, причем чувствовала себя крайне неловко.

На улице царила полная сумятица. Прямо перед музеем столкнулись две машины. Белый мини-фургон выбросило на тротуар, а голубой «ауди» ударился боком о почтовый ящик.

К «ауди» бежали охранники. Это была машина Джесси.

Меня обуял ужас, и я, стараясь его побороть, ринулась вниз по ступеням. Водитель мини-фургона шел к «ауди», размахивая руками.

— И вы называете это ездой? — кричал он. — Вы начали выезжать со стоянки прямо у меня под носом.

Охранник добежал до «ауди» и распахнул дверцу со стороны водителя:

— А ну-ка вылезайте.

Он нагнулся и схватил Джесси за руку. Меня так и подмывало дать ему хорошего пинка.

Джесси вырвал руку, продолжая говорить по сотовому через наушники:

— …в южной части Стейт-стрит. Прямо сейчас, когда мы разговариваем. Пять одиннадцать, каштановые волосы, синяя рубашка, вечерний костюм…

Охранник снова протянул руку.

— Не прикасайтесь ко мне, — велел Джесси, оттолкнул локтем охранника и продолжал телефонный разговор: — Да, пешком.

Убедившись, что с Джесси все в порядке, я перевела дух.

— Что происходит? — подумала я вслух.

Водитель мини-фургона повернулся ко мне:

— Вы знаете этого типа? Где он учился вождению, в школе клоунов?

Джесси поднял на него глаза:

— Здесь Брэнд.

Эти слова резанули меня как ножом. Охранники, водитель мини-фургона, высыпавшие из музея люди — все замерли как в стоп-кадре. Руки у меня задрожали.

— Где? — спросила я.

Джесси кивнул в сторону перекрестка:

— Он пошел по Стейт-стрит. Поторопись.

Говорить ему больше ничего не пришлось. Я побежала.


Я мчалась по Стейт-стрит. Заходящее солнце, пальмы и музыка, лившаяся из клубов и ресторанов, гармонировали с улыбками на радостных лицах прохожих. Придерживая парик, я лавировала между встречными и в отчаянии разглядывала впереди идущих.

Пять футов одиннадцать дюймов, каштановые волосы, синяя рубашка, вечерний костюм — это описание подходило к десяткам людей, находившихся на улице, и ничуть не помогало в поисках Брэнда.

Франклин Брэнд был тем самым человеком, который своим двухтонным автомобилем с двигателем мощностью 325 лошадиных сил сбил Джесси и Исаака Сандоваля. Тем самым негодяем, который не оказал им первой помощи. Тем самым трусом, который сбежал с места преступления, тем самым мерзавцем, который в течение трех лет кайфовал за границей, когда Исаак лежал в сырой земле, а Джесси делал попытки начать жизнь заново. Брэнд был объявлен в розыск на основании ордера на арест за убийство в результате ДТП. А теперь он был здесь, где-то в толпе людей.

Я столкнулась с какой-то женщиной, извинилась и побежала дальше.

В такой же, как сегодня, вечер Франклин Брэнд взял служебную машину для того, чтобы прокатиться по Мишн-каньону. На крутом повороте он оказался позади Исаака и Джесси. Они с трудом поднимались в гору на велосипедах, тренируясь перед соревнованиями по триатлону. Брэнд увидел их слишком поздно. Тормозной путь начинался с того места, где произошел наезд. Тормозить он начал лишь для того, чтобы не свалиться с обрыва.

На перекрестке горел красный свет, и я остановилась. Мимо несся поток машин. Я смотрела в обе стороны улицы, пересекающей магистраль. Едва транспортный поток поредел, я бросилась на другую сторону, сталкиваясь с людьми и торопливо извиняясь.

На второй день после наезда в полицию позвонила женщина и, не называя себя, сообщила, что за рулем машины сидел Франклин Брэнд. Полицейский спросил, откуда ей известно. Ответ, записанный дословно, был краток: «Я была рядом. В тот момент у меня во рту был его пенис».

Она сказала, что Брэнд бросил машину в горах за городом и поджег. У Брэнда были вклады за границей, очень большие. К тому времени, когда судья выдал ордер на его арест, он был уже в Мехико. Там его следы и затерялись.

Какого черта он делал сейчас в деловой части Санта-Барбары, я не знала. Но позволить ему уйти я просто не имела права.

