Детективы и Триллеры : Триллер : Три недели страха Three Weeks to Say Goodbye : Си Бокс

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  81

вы читаете книгу

Практически сразу после того, как Джек и Мелисса Мак-Гуэйн удочерили девятимесячную Энджелину, биологический отец девочки захотел вернуть ее себе. Обеспокоенные Мак-Гуэйны не верят, что им руководит неожиданно проснувшийся родительский инстинкт. И действительно, вскоре они оказываются втянутыми в опасную кровавую игру, сути которой до конца не понимают. События развиваются с бешеной скоростью и приобретают все более зловещую окраску, пока не становится очевидным, что Джек и Мелисса могут погибнуть. Сумеют ли они уцелеть, а главное, сохранить жизнь очаровательной Энджелины?..

Посвящается Марку, Дженни… и всегда Лори.

ДЕНВЕР

Глава 1

Наступило утро субботы, 3 ноября. Первое, что я увидел, войдя в свой кабинет, — мигающий индикатор пропущенных вызовов на моем телефонном аппарате. Так как я покинул здание вчера поздно вечером, это означало, что кто-то звонил ночью. Странно.

Меня зовут Джек Мак-Гуэйн. Мне тогда было тридцать четыре года, и моей жене Мелиссе — столько же. Думаю, вы слышали мое имя или видели мое лицо в передаче новостей, хотя, учитывая происходящее в мире, я могу понять, если вы не обратили на меня внимания в первый раз. Наша история во всеобщей картине вещей — капля в море.

Я работал специалистом в отделе путешествий денверского Бюро конференций и посетителей — городского агентства по развитию туризма в Денвере. В каждом большом городе есть такое. Работал я тяжело, задерживался допоздна, а в случае надобности приходил и в субботу. Для меня это было важно. Понимаете, я не самый образованный и не самый смышленый парень в мире. Мое прошлое не делает меня подходящим для этой работы. Но мой козырь в том, что я тружусь усерднее других. Я отрава для учреждения, битком набитого бюрократами, и горжусь этим.

Прежде чем что-либо сделать, я нажал кнопку голосовой почты.

— Джек, это Джули Перала из агентства…

Я уставился на микрофон. Голос был напряженный и настороженный — совсем не похожий на доверительный и сочувствующий голос Джули Перала из агентства по усыновлению, с которой Мелисса и я проводили часы в долгом процессе усыновления Энджелины, нашей девятимесячной дочки. Моей первой мыслью было, что мы задолжали деньги еще кому-то.

— Джек, мне очень не хотелось звонить тебе на работу в пятницу. Надеюсь, ты получишь сообщение и сможешь сразу мне перезвонить. Я должна поговорить с тобой немедленно — если можно, до воскресенья.

Она оставила номера агентства и своего сотового телефона, и я записал их.

— Джек, мне так жаль, — добавила Джули и после нескольких секунд молчания, как будто она хотела что-то сказать, но не могла, положила трубку.

Я сел на свой стул, прослушал сообщение снова и уточнил время. Звонили в пятницу вечером, без четверти девять.

Сначала я попробовал позвонить в агентство и не удивился, когда услышал автоответчик. Потом набрал номер сотового телефона.

— Да?

— Джули, это Джек Мак-Гуэйн.

— О!

— Ты просила позвонить немедленно. Твое сообщение меня напугало. Что происходит?

— А ты не знаешь?

— Откуда мне знать?

В ее голосе слышались гнев и паника.

— Мартин Дирборн не звонил тебе? Он твой адвокат, не так ли? Наши адвокаты хотели обратиться к нему. О боже!

Мое сердце забилось быстрее, а трубка в руке стала скользкой.

— Джули, я ничего не знаю. Дирборн мне не звонил. Пожалуйста, объясни, в чем дело.

— Господи, как мне не хочется рассказывать тебе!

— Рассказывать что?

Пауза.

— Биологический отец хочет вернуть Энджелину.

Я заставил ее повторить фразу, думая, что толком не расслышал.

— Хочет вернуть? Но мы усыновили ее. Она теперь наша дочь. Кому интересно, что он хочет?

— Ты не понимаешь — это сложно.

Я представил себе Мелиссу и Энджелину дома обычным субботним утром.

— Конечно, мы этим займемся, — сказал я. — Тут какое-то большое недоразумение. Все будет в порядке. — Несмотря на мои слова, во рту у меня появился привкус металла.

— Биологический отец никогда не подписывал отказа от родительских прав, — объяснила Джули. — Мать подписала, а он нет. Ситуация на самом деле ужасная. Твой адвокат должен все тебе растолковать. Я не хочу этого делать, так как не обладаю достаточной квалификацией. Как я сказала, это сложно.

— Такого не может быть, — заявил я.

— Мне очень жаль.

— Это не имеет смысла. Она пробыла с нами девять месяцев. Биологическая мать выбрала нас.

— Знаю. Я была там.

— Мы заплатили за ребенка или нет?

Джули долго молчала.

— Джули, ты здесь?

— Да.

— Встретимся сейчас в твоем агентстве.

— Я не могу.

— Не можешь или не хочешь?

— Не могу. Я не должна была даже говорить с тобой. Не должна была звонить. Адвокаты велели избегать прямых контактов, но я решила, что нужно…

— Почему ты не позвонила нам домой?

— Я боялась. Ты не знаешь, как мне хотелось стереть сообщение, которое я оставила.

— Очень это ценю, — сказал я, — но ты не можешь устраниться. Мне нужно понять, что ты говоришь. Ты должна растолковать мне все поточнее, чтобы придумать, как заставить этого парня убраться к черту.

Я услышал отрывистые звуки и подумал, что нарушена связь. Потом понял, что она плачет.

— На Саут-Уодсуорт есть ресторан «Восход», — наконец заговорила Джули. — Я могу встретиться там с тобой через час.

— Возможно, я немного опоздаю. Я должен заехать домой за Мелиссой. Она захочет это услышать. И мы, вероятно, возьмем с собой Энджелину.

— Я надеялась… — Она не договорила.

— Надеялась на что? Что я не приведу их?

— Да. Это все затруднит… Я надеялась встретиться с тобой наедине.

Я швырнул трубку и записал адрес ресторана.


Я почувствовал приближение Линды ван Джир, прежде чем она заглянула в мой кабинет. Ощущение присутствия предшествовало ее появлению. Во многом был повинен очень сильный аромат ее духов, который она словно вела перед собой на поводке, как трио маленьких собачонок. Линда была моим боссом.

Мелисса однажды назвала ее «карикатурой на женщину». Линда была яркой, импозантной особой, обильно пользующейся косметикой, с зачесанными назад жесткими волосами, напоминающими пластины доисторического динозавра. Она выглядела так, словно носила костюмы с подложенными плечами, но в действительности плечи были ее собственными. Ее губы были ярко-красными и оставляли четкую линию помады на передних зубах, которую она часто облизывала острым язычком. Линда, как и многие, кто работает на рынке международного туризма, некогда мечтала стать актрисой или какой-либо другой знаменитостью из тех, кто судит любителей на певческих реалити-шоу. Ее не слишком жаловали женщины в нашем офисе и многие в туриндустрии, но я с ней ладил.

— Привет, дорогой, — сказала Линда, просунув голову в дверь. — Вижу, ты нашел инструкции.

Я даже не заметил их, но они были — объемистый конверт с деловыми бумагами, которые пахли ее духами, сигаретным дымом и пролитым вином.

— Они здесь.

— Пара из них горячие, — продолжала Линда с фальшивым энтузиазмом. — Они обожгут тебе пальцы, когда ты к ним притронешься. Давай встретимся по этому поводу через полчаса. — Она окинула меня взглядом. — У тебя все в порядке?

— Нет, не все.

Я не хотел вдаваться в детали, но чувствовал, что должен объяснить ей ситуацию, дабы отложить встречу.

Линда слушала с блестящими глазами. Она любила драму, а я предоставил ей ее.

— Какой-то парень хочет получить опеку над твоей малышкой? — спросила она.

— Да, но я собираюсь бороться.

— Твоя жена помешалась на детях, — сказала Линда. — Никогда не могла этого понять. — У нее не было детей, и она демонстрировала, что не хочет их заводить.

Я понимающе кивнул. Это была скользкая тема.

— Слушай, — продолжала Линда, — ты знаешь, что я в понедельник улетаю с шефом на Тайвань. Мы должны во всем разобраться до этого. Я специально вытащила свою задницу из кровати, чтобы встретиться с тобой этим утром. Нам нужно поговорить.

— Мы обязательно поговорим, — заверил я ее. — Я позвоню тебе, как только повидаюсь с Джули Перала, — все, о чем я прошу.

— Это немало, — сердито сказала она.

— Если хочешь, я встречусь с тобой у тебя дома.

— Рассчитываю на это. — Линда повернулась на каблуках и зашагала по коридору — ее туфли стучали, как барабанные палочки.


Мелисса возилась на полу с Энджелиной, когда я вошел в комнату. Прежде чем я успел заговорить, она спросила:

— Что не так?

— Звонила Джули Перала. Она говорит, что возникла проблема с усыновлением.

Мелисса побледнела, переводя взгляд с меня на Энджелину.

— Она сказала, что отец хочет забрать ее.

— Забрать? — Мелисса повысила голос. — Он ни разу ее не видел!

Я встретил Мелиссу тринадцать лет назад, когда мы оба были студентами университета штата Монтана. Она была худощавой черноглазой брюнеткой — привлекательной, умной, спортивной, самоуверенной, с высокими скулами и полными губами, выдающими все ее мысли. Я увлекся ею сразу. Я ощущал, когда она входит в переполненную комнату, еще не увидев ее. Но тогда у Мелиссы была длительная связь с футбольной звездой курса. Они были необычайно красивой парой, и я ненавидел его всей душой. Я чахнул по Мелиссе — мысль о ней будила меня по ночам. Когда стало известно об их разрыве, я сказал моему другу Коуди, что собираюсь жениться на ней. Он посоветовал мне выбросить это из головы, пойти напиться и лечь спать. Вместо этого я стал ухаживать за Мелиссой. Она считала меня надежным и забавным. К своему удовольствию, я обнаружил, что способен рассмешить ее. Все, что я хотел и хочу спустя все эти годы, — сделать Мелиссу счастливой. Когда через три года мы поженились, она заявила, что хочет детей. Это было следующим логичным и легким шагом. Вернее, мы так думали.

Теперешнее выражение ее лица сокрушило меня и вызвало желание кого-нибудь избить.

Я подошел и взял на руки Энджелину, которая радостно запищала. До того, как эта малышка вошла в нашу жизнь, я не знал, насколько сильно способен любить. Она была очаровательной — темноволосой и румяной, с большими и широко открытыми, как будто постоянно удивленными, глазами. Когда Энджелина просыпалась и поднимала головку с подушки, волосики у нее торчали в разные стороны. У нее было четыре жемчужных зуба — два сверху и два снизу. Но самым лучшим был ее смех, начинающийся глубоко в животе и постепенно охватывающий все тело. Смех был заразительный — мы начинали смеяться тоже, и тогда Энджелина хохотала еще сильнее, пока не изнемогала. Мы даже обращались к нашему педиатру, но он только рукой махнул. Недавно Энджелина научилась говорить «па» и «ма». На меня она смотрела, как на самое огромное и сильное существо на планете, пробуждая желание защитить ее от всего и всех. В ее глазах я был богом, который не мог бы совершить ничего неправильного. Я не хотел ее разочаровывать, но чувствовал, что, принеся эти новости, сделал это.


Я подумал, что неправильно понял адрес или название заведения, так как, когда мы вошли, я не мог найти Джули Перала ни за одним из столиков и ни в одной кабинке. Я уже достал телефон, чтобы позвонить ей, когда увидел ее машущей рукой из отдельного кабинета сзади, предназначенного для встреч и вечеринок.

Джули Перала была широколицей и широкобедрой, с мягким взглядом и утешительной профессиональной улыбкой. В ней было нечто одновременно сострадательное и прагматичное, и нам она понравилась сразу, когда мы впервые встретились с ней так много месяцев назад. Она проявила сочувствие к нашей ситуации и рассказала куда больше о «размещении», чем те, с кем мы общались в других агентствах. Ничего не делало ее счастливее, сказала она нам, чем размещение, где удовлетворены все три стороны — биологическая мать, приемные родители и ребенок. Она вызывала доверие. Я также подметил в ней грубоватое чувство юмора и подумал, что она могла бы здорово разгуляться после нескольких порций выпивки.

— Кофе? — спросила Джули. — Я уже позавтракала.

— Нет, спасибо, — ответил я.

Мелисса прижимала к себе Энджелину и смотрела на Джули Перала так, как, я надеялся, никогда не будет смотреть на меня.

— Я знакома с администратором, — сказала Джули, отвечая на вопрос, который я собирался задать, — и знала, что смогу получить этот отдельный кабинет. Пожалуйста, закройте дверь.

Я повиновался и сел, пока она наливала кофе из термоса.

— Я очень рискую, встречаясь с вами, — продолжала Джули. — В агентстве убьют меня, если узнают. Нам советовали контактировать теперь только через адвокатов.

— Но? — подбодрил я ее.

— Но мне очень нравитесь вы и Мелисса. Вы хорошие, нормальные люди. Я знаю, как вы любите Энджелину. Поэтому я чувствовала себя обязанной поговорить откровенно.

— Я это ценю.

Мелисса продолжала сердито глазеть на нее.

— Если я окажусь виноватой, то буду очень огорчена, — сказала Джули. — Я надеялась, что мы сможем побеседовать накоротке, без адвокатов — по крайней мере, сейчас.

— Выкладывайте, — предложил я.

Ей понадобилась минута, чтобы подыскать слова.

— Не могу выразить, как скверно я себя чувствую в связи с возникшей ситуацией. Это никогда не должно было случиться с такой приятной парой, как вы.

— Согласен.

— Нам незачем утаивать от вас, что судья Джон Морленд связался с нами три месяца назад, — продолжала она. — Мы надеялись, что сможем уладить это, не беспокоя вас.

— Кто такой судья Морленд? — спросил я. — Биологический отец?

— Нет-нет. Биологический отец — его сын Гэрретт. Он учится в старшем классе высшей школы Черри-Крик. Ему восемнадцать.

— Невероятно, — промолвил я.

Джули пожала плечами:

— Согласна. Но если бы мы смогли уладить это друг с другом, то не были бы сейчас здесь. Не возникло бы никакой проблемы.

— Девяносто девять процентов, — сказал я. — Помните, вы назвали эту цифру, когда я спросил вас, подпишет ли биологический отец отказ от родительских прав?

Ее лицо омрачилось.

— Помню. И это правда. За свою жизнь я участвовала в почти тысяче размещений, и такое случается впервые. Мы просто не предполагали, что это возможно.

— Разве вы не говорили, что пытались найти биологического отца? — сердито спросила Мелисса. — И что он согласился подписать отказ?

Джули кивнула.

— Что же произошло?

— Мы отыскали его в Нидерландах, где он был на каникулах с матерью. Кажется, он гостил у родственников матери. С ним говорила моя сотрудница. Она объяснила ему ситуацию и позже рассказала, что он был удивлен. Он согласился подписать отказ и дал нам номер факса, по которому его можно найти. Мы отправили бумаги.

— Но он не подписал их, — сказал я.

— Мы упустили мяч. Женщина, которая контактировала с ним, ушла из агентства. Если бы кто-нибудь из нас мог предположить, что он откажется подписать, мы бы держали вас в курсе дела. Но насколько мы знали, он не жаждал быть родителем. Конечно, мы его не принуждали. Решить должен был он сам.

Мой гнев дошел до такой точки, что пришлось отвернуться.

— Юридически мы выполнили все необходимое, — почти виновато сказала Джули. — Мы поместили для него объявления и сделали все, что требовалось. Отсутствие подписанных бумаг не является необычным, так как судья по семейным делам всегда выписывает документы приемным родителям в таких случаях. В конце концов, мы не можем допустить, чтобы отсутствие биологического отца задерживало размещение.

— А вы контактировали с отцом Гэрретта? — спросил я. — Не поэтому ли он вмешался?

— Обычно мы не входим в контакт с родителями биологического отца. Это считается принуждением.

— Но вы знали о Джоне Морленде?

— Нет.

— Интересно, что не знала и мать Гэрретта, которая была с ним в Европе, когда ваше агентство его отыскало. Как она могла не знать?

Джули пожала плечами:

— Для меня это не имеет смысла, как и многое в этой ситуации. Может быть, она знала, но не хотела говорить мужу.

— Значит, судья Морленд появился на сцене, когда Гэрретт рассказал ему?

— Насколько я знаю, да.

— И тогда адвокаты Морленда связались с агентством.

Она посмотрела в пол.

— Да. Письмо от них пришло менее чем через десять дней после объявления. Если бы они подождали еще две недели, семейный суд гарантировал бы вам усыновление. Но время для вас неудачное.

— Похоже на то, — саркастически заметил я.

— Если вы и Мелисса решите не оспаривать права Морленда, наше агентство сделает все, что в наших силах, чтобы выправить для вас ситуацию.

— Что вы имеете в виду? — спросила Мелисса.

Джули вздохнула и посмотрела на нее:

— Я участвовала во встречах с нашим начальством и нашими адвокатами. Я знаю, что мы бы немедленно вернули все гонорары и бесплатно организовали новое размещение. Вы бы оказались во главе приоритетного списка на нового ребенка. Мы бы выплатили вам с Мелиссой большую компенсацию и принесли извинения. Все это в том случае, если сможем обойтись без суда и прессы. Думаю, вы согласитесь со мной, что последнее, чего хотели бы все, — это лишить детей шансов на будущее размещение в любящие семьи, которых такая ситуация может отпугнуть от усыновления.

— Это исключено, — сказала Мелисса скорее самой себе, чем Джули.

— Почему бы вашим адвокатам не связаться с нашими насчет этих встреч? — предложил я.

— Я думала, они уже это сделали.

— Мы ничего не слышали.

Джули пожала плечами:

— Я не адвокат.

— Мы тоже, — заметил я.

— Вы не понимаете, — сказала Мелисса. — Мы не можем потерять нашего ребенка.

Джули начала говорить, потом закусила губу и отвернулась.

— Мы не можем потерять нашего ребенка, — повторила Мелисса, но на этот раз ее голос был близок к крику.

— Судья Морленд могущественный человек, — негромко произнесла Джули. — У меня создалось впечатление, что он привык добиваться того, чего хочет.

— Расскажите мне о нем, — попросил я. — Хочу знать, с каким человеком мне придется бороться.

— Он богат. Насколько я понимаю, состояние принадлежит его жене. Судьям столько не платят. Многое вложено в недвижимость. Я говорю вам это, так как вы упомянули что-то насчет того, чтобы откупиться от Гэрретта. Не думаю, что вы можете это сделать. Судья выглядит приятным человеком — красивым, уверенным. Он сразу располагает к себе и вызывает желание понравиться ему, так как не хочется его разочаровывать.

— Когда я думаю, Джули, что вы втайне проводили все эти встречи и разговоры о нас, мне становится не по себе.

Она кивнула и снова отвела взгляд.

— Мы обсуждали его действия. Он очень озабочен тем, чтобы не повредить вам и Мелиссе.

— Как любезно, — усмехнулась Мелисса.

— Как вы уживаетесь сама с собой, Джули? — спросил я.

Она закрыла лицо руками и заплакала. Я чувствовал себя скверно, но не хотел брать свои слова назад.

Наконец, Джули схватила салфетку и вытерла глаза, измазав тушью щеку, на которой появилась полоса, похожая на шрам.

Мелисса с Энджелиной на руках поднялась.

— Я должна переменить ей подгузник, — сказала она, выходя. — Мы сейчас вернемся.

Мгновение мы сидели, не глядя друг на друга.

— Кое в чем вы в состоянии нам помочь, — заговорил я.

— В чем же?

— Будь вы на нашем с Мелиссой месте, вы оспаривали бы дело в суде? Зная то, что вы знаете, скажите: у нас есть шанс?

Джули печально покачала головой.

— Думаю, лучшее, на что вы можете надеяться, — это совместная опека. Но вряд ли вас это удовлетворит. На вашем месте я бы молила Бога, чтобы ребенка воспитывали Джон и Келли, а Гэрретт держался от него как можно дальше.

Я почувствовал, что у меня по коже забегали мурашки.

— Почему вы так говорите?

— С этим парнем что-то не так. Он меня пугает. Правда, я не могу выразить это словами…

— О господи! — вздохнул я.

Она поджала губы и посмотрела на свои руки.

— Когда он входит, кажется, будто температура в комнате падает на десять градусов. Он выглядит хитрым и каким-то бескровным. Я бы не доверила ему ребенка — и вообще кого бы то ни было.

Я склонился вперед.

— Понимаю, но есть ли у вас что-то, чем я мог бы воспользоваться? Слышали ли вы что-то о Гэрретте, что мы могли бы расследовать с целью доказать, что из него получится плохой отец?

Джули задумалась, поглаживая кофейную чашку.

— Думаю, у него были какие-то неприятности в школе. Однажды, когда мы встречались с Джоном, ему позвонили из школы Гэрретта, и он прервал встречу. Я не знаю, кто звонил и о чем, но судья был сильно расстроен.

— Это случилось в прошлом месяце? — спросил я, пытаясь не выказывать недовольства тем, что Морленды и агентство встречались за нашей спиной.

— Да.

— Что-нибудь еще?

— Одна вещь, но не более весомая. Когда мы рассматривали с ними вашу просьбу об усыновлении…

Я задохнулся от гнева, но она продолжала:

— …судья заметил, что у вас есть собака.

— Харри.

— Судья сказал, что они не могут держать животных, так как Гэрретт не ладит с ними. Мне эти слова показались странными. Не то что у него аллергия или он не ухаживает за животными, а именно не ладит с ними. По-моему, судья пожалел о сказанном.

— Это все? — спросил я.

— Да, — ответила она. — И все это звучит не слишком основательно.

— Спасибо. По крайней мере, я могу хоть за что-то ухватиться. Но это также внушает мне страх.

— Да. — Джули подняла голову и посмотрела на меня. — Думаю, единственный способ — как-то убедить Гэрретта подписать отказ от родительских прав.

Она глубоко вздохнула, бормоча, что ненавидит плакать при людях.

— Может быть, он нуждается в сильном убеждении, — добавила Джули.

— То есть?

Она склонилась над столом, блестя глазами.

— Будь Энджелина моей дочерью, я бы наняла пару байкеров или громил, которые припугнули бы его так, чтобы он с радостью подписал все что угодно. Он нуждается в убеждении, которое заставит его забыть о решительности отца.

Я откинулся назад. Тут было о чем подумать.

— Разумеется, я говорю гипотетически, — поспешно сказала Джули. — Не как представитель агентства или профессионал по размещению.

— Конечно, — кивнул я. — А его можно напугать?

Она помедлила, прежде чем ответить:

— Думаю, да.


По пути домой я сказал Мелиссе:

— Ты воспринимаешь это куда спокойнее, чем я предполагал.

— Какое там спокойствие, — отозвалась она. — Внутри я мертва. Ведь я не успела тебе сказать, что поступило телефонное сообщение от судьи Морленда. Он сказал, что придет завтра с сыном.

— Господи! — воскликнул я.

— Что нам делать?

— Собираюсь повидать Мартина Дирборна, — сказал я. — Пойду к нему домой. Не звони судье. Лучше сними трубку с рычага. Я позвоню тебе на сотовый, так что держи его при себе. Судья может отменить визит, если решит, что мы не получили сообщение, так как не ответили.

Мелисса разразилась жутким смехом, какого я никогда не слышал раньше и не хотел бы услышать снова. Это был фальшивый смех, наполненный страхом.

— Ты слышал, как говорят, будто перед смертью твоя жизнь проходит у тебя перед глазами? — спросила она.

— Да.

— Это происходит со мной теперь.


Мартин Дирборн, адвокат, занимавшийся нашими делами по усыновлению, стоял на подъездной аллее в черно-золотом свитере «Бизонов» Колорадо и грузил подушки для сидений и одеяла в багажник своего «мерседеса» класса «М», когда я подъехал в моем «джипе-чероки» десятилетнего возраста. Я помнил диплом Колорадского университета, висевший на стене его офиса, и отметил колорадский номер автомобиля. Дирборн был пухлым, рыжеватым и носил очки с толстыми стеклами, сильно увеличивающими его светло-карие глаза. У него были большая голова, глубокий бас и руки размером с окорока. Он покосился, когда я припарковал джип, так как, очевидно, сначала не узнал машину и водителя.

Выйдя из автомобиля, я увидел, как по его лицу пробежала тень, недвусмысленно сказавшая мне, что он знает, почему я здесь, но не хочет в этом признаваться.

Его жена, худощавая женщина с напряженным лицом, также облаченная в цвета «Бизонов», вышла из гаража, увидела меня и спросила:

— Кто это?

Мартин подал ей знак вернуться в гараж. Он изо всех сил пытался сделать лицо непроницаемым, пока я шел по аллее, но не добился успеха. Его жена театрально посмотрела на часы, и он сказал:

— Знаю. Мы успеем на матч.

— Я беспокоюсь не о матче, а о вечеринке.

— Не волнуйся — успеем и туда.

Она шагнула в гараж.

— Джек, — сказал Мартин, — это может подождать до понедельника. Мы с женой…

— Сукин сын! Сколько ты собирался ждать, чтобы сообщить нам?

— До начала рабочего дня в понедельник.

— Это слишком поздно, и ты это знаешь.

— Послушай… — Он понизил голос до официального адвокатского тона, которым привык впечатлять Мелиссу и меня. — Я ездил в Спрингс по важному гражданскому делу. Я не смог ответить на их звонки днем, так как мы были в суде.

Я шагнул к нему, и он отпрянул.

— У тебя не было перерывов? Нет помощников, которые могли бы позвонить от твоего имени?

Мартин отвернулся.

— Ты выглядишь виноватым, — сказал я. — Но тебе придется вытащить нас из этой передряги. Этот тип и его сынок завтра собираются к нам.

— Я бы посоветовал тебе быть вежливым. Боюсь, закон на его стороне.

Протянув руку, я схватил его за свитер, но тут же отпустил.

— Позвонить в полицию, дорогой? — донесся из гаража голос его жены.

— Нет, — ответил он. — Все в порядке.

— Значит, ты все об этом знаешь, — продолжал я. — Я бы посоветовал тебе притвориться нашим поверенным. Нам нужно немедленно отправиться в суд и что-то предпринять. Ведь существует ограничительный ордер или что-то в этом роде? Мы не можем это предотвратить?

— Я должен подумать, — промямлил Мартин.

— У нас нет времени.

Он повернулся ко мне — его лицо покраснело.

— Морленд — федеральный судья, Джек. Он назначен президентом и утвержден сенатом. Думаешь, он не знает законодательство? Он своего добьется. А у нашей фирмы полно дел до следующего месяца. Миллионные дела национального значения.

Мне хотелось ударить его. Но его жена все еще была в гараже и держала телефон, готовая позвонить в полицию.

— Он знает, что я твой адвокат? — спросил Дирборн.

— Нет, — ответил я, — потому что ты ни черта не сделал. Откуда ему знать?

— Тебе нужно успокоиться и, боюсь, нанять нового адвоката. Я не подхожу для этого дела. Морленд — лучший друг мэра и губернатора.

— Ну и что?

— То, что он не только знает законодательство, но и умеет с ним работать. Ты никогда не говорил мне, Джек, что собираешься выступать против Морленда.

— Я не знал.

— Думаю, ты должен успокоиться и посмотреть на это с его точки зрения.

— А я думаю, что ты уволен.

— Вот и хорошо.

— Девять один-один, — сказала его жена, подняв телефон, как тотем.


Я ехал к городскому дому Линды ван Джир в тумане гнева. Саму Линду я застал с распущенными волосами, снующей между аквариумом в гостиной и туалетом с дохлыми рыбками в руке. Дом был в беспорядке.

— Вот что случается, когда твоя работа связана с путешествиями и ты просишь соседа кормить твоих рыбок, а он об этом забывает и отправляется кататься на лыжах, — сердито сказала она. — Ты возвращаешься к аквариуму, полному дохлятины.

Я объяснил ей, что моя ситуация значительно ухудшилась после нашей прошлой встречи и мне придется отменить запланированную недельную поездку во Всемирную фондовую биржу туризма в Берлине.

Она застыла с мокрой золотой рыбкой в маленькой сетке.

— Значит, ты хочешь послать в Берлин кого-то другого?

— Да.

— Кого ты предлагаешь?

Наш отдел состоял из нас двоих. Я предложил Риту Грин-Беллардо — новую сотрудницу, которая работала чьим-то заместителем, но, похоже, ничего не делала.

— Я только что узнала, что Рита ждет ребенка, — возразила Линда. — Она возьмет отпуск по беременности, а потом уволится. Я слышала, как она говорила об этом подруге. Мы не можем на нее полагаться.

Я назвал имя Пита Мэксфилда, который возглавлял отдел связей со средствами массовой информации. Пит иногда работал с журналистами-международниками и мог иметь необходимый опыт. Но Линда не одобрила и его.

— Пит гончая собака, — сказала она. — Он проведет все время, лакая немецкое пиво и пытаясь затащить в свой гостиничный номер глухую, немую и слепую немецкую девушку, а если ему это не удастся, истратит командировочные деньги на проституток. Это наш самый важный рынок. Мы не можем посылать туда кого угодно. Единственный выбор — я, и ты это знаешь.

Я знал, но не хотел говорить.

— Но я буду на Тайване, — продолжала Линда, — и не могу находиться сразу в двух местах.

Я понимал, куда клонит Линда.

— Ты должен провести встречу с Мэлколмом Харрисом, — закончила она.

Мэлколм Харрис был владельцем британской туристической компании под названием «АмериКанские приключения» — каламбур из слов Америка и Канада, — которая отправляла тысячи английских туристов в Северную Америку. Компания была самым важным туроператором для Денвера и Горного Запада. Нам было приказано обращаться с Харрисом как с богом, несмотря на его репутацию сварливого, вздорного и самодовольного типа, уверенного, что он знает об Америке больше любого американца. Он ожидал, что к нему будут всячески подлизываться, и эти ожидания оправдывались. Любые его требования становились приоритетными для нашего офиса и всех агентств региона. Линда цеплялась к нему, как скрепка, когда работала на европейском рынке, внимала каждому его слову, смеялась каждой его шутке и смотрела на него, как выразился один из ее недоброжелателей, «глазами Нэнси Рейган».[1]

— Как тебе известно, — сказала она, — Харрис подумывает об основании американского центра для резервирования своих туров и присматривается к трем городам — Нью-Йорку, Лос-Анджелесу и Денверу. Мы на первом месте из-за нашего местоположения. Если центр организуют здесь, мы добьемся благожелательного отношения мэра, так как он убедится, что наши усилия способствуют не только развитию туризма, но и создают рабочие места. Я уверена, что Харрис встречается с представителями Лос-Анджелеса и Нью-Йорка. Если ты не появишься в Берлине, чтобы убедить его выбрать Денвер, мы здорово на этом погорим.

Последовала напряженная пауза.

— Выходит, мэр знает об этом? — спросил я.

— Это фигурировало в моем докладе ему в прошлом месяце. Шеф его персонала на прошлой неделе прислала мне имейл, спрашивая, прибрали ли мы к рукам «АмериКан». Ты же знаешь, дорогой, что каждый раз, когда городской бюджет трещит по швам, кто-нибудь предлагает урезать международный туризм. От нас избавиться легче всего, так как все думают, что у нас шикарные контракты, самолеты по всему миру и так далее. Тэб Джоунс нас не любит, но он видит в нас средство для своих путешествий, поэтому не ликвидирует отдел. Однако как только возникают неприятности с бюджетом, мне приходится выходить на ковер и бороться. Я показываю им факты и цифры, а в прошлый раз сказала, что «АмериКан» может открыть здесь компанию. Тэб и мэр сразу возбудились, так как туристы — это призраки, а здание и рабочие места — что-то, на чем можно заслужить репутацию. Ты меня слушаешь?

— Да, — сказал я.

— Если ты не поедешь, то мы можем проститься с отделом и работой. А мне они нужны.

— Мне тоже.

Я не шутил. Так как Мелисса ушла с работы, чтобы находиться дома с дочкой, мы едва могли выплачивать ссуду. Если я потеряю работу, мы окажемся в отчаянном положении. Особенно учитывая нынешнюю ситуацию, когда нам, вероятно, придется доказывать в суде, какие мы замечательные родители. От моей работы зависело все.

Линда шагнула назад, окидывая меня взглядом.

— Значит, ты понял меня?

— Да, — ответил я. — Я поеду в Германию и встречусь с Мэлколмом Харрисом.

— Ты хороший парень, Джек, — улыбнулась она. — Я знала, что ты согласишься. Давай займемся документами.

Когда я складывал бумаги в портфель, Линда спросила:

— Разве у них нет других детей?

— Дело не в том, — с жаром отозвался я. — Это же не замена одной модели на другую.

«Как она не понимает?» — думал я.

Линда махнула рукой.

— Ну, удачи тебе с твоей детской историей.


Детская история…

Мы испробовали все, лишь бы Мелисса забеременела. Она изучала медицинскую литературу, пользовалась библиотеками и Интернетом, став подкованной в этой теме не хуже и даже лучше многих врачей. Секс стал моей второй работой. Мелисса отмечала розовыми сердечками на настенном календаре дни наших совокуплений. Сердечек было много. Три недели подряд мы занимались сексом каждое утро, а еще три недели — каждый вечер. Однажды, когда мы отправились на ланч в город, Мелисса предстала передо мной с голыми ногами и сказала, что не надела нижнее белье и сняла номер на день в соседнем отеле. Я едва мог есть, так как был одновременно возбужден и встревожен, указав Мелиссе, что меня могут узнать и подумать, будто я встречаюсь с любовницей. Но она засмеялась и отмахнулась от этого предположения. В лифте по пути на наш этаж Мелисса начала раздеваться. Я отреагировал соответственно, и она потрогала меня сквозь брюки.

— Все-таки ты возбудился?

Естественно, я возбудился. Я был очень привязан к жене — она была моим идеалом, и я говорил ей это много раз.

— Тогда почему мы не можем завести ребенка, Джек? — спрашивала Мелисса.


Доктора звали Киммел. Он был худощавый, атлетически сложенный и выглядел въедливым. Когда мы наконец расположились в его кабинете, чтобы взглянуть на анализы, он подтвердил то, о чем Мелисса уже догадалась. Виноват был я.

— Представим это таким образом, — сказал доктор, слегка повернувшись на своем табурете в мою сторону, но не совсем лицом ко мне. — Вообразите, что вы пулеметчик, но не слишком хороший. Точнее, паршивый. Худший во всей армии.

Киммел сделал паузу.

— Поэтому я стреляю холостыми, — отозвался я. — Благодарю за комплимент.

Я почувствовал, как взгляд Мелиссы скользнул по моему профилю.

— Конечно, есть альтернатива, — продолжал Киммел. — В наш век больше не существует мужского бесплодия. Мы можем изолировать сперматозоиды. — Он рассказал про соответствующие процедуры, лекарства, оплодотворение в пробирке.

Мы преисполнились надеждой и попробовали все одно за другим. У Мелиссы было три выкидыша. Наш брак превратился в разочарование. Мы ели в молчании и проводили часы в одной комнате, не глядя друг на друга. Мелисса втайне порицала меня, а я — ее. Но ее эмоции чаще вырывались наружу. Иногда она смотрела на меня, словно оценивая мою мужественность и характер, а я срывался и говорил нечто саркастическое и жестокое, о чем сразу же сожалел. Однажды я предположил, что если бы мы не старались так усердно и не делали миссией всей нашей жизни завести ребенка, то, возможно, снова были бы счастливы. После этого Мелисса не разговаривала со мной несколько недель. Я боялся, что она может оставить меня.

Наконец, Мелисса сказала:

— Давай усыновим ребенка.

Мы не обсуждали это. Я доверял ее суждению. Облака, годами омрачавшие нашу жизнь, рассеялись, и солнце засияло вновь.

В агентстве Джули Перала объяснила нам, что существуют три рода усыновления: международное, закрытое и открытое. Мы выбрали открытое. Но были разные уровни открытости — от встречи с биологической матерью (наше предпочтение) до договора о последующем посещении ребенка с ней и ее семьей.

Биологической матерью была пятнадцатилетняя девчонка по имени Бриттани — бледная, веснушчатая и слегка толстоватая даже до беременности. Каждым вторым ее словом было «вроде бы» — например, «я вроде бы прибавляю в весе» или «вроде бы скверно, когда по утрам тошнит». Причина, по которой она выбрала нас, заключалась в том, что мы были молодыми, бездетными и выглядели «спокойными» и «спортивными». Мы смотрели сквозь пальцы на дерзость Бриттани. Она знала, что нужно Мелиссе, которую считала бесплодной и потому говорила с ней свысока. Однажды, когда Мелисса вышла из комнаты, я склонился к Бриттани и сказал:

— Это не она, а я.

Впрочем, говоря откровенно, в нашем необъяснимом бесплодии, по всей вероятности, были виноваты мы оба. Но я не говорил это Бриттани.

К условиям, касающимся усыновления, мы оба были чувствительны — особенно Мелисса. Часто небрежно употребленное слово могло глубоко ранить. Например, Бриттани была биологической, а не «настоящей» или «природной» матерью. Мать Энджелины — Мелисса. Точка. Бриттани не «отдала своего ребенка для усыновления» — она поместила его к приемным родителям. Людям свойствен инстинкт совать нос в чужие дела. Я старался не злиться, когда они спрашивали: «Откуда у нее эти черные глаза?» (у меня глаза голубые, а у Мелиссы — зеленые) или «Какие у нее густые и темные волосы!» (мои рыжевато-каштановые, а у Мелиссы — русые). Мы научились отвечать неопределенно: «Это было в семье». Мы не лгали — просто не говорили, в чьей семье.

Конечно, мы могли бы задать побольше вопросов о биологическом отце. Но нас заверили в агентстве, и мы поняли из разговоров Мелиссы с Бриттани, что юноша более не фигурирует на сцене. Бриттани даже называла его не иначе как «поставщик спермы» и говорила, что он игнорирует ее звонки. Она никогда не упоминала, что он уехал из страны, что привело нас к мысли, будто она просто не знает, где он. Бриттани сказала Мелиссе, что он ничего для нее не значит. Она была пьяна, и все произошло на заднем сиденье его машины.

Энджелине исполнилось девять месяцев. Она была здоровой, веселой, любящей, научилась говорить «па» и «ма» и привязалась к нашему старому черному лабрадору Харри — последнему реликту моей холостяцкой жизни, который стал спать под колыбелькой, охраняя девочку. Все было в порядке.

И все рухнуло в один миг.


Есть некая красота в чистой рутине, иначе я не уверен, чтобы мы смогли пережить этот вечер, когда я наконец вернулся домой.

Я уверен, что мы ели.

Возможно, мы смотрели телевизор.

Я помню, что играл с Энджелиной на полу. Она любила фермерский набор «Фишер-Прайс». Энджелина забирала всех животных, фермера и его жену, а я был только коровой. Зверинец Энджелины проводил все время, говоря корове, что делать. Корова проводила все его (ее?) время, пытаясь рассмешить Энджелину. Но мое сердце в этом не участвовало.

Я также помню бессвязную дискуссию с Мелиссой на тему «Они никогда не заберут ее». В середине разговора Мелисса отошла к телефону в кухне и положила трубку на рычаг, проверяя, нет ли новых сообщений. Я видел, как расширились ее глаза, скривился рот, а рука нажала кнопку воспроизведения звука.

Голос был мужской, зрелый и сочувствующий.

— Джек и Мелисса, мне очень не хотелось звонить вам. Это судья Джон Морленд. Вы знаете, почему я звоню, и поверьте, это также трудно для меня, как и для вас. Никто не ожидает оказаться в подобной ситуации. Я глубоко об этом сожалею. Но надеюсь, вы поймете и ситуацию, в которую попала моя семья. Энджелина — наша первая внучка и ребенок моего сына. Уверен, что вы проверяете сообщения, хотя не берете трубку. Мы будем у вас дома завтра в одиннадцать утра. Не беспокойтесь — мы приедем просто познакомиться и поговорить с вами. Нет причин волноваться и паниковать. Это будет разговор взрослых людей, которые оказались в трудном положении не по своей вине.

Мелисса и я обменялись взглядами. Я видел, как на ее лице отразилось облегчение, а плечи расслабились.

— Шериф округа осведомлен о моем завтрашнем визите, — продолжал судья. — Сожалею, что мне пришлось связаться с ним, но, думаю, лучше для всех — особенно для ребенка, — если наша встреча пройдет под присмотром властей. Не беспокойтесь — он не приедет с нами. Но он будет доступен, если ситуация станет трудной. Не то чтобы я этого ожидаю… Я уважаю вас обоих и восхищаюсь вами. И я думаю, что существует разумное решение нашей дилеммы. Надеюсь, вы выслушаете меня. Благословит вас Бог, и доброй вам ночи. Увидимся завтра.

Щелк.


Той ночью, когда мы лежали в кровати без сна, я встал и подошел к стенному шкафу. На верхней полке, спрятанный в старой одежде, лежал кольт 45-го калибра, принадлежавший моему деду. Оружие, которое завоевало Запад. Мне было бы приятно сказать, что дед передал мне его во время церемонии, наполненной глубоким смыслом, но в действительности я украл револьвер, помогая отцу перевозить деда из его дома в Уайт-Салфер-Спрингс в лечебницу в Биллингсе. Дед так и не узнал об исчезновении револьвера и тогда не спрашивал о нем. Позже, когда он впал в маразм, сиделки говорили, что он требовал свое оружие, но они не собирались искать его.

Револьвер был неуклюжий и тяжелый, с шестидюймовым дулом, заряженный пятью древними патронами. Отполированная годами рукоятка была сделана из ясеня. Барабан был очищен от ржавчины благодаря многократному вытаскиванию из кобуры и вкладыванию назад.

— Что ты делаешь? — спросила Мелисса.

— Ничего, — ответил я.

Глава 2

В воскресенье Мелисса выглядела одновременно красивой и испуганной. У нее были веснушки на носу и щеках, которые я всегда находил по-детски наивными и привлекательными. Волосы до плеч были замысловато причесаны. Она провела часы, выбирая, что надеть, пока не нашла сочетание, придававшее ей силу и уверенность. Мелисса долго размышляла, надевать ли ей брюки, но в итоге предпочла свитер, бежевую юбку и простую безрукавку. Ее ноги казались длинными, крепкими и загорелыми. Ей хотелось выглядеть приятно, но не слишком — не настолько, чтобы биологический отец сумел бы поставить ей это в упрек, сказала она.

Я надел джинсы, повседневную рубашку и голубой блейзер. Тоже приятно, но не слишком. Мелисса попросила меня сменить старые ковбойские сапоги на туфли, не желая, чтобы меня приняли за работника с фермы. Когда дело доходит до таких вещей, я давно научился уступать. Думаю, уступчивость — один из секретов счастливого брака.

Энджелина была в белом платьице с кружевами и красными крапинками. Она выглядела как кукла — черные волосы, белая кожа, румяные щечки и поразительные темные глаза. Девочка любила меня и смотрела на меня, не замечая происходящего вокруг.

— Эти ублюдки заставляют нас проходить через это. — Мой голос был резким, и Энджелина сжала кулачки, готовая заплакать. — Все в порядке, малышка, — успокоил ее я.

Это была неправда, но она расслабилась. Энджелина верила моей лжи, и это разбивало мне сердце. Мелисса отнесла ее наверх для утреннего отдыха. Я надеялся, что, когда Энджелина проснется, наша жизнь снова станет нормальной и она никогда не узнает о том, что едва не произошло.


На улице появился голубой «кадиллак» последней модели и свернул на нашу подъездную аллею. Я разглядел внутри двух человек.

Гэрретт Морленд, сын судьи и предполагаемый биологический отец Энджелины, вышел первым и посмотрел на наш дом с выражением, которое я могу описать только как насмешливое презрение.


Гэрретт Морленд был смуглым, высоким, с точеными чертами лица, иссиня-черными волосами и глазами, похожими на коричневые стеклянные шарики. Глаза Энджелины на этом мальчишеском лице заставили мое сердце сжаться, и я ощутил привкус чего-то гнилого во рту. У Гэрретта были ненормально длинная шея и торчащий кадык, который двигался вверх-вниз одновременно с работой челюстных мышц. На белой коже лица выделялись тонкие красные губы, напоминающие порез бритвой, откуда вот-вот брызнет кровь. Он был одет так, как заставляют одеваться восемнадцатилетних парней перед походом в церковь, — темные брюки, туфли, рубашка с расстегнутым воротником и слегка великоватый блейзер, возможно принадлежащий отцу. Когда Гэрретт стоял, слегка склонившись вперед, покачиваясь на пятках и разглядывая дом из-под бровей, мне казалось, что он выглядит демонически.

Джон Морленд был таким же высоким и красивым, как кинозвезда. При возрасте лет в сорок пять у него было приятное мальчишеское лицо и длинные каштановые волосы, зачесанные запятой на лбу. Он выглядел как пресвитерианский священник, президент ротари-клуба или бывший волонтер Корпуса мира, все еще почитаемого в деревнях стран Азии и Африки. Кремовая рубашка отлично подходила к коричневому костюму. Морленд был слегка загорелым и имел родинку на щеке в том месте, где модель нарисовала бы мушку. В его осанке и походке ощущалась уверенность. Прежде чем постучать в нашу дверь, он обменялся с сыном многозначительным взглядом.

Я услышал, как Мелисса спускается по лестнице.

— Это они, — сказала она. — Я видела их сверху.

Я кивнул.

— Они оба красивые, — заметила Мелисса. — Могу понять, почему Бриттани связалась с Гэрреттом.

Я посмотрел на нее, пытаясь вспомнить, когда она в последний раз сделала такой комплимент.

— У меня упало сердце, когда я их увидела, — пробормотала она. — Я так хотела возненавидеть их с первого взгляда.

— И не смогла?

Мелисса быстро покачала головой.

— Я ненавижу то, почему они здесь. — Она подошла ко мне вплотную. — Помни, о чем мы говорили. Оставайся хладнокровным — сдерживай характер. Последнее, что нам нужно, — это рассердить их, особенно Гэрретта. Они необходимы нам, чтобы подписать бумаги. Не давай им причины задерживать подпись даже на секунду.

— Понял, — сказал я.

— Ты уверен?

— Да.

Когда мы открыли дверь, Джон Морленд широко улыбался. У него была сентиментальная обезоруживающая улыбка, но при этом он, казалось, нервничал. В одной руке он держал объемистый бумажный пакет, о котором словно забыл. Мне не приходило в голову, что они тоже могут нервничать. Осознав это, я почувствовал себя лучше.

Мы шагнули в сторону и пригласили их войти. Мелисса предложила кофе. Морленд ответил, что выпил бы чашечку, а Гэрретт мрачно покачал головой. Я не мог в нем разобраться. Он не встречался со мной взглядом, а его движения и осанка, казалось, имеют целью держать дистанцию между ним и остальными в комнате.

— Пожалуйста, садитесь, — сказал я, указывая на кушетку с кофейным столиком перед ней. Напротив я придвинул два больших стула для Мелиссы и меня. Стулья были немного выше кушетки, и мне хотелось, чтобы Морленду и Гэрретту пришлось сесть рядом и смотреть на нас снизу вверх. Я научился этому на деловых встречах. Это дает психологическое преимущество.

К несчастью, Морленд не попался на крючок и действовал так, словно не видел, как я указывал на кушетку. Он сел на один из стульев. Гэрретт развалился на кушетке с нескрываемым презрением к отцу, ко мне или к чему-то еще.

Мелисса оценила ситуацию, как только вернулась из кухни. Она могла либо занять доминирующую позицию на втором стуле, либо сесть рядом с Гэрреттом. Ее колебание было очевидным, и я воспользовался им, заняв место на кушетке. На ее подносе стояли чашки, которых я никогда не видел раньше, что меня слегка обеспокоило. Морленд взял одну из чашек.

— Я привез вам маленький подарок, — сказал он, протянув мне пакет. Я заглянул внутрь и увидел какие-то пирожные. Потом я передал пакет Мелиссе, которая поблагодарила посетителей, вышла в кухню и вернулась с пирожными на тарелке.

Я нарушил неловкое молчание, обратившись к Гэрретту;

— Приятно с вами познакомиться. Вы в этом году в выпускном классе? — Таким образом я показал, что кое-что о нем знаю.

— Да, в выпускном, — ответил он, скривив губы.

Когда мы выходили в свет или устраивали вечеринку, Мелисса всегда брала на себя инициативу. Я повернулся к ней и увидел, что, несмотря на улыбку, в ее лице нет ни кровинки. Она боялась говорить, боялась брать дело в свои руки. Я старался развить преимущество, которое, как мне казалось, приобрел, заговорив с Гэрреттом.

Последовал краткий разговор о погоде и транспортном движении на пути в наш район — незначительном на уик-энд. У Морленда был глубокий звучный голос и приятный южный акцент. Я попытался угадать происхождение судьи и поместил его где-то в Теннесси или Южной Каролине. Во время разговора он смотрел прямо на собеседника, и это меня успокаивало. Гэрретт и Мелисса молчали.

— Дороги будут свободными до вечерней игры, — сказал я. — Потом начнутся пробки.

Морленд улыбнулся и кивнул.

— У нас сезонные билеты. В течение пятнадцати лет я не пропускал ни одной игры «Бронкос» с «Рейдерами». Что касается меня, то мне все мало побед «Бронкос». Простите, вы не фанат «Рейдеров» — я не оскорбил вас?

— Я не фанат «Рейдеров», — ответил я, на мгновение пожалев об этом.

— Ну, — улыбнулся Морленд, — тогда между нами определенно есть нечто общее. С тех пор как я приехал сюда учиться в Колорадском университете в Боулдере, я узнал, как много значат «Бронкос» для тех, кто живет здесь. «Бронкос» — наш оселок, наш способ установления общих связей и интересов. Даже те, кто не любит футбол, следят за «Бронкос», так как выигрыш означает для каждого прекрасное настроение в начале недели, а проигрыш — ворчащих водителей и раздраженное обслуживание в магазинах.

После этого контроль над ситуацией перешел от меня к Джону Морленду.

Я пытался равняться на Мелиссу, но она не помогала мне. Вместо этого она внимательно наблюдала за Морлендом и Гэрреттом — особенно за последним. Несомненно, она замечала в его чертах сходство с Энджелиной, а может быть, старалась представить его в качестве биологического отца. Я видел, что Гэрретт украдкой бросает на нее взгляды — хищные взгляды, скользящие вверх от голых ног в сандалиях и лежащих на коленях рук к груди под белой безрукавкой и свитером. Мне с трудом удавалось заставить себя не реагировать на это.

— Думаю, нам лучше перейти к делу, — сказал я, вероятно, слишком резко. Довольно болтовни и взглядов на мою жену!

— Да, — почти печально произнес Морленд.

Казалось, комната внезапно стала стерильной.

Мелисса и Морленд выпрямились. Только Гэрретт остался в расслабленной позе на кушетке с рукой на валике, продолжая разглядывать что-то на потолке, когда не смотрел на Мелиссу.

— Насколько мы понимаем, — продолжал я, — вы связались с агентством по усыновлению по поводу нашей дочери Энджелины.

Морленд кивнул.

— Согласно данным миссис Перала из агентства, Гэрретт не желает подписывать бумаги, дающие нам полную опеку над Энджелиной. Это явилось для нас страшным потрясением. Агентство утверждает, что такое происходит у них впервые. Конечно, вы понимаете, что мы не представляли, что кто-то может ждать восемнадцать месяцев, а потом сделать заявление.

Гэрретт не смотрел на меня. Он по-прежнему чередовал изучение потолка с беглыми взглядами на мою жену. Морленд сидел неподвижно, но я видел по быстрой пульсации на его виске, что он становится возбужденным.

— Мистер Морленд, — сказал я, — мы любим Энджелину, и она любит нас. Мы единственные родители, которых она знает. Биологическая мать выбрала нас из нескольких весьма достойных пар, а мы сделали все возможное, чтобы обеспечить девочку любящей семьей и домом. Мелисса ушла с работы, чтобы посвящать ребенку все время. Она мать Энджелины. — Я не добавил, что я ее отец. Сейчас не было причин восстанавливать против нас Гэрретта, который, как мне казалось, на нашей стороне.

— Мы надеемся, что вы и Гэрретт, встретившись с нами и увидев наш дом, согласитесь подписать бумаги.

Мне нравилось то, как Морленд меня слушал, и я заметил, что его взгляд скользнул по комнате, когда я упомянул наш дом.

Меня ободрили его слова:

— У вас очень приятный дом, и я не сомневаюсь в вашей искренности.

Потом это пришло:

— Но…

Краем глаза я увидел, как Мелисса вздрогнула.

— … У нас другая точка зрения. — Морленд указал на Гэрретта. — Мой сын совершил ужасную ошибку. Мне стыдно за него. Его матери Келли стыдно за него. Ему самому стыдно за себя. Такое поведение — черное пятно на нашей семье. Тогда у него были плохие друзья, и они сбили его с толку. Больше он с ними не дружит. Вот почему мы отослали его на время. Мы хотели, чтобы он повзрослел и стал мужчиной. Но Гэрретт и наша семья, мы не можем избежать ответственности за его глупое поведение в юности. С этой ситуацией мы должны разбираться сами, в кругу семьи. Мы хотим воспитывать нашего ребенка в нашей семье.

Я не мог найти слов. «Нашего ребенка»!

— Мистер и миссис Мак-Гуэйн, — продолжал Морленд, склонившись вперед на стуле и переводя взгляд с меня на Мелиссу, — думаю, вы знаете, что я федеральный судья. Я известен, как строгий, но справедливый блюститель закона. Я верю в ответственность за свое поведение. Если я хочу что-нибудь передать моему сыну, так это чувство ответственности. Гэрретт ответствен за зачатие и рождение этого ребенка. Пожалуйста, не поймите меня превратно. Я ничего не имею против вас или вашей жены. Очевидно, вы любите девочку и предоставили ей чудесный дом и чудесное окружение. Мне жаль, что это произошло. Я искренне сожалею. Мы не знали о нашей внучке, пока я не нашел письма из агентства по усыновлению в комнате Гэрретта. Он даже не вскрыл их. — Судья бросил испепеляющий взгляд на сына, который закатил глаза. — Уверен, что вам могли бы предложить и других детей?

Его слова звучали почти рассудительно.

«Ну, Мелисса! — мысленно взмолился я. — Скажи что-нибудь!» Но она вместо этого изучала Морленда с холодным любопытством.

— Мистер Морленд, — заговорил я как можно мягче, — вы просите о невозможном. Энджелина была нашей дочерью девять месяцев, не говоря уже о семи месяцах, которые мы провели с биологической матерью, ожидающей родов. Мы одна семья. Мне незачем указывать, что в течение всего этого времени мы ничего не знали ни о Гэрретте, ни о вас. Если бы вы позаботились, мы могли бы связаться с вами. Приходить сейчас сюда просто неразумно.

Морленд сочувственно кивнул:

— Я знаю, что это будет очень трудно для вас. Я также знаю о ваших финансовых издержках.

Я почувствовал, что начинаю ерзать.

— Я произвел некоторые изыскания, мистер и миссис Мак-Гуэйн. Я знаю, что процедура усыновления стоила вам двадцать пять тысяч долларов. Я знаю, что миссис Мак-Гуэйн больше не работает, что заслуживает восхищения. И я знаю, мистер Мак-Гуэйн, что жалованья в пятьдесят семь с половиной тысяч в год недостаточно для содержания такого дома и семьи. Я сочувствую вам обоим, но мы поняли, как глубоко вы в долгу и как это неприятно. Я готов покрыть все ваши расходы, в том числе по усыновлению другого ребенка.

Его осведомленность свела на нет нашу тщательную подготовку к встрече. Я бросил взгляд на Мелиссу. Ее лицо превратилось в гипсовую маску. Взгляд был твердым и напряженным, какого я никогда не видел. Он ободрял и пугал меня одновременно. Меня удивляло, что она молчит, а я не бросаюсь через стол на судью.

— Дело не в деньгах, — сказал я. — Сейчас слишком поздно для этого. Может быть, если бы вы обратились к нам до рождения Энджелины…

— Я ничего не знал. — Морленд повысил голос от нахлынувшего гнева, но не на нас. Он посмотрел на сына с глубоким презрением. — Гэрретта вместе с его матерью не было в стране несколько месяцев. Он никогда нам об этом не рассказывал. В противном случае нас бы не было здесь теперь.

— А где вы были? — обратилась к Гэрретту Мелисса ледяным голосом.

Но Гэрретт словно не понимал, что она разговаривает с ним.

— Он был в Нидерландах и Англии, посещая родственников, — ответил за него Морленд. — У Келли обширная семья, а кроме того, они просто путешествовали. Мы узнали об этом, — судья указал на нас, — только два месяца назад.

Гэрретт снова закатил глаза.

— Вы знали, что она беременна? — спросила у него Мелисса.

Гэрретт посмотрел на нее с полуулыбкой и пожал плечами, словно говоря: «Какая разница?»

Я склонился вперед, привлекая внимание Морленда.

— Речь не о вас, не о вашем сыне и не о нас. Речь об Энджелине и о том, что лучше для нее. — Попытка вставить клин между отцом и сыном.

Морленд ответил после долгой паузы:

— Согласен — речь о ребенке. Но ребенок часть моей семьи, нашей семьи, несмотря на поведение моего сына. Это наша кровь и наша ответственность, а не ваша. Мы должны исправить допущенную ошибку.

Позже я осознал, что за все время, проведенное в нашем доме, Морленд ни разу не сказал «Энджелина» — только «ребенок».

Я посмотрел на Гэрретта. Он игнорировал нас — его взгляд был устремлен на Мелиссу, которая на сей раз это заметила. Напряженность их взглядов словно сгустила атмосферу в комнате. Я не мог больше этого выносить.

— Гэрретт, — обратился к юноше я.

Никакой реакции.

— Гэрретт.

Медленно и презрительно он повернулся ко мне.

— Я должен задать вам вопрос.

Он поднял брови.

— Вы действительно хотите быть отцом? Действительно хотите круто изменить вашу жизнь? Вы сознаете, что за труд заботиться о ребенке и содержать его?

Морленд сразу же заговорил вместо сына.

— Ребенка будем воспитывать я и Келли. Она станет нашей внучкой и нашей дочерью. Гэрретт пойдет в колледж, чтобы стать адвокатом или врачом, а когда он женится и заимеет свой дом, то возьмет ребенка к себе.

— Я спросил Гэрретта, — напомнил я.

— Ему нечего вам ответить, — сказал Морленд с жаром в голосе. — Мы обсуждали это в нашей семье, и все будет именно так.

Гэрретт наблюдал за моей реакцией на слова его отца.

— А каково участие вашей жены? — спросила судью Мелисса. — Почему она не приехала с вами?

— Ей было неловко, — ответил Морленд, поджав губы.

— Она не хочет встречаться с нами? — В голосе Мелиссы звучала горечь.

Морленд покраснел и уставился на свои туфли.

— Она смущена.

Это звучало как ложь.

Он сменил тему.

— Я бы хотел посмотреть на ребенка.

— Она спит, — сказала Мелисса.

— Я не стану ее будить.

Мелисса с отчаянием поглядела на меня.

— Может быть, лучше не смотреть на нее сейчас, — сказал я.

— Я хочу знать, как она выглядит, — твердо заявил судья.

На целую минуту повисла пауза. Внутри у меня все горело, а ладони были сухими и холодными. Уверенность, которая была у меня в начале встречи, начала иссякать. Казалось, будто комната, где мы сидим, слегка наклонилась и стала незнакомой.

Мелисса вздохнула:

— Я отведу вас наверх.

— Ты уверена? — спросил я.

Мы уступили в чем-то? Я не знал. Может быть, Мелисса думала, что, если Морленд увидит Энджелину спящей в ее кроватке, он смягчится? В конце концов, дискуссия до сих пор была абстрактной. Картина, запечатлевшая спящего ребенка, могла помочь нам.

— Уверена, — ответила она.

Я повернулся к Гэрретту:

— Вы тоже хотите пойти?

Гэрретт покачал головой:

— Я бы хотел кока-колу или что-нибудь в этом роде. У вас есть кока-кола?

Он не хотел видеть дочь. Это ободрило меня. Пока Мелисса провожала Морленда вверх по лестнице, я пошел в кухню за напитком. Мелисса держала запас диетической кока-колы в глубине холодильника. Я наполнил стакан льдом из морозилки и отнес банку и стакан в гостиную. Гэрретт стоял у камина, глядя на фотографии нашей свадьбы, моих родителей на ранчо, семьи Мелиссы на их встрече прошлым летом в «Бродмуре» в Колорадо-Спрингс, новорожденной Энджелины на руках у Мелиссы.

По детскому монитору я слышал, как открылась дверь комнаты Энджелины.

Я передал банку и стакан Гэрретту, который молча взял банку. То, что он остался внизу, навело меня на мысль.

— В действительности вы не хотите быть отцом, не так ли?

— Не слишком хочу.

— Значит, все дело в вашем отце?

— У него свои идеи.

— Можете вы отговорить его?

— Не думаю.

— Но вы попытаетесь?

Гэрретт посмотрел на меня. Что-то в его глазах меня обеспокоило. Казалось, он видел во мне кого-то, кто не в силах его понять, и потому не стоящего объяснений.

— Просто подпишите бумаги, — сказал я. — Тогда ваши родители ничего не смогут сделать.

Он изобразил полуулыбку.

— Я сделаю для вас все, что смогу, если вы подпишете их, — убеждал я, понятия не имея, что могу для него сделать.

— Мой отец очень богат, — сказал он. — Я не нуждаюсь в вас.

— Можете нуждаться, если подпишете бумаги. — Я снова пытался вовлечь его в мужской разговор. — Послушайте, мы все совершаем ошибки. Никто из нас не совершенен. Поверьте, отцовство изменит вашу жизнь. Это хорошая вещь, но к нему нужно быть готовым. Вам от многого придется отказаться. Ваша жизнь больше не будет принадлежать вам. Вы потеряете вашу свободу. К тому же подписать бумаги — это будет справедливо, согласитесь.

Гэрретт кивнул, его глаза блестели. Он слушал меня и, казалось, хотел слушать еще. Но у меня крепло странное чувство, что он не столько поощряет, сколько подстрекает меня.

По монитору я услышал слова Мелиссы:

— Не прикасайтесь к ней.

Ее тон испугал меня.

— Я только хочу перевернуть ее и посмотреть на ее лицо, — сказал Морленд.

— Я сама это сделаю.

Я услышал, как шуршат пеленки Энджелины.

— Вот.

Гэрретт и я уставились на монитор, напрягая слух.

— Она красива, — промолвил Морленд. — Похожа на своего отца и на меня.

Мелисса молчала.

— Видите маленькую родинку на ее икре? У меня такая же родинка. Это знак принадлежности к Морлендам.

— Нет! — сказала Мелисса.

Что он делал?

— Я хочу взять ее на руки.

— Я сказала — нет.

— Хорошо, — согласился Морленд, — не буду ее будить. Могу я, по крайней мере, ее сфотографировать, чтобы показать Келли?

— Я бы предпочла, чтобы вы этого не делали, — вздохнула Мелисса.

— Только одно фото?

Ее молчание было воспринято Морлендом и мной как знак согласия. Я услышал щелчок цифровой камеры.

— Я хочу посмотреть на нее еще несколько минут.

— Только смотрите.

Я поставил стакан со льдом на кофейный столик и приготовился подняться наверх. Мои руки дрожали, и я сжал кулаки, чувствуя себя на грани потери контроля. Если бы он сказал что-нибудь еще, сделал еще один снимок, прикоснулся к ней…

— Пожалуйста, миссис Мак-Гуэйн, — заговорил судья. — Не делайте ситуацию еще более трудной.

— Она мой ребенок, — сказала Мелисса, — а вы хотите забрать ее у меня.

— Я понимаю, что вы должны чувствовать, — мягко произнес он.

Я глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Уже давно я не был так зол. Я снова подумал о кольте 45-го калибра. И я знал, что мы с Мелиссой входим в новый мир, где все по-другому.

Я заметил, что Гэрретт наблюдает за мной с ухмылкой на лице.

— Что вы собирались делать? — спросил он.

— Ничего, — ответил я.

— Как бы не так!

— Вы не хотите посмотреть на ребенка? — осведомился я.

— Нет, — сказал он, лениво скривив губу.

— Подпишите бумаги!

— У вас приятная жена, — промолвил Гэрретт. — Мне она нравится.

Его насмешливое поведение сменилось равнодушным, когда Мелисса и Морленд спустились по лестнице. Он смотрел не на отца, а на Мелиссу.

— Может быть, я приду к вам посмотреть игру «Бронкос», — сказал Гэрретт.

— Что? — Я снова был ошеломлен.

— Вероятно, мне следует познакомиться с вами поближе, — продолжал он, все еще глядя на Мелиссу.

Я не знал, как на это реагировать. По лицам Мелиссы и Морленда я понял, что они не слышали наш диалог.

Морленд остановился на площадке и пожал Мелиссе руку.

— Благодарю вас, — сказал он. — Она очаровательна.

— Да, — отозвалась Мелисса, невольно улыбнувшись, и добавила: — И она наша.

— Это нам предстоит решить.

— Нет, — возразила Мелисса. — Решать тут нечего.

Я восхищался ее твердостью. Нет — и все тут.

— Пошли, Гэрретт. — Морленд повернулся к нам. — Спасибо за кофе. Было приятно с вами познакомиться.

Гэрретт допил свою кока-колу и передал мне пустую банку, позволив Морленду пройти вперед. На его лице было выражение, как будто он не верил своей удаче.

— Что? — спросил я.

Уголки его рта приподнялись, а зрачки расширились так, что я почти услышал, как он говорит себе: «Теперь вы у меня в руках, верно? Вы не осмелитесь сказать или сделать ничего, что могло бы меня разозлить, иначе я не подпишу бумаги».

Потом он широко улыбнулся, и у меня по спине пробежал холодок.

— Сын? — Морленд открыл парадную дверь, и Гэрретт вышел, бросив взгляд на меня.

— Позже, — кинул на ходу он.

Морленд обратился к Мелиссе:

— Мне нужно подумать. Вы очень симпатичные люди. Но…

Снова это «но»!

— Обстоятельства дела абсолютно ясны. Я просматривал кодекс законов о семье и встречался с друзьями, которые специализировались на них. Биологическая мать подписала отказ от родительских прав, но отец — Гэрретт — нет. Следовательно, он должен быть опекуном ребенка. Никакой суд это не опровергнет. Тем не менее я все еще чувствую, что мы можем договориться. Очевидно, что вы любите девочку и действуете ей во благо. Вероятно, вы сможете посещать ее иногда и быть частью ее жизни, как тетя и дядя. Но факт в том, что в ребенке течет наша кровь и по закону дитя принадлежит нам. От этого никуда не деться. Кровь есть кровь, а закон есть закон. Любой судья может убедиться, что у нас есть средства заботиться о девочке и чудесная домашняя обстановка.

— Что это значит? — спросила Мелисса. — Что у нас этого нет?

— Конечно, вы делаете все, что в ваших силах, — не без сочувствия отозвался Морленд.

— Мы любим Энджелину! — В голосе Мелиссы слышались панические нотки.

Джон Морленд кивнул и поджал губы.

— Подумайте о том, чтобы Гэрретт подписал бумаги, — сказал я. — Вы говорите, что мы можем усыновить другого ребенка, а он должен принять на себя ответственность. Так может сделать иначе — Гэрретт будет иногда посещать ее и быть дядей?

Я почувствовал, как в меня впились глаза Мелиссы. Она не хотела иметь ничего общего ни с кем из них.

— А, компромисс. — Морленд приподнял руку, словно провозглашая за меня тост без бокала. — Вряд ли это произойдет. Надеюсь, мы сможем решить это между собой, без продолжительной судебной тяжбы, которую вы, безусловно, проиграете. Это сделало бы все эмоционально труднее для вас и для ребенка. Фактически это было бы жестоко в отношении девочки, так как исход совершенно ясен, а ваша способность платить адвокатам ограничена.

Я знаю, что у вас голова идет кругом. Но мое предложение остается в силе. Для усыновления есть другие дети, и я в состоянии помочь вам с этим. Существуют тысячи детей, которые могли бы расти и быть любимыми в таком доме, как ваш. Давайте поговорим о времени. Хотя мы имеем все права требовать ребенка немедленно, это было бы безжалостно. И мы хотим избежать сцены с автомобилями шерифа, подъезжающими к вашему дому, чтобы забрать ребенка силой. Поэтому мы даем вам три недели, чтобы сказать «до свидания», — до конца месяца. Сегодня воскресенье. Это должно дать вам достаточно времени, чтобы начать процедуру нового усыновления — с моей помощью — и попрощаться с ребенком. Я уже уведомил шерифа о дате, и он со своей командой готов действовать. Пожалуйста, не принуждайте его к этому. Сожалею, но это лучшее, что мы можем сделать. Три недели.

Гэрретт стоял с непроницаемым лицом, не позволяющим прочесть его мысли.

— Ну, — сказал Морленд, — мы лучше поедем. Догадываюсь, вы будете смотреть «Бронкос». По крайней мере, в этом мы с вами сходимся.

Он закрыл за собой дверь. Мелисса присоединилась ко мне у окна. В комнате, казалось, не хватает кислорода. Мы наблюдали, как Гэрретт опустился на пассажирское сиденье и захлопнул дверцу, глядя перед собой. Прежде чем потянуться к ручке дверцы, Морленд посмотрел на наш дом, словно принимая решение, которое причиняет ему боль. Он выглядел виноватым и в то же время решительным. У меня упало сердце. Я знал, что он никогда не изменит своих намерений.

Но он еще не мог уехать. Мой друг Коуди выбрал этот момент, чтобы подъехать к нашему дому в своей полицейской «краун-виктории», и блокировал машину судьи на подъездной аллее. Судья стоял, уставясь на него. Коуди вышел из автомобиля и открыл багажник с неизменной сигаретой во рту. Я слышал громкие звуки музыки кантри по его радио. Коуди достал мощную дрель, которую позаимствовал несколько месяцев назад и наконец решил вернуть, вместе с упаковкой двенадцати бутылок дешевого пива и повернулся к дому. Тогда он увидел судью.

Я не мог слышать их слов, но Коуди, очевидно, извинялся. Он бросил дрель и пиво в багажник и быстро дал задний ход, пропуская судью и Гэрретта.

Мелисса ничего этого не видела, она прятала лицо на моей груди.

— Это не может произойти! — вскрикнула она.

— Знаю.

Мелисса отстранилась и посмотрела на меня. Я никогда не видел на ее лице такой маниакальной убежденности.

— Поклянись мне, Джек, что ты сделаешь все возможное, чтобы спасти от них нашего ребенка!

Я кивнул, крепче прижав ее к себе.

— Поклянись!

— Клянусь. — Внутри меня словно полыхал огонь.

Коуди вошел в парадную дверь. Его рыжеватые волосы были растрепанными, а свитер — грязным.

— Господи, надеюсь, что судья не узнал меня. Я не должен использовать машину, когда не на дежурстве. Что он здесь делал? Эй, что не так с вами обоими? Вы выглядите, как будто увидели призрака.

Из другой комнаты мы услышали по монитору, как шевелится Энджелина. Она зевнула, вздохнула, и кроватка скрипнула, когда она попыталась сесть. Девочка сказала:

— Ма…

Глава 3

Этим вечером, спустя две минуты после начала первой четверти игры «Бронкос», я услышал глухое бормотание автомобильного мотора на нашей подъездной аллее. Мелиса наверху купала Энджелину.

В дверь позвонили.

На пороге стояли трое: Гэрретт, молодой латиноамериканец, покрытый татуировками и похожий на гангстера, и тощий рыжий субъект, одетый в том же стиле «хип-хоп», что и латиноамериканец. Ярко-желтый «хаммер» Гэрретта был припаркован на аллее, выглядя как мускулистый дядюшка моего «джипа-чероки».

— Привет, — фамильярно поздоровался Гэрретт. — Надеюсь, вы не возражаете, что я привел моих друзей Луиса и Стиви?

Я ничего не сказал.

— Проблема? — спросил он.

Стиви ухмыльнулся.

— Привет, amigo,[2] — сказал Луис и кивнул мне.

Гэрретт и Луис уселись на той же кушетке, которую Гэрретт занимал ранее в этот день. Стиви сел на валик. Его поведение указывало, что он довольствуется в троице подчиненным положением. Трое парней смотрели игру молча, без единого комментария. Но они не выглядели скучающими — скорее настороженными — и ничего не упускали, наблюдая, как Мелисса спустилась по лестнице, прошла в кухню и закрыла дверь. Взгляд, который Гэрретт бросил на Луиса, казалось, спрашивал: «Видишь? Что я тебе говорил?»

Луис был ниже и смуглее Гэрретта, с тупой физиономией мопса, которая выглядела так, словно по ней колотили молотком. Он был облачен в белую майку, клетчатую рубашку с длинными рукавами слишком большого размера и широкие штаны. У него были коротко остриженные черные волосы, тусклые черные глаза и татуировка на шее под подбородком — «Сур-13». Тяжелые и массивные башмаки без шнурков выступали вперед. Стиви также носил одежду большего размера и красную бандану на голове. Но его стрижка, безупречные зубы и дорогие кроссовки выдавали богатенького мальчика, претендующего на роль гангстера. Я легко представлял Стиви в качестве друга Гэрретта. Но Луис напоминал настоящего уголовника и не слишком подходил к их компании.

Во время рекламы лечения эректильной дисфункции я спросил:

— Гэрретт, вы хотите о чем-то поговорить со мной?

Он посмотрел на меня:

— Да, хочу.

Я кивнул, поощряя его.

— Я бы хотел выпить чего-нибудь холодного. Та кока-кола подошла бы. Думаю, мои друзья ко мне присоединятся.

— Я хочу пива, приятель, — усмехнулся Луис, показывая золотые зубы.

— Я тоже, — сказал Стиви с легким — и фальшивым — мексиканским акцентом.

Я покачал головой. Невероятно!

— Может быть, какие-нибудь закуски, — добавил Гэрретт. — Чипсы с соусом? Вы не закусываете во время игры?

— Мы всегда закусываем, — сказал Луис.

Я выругался сквозь зубы и пошел за напитками. Ни пива для Луиса и Стиви, ни чертовых закусок. Возвращаясь в гостиную, я слышал, как они усмехаются. Мне пришлось закрыть глаза и задержать дыхание, чтобы справиться с гневом.


Во время третьей четверти я спросил Гэрретта, думал ли он о том, чтобы подписать бумаги.

— Не думал, — ответил Гэрретт. — Вам надо поговорить об этом с моим отцом.

Я заметил очередную усмешку на лице Луиса.

— Он всегда говорит за вас?

— В данном случае — да.

— Почему?

Гэрретт встретился со мной взглядом, и я ощутил холодок.

— Мы заключили соглашение, — сказал он.

Прежде чем я успел спросить, что это за соглашение, Мелисса вышла из кухни, чтобы подняться наверх и лечь спать. Глаза и внимание Гэрретта тут же переключились на нее.

Одновременно из кухни проковылял Харри, наш старый лабрадор. Гэрретт отпрянул к стене.

— Он безобидный, — улыбнулся я. — Харри любит всех.

— Не могли бы вы убрать его? — попросил Гэрретт.

— Конечно, — озадаченно ответил я. Меня всегда удивляет, когда кто-то не любит собак.

Я выпустил Харри на задний двор. Парни не двигались — на лице Гэрретта было написано отвращение.

— У кого-нибудь аллергия? — спросил я.

— Нет. — Гэрретт произнес это тоном, дающим понять, что он больше не желает обсуждать эту тему.

— Он не любит собак, — сказал Луис. — А у меня их четыре. И все бойцовые, приятель. С моими собачками шутки плохи.

— Не возражаете, если я воспользуюсь вашей ванной? — спросил Гэрретт.

— Она наверху слева, — ответил я, думая, не хочет ли он взглянуть на Мелиссу в спальне Энджелины. Но Гэрретт быстро вышел. Когда он поднимался, Луис сказал:

— Я следующий, приятель.

Когда наверх отправился Луис, я повернулся к Гэрретту, игнорируя Стиви.

— Что вы от нас хотите? Почему вы привели сюда своих друзей? — Я знал, что сжимаю подлокотники кресла слишком сильно.

— Вы что, не любите мексиканцев? — невинно осведомился Гэрретт. — Луис заставляет вас нервничать?

— Дело не в том.

— А мне кажется в том. Что ты думаешь, Стиви?

— Мне тоже так кажется, — сказал Стиви.

Гэрретт улыбнулся мне:

— Вы напоминаете мне мою мачеху. Ей тоже не нравится Луис.

— Вашу мачеху?

— Да. Моя мать умерла. Келли — моя мачеха. Мы оба знаем, что вы должны быть доброжелательны по отношению ко мне, — продолжал Гэрретт. — Иначе я не подпишу бумаги.

— В какую игру вы играете? — спросил я.

— Ни в какую.

— Вы собираетесь подписать их?

Он пожал плечами:

— Я все еще думаю об этом. Все зависит от того, как вы будете держаться со мной и моими друзьями. Если вы оскорбите меня или их, то не получите того, что хотите.

Я хотел двинуть его кулаком в зубы, но вместо этого еще крепче сжал подлокотники.

Гэрретт посмотрел на Луиса, наконец спустившегося с лестницы. Его лицо странно покраснело.

— Закончил? — спросил его Гэрретт.

— Да. — Луис повернулся ко мне: — С вашим туалетом что-то не так, приятель. Вы должны его починить.

— С ним все в порядке.

— Нам пора идти, — сказал Гэрретт. — Завтра у меня школа. Увидимся позже.

Они вышли. Я услышал, как завелся мотор «хаммера», и выключил свет, чтобы лучше их видеть. Мне показалось, что они разговаривают и смеются. Наконец, автомобиль дал задний ход по подъездной аллее и медленно выехал на улицу.

Когда машина скрылась, Мелисса крикнула сверху:

— Джек!

Унитаз был наполнен коричневой водой, переливающейся на коврик. Вонь стояла жуткая. В воде плавала масса фекалий.

— Я позвоню сантехнику, — сказал я.

— Позвони Коуди, — посоветовала Мелисса. — И Брайену тоже.

Глава 4

Я рос на ранчо в Монтане, точнее, их было несколько. Четко помню каждое из них. Помню расположение зданий, коррали, укрытия. Ранчо находились в Икалаке на востоке Монтаны, Биллингсе, Грейт-Фоллс, Таунсенде, Хелене. Мой отец был десятником и перебирался с одного ранчо на другое, меняя работу. Я бы хотел сказать, что он двигался вверх, но, увы, это не так. Некоторые ранчо были лучше других, но у всех имелись хозяева, с которыми мой папа не мог ужиться. У него были собственные идеи насчет коров, лошадей и управления ранчо, и если хозяин не соглашался с ним, отец говорил моей матери, что они «не сошлись характерами». Мать вздыхала, и начинались поиски другой работы. Отец упаковывал наши вещи в трейлер, и мы перебирались в очередное место. Неизменными оставались только мои родители, и чем я становился старше, тем больше стыдился их.

С тех пор я многое обдумал и чувствую себя виноватым. Они были простыми людьми из другой эры и другого менталитета. Мои родители были Джоудами.[3] Они тяжело работали и даже не смотрели на окружающий мир. Читали они редко, а их разговоры сводились к земле, еде и погоде. Папа не покупал цветной телевизор до тех пор, пока у него не осталось выбора. Но во многих отношениях родители дали мне то, что я тогда не признавал и не ценил. Они дали мне перспективу. Я — единственный известный мне человек, который рос снаружи нашей среды. Мне знакомы тяжелая работа и страдания, потому что на них специализировалась моя семья. Когда мои сослуживцы жалуются на скуку или обилие бумаги на столах, я противопоставляю этому коровьи роды во время весенних буранов, когда приплод замерзает, если вы не поместите его в амбар через несколько минут.

Я был просто недостаточно крепок для работы на ранчо. Я чинил изгороди, клеймил и вакцинировал скот, вываливал сено из фургонов, чтобы кормить стадо зимой. Но это не увлекало. Я никогда не относился с неуважением к работе отца, но она меня не интересовала. Моя мать сдерживала свою привязанность ко мне, за исключением неожиданных и неуместных моментов. Помню, как я однажды шел по грязной дороге к остановке школьного автобуса и услышал, что мать бежит за мной. Я остановился и закрыл голову руками, ожидая колотушек и думая, что такого я натворил. Вместо этого она обняла меня и стала целовать, говоря со слезами на глазах: «Ты моя жизнь, мой чудесный мальчик». Мать продолжала меня тискать, когда подошел автобус, наполненный смеющимися деревенскими детьми, высовывающимися из окон. Когда я вечером вернулся домой, то спросил, что на нее нашло, а она побледнела и посмотрела на меня широко открытыми глазами, предупреждая, чтобы я не говорил об этом при отце. Только теперь я понимаю глубину родительской любви, которую испытывала ко мне мать. Я сам чувствую то же, когда смотрю на Энджелину, и знаю, что буду любить ее, что бы ни случилось. Я привык искать утешение в теории, что моя мать тайно хотела для меня другой жизни. Теперь я не так уверен в ее секретных желаниях. Думаю, она рассматривала меня как свой суррогат в мятеже против мужа и ее жизни в целом. Не скажу, что мать была озлобленной — это не так. Но она родилась с тучей над головой, которая становилась все темнее. Я примирился с этой мыслью.

Единственным местом, где мы провели больше двух лет, было ранчо Эйч-Эс-Бар между Таунсендом и Хеленой. Хозяин, которого я встречал лишь однажды, был миллионером-инвестором, живущим в Коннектикуте. Он был шумным и болтливым. На ранчо он появлялся в ковбойской одежде, вдохновленной «Бонанзой» и выглядевшей как маскарадный костюм. Мне он не понравился — называл меня Джейк, вместо Джек — но из-за его скверного здоровья, скандального развода и проблем с комиссией по недвижимости мы редко о нем слышали. Отец говорил, что это лучший хозяин из всех, какие у него были, и что с ним он «сошелся характерами», имея в виду, что хозяин никогда с ним не разговаривал. В эти годы я ездил на автобусе в высшую школу Хелены. На пути в город мы подбирали в Ист-Хелене Коуди Хойта. Мы с Коуди стали большими друзьями. Позже мы познакомились и подружились с Брайеном Истменом, вероятно, потому, что никто из нас не принадлежал к какой-то из уже образовавшихся групп. Отец Брайена был пресвитерианским священником в Хелене.

Мы охотились, рыбачили, бродили в свое удовольствие и гонялись за девочками. Уже тогда было ясно, что Брайена ожидает великое будущее. Все девчонки любили его. Он был их лучшим другом и поверенным. Коуди и я знакомились с девочками через Брайена, для которого ни одна из них не была достаточно хороша. По крайней мере, тогда мы так думали.

Окончив высшую школу, Брайен и я поступили в колледж: Брайен — в Денверский университет на стипендию, я — в университет Монтаны в Боузмене, оформив финансовую помощь и кредиты, которые висели у меня над головой десять лет. Когда я двадцатилетним отправился в Боузмен, то знал, что не вернусь ни в Эйч-Эс-Бар, ни на какое-либо ранчо, где работают мои родители. Коуди оставался возле Хелены, работая на стройках и на ранчо, а полгода — в Эйч-Эс-Бар под началом у моего отца. Позже он говорил мне, что это побудило его завербоваться в полицейскую академию, дабы не работать на такого старого сукиного сына до конца дней.

Я ждал, пока мы с Мелиссой обручимся, чтобы представить ее моим родителям, не напугав ее. Отец долго смотрел на Мелиссу, потом повернулся к маме и сказал: «Она слишком хороша для него». Родители Мелиссы, которые тогда жили в Биллингсе и еще не были разведены, чувствовали то же самое. С жарким ветром уверенности, наполнявшим наши паруса, мы поехали в Лас-Вегас с Брайеном и Коуди в машине Брайена, захламляя дороги пустыми банками из-под пива до самой Невады. Мои друзья были шаферами и свидетелями на свадьбе, состоявшейся в церкви в Глиттер-Галч.

Я получил степень в журналистике, оказавшуюся практически бесполезной, и начал работать репортером в «Биллингс газет». В основном я исполнял обязанности ассистента по графике. Мы жили в трейлере около Метропарка, видя и обоняя домашний скот, который приводили на аукцион, и деля жилье с двумя собаками, которые пришли и остались. Мелисса преуспела лучше меня — из ассистента в резервации она стала ассистентом главного администратора местного отеля, а через два года главным администратором. Когда открылась вакансия в Бюро конференций и посетителей Биллингса, Мелисса убедила меня подать заявку и использовала свои связи, чтобы меня приняли. Она имела настолько хорошую репутацию, что совет счел ее мужа достойным. После нескольких лет работы в Боузмене и Каспере, штат Вайоминг, где я изучал туриндустрию, я начал чувствовать себя, как мой отец, всю жизнь переезжавший с места на место.

Брайен после окончания университета остался в Денвере и стал успешным специалистом по недвижимости, быстро завоевав популярность в городе. Он также входил в совет Бюро конференций и посетителей Денвера, предложив Линде ван Джир, вице-президенту отдела туризма, нанять меня.

Так мы перебрались в большой город.

Коуди служил закону в маленьких городках Вайоминга и Монтаны, а потом в Лавленде, штат Колорадо. Его имя начало появляться в «Денвер пост» и «Роки маунтин ньюс» в связи с раскрытием нескольких громких преступлений, включая похищение, изнасилование и убийство студентки колледжа нелегальным мексиканским эмигрантом. Статья в «Ньюс» именовала его «неутомимым следователем». Он дважды женился и развелся. Впоследствии Коуди завербовался в Денверский полицейский департамент и недавно был произведен в детективы первого класса отдела уголовного розыска. Именно Коуди арестовал Обри Коутса, именуемого газетами «Монстром Одинокого каньона».

Мы осели в Денвере по стечению обстоятельств, как и многие другие. Я встречаю здесь очень мало людей, которые родом из Денвера или из Колорадо. В городе мало ощущения общей истории и культуры, а связи так же глубоки, как жалкая речушка Саут-Плэтт, протекающая через Денвер.


— Вы могли бы подать жалобу на акт вандализма, и я уверен, что они это знают, — сказал Коуди Хойт позднее тем же вечером. — Дело не в том, есть ли у вас причина предъявлять обвинение, а в том, хватит ли у вас духу припугнуть их.

Коуди приехал, как и Брайен. Лэрри из «Неотложной сантехнической помощи Лэрри» все еще был наверху.

На Коуди был тот же свитер, что и днем, и он не побрился. От него пахло пивом, сигаретным дымом и потом — он сказал, что провел вечер после того, как завез дрель, наблюдая игру в полицейском баре возле полицейского управления на Чероки-стрит. Став старше, Коуди все больше походил на своего отца — знаменитого пьяницу и ветерана вьетнамской войны с носом картошкой и огромным животом, который выполнял различные работы в полуразвалившемся панельном фургоне. Полуавтоматический пистолет Коуди прикрепил к поясу спортивных брюк.

На Брайене были хлопчатобумажные брюки, туфли с кисточками, без носок и светло-голубая рубашка навыпуск. Его волосы сильно поредели, почти полностью сведясь к челке на лбу. У него были пронизывающие карие глаза. Со времени нашей прошлой встречи он еще больше потерял в весе и напоминал вешалку для своей модной одежды.

Мелисса спросила, хотят ли они что-нибудь выпить. Коуди попросил пива, а Брайен — ледяной воды «с маленькой долькой лимона».

— Я уверен, что это Луис, — сказал я. — Он долго пробыл в ванной. Правда, не думаю, что Гэрретт подбил его на это.

— Отвратительно! — проворчал Брайен. — Скоты!

— Татуировка «Сур-13», которую ты описал, — сказал Коуди, — означает «Суреньос-13», это местная разновидность общенациональной банды. Граффити банды можно увидеть по всей южной стороне города. Мы многое знаем о них — они торгуют метадоном по всему Колорадо. Я проверю связи с ними этого Луиса — знают ли они его.

— Почему Луис должен быть с Гэрреттом и наоборот? — спросил я. — Стиви тоже белый парень.

— Такое мы видим все чаще, — отозвался Коуди. — Богатые белые парни дружат с мексиканскими гангстерами. Они хотят позаимствовать у них силу и хладнокровие. Это вроде белых рэперов, старающихся быть кем-то, кем они не являются. Мексиканские банды — короли Денвера и любого города на Западе и Юго-Западе.

— А что это дает гангстерам? — спросил я.

— Связи, — ответил Коуди. — Доступ в школы и престижные районы, где у них полно друзей с солидным доходом. К тому же Луис, вероятно, не глуп. Он знает, что папа Гэрретта федеральный судья. Такое знакомство может помочь ему и его дружкам.

— Есть еще кое-что, — сказал я. — Пульт от телевизора исчез. Должно быть, они прихватили его, когда я ходил за напитками для них.

— Очень любезно с твоей стороны, — саркастически заметил Коуди.

— Мы держались с ними дружелюбно, так как не хотели сразу затевать вражду, — объяснила Мелисса. — Мы надеялись, что они образумятся, когда познакомятся с нами и увидят дом и как мы оборудовали его для Энджелины…

Брайен и Коуди сочувственно кивнули.

Коуди заглянул в свои записи.

— Значит, Гэрретт не произносил никаких угроз?

— Нет.

— Но он указал, что вы должны быть доброжелательны по отношению к нему, иначе он не подпишет бумаги?

— Да.

— Мелисса, ты слышала этот разговор? — спросил Коуди.

— Нет.

Он снова повернулся ко мне:

— Значит, твое слово против его.

Я покачал головой.

— Дело не только в том, что они говорили, а в том, как они себя вели. Как будто, находясь здесь, разыгрывают какую-то остроумную шутку. Они все время смотрели друг на друга так, словно вот-вот расхохочутся.

— Было очень неприятно, — сказала Мелисса. — К тому же Гэрретт глазел на меня, как на кусок мяса.

Это взволновало Брайена, который склонился вперед, стиснув руками колени. Он опекал Мелиссу со времени нашего брака. По его словам, мы были его суррогатной семьей, так как он никогда не имел собственной. Брайен и Мелисса говорили по телефону каждые несколько дней. Долгие, бесцельные разговоры, прерываемые ее смехом и притворно возмущенными криками «Брайен!», когда он изрекал что-нибудь безвкусное. Он навещал ее после выкидышей и имел контакт с ней, которому я иногда завидовал. Мелисса удивлялась, что я много лет не понимал, что Брайен гей — она знала это с первой встречи с ним и называла его своим лучшим другом. Партнером Брайена был архитектор по имени Бэрри. Они были вместе уже несколько лет и жили в шикарной квартире в центре города. С Бэрри было нелегко подружиться — мне он казался слишком чопорным, но с Мелиссой он поладил сразу. Я редко его видел.

Однажды Мелисса сказала мне, что всегда подозревала Коуди в двойственном отношении к старому другу, с тех пор как Брайен стал таким преуспевающим. Я отмахнулся, приписывая отношение Коуди цинизму, который многие копы испытывали к бизнесменам. Коуди рос, цитируя строку Оноре де Бальзака (хотя он не знал, что это Бальзак): «За каждым огромным состоянием кроется преступление». Думаю, он искренне в это верил и, по-видимому, приписывал это Джону Морленду и Брайану.

— Почему ты вообще впустил их? — сердито осведомился Брайен.

— Я думал, Гэрретт хочет поговорить, — ответил я. — Надеялся, что он предложит подписать отказ от опеки. Но он даже не упоминал этого, пока я сам об этом не заговорил.

— Но ты не можешь доказать, что они взяли пульт, — заметил Коуди.

— Я знаю, что он был здесь, когда игра началась. Когда я пошел в кухню, они оставались в комнате.

— Зачем им пульт, которым они не могут пользоваться?

— В качестве трофея, — сказал Брайен. — Это символично. Все равно что лишить тебя контроля. Что-нибудь еще пропало?

Мелисса и я окинули взглядом гостиную. Возможно, что-то пропало, но я не мог быть уверен. С нашей утренней встречи меня не покидало ощущение, что мой дом мне незнаком.

Глаза Мелиссы задержались на каминной полке, и я увидел, как кровь отхлынула от ее лица. Она быстро встала и подошла к камину.

— Фото мое и Энджелины в больнице, — сказала она.

— Я видел, как Гэрретт смотрел на него утром, — вспомнил я.

— Может, он хотел снимок своей дочери, — предположил Брайен.

— Его биологической дочери, — поправил я. Мелисса была чувствительна к терминам.

— А может быть, — сказал Коуди, — он хотел фото Мелиссы.

Эта мысль заставила меня сжать кулаки.

Сантехник Лэрри откашлялся, спускаясь по лестнице.

— Все в порядке, — улыбнулся он. — Такое постоянно случается, когда в доме есть дети.

Мелисса и я обменялись озадаченными взглядами.

— Мне следует собрать музейную коллекцию вещей, которые я нахожу в унитазах, — продолжал Лэрри, стоя на площадке и выписывая счет. — Куклы Барби, носки, туфли. Один ребенок попытался засунуть туда яблоко, чтобы мама не знала, что он его не съел. Проблема в том, что находки в туалетах интересуют только сантехников.

— Наш ребенок слишком мал, чтобы садиться на унитаз, — сказала Мелисса.

— Вот как? Странно.

Потом Лэрри увидел Харри и засмеялся.

— Помимо детей, в унитаз бросают вещи лабрадоры.

— Что это было? — спросил я.

— Ваш телевизионный пульт, — ответил Лэрри. — Его засунули туда, и, боюсь, он погиб. Если вы не хотите, чтобы я почистил и собрал его.

— Все в порядке, — сказал я.

— Там все еще грязно. — Лэрри протянул мне счет. Я чуть не ахнул при виде суммы — почти четыреста долларов.

— Оплата повышается за срочный вызов в позднее время, — сказал Лэрри, пытаясь, чтобы голос звучал весело. — Особенно после игры, когда я выпил несколько порций холодного пива и собирался пораньше лечь спать.

Когда Лэрри сел в свой фургон на подъездной аллее, Брайен заметил:

— Символизм продолжается. Он взял ваш пульт управления, вместе с приятелем утопил его в унитазе и накакал на него. Что это за парень, с которым вы имеете дело?


— Давайте выработаем план, — сказал Коуди.

Мы не ложились до двух ночи. Нам четверым понадобился час, чтобы выстирать коврики, повесить их на дворе и вымыть пол в ванной. Брайен завязал банданой нос и рот, но мы слышали, как он время от времени бормочет: «Скоты!» Прежде чем мы начали уборку, Брайен сфотографировал беспорядок цифровой камерой и спрятал ее в карман.

Брайен считал, что нам нужен новый адвокат, ведь я отказался от услуг Дирборна. По его словам, мы нуждались в бульдоге, который будет преследовать Морлендов, пока не уничтожит их.

— Мы не можем это себе позволить, — сказал я. — Мы все истратили на дом и усыновление. А Мелисса больше ничего не зарабатывает.

— Я интересовалась, когда до этого дойдет, — сердито сказала Мелисса и добавила, прежде чем я успел объясниться: — Мы можем продать дом. Я могу вернуться на работу. Я получила приглашение от «Мэрриотта и Рэдиссона»…

— Я могу вам помочь, — предложил Брайен. — Не беспокойтесь о деньгах. Позвольте мне быть вашим адвокатом в этой путанице.

Он склонился вперед и понизил голос.

— С тех пор как я обосновался в Денвере, я познакомился со многими людьми, и многие из них мне обязаны. Это большой город, и он быстро растет, но на окраинах. В центре это по-прежнему маленький городок, которым руководит клика старожилов, застройщиков и политиканов. Есть разные уровни власти, и я знаю, как с ними работать. Я занимался этим годами. Я знаю городских советников, людей из СМИ, и вам известно, что я знаком с внутренним кругом мэра. Если пройдет слух, что я стою за вас, это изменит проблему в корне. Это последнее, что нужно властям.

— Спасибо, Брайен. — В глазах Мелиссы блеснули слезы.

Я не знал, что сказать. Никто никогда не говорил мне «не беспокойтесь о деньгах».

— Нет, — возразил Коуди. — Не думаю, что это лучший план. Даже с займом и новым адвокатом…

— Я не говорил о займе, — резко прервал его Брайен.

— …вы все еще будете выступать против судьи Джона Морленда, — продолжал Коуди, игнорируя слова Брайена. — У Морленда больше связей, чем вы думаете. Он может нанять команду адвокатов, которая свяжет вас по рукам и ногам. К тому же любому судье придется решать, можете ли вы обеспечить благосостояние ребенка, все глубже погрязая в долгах.

— Это несправедливо, — процедил сквозь зубы Брайен.

— Да, несправедливо, — с сочувствием кивнул Коуди. — Но факт в том, что Гэрретт не подписал отказ от опеки, верно? Возможно, он вороватый маленький подонок, но закон на его стороне. И нужна большая удача, чтобы найти хорошего адвоката, который захочет выступать против федерального судьи. Особенно этого федерального судьи.

Мелисса вздохнула и откинулась назад. Вокруг ее глаз появились красные ободки. Складка у рта указывала, что она борется со слезами.

— Это несправедливо. Мы этого не заслужили. Мы все делали правильно. Я буду бороться с ними до последнего вздоха, — сказала она. — Я сделаю что угодно, чтобы сохранить мою дочь. Если для этого нужно флиртовать с Гэрреттом, я согласна.

Я поморщился.

— Каким-то образом, — продолжала Мелисса, — мы должны убедить его подписать бумаги. Я не могу поверить, что его хоть немного интересует Энджелина. Гэрретт не хочет быть отцом, хотя я не понимаю его игру. Может быть, он просто использует ситуацию, чтобы запугать нас.

— Похоже, ты ему нравишься, — заметил Брайен.

— Мы не можем противостоять ему, — сказала она. — Нам нужно найти способ его убедить.

— Нечто подобное предлагала Джули Перала, — вспомнил я.

Мелисса повернулась ко мне:

— Ты ведь можешь продолжать держаться с ним по-дружески, верно? По крайней мере, притворяться, что ты его не ненавидишь?

— После того, что он сделал вечером? — Я указал наверх. — Он не только расчетливый, но и злой. Когда я смотрел ему в глаза, у меня по коже бегали мурашки.

— В судебных делах это не играет роли, — вздохнул Коуди. — Разве ты не знаешь, что в наши дни не существует такого понятия, как зло? Тем более в нашем политкорректном городе.

— Некоторые называют это толерантностью, Коуди, — сказал Брайен. — Это считается прогрессивным.

Коуди шумно выдохнул:

— Черта с два!

— Пожалуйста, не будем отвлекаться, — попросил Брайен.

— Дело не в Гэрретте, — сказала Мелисса, игнорируя обоих, — а в его отце. Если бы мы могли их разделить и я просто поговорила с Гэрреттом…

— Нет, — прервал ее я. — Не думаю, что это хорошая идея.

— Может быть, если бы я поговорила с ним и показала ему, сколько заботы требуется для ребенка, это бы его отпугнуло. Возможно, ему нужно увидеть грязные подгузники и рвоту на нагруднике, чтобы понять, каково иметь ребенка, даже если его будут воспитывать его родители.

— Но он не захотел даже видеть Энджелину, — сказал я. — Для этого есть причина. Ты считаешь его разумным, но я не вижу никаких признаков этого.

— Ты думаешь, что он злой, — фыркнул Коуди.

— Гэрретт не хочет сталкиваться с ситуацией в реальной жизни, — настаивала Мелисса. — Он хочет избежать этого. Может быть, если бы он увидел девочку…

— Не знаю. — Брайен покачал головой.

Мелисса посмотрела на нас по очереди.

— Ребята, мы должны в первую очередь думать об интересах Энджелины. Если случится худшее, она останется с ними. Я не говорю, что это обязательно произойдет, но мы не должны упускать такую возможность. Джон Морленд показался мне очень решительным. И если он своего добьется, я не хочу портить отношения Энджелины с ними.

Последовало молчание.

— Ты удивительная, — прошептал Брайен.

Я не мог с этим не согласиться. Но внутри меня шевелился холодный страх. Если худший сценарий реализуется и Морленды получат Энджелину, я знал, что это уничтожит Мелиссу. И после всего, через что нам суждено было пройти, это уничтожит нас обоих.

— Я не позволю, чтобы это случилось, — заявил я.

Мелисса посмотрела на меня и печально улыбнулась.

— Господи, — Коуди поднялся, — мне нужно еще выпить.


— Что еще мы знаем о Джоне Морленде? — задала Мелисса риторический вопрос. — Он ключ ко всему.

Коуди подвинулся на кушетке, словно собираясь заговорить, но Брайен опередил его.

— Я встречал его несколько раз на социальных и благотворительных мероприятиях. Мне неприятно это говорить, но он казался абсолютно нормальным приятным человеком. Морленд близкий друг мэра, и у него хорошие связи с сенаторами, генеральным прокурором и даже президентом. Я слышал, что он рассчитывает на дальнейшее продвижение. Он буквально излучает компетентность и уверенность.

Мелисса покачала головой.

— Это мы знаем.

— Он женат на Келли, — сказал я. — Гэрретт говорит, что она его мачеха, а настоящая мать умерла.

Брайен откинулся назад.

— Я видел Келли. Шикарная блондинка.

— Интересно, где тут связь с «Суреньос-13»? — промолвил Коуди.

— Как бы то ни было, — продолжал Брайен, — я могу начать расспросы в моих кругах. На вечеринках с коктейлями и благотворительных мероприятиях о высокопоставленных лицах можно узнать удивительные вещи. Достаточно нескольких порций выпивки, и наружу вылезают всевозможные мрачные тайны. Денвер мало чем отличается от Хелены — просто больше. Может быть, я смогу выяснить, что судья не так уж совершенен, и мы получим кое-какое оружие против него.

Мелисса и я кивнули, зная, что Брайен — отличный сплетник, способный обвести вокруг пальца кого угодно. Привлекательные замужние женщины — вроде Мелиссы, если подумать, — казались готовыми выложить ему все секреты. Наградой служило само его желание их слушать.

— Только смотри не расспрашивай неправильных людей, иначе это отольется Джеку, Мелиссе и мне, — сказал Коуди. — Я работаю на город и иногда даю показания в суде под председательством Морленда. Я познакомился с ним, когда он был прокурором, а мне приходилось выполнять задания вместе с коллегами.

Коуди годами жаловался мне, что он часто вынужден выполнять задания ФБР, полиции штата и полицейского департамента Денвера. У него возникали бюрократические, процедурные и территориальные проблемы с ФБР. Но так как Коуди был отличным работником и не заботился о том, чтобы заводить влиятельных друзей, он лично раскрывал дела и оставлял федералам всю славу, лишь бы они его не трогали. Совместной работы он не любил.

— Как он выглядит в суде? — спросил я у Коуди. — Морленд охарактеризовал себя как строгого, но справедливого. И очевидно, у него пунктик по поводу ответственности, иначе он не стал бы втягивать в это свою и нашу семью.

Коуди кивнул:

— Все судьи описывают себя таким образом, так что не обращай внимания. Но по-моему, Морленду нравится быть судьей — может, даже слишком. Мы догадываемся, какое решение будет вынесено по его процедурному стилю. Если он думает, что обвиняемый подонок, то обеспечит ему срок в федеральной тюрьме. Если же по какой-то причине он считает, что мы взяли не того парня, его никак не переубедить. Судьи должны выслушивать аргументы, изучать закон и выносить суждение, основанное на фактах. Морленд делает это, но он предрешает исход, и многие из нас думают, что он ставит себя над законом. Когда он с нами согласен, все отлично, а когда нет — дело дрянь. Но в большинстве случаев он поддерживает копов, и это все, что нам надо. Завтра я даю показания в его суде по делу Коутса — Монстра Одинокого каньона. Может, вам стоит прийти в суд и посмотреть Морленда в действии. Заседание начинается в час.

— А я узнаю что-нибудь? — спросил я.

— Ты узнаешь, против чего тебе придется выступать, — ответил Коуди, не внушив мне особой уверенности.

Последовавшее молчание нарушил Брайен:

— Нам нужен Гэрретт, Мелисса. У него наверняка в прошлом не все чисто, если он таков, как вы оба его описываете. Ты сказал, Джек, что он излучает зло и пришел сюда вечером с гангстером. Возможно, если мы узнаем побольше о Гэрретте, то сумеем убедить суд, что он совершенно не годится для роли отца, несмотря на то что говорит его папаша-судья.

— Это может быть нелегко, — заметил Коуди. — Если за ним числятся ювенильные правонарушения, они, вероятно, засекречены.

— Для детектива, который работает с федералами и арестовал Монстра? — усмехнулся Брайен. — Держу пари, этот детектив найдет способ заглянуть в его досье.

Я осторожно посмотрел на Коуди. Мне не хотелось давить на него.

— Я осторожно наведу справки, — сказал он. — Но я должен держаться в стороне от любого расследования самого судьи. Мне нужно оставаться абсолютно чистым. Можете представить, что произойдет со мной и департаментом, если просочатся сведения, что я копаюсь в делах федерального судьи? Меня пошлют назад в Монтану или хуже того.

Коуди содрогнулся. Меньше всего он хотел бы оказаться на родине.

— О'кей, — подытожил Брайен, хлопнув себя по коленям. — У нас есть план и меньше месяца на его осуществление. Я узнаю, что могу, о судье, Коуди — о сынке, а ты и Мелисса найдите хорошего адвоката и боритесь с ублюдками так долго, как сможете. Тем временем, думаю, вы должны подать жалобу на то, что Гэрретт и Луис натворили здесь этим вечером.

Коуди поднял руку.

— Если вы это сделаете, то не сможете вовлекать меня. И по-моему, это глупая идея.

— Почему? — обиженно спросил Брайен.

Мелисса вскочила.

— Мы не хотим конфронтации с Гэрреттом — пока что. Сначала мы хотим попробовать склонить его на свою сторону.

Брайен посмотрел на меня, словно спрашивая: «Как вам это удастся?»


Когда Брайен и Мелисса поднялись наверх взглянуть на Энджелину, Коуди вышел из кухни с очередной бутылкой пива.

— Ты уверен, что хочешь этого? — спросил я. — Ведь тебе завтра давать показания.

Коуди пожал плечами и выдернул пробку.

— Мы собираемся прищучить этого сукиного сына Коутса. Монстр Одинокого каньона получит по заслугам. Я не волнуюсь, хотя федералы злятся на меня за то, что дело раскрыл я. Но надеюсь, судья не узнал меня у твоего дома. Если ему известно, что мы друзья…

— То что?

— Кто его знает?

Коуди глотнул пива, и несколько минут мы сидели молча. Потом он склонился вперед и тихо заговорил:

— Я знаю, что у Брайена добрые намерения, но… ну, я представляю его болтающим со всеми своими великосветскими дружками. Если судья Морленд услышит об усилиях раскопать грязь о нем или о его сыне, он может обратить это против вас двоих, а возможно, и против меня.

— Что ты имеешь в виду? — сердито осведомился я.

— Может, он возьмет назад свое предложение раздобыть для вас другого ребенка. Это щедрое предложение, Джек.

— Мелисса не желает даже думать об этом, Коуди, — сказал я. — И я тоже.

— Иногда приходится довольствоваться тем, что вы можете получить. Ты знаешь, что у меня есть сын?

— Что?!

Коуди вытер рот рукавом.

— Да, результат пьяного свидания в Форт-Коллинзе, когда я работал под прикрытием. Барменшу звали Рей Энн. Теперь она вторично вышла замуж, но я посылаю ей деньги на маленького Джастина каждый месяц. При моем жалованье это нелегко, но что поделаешь.

— Ты никогда не говорил нам об этом, — сказал я.

Он пожал плечами:

— Такое случается. Но я хотел сказать, что мы с Джастином стали ближе теперь, когда ему шесть. Первые пять лет он был просто ребенком. Честно говоря, он может быть любым ребенком. Джастин любит бейсбол и рок. Но первые пять лет он был просто маленьким толстым… существом. Я понял, что дети становятся людьми, только когда подрастают.

— Не разделяю твоего мнения, — возразил я.

Коуди допил пиво.

— Дети есть дети. Вы можете завести другую малышку и полюбить ее больше, чем любите Энджелину. Если вам представится шанс взять другого ребенка, вы и Мелисса окажетесь в выигрыше.

У меня защипало в глазах.

— Коуди, уже поздно, и ты пьян. Так что лучше заткнись.

Он поднял руку.

— Я просто говорю…

— Я знаю, что ты говоришь. Прекрати. Это не выбор.

— Подумай, Джек.

— Повторяю: это не выбор.

Коуди начал спорить, когда на лестнице появились Мелисса и Брайен.

— Довольно, — остановил я его.

— О'кей, — сказал он. — Увидимся завтра?

В данный момент меня не заботило, увижу ли я Коуди когда-нибудь еще.

— Позвони мне, — сказал Брайен Мелиссе, обнимая ее на прощание.

— Хорошо, — отозвалась она. Мелисса была опустошена, как и я, и не скрывала этого. Ее глаза снова наполнились слезами.

— Жаль, что мы просто не можем позвонить дяде Джетеру, чтобы он обо всем позаботился, — засмеялся Коуди. — Он бы с удовольствием приехал сюда пнуть чью-нибудь задницу.

Я улыбнулся при этой мысли. Джетер Хойт был легендой, когда мы еще подрастали в Хелене. Одна из причин, по которой никто никогда не трогал Коуди, Брайена и меня, была та, что Джетер был дядей Коуди и истории о нем передавались шепотом после взгляда через плечо для проверки, кто находится в комнате.

— У тебя хорошие друзья, — сказала Мелисса, когда они ушли.

— У нас, — поправил я, не передавая ей, что говорил Коуди.


Мы уже час были в постели. Мелисса подоткнула одеяло вокруг Энджелины и что-то прошептала ей. Дыхание нашей дочери служило звуковой дорожкой в комнате. Я погрузился в неверный сон.


В четыре часа утра я услышал на улице урчание мотора и узнал машину Гэрретта.

Я представил его сидящим рядом с Луисом и смотрящим на наш дом, когда они проезжали мимо с фотографией, лежащей между ними на сиденье.

Понедельник, 5 ноября

Остается двадцать дней

Глава 5

В понедельник утром Энджелина разбудила нас очень рано, но будучи в прекрасном настроении.

— Вслушайся, — сказал я. — Ведь она поет.

— Это не настоящая песня, — отозвалась Мелисса. — Она просто счастлива.

Мы слушали воркование Энджелины и не говорили чепуховых слов по монитору. Лицо Мелиссы являло собой картину блаженства.

— Ты спала? — спросил я.

— Немного, — ответила она.

— Я тоже.


Зал, отведенный для судьи Джона Морленда в судебном доме Элфреда Э. Эрреджа на Девятнадцатой улице, был просторным, отделанным панелями светлого дерева и освещенным зарешеченными светильниками в нишах, что создавало серьезную и благопристойную атмосферу. Я вошел в переполненный зал и нашел свободный стул в предпоследнем ряду как раз вовремя, чтобы увидеть детектива Коуди Хойта, тоже занимающего место. Большие полинявшие фрески на стенах, сделанные в эпоху депрессии, изображали историю Колорадо — горняков серебряных и золотых копей, железнодорожников, Пайкс-Пик. Сцены напоминали мне, что Колорадо имело быстро богатеющее начало, чему способствовала недавняя волна вновь прибывших — вроде меня, — приезжавших сюда не из-за семейных или культурных связей, а просто из-за представившихся возможностей.

Акустика в зале была поразительной. Несмотря на размер помещения и количество зрителей, я мог слышать щелчки пальцев судебного репортера по клавиатуре компьютера на столе возле скамьи подсудимых, шелест бумаг ассистента прокурора и тяжелое дыхание подсудимого Обри Коутса, сорока трех лет, обвиняемого в похищении, сексуальном насилии и убийстве Кортни Уингейт, пяти лет, которая исчезла с игровой площадки кемпинга Одинокого каньона, куда Коутс был нанят управляющим. Так как кемпинг находился на территории национального леса, дело рассматривалось в федеральном суде.

Хотя я провел некоторое время в залах суда Биллингса как журналист — я освещал знаменитый процесс двух индейцев кроу и их наркоманки-подружки, которые совершили ряд преступлений в Южной Монтане и Северном Вайоминге и убили пару на ранчо, — зал судьи Морленда выглядел более внушительно благодаря его поведению. Он не кричал и не жестикулировал, но когда говорил, все его слушали. Морленд был властной и харизматичной личностью. Я не мог оторвать от него взгляд, как от великого актера — скажем, Дензела Вашингтона,[4] — даже когда он молчал и не был в центре внимания. И я был не единственным. Если Морленд поднимал бровь, когда адвокат задавал вопрос, адвокат покрывался потом, а на лице прокурора появлялось самодовольное выражение. Конечно, я наблюдал за ним с целью узнать что-нибудь о нем, найти слабое место. Если судья видел, как я входил в зал, он ничем этого не проявил. Я все еще не мог успокоиться после вечерних событий. В моем животе поселился черный клубок страха, который, казалось, поднимался вверх к легким, не давая мне дышать.

Я сидел рядом с крупной, хорошо одетой негритянкой в цветастом платье и с широким мясистым лицом, которая вроде бы не имела отношения к участникам процесса. Продолжая осматривать зал, я видел копов, репортеров, которых узнавал по кадрам из новостей на местном телевидении, множество зрителей, привлеченных мрачным колоритом дела, включая мою соседку. Потом я уставился в затылок самого Обри Коутса, сидящего за столом лицом к судье.

— Это Монстр, — сказала соседка, склонившись ко мне. Ее голая шоколадная рука излучала жар, а дыхание пахло мятой и сигаретами. — Он время от времени оборачивается и смотрит, кто здесь. Думаю, ему нравится внимание, потому что он ненормальный. Но когда он посмотрел на меня, я тоже посмотрела на него вот так… — Она отодвинулась и устремила на меня жуткий остановившийся взгляд. — От этого люди застывают как вкопанные. Но он только улыбнулся.

Я видел фотографии Обри Коутса в газетах. Конечно, их сделали до того, как его постригли и побрили. Теперь он сидел, сгорбившийся, маленький, в костюме, который был ему не по размеру. Над большими ушами висели пряди седых волос, и когда он поворачивался, чтобы прошептать что-то своему адвокату, я видел ястребиный, испещренный красными прожилками нос, толстые губы и острый подбородок. Когда он поворачивался назад, его лысая макушка отражала свет настенных ламп, рисующих на ней клетчатые узоры. Я подумал о природе зла, которую иногда можно ощутить.

— Несомненно, он это сделал, — сказала моя соседка. — И не только это.

Я протянул руку:

— Джек.

— Олив, — представилась она, обволакивая мою руку своей. — Спрашивайте меня обо всем. Я знаю всех в этом зале. Я часто хожу на процессы.

— А вы знаете адвоката Коутса? — спросил я, глядя на круглого человечка, сидящего рядом с подсудимым.

Она кивнула — ее глаза расширились.

— Он получил лучшего — Бертрама Лудика. Не знаю, как этот червяк мог себе такое позволить. Думаю, если бы Чарли Мэнсон[5] нанял Берти Лудика, он бы и по сей день втыкал в людей вилки! К счастью, судья Морленд не даст Берти откалывать трюки.

— Этого парня я знаю, — сказал я, кивнув в сторону Коуди, который приближался к скамье.

— Детектив Хойт, — сочувственно прошептала Олив. — Я бы хотела привести его домой, обнять и сказать, что все будет в порядке.

— Почему? — озадаченно спросил я.

— Посмотрите на него. У него неспокойно на душе, хоть он и великий детектив.

У него просто похмелье, подумал я.

На Коуди были синий костюм, топорщившийся под мышками, белая рубашка и полинявший красный галстук. Он пошатывался и пропускал пальцы сквозь растрепанные волосы. Когда он сел на свидетельское место, то окинул взглядом весь зал, словно говоря: «Я коп. Позвольте мне делать мою работу». Я кивнул ему, но не был уверен, что он меня видел.

— Напоминаем свидетелю, что он все еще под присягой, — сказал судья Морленд.

— Я понимаю, ваша честь.

— Мисс Блер, — судья повернулся к ассистенту прокурора — привлекательной рыжеволосой женщине, которая совещалась с прокурором за столом обвинения, — вы можете продолжать допрос свидетеля.

— Благодарю вас, ваша честь, — сказала она, вставая и приближаясь к кафедре. — У меня всего несколько вопросов.

Морленд нетерпеливым жестом подал ей знак приступать.

— Детектив Хойт, — начала она, листая страницы своей папки, — вы говорили в пятницу, перед перерывом на уик-энд, что, когда задержали обвиняемого утром 8 июня прошлого лета, он уничтожал улики…


Вот что я знал об Обри Коутсе, Монстре Одинокого каньона.

Каждое лето исчезали дети. В течение последних десяти лет они исчезали на каникулах, пока были со своими семьями в Западных горах.

Случалось, семья выезжала на пикник и внезапно обнаруживалось, что кто-то из детей не появился на обеде. Иногда дети просто исчезали, иногда тонули в реках, иногда злились на старших и убегали, а иногда садились не в тот автомобиль. Большинство было найдено. Помню, мой отец и я вызвались быть добровольцами при поисках пропавшего мальчика, который ушел из кемпинга возле Гейтса в Маунтин-Уилдернесс к северу от Хелены. Мы взяли лошадей и прочесывали дороги и речные берега, крича «Джеррод!» целых два дня, покуда Джеррода не нашли в миле от лагеря. Он признался, что заблудился в лесу и заснул, а от спасателей прятался, так как они были незнакомыми, а его учили не говорить с незнакомыми, даже зовущими его по имени.

Но в некоторых случаях детей не находили. Эти дети исчезали в Колорадо (Грэнд-Джанкшн, Пуэбло, Тринидад), Юте (Уосач, Сент-Джордж), Вайоминге (Рок-Спрингс, Пайндейл). Мальчики и девочки моложе двенадцати лет. Почти в каждом случае родители говорили, что дети исчезли буквально за одну минуту с игровых площадок, с полянок возле рек, с обочин дорог.

Глядя назад через годы, в описанных исчезновениях можно увидеть некий стандарт, схему, и власти порицали за то, что они этого не замечали. Но Коуди объяснил мне, что упрек несправедлив. Дети исчезали в трех штатах в течение десяти лет. Единственным сходным моментом было то, что они исчезали из кемпингов или на территории заповедников. Не оставалось ни следов, ни свидетельств, где именно детей забрали. Все происходило под различными юрисдикциями, с различными служителями закона. В ФБР ведущие следствие не обращались, так как связи обнаружили значительно позже. Ни у кого из родителей не требовали выкупа. Никто не признался и не обвинял других. И ни одно из тел не было найдено.

Обри Коутс, который временно заменял управляющих кемпингов, был допрошен в четырех случаях. В каждом случае Коутс отвечал на все вопросы и сотрудничал со следствием. Более чем однажды он вызывался помочь в поисках пропавших детей. Его никогда не арестовывали, и его имя не фигурировало в списках сексуальных преступников. Персонал Национальной лесной службы всех трех штатов знал его как эксцентричного одиночку с потрепанным трейлером «Эрстрим», уставленным антеннами и тарелками спутникового телевидения и Интернета, но считал его опытным и надежным. Когда управляющий кемпингом заболевал или уходил в отпуск, к нему обращались для замены. В его обязанности входило собирать плату за ночь, содержать территорию в чистоте и порядке, следить, чтобы обитатели кемпинга не задерживались позже оплаченного срока, и обеспечивать их советом и помощью. За двадцать лет работы на него подали только две жалобы. В одном случае родители жаловались, что он смеялся над их


Содержание:
 0  вы читаете: Три недели страха Three Weeks to Say Goodbye : Си Бокс  1  Глава 1 : Си Бокс
 2  Глава 2 : Си Бокс  4  Глава 4 : Си Бокс
 6  Глава 2 : Си Бокс  8  Глава 4 : Си Бокс
 10  Глава 6 : Си Бокс  12  Глава 5 : Си Бокс
 14  Глава 7 : Си Бокс  16  Глава 8 : Си Бокс
 18  Глава 9 : Си Бокс  20  Глава 10 : Си Бокс
 22  Понедельник, 12 ноября Остается тринадцать дней : Си Бокс  24  Глава 10 : Си Бокс
 26  В ВОЗДУХЕ / ДЕНВЕР / ВАЙОМИНГ : Си Бокс  28  Пятница, 16 ноября Остается девять дней : Си Бокс
 30  МОНТАНА : Си Бокс  32  Глава 14 : Си Бокс
 34  Глава 14 : Си Бокс  36  Глава 14 : Си Бокс
 38  Глава 15 : Си Бокс  40  Глава 17 : Си Бокс
 42  Глава 18 : Си Бокс  44  Четверг, 22 ноября Остается три дня : Си Бокс
 46  Пятница, 23 ноября Остается два дня : Си Бокс  48  Суббота, 24 ноября Остается один день : Си Бокс
 50  Воскресенье, 25 ноября Тот день : Си Бокс  52  Глава 24 : Си Бокс
 54  Глава 25 : Си Бокс  56  Глава 16 : Си Бокс
 58  Глава 15 : Си Бокс  60  Глава 17 : Си Бокс
 62  Глава 19 : Си Бокс  64  Глава 19 : Си Бокс
 66  Глава 20 : Си Бокс  68  Глава 21 : Си Бокс
 70  Глава 22 : Си Бокс  72  Глава 24 : Си Бокс
 74  Глава 24 : Си Бокс  76  Глава 25 : Си Бокс
 78  Глава 26 : Си Бокс  80  Глава 26 : Си Бокс
 81  Использовалась литература : Три недели страха Three Weeks to Say Goodbye    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap