Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 9 : Хиллари Боннэр

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




Глава 9

Хоспис располагался в современном, специально построенном здании на окраине Ньютон-Эббота. Келли уже однажды побывал там в прошлом году, навещая своего старого друга, который умирал. Келли надеялся, что больше никогда в жизни ему не придется переступать порог этого здания.

Когда он первый раз попал сюда, атмосфера была вовсе не такая, как он ожидал. Хоспис был тихим и спокойным заведением, в котором за пациентами ухаживали не только профессионально и в то же время ненавязчиво, но также очень заботливо. Келли подумал, что там просто замечательные сотрудники. Он бы с такой работой не справился, это уж точно. Как бы это ни называли, люди приходят в хоспис, чтобы умирать, и он бы не смог с этим справиться.

Он тихо постучался в палату Мойры. Дверь открыла Дженифер. Она улыбнулась и пустила его внутрь. Все три девочки сидели у кровати мамы. Но почти сразу, как только Келли зашел, они поднялись, чтобы уйти.

– Ты, наверное, хочешь побыть с мамой наедине, – сказала Дженифер. – Мы можем выпить пока чашечку чаю или что-нибудь в этом роде.

Келли кивнул. Как всегда, ни одна из девочек ни словом не упрекнула его. Они, разумеется, и не знали, что, к его еще большему стыду, он вовсе не хотел побыть с Мойрой наедине, но не мог этого сказать. Он сел на кровати совсем близко к Мойре и положил свою ладонь на ее ладонь.

Мойра слабо улыбнулась. Она выглядела ужасно больной, но все же Келли заметил, что она по-настоящему рада его видеть.

– Прости меня… – начал Келли.

Мойра продолжала улыбаться.

– Ты ведь всегда извиняешься, правда? – сказала она очень тихо.

– Да, я всегда извиняюсь, – улыбнулся Келли.

– Но ты же действительно меня любишь, Джон?

– О да, дорогая, я люблю тебя, я очень тебя люблю.

Это было легко. Видя, как беспомощно она лежит, он чувствовал, что любовь переполняет его. Но он знал, что его любовь к Мойре никогда не находила правильного выражения. Один психолог, который, по мнению Келли, обладал гораздо большим здравым смыслом, чем другие представители его профессии, однажды сказал: вся проблема в том, что каждый понимает слово «любовь» по-своему. Келли слишком хорошо понимал, что любил Мойру, любил ее всем своим сердцем, но это вовсе не означало, что он любил ее так, как она любила его. Прежде всего, Мойра была более постоянна. Она никогда не подводила его. Ни разу за десять лет, чего Келли не мог сказать о себе.

– Я тоже люблю тебя, Джон.

– Я знаю, дорогая. Тебе необязательно это говорить. Не утомляй себя.

– Нет, я хочу сказать. Я столько всего хочу сказать тебе, Джон. Ты же будешь продолжать общаться с девочками.

– Да, конечно, я буду.

– С ними все будет в порядке, я уверена. У меня хорошая страховка, каждой из них достанется небольшая сумма денег. И конечно, еще есть дом. Но Дженифер всего девятнадцать. Слишком мало, чтобы остаться совершенно одной. А Лини только на несколько лет старше ее. По крайней мере, Паула замужем, у нее есть своя семья. Я знаю, Дженифер и Лини могут навещать ее и Бена в любое время, когда захотят, но все-таки…

Голос Мойры стих. Келли не знал, что сказать.

– Она относится к тебе как к отцу, ты знаешь это, Джон, – продолжала Мойра. – Ты относился к ней намного лучше, чем к ней относился ее настоящий отец. Это правда.

Настоящий отец бил свою жену и почти не замечал своих детей. Все в этой жизни относительно. Келли надеялся, что для всех девочек Мойры он был лучше Питера Симонса. Но он также отлично знал, что был паршивым отцом для своего собственного сына. Для Ника. Смешные штуки иногда выкидывает жизнь.

– Для меня Дженифер – как родная дочь, Мойра, – сказал Келли.

И это было почти правдой. Но с другой стороны, Дженифер ведь ничего от него не требовала. Это и сделало их отношения почти идеальными. У Келли всегда плохо получалось выполнять чьи-то требования.

– Ты присматривай за ней. Будь с ней иногда. – Голос Мойры был теперь чуть громче шепота. Келли видел, что даже малейшее напряжение почти лишало ее сил.

– Конечно.

Келли чувствовал себя очень неуютно. Мойра давала ему указания, что следует делать, когда она умрет. Это было абсолютно ясно. Хотя слово на букву «с» даже не произносилось. Келли снова понял, что не хочет сидеть у ее кровати и слушать это. Не хочет вообще находиться рядом с ней. Да, это было ужасно. Но он предпочел бы находиться в любом другом месте, делая все, что угодно, только бы не сидеть у ее кровати и не смотреть, как она умирает, зная, что они никогда не заговорят об этой ужасной реальности. Никогда. Мойра была медсестрой. Но несмотря на это, а может быть, и именно из-за этого она не хотела обсуждать свою болезнь и ее последствия. Может, потому, что очень хорошо знала, каковы будут эти последствия.

– Не пытайся говорить, милая, – сказал он. – Не утомляй себя. Просто отдыхай. А я буду здесь, рядом с тобой.

Он сжал ее руку и почувствовал ответное пожатие, хоть и очень слабое. Глаза ее были закрыты. Она снова погрузилась в сон. Спустя какое-то время он уже не мог понять, спит она или без сознания.

Он ткнул кнопку звонка, вызывая сиделку. Она пришла очень быстро, наклонилась над Мойрой и аккуратно пощупала ее пульс.

– Сложно сказать, что на самом деле происходит, – произнесла сиделка. – Но пока она спокойна, пока нет болей и приступов отчаяния, то…

Она выпрямилась над кроватью Мойры. Совсем молодая женщина, еще почти ребенок, с длинными бледными волосами, собранными сзади в хвостик. Почти девочка, и делает такую работу. Келли не знал, что сказать ей.

Девушка повернулась к нему лицом.

– Это все, на что мы сейчас надеемся, – тихо сказала она.

Келли кивнул. Когда медсестра вышла, вернулись Дженифер и Паула. Келли видел, что обе выглядели очень уставшими.

– Послушайте, – сказал он. – Я сегодня ночью посижу с вашей мамой. Почему бы вам не пойти домой и не отдохнуть немного. Прошлой ночью вам это вряд ли удалось.

Девочки, в особенности Дженифер, начали было возражать, но потом все-таки сдались, так как и вправду очень устали, и согласились пойти домой. Это то немногое, что он может для них сделать, подумал Келли. Хотя бы может дать им возможность немного отдохнуть.

Одна из медсестер принесла ему подушку и одеяло. Он устроился в кресле рядом с кроватью и принялся наблюдать за Мойрой. Дыхание ее было неглубоким, глаза закрыты. Она лежала очень спокойно. Все это казалось Келли просто устрашающим.

Кресло, на котором он сидел, было не очень удобным, а мысли путались. Он думал, что ему вообще не удастся сомкнуть глаз, да он и не хотел спать. Он хотел просто смотреть за Мойрой. В конце концов, именно для этого он здесь и находился. Мысль о том, что, должно быть, она чувствует, лежа здесь, цепляясь за жизнь из последних сил, была просто невыносима. Периодически заглядывала медсестра. Один раз она спросила Келли, не хочет ли он чашечку чаю. Келли с благодарностью принял предложение. Полночь пришла и ушла, затем час ночи, два, три. Потом он, казалось, уже ничего не помнил до утра, до самого возвращения Дженифер. Его разбудили звук открывающейся двери и чьи-то шаги по комнате. Открыв глаза, он увидел, как Дженифер целует маму в лоб.

– Привет, – сказал он. – Должно быть, я отключился.

– Ничего, это нормально, Джон, – улыбнулась Дженифер.

Она выглядела совершенно другим человеком. Ничего не осталось от той уставшей молодой женщины, которую он отправил домой накануне вечером. Кожа светилась, волосы сияли, было видно, что она недавно помыла голову, яркий и чистый взгляд. Казалось, она полностью восстановила силы.

Келли посмотрел на часы. Всего семь тридцать. Но Дженифер явно удалось хорошо выспаться за это время.

Как же все-таки легко восстановить силы, когда ты молод, подумал Келли.

– Как она? – спросила Дженифер.

Келли нерешительно замялся. Увы, но он и понятия не имел, как она. Хотя в это верилось с трудом, он, кажется, проспал часа четыре. И даже в то время, когда он не спал и сидел возле ее кровати и смотрел на Мойру, он не знал, как она.

Как она? Спит или без сознания? Он не знал, что ответить. Она ждет своей смерти. Вот правильный ответ, подумал он, но этого никто не хочет произносить. По крайней мере в этой семье. А может, и в большинстве других семей. Келли не знал. Он никогда до этого не проводил ночь, сидя у кровати умирающей женщины. И очень надеялся, что никогда больше не будет.

– Все так же, – в конце концов ответил он.

– А. – Дженифер нежно улыбнулась своей маме. Маме, находящейся почти в коматозном состоянии.

Келли встал и вытянулся. Конечности затекли и болели. Одной ноги он совершенно не чувствовал. Ему пришлось опереться о стойку кровати, когда он неуклюже двинулся к Дженифер.

– Спасибо, что ты остался с мамой, – сказала она.

Келли только кивнул. Он не думал, что достоин каких-то слов благодарности. Только не с его послужным списком.

Он посмотрел на тело, лежащее на кровати. Он не мог точно выразить, что он чувствует. Сейчас он, наверное, любил Мойру как никогда. И в то же время он смотрел на нее и едва мог узнать в ней ту женщину, с которой делил свою жизнь. Она очень изменилась с тех пор, как он видел ее последний раз, всего только несколько дней назад. Она была очень худая и смертельно бледная. Но дело даже не в этом. Просто сама ее суть ушла из нее. Как будто ее душа каким-то образом уже покинула ее тело. И она уже просто не была Мойрой.

Затем она открыла глаза.

Келли всколыхнула горячая волна потрясения. Он понял, что, хоть никогда и не произносил этого даже в мыслях, но думал, что Мойра уже никогда не откроет глаз. Открытые глаза сделали ее вновь живой. Она снова была здесь. Возможно, ненадолго, но она была здесь.

– Доброе утро, дорогая, – сказала Дженифер.

Ее голос был на удивление обыденным. Может, в нем было лишь чуть больше нежности, чем если бы она желала доброго утра своей маме, но вполне здоровой. И все.

Келли попытался пожелать Мойре доброго утра. Слова просто застряли у него в горле. Он не мог заставить себя пожелать ей прожить еще один день. Только не в том состоянии, в каком она была. Он не хотел больше видеть, как она страдает. Он понятия не имел, что тут можно сказать. Он был просто не в состоянии говорить. Вся эта сцена у кровати казалась ему каким-то фарсом.

Затем он наклонился и взял ее за руку. Слезы наворачивались на глаза. Он чувствовал, что не имеет права плакать, потому что в течение почти всей болезни Мойры запаздывал с проявлениями своих чувств. Но только не потому, что его не заботило состояние Мойры. Нет, ему было не все равно. Далеко не все равно.

– А ты все еще здесь.

Это невероятно, подумал Келли, но она сумела слабо улыбнуться. И еще невероятнее ему казалось то, что она могла говорить, каким-то нереальным хриплым шепотом, произнося каждое слово с таким усилием, будто оно причиняет ей боль. Скорее всего, так и было. А потом она вздрогнула и еще глубже утонула в своих подушках. Попытка произнести эти слова, еще раз вступить в контакт с миром, который она почти покинула, видимо, оказалась ей не по силам. Мойра находилась в сознании, но была еще слабее, чем прошлым вечером.

Келли просто кивнул. Он чувствовал, как глаза его наполняются слезами. Он старался вновь взять себя в руки. Дженифер повернулась, чтобы взглянуть на него.

– Иди домой, Джон, – сказала она. Она говорила с ним почти с такой же нежностью, как с мамой. – Лини и Паула будут здесь с минуты на минуту. Им просто надо сделать пару звонков, уладить кое-какие вопросы. Но это ненадолго. Тебе надо работать, Джон. Мама не хотела бы, чтобы ты прекращал работать.

Келли засомневался, вновь стыдясь того, что ему хочется уйти из ее палаты. Но он не должен этого показывать. Ни в коем случае.

– Нет, я останусь, конечно, останусь, – сказал он.

Затем он почувствовал, что Мойра сжимает его руку. Каким-то образом у нее получилось сделать это даже сильнее, чем прошлым вечером. Глаза ее вновь были закрыты, и сначала Келли подумал, что ее пожатие просто рефлекторное. Он сжал ее руку в ответ. Казалось, это было все, что он мог сделать. Но Мойра снова заговорила, глаза ее оставались закрытыми, а пожатие – сильнее, чем, кажется, это было возможно. Голос был еще слабее, но слова достаточно сильные.

– Иди домой, Джон, и садись писать, лентяй, – сказала ему Мойра и разжала руку.

Горло его невольно сжалось. Почти удушье. Ему стало тяжело глотать и еще тяжелее нормально дышать. Он был готов сломаться. Боялся, что выставит себя полнейшим идиотом и этим только смутит Мойру, которая всегда была не тем человеком, кому надо показывать свои эмоции.

– Увидимся, – пробормотал он и с чувством облегчения направился к двери.

Как только он оказался в коридоре, он больше не мог себя контролировать. Слезы, которые он так старался сдержать, хлынули из глаз. Он снова затрясся, как и прошлой ночью, когда думал, что Мойра умерла.

Он знал, что в конце коридора есть мужской туалет, и поспешил туда. Слезы катились по лицу и падали на воротник рубашки, сдержать их нечего было и пытаться. Он уже бежал, чуть не сбив медсестру, которая выходила из соседней палаты. Боясь, что она заговорит с ним, он даже не повернулся к ней, не говоря уж о том, чтобы извиниться. Вместо этого он побежал еще быстрее, распахнул дверь туалета и заскочил вовнутрь. Как только закрылся в кабинке, он дал себе волю. И неудержимо разрыдался.

Тяжелые всхлипывания сотрясали его тело. Теперь он выпустил наружу все те эмоции, что сдерживал последние несколько месяцев. Ему казалось, что он будет плакать бесконечно. Останавливаться не хотелось совсем.

На несколько минут Келли отдался полному отчаянию.

Наконец он все-таки прекратил плакать. Вытер слезы, сполоснул холодной водой свои красные припухшие глаза и направился на парковку, опустив голову. Он не хотел, чтобы кто-нибудь видел, что он плакал.

Оказавшись в своем «MG», он сразу полез в бардачок в поисках электробритвы, работающей на батарейках, которую обычно там хранил. Келли был путешествующим журналистом почти всю свою жизнь, за исключением нескольких последних месяцев. При нем всегда был его паспорт и главная кредитная карточка в полной рабочей готовности. И основные туалетные принадлежности. Старые привычки долго не умирают.

Водя бритвой по щеке, он взял мобильник, чтобы позвонить Нику. Он хотел предупредить его об ухудшении состояния Мойры. Но хотя еще не было и восьми утра, ни мобильник Ника, ни его домашний телефон не отвечали. Ник, который в отличие от своего отца был жаворонком по природе, уже наверняка встал и работал. Ник работал дома, но Келли знал, что он часто не подходит к телефону, когда сидит за компьютером. Это, казалось, занимало почти все его время.

Келли оставил сыну короткое сообщение о том, что Мойра сейчас в хосписе. Потом начал думать, что же делать дальше.

Ему необходимо выпить кружку чаю, иначе он даже думать нормально не может. Горло пересохло, а язык и зубы покрывал налет. Еще он хотел почистить зубы и помыться. Келли точно знал, куда ему поехать, чтобы сделать все это.

Он завел мотор, сопроводив это короткой молитвой, потому что на всю ночь оставил мобильник на подзарядке. Аккумулятор, по-видимому, не израсходовался полностью. Машина завелась со второго раза. Келли поехал по направлению к Торки, но на автостоянке недалеко от Ньютон-Эббота притормозил. Там всегда была дорожная закусочная всего в нескольких ярдах от общественных туалетов. Прежде чем купить себе два бумажных стаканчика чаю, Келли зашел в уборную и быстро привел себя в порядок. Он с благодарностью вдохнул аромат чая, когда вновь сел в свою машину. Боб, хозяин заведения, сделал хороший крепкий чай из листовой заварки и, как всегда, не пожалел сахара.

Келли выпил первый стаканчик почти за один глоток, чуть не ошпарив себе язык. Что, подумал Келли, может немножко помочь с налетом, так как чистка зубов сделала только полдела. Затем он попытался выстроить планы на день. Он слишком хорошо знал, что у него есть только один способ справиться со своими переживаниями. Ему надо с головой уйти в работу. Но мысль о том, чтобы садиться за роман, казалась еще менее привлекательной, чем прежде.

В то время как хэнгриджское дело становилось все более привлекательным.

Он решил позвонить Карен.

Ее еще не было в офисе, что, собственно говоря, было неудивительно в двадцать минут девятого. Но ее мобильный тоже не отвечал. Келли решил, что позвонит ей попозже.

В любом случае он знал, каков будет его следующий шаг. Он хочет поговорить с мамой Джослин Слейд.

Миссис Фостер смогла дать ему адрес миссис Слейд, мамы девушки его сына, хотя сказала, что не знает, правильный ли он.

Маргарет Слейд жила в Рединге. Келли немного подумал и решил сначала поехать домой. Будет полезно немного покопаться в интернете и найти какую-нибудь информацию о девонширских стрелках, прежде чем продолжать расследование. А еще он очень хотел принять душ и переодеться.

Только после этого он поедет в Рединг. Дорога займет где-то три, три с половиной часа в худшем случае. И снова он приедет без предварительной договоренности. Пока что его метод был вполне результативным.

Мозги снова начали работать. Келли всегда намного больше нравилось разбираться в чужих проблемах, чем в своих собственных.


Содержание:
 0  Нет причин умирать No Reason to Die : Хиллари Боннэр  1  Глава 1 : Хиллари Боннэр
 2  Глава 2 : Хиллари Боннэр  3  Глава 3 : Хиллари Боннэр
 4  Глава 4 : Хиллари Боннэр  5  Глава 5 : Хиллари Боннэр
 6  Глава 6 : Хиллари Боннэр  7  Глава 7 : Хиллари Боннэр
 8  Глава 8 : Хиллари Боннэр  9  вы читаете: Глава 9 : Хиллари Боннэр
 10  Глава 10 : Хиллари Боннэр  11  Глава 11 : Хиллари Боннэр
 12  Глава 12 : Хиллари Боннэр  13  Глава 13 : Хиллари Боннэр
 14  Глава 14 : Хиллари Боннэр  15  Глава 15 : Хиллари Боннэр
 16  Глава 16 : Хиллари Боннэр  17  Глава 17 : Хиллари Боннэр
 18  Глава 18 : Хиллари Боннэр  19  Глава 19 : Хиллари Боннэр
 20  Глава 20 : Хиллари Боннэр  21  Глава 21 : Хиллари Боннэр
 22  Глава 22 : Хиллари Боннэр  23  Глава 23 : Хиллари Боннэр
 24  Использовалась литература : Нет причин умирать No Reason to Die    



 




sitemap