Вдруг я увидела ритмично покачивающийся на ходу вечерний костюм. У меня перехватило дыхание. Волосы у человека в этом костюме были каштановые, рост соответствующий. Я приблизилась к нему.

Вспомнилось фото Брэнда, помещенное в газете после дорожно-транспортного происшествия: одутловатое лицо, обвислые щеки, скучающий взгляд. Человек обернулся, и я на мгновение замерла.

Это был он.

Что делать? Произвести арест, не имея на руках ордера? Закричать: «Стой, во имя любви!»? Брэнд прибавил шагу.

Позвонить в полицию. Вот что следует сделать. Я полезла в сумочку за сотовым телефоном.

Из мексиканского ресторана нетвердой походкой вышли два студента колледжа и запели. Я не успела увернуться. Они толкнули меня, телефон упал на асфальт.

— Пацан, — сказал один студент другому, — смотри, что ты наделал.

Я наклонилась, чтобы поднять телефон, прежде чем парни его растопчут. Выпрямившись, я огляделась. Где же Брэнд?

Ага! В десяти футах впереди, у обочины тротуара. Стоит, вытянув руку: ловит такси. А вот и желтый кабриолет. Просто не верится. Такси в городе, который носит имя святой Барбары, попадаются не чаще, чем сани этой святой.

Он держался за ручку дверцы, когда я набросилась на него.

Я ударила его сзади с такой силой, что мы оба упали на тротуар. Мой парик переместился с темени на лицо. Я слышала, как тяжело дышит подо мной мужчина, как шуршат блестки на моем платье.

Мужчина пытался выползти на волю.

— Вызывайте полицию, — кричала я во весь голос.

Я убрала парик, закрывавший глаза. Человек, лежавший подо мной, посмотрел на меня.

Он раскинул руки в знак того, что сдается на милость победителя.

— Да берите вы, берите это чертово такси. Я поймаю себе другое, — прохрипел он.

Ему было по крайней мере лет пятьдесят пять. Верхнюю губу украшала тонкая полоска усиков, на лице лежала печать латиноамериканского аристократизма. Это был не Брэнд. Ничего похожего.

Огорченная, я слезла с него и помогла ему подняться.

— Извините, — сказала я, наверное, в пятнадцатый раз.

— Подите прочь, — ответил он и величественно махнул ладонью.

Я последовала его совету. У меня стучали зубы. Из разбитого колена сочилась кровь.


Содержание:
 0  вы читаете: Каньон убийств Mission Canyon : Мэг Гардинер  1  Глава 2 : Мэг Гардинер
 2  Глава 3 : Мэг Гардинер  3  Глава 4 : Мэг Гардинер
 4  Глава 5 : Мэг Гардинер  5  Глава 6 : Мэг Гардинер
 6  Глава 7 : Мэг Гардинер  7  Глава 8 : Мэг Гардинер
 8  Глава 9 : Мэг Гардинер  9  Глава 10 : Мэг Гардинер
 10  Глава 11 : Мэг Гардинер  11  Глава 12 : Мэг Гардинер
 12  Глава 13 : Мэг Гардинер  13  Глава 14 : Мэг Гардинер
 14  Глава 15 : Мэг Гардинер  15  Глава 16 : Мэг Гардинер
 16  Глава 17 : Мэг Гардинер  17  Глава 18 : Мэг Гардинер
 18  Глава 19 : Мэг Гардинер  19  Глава 20 : Мэг Гардинер
 20  Глава 21 : Мэг Гардинер  21  Глава 22 : Мэг Гардинер
 22  Глава 23 : Мэг Гардинер  23  Глава 24 : Мэг Гардинер
 24  Глава 25 : Мэг Гардинер  25  Глава 26 : Мэг Гардинер
 26  Глава 27 : Мэг Гардинер  27  Глава 28 : Мэг Гардинер
 28  Глава 29 : Мэг Гардинер  29  Глава 30 : Мэг Гардинер
 30  Глава 31 : Мэг Гардинер  31  Глава 32 : Мэг Гардинер
 32  Глава 33 : Мэг Гардинер  33  Глава 34 : Мэг Гардинер
 34  Глава 35 : Мэг Гардинер  35  Глава 36 : Мэг Гардинер
 36  Использовалась литература : Каньон убийств Mission Canyon    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap