Детективы и Триллеры : Триллер : Иванов.ru : Олег Бажанов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6

вы читаете книгу

Остросюжетный роман «Иванов. ru» читается как отдельная книга, хотя и является продолжением повествования о судьбе Иванова Александра Николаевича (первая книга «Герой нашего времени. ru» рассказывает об армейской жизни героя). Теперь главный герой — бывший вертолётчик, прошедший Афганистан и Чечню, пытается наладить свою жизнь и жизнь своей семьи после увольнения из армии. Вторая половина 90-х — ещё не совсем спокойное время в России. Случайно Иванов оказывается втянутым в сферу интересов криминальных групп. И чуть не становится на сторону своих бывших врагов и врагов России. Но в самых трудных ситуациях он находит в себе силы противостоять злу. Даже в любви ему приходится делать трудный выбор между долгом и чувством, между добром и злом в себе самом.

I

… Следующий удар был очень сильным. Перед глазами поплыли жёлто-розовые круги, во рту появился солоноватый привкус крови. Иванов качнулся и потерял равновесие. Через мгновение ещё один удар — в челюсть, от которого Иванов не смог увернуться, сбил его с ног. В драке Иванов мог постоять за себя, и четыре предыдущих удара он держал, но сегодня реакция была не та — подвела выпитая за вечер водка. «Будут убивать», — понял Иванов, когда почувствовал затылком твёрдую неровность мёрзлого асфальта. Его били ногами. Больно и жестоко. Иванову ничего не оставалось, как сгруппироваться, вспоминая пройденную когда-то школу выживания: прикрыть коленями живот, локтями — грудь, руками — голову. Но спина оставалась открытой, поэтому Иванов, катаясь по земле, делал всё, чтобы убрать из-под ударов почки. Если бы ему противостоял один противник, то Иванов, раскрывшись, попытался бы вскочить на ноги, и тогда ещё не известно, как бы закончилась драка. Но врагов было трое. Трое крепких, хорошо тренированных, спортивных парней. Оставались только обида за свою беспомощность и задача — не дать себя изувечить, и только бы не отключилось сознание! С каждой секундой Иванов всё яснее чувствовал приближение рубежа, за которым уже не будет ничего — ни света, ни боли. Он уже почти не сопротивлялся трём парам ног, обутым в жёсткие ботинки, когда вдруг что-то изменилось.

— Хватит с него! — неожиданно прозвучал властный голос, и град сыпавшихся ударов прекратился.

«Сволочи! Сволочи!» — в ритм ударов сердца тупо стучало в голове Иванова, но он не произнёс ни звука, всё ещё не до конца понимая, что происходит.

Превозмогая боль во всём теле, Иванов попытался сесть. Рядом оказалась машина, на которой приехали нападавшие, и Иванов припал спиной к заднему колесу. Над ним нависли четверо верзил. «За что?» — возник в затуманенном сознании вопрос…

Иванов пришёл на тёмную безлюдную остановку, чтобы поймать такси. Эти четверо вышли из остановившейся иномарки, молча оттеснили его от остановки и неожиданно стали бить. Бить слишком жестоко…

— Сами справитесь или помочь? — издалека дошёл до сознания Иванова вопрос, адресованный троим верзилам. — Только не нужно никакого оружия, пацаны. С ним должен произойти случай справедливой мести. Это не мы — это «наци» его так отделали и грохнули. Ясно? На заборе там накалякайте что-нибудь в их духе, и листовочку их ему в пасть не забудьте запихать!

Иванов поднял глаза. Голос, остановивший драку, принадлежал четвёртому верзиле, — не участвовавшему в ней.

— Ехай, Хасан! Всё будет в масть, — заверил один из парней и пнул сидящего Иванова в грудь. Удар был не очень сильным, но сбил дыхание, и Иванов закашлялся, выплюнув кровь в грязный снег. Тот, кого звали Хасаном, нагнулся и, заглядывая в лицо Иванову, злобно проронил:

— Слышь, ты, стукач, а тебе, считай, не повезло…

Хасан не успел закончить фразу, Иванов схватил его за грудки, пытаясь дотянуться головой до ненавистного рта врага, но в этот момент сильный удар в висок отключил сознание…

…Группа вертолётов, разбившись на две пары, шла на высоте шестисот метров над пересечённым рельефом местности. Иванов держал максимальную скорость, так как на хвосте висели бронированные «двадцатьчетвёрки», имевшие по скорости больший запас. Справа и выше, обгоняя группу, в сторону гор проплыла пара штурмовиков «Су-25». Поднимавшееся в зенит чеченское солнце уже нагревало кабину, мешая Иванову осматривать левый сектор. Вертолёты держали правый пеленг.

Вызвав по радио ведомые экипажи, Иванов дал команду перестроиться левым пеленгом. Через минуту он уже сам наблюдал растянувшийся строй вертолётов по левому борту.

День выдался тёплым и солнечным. Даже на вершинах далёких гор не висели привычные облака. Видимость по горизонту составляла километров сто. «Сейчас бы оказаться на берегу моря!», — с улыбкой размечтался Иванов и представил себя на пляже с девушкой.

Когда правый лётчик дал отсчёт — пять минут расчётного времени полёта до цели, — Иванов уменьшил скорость по прибору и снова вышел в эфир:

— «284-й», я «282-й». Выполняйте задание.

— Понял, — отозвался в наушниках изменённый эфиром спокойный голос ведущего пары «двадцатьчетвёрок».

Увеличив скорость, вертолеты-штурмовики ушли вперёд. Пара транспортников шла за ними, не меняя скорость.

С высоты полёта у края леса уже хорошо просматривалась ферма — цель их задания. Иванов, включив блок вооружения, привел в готовность ракеты и пулемёт.

— Виктор! Быстров! — крикнул он в грузовую кабину, где разместились десантники.

— Цель вижу, — в проёме грузовой кабины появился командир спецназовцев в пятнистом камуфляже и стал всматриваться через лобовое остекление кабины вдаль.

Каких-либо передвижений у фермы они не заметили. Но Иванов знал, что видимое спокойствие на войне очень обманчиво.

— Внимательнее! Пулемёт к бою! — не отвлекаясь от управления винтокрылой машиной, скомандовал он борттехнику.

Ушедшая вперёд пара «двадцатьчетвёрок», уменьшив интервал между вертолётами, зашла в крутое пикирование, имитируя атаку. На высоте около двухсот метров, перед самой фермой, «двадцатьчетвёрки» стали выходить из пикирования, поднимая острые носы к небу. «Низковато», — подумал Иванов, хотя ферма и не подавала признаков жизни.

— «282-й», я «284-й», — в наушниках прозвучал голос ведущего вертолётов-штурмовиков, — над целью чисто. Захожу на повторный.

— Понял тебя, — ответил Иванов. — Разрешаю повторный.

Пока всё шло по намеченному плану.

— Ветер встречный, три-пять метров в секунду, — доложил правый лётчик.

Иванов посмотрел на командира десантников:

— Садимся?

— Давай! — коротко взмахнул рукой тот и вышел в грузовой отсек.

— «283-й», я «282-й», — вызвал Иванов командира ведомого транспортного вертолёта. — Заходим парой. Ветер встречный, три-пять метров. Быть внимательными.

— Понял, — отозвался ведомый.

— Ну, с Богом! — Иванов перевел вертолёт в режим гашения скорости до скорости планирования.

В это время в грузовой кабине разведчики приготовили личное оружие и, открыв дверь грузовой кабины, выставили пулемёт на шкворневую установку. В пилотской кабине снова появился Быстров.

— Ну, как там, тихо? — поинтересовался он, внимательно вглядываясь в приближающуюся ферму.

— Пока тихо, — ответил Иванов, плавным движением вниз рычага «шаг газа» уменьшая мощность двигателей и переводя вертолёт на снижение.

— Подходи ближе и садись справа, — приказал спецназовец.

— Сделаем, — ответил Иванов, подбирая место для посадки.

Прямо по курсу «двадцатьчетвёрки» правым крутым разворотом перешли в набор высоты. До места посадки «восьмёркам» оставалось меньше трёх километров. Вертолёт Иванова шёл по пологой траектории.

«Что-то не нравится мне эта ферма — слишком тихо, и скот тут точно не держат — очень чисто», — с усиливающимся чувством тревоги думал Иванов, вглядываясь в приближающиеся аккуратные одноэтажные строения барачного типа.

Правый лётчик ещё раз уточнил направление и силу ветра у земли. Голос «правака» заставил командира отвлечься от фермы и поймать себя на мысли, что он сам слишком напряжён, слишком сильно сжимает рычаги управления, ставшие будто каменными ноги почти не чувствуют педалей. «Всё нормально. Расслабься!» — приказал себе Иванов и мысленно проконтролировал расслабление мышц рук, ног и спины. Краем глаза он наблюдал, как с постоянной периодичностью усаживается поудобнее в пилотском кресле «правак», как мёртвой хваткой до белых кончиков пальцев вцепился в ручки пулемёта бортовой техник. Иванов понимал их. Ферма вполне могла оказаться с «сюрпризом».

— Держи её на прицеле, — напомнил он припавшему к пулемёту борттехнику, затем обратился к правому лётчику:

— Андрей, спокойнее. Всё нормально.

— Нормально… — механически повторил «правак», вглядываясь в приближающиеся строения.

Всё шло по плану. Иванов уже выбрал место для посадки и, уточнив расчёт, стал уменьшать мощность двигателей, приподнимая нос вертолёта и гася скорость.

В этот момент на ближайшей крыше мелькнула яркая вспышка, как будто там заработал сварочный аппарат. Как не ждал Иванов «сюрпризов», яркая вспышка молнии заставила весь его организм сжаться и на секунду, даже на мгновение перечеркнуть восприятие всего происходящего невозможно сильным желанием жить! Через секунду Иванов взял себя в руки. Ещё по Афганистану он знал, как работает крупнокалиберный пулемёт ДШК — страшное оружие против вертолётов и легко бронированной техники. Без сомнения, с крыши фермы стрелял ДШК.

— Пулемёт на крыше! — резко крикнул Иванов в эфир, прерывая заход на посадку и энергично давая двигателям дополнительную мощность.

— Всем на пол! — в следующую секунду крикнул он в грузовую кабину и успел заметить, как через растерявшегося борттеника к ручкам носового пулемёта потянулся Быстров.

Чеченский пулемётчик пытался достать в хвост «двадцатьчетвёрки», видимо зная, что эти вертолёты, при всей их мощи вооружения, с заднего сектора не защищены ни оружием, ни бронёй. Но пара вертолётов-штурмовиков, получив информацию об ожившей огневой точке, резко увеличила крен и с максимальным набором высоты уже уходила из-под обстрела крутым боевым разворотом. Пилоты-штурмовики пока не могли видеть пулемётную точку, и Иванов прикинул в уме, что им потребуется ещё не меньше минуты, чтобы выйти на боевой курс для повторной атаки. А вот положение «восьмёрок» становилось критическим: в этот момент расстояние от фермы до вертолёта Иванова составляло чуть больше километра, до ведомого вертолёта — около двух, и оно уменьшалось с каждой секундой. С такой дистанции ДШК легко доставал обе цели.

В мгновение в голове Иванова промелькнули несколько вариантов возможного противозенитного маневра, но в данной ситуации мог подойти только один, хотя и крайне опасный — боевой разворот с энергичным набором высоты. Иванов уже начал прибавлять мощность двигателям, и вдруг он понял, что сделает в следующую секунду. Вместо крутого боевого разворота, он направил нос вертолёта прямо на ферму.

— Атакую! — коротко бросил в эфир Иванов.

Сразу же после принятия единственно верного решения какое-то наркотическое состояние спокойствия и тупого упорства завладело Ивановым. В эту минуту для него перестало существовать всё, кроме ярких вспышек на крыше строения. «Убить!» — стучало в мозгу. «Убить!» — подчинённый только этому приказу, оставив страх и страстное желание жить за какой-то уже пройденной чертой, Иванов выводил, казалось, очень медленно набирающую высоту машину для атаки.

— Обороты! — истошно закричал «правак».

Но Иванов видел только прицел. Он не боялся, что тяжёло загруженная машина на пределе возможности, сорвавшись от напряжения, свалится, упадёт, потеряв обороты перетяжелённого несущего винта, так как в этот миг он и она слились в один организм, жизнь которого зависела теперь от них обоих. За долгие годы полётов на вертолётах Иванов научился всем телом чувствовать жизненные ритмы винтокрылого друга, и был уверен, что вертолёт не подведёт его в решающий момент.

Оба двигателя натужно выли на самой высокой ноте, выдавая мощность, необходимую для маневра.

— Высота 250 метров, — отрывисто сообщил правый лётчик.

«Теперь пора!» — подумал Иванов и плавным движением ручки управления вогнал ферму в сетку прицела. Понимая, что промахнуться никак нельзя, — пулемётчик уже перенёс огонь на атакующий транспортный вертолёт, — Иванов действовал, как на тренажёре. «Не спеши», — повинуясь внутреннему голосу, Иванов аккуратно подводил перекрестье сетки прицела на крышу фермы, откуда в глаза продолжала бить нестерпимо яркими вспышками молнии огневая точка противника.

— Держите, суки! — произнёс Иванов, нажимая кнопку пуска ракет, и почувствовал характерный рывок. Из каждого из четырёх подвесных универсальных блоков с обоих бортов вертолёта, оставляя дымные хвосты, вспыхнувшими стрелами вырвались по восемь ракет и двумя стайками, сливаясь впереди в одну большую стаю, пошли к цели. Ракеты первого пуска ещё не достигли земли, как за ними последовали тридцать две ракеты второго залпа. Успев заметить, как первые разрывы стали плотно ложиться перед строением, на крыше которого работал пулемёт, и как, захватывая всё большую площадь, фонтаны взрывов накрывают всю ферму, Иванов глубоким левым креном увёл вертолёт с боевого курса…

… Начало лета. Они с Наташей идут по вечернему парку. Девушка заходит вперёд, останавливается и смотрит ему в глаза:

— Знаешь, что я ответила вашему замполиту? — Наташа обнимает Иванова за талию обеими руками. Он чувствует живое тепло её рук. Она прижимается к нему всем телом и, глядя снизу вверх околдовывающим взглядом серо-голубых глаз, задаёт вопрос:

— А что бы ты ответил на моём месте?

— Не знаю, — говорит Иванов.

— А ты подумай.

— Не знаю, — пожимает он плечами.

— Я ему сказала: «Что в вас есть такого, чего нет у Саши?»

Она уже не смеётся, а доверчиво, как ребёнок, припадает к его плечу. Иванов чувствует себя самым счастливым человеком на свете…

…— Саня! — раздаётся предостерегающий крик Андрея Ващенки. Иванов резко разворачивается и принимает боевую стойку, ожидая удара, но видит другое: офицер в окровавленном камуфляже стоит на ногах и держит в запачканной кровью руке направленный на Иванова пистолет. Оцепенение проходит быстро. Страха Иванов не испытывает, он напрягается, готовый действовать по первому приказу внутреннего голоса. Откуда-то изнутри снова накатывается ярость. В голове стучит одна мысль: «Убить! Не ты его, он — тебя!» Противник резко передёргивает затвор, загоняя в ствол патрон. Иванову необходимо срочно что-то предпринять. Но что? Если этот бугай решил стрелять, то достать из кармана свой пистолет Иванову не успеть, а противник стоит слишком близко, чтобы пытаться бежать, и слишком далеко, чтобы успеть напасть до того, как он выстрелит, даже если использовать подкат. Остаётся только одна надежда — на Андрея Ващенку. Тот стоит неподалёку.

— Что, ссышь, летун? — тяжело говорит уверенный в своей победе окровавленный противник.

— Убери «игрушку», — как можно спокойнее, произносит Иванов. — Здесь детей нет, чтобы пугать!

Но голос всё же выдаёт волнение.

В этот момент, потирая затылок, приходит в себя лежащий на земле офицер.

— Валерка! Ты что, ох. л?! — кричит он и, поднявшись с земли, делает попытку подойти к своему окровавленному товарищу.

— Б..дь, всем стоять! Никому не шевелиться! — в припадке истерики тот быстро переводит пистолет на Ващенку, потом снова на Иванова. — Я с этим падлом сам буду разбираться!

Глядя на испачканный кровью толстый короткий палец на спусковом крючке, Иванов ожидает выстрела. Ващенка стоит справа, метрах в четырёх от противника. Краем глаза Иванов видит, как Андрей, оставаясь вне поля зрения психа, медленно вытаскивает из кармана куртки пистолет, затем резко вскидывает руку, досылая в ствол патрон, и падает на одно колено:

— Брось пистолет, гад, яйца отстрелю! — Для большей убедительности Ващенка стреляет в воздух. В вечерней тишине одинокий пистолетный выстрел звучит, как гром…

…Боль в голову, а затем и во всё тело возвращается по частям, вместе с коротким и отрывочным восприятием происходящего. Сознание медленно приходит откуда-то из глубины тёмной вязкой бездны прошлого, перемешивая его с настоящим. Постепенно стал заново выстраиваться мир звуков и ощущений. Иванов, почувствовав тело, понял, что нужно открывать глаза. Зачем? Сколько он здесь пролежал? Видимо, достаточно долго, чтобы успеть вспомнить свою жизнь. Его больше не били, и в тяжёлой гудящей медленно соображающей голове появилась первая мысль о спасении. Иванов разомкнул веки и, осторожно повернув голову, осмотрелся. Место показалось незнакомым: в отражённом от снега рассеянном свете одинокого прожектора в полумраке совсем близко виднелся забор из бетонных плит и слева от него — освещённая прожектором часть какой-то незавершённой стройки. На фоне светло-серого забора чётко вырисовывались три тёмных силуэта и время от времени там вспыхивали красные огоньки сигарет. После короткого раската смеха до Иванова долетел приглушённый обрывок фразы: «Сейчас кончим этого недоноска и — в сауну, грехи смывать!». Иванов понял, что говорят о нём. Эти трое уже списали его со счетов ещё живого.

Иванов пожалел о пистолете, оставленном дома в шкафу на полке с бельём. Сейчас бы он очень пригодился. От мысли — «Бежать!» Иванов отказался сразу. Если судить по тому, как дерутся эти тренированные парни, то далеко ему не уйти. А нужно выжить. И не просто выжить, а рассчитаться с теми, кто напал на него, кто так грубо и жестоко вторгся в его жизнь.

Имея возможность наблюдать за врагами, Иванов стал прикидывать свои шансы на успех. Сейчас в нём работал природный инстинкт, тот, что живёт глубоко в подсознании каждого человека — инстинкт самосохранения. и этот инстинкт говорил Иванову, что, несмотря ни на что, нужно вставать и действовать. Тёплое финское пальто, благодаря которому Иванов, наверное, был всё ещё жив, уже не грело — холод от промёрзшей земли проник сквозь лебяжий пух настолько, что спина совсем онемела и не чувствовала даже боли. Надо было подниматься.

Враги, казалось, никуда не спешили, продолжая курить, делая надписи на бетонном заборе и спокойно беседуя. Иванов даже смог разобрать часть слов и понял, что уже не о нём. «“Хайль, Гитлер!” ещё напиши», — донеслось до Иванова сквозь дружное мужское ржание. «Сволочи!» — ещё раз прикидывая свои малые шансы, мысленно выругался Иванов. И вдруг он почувствовал, как преодолевая обиду и безысходность, в его груди закипает злоба. «Гады!» — Иванов сел на земле и с ненавистью посмотрел на веселящихся верзил. «Всего трое!» — теперь Иванову стало безразлично, какой перед ним противник. Иванов почувствовал, что теряет контроль над собой. «Убить!» — пришла одна холодная мысль. «Убить! Убить! Убить!» — эта мысль всё больше и больше захватывала Иванова, отключая сознание от всего постороннего. «Убить!» — уже знакомо пульсировало в висках, точно так же, когда он вёл боевой вертолёт на чеченский пулемёт, изрыгающий навстречу смертоносное пламя и металл. «Убить!» — когда Иванов смотрел прямо в ствол направленного в лицо пистолета. «Убить!» — и теперь уже больше ничего не связывало его с настоящим и будущим. И это был уже не Иванов, а тот другой, кого Иванов боялся всегда, потому что это был не человек: ломая все запреты и заглушая боль, из тёмной бездны подсознания на свободу выходил зверь — жестокий и безжалостный. И теперь этот зверь с неумолимой беспощадностью подчинял себе тело и душу, придавая мыслям ясность, а мышцам силу.

«Убить!» — почти не чувствуя боли, Иванов поднялся на ноги. «Убить!» — в правом потайном кармане финского пальто пальцы нащупали твёрдую рукоять ножа. «Убить!». Этот настоящий горский нож с удобной роговой ручкой и с не очень длинным, но очень острым лезвием — подарок однополчан — всегда находился с хозяином, как талисман и как защита от возможных неприятностей. И хотя Иванову ещё ни разу не приходилось убивать человека ножом, обращению с этим видом оружия он был обучен. Ещё с офицерских времён Иванов знал, что когда-нибудь эта наука ему пригодится. Теперь оставалось только положиться на природу и инстинкт.

— Гляди, он ещё живой! — раздался удивлённый возглас, и голоса у забора смолкли.

От группы противников отделился один и стал медленно приближаться к Иванову:

— Щас мы это поправим…

У Иванова немного кружилась голова, во рту ощущался привкус крови, но он чувствовал себя уверенно и твёрдо стоял на широко расставленных ногах, держа руку, крепко сжимавшую нож, в правом кармане пальто. Сладостное предвкушение мести скрывало за внешним спокойствием готовую разжаться в любой момент пружину. И это видимое спокойствие обмануло противника — тот подошёл слишком близко. Со словами «Тебе мало!» враг нанёс удар кулаком с правой в челюсть, от которого Иванов даже не пытался увернуться. Молниеносным движением он с коротким замахом направил холодное лезвие в живот врага. По инерции тот ударил с левой в лицо Иванова, но этот удар уже был не таким сильным. Теперь, не таясь, Иванов отвёл руку по большой дуге и с размахом вогнал лезвие на всю длину в солнечное сплетение врага. «Не убивай!» — запоздало откуда-то изнутри дошёл до сознания Иванова слабо различимый приказ. Но было поздно. Противник, удивлённо глядя себе на живот, осел на колени, прикрывая ладонями место, из которого секунду назад вышло холодное лезвие, затем, не издав ни звука, повалился на бок, подтянув колени к груди и скручиваясь в калач. Не пряча нож, Иванов открыто двинулся на двоих оставшихся.

— У него «перо»! — с удивлённым криком один из стоявших парней запоздало кинулся к ближайшему дереву и стал обламывать толстую ветку.

Другой, самый крепкий на вид, смело пошёл навстречу Иванову. В отведённой вниз и в сторону правой руке он держал зажатый в кулаке кастет. Его металлический блеск на секунду привлёк внимание Иванова. Но только на секунду. Глазами Иванов нашёл место, куда будет бить. Под расстёгнутой курткой на широкой груди противника просматривался витиеватый рисунок свитера, и на этом рисунке Иванов наметил точку, куда следует ударить, чтобы попасть в сердце. В какой-то миг противники встретились взглядами — холодными и спокойными. Двое мужчин на мгновение остановились, оценивая друг друга. Два бойца по жизни велением судьбы оказались врагами. И выжить сейчас мог только один. И Иванов знал — кто!

Как разжатую пружину, Иванов бросил своё тело на врага, сбил того с ног и, почти обняв одной рукой, повалил на спину. Оказавшись сверху, Иванов не почувствовал момента, когда стальное лезвие сделало своё дело. Он лишь ощутил, что пальцы, сжимающие рукоять ножа, упёрлись в колючую шерсть свитера. Так и не ударив ни разу и лишь удивлённо глядя на Иванова широко раскрытыми глазами, лежащий на спине громила дёрнулся, как бы порываясь встать, потом, издав горлом стон, похожий на хрип, обеими руками, с висящим на пальцах кастетом, ухватил руку Иванова, сжимающую нож, будто хотел вытащить его из себя. Но не смог этого сделать, и лишь глухо застонал, когда Иванов, с усилием преодолевая сопротивление рук противника, выдернул лезвие из его груди. В горячке Иванов не попал в намеченную на свитере точку. Нож вошёл чуть ниже сердца, поэтому верзила был ещё жив.

Не испытывая никаких эмоций и не чувствуя почти ничего, кроме запаха крови, Иванов стоял на коленях возле поверженного противника. Всё происходящее казалось виртуальным, будто прозрачный толстый бронированный экран отделял сознание от действительности и будто кто-то другой сейчас умело и расчётливо убивал врагов. Лежащий человек поочерёдно сгибал и разгибал ноги, держась обеими руками за окровавленную грудь. Этот факт тоже не вызвал в Иванове никаких эмоций, он лишь отметил про себя, что тот ещё жив.

Иванов медленно огляделся. Оставался ещё один. Этот последний всё ещё ломал ветку дерева, которая гнулась и должна была вот-вот податься. Иванов вытер окровавленное лезвие о свитер лежащего верзилы и поднялся во весь рост.

Их разделяли метров двадцать, которые Иванову нужно было преодолеть как можно скорее, потому что гнущаяся под весом тела рослого мужика ветка трещала и готова была сломаться. Оставшийся в одиночестве противник нервно озирался на приближающегося Иванова и мог бы ещё спастись бегством, но почему-то ветку не отпускал. И когда между ними оставалось метров пять, сучковатая ветка, наконец, подалась и оказалась в руках парня. Но было поздно. Нож Иванова достиг цели — тот в подкате всё-таки достал противника, поднырнув под наставленную ему навстречу ветку. Первый удар ножом он нанёс в правую ногу между бедром и коленом. И когда враг, не отпуская только что добытого орудия, с диким криком навалился на него сверху, Иванов нанёс короткий удар в другую ногу.

— А-а-а! — дико взвыл раненый противник и разжал руки, пытаясь ухватить Иванова за шею. Но Иванов нанёс ещё один короткий удар в пах. Не прекращая орать, поверженный враг упал на землю. Иванов в припадке ярости бил и бил ножом в ускользающий орущий рот. Наконец, крик захлебнулся и смолк.

«Убить!» — ещё давило внутри, когда Иванов отпустил издающее хрипяще-булькающие звуки дергающееся тело.

Радости или облегчения от содеянного Иванов не испытывал. Ему было всё равно. Он защищался! Иванов огляделся — все трое лежали на снегу. «Кровь… Как много крови…» — отстранённо подумал Иванов. Эта мысль потянула за собой другую, заставившую начать оценивать произошедшее: «Надо быстрее уходить отсюда! и как можно быстрее!»

И тут Иванов почувствовал, что силы предательски покидают его, руки и ноги слабеют. От сладковатого запаха свежей крови начинает тошнить. Опасаясь потерять сознание, Иванов попытался сориентироваться, в какую сторону идти. Вдруг боковым зрением он уловил движение: к своему удивлению, Иванов обнаружил, что самый большой из противников пытается, встав на колени, подняться на ноги. Но это ему никак не удаётся. Иванов повернулся и стал смотреть на него. «Свидетель, — подсказал кто-то внутри Иванова. — Свидетель не нужен». Не оставляя тщетных попыток подняться, раненый верзила каждые несколько секунд бросал затравленные взгляды на своего палача. Иванов медленно двинулся к нему.

