Детективы и Триллеры : Триллер : Лилия прокаженных The Lazarus Bell : Патрик Данн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу

Чума, проказа и черная магия…

То, чего люди Средневековья боялись больше всего на свете.

И вдруг в наши дни эти древние страхи становятся реальностью.

Иллон Боуи, ведущая археологические раскопки на древнем «чумном кладбище», находит статую Мадонны с младенцем — чудотворную реликвию, исчезнувшую много веков назад.

Однако бесценная находка словно накладывает на город загадочное проклятие…

Люди один за другим гибнут от неизвестной болезни, а в окрестностях находят труп молодой женщины, ставшей, по всей видимости, жертвой ритуального убийства.

Иллон и ее новый друг, патологоанатом Питер Грут, уверены — между эпидемией и убийством есть связь. Но чтобы понять, какова она, им придется раскрыть одну из самых мрачных тайн Средневековья…

Моей жене Текле, которую я люблю, и в память о Шейле

ПРОЛОГ

У самой излучины ручей размыл поросший травой берег.

Грунт осыпался, мало-помалу образовалась подводная песчаная отмель, за которой поток лениво завихрялся под нависшей над ним ивой. Сюда часто затягивало речной мусор, и он подолгу плавал кругами, пока изменчивое течение или порыв ветра не освобождали его из ловушки. Но летом цветущие водоросли помогали водовороту надежно удерживать свою добычу.

Майским утром, в пятницу, облокотившись на перила деревянного мостика над ручьем, Артур Шоу любовался открывающимся видом. Под лучами солнца вода превратилась в прозрачный мед, над которым взад и вперед летали ярко-красные стрекозы. Ветерок приносил миндальный аромат белых соцветий таволги, кипенью стелившейся по соседнему лугу. Журчащий ручей струился в лесной тени мимо поросших мхом валунов известняка, выходящего кое-где на поверхность. Дальше, у излучины, покачивался в потоке ворох желто-белых лютиков.

Артуру вспомнились далекие годы юности. Бойн был совсем иным, пока ради полевой дренажной системы люди не загубили его русло, а вместе с ним островки, запруды и водяные мельницы.

Перепутавшиеся стеблями лютики напомнили Артуру о любимой картине — Офелия на траурном ложе из цветов, плывущем по реке. Как кто-то любит натюрморты или зимние пейзажи, так Артура влекли полотна с изображением реки, и тем сильнее, чем сюжет был трагичнее. Хотя стареющий мистер Шоу жил в двадцать первом веке, сердце его было истинно викторианским — мягкость и нежность под стальной оболочкой.

Он недолго предавался воспоминаниям и уже хотел продолжить прогулку по Брукфилдскому саду, когда заметил какой-то блеск в воде неподалеку. Сойдя с мостика, Артур прошел несколько метров вдоль берега. К его огорчению, на дне лежала пивная банка, отражавшая солнечные лучи. Как тут не стать брюзгой? То, что подростки проносили в сад выпивку, было, конечно, плохо, но бросать в ручей мусор — совсем уж никуда не годится. Шумно возмущаясь загрязнением планеты, нынешняя молодежь заботилась о родных ручьях и реках ничуть не больше вандалов двадцатого века, давших официальное согласие на постепенное уничтожение Бойна.

А потом Артур приметил кое-что еще; точнее, учуял. И сперва подумал, что причина запаха — мертвая овца или ягненок. Во время весенних паводков животные, случалось, тонули, их уносило течением и затягивало в водоворот у излучины.

Ему было видно, что в водорослях что-то запуталось, довольно объемное, только точно не овца — скорее мешок. Над ним роились и жужжали стаи мух. Кто-то утопил выводок котят, решил Артур и, слегка согнувшись, пробрался под ветками ивы к краю берега.

У него была с собой трость, он опирался на нее во время прогулок — после того как с ним случился удар. Не без труда сполз он с берега вниз на полоску сухого песка и толкнул мешок тростью. Вместо того чтобы освободиться от опутавших его водорослей, мешок повернулся вокруг собственной оси, и Артур увидел, что скрывалось под водой.

Ступня. Несомненно, женская — на некоторых ногтях сохранился пурпурный лак. Кожа была покрыта странными крапинами, как оперение у сороки. Он прищурил глаза, полагая, что всему виной игра света от проникающих сквозь листву солнечных лучей.

Но пятнистая кожа была не единственной странностью. На картине Милле лицо Офелии обращено к небу, длинные локоны плавают в воде. Лица женщины видно не было — вернее, так он вначале подумал, но после того как распухший торс еще раз повернулся в потоке, понял, что головы у трупа нет — лишь пара шейных позвонков между плечами.


Содержание:
 0  вы читаете: Лилия прокаженных The Lazarus Bell : Патрик Данн  1  ГЛАВА 1 : Патрик Данн
 2  ГЛАВА 2 : Патрик Данн  3  ГЛАВА 3 : Патрик Данн
 4  ГЛАВА 4 : Патрик Данн  5  ГЛАВА 5 : Патрик Данн
 6  ГЛАВА 6 : Патрик Данн  7  ГЛАВА 7 : Патрик Данн
 8  ГЛАВА 8 : Патрик Данн  9  ГЛАВА 9 : Патрик Данн
 10  ГЛАВА 10 : Патрик Данн  11  ГЛАВА 11 : Патрик Данн
 12  ГЛАВА 12 : Патрик Данн  13  ГЛАВА 13 : Патрик Данн
 14  ГЛАВА 14 : Патрик Данн  15  ГЛАВА 15 : Патрик Данн
 16  ГЛАВА 16 : Патрик Данн  17  ГЛАВА 17 : Патрик Данн
 18  ГЛАВА 18 : Патрик Данн  19  ГЛАВА 19 : Патрик Данн
 20  ГЛАВА 20 : Патрик Данн  21  ГЛАВА 21 : Патрик Данн
 22  ГЛАВА 22 : Патрик Данн  23  ГЛАВА 23 : Патрик Данн
 24  ГЛАВА 24 : Патрик Данн  25  ГЛАВА 25 : Патрик Данн
 26  ГЛАВА 26 : Патрик Данн  27  ГЛАВА 27 : Патрик Данн
 28  ГЛАВА 28 : Патрик Данн  29  ГЛАВА 29 : Патрик Данн
 30  ГЛАВА 30 : Патрик Данн  31  ГЛАВА 31 : Патрик Данн
 32  ГЛАВА 32 : Патрик Данн  33  ГЛАВА 33 : Патрик Данн
 34  ГЛАВА 34 : Патрик Данн  35  ГЛАВА 35 : Патрик Данн
 36  ГЛАВА 36 : Патрик Данн  37  ГЛАВА 37 : Патрик Данн
 38  ГЛАВА 38 : Патрик Данн  39  Использовалась литература : Лилия прокаженных The Lazarus Bell
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap