Детективы и Триллеры : Триллер : 60 : Линкольн Чайлд

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  59  60  61  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  125  126

вы читаете книгу




60

Тоннелепроходческую машину и снаряд отвели в боковую шахту. Активировали стабилизатор, который удерживал аппарат точно над аномалией. Эти последние действия неоднократно отрабатывались на тренажерах, и поэтому в реальной жизни они были выполнены безупречно. Теперь люди в Сфере работали словно хирурги, используя только компрессор и роботизированный манипулятор. В кабине стояла мертвая тишина.

— Еще раз, — прошептал Королис. — Осторожно, осторожно.

— Есть, сэр, — так же шепотом ответил Рафферти.

Три человека обменивались взглядами и короткими фразами. Похоже, обстановка подействовала даже на доктора Флайта. Королис вытер пот с лица и еще раз приник к крошечному видеоэкрану. В воздухе ощущалось какое-то благоговение, словно они были археологами и раскапывали знаменитую древнюю гробницу. Пульсирующая головная боль и неприятный металлический привкус на языке, что так донимали Королиса, теперь, кажется, совсем исчезли.

Он смотрел, как инженер послал вниз по тоннелю новую порцию сжатого воздуха. В желтом свете наружного прожектора Сферы появилось облачко песка и каменистых обломков, которое быстро втянул насос.

— Осторожно, — пробормотал Королис. — Какое расстояние?

— Мы на месте, сэр, — ответил Рафферти.

Королис опять приник к видеоэкрану.

— Еще порцию, — велел он.

— Есть еще порцию, сэр.

Он наблюдал, как очередной поток сжатого воздуха ударил в дно рабочего участка. Видны ему были и два больших подводных стража, которые плавали по бокам, беспокойно водя взад-вперед блестящими шлейфами, лениво покачивая усиками. Они словно следили за представлением. А почему бы и нет? Это же хорошо и правильно, что они здесь: они явились затем, чтобы не только стать свидетелями его триумфа, но и отвести к сказочным техническим сокровищам, поджидавшим именно его. Не случай привел сюда Королиса на самом важном погружении, это была сама судьба.

— Еще, — прошептал он.

Новый импульс — и опять серый вихрь донного грунта. Как только вакуумная система откачала взвесь, пространство в поле зрения очистилось. Коммандер еще крепче стиснул рукоятки управления.

Радио на пульте ожило.

— Сфера-три, вызывает диспетчерская. Сфера-три, вызывает диспетчерская, ответьте…

Не отрывая глаз от экрана, Королис протянул руку и выключил рацию. Он что-то увидел среди мути над поверхностью рабочего участка — яркое сверкание, почти как блеск металла в отраженном свете.

— Еще раз, — велел он. — Очень осторожно, доктор Рафферти. Аккуратно, как со стеклом.

— Так точно, сэр.

В темноте по ленивой воде прошел импульс сжатого воздуха, вызвавший новое возмущение серых и коричневых частиц. А когда все прояснилось, Королис ахнул.

— Господи боже мой, — воскликнул он.

Воздушная система расчистила дно шахты, открыв гладкую стеклянистую плоскость. Замершему у видеоэкрана Королису показалось, будто с крышки стола стерли пыль. Под ней появилась иллюзия (или он решил, что иллюзия) почти бездонной глубины: черная бесконечность, протянувшаяся куда-то вниз. Луч его прожектора преломлялся на блестящей поверхности, но Королис решил, что там внизу, за ярким отражением, показался еще один, тусклый, источник света.

Подводные стражи по бокам Сферы заволновались. Они уже не просто плавали, а беспокойно метались взад-вперед по узкому пространству шахты.

— Выключи свет, — велел Королис.

— Простите, сэр? — удивился Рафферти.

— Выключи, пожалуйста, свет.

Через миг прожектор погас. Теперь Королис видел лучше.

Они висели над огромной пещерой, и видна была только совсем небольшая ее часть. Была ли пещера пустой или вся заполнялась тем веществом, которое Коммандер видел прямо под собой, сказать было нельзя. Бархатная чернота давала только ощущение неизмеримой глубины.

Но нет… пока Королис смотрел, далеко внизу показался неяркий свет. Королис глядел, едва дыша, а огонек медленно разгорался.

Он придвигался ближе.

— Сэр! — воскликнул Рафферти.

Его обычно спокойный голос звучал напряженно. Королис глянул на него.

— Что такое?

— Сигналы прекратились. Снизу ничего не поступает.

— Вы все системы контролируете? — спросил Королис.

— Да, сэр. Радиоуправляемые и телеуправляемые тоже. Датчики работают в штатном режиме: ультразвуковой, радиационный, магнитометр.

Королис снова повернулся к видеоэкрану.

— Они выходят к нам, — прошептал он.

Свет стал ближе. Королис заметил, что его интенсивность меняется, но не в плавной волнообразной манере, как у подводных стражей, а резко, почти агрессивно пульсирует. И цвет был такой, какого он никогда не встречал, — так сияет раскаленный металл перегретого в горне клинка. Ему показалось, что он не только видит это сияние, но и ощущает его. Странное, беспокойное было это чувство. Такое, что волосы у него на затылке зашевелились.

— Сэр, — опять обратился к нему Рафферти. — Теперь, когда датчики работают, регистрируется излучение снизу.

— Какое, доктор Рафферти?

— Все виды, сэр. Инфракрасное, ультрафиолетовое, гамма-излучение, радиоволны. Приборы сходят с ума. Такого спектра я не знаю.

— Значит, надо его проанализировать, доктор Рафферти.

— Есть, сэр.

Инженер повернулся к маленькому ноутбуку, прикрепленному к пульту, и забарабанил по клавиатуре.

Королис вернулся к экрану. Странный сверкающий предмет продолжал подъем из густой черноты. Его удивительный цвет потемнел. Предмет имел форму тора, а его внешние обводы пульсировали даже ярче, чем он сам. Пока Королис смотрел, разинув рот, сияющее неземное чудо вдруг всколыхнуло в нем воспоминания детства, давно забытые. Шестилетним мальчиком родители взяли его в Италию, где они все вместе посетили папскую мессу в базилике Святого Петра. Когда понтифик вынул гостию и, подняв над головой, показал собравшимся, Королис почувствовал, словно по его телу пробежал электрический ток. Роскошь барочного представления впервые дала ему прочувствовать всю важность события. Тогда, у дарохранительницы, понтифик предлагал ему самый дивный дар этого мира — таинство Святых Даров.

Конечно, с тех пор официальная религия давно утратила в глазах Королиса всякий смысл. Но сейчас, глядя на этот поразительный сияющий предмет, он испытал все тот же вихрь эмоций. Сейчас ему несли самый дивный дар Вселенной — высшую власть.

Во рту пересохло, а на язык вернулся медный привкус.

— Не хотите посмотреть? — спросил он хриплым голосом.

Рафферти все еще сидел, согнувшись над своим ноутбуком. Доктор Флайт кивнул, пробрался по тесному помещению и занял место перед экраном. Сначала старик ничего не говорил. Но через миг он вскинул голову и пробормотал:

— «Не свет, но тьма…»

Вдруг Рафферти оторвался от ноутбука.

— Коммандер! — воскликнул он.

Королис обернулся к нему.

— Сэр, вы должны это видеть.

Королис нагнулся над монитором, изображавшим две фигуры, составленные из мешанины узких вертикальных линий.

— Сначала я не мог определить спектр электромагнитного излучения, — начал Рафферти. — Мне казалось, что такое невозможно и в показаниях приборов нет никакого смысла.

— Почему?

Королис понял, что взгляд его против воли обращен к рамке экрана.

— Потому что спектр содержит длины волн и материи, и антиматерии в одно и то же время.

— Но так не бывает. Материя и антиматерия не могут существовать вместе.

— Именно. Но посмотрите сюда. Согласно показаниям датчиков, вот эта штука состоит и из того и из другого. Тогда я разделил характеристики материи и антиматерии. И вот что получил…

Инженер указал на монитор.

— Что это?

— Излучение Хокинга, сэр.

Доктор Флайт, услышав это, в удивлении повернулся, оторвавшись от экрана.

— Излучение Хокинга? — переспросил Королис.

Рафферти кивнул. На его лбу выступил пот, а в глазах появился странный блеск.

— Это тепловое излучение, регистрируемое по краям черной дыры.

— Ты шутишь.

Инженер покачал головой.

— Любой астрофизик сразу узнает этот спектр излучения.

Королис ощутил, как нараставший в нем восторг растворяется в недоверии.

— Ты хочешь сказать, что вот это, то, на что мы смотрим, — черная дыра? Которая состоит из материи и антиматерии в одно и то же время? Это же невозможно!

Флайт вернулся к обзорному экрану. И вдруг отпрянул от него.

— Эгей! Кажется, я понял!

— Тогда объясните, пожалуйста, доктор Флайт.

— Господа, господа, тороидальный объект под нами — не черная дыра, а две черные дыры!

— Две? — опять переспросил Королис, все меньше веря.

— Да. Я так и говорю. Представьте себе две черные дыры, каждая из них невелика, примерно размером со стеклянный шарик; они вращаются друг вокруг друга по сверхмалым орбитам на большой скорости, наверное, тысячу оборотов в секунду, а то и быстрее.

— Как вращаются? — спросил Королис.

— Даже я не могу ответить на все вопросы, коммандер Королис. Наверное, на этих траекториях их удерживает какая-то сила, какая-то технология, природа которой нам неизвестна. Невооруженному глазу они кажутся одним телом. А согласно приборам Рафферти, они испускают излучение Хокинга, характерное как для материи, так и для антиматерии.

— Но на самом деле это два разных тела? — уточнил Королис.

— Конечно, — выдохнул Рафферти. — Это и показывают раздельные спектры на моем компьютере.

И Королис внезапно понял. Невообразимо мощное, но изящное в своей простоте оружие. Его снова охватил восторг.

— Две черные дыры, — сказал он скорее сам себе, чем остальным. — Материя и антиматерия. Запертые рядом, но не соприкасающиеся. А если силу, которая удерживает их на орбитах, убрать… или выключить…

— Материя и антиматерия столкнутся, — мрачно произнес Рафферти. — Произойдет полный переход материи в энергию. В энергию превратится больше вещества на единицу массы, чем во время любой другой известной науке реакции.

— Дайте посмотреть.

Королис занял место доктора Флайта у экрана. Сердце колотилось у него в груди, а руки соскальзывали с пульта управления. Он с благоговением изучал объект внизу.

Начиная погружение, он рассчитывал найти новые, многообещающие технологии, что-нибудь ошеломляющее, невообразимое — такое, что могло бы обеспечить вечное превосходство Америки. Но удача превзошла даже самые смелые ожидания.

— Бомба, — прошептал он. — Самая мощная бомба во всей Вселенной. А ее можно положить в спичечный коробок.

— Бомба? — переспросил Рафферти, в его голосе слышалось беспокойство, даже страх. — Сэр, вот это, под нами, как оружие практической ценности не имеет.

— Почему это? — спросил Королис, не отрывая взгляда от экрана.

— Потому что его нельзя будет использовать. Если эти две черные дыры когда-нибудь соприкоснутся, сила взрыва будет невообразимой. Погибнет вся Солнечная система.

Но Королис его уже не слышал. Потому что черная бесконечность на экране стала едва уловимо меняться.

Там, где раньше была одна лишь чернильная темнота, нарушаемая только сверканием одинокого артефакта, появился слабый синеватый свет, начавший заполнять пустое пространство внизу. Словно занималась заря. У Королиса перехватило дыхание, когда он увидел, что именно высветилось. Там был не один такой артефакт, а сотни, нет, тысячи, они парили, пойманные в необъятную прозрачную клетку, простертую под Сферой. Ближайшие сияли странным, неземным сиянием. А самые дальние обозначились маленькими, словно булавочные головки, искрами, едва заметными глазу. Между ними, трепеща усиками, безостановочно сновали подводные стражи.

Такая находка перекрывала все ожидания, ошеломляла, выходила за пределы воображения.

Королис оторвался от экрана, тыльной стороной кисти вытер глаза и снова приник к окуляру.

— Возвращайтесь к своему пульту, — сказал он Флайту. — И готовьте манипулятор.

Инженер-кибернетик заморгал.

— Простите?

— Готовьте манипулятор. Вытяните его вниз на метр.

— Но тогда он коснется поверхности…

— Именно.

Наступило молчание. Потом заговорил Рафферти:

— Простите, сэр, но вы уверены, что это разумно, учитывая явное…

— Я хочу дать им знать, что мы принимаем их дар.

Опять молчание. Флайт, пробормотав что-то по-гречески, сел за свой пульт и привел в действие механизм управления механической рукой.

Королис наблюдал на экране, как манипулятор выходит в поле зрения камеры под Сферой. Он двигался вперед медленно, немного неровно, вытянув вперед один металлический палец. И снова память вернулась в детство, к тому путешествию в Рим. Королис вспомнил, как стоял в Сикстинской капелле, смотрел, открыв рот, вверх, на «Сотворение Адама» работы Микеланджело — кончики пальцев Бога и человека вот-вот соприкоснутся, — первый миг жизни, начало всех начал…

Манипулятор уперся в прозрачную поверхность. Она подалась, словно прозрачный желатин.

Королису показалось, что он слышит далекий звук, словно пение хора где-то на вершине горы. Вот это каково — дотянуться до вечности…

Вдруг два подводных стража, плававшие по бокам Сферы, пропали из виду. Только что они были, а в следующий миг их не стало, только память еще сохраняла их образы. Королис смотрел, как глубоко в пространстве под ним разгорается свет. Он имел золотистый оттенок крошечного солнца. И его безжалостное сияние обнажило все тайны необъятной пещеры. Королис замер, потрясенный, когда ему открылись истинные, невообразимые размеры и ошеломляющее, не поддающееся рассудку количество артефактов, заключенных в ней.

Запасов смертоносного арсенала хватит на уничтожение космоса.

— Если одним можно взорвать Солнечную систему, зачем им тысячи? — прошептал он.

В наступившей тишине раздался голос Флайта:

— Знаете, почему Парфенон лежит в развалинах? — спросил он.

Это прозвучало так неожиданно, что Королис невольно обернулся к старику.

— Турки, — продолжал тот, став необычно серьезным. — В восемнадцатом веке они использовали его как склад боеприпасов. А случайный снаряд все взорвал. Коммандер, перед нами — то же самое. Тут свалка оружия, продукт межгалактической гонки вооружений. Все это далеко превосходит наши технические представления.

— Ерунда, — ответил Королис. — С вами, наверное, говорил доктор Крейн?

— Боюсь, что это не ерунда. Нам нельзя было это находить. Оружие запрятали так, чтобы никто не мог его обнаружить или использовать. Потому что оно способно уничтожить не только Солнце, но и всю известную часть Вселенной.

— Сэр! — воскликнул Рафферти. — Идут какие-то странные сигналы.

— Какие?

— Я ничего подобного еще не видел. Совершенно неизвестное излучение.

— Энергия?

— Так точно. И движется к нам с ужасающей скоростью.

— «Род приходит, и род уходит, — протянул Флайт низким, скорбным, заунывным голосом, — а земля пребывает вовеки…»[16]

Повернувшись к экрану, Королис увидел, что расцветшее под ними солнце оказалось не таким уж и маленьким. Пение зазвучало громче, перешло в жуткий крик. Еще через миг Королис понял, что нечто внизу движется, проходя мимо подводных стражей и артефактов, то есть бомб, с такой скоростью, что они мелькают цветными пятнами. Прямолинейное движение предмета напомнило ему ракету «земля-воздух», вышедшую на цель. Но тут объект, приблизившись, утратил всякое сходство с любыми известными Королису, он несся все быстрее по пещере под ними, вырастая в размерах, пока его безжалостный свет не залил весь обзорный экран, выбрасывая языки пламени бешеными завихрениями, словно брызги расплавленного металла…

…а когда он поглотил Сферу-три и выплеснулся в тоннель, менее чем за тысячную долю секунды превратив в пар плоть Королиса и в уголь — его кости, коммандер так и не успел ощутить ни удивления, ни боли.


Содержание:
 0  Из глубины Deep Storm : Линкольн Чайлд  1  Через двадцать месяцев : Линкольн Чайлд
 4  4 : Линкольн Чайлд  8  8 : Линкольн Чайлд
 12  12 : Линкольн Чайлд  16  16 : Линкольн Чайлд
 20  20 : Линкольн Чайлд  24  24 : Линкольн Чайлд
 28  28 : Линкольн Чайлд  32  32 : Линкольн Чайлд
 36  36 : Линкольн Чайлд  40  40 : Линкольн Чайлд
 44  44 : Линкольн Чайлд  48  48 : Линкольн Чайлд
 52  52 : Линкольн Чайлд  56  56 : Линкольн Чайлд
 59  59 : Линкольн Чайлд  60  вы читаете: 60 : Линкольн Чайлд
 61  61 : Линкольн Чайлд  64  2 : Линкольн Чайлд
 68  6 : Линкольн Чайлд  72  10 : Линкольн Чайлд
 76  14 : Линкольн Чайлд  80  18 : Линкольн Чайлд
 84  22 : Линкольн Чайлд  88  26 : Линкольн Чайлд
 92  30 : Линкольн Чайлд  96  34 : Линкольн Чайлд
 100  38 : Линкольн Чайлд  104  42 : Линкольн Чайлд
 108  46 : Линкольн Чайлд  112  50 : Линкольн Чайлд
 116  54 : Линкольн Чайлд  120  58 : Линкольн Чайлд
 124  62 : Линкольн Чайлд  125  Эпилог : Линкольн Чайлд
 126  Использовалась литература : Из глубины Deep Storm    



 




sitemap