Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 24 : Саймон Бекетт

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32

вы читаете книгу




Глава 24

Полиция отпустила Бена Андерса в тот же день. С этой новостью мне позвонил Маккензи.

– Вот, подумал, что вам не терпится узнать, – сказал он. Голос его казался усталым и тусклым, словно инспектор не спал целую ночь. Скорее всего так оно и было.

Я сидел в офисе при амбулатории, сбежав из пустоты собственного дома. Даже не могу сказать, с каким чувством я встретил это известие. С радостью за Бена? Да. С другой стороны, к ней почему-то примешивалось разочарование. Я никогда не верил, что Бен – убийца, и все же где-то в глубине души присутствовал, наверное, и некий элемент сомнения. А может, до тех пор, пока полиция допрашивала хоть какого-нибудь подозреваемого, имелась крохотная надежда найти Дженни. Теперь же и эта соломинка исчезла.

– Что случилось? – спросил я.

– Да ничего не случилось. Просто мы установили, что он никак не мог оказаться в ее доме на момент похищения, вот и все.

– Раньше вы так не считали...

– Раньше мы не знали, – сухо ответил Маккензи. – Он поначалу отказывался говорить, где провел то время. А теперь, когда рассказал, все сходится.

– Я что-то не понимаю, – озадачился я. – Если у Бена имелось алиби, то почему же он сразу не признался?

– Это вы у него сами узнавайте. – Кажется, инспектор начинал раздражаться. – Если захочет, то скажет. Что же касается нас, то он чист.

Я потер глаза.

– И что теперь?

– Естественно, продолжим разрабатывать прочие зацепки. Анализ улик из ее дома еще продолжается, а потому...

– Хватит меня пичкать своим официальным дерьмом! Выкладывайте как есть! – На том конце провода угрюмое молчание. – Извините...

Маккензи вздохнул.

– Делаем что можем. Больше сказать я не вправе.

– Еще подозреваемые есть?

– Пока нет.

– А Бреннер? – В самый последний момент я решил не говорить о нашей утренней стычке. – Мне до сих пор кажется, что именно он вам звонил насчет Бена. Не стоит ли с ним еще разок переговорить?

Инспектор так и не сумел скрыть раздражение.

– Я вам уже объяснял: у Карла Бреннера имеется алиби. Если он и виновен в фальшивой наводке, то разбираться с ним будем потом. А пока что есть дела поважнее.

Отчаяние, казалось, было готово захлестнуть меня с головой.

– Я могу как-то помочь? – спросил я, заранее зная ответ и все же надеясь на лучшее.

– Пока нет. – Он заколебался. – Послушайте, еще есть время. Тех женщин держали в живых почти трое суток. У нас есть основания считать, что он и сейчас поступит так же.

«Будто мне от этого легче!» – захотелось крикнуть во все горло. Пусть Дженни пока жива, мы оба знали, что это ненадолго. А от мысли, что с ней могли прямо сейчас вытворять, на душе становилось вообще невыносимо.

Попрощавшись с Маккензи, я пару минут тупо сидел, закрыв лицо руками. В дверь постучали, и я выпрямился на стуле. В комнату въехал Генри.

– Новости есть? – поинтересовался он.

Я покачал головой. В глаза бросилось, насколько уставшим он выглядел. Неудивительно. После исчезновения Дженни я даже притворяться бросил, что готов вести прием пациентов.

– Генри, вы как? – спросил я.

– Отлично! – последовал ответ, который, однако, меня совсем не убедил. Он слабо улыбнулся и пожал плечами. – Да вы обо мне не беспокойтесь. Я справляюсь. Честное слово.

Верилось в это с трудом. Генри сильно исхудал и выглядел чуть ли не на грани истощения. С другой стороны, как бы ни укорял я себя, что взвалил работу на него одного, прямо сейчас все мои мысли были о Дженни и о том, что может случиться в ближайшие двадцать четыре часа. Прочее казалось таким далеким, что не заслуживало внимания.

Видя, в каком настроении я нахожусь, Генри оставил меня в покое. Я решил было почитать собственные отчеты про Салли Палмер и Лин Меткалф, смутно надеясь, что замечу некую ранее упущенную деталь, однако в результате лишь растравил воображение. Вконец расстроившись, я выключил компьютер и уставился на темный экран. Сам не знаю почему, но меня вдруг захлестнуло чувство, будто я проглядел нечто очень важное, находившееся прямо под носом. Еще чуть-чуть – и я прозрею... Увы, через секунду предвкушение открытия растаяло.

Надо что-то делать! Эта мысль сорвала меня со стула, я схватил мобильник и побежал к машине. Есть только одно место, куда я могу направиться.

Впрочем, даже когда «лендровер» тронулся в путь, это странное чувство, что я просмотрел нечто вполне очевидное, не исчезло бесследно.

* * *

Бен Андерс обитал в большом кирпичном коттедже на окраине поселка. В свое время дом принадлежал его родителям, а после их смерти Бен жил здесь вместе с сестрой, пока она не вышла замуж и не переехала в другое место. Он не раз повторял, что дом слишком велик, что следовало бы его продать и купить что-нибудь поменьше, да так и не осуществил эту затею. Впрочем, как ни крути, родной дом – он и есть родной, а слишком большой или нет – это дело десятое.

До сих пор мне только дважды довелось здесь побывать – оба раза речь шла о выпивке после закрытия «Барашка». Когда я припарковался у высокой каменной стены с тяжеленными деревянными воротами, в голове у меня вдруг мелькнула мысль, что о глубине нашей дружбы красноречиво свидетельствует тот факт, что я никогда не бывал здесь в светлое время суток.

Я даже не знал, застану ли его на месте. А теперь, у входной двери, мне почему-то захотелось, чтобы Бена не было дома. Я приехал сюда, желая выслушать его версию причины ареста, хотя сам так и не придумал, что и как ему сказать.

Выкинув сомнения из головы, я постучал в дверь. Дом был сложен из бледно-красного кирпича и, не особо красивый внешне, все же привлекал своей прочностью и солидностью. С огромным садом, опрятным, но без вычурности. Белые оконные рамы, темно-зеленая дверь. Я постучал еще раз, подождал, опять постучал. Когда и после третьей попытки никаких признаков жизни не обнаружилось, я повернулся, чтобы уйти. Впрочем, что-то меня остановило. То ли нежелание возвращаться назад, к прежнему безысходному ожиданию, то ли какая-то другая причина... К тому же, уж не знаю почему, коттедж не казался пустым.

Вдоль торцовой стороны бежала дорожка, уходившая за дом, и я зашагал по ней. На полпути в глаза мне бросились темные потеки, будто по земле что-то расплескали. Кровь. Я переступил через пятно и осмотрелся. Задний садик напоминал хорошо ухоженное поле. В глубине виднелась группа плодовых деревьев, а в тени сидела какая-то фигура.

Похоже, завидев меня, Бен ничуть не удивился. Возле него, на небрежно сколоченном столике, стояла бутылка виски. С края неструганой столешницы столбиком пепла свешивалась догорающая сигарета. Судя по уровню жидкости в бутылке и налитому кровью лицу Бена, он просидел здесь порядочное время. Пока я подходил ближе, Бен налил себе новую порцию.

– Если хочешь присоединиться, в доме есть стакан.

– Нет, спасибо.

– Я бы предложил тебе кофе, да только меня теперь и краном не подымешь. – Он взял со стола сигарету, критически ее осмотрел и тычком загасил. – Первый раз за четыре года. Как дерьма насосался.

– А я тебе стучу, стучу...

– Да слышал я. Просто подумал, что опять долбаная пресса пожаловала. Тут уже приходила одна парочка. Не иначе какой-то коп разболтал. – Он криво усмехнулся. – Не поверили, что я предпочитаю одиночество. Пришлось прозрачно намекнуть.

– Это что же, их кровь на тропинке?

– Да, известная утечка имела место, пока они не согласились довольствоваться моим молчанием. – Если бы не витиеватая речь и преувеличенно внятное произношение, я бы никогда не сказал, что он пьян. – Сволочи, – добавил Бен, потемнев лицом.

– Избиение репортеров не самая удачная мысль.

– Да кто говорит, что я их избивал? Просто вывел за границу частной собственности, вот и всё. – На физиономию Бена набежало облачко. – Слушай, мне очень жаль, что так получилось с Дженни, – вздохнул он. – Черт, извини. Сказал как-то бестолково, а?

Я еще не готов принимать соболезнования.

– Во сколько тебя отпустила полиция?

– Часа два-три назад.

– Почему?

– В смысле?

– Почему они тебя отпустили?

Бен взглянул на меня поверх стакана.

– Да потому, что я не имею к этому никакого отношения.

– А зачем же тогда решил напиться?

– Зачем?! А тебя когда-нибудь допрашивали за убийство? – Он горько хохотнул. – «Допрашивали»! Как же, держи карман шире! Они не допрашивают, они рассказывают. «Мы знаем, ты там был, видели твою машину. Куда ты ее увез, что ты с ней сделал?!» Это тебе, не шуточки, вот так-то. Даже отпускали с таким видом, будто сделали великое одолжение.

Он поднял стакан в насмешливом приветствии.

– И вот я опять свободный человек. Если не считать, что теперь люди будут на меня пялиться и думать: «А-а, нет дыма без огня...» Или: «Никогда мы ему не верили, и правильно делали».

– Да ведь ты же ни при чем...

У него на скулах заходили желваки, однако ответил он довольно спокойно:

– Верно, ни при чем. И к другим убийствам тоже отношения не имею.

Признаюсь, я вовсе не собирался его расспрашивать, но сейчас, оказавшись рядом, не смог удержаться. Бен вздохнул и повел плечами, расправляя ноющие мускулы.

– Ошибка вышла. Кто-то брякнул полиции, будто видел мою машину возле того дома, хотя это попросту невозможно.

– А если есть алиби, зачем ты сразу не сказал? Господи Боже, да на кой ляд вообще надо было делать вид, будто ты что-то скрываешь?

Бен отпил еще глоток.

– Потому что так оно и было. Да только скрывал я вовсе не то, что они себе вообразили.

– Вот как? Смею надеяться, овчинка стоила выделки... – Я не мог скрыть злости в голосе. – Черт возьми, Бен, полиция на тебя полдня убила!

Он скрипнул зубами, но тем не менее упрек принял.

– Я с женщиной встречался. Ты ее не знаешь, она живет... короче, она не из поселка. Я был у нее.

Тут до меня дошло.

– Она замужем...

– Да-а, замужем... Правда сейчас, когда полиция позвонила ее мужу, дескать, не подтвердит ли его благоверная, что была со мной в постели... Хм-м, не думаю, что у них все продержится долго.

Я промолчал.

– Да знаю, знаю. Надо было раньше об этом сказать, – быстро заговорил он. – Вот ей-богу, локти себе кусаю! И сам бы не мучился, и теперь бы не сидел не страдал, что все можно было сделать по-иному. Но ты же пойми: когда тебя вытащат из дому да бросят в каталажку, сразу и не сообразишь, что к чему...

Он потер осунувшееся лицо.

– И все потому, что кто-то ляпнул сдуру, будто видел мою машину.

– Да нет, не сдуру. Это Карл Бреннер.

Бен резко вскинул голову. В глазах появился задумчивый огонек.

– Старею, должно быть, – сказал он секунду спустя. – Черт, а я даже не подумал о нем.

Мы все дальше отходили от чуть было не разразившейся перепалки, молчаливо соглашаясь, что за язык нас тянул стресс.

– Я к нему домой ходил. Бреннер не признался, хоть я готов поклясться, что это он.

– От такого субчика признания не дождешься, и все равно спасибо.

– Я пытался не только из-за тебя. Мне хотелось, чтобы полиция занималась поисками Дженни, а не проверяла тупиковые версии.

– Что ж, я не в обиде. – Он посмотрел на стакан и отставил его в сторону. – Так, и что еще поведал твой друг инспектор?

– Сказал, что у тебя была связь с Салли Палмер. И про нападение на женщину тоже говорил...

Бен кисло рассмеялся.

– Ты смотри, всплыло. Ну да, было у нас с Салли кое-что. Секрета тут никакого нет, хотя мы и не особо выставлялись. Тем более что поселок у нас еще тот... Да ничего серьезного. Побыли чуток вместе; расстались друзьями. Вот и все дела. Ну а та история... Скажем так: ошибка молодости.

Должно быть, он прочел недоверие на моем лице.

– Да ты не подумай чего плохого. Никого я не трогал. Мне было восемнадцать, и я связался с одной женщиной, гораздо старше себя. Замужней.

– Опять?

– Ага, дурацкая привычка. Гордиться тут нечем. Но в ту пору... Я тогда знаешь как думал? «Кто хватится глотка от початой бутылки?» Во как! Молодой был... Весь из себя подарок... А потом решил порвать с ней, да не тут-то было. Она давай мне угрожать, я встал в позу, слово за слово... И тут – бац! – от нее заявление в полицию: дескать, пытался изнасиловать. – Он пожал плечами. – Короче, заявление она потом забрала. Да ведь грязь липнет так, что не отмоешь, верно? А на случай ежели тебя берут сомнения, почему я об этом молчал, то знай: я свою личную жизнь не афиширую и извиняться за нее тоже не собираюсь.

– Никто и не просит извиняться...

– Ну и чудненько. – Он выпрямился на стуле и выплеснул остатки виски в траву. – Вот такие дела. Мои страшные тайны. А теперь можно и прикинуть, что сделать с этой сукой Бреннером.

– Ничего ты с ним делать не будешь!

Бен медленно растянул губы в недоброй улыбке. Выпивка, судя по всему, начинала действовать.

– Ну, это мы еще посмотрим.

– Если ты ему что-то устроишь, то только взбаламутишь воду. Здесь на кону нечто большее, чем какая-то вендетта.

Лицо его темнело на глазах.

– Так мне что, просто забыть прикажешь?

– Сейчас – да. А уж потом... – От мысли, что это самое «потом» могло означать на деле, заныло в груди. – Когда они поймают похитителя, можешь делать что хочешь.

Бен обмяк.

– Ты прав. Что-то я соображать плохо стал... Впрочем, теперь есть чего ждать. – Он задумчиво помолчал. – Ты не думай, я ведь не просто с обиды так сказал. Однако тебе не приходило в голову, с какой стати Бреннер решился оговорить меня?

– В смысле, что дело не только в твоем аресте?

– Я к тому, что у него могло быть несколько причин. Типа прикрыть свой зад...

– Мыслишка такая имелась, не отрицаю. Но не у одного же тебя алиби. Маккензи говорит, что Бреннера уже проверяли.

Бен внимательно изучал свой стакан.

– А он не сказал, что за алиби такое?

Я попытался припомнить.

– Нет.

– Ну, братец, ставлю пенни против фунта, что это семейка за него вступилась. Круговая порука, как в банде.

Кстати, вот одна из причин, почему мы так и не упекли его за браконьерство. Плюс к тому типчик он скользкий. Его на испуг не возьмешь.

Пока он говорил, сердце у меня колотилось все сильнее и сильнее. Бреннер – охотник, браконьер. Известен своей агрессивностью. Антиобщественный элемент. А с учетом, что убийца склонен расставлять ловушки и уродовать зверей, не говоря уже про женщин, Бреннер подходит под этот психологический профиль. Маккензи, конечно, не идиот, но раз нет ни доказательств, ни мотива, у него нет и причин подозревать Бреннера больше других.

Пока имеется алиби...

Кажется, Бен что-то сказал, да я не расслышал. В голове бешено кипели мысли.

– А интересно, когда Бреннер выходит на охоту? – спросил я.


Содержание:
 0  Химия смерти : Саймон Бекетт  1  Глава 2 : Саймон Бекетт
 2  Глава 3 : Саймон Бекетт  3  Глава 4 : Саймон Бекетт
 4  Глава 5 : Саймон Бекетт  5  Глава 6 : Саймон Бекетт
 6  Глава 7 : Саймон Бекетт  7  Глава 8 : Саймон Бекетт
 8  Глава 9 : Саймон Бекетт  9  Глава 10 : Саймон Бекетт
 10  Глава 11 : Саймон Бекетт  11  Глава 12 : Саймон Бекетт
 12  Глава 13 : Саймон Бекетт  13  Глава 14 : Саймон Бекетт
 14  Глава 15 : Саймон Бекетт  15  Глава 16 : Саймон Бекетт
 16  Глава 17 : Саймон Бекетт  17  Глава 18 : Саймон Бекетт
 18  Глава 19 : Саймон Бекетт  19  Глава 20 : Саймон Бекетт
 20  Глава 21 : Саймон Бекетт  21  Глава 22 : Саймон Бекетт
 22  Глава 23 : Саймон Бекетт  23  вы читаете: Глава 24 : Саймон Бекетт
 24  Глава 25 : Саймон Бекетт  25  Глава 26 : Саймон Бекетт
 26  Глава 27 : Саймон Бекетт  27  Глава 28 : Саймон Бекетт
 28  Глава 29 : Саймон Бекетт  29  Глава 30 : Саймон Бекетт
 30  Глава 31 : Саймон Бекетт  31  Эпилог : Саймон Бекетт
 32  Использовалась литература : Химия смерти    



 




sitemap