Понимая, что его ожидает, здоровяк, не сумев встать, попытался отползти. Окровавленные ладони он не отрывал от груди, поэтому ползти быстро не мог, и только судорожно сучил ногами по грязному снегу. «Не убивай!» — услышал Иванов то ли тихую мольбу, то ли стон раненого, но уже точно знал, что сделает в следующую секунду…

Почти без сил Иванов вернулся на остановку, где начался весь этот кошмар. На снегу он увидел свою меховую шапку, лежавшую с краю тротуара. Болезненно морщась, он нагнулся, поднял и осторожно натянул шапку на свою разбитую голову. Потом огляделся по сторонам. Ночная пустынная улица удивляла тишиной и спокойствием. Эта повисшая плотная тишина потрясла Иванова. Окружающему миру как будто не было никакого дела до разыгравшейся несколько минут назад трагедии. Лишь немые свидетели — фонари равнодушно лили в морозный воздух свой безразличный свет. Тёмные окна домов, спящих по другую сторону дороги, казались безжизненными, но это не означало, что оттуда не могли видеть драку. «Быстрее!» — подгонял себя Иванов, уходя всё дальше от страшного места.

Озираясь, Иванов прошёл два квартала. Его никто не остановил и не преследовал. На пустынном перекрёстке он перешёл на другую улицу и, завидев приближающийся свет фар, поднял руку.

Желающий подзаработать частник сам услужливо распахнул заднюю дверцу стареньких «Жигулей». Иванов, изображая подвыпившего гуляку, заплетающимся языком произнёс название улицы, куда ему надо доехать. В цене сошлись быстро.

В машине Иванов устроился на заднем сиденье и всю дорогу прикидывался спящим.

От тепла салона и звука мирно урчащего мотора нервное напряжение стало спадать. Насытившийся кровью зверь, так страшно вызванный к жизни, уходил в темноту подсознания. Вместе с ним уходили и остатки сил. И возвращалась боль…

Не доехав до нужного адреса пары улиц, Иванов расплатился и, стараясь не застонать, кое-как выбрался из машины. Он сделал вид, что собирается идти в обратную сторону. И только когда «Жигули» скрылись из виду, повернул к нужному дому.

Держась за стены, Иванов скорее полз, чем шёл. Любой встречный прохожий мог бы решить, что человек очень сильно пьян. На счастье Иванова, ему никто не встретился. Он двигался, превозмогая жуткую боль во всём теле, двигался, заставляя себя делать шаг за шагом на грани потери сознания. Тошнило. Кружилась голова. Там, куда так стремился сейчас Иванов, его ждали. Но в сложившейся ситуации эта квартира становилась опасным местом для всех её обитателей.

Ему не сразу удалось открыть кодовую дверь подъезда — не хотели слушаться дрожащие пальцы. По лестнице, опираясь на старые толстые перила, он медленно поднялся на третий этаж. Вот наконец и квартира! Он всё-таки дошёл. Искать и доставать ключи — на это не было сил. После двух длинных и нескольких коротких звонков Иванову ещё пришлось постоять у железной двери. Секунды ожидания казались вечностью. Иванов ещё раз успел нажать на кнопку звонка прежде, чем послышались мягкие шаги и, хотя в двери имелся глазок, знакомый и родной голос спросил:

— Кто?

— Лена, это я, Саша… Открой… — прохрипел Иванов.

— Саша? Что с тобой? — в голосе за дверью послышались нотки тревоги. — Ты пьян?

— Да нет же. Посмотри в глазок! — Силы и терпение были на исходе. Иванов чувствовал, что вот-вот потеряет сознание. Он прислонился спиной к двери, стараясь не упасть. Снова подкатывался к горлу приступ тошноты.

— Одну минутку, — отозвалась женщина, и послышался звук открываемых замков.

— Ох, Господи! Ты весь в крови! — открывшая дверь молодая женщина явно испугалась вида представшего перед ней ночного гостя, которого качало из стороны в сторону.

— Попал в аварию, — Иванов пробурчал первое, что пришло в голову.

— Входи, входи, — пропустив ввалившегося Иванова, Лена стала суетливо закрывать дверь на все замки.

— Ты извини, что так поздно… — начал оправдываться Иванов. — Задержался… Не предупредил…

— Саша, тише, дочка спит, — смутившись, прервала его хозяйка. — Ты всё-таки пьян. Пойдём на кухню.

Только теперь, сконцентрировав расплывающееся внимание, Иванов разглядел, что дверь, ведущая в спальню, не плотно прикрыта, и через образовавшуюся щель голубой лентой выливается неяркий свет ночника. Иванову вдруг стало очень тоскливо — всё, что он создавал с таким трудом: весь этот уют, дом, семья, — всё это теперь может разрушиться, исчезнуть, пойти прахом! И виноват в этом только он сам, потому что ошибся! А ошибаться ему было нельзя! И теперь ему самому нужна была помощь. Но вызов «скорой» или поездка в больницу — исключались.

— Нам срочно нужно уезжать! Я только немного отлежусь… Лена, никаких больниц, ты слышишь?.. — попытался предупредить он.

Но супруга остановила его протестующим жестом:

— Всё нормально, Саша. Идём! — и бесцеремонно схватив за рукав, потянула Иванова на кухню. На возражения не оставалось сил. Снимать пальто и ботинки он не стал. Сев на табурет возле стола, Иванов осторожно стянул с разбитой головы окровавленную шапку. Лена в ужасе запричитала:

— Господи! Да Боже ж ты мой! Что с тобой сделали! Живого места нет!..

— Молчи и слушай! — перебил Иванов, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание. — Наташку завтра в садик не води… Из дома — ни ногой! Никому не открывай…

— Что случилось? — в глазах жены стояли слёзы.

— Дай воды, — попросил Иванов. Но выпить из протянутого стакана не смог — на втором глотке его вывернуло прямо на пол. Дальше он уже ничего не помнил…

Очнувшись, как будто на мгновение освободившись из цепких объятий небытия, Иванов почувствовал тяжёлую тупую боль в стянутой бинтами гудящей голове и слабость в руках и ногах. Кружилось всё вокруг. И кроме головной боли в мире не существовало ничего. Не в силах вытерпеть такие муки, Иванов застонал и закрыл глаза. Сознание снова покинуло его…

В следующий раз, медленно приходя в себя, Иванов отметил, что боль в голове стала терпимее, приступов тошноты не было, но тело отзывается режущей болью при каждом движении. Особенно она, тупая и ноющая боль, казалась невыносимой в груди в области сердца. Она не отпускала ни на минуту и не давала глубоко дышать, предоставляя возможность лежать только на спине. Иванов попытался приподняться, но с первой попытки на это не хватило сил. Он решил отдышаться.

Какой сейчас день? Иванов утратил чувство времени. Он всё помнил до того момента, как пришёл домой. И сейчас он узнавал знакомую обстановку. Значит, он у себя в квартире. А как раз это нужно срочно исправить! Он подвергает жену и дочку смертельной опасности. Сколько же времени он здесь находится? И что сейчас — день или ночь, рассвет или сумерки? Плотно занавешенное тяжёлыми шторами окно почти совсем не пропускало света. Его хватало только на то, чтобы различать очертания предметов в комнате. Очень хотелось пить. Иванов медленно повернул забинтованную голову: возле кровати на стуле стоял наполовину полный стакан с водой. «Пожалуй, скорее наполовину пустой», — усмехнулся про себя Иванов, и, негромко постанывая, потянулся за стаканом правой рукой. Боль в груди от этого движения стала расти и множиться, но Иванов усилием воли всё же дотянулся до цели и, не обращая внимания на режущую боль, стал жадно пить прохладную воду. Утолив жажду, он другой рукой, не спеша, поставил пустой стакан на место и расслабился. Эта операция стоила больших усилий. Через несколько минут боль в груди стала медленно отступать. Полежав ещё немного, Иванов осторожно ощупал себя: руки целы, ноги на месте, голова, хоть и перебинтована, но похоже, что цела, а вот с левой стороны груди на уровне сердца, ближе к солнечному сплетению он обнаружил две выпирающие шишки. «Сломаны рёбра, — сразу поставил себе диагноз Иванов. — А могло быть и хуже — пуховик спас, спасибо ему!». Сейчас он без эмоций уже не мог думать о произошедшем на остановке и о себе самом, оказавшемся в таком незавидном положении. Надо было подниматься и действовать! Надо спасать семью! Но на это нужны силы… Силы…

Веки опустились сами собой.

Иванов лежал с открытыми глазами, уставившись в потолок, уже минут десять. Вставать не хотелось. Слабость во всём теле не прошла, а воспоминания о возможной боли пугали больше, чем она сама. Хотя с постоянным присутствием боли Иванов почти уже свыкся. Голова казалась налитой чугуном. «Встать!» — приказал он себе. Опираясь на руки, он осторожно поднялся, сел. Затем, вцепившись в спинку стула, встал на ноги, кое-как натянув на плечи висевший на стуле халат, и, засунув ноги в предусмотрительно приготовленные женой тапочки, вышел в гостиную.

Лена в домашнем халатике сидела на диване, поджав ноги, и, придерживая рукой лежащую на коленях книгу, читала. Иванов постоял у дверного косяка, рассматривая профиль жены. В дальнем углу, наполняя комнату тихим приглушённым звуком, разноцветным экраном мелькал телевизор. Вливающееся в комнату через расшторенное окно вместе с солнечными лучами яркое зимнее утро и присутствие близкой женщины добавляли к ощущению тепла и уюта чувство реальности света и радостей жизни.

— Привет, — тихо произнёс Иванов, позволивший себе несколько секунд любоваться любимой женщиной в домашней обстановке. Такой он её не видел давно. В лёгком цветном халатике без косметики на лице Лена казалась настолько родной, что Иванов по-настоящему ощутил в груди ноющую боль от невосполнимой потери времени, которое он проводил вне дома! Ведь у него есть семья! Настоящая семья!

— Привет, — взглянув на Иванова поверх очков, с улыбкой поздоровалась Лена. По тому, как она это сказала, Иванов понял, что она очень рада его быстрому выздоровлению.

— Спасибо, что оказала мне профессиональную помощь! — Иванов стоял, прислонившись плечом к дверному косяку.

— Не зря же я учусь в медицинском. Как ты себя чувствуешь? — Её улыбка и голос были так необходимы ему сейчас.

— Пока жив, но мало работоспособен, — тоже улыбнулся Иванов и показал на бинты на голове. — Спасибо тебе за всё, Ленка!

— Саша-Саша! — с укором в голосе произнесла жена и, будто спохватившись, изменила тон. — Ты, наверное, проголодался?

— Чуть-чуть.

— Дай мне две минуты. — Отложив книгу, она вскочила с дивана и, сверкнув стройными ногами из-под распахнувшегося в разные стороны краёв халатика, пробежала на кухню.

Через пять минут вслед за ней на кухне появился умытый Иванов. Накрытый стол уже ждал его.

— Дочка где? — поинтересовался Иванов, аккуратно усаживаясь на своё обычное место.

— Спит. Я не стала её будить. Вчера она потребовала отвести её к тебе, а потом долго не могла заснуть. — Лена устроилась напротив и вопросительно стала смотреть на мужа. Он понимал, что должен всё рассказать. Но с чего начать — не знал.

— Сколько я провалялся? — Иванов старался избегать настойчивого взгляда жены.

— Сутки, — после короткой паузы тихо ответила Лена.

— Сутки, — повторил задумчиво Иванов. — Сегодня, как стемнеет, нам надо уехать из этой квартиры.

— Сначала расскажи, что с тобой случилось? — встревоженно потребовала Лена.

— Можно, я сначала поем?

— Поешь, — согласилась жена. Иванов старался не торопиться, оттягивая момент покаяния.

— Может, уже расскажешь? — нетерпеливо напомнила супруга, когда Иванов уже заканчивал завтрак. Аппетит его не подвёл: он съел две вкусные домашние котлеты с рисовым гарниром, два солёных огурца и один помидор из банки. Оставалось разделаться с чаем под сдобную булочку. Но булочка оказалась уже лишней. Лена пила только чай без сахара и, как ни уговаривал Иванов составить ему компанию, не поддавалась на уговоры, — она на диете!

— Я слушаю! — Лена требовательно смотрела на мужа.

— Да так, немного пришлось подраться, — обречённо глядя на сдобную булочку и стараясь говорить как можно спокойнее, произнёс Иванов.

— Немного? — голос супруги зазвучал громче. — Да ты сутки провалялся без сознания! С твоим контуженым позвоночником тебе только драться! Скажи спасибо, что я умею ставить уколы и знаю, что колоть. У тебя вон всё пальто в крови! А в кармане я нашла нож! После твоего такого появления я две ночи не могу глаз сомкнуть! Вчера и сегодня лекции в институте пропустила. Сашка, не зли меня — говори, что случилось!

При слове «нож» Иванов весь напрягся, ожидая дальше самого страшного прямого вопроса. Но Лена замолчала.

— Спасибо! — Иванов понял, что булочку всё-таки не осилит, и положил её на тарелку. Завтрак закончился.

И что он мог рассказать супруге? Что по уши увяз в криминале, что теперь имеет дело с преступниками, рэкетирами, бандитами и прочей нечистью? Что постоянно рискует своей жизнью, а теперь ещё и жизнями близких и дорогих ему людей? А о том, что произошло на остановке, вообще, надо забыть и никогда не вспоминать. Нет, всего этого жене знать не стоило!

— Встречное предложение, — Иванов взял тёплую податливую руку супруги в свою и мягко пожал. — Расскажи мне о институте. Давно мы с тобой не беседовали так — по душам. Как идёт твоя учёба?

От него не ускользнул вспыхнувший взгляд жены. Но она ответила спокойно, хотя в её тоне Иванов уловил упрёк:

— Всё твоя дурацкая работа — на нас с Наташкой не остаётся времени! — но тут же в её голосе зазвучали тёплые заботливые нотки: — Саша, не скрывай от меня ничего. Ты же знаешь, я всегда с тобой и за тебя!

Иванов молчал. Она была права: человека ближе, чем Лена, у него на всём свете не было. Хотя нет… Был ещё человек.

— Знаю, — после короткой задумчивости сказал Иванов. — Ты вытащила меня с того света после Чечни. Ты родила мне дочь. Я благодарен тебе за всё, и я тебя люблю, Ленка! — Он поднял глаза и посмотрел в глаза жене. — Ты уж прости меня…

— За что? — она не понимала, и это непонимание пугало её.

— Я принёс в наш дом беду, — тихо и обречённо выдавил Иванов, не смея больше смотреть в чистые и ясные глаза близкого человека.

— Какую беду? Что произошло, Саша? — Она старалась поймать его ускользающий взгляд.

Иванов не хотел перекладывать на хрупкие плечи молодой женщины страшный груз случившегося, но и врать ей он тоже не хотел. Надо было решать. Он снова поднял взгляд:

— На остановке на меня напали четверо. Похоже, местная «братва». Троих я убил…

— Убил?!.. — в этом восклицании прозвучал весь ужас случившейся реальности.

— Пойми, у меня не оставалось выбора. Они бы убили меня, — ровным голосом твёрдо произнёс Иванов, глядя в широко раскрытые глаза жены. — А теперь нам надо где-то спрятаться, отсидеться какое-то время. Те, кто их послал, меня здесь найдут. Будет лучше, если вы с дочкой на время уедете к бабушке.

— А ты? — в голосе жены звучала тревога.

— Пока дела не отпускают, — пожал здоровым плечом Иванов. — Кое-что надо закончить. Закончу — приеду к вам.

— Саша, мы тебя не бросим! — решительно произнесла Лена. — Тем более в таком состоянии.

— Спасибо. Твоими заботами я скоро поправлюсь. — Иванов с немым укором и благодарностью смотрел на супругу. Он знал, что спорить с ней бесполезно. — А где мои вещи?

— Я их в коридоре сложила.

— Можно мне посмотреть?

— Конечно. Давай помогу.

Лена поднялась и направилась из кухни, но Иванов удержал её, поймав за руку:

— Я сам.

В коридоре, глядя в зеркало на стене, Иванов себя не узнавал: разбитое лицо опухло, кожа местами свезена, на весь лоб — бинты. Но глаза и нос целы. А вот красивому финскому пальто повезло меньше — оно было порвано в нескольких местах и испачкано так, что даже после химчистки в нём на люди уже не выйти. Особенно сильно выделялись запачканные кровью рукава. Осмотрев одежду, Иванов решил, что нужно срочно расставаться с этим удобным пуховиком как с возможной уликой.

Он достал из кармана пальто нож. Блестящую сталь острого как бритва лезвия до половины длины покрывала коричневая корка — успевшая засохнуть кровь. Брезгливо поморщившись и кинув пальто в коридоре на пол, Иванов прошёл в ванную и, пустив из крана теплую воду, с помощью мыла и губки с нескрываемым отвращением, будто это была грязь, стал тщательно смывать чужую кровь с лезвия. Потом, вытерев металл насухо полотенцем, Иванов ещё некоторое время рассматривал смертоносное оружие, любуясь его формами и красотой линий без излишеств. Видимо, этот нож был изготовлен настоящим мастером: само движение застыло в металле, казалось, что Иванов держит на ладони кусочек молнии. И он смотрел на холодное оружие с трепетным чувством страха, восхищения и благодарности. Иванов убивал врагов, но это было на войне, и он выполнял свой долг. А теперь он впервые в мирной жизни был вынужден воспользовался ножом, чтобы защитить себя. Но чувства раскаяния Иванов не испытывал — напали на него, а этот кусочек стали спас ему жизнь.

«Спасибо тебе!» — обращаясь к оружию, как к человеку, мысленно произнёс Иванов.

Он вынес нож в комнату, вложил в кожаный чехол и, открыв дверь шкафа, засунул его глубоко за сложенное на полке аккуратными стопками постельное бельё. Затем оттуда же достал пистолет в армейской кобуре, повертел его в руках, проверил патроны, глушитель и хотел уже вернуть на место. Но в этот момент в комнате появилась Лена.

— Может, обратимся в милицию? — увидев оружие в руке Иванова, она пыталась скрыть возникшее волнение, но у неё это плохо получилось. — К нам же приезжал этот офицер… из Москвы… Алексей.

— Пока сам не разберусь — никакой милиции, — ответил Иванов, решительно пряча пистолет обратно в шкаф.

— Надеюсь, он тебе не понадобится, — услышал Иванов у себя за спиной почти шёпот.

— И я на это надеюсь. — Повернувшись, он посмотрел на жену: — Поверь, всё скоро наладится. А пока будет лучше, если мы уедем подальше отсюда. Начнём новую жизнь. А я постараюсь больше не доставлять вам с Наташкой хлопот. Вот только отлежусь немного и всё.

— Новую жизнь? А ты сам в это веришь? — Лена смотрела на мужа взглядом мудрой женщины. Иванов не ответил, лишь, посмотрев на жену, вздохнул:

— Не повезло тебе с мужем. Давай сейчас соберём самое необходимое. Вечером, как стемнеет, я подгоню машину к подъезду.

— Куда поедем? — тихо спросила супруга.

— Сейчас решим, — глядя в глаза, улыбнулся Иванов и взял Лену за руку.

Она грустно улыбнулась в ответ, видимо, что-то хотела сказать, но передумала, осторожно высвободила свою руку и произнесла уставшим голосом:

— Ладно, Саша. Я пошла готовить тебе ванну. Как только помоешься, поработаю доктором — нужно поменять бинты. А если будешь себя хорошо вести, сделаю массаж.

— Какой массаж, Ленка?! — запротестовал Иванов. — Я еле дышу. До меня пальцем притрагиваться нельзя — всё болит.

— А я говорю, что массаж тебе будет полезен!

— А я говорю — нет! — попытался сопротивляться Иванов. Но Лена была уже в ванной и, похоже, не слышала.

— Саша, ты же знаешь, я умею делать массаж. Будь спокоен — тебе понравится, — заверила вышедшая из ванной комнаты раскрасневшаяся жена. — Теперь полезай, мойся, только защелку не закрывай — я принесу полотенце и халат.

Иванов пытался протестовать, но его возражения не принимались.

— Саша, может быть, мне приятно ухаживать за любимым мужчиной. Делай, что я говорю. Пожалуйста…

— Спорить с тобой — занятие неблагодарное. Ладно, обещаю не сопротивляться! — сдался Иванов.

— Голову не замочи! — услышал он напутствие.

Она вошла в ванную, когда размякший побитым телом Иванов лежал в теплой воде.

— Поднимайся, Саша, будем мылиться! — Лена скинула халат и осталась в черном ажурном гарнитуре, который, откровенно подчеркивал её формы. Иванову нравилась полуобнажённая жена. Особенно её стройные ноги. За три года замужества Лена похорошела, и уже не была той похожей на мальчика худой девчонкой, с которой Иванов весенней ночью случайно повстречался на кухне армейского общежития. Теперь это была интересная привлекательная женщина. После рождения дочери откровенной женственностью налились все её формы, особенно грудь, и эта полнота очень шла ей. Лена даже решила сесть на диету. Но Иванов, зная её слабости, начисто руша все начинания жены, подкармливал Лену сладким.

— А ты красивая! — выдохнул он, не решаясь подняться из воды.

— Уже говорил. Вставай, не стесняйся. Что я, мужиков голых не видела? — Лена по-хозяйски намыливала мочалку.

— И где это, интересно знать, ты их видела? — Иванов с подозрением прищурился на супругу.

— В морге! — парировала та. — Поднимайся!

— Ну, спасибо! Вот сравнила! — Иванов медленно встал в ванной. Что ему оставалось делать? Сейчас он был наполовину беспомощным, и материнская забота жены была очень своевременной.

Лена стала легко тереть ему спину мочалкой. В тех местах, где проступали синяки, она останавливалась и прикладывала ладонь, и Иванов чувствовал, будто её нежная рука забирает часть боли. Когда она дошла до самого больного места на груди, Иванов перехватил руку жены и ласково сжал кончики пальцев. Она отняла их не сразу. Потом спросила:

— Может, надо потуже перевязать грудь?

— Нет. Такой перелом сам заживет, — заверил Иванов, глядя супруге в глаза. — Хорошая ты у меня.

— Все-таки я думаю, что тебе нужно показаться специалисту, — улыбнулась Лена.

— Ленка, если я ещё жив, значит, всё в порядке, — возразил Иванов, укладываясь обратно в ванну по самую шею. — Специалист у нас ты.

После ванны Иванову в постель был подан чай. Потом — перевязка и обещанный массаж. Супруга, действительно, умела его делать.

После ванной и массажа Иванов почувствовал себя гораздо лучше. Он лежал и млел в гостиной на разложенном диване и, глядя на сидевшую рядом в распахнутом халате разгоряченную после массажа жену, ощущал прилив страстной благодарности ей за всё. Иванов взял её пальцы и ласково поцеловал их.

— Спасибо тебе, — тихо произнёс Иванов.

— Выздоравливай, — Лена по-матерински погладила его по голове.

Когда после госпиталя три года назад Лена неожиданно появилась в его жизни, Иванов снова обрёл смысл своего существования. И с тех пор всегда, когда Лена была рядом, она притягивала его ощущением чего-то светлого, чистого и надёжного. Рядом с ней Иванов обретал веру в хорошее.

Послышалось лёгкое шлёпанье босых ног по полу, и на пороге спальни появилось пухленькое двухгодовалое создание в пижаме и с распущенными русыми волосами.

— Привет, Натали! — Иванов почувствовал прилив радости, который он всегда испытывал при виде дочурки. — Долго же ты позволяешь себе спать!

— Пливет, — протирая кулачком заспанные глаза, проворчало милое видение в пижаме, совсем не выговаривавшее букву «р». — Пап, у тебя головка болит?

— Да, понимаешь, ударился вот… — стал оправдываться Иванов.

— Ты чего там босиком?! — прикрикнула на дочку жена. — Полы холодные. Давай быстро к нам!

Ребёнок с радостью кинулся на кровать к родителям, и Иванов предусмотрительно посторонился. Наташка, устроившись между папой и мамой, потрогала пальчиками свежие бинты на голове отца и заботливо поинтересовалась:

— Болит?

— Уже нет, — улыбнулся Иванов и поцеловал дочку в пухленькую щеку.

— Колючий! — скукожилась Наташка.

— А хочешь, я тебе «козу» сделаю? — Иванов нацелил на Наташкин пупок два расставленных пальца. — Коза, коза…

Дочь, прижавшись к матери, залилась в счастливом смехе.

— Иванов, ты мне друг? — прервала их идиллию Лена.

— Друг, — занимаясь с ребёнком, ответил Иванов.

— Тогда скажи, я тебе нужна?

— Ты мне нужна, — растягивая слова, подтвердил Иванов и весело посмотрел на жену.

Уловив в её взгляде лёгкое недоверие, он повторил громче:

— Ты мне очень нужна, Ленка!

— Скажи, что ты меня любишь?

— Люблю, — Иванов старался казаться серьёзным.

— С выражением скажи!

Иванов перевёл взгляд на дочь:

— Наташа, маме от нас нужно, чтобы мы о ней никогда не забывали. Давай скажем маме, что мы её любим.

— Давай, — согласилась дочка.

— Ма-ама, мы тебя лю-юбим! — нараспев протянул Иванов. Наташка не успела сложить все слова в предложение, и у неё получилось только «Мама» и «любим».

— Скажи так, чтобы я поверила! — настаивала жена, упрямо глядя на Иванова.

— Ленка, я тебя очень люблю! — закричал Иванов почти во весь голос.

— И я люблю! — постаралась не отстать на этот раз Наташка.

— И я вас очень люблю! — засмеялась Лена и стала целовать дочь.

— Так, я не понял, что тебе было нужно-то? — Иванов, изобразив на лице возмущение, обнял жену здоровой рукой и стал оттаскивать её от Наташки.

— Не уезжай больше от нас никогда! — между игривыми поцелуями, предназначаемыми дочери, попросила Лена.

— Эй-эй, там… Поаккуратнее с вашей любовью! — продолжал возмущаться Иванов. — Почему никто не целует меня? Я вам что, совсем не нужен? — он старался «ревновать» очень натурально. — Прошу соблюдать субординацию! Кто в доме хозяин?

— Я! — осыпая поцелуями шею и плечи барахтающейся Наташки, воскликнула Лена.

— Ответ не принимается! — строго произнёс Иванов. — Попробуем ещё раз. Кто здесь главный?

— Я! — игриво уворачиваясь от маминых поцелуев, заливалась смехом Наташка.

— Правильно! — ничего не смог возразить на это Иванов. — Тогда скажи, дочка: а кто у нас заместитель папы по хозяйственной части?

— Мама! — без подготовки выпалила Наташка.

— Тоже правильно! — засмеялся довольный Иванов.

— Поняла! Это значит, что мне надо идти кормить мою драгоценнейшую дочь и готовить вам обед, мой светлейший господин! — со смехом подхватила супруга и, легко увернувшись от мужниного шлепка, соскочила с дивана и быстро пошла на кухню. — Феодалы! Рабовладельцы!

— Без халата тебе лучше! — Иванов блаженно улыбнулся вслед жене и осторожно взял на руки барахтающую ногами дочку.

Пока супруга хозяйничала, Иванов, обложив сидящую на кровати Наташку куклами, включил телевизор на местном канале и поудобнее улегся рядом с играющей дочерью. Он ждал программу новостей.

Как и предполагал Иванов, в очередном телевыпуске не было сказано ни слова о тройном убийстве на остановке. Это являлось плохим знаком и значило только одно — предстояла «разборка» на криминальном уровне.

Вскоре Лена позвала дочь к завтраку. Иванов, соблюдая осторожность, подхватил Наташку на руки и отнёс на кухню.

Оставив жующую дочку на попечении матери, Иванов вышел в зал к телефону и набрал номер.

Состоявшийся короткий разговор его не удовлетворил, и даже расстроил. Некоторое время Иванов сидел рядом с телефонным аппаратом на диване и, не мигая, смотрел в одну точку на полу. Потом он поднял трубку и набрал другой номер.

— Да? — ответил мягкий женский голос на дальнем конце провода.

— Юля? — решил убедиться Иванов, хотя и узнал этот голос.

— Да, — снова ответила трубка.

— Это Иванов. Здравствуй. Тебе удобно сейчас говорить?

— Здравствуй, Саша. Слушаю, — тон её голоса стал более тёплым.

— Мне нужна твоя помощь, — решил не тянуть Иванов. — Приюти меня с женой и дочкой на пару дней. Сможешь? Не удивляйся. Всё очень серьёзно.

— Ну… — протянула трубка, — не знаю. На сколько дней?

— Дня два-три, не больше. Мне нужно уладить кое-какие дела. А меня основательно вывели из строя, можно так сказать.

— Лариса знает?

— Если ещё не знает, то скоро узнает. Информация о происшествиях распространяется быстро. Сейчас меня волнуют жена и дочь. Выручи. С ними я связан по рукам и ногам! А довериться больше никому не могу.

— Приезжайте. Когда вы будете у меня?

— Сегодня, как стемнеет.

— Ладно.

— Спасибо!

В трубке раздались короткие гудки.

Иванов стал набирать следующий номер…

— План такой, — бодро сообщил Иванов супруге, войдя на кухню, — вечером, как стемнеет, я иду за машиной в гараж, и поедем. В моё отсутствие с вами побудут ребята из «Боевого Братства». Они и проводят нас до места. А сейчас надо уже начинать сборы.

— Саша, а куда мы поедем? — почти неслышно спросила Лена, занимающаяся кормлением Наташки.

— Мы поедем к одной хорошей женщине. — Иванов заметил, как сверкнули глаза жены. — Она, можно так сказать, мой коллега по работе. Ты удивишься, Лена, но эта женщина работает в прокуратуре. Повторяю, мы — только друзья.

Жена ничего не ответила, лишь посмотрела на мужа глубоким долгим взглядом.

— Мы на машине поедем кататься? — вовремя задала вопрос дочь, и Иванову не пришлось дальше оправдываться.

— На папкиной машине, — улыбнулся своей спасительнице Иванов.

— Ула-а! — захлопала в ладошки Наташка. — А когда?

— Когда на улице наступит ночь и станет темно, мы и поедем кататься. Натали, я покажу тебе красивый вечерний город!

— Поедем сейчас! — потребовала дочка.

— Днём город не такой красивый, как вечером, — убедительно покачал головой Иванов. — Вечером обязательно поедем! Если будешь хорошо кушать и слушаться маму.

За окном опустились ранние зимние сумерки, когда неожиданно ожил дверной звонок. Соблюдая осторожность, Иванов отворил деревянную дверь и приник к глазку во второй — металлической. На освещённой лестничной площадке он рассмотрел троих мужчин в гражданской одежде. Узнав двоих из них, Иванов открыл замки.

— Здорово, Саня! — с порога поприветствовали гости, рассматривая при свете лампочки побитого хозяина. — Ого! Видать сильно тебя помяли!

— Заживёт, — поморщился Иванов. — В подъезде никого не видели?

— Я поднимался на лифте, — по военному коротко доложил первый вошедший, — а ребята по лестнице. Мы никого не встретили.

— А на улице?

— Наши парни в сопровождении во второй машине у подъезда сидят. Если что — сообщат по рации, — успокоил гость. На вид он был постарше остальных.

— Ладно, — вздохнул Иванов. — Раздевайтесь, проходите на кухню.

— Лена, — крикнул он жене, — напои ребят чаем!

Двое прошли на кухню, а тот, который вошёл первым, остался с Ивановым в коридоре.

— Давай, рассказывай, — приготовился слушать гость.

— Пошли в гостиную, Виталий, — предложил Иванов.

Свой финский пуховик, сложив и плотно умяв, Иванов перемотал скотчем. Получилось что-то вроде котомки. Это очень удобное и теплое пальто Иванов купил в магазине всего два месяца назад и расставаться с ним не хотел, но обстоятельства заставляли помнить об осторожности.

Надев кожаную лётную куртку и спрятав в нагрудном кармане пистолет, Иванов внимательно, как бы прощаясь, оглядел квартиру, осторожно, с помощью жены, натянул на перебинтованную голову спортивную шапочку и, поцеловав Лену в щеку, вышел на лестничную площадку, плотно прикрыв за собой тяжёлую металлическую дверь. Двое сопровождающих уже ждали его в подъезде. Виталий остался в квартире с Леной и Наташей.

Иванов шел за своим автомобилем. На улице уже стоял зимний вечер, и чтобы обезопаситься от возможных ненужных встреч, решили до гаража доехать на машине. Второй автомобиль «ВАЗ-2106» с четырьмя вооружёнными бойцами из «Боевого Братства» остался дежурить у подъезда.

Кооперативный гараж, в котором у Иванова стоял почти новенький автомобиль «ВАЗ-099», находился в десяти минутах ходьбы от дома в стандартном ряду таких же однотипных кирпичных гаражей. До его ворот добрались без происшествий.

По пути Иванов мысленно возвращался к состоявшемуся разговору с Виталием и старался найти ответы на вопросы: «Случайно ли нападение? Кто такой, этот Хасан? Заявит ли в милицию?». Иванов понимал, что если Хасан из «братков» и работает вместе с местной милицией, — а скорее всего, это именно так, — тогда Иванову, с семьёй или без, будет трудно выбраться из города. Виталий подсказал вариант: Хасана, кто бы он ни был, надо «убирать» и как можно раньше. Иванов обещал над этим подумать. Он понимал, что бойцы из «Боевого Братства» в этом деле «светиться» не должны, так как совсем недавно между союзом ветеранов боевых действий и криминальными бандами в городе установилось хрупкое перемирие.

Перед тем как выгнать машину, Иванов прямо возле гаража на снегу плеснул бензином из канистры на своё свёрнутое финское пальто и поднёс спичку. Пуховик вспыхнул ярким жарким пламенем и окутался белым дымом. Иванов с сожалением смотрел, как сгорает весомая улика вместе с его надеждой на спокойную жизнь в этом городе.

К дому Юли подъехали вместе с одной из машин сопровождения, в которой находился Виталий. Вторая «шестёрка» прямо возле дома Иванова отсекла пристроившуюся к их кортежу иномарку. По рации бойцы Виталия передали, что та попыталась прорваться через заслон, но, завидев наставленные на них автоматы, сидевшие в иномарке братки повернули обратно. Но отъехали они не далеко и оставались в пределах видимости. Поэтому второй машине сопровождения пришлось отстать.

Крепкие тренированные парни помогли Ивановым занести чемоданы в подъезд. Виталий взял на руки Наташку. Сам Иванов не мог нести ничего. Наоборот, его на лестнице заботливо поддерживала под руку супруга. И только когда Юля запустила Иванова с семьёй в квартиру, Виталий с ребятами, попрощавшись, уехали. На всякий случай они оставили Иванову номер телефона для вызова дежурной группы «Братства».

Хозяйка приняла гостей радушно. Мудрая женщина — она сразу же легко познакомилась с Леной и Натальей и провела их в одну из комнат, показав приготовленное бельё и кровать. Затем Юля организовала для гостей экскурсию по своим большим владениям. Маленькой Наташе и самой Лене квартира очень понравилась. Даже после их «сталинки» Юлина квартира выглядела хоромами. Обняв маму за шею и следуя за Юлей на маминых руках, Наташка внимательно всё рассматривала и даже не капризничала.

На кухне — конечной точке маршрута экскурсии — всех ждал уже приготовленный горячий ужин.

Лена тоже вела себя разумно. Женщины понравились друг другу. Юля была старше Лены, но признала супругу своего друга равной. Жена Иванова соблюдала границы приличий, подобающие гостье. После ужина и совместной уборки посуды у них нашлись общие темы, и завязался разговор, которому не смогла помешать даже Наташка. Но Иванову нужно было поговорить с Юлей наедине. Кое-как ему удалось на время отвлечь внимание женщин друг от друга. Оставив Лену с дочкой возле телевизора в зале, Иванов с хозяйкой квартиры удалились в соседнюю комнату. Дверь закрывать не стали. и во время разговора Иванов часто ловил на себе подозрительные взгляды жены, но делал вид, что не замечает их.

— Что произошло? — встревоженно задала вопрос Юля.

— Два дня назад поздно вечером на остановке на меня напали четверо. Похоже, местная братва. Пришлось воспользоваться ножом. В драке троих я убил. У вас что-нибудь по сводке проходило?

— Да, вчера была какая-то информация о троих убитых на стройке, — вспоминая, наморщила брови Юля. — Подозревают «наци».

— Почему?

— На месте убийства весь забор исписан их воззваниями. Но эта бумага ушла выше к прокурору. Дальнейшего её движения я не знаю.

— Правильно. Возле остановки была стройка, — утвердительно кивнул головой Иванов, припоминая. — Значит, братки хотели мой труп повесить на бритоголовых? Поэтому сами и разукрасили забор. Может, они и не зря старались? У меня в запасе есть время?

— Следствие обязательно будет разрабатывать это направление, — подтвердила Юля его догадку.

— Да, всё бы ничего… Но один из братков, по имени Хасан, уехал раньше, и он ещё жив, — озабоченно произнёс Иванов. — Видимо, он у них — главный. А мне теперь надо отсидеться какое-то время, поправить здоровье.

— И что дальше?

— А что дальше? Дальше кончу этого Хасана и начну «выруливать» ситуацию, — развёл руками Иванов. — Ты прости меня, Юля, что пришёл прямо к тебе. Я понимаю, что ставлю под угрозу и тебя, и твои отношения с «фирмой». Но идти в таком состоянии мне больше некуда. Тем более с женой и дочкой. Подобный вариант развития событий я не просчитал. И если бы сейчас мог, то уехал бы из города. Но сначала мне надо привести себя в форму и разобраться с этим Хасаном. Свидетеля оставлять никак нельзя.

— Саша, а у тебя есть соображения: кто это тебя и за что?

— Есть. Похоже, это мои коллеги.

— «Фирма»? Ты в этом уверен? — в голосе Юли появилась тревога. — А случайность ты отбрасываешь?

— Точно — меня выследили, — твёрдо сказал Иванов. — Этот Хасан, перед тем как уехать, обозвал меня стукачом и поставил задачу своим бойцам, чтобы моё убийство было похоже на то, будто это «наци» мне отомстили. Братки меня поэтому и поволокли на стройку. Им повезло меньше. Пока они там весь забор исписывали фашистскими лозунгами, я оклемался. А сейчас, когда ехали сюда, за нами увязалась иномарка. Ребята из «Боевого Братства» скинули её «с хвоста». И это уже не совпадения.

— А я ведь догадывалась, что ты не случайно появился в конторе Есина, — глядя Иванову в глаза, тихо произнесла Юля.

— И давно?

— Помнишь, когда ты ушёл от меня ночью? Мог остаться, но ушёл. Я тогда поняла, что ты очень дорожишь семьёй. А порядочных людей в нашем окружении нет.

— Спасибо, что не поделилась ни с кем своими догадками, — не стал отпираться Иванов.

— Значит, ты раскрыт, — сделала вывод Юля. — Кто: начальник службы безопасности? Или Батурин?

— Батурин не мог… — неуверенно начал Иванов. — Хотя он, наверное, догадывался…

— Значит, «фирма»! — вырвалось у Юли. — Ситуация опасная, Саша! Надо звонить твоим. Пусть выручают.

— Твой телефон, случайно, у «фирмы» не на «прослушке»?

— Скорее всего — нет. Я пока вне подозрений. Ты не обратил внимания, больше за вами никто не следовал?

— Мы шли двумя машинами. Ребята проверяли — вроде, чисто. Во всяком случае, я никого не заметил.

— Будем думать, что так… — с надеждой в голосе вздохнула женщина.

— Юля, тебе ничего не угрожает, — постарался успокоить её Иванов. — Я буду вести себя тихо. Засвечиваться не входит в мои планы. А Лена с Наташкой постараются не доставлять тебе хлопот. Вот только отлежусь немного, и мы съедем. Но если ты скажешь, мы уедем прямо сейчас…

— Нет-нет, — запротестовала хозяйка, — это я не за себя, а за тебя волнуюсь. Я же сказала, живите у меня, сколько будет нужно. Между прочим, у тебя чудесный ребёнок! И твоя жена мне понравилась.

— Спасибо, — Иванов нашел руку Юли и дружески пожал. — Мы будем послушными квартирантами.

Молодая женщина ответила очаровательной улыбкой. Иванов кинул взгляд на супругу, которая смотрела на них через открытую дверь. Взгляд Лены не предвещал ему ничего хорошего. Отпустив Юлину руку, Иванов встал с дивана, на котором сидел, подошел к окну и стал смотреть на улицу. Из Юлиного окна открывался вид на большой двор и на ряд металлических гаражей в самом дальнем конце двора. У гаражей горели фонари, и от электрического света снег на их крышах искрился разноцветными звёздочками. Иванов знал, что здесь и у Юли стоит гараж, куда было бы неплохо перегнать машину Иванова.

Повернувшись к сидящей на диване хозяйке, Иванов поинтересовался:

— Помнишь, ты говорила, что у тебя в гараже хранится картошка?

— Да, — припомнила та.

— В него моя машина поместится?

— Наша «шестерка» помещалась, — ответила хозяйка и, поднявшись с дивана, подошла к Иванову. Она стала вместе с ним смотреть в окно. — Там нужно только несколько ящиков переставить, и твоя машина поместится.

— А можно, она несколько дней у тебя постоит?

— Да пусть стоит сколько угодно — гараж все равно пустой.

— Тогда давай ключи, я сейчас отгоню машину.

— Нет, Саша, — Юля повернулась и прошла обратно к дивану, — тебе сейчас на улицу нельзя. Да и замок там хитрый — ты сам не откроешь. Надо идти вместе. Давай завтра вечером сходим. Не горит?

— Не горит. Пусть моя «красавица» постоит у твоего подъезда до завтра, — пожал плечами Иванов. Спорить он не стал.

В ночной тишине было слышно, как мирно посапывает дочь. Рядом ровно дышала спящая Лена. Иванову не спалось. Перед сном ему пришлось выслушать монолог жены о том, что все мужики — бабники, и он сам ничуть не лучше других. Потом Лена повернулась к нему спиной, решительно отвергнув все ласки мужа. Но не это сейчас волновало его. Другие мысли роились в голове, прогоняя сон и навевая тревогу. И все размышления неизменно приводили к нападению на остановке. Остался живой свидетель — Хасан. Теперь Иванов, как ни крути, — преступник перед Законом! Пусть даже это была самозащита. Но Хасан, заявив в милицию, может выдвинуть совсем другую версию. Станут ли тогда служители Закона церемониться с Ивановым при задержании? Может, пойти самому с повинной? Если и пойти, то только не к местным. Почему-то Иванов был уверен, что если сдастся местной милиции, то в камере не доживёт до утра. Ясно, что за Хасаном кто-то стоит. Но кто? Чугун? Чугун мог убрать Иванова и без лишнего шума. Зачем вся эта «возня» с братками, если можно просто «взять» Иванова на работе или возле дома. Навряд ли нападение на остановке — дело рук начальника службы безопасности фирмы. Тем более что Чугун сейчас сам под плотным контролем ФСБ. Если это не Чугун, значит, кто-то более важный отдал приказ на устранение Иванова. Но кто? Такую задачу с неизвестным предстояло решить в короткое время.

Иванов прислушался к ровному дыханию жены. Как хорошо, когда у тебя есть семья, когда тебя любят. Может, всё бросить к чёртовой матери! Уехать с женой и дочкой куда-нибудь подальше от всего этого, туда, где никто не найдёт, начать новую тихую жизнь. А получится ли? Отпустит ли его этот криминальный мир, в котором он, волей или неволей, стал одной из составляющих его винтиков? Сможет ли он жить как раньше?

Раньше Иванов никогда не задавал себе вопроса: сможет ли он убить человека? На войне ему приказывали — он убивал. А вчера на остановке он убил только чтобы выжить. Может, эти трое и были не совсем законопослушными гражданами, но имел ли он право так поступать? Мог ведь только вывести их из строя. Но убил. Обычно он чётко определял для себя: кого и за что? В данный момент он не знал ответа на ещё один вопрос: что теперь будет дальше? И кто сделал «заказ»? На все эти вопросы у Иванова пока не было ответов. А с чего же всё началось?.. Уже не надеясь уснуть до утра, Иванов стал вспоминать…


Содержание:
 0  вы читаете: Иванов.ru : Олег Бажанов  1  II : Олег Бажанов
 2  III : Олег Бажанов  3  IV : Олег Бажанов
 4  V : Олег Бажанов  5  VI : Олег Бажанов
 6  Эпилог от автора : Олег Бажанов    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap