Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 12 : Полина Дашкова

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40

вы читаете книгу

Глава 12

В шестьдесят четвертом году все носили короткие юбки. Даже старые, толстые, кривоногие. Даже профсоюзные чиновницы и заведующие идеологическими отделами райкомов. Даже беременные на последних месяцах.

Наташа Герасимова без конца одергивала подол короткого широкого платья, которое сшила себе еще в Москве специально для последних месяцев на старенькой зингеровской машинке. Она стеснялась огромного живота, худых коленок, развалистой бабьей походки. Впрочем, ходить было некуда и стесняться некого.

Маленький гарнизонный городок напоминал общагу или коммуналку под открытым небом. Офицерские жены разгуливали по пыльным улочкам в халатах и бигуди, с кастрюльками и сковородками в руках. Стоило появиться в чем-то нарядном, с прической и макияжем, тут же на тебя смотрели косо, шептались за спиной: перед кем ты хочешь выпендриться, интересно?

Ближайшим городом был унылый голодный Кызыл, столица Тувы, и главным развлечением считалась поездка туда за покупками. Покупать было нечего, но офицерским женам к праздникам выдавались талоны закрытого распределителя.

Каждая новая пара обуви, каждая шмотка долго еще обсуждалась, примерялась, ощупывалась, чтобы наконец улечься в комод идеи в огромный фанерный чемодан до лучших времен.

Жизнь в городке была тошнотворно скучна, всякая мелочь моментально обрастала фантастическими подробностями. Не было телевизоров, только радио. Оно орало целыми днями, и этот звуковой фон уже не замечался. Потом, через многие годы, Наташа ловила себя на том, что постоянно напевает песни Пьехи и Кристаяинской.

Им с Володей предоставили комнату в офицерском общежитии. Она казалась просторной, потому что в ней почти не было мебели. Шаткая полуторная тахтенка, накрытая грубым одеялом цвета хаки, довоенный комод, этажерка, стол и два стула. Все казенное, с латунными бирками.

Наташа при первой поездке в Кызыл накупила сатина и ситца, одолжила у соседки-фельдшерицы швейную машинку, и через пару недель пустую казенную комнату нельзя было узнать. На окне трепетали веселые бело-голубые шторки, на тахте лежало стеганое покрывало, на столе скатерть. Осталось еще много ткани, и Наташа принялась шить детское одеяльце на ватине, кроила распашонки, пеленки.

Мама писала ей длинные грустные письма, и каждое кончалось целой страницей вопросов. Как Наташа питается? Чем занимается целыми днями? Какая стоит погода?

О чем они вечером разговаривают с Володей? И так далее. Наташа отвечала коротко и весело. Неустроенный быт забавлял ее. Саянское лето с его белесой жарой и черными пыльными бурями представлялось ей необыкновенно романтичным.

Иногда за работой она застывала на минуту, ее круглое детское лицо вытягивалось, становилось взрослым, сосредоточенным. Она прислушивалась к своему большому животу, и с каждым разом все отчетливей чувствовала упругие сильные движения.

Наташа очень серьезно относилась к своей беременности, старалась соблюдать режим, обязательно гуляла не меньше двух часов в день. На окраине городка был маленький аэродром; за летным полем начиналась жидкая березовая рощица, подступавшая к подножию лысой горы, Наташа собирала пушистые нежные букеты незабудок и багульника, приносила домой, ставила в литровую банку, и комната наполнялась горьковатым ароматом диких цветов.

Рожать ей предстояло в середине августа. Они с Володей решили, что заранее, примерно за неделю до предполагаемого срока, он отвезет жену в Абакан в военный госпиталь, где отличные условия и грамотные врачи.

Кончился июнь. В нижнем ящике казенного комода лежали аккуратные стопки пеленок и распашонок. Иногда заходила фельдшерица Кира Пантелеевна, рыхлая высокая баба шестидесяти лет. Она осматривала Наташин живот, прижимала к коже акушерский стетоскоп, похожий на игрушечную дудку, качала оранжевой пышной прической, поджимала тонкий рот и важно сообщала:

– Так и есть, в августе родишь, числа пятнадцатого. Сердцебиение вроде нормальное, только не пойму, как он у тебя лежит, где попа, где голова.

– Он? – уточняла Наташа.

– Да кто ж их разберет? – вздыхала Кира Пантелеевна. – У тебя, впрочем, скорее девочка будет. Больно шустрый плод, прямо так и прыгает.

Специально для фельдшерицы Наташа держала на посудной полке бутылочку крепленого сладкого вина. Кира Пантелеевна тянула вино, как чай, со свистом, потела и отдувалась, закусывала соевыми батончиками и липкой карамелью.

– Ты, главное, на открытый огонь не смотри, – учила она Наташу, – а то будет у ребеночка красное родимое пятно во все лицо. Вверх не тянись, когда белье развешиваешь, а то пуповина обовьется вокруг шейки. И не вздумай волосы подстригать, пока не родишь. Тут вот в позапрошлом году одна взяла и подстриглась за неделю до родов, – фельдшерица допила залпом все, что осталось в стакане, утерлась ладошкой, – ну и вот, значит, подстриглась майорская жена под Эдиту Пьеху, повезли ее на вертолете рожать в Абакан. Вроде третьи роды, женщина такая крепкая, однако родила мертвенького мальчика. – Пантелеевна налила себе еще вина, выпила, зевнула со стоном и, покачав пальцем у Наташи перед носом, произнесла со значением:

– Апсиксия!

– Асфиксия, – поправила Наташа. Ей совсем не нравились всякие страшные истории о неудачных родах, но она терпела, поскольку никто, кроме Пантеелевны, не мог квалифицированно прослушать ее живот и сказать, что все в порядке. В гарнизоне был врач, хмурый молодой москвич по фамилии Усманов, но Наташа стеснялась его. К тому же до ее приезда между Усмановым и Володей случился тяжелый конфликт. Володя за незначительную провинность отправил на гауптвахту солдата, у которого было обострение какой-то почечной болезни. Доктор требовал парня освободить, Володя заявил, что он покрывает симулянта, а через три дня солдата пришлось отправить на вертолете в Абакан и там ему сделали операцию.

Доктор накатал жалобу на старшего лейтенанта Герасимова, но начальство как-то замяло дело, Володя был на отличном счету. С тех пор они с доктором не здоровались.

К июлю жара стала невыносимой. Городок погрузился в пыльное серо-желтое марево. У Наташи распухали ноги и кружилась голова, но ;она заставляла себя гулять по тусклым раскаленным улицам. Прежние маршруты к рощице за летным полем были ей не по силам.

Однажды она столкнулась на улице с доктором Усмановым. Собиралась пыльная буря, небо налилось желтушной мутью, воздух как будто исчез. Возле больнички несколько солдат копали траншею. Они были голые по пояс и черные, как негры.

Доктор в белоснежном халате сидел на крыльце и курил. Наташа тяжело плелась мимо, в руке у нее болталась авоська с хлебом.

– Наталья Марковна, вы не хотите ко мне заглянуть? – окликнул ее Усманов.

От неожиданности она вздрогнула и чуть не упала, поперек дороги валялась лопата. Доктор встал, взял ее под руку, повел в больничку. Там над рукомойником висело зеркало. Наташа увидела кошмарное лицо, серо-черное, с красными больными глазами. Пот смешался с пылью, глаза слезились.

– Вам, наверное, надо умыться, – сказал Усманов.

Наташа покорно кивнула. Вода в рукомойнике была теплой. В кабинете гудел вентилятор, от него шла волна обманчивой прохлады. Доктор протянул Наташе полотенце и спросил, как она себя чувствует.

– Нормально, – Наташа тяжело опустилась на банкетку.

– Давайте-ка я вас осмотрю, – предложил он.

– Спасибо, меня Кира Пантелеевна наблюдает, – слабо улыбнулась Наташа.

– Пантелеевна-это, конечно, хорошо, – кивнул доктор, – и что она говорит, когда вам рожать?

– В середине августа.

– А я думаю, раньше. Лягте, пожалуйста.

Наташа скинула туфли, вытянулась на банкетке. Усманов долго слушал и ощупывал живот, потом измерил давление, зачем-то посмотрел язык, горло, попросил повертеть глазами, неприятно оттянул нижние веки, наконец хмуро произнес:

– Вам надо срочно ехать в Абакан, нужны анализы, квалифицированный осмотр, возможно даже рентген.

– Что-то не так? – испугалась Наташа.

– Мне кажется, у вас двойня. Нет-нет, ничего страшного, просто родить вы можете раньше срока. Лучше не рисковать.

Буря еще не успела разгуляться, до дома было пять минут ходьбы, но Усманов отправился провожать Наташу, держал под руку, как больную, и уговаривал немедленно отправляться в абаканский госпиталь.

Когда Наташа поднялась в свою комнату, небо стало совсем черным, взвыл ветер, вздыбились бешеные воронки пыли и мусора. Наташа бросилась закрывать окно и увидела, как Усманов бежит сквозь вихрь назад, в больничку. Белый халат раздулся огромным пузырем и исчез в черном вихре.

Вечером Наташа рассказала мужу о встрече доктором. Володя слушал и злился:

– Тоже мне специалист! Никто его не просил тебя осматривать.

– Володенька, а если он прав? Может, ты отвезешь меня пораньше? Вдруг правда двойня? – Чепуха, – старший лейтенант хлопнул ладонью по столу, – Пантелеевна тебя каждую неделю смотрит и никакой двойни не обнаружила. А она, между прочим, профессиональный акушер.

– Володя, она темная баба, к тому же пьет как сапожник! – возмутилась Наташа. – То, что Усманов тебе не нравится, еще не означает, что он плохой врач.

– А тебе он нравится?! – сквозь зубы, с дурацкой улыбкой прохрипел Володя.

– Нравится, да?

Такая реакция Наташу ошеломила. Она знала, что ее муж человек жесткий и болезненно самолюбивый, но сейчас речь шла о самом главном событии в их жизни, и можно было наплевать на глупый конфликт с доктором. Так взбесился, что даже не обратил внимания на потрясающую новость – у них может быть двойня!

– С ума сошел? – спросила она и нахмурилась.

– Он на меня донос написал, а ты с ним под ручку, на глазах у всех! – крикнул Володя. – Теперь об этом каждая собака в гарнизоне знает!

– Он врач, а я в положении, и ничего такого… – Она не успела докончить фразу, потому что Володя встал и вышел, шарахнув дверью так, что комната вздрогнула и банка с незабудками опрокинулась.

Наташа, глотая слезы, принялась собирать вялые мокрые цветы, вытирать воду.

* * *

Доктор Тихорецкая ехала по пустому ночному шоссе и чувствовала, что засыпает за рулем. Она почти жалела, что отказалась от предложения Райского заночевать на этой проклятой секретной базе и отправиться в Москву рано утром, на казенной машине, с шофером.

Ей уже приходилось ночевать здесь. В финском домике ей отвели маленькую, совершенно стерильную комнату с санузлом, и спала она как убитая. В первый раз это было после операции, которая длилась пять с половиной часов.

Сейчас ее отпустили на двое суток, и она не хотела терять ни часа. Она так устала, что жила на автопилоте. Ни о чем не могла думать, автоматически выполняла свою работу и не позволяла себе бояться, что в один прекрасный день начнут дрожать руки и испортится зрение.

Петр Аркадьевич освободил ее от приемов. Она вела только двух больных – Анжелу и этого человека, о котором знала все и ничего. Ей были известны его возраст, рост, вес, артериальное давление, группа крови. Она могла с закрытыми глазами воспроизвести строение его лицевых костей и мышц, но кто он, откуда, что с ним произошло и почему потребовалось срочно сделать ему другое лицо, она понятия не имела.

Она догадывалась, что он офицер. По речи угадывала в нем москвича.

Подозревала, что его ноги, которые спас доктор Аванесов, были повреждены не в результате спортивной или автомобильной травмы.

Гамлет Рубенович однажды при ней назвал его Сережей. Возможно, это было единственной правдой из всего, что говорил доктор Аванесов. Никогда она еще не слышала, чтобы врач, талантливый хирург, и в общем неплохой человек, так много и нагло врал. Юля знала, что он делает это вовсе не из любви к искусству. У него приказ. И все равно было противно.

«Чем ты лучше? Тебя слегка припугнули, потом уговорили дать подписку о неразглашении секретной информации государственной важности, и ты согласилась участвовать в какой-то странной жестокой авантюре или в эксперименте, который проводится над живым, сильным, но совершенно беспомощным человеком. Аванесов – полковник медицинской службы, он вынужден подчиняться. А ты могла запросто отказаться, послать этого Райского подальше, и ничего с тобой не случилось бы». Так она изводила себя в самом начале, но С потом перестала. Во-первых, не было сил думать, во-вторых, зачем терзаться, когда дело сделано?

В первый ее приезд на базу Райский выложил перед ней снимки двух мужчин. Один выглядел вполне стандартным красавчиком мрачно-мужественного типа.

Тяжелые надбровные дуги, крупный правильный нос, тонкие губы, жесткий подбородок. Райский с иронической улыбкой назвал его объектом "А". В Юлином распоряжении имелось двадцать его фотографий в разных ракурсах, крупные я общие планы. Он улыбался, думал, разговаривал, удивлялся, хмурился, зевал, просто смотрел в объектив или куда-то в сторону. Юля, разглядывая снимки, поняла о нем только то, что он человек благополучный, в меру тщеславный, а в общем никакой.

Лицо объекта "Б" произвело на нее более приятное впечатление. Объект "Б" красавцем не был, но выглядел куда благороднее объекта "А", несмотря на мягкий курносый нос и большие торчащие уши. У него были живые умные глаза и совершенно естественная мимика.

– Как вам кажется, эти люди похожи друг на друга? – спросил Райский, наблюдая, как она разглядывает снимки.

– Совсем не похожи. А что?

– Они одного возраста, одного роста, примерно одинакового телосложения, у них один размер одежды и обуви, у них обоих серые глаза и русые волосы. Оба коренные москвичи и имеют высшее образование. Оба никогда не были женаты, не имеют детей. Даже группа крови у них одна, достаточно редкая, четвертая, резус положительный.

– Они родственники?

– Нет. Они не родственники. Но у них много общего. Вы согласны со мной?

– Михаил Евгеньевич, что вы хотите от меня услышать?

– Я хочу, чтобы вы сказали мне, похожи эти два человека или нет, с вашей профессиональной точки зрения.

– Иными словами, возможно ли сделать их похожими с помощью пластической операции?

– Вот именно, – кивнул Райский.

– Вероятно, да, – ответила Юля после долгой паузы.

– Кого из них проще изменить, чтобы он стал копией другого?

– С точки зрения техники операции это не имеет значения. Но я не думаю, что объект "А" обрадуется торчащим ушам и курносому носу. Хотя объект "Б" кажется мне обаятельнее. Но тут уже вступают в силу вещи, не имеющие отношения к моей профессии.

– Очень интересно, – улыбнулся Райский, – почему же "Б" вам нравится больше? Ведь "А" просто красавец мужчина.

– Балованный, капризный, инфантильный, – быстро пробормотала Юля, – завышенная самооценка и болезненная потребность в самоутверждении, которую он реализует, постоянно меняя женщин. Занимается бизнесом, не вполне успешно, однако на жизнь хватает. Не умен, но хитер. Трусоват. В экстремальной ситуации сразу впадает в панику. Любит и умеет врать. А в общем вполне милый молодой человек.

– Вы что, знакомы с ним? – Райский нервно сверкнул очками.

Юля уловила тревогу в его голосе и с невинной улыбкой спросила:

– А почему вы так испугались, Михаил Евгеньевич? Если я знакома с объектом "А", разве это что-то меняет?

– Да! – рявкнул он, почти теряя самообладание, – Это многое меняет. Так знакомы иди нет?

– Успокойтесь. Я просто фантазирую. Сочиняю на ходу. Я впервые увидела его на этих снимках. – Не правда, – покачал толовой Райский, – ничего вы не сочиняете, Юлия Николаевна. Скажите честно, откуда вы все это знаете?

– Ну ладно, – улыбнулась Юля. – Я так же, как и вы, учила в институте психологию и основы древней загадочной науки физиогномики. Все это написано у него на лбу, просто надо уметь прочитать.

– Да, Юлия Николаевна, вы умеете, – процедил он сквозь зубы после долгой паузы, – ну а что же написано на лбу у объекта "Б"?

– Умный, сильный, надежный. В нем есть некоторая жесткость, но это, вероятно, как-то связано с его образом жизни. Ему часто приходится принимать решения не только за себя, но и за других. Ну что еще? Он вынослив, нетребователен в быту, замкнут. Да, очень замкнут и, скорее всего, одинок. Он молчун, но не такой многозначительный, как вы, Михаил Евгеньевич. Он просто больше любит молчать, чем говорить, это для него более естественное состояние.

А вы держите паузы в диалоге, чтобы озадачить, напрячь собеседника, вызвать у него растерянность и лишить воли к сопротивлению.

– Браво, – фальшиво хохотнул Райский и пару раз сдвинул ладони, изображая аплодисменты, – я бы взял вас к себе на работу психологом.

– Я бы к вам не пошла, – улыбнулась Юля.

– Почему?

– Во-первых, не люблю многозначительных пауз, во-вторых, у меня другая профессия. Подведем итог, Михаил Евгеньевич. Если я правильно поняла, вы хотите, чтобы я сделала из объекта "Б" двойника объекта "А"?

– Совершенно верно, Юлия Николаевна. Сколько это займет времени?

– Зависит от количества операций и особенностей организма пациента.

Заживление проходит у всех по-разному.

– А в одну операцию нельзя уложиться?

– Пока не знаю. Мне надо просканировать эти фотографии и поработать с ними на компьютере.

Тогда ей не пришло в голову спросить, знает ли сам объект "Б", что с ним собираются делать. Она была уверена, что знает, и просто не предполагала других вариантов. Ее удивляло, что ей дали абсолютно все медицинские сведения о больном, но еще ни разу не пустили к нему в палату для предварительного осмотра. Однако когда Райский сообщил ей, что сам объект "Б" не должен знать, кто она и с какой целью осматривает его, Юля испытала шок.

Разговор произошел в уютном полутемном кабинете Райского за чашкой отличного кофе перед самой операцией. К этому моменту она уже подписала бумагу об ответственности за разглашение секретной информации государственной важности.

Полковник больше не угрожал ей мифическим чеченским террористом, любовником Анжелы. Теперь она была почти убеждена, что никакого чеченца вообще нет и ночной звонок явился чем-то вроде приглашения к сотрудничеству. Райский сам все это придумал. Сначала припугнул, потом нашел совсем другой, достаточно весомый и не унизительный для нее аргумент.

– Вы, Юлия Николаевна, специализировались в институте на экстренной хирургии. Вы хотели стать хирургом, чтобы спасать людям жизнь. Верно?

– Допустим, – кивнула она.

– Не допустим, а точно. Вы были весьма романтической барышней и ставили перед собой возвышенные цели. Не надо этого стесняться.

– С чего вы взяли, что я стесняюсь? Просто неохота с вами обсуждать, какой я была в юности.

– А мне очень даже охота, – он обаятельно улыбнулся.

Надо отдать ему должное, улыбаться он умел. Наверное, долго отрабатывал свой лучезарный оскал перед зеркалом. Губы собеседника поневоле растягивались в ответной улыбке.

– Видите ли, Юлия Николаевна, хирург-пластик делает большое хорошее дело, помогает людям стать красивыми, полюбить себя, избавиться от комплексов. Но он никогда не спасает жизнь. У вас сейчас появилась такая возможность. Вы не просто меняете внешность человеку. Вы спасаете ему жизнь. – Объясните почему?

– Потому что со своим лицом он не может выйти за территорию базы. Для него единственный способ остаться в живых – изменить внешность.

– И стать двойником; объекта "А"? Иначе он не выживет?

– Совершенно верно.

– Почему?

– Потому!

– Это не ответ, – она покачала головой и заставила себя посмотреть Райскому в глаза. Он сидел так, что очки не бликовали. Она видела перед собой честный открытый взгляд хорошего, умного человека. Вероятно, это тоже было результатом длительных тренировок перед зеркалом.

– Больше я, к сожалению, ничего добавить не могу. Не имею права. Вам придется просто поверить мне на слово.

– Я бы с удовольствием, Михаил Евгеньевич, но не получается. Скажите, а что, объект "Б" самоубийца?

– Ни в коем случае! Почему вы так решили?

– Вы предупредили меня, что он ничего не знает и не должен знать о целях предстоящей операции. Из этого следует, что он, может, вообще не желает никакой операции и будет серьезно возражать против изменения своей внешности, то есть он либо не хочет жить, либо видит для себя иные варианты выживания.

– У него нет иных вариантов, – голос Райского прозвучал тихо и жутко, – и у нас с вами их тоже нет, Юлия Николаевна.

– У объекта "А" тоже нет вариантов? – спросила Юля и вытянула сигарету из пачки. – Он знает, что вы здесь собираетесь создать его двойника? Или для него готовится сюрприз?

Райский не спеша поднялся из кресла, подошел к ней вплотную, щелкнул зажигалкой и еле слышно проговорил:

– О существовании объекта "А" вам лучше вообще забыть, Юлия Николаевна.

Считайте, что перед вами кукла, неодушевленная модель.

– Вы мне опять угрожаете, Михаил Евгеньевич? – Она машинально отвернулась, чтобы не выпускать дым ему в лицо, а когда опять на него взглянула, увидела все ту же обаятельную улыбку.

– Я не ожидал, что с вами будет так тяжело договориться, мы ведь вам деньги платим, и не маленькие, – произнес он и поцеловал ей руку.

Это было настолько неожиданно, что Юля отдернула кисть. Райский вернулся в свое кресло. Очки опять забликовали, вместо глаз были белые светящиеся круги.

– Деньги – это замечательно, – кивнула Юля, – но согласитесь, вы ведь мне их не дарите и не взаймы даете. Вы собираетесь оплатить мою работу, которая стоит дорого. А тяжело вам не со мной, Михаил Евгеньевич. Просто врать всегда нелегко и неприятно, даже имея сноровку и большой опыт.

Именно в этот момент прозвучал телефонный звонок.

– Да, – сказал Райский, выслушав невидимого собеседника, и, положив трубку, поднялся:

– Все, пора, Юлия Николаевна.

Через двадцать минут она впервые увидела человека, которого должна была оперировать. А через час майор Логинов спал под глубоким наркозом.


Содержание:
 0  Херувим : Полина Дашкова  1  Глава 2 : Полина Дашкова
 2  Глава 3 : Полина Дашкова  3  Глава 4 : Полина Дашкова
 4  Глава 5 : Полина Дашкова  5  Глава 6 : Полина Дашкова
 6  Глава 7 : Полина Дашкова  7  Глава 8 : Полина Дашкова
 8  Глава 9 : Полина Дашкова  9  Глава 10 : Полина Дашкова
 10  Глава 11 : Полина Дашкова  11  вы читаете: Глава 12 : Полина Дашкова
 12  Глава 13 : Полина Дашкова  13  Глава 14 : Полина Дашкова
 14  Глава 15 : Полина Дашкова  15  Глава 16 : Полина Дашкова
 16  Глава 17 : Полина Дашкова  17  Глава 18 : Полина Дашкова
 18  Глава 19 : Полина Дашкова  19  Глава 20 : Полина Дашкова
 20  Глава 21 : Полина Дашкова  21  Глава 22 : Полина Дашкова
 22  Глава 23 : Полина Дашкова  23  Глава 24 : Полина Дашкова
 24  Глава 25 : Полина Дашкова  25  Глава 26 : Полина Дашкова
 26  Глава 27 : Полина Дашкова  27  Глава 28 : Полина Дашкова
 28  Глава 29 : Полина Дашкова  29  Глава 30 : Полина Дашкова
 30  Глава 31 : Полина Дашкова  31  Глава 32 : Полина Дашкова
 32  Глава 33 : Полина Дашкова  33  Глава 34 : Полина Дашкова
 34  Глава 35 : Полина Дашкова  35  Глава 36 : Полина Дашкова
 36  Глава 37 : Полина Дашкова  37  Глава 38 : Полина Дашкова
 38  Глава 39 : Полина Дашкова  39  Глава 40 : Полина Дашкова
 40  Глава 41 : Полина Дашкова    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap