Детективы и Триллеры : Триллер : Через двадцать месяцев : Линкольн Чайлд

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  125  126

вы читаете книгу




Через двадцать месяцев

1

Питер Крейн решил, что она похожа на журавля, огромного белого журавля, поднявшегося над водой на забавно тонких ногах. Но пока вертолет подлетал ближе и далекий силуэт более ясно проступал на горизонте, сходство постепенно исчезало. Ноги стали мощнее, превратившись в трубообразные опоры из стали и армированного бетона. Тело оказалось многоэтажной надстройкой, утыканной факельными вышками и турбинами, украшенной, словно фестонами, консолями и решетками. А тонкий, похожий на шею предмет превратился в сложное подъемное устройство, торчащее на несколько сотен футов над платформой.

Летчик махнул в сторону приближавшейся платформы и поднял два пальца. Крейн кивнул, показывая, что понял его.

Стоял ясный день, и Крейн прищурился, чтобы блеск раскинувшегося во все стороны океана не мешал ему. После путешествия он чувствовал себя утомленным и потерянным: сначала перелет на коммерческом рейсе из Майами в Нью-Йорк, потом частный чартерный рейс «Гольфстрим джи-150» до Рейкьявика, а теперь еще и вертолет. Но усталость не притупила его неподдельного интереса.

Компания «Амалгамейтед шейл» ожидала от его экспертного заключения не так уж много — пусть он только сообщит им, что ему удалось выяснить. Крейну показалась странной поспешность, с какой в компании потребовали, чтобы он все бросил и махнул на платформу «Сторм кинг». Более того, Крейна озадачило то, что головной офис «Амшейла» в Исландии был полон техников и инженеров, а не буровиков и рабочих, как обычно.

И вот что еще удивительно: пилот вертолета оказался не из штата компании. Он носил форму военно-морского флота и был вооружен электрошокером.

На подлете к посадочной площадке вертолет заложил крутой вираж вдоль края платформы, и Крейн впервые осознал, насколько велико все сооружение. Одно только основание имело, должно быть, этажей восемь в высоту. Верхнюю палубу покрывал запутанный лабиринт модульных конструкций. Тут и там крохотные на фоне окружающих механизмов люди в ярко-желтой рабочей одежде проверяли оборудование, управляли насосами. Далеко-далеко внизу вокруг колонн, ныряющих на глубину в несколько тысяч футов, кипел и бурлил океан.

Вертолет снизил скорость, заложил вираж и сел на зеленый шестиугольник посадочной площадки. Повернувшись, чтобы взять сумки, Крейн заметил, что на краю площадки его ожидает высокая стройная женщина в куртке из непромокаемой ткани. Он поблагодарил пилота, открыл пассажирскую дверь, вышел на холодный воздух и инстинктивно пригнулся под вращающимися лопастями.

Он подошел к женщине, и она протянула ему руку.

— Доктор Крейн?

Крейн поздоровался.

— Да.

— Сюда, пожалуйста.

Женщина повернулась и повела его с вертолетной площадки вниз по короткой лестнице, а потом по длинным мосткам к закрытому люку того типа, что устанавливается на подводных лодках. Как ее зовут, она не сказала.

У люка нес вахту вооруженный винтовкой человек в форме. Он кивнул, когда они подошли, открыл люк, а потом задраил его за ними.

Внутри оказался просторный, ярко освещенный коридор с открытыми дверями по обеим сторонам. Не слышно было ни непрерывного свиста турбин, ни ритмичного гула бурового оборудования. Запах машинного масла ощущался весьма слабо, словно кто-то специально старался от него избавиться.

Крейн с сумками через плечо шагал за женщиной и с интересом заглядывал в двери, мимо которых они проходили. Любопытство не давало ему покоя: он увидел лаборатории, где помещались лекционные доски, компьютерные терминалы, средства связи. На верхней палубе стояла тишина, но при этом шла напряженная работа.

Крейн решился задать вопрос.

— А водолазы не в кессоне? — начал он. — Могу я с ними встретиться?

— Сюда, пожалуйста, — опять сказала женщина.

Они повернули за угол, спустились по лестнице и вышли в другой коридор, еще длиннее и шире предыдущего. Комнаты, мимо которых они проходили, тоже были больше — механические мастерские, складские помещения для какого-то сложного оборудования, которое Крейн и опознать не мог. Он нахмурился. Хотя платформа «Сторм кинг» снаружи напоминала нефтедобывающее сооружение, ему стало ясно, что нефть она больше не качает.

Что же здесь происходит?

— А специалисты по сосудистым заболеваниям или пульмонологи из Исландии прилетали? — спросил он.

Женщина не ответила, и Крейн пожал плечами. Он так далеко ехал, что теперь мог подождать несколько минут, пока на его вопрос ответят.

Женщина остановилась перед закрытой серой металлической дверью.

— Господин Ласситер ждет вас, — сказала она.

«Ласситер?» — удивился Крейн. Имя было ему неизвестно. Человека, который говорил с ним по телефону и вкратце рассказывал о ситуации на платформе, звали Саймон. Крейн глянул на дверь. На черной пластиковой табличке виднелась надпись белыми буквами: «Э. Ласситер, внешние связи».

Крейн повернулся к женщине в непромокаемой куртке, но та уже удалялась. Он поправил сумки и постучал.

— Войдите, — раздался хриплый голос из-за двери.

Э. Ласситер оказался высоким худощавым человеком с коротко стриженными светлыми волосами. Когда Крейн вошел, хозяин кабинета поднялся, обошел свой стол и пожал руку гостя. Ласситер не был в военной форме, но и стрижка, и быстрые экономные движения намекали на то, что он мог бы принадлежать армии. Сам маленький кабинет выглядел столь же практично, как и тот, кто его занимал. На столе почти ничего не было, только конверт из оберточной бумаги да цифровой диктофон.

— Можете оставить вещи здесь, — сказал Ласситер, указывая в дальний угол. — Присаживайтесь, пожалуйста.

— Спасибо.

Крейн взял придвинутый стул.

— Мне очень хочется узнать, что же тут произошло. Женщина, которая меня встретила, не стала ничего рассказывать.

— Не стану и я.

Ласситер улыбнулся; его улыбка исчезла почти сразу после того, как появилась.

— Все потом. Я должен задать вам несколько вопросов.

Крейн стерпел и это.

— Давайте, — сказал он, помолчав.

Ласситер нажал кнопку диктофона.

— Запись сделана второго июня. Присутствуют: я, Эдвард Ласситер, и доктор Питер Крейн. Место — станция обеспечения исследовательской экспедиции.

Ласситер глянул через стол на Крейна.

— Доктор Крейн, вы отдаете себе отчет в том, что длительность вашей командировки сюда не может быть точно определена?

— Да.

— Вы также понимаете, что обязаны не разглашать того, о чем узнаете здесь, а также раскрывать свои действия, совершенные на платформе?

— Да.

— Готовы дать письменное подтверждение?

— Да.

— Доктор Крейн, вы когда-нибудь подвергались аресту?

— Нет.

— Вы родились в США или получили гражданство?

— Я родился в городе Нью-Йорке.

— Принимаете ли вы лекарства от каких-либо заболеваний?

— Нет.

— Употребляете алкоголь или наркотики?

Отвечая, Крейн удивлялся все больше и больше.

— Если не считать злоупотреблением распитие пива иногда по выходным, то нет.

Ласситер не улыбнулся.

— Доктор Крейн, страдаете ли вы клаустрофобией?

— Нет.

Ласситер поставил диктофон на паузу. Взял конверт из оберточной бумаги, открыл его, вынул несколько листков и передал через стол.

— Пожалуйста, прочтите и подпишите каждый, — сказал он, вынув из кармана ручку и положив ее рядом с листками.

Крейн начал читать. И его удивление превратилось чуть ли не в изумление. Перед ним были три разных договора о неразглашении информации, подписка о неразглашении государственной тайны и еще один документ под названием «Соглашение об обязательном сотрудничестве». Все документы носили гриф правительства Соединенных Штатов, все надо было подписывать, и все они сулили неприятные последствия в том случае, если любая из их статей будет нарушена.

Крейн положил документы. Ему было неприятно ощущать на себе взгляд Ласситера. Это уж слишком. Наверное, надо вежливо поблагодарить хозяина кабинета, попросить извинения и вернуться к себе во Флориду.

Но как, собственно, это сделать? «Амшейл» потратил кучу денег, чтобы доставить его сюда. Вертолет уже улетел. Сам он, если честно, пока ни в каком другом исследовательском проекте не участвует. А потом, он никогда не отказывался принять вызов, тем более такой загадочный, как этот.

Крейн взял ручку и, не оставив себе времени передумать, подписал все шесть документов.

— Благодарю вас, — произнес Ласситер. Он снова включил диктофон. — Настоящим подтверждаю, что доктор Крейн подписал требуемые документы.

Он выключил диктофон и поднялся.

— Доктор, если вы пройдете за мной, то получите ответы на все свои вопросы.

Он первым вышел из кабинета и повел Крейна по коридору, через лабиринт административной зоны, в лифт и наконец в хорошо оснащенную библиотеку, забитую книгами, журналами и компьютерами. Ласситер указал на стол в дальнем конце комнаты — там стоял только компьютерный монитор.

— Я приду за вами, — сказал он, повернулся кругом и вышел.

Крейн сел, глядя, как закрывается за Ласситером дверь. В библиотеке больше никого не было, и он начал размышлять о том, что должно сейчас произойти. Вдруг экран монитора перед ним замигал. На нем появилось изображение седовласого, дочерна загорелого человека лет семидесяти. «Наверное, какой-то информационный ролик», — подумал Крейн. Но когда человек улыбнулся непосредственно ему, он понял, что смотрит не на компьютерный монитор, а на телеэкран местной сети. На пластиковом ободке над дисплеем была прикреплена крошечная видеокамера.

— Здравствуйте, доктор Крейн, — сказал человек. Он улыбнулся, и его приветливое лицо избороздили морщинки. — Меня зовут Говард Ашер.

— Рад познакомиться, — ответил экрану Крейн.

— Я — начальник научного отдела в Национальной службе океанографических исследований. Вы о ней знаете?

— Это филиал Национального управления по исследованию атмосферы и океана?

— Совершенно верно.

— Я в недоумении, доктор Ашер, вы ведь доктор?

— Да. Но зовите меня просто Говард.

— Хорошо, Говард. Какое отношение имеет платформа к Океанографической службе? И где господин Саймон, который говорил со мной по телефону? Это ведь он меня пригласил? Он сказал, что встретит меня здесь.

— Видите ли, доктор Крейн, никакого Саймона нет. Но есть я, и я буду рад рассказать вам, что смогу.

Крейн нахмурился.

— Мне сообщили, что среди водолазов, работающих на подводном оборудовании платформы, наблюдались случаи неких недомоганий. Это тоже неправда?

— Только частично. Вам рассказали немало неправды, за что я приношу свои извинения. Но это было необходимо. Понимаете, секретность для этого проекта важна, как никогда раньше. Потому что, Питер, — можно я буду так вас называть? — здесь мы имеем научное и историческое открытие века.

— Открытие века? — переспросил Крейн все еще с легким недоверием в голосе.

— Мне понятны ваши сомнения. Но тут я вас не обманываю. Ничуть. Однако говорить «открытие века», может быть, не совсем точно.

— Почему же… — начал Крейн.

— Мне следовало сказать «величайшее открытие всех времен».


Содержание:
 0  Из глубины Deep Storm : Линкольн Чайлд  1  вы читаете: Через двадцать месяцев : Линкольн Чайлд
 2  2 : Линкольн Чайлд  4  4 : Линкольн Чайлд
 8  8 : Линкольн Чайлд  12  12 : Линкольн Чайлд
 16  16 : Линкольн Чайлд  20  20 : Линкольн Чайлд
 24  24 : Линкольн Чайлд  28  28 : Линкольн Чайлд
 32  32 : Линкольн Чайлд  36  36 : Линкольн Чайлд
 40  40 : Линкольн Чайлд  44  44 : Линкольн Чайлд
 48  48 : Линкольн Чайлд  52  52 : Линкольн Чайлд
 56  56 : Линкольн Чайлд  60  60 : Линкольн Чайлд
 64  2 : Линкольн Чайлд  68  6 : Линкольн Чайлд
 72  10 : Линкольн Чайлд  76  14 : Линкольн Чайлд
 80  18 : Линкольн Чайлд  84  22 : Линкольн Чайлд
 88  26 : Линкольн Чайлд  92  30 : Линкольн Чайлд
 96  34 : Линкольн Чайлд  100  38 : Линкольн Чайлд
 104  42 : Линкольн Чайлд  108  46 : Линкольн Чайлд
 112  50 : Линкольн Чайлд  116  54 : Линкольн Чайлд
 120  58 : Линкольн Чайлд  124  62 : Линкольн Чайлд
 125  Эпилог : Линкольн Чайлд  126  Использовалась литература : Из глубины Deep Storm



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение