Детективы и Триллеры : Триллер : Концы в воду : Мириам Дефорд

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

«Я хорошо знаю, что моя работа – причинять страх», – так прощается с читателем Альфред Хичкок, пожелав ему «белой ночи» наедине с одним из придуманных, составленных и отредактированных им сборников. Альфред Хичкок представляет рассказы самых разных писателей: ужасы, приключения и детектив, – истории, от которых холодок бежит по спине. Сказки бессонницы. Рассказы, от которых схватывает дыхание.

Впервые на русском языке мы представляем вам антологию, собравшую характерные рассказы серии, каждый выпуск которой с замирающим сердцем читают и переводят во всех странах мира, кроме, пожалуй что, Монголии и Вьетнама.

Двое вошли в большой дом, стараясь не стучать задней дверью и оставаться незамеченными для соседей. Ключа от парадной у них не было, но если бы они позвонили, им бы никто не открыл.

– Мы задержались пропустить по стаканчику, – объяснил Фергюсон. – Не понимаю, какое это имеет отношение к делу…

Гарднер холодно взглянул на него:

– Ни малейшего. Тебе осталось только начать его и довести до конца. А там я поищу кого-нибудь другого. Поднимайтесь оба наверх.

Ее ждали с минуты на минуту.

Как всегда, она запаздывала. На лице Гарднера появилась гримаса: она опоздала бы и на собственные похороны.

Как и на похороны своего мужа.

Около часа ночи Гарднер услышал скрип тормозов. Единственный, пожалуй, рискованный момент.

Ночь была безлунной. Об этом он позаботился заранее, потому что всегда и обо всем думал. Он не зажег фонаря и бесшумно распахнул дверь, когда впустил ее. Потом сам отправился отогнать автомобиль подальше от дома, к зарослям. Это было проще, чем давать указания другим. Он быстро вернулся и тихо прикрыл за собой дверь.

Она ждала его в вестибюле, он не стал приглашать ее в гостиную.

– У вас все готово? – спросила она требовательным тоном.

– А у вас? – ответил он вопросом на вопрос. Она улыбнулась:

– Вы имеете в виду деньги? Они у меня с собой… Половина сейчас, другая – позже.

Гарднер сдержался.

– Мы так не договаривались, мадам. Вы покупаете нечто, что я могу вам продать. Не будь вы во мне уверены, вы бы сюда не пришли. Завтра утром я должен заплатить своим людям. Передайте мне всю сумму, как и было договорено, и закончим на этом.

Она опустила голову, между тем как Гарднер сжал кулаки.

– Вы чего-то боитесь? – спросил он. – Вы боитесь шантажа? Но я всего лишь коммерсант. Продав клиенту товар, я утрачиваю к нему всякий интерес.

– Возможно, вы правы… А те люди, которых вы наняли?

– Вы совершенно верно заметили: я их нанял. Наша с вами сделка, как вы понимаете, у меня не первая и, надеюсь, не последняя. Я еще не раз буду нанимать их или таких, как они. Это – исполнители, техники, специалисты. В деле их волнует только то, что им поручено, и то, сколько им за это заплатят. Обратите внимание, что ни им, ни мне недоразумения, связанные с правоохранительными органами, нежелательны. Донос любого из нас на другого – это донос на самого себя. На мой взгляд, мадам, это поддерживает в нас определенное доверие – к себе… и к другим…

Она нехотя расстегнула сумочку. Гарднер тщательно пересчитал деньги, проверив купюры на свет и по номерам. Затем небрежно швырнул пачку на стол и отворил входную дверь:

– Доброй ночи, мадам. Не зажигайте фары, пока не выедете на центральную улицу.

Потом, усмехнувшись, добавил: – Послезавтра ваши мечты сбудутся. Примите мои поздравления.

Он закрыл за ней дверь и запер все засовы. Прислушался к шуму отъезжающего автомобиля. Затем взял со стола пачку денег, сунул ее в карман и поднялся вверх по лестнице.

Вскоре он спал глубоким, спокойным сном и проспал до самого утра.

Глухонемой Данлэп, которого Гарднер много лет тому назад вытянул из петли, и который был рабски ему предан, подал Коутсу и Фергюсону завтрак на кухне, а Гарднеру отнес в спальню. Позавтракав, тот спустился в кабинет и позвонил, чтобы оба вошли.

Гарднер бросил на них оценивающий взгляд: Коутс, как всегда, был спокоен и невозмутим, зато Фергюсон явно нервничал. Про себя Гарднер твердо решил не использовать его в следующем «деле». Но сейчас он сделает все, что надо; да и нужен он был только для помощи Коутсу. А на Коутса можно положиться в самых сложных делах, по крайней мере до того момента, как плата за работу перекочует в его карман.

Времени было довольно: Джеймс Уорлд Блейкни никогда не приходил на службу раньше одиннадцати тридцати.

– Что делать, вам известно, – сухо сказал Гарднер. – Вопросы будут?

Фергюсону не сиделось на месте, и он не удержался от вопроса:

– Похоже на дело Санчеса?

– Какраз наоборот! – отрезал Гарднер. – Тогда, если помнишь, речь шла только об ограблении, и то, что он потом утонул, было чистой случайностью. На этот раз нам заплатили за то, чтобы несчастье случилось.

У Фергюсона хватило глупости тяжело вздохнуть. Сомнений не было, Гарднер имеет с ним дело в последний раз… После чего придется его устранить. Человек с таким богатым опытом не мог просто так уйти в тень. Гарднер заметил, что Коутс нахмурился: похоже, они думали об одном и том же.

– Кроме того, – продолжил Гарднер, – ты мог бы набраться благоразумия и не вспоминать о наших старых делах.

– Конечно, конечно… – сказал Фергюсон, все больше волнуясь.

Так, чтобы он ничего не заметил, Гарднер прибавил банковских билетов в одну из пачек, лежавших на столе, и поймал взгляд Коутса. Тот чуть заметно кивнул.

– Вот ваши деньги, – сказал Гарднер. – Пересчитайте и отправляйтесь. План действий вам известен, билеты на самолет вы, надеюсь, купили. Все ясно?

– О да, да… – засуетился Фергюсон и, не пересчитывая деньги, сунул их в карман.

Коутс старательно проверил купюры и как бы одобрительно кивнул головой, укладывая деньги в бумажник. Прощай, Фергюсон! – подумал Гарднер. – Не успеет закончиться день, как он отправится вслед за Джеймсом Уорлдом Блейкни.

Двое сообщников вышли в заднюю дверь. Гарднер услышал сверху, как хлопнула дверь и Данлэп запер засов. Он откинулся в кресле и закурил свою первую утреннюю сигару. Еще одна удачная сделка! Хорошо бы, подумал он, немного отдохнуть и куда-нибудь съездить, прежде чем браться за новое дело. Безрассудно постоянно оставаться на передовой.

Джеймс Уорлд Блейкни ничего не знал об Огастасе Гарднере и все же имел с ним кое-что общее: такой же независимый, гордый и пунктуальный. В остальном они были разными, но это неважно.

Чтобы сохранять хорошую форму – вполне понятное желание сорокачетырехлетнего мужчины, женатого на женщине двадцати семи лет – Блейкни неукоснительно совершал ежедневную прогулку в два километра, которые отделяли его дом от места службы; помешать ему могли разве что сильный туман или буря. Он всегда шел одним и тем же маршрутом, быстрым шагом, и не оглядывался по сторонам, погруженный в мысли о том, что ему предстоит сделать днем.

Сегодня его занимал предстоящий договор о слиянии с фирмой «Метрополитен». Не испробовать ли новый аппарат уже во время обеденного перерыва? Есть ли в этом смысл? И достаточную ли выгоду принесет это устройство, чтобы оправдать предосудительность, которая связана с его использованием? Конечно да. Ньюхем, на его мрете, не посчитался бы ни с чем. Блейкни хлопнул себя по карману пиджака и подумал: «Техника творит чудеса!»

В ту же минуту он увидел перед собой невысокого мужчину, направлявшегося к нему с противоположной стороны дороги. Его сильно смутило то, что он совершенно не узнавал подошедшего, а тот, радостно улыбаясь, протягивал Блейкни руку.

– Господин Блейкни! – воскликнул он с воодушевлением. – Какое удовольствие встретить вас здесь!

Блейкни был знаком с людьми самых разнообразных профессий, из самых разных городов. Запомнить каждого было просто невозможно. И все же он с грустью признался себе, что память его далеко не та, какой была лет двадцать тому назад. Вежливость заставила его пожать протянутую руку.

– Я разделяю ваше удовольствие, однако позвольте… – начал он, не желая обидеть расположенного к' нему человека.

Но вместо ответа мужчина с неожиданной силой сжал руку Блейкни и, к его удивлению и испугу, увлек его к стоявшему у тротуара автомобилю. Не успел Блейкни опомниться – в мыслях он все еще обкатывал договор с «Метрополитеном» – как другой мужчина, крепко сложенный верзила, схватил его за другую руку. Таким образом, стиснутый на манер бутерброда, он оказался в автомобиле, где и очнулся минуту спустя, связанный, с повязкой на глазах, лежащий на полу и укрытый мешками, под тяжестью ног верзилы. Пока Блейкни совершенно напрасно пытался пошевелиться или хотя бы издать стон, автомобиль медленно тронулся с места.

Блейкни тут же оставил мысль о сопротивлении. Судя по всему, его похитили для того, чтобы получить за него выкуп. Вспомнив то, что ему приходилось читать о подобных случаях, он успокоил себя тем, что жертвы, которым удавалось сохранить хладнокровие, не только оставались в живых, но иногда даже умудрялись навести полицию на след преступников и получить обратно сумму выкупа. Он улавливал лишь отдельные звуки, но могло хватить и этого.

Блейкни предугадывал развитие событий, как по сценарию. Его отвезут куда-нибудь подальше, посадят там под замок, а сами свяжутся с Айрис или с кем-нибудь из его компаньонов. Последнее более вероятно, ибо Айрис вряд ли сообразит, каким образом добыть требуемую сумму. В любом случае похитители посоветуют не обращаться в полицию, но не исключено, что это все же будет сделано. И напрасно, так как известны случаи трагических последствий для тех, чьи близкие отвергали советы похитителей.

Ему стало совсем неудобно лежать, и по этому признаку он понял, что они свернули с шоссе на проселочную дорогу, а затем поехали по ухабам и рытвинам. Вблизи больших городов всегда остаются большие участки незастроенной или покинутой земли, где никогда никого нет. Похитители, несомненно, были профессионалы, тщательно подготовившие «кражу». Блейкни даже примерно не мог представить себе, в каком направлении они ехали, покинув город. Им достаточно было найти в одном из таких мест заброшенный дом на изрядном расстоянии от дороги.

Наконец машина остановилась. Автомобиль был настоящей развалюхой, что подтверждало опытность похитителей: наверняка они приобрели машину по случаю, рассчитывая всего на одну поездку, после которой ее следовало оставить в отдаленном месте. Они могли бы угнать и автомобиль поприличнее, но рисковать не стали. Как человек практический, Блейкни не мог не оценить организацию преступления и решил, что будь он на их месте, то поступил бы точно так же.

– Выходи! – приказал верзила, убрав ноги с мешков, под которыми лежал Блейкни.

Это были первые слова верзилы, которые он услышал. Блейкни неуклюже выполз из открытой дверцы и осторожно поставил ноги на землю.

Ему показалось, что вокруг высятся деревья; во всяком случае, к одному из них он прислонился, когда его затекшее тело несколько отошло. Не было сомнения, что вокруг в радиусе двух километров нет и намека на жилье.

– Отлично, – сказал Фергюсон. – Теперь отойди.

Он обращался к Коутсу, который немедленно отпустил руку Блейкни. Фергюсон отошел на три шага к двум стоявшим рядом соснам и выстрелил точно в затылок Блейкни.

Промышленник без единого крика повалился лицом на землю. По его телу пробежала судорога, потом он затих.

– Неплохо сработано? – воскликнул Фергюсон, сияя от удовольствия.

– Чистая работа, – подтвердил Коутс. – Насколько мне доводилось слышать, ты всегда этим славился.

Теперь в программу следовало внести некоторые изменения.

Фергюсон был перевозбужден, и Коутс в сердцах посмотрел на него. Гарднер был прав: когда-то Фергюсон был незаменим, но его время кончилось.

– Эй! – позвал Фергюсон. – Помоги мне его перевернуть. Тяжелый, черт. Бумажник надо оставить, чтобы сразу опознали. Я знаю таких людей – обычно они носят с собой изрядную монету, и я не вижу причин, почему бы нам этим не воспользоваться. Премиальные! – хохотнул он.

Первое изменение в программе: денег Блейкни Фергюсону брать не следовало, чтобы полиция не догадалась о присутствии третьего. Нужно было действовать, не теряя времени.

– Заберем бабки, сядем в машину и – оп! – скорее отсюда. В городе избавимся от тачки и по отдельности катим в аэропорт. Оттуда разлетаемся в разные стороны. Ты уже работал на Гарднера?

– Два раза, – ответил Коутс. – А ты?

– Намного больше. Но вот так – никогда… Шлепнул на месте и все, – он засмеялся. – Ручная работа, не так ли? Ну и силен этот Гарднер!

– Заткни пасть, – ответил Коутс.

Он ненавидел лишнюю болтовню.

– А кто меня слышит, кроме тебя и нашего покойного друга? Весь фокус в том, как в мгновение стать богатой вдовой! Интересно, каким образом она установила контакт с Гарднером?

– Так же, как и мы – благодаря связям в «среде». Она, конечно, не потаскуха, но и далеко не девочка. Я бы не удивился, узнав, что она изменяет ему с первого дня после свадьбы. Ну а теперь, если хочешь…

– Ладно, ладно, дай мне сначала придти в себя. Время терпит. А ведь, пожалуй, ты прав… Она здорово крутанулась, а он, к тому же, старше ее вдвое. Видно познакомилась с ним в каком-нибудь баре, а потом взяла на швартовый. Уверен, что Гарднер обговорил с ней малейшие детали… Шикарная идея – отправить самой себе требование о выкупе!… Думаю, он сам ей все продиктовал и проследил, чтобы она сунулась на курсы машинисток, чтобы отпечатать там послание. А потом она бы заявила полиции, что сумма выкупа была выслана ею немедленно… Поверь мне, вполне приличные бабки! Нам хорошо уплатили, но это – крохи от пирога…

Коутс был сыт по горло.

– Смотри! – закричал он. – Что это там?

Застигнутый врасплох Фергюсон обернулся. Между тем Коутс, куда крупнее его, бросился на него и выбил из рук револьвер – оружие у них было одной марки – и прежде, чем Фергюсон понял, что происходит, – выстрелил ему в висок, так что на коже остались следы пороха.

Фергюсон закатил глаза и замер. Коутс торопливо вложил револьвер в руку убитому. Следы нужно было убрать разве что в купленной машине… а те, что оставил Фергюсон, не имели значения.

Второе изменение в программе: машину он оставит на месте, чтобы лишний раз подтвердить отсутствие третьего. Время было еще раннее, и ему не составит труда пройти километров семь-восемь до ближайшей железнодорожной станции. Что еще?

Да. Забрать деньги, которые Фергюсон получил от Гарднера. С одной стороны, Коутс их заслужил, а с другой, если у Фергюсона найдут слишком много денег, это покажется подозрительным. Коутс оставил в кармане убитого несколько купюр, а остальные присоединил к тем, что лежали в специальном поясе, который он носил, чтобы не забивать деньгами карманы. Что делать с билетом Фергюсона на самолет? Лучше оставить… Это сразу объяснит, кто такой Фергюсон, еще до того, как у него возьмут отпечатки пальцев. Коутс машинально поддернул брюки и огляделся вокруг, чтобы убедиться, что он ничего не забыл.

Покупал машину Фергюсон, и к тому же до их встречи у Гарднера Коутс никогда его не видел. Таким образом, установить связь между ними будет невозможно. Остается один вопрос: следует ли ускорить обнаружение трупов анонимным телефонным звонком? Гарднер твердо указал, что труп Блейкни должны найти как можно скорее: это необходимо для того, чтобы завещание вступило в силу. Место отдаленное, но неужели ни охотники, ни мальчишки, ни туристы не наткнутся на трупы в течение двух-трех дней? Скорее всего, нет.

Перед тем, как сесть в поезд, он позвонит в ближайшее отделение полиции. Эта баба наверняка успела объявить о том, что получила требование выкупа, которое сама же себе отправила по почте. Возможно, по этому поводу уже выступали газеты или телевидение.

Окинув окрестности довольным взглядом, Коутс уверенно направился в сторону шоссе, пристально следя за тем, чтобы не пропустить кого-нибудь в зарослях; но встретил лишь пробегавшего зайца. Если удача и дальше ему улыбнется, движение на дороге в это время вряд ли будет оживленным. Встретив машину, он сразу же перейдет на бег и вполне сойдет за спортсмена, в крайнем случае за путешествующего автостопом.

Он шел быстро и, вспоминая выражение ужаса на лице Фергюсона за секунду до смерти, улыбался. Фараоны голову себе сломают, соображая, с чего бы это похититель, пристреливший свою жертву, вздумал сводить счеты и с самим собой.

Ювелирная работа! Все сделано быстро и добротно. Работа профессионала, без лишних случайностей.

Все шло, как по маслу. Айрис Блейкни почти не волновалась. Когда имеешь дело с таким посредником, как Гарднер, волноваться нет смысла. Достаточно в точности следовать его указаниям, что она и сделала. Кто-то из его помощников дал знать в полицию – тело бедняги Джеймса нашли еще до захода солнца.

Незаурядная актриса, она упражнялась перед зеркалом в том выражении ужаса и горя, которое примет ее лицо, когда ей сообщат о несчастье. Телефон не запоздает принять участие, и вскоре ее одолеют газетчики, друзья Джеймса, его коллеги и члены семьи. Неделя-другая формальностей, соболезнований, разговоров – и она заново начнет жизнь, чудесную и богатую. А вот и звонок в дверь… Пока горничная открывала, Айрис настроила себя на первую встречу.

В комнату вошли двое. Оба были в штатском, но Айрис сразу же поняла, что они из полиции.

– Вы… узнали какие-то новости? – спросила она дрожащим голосом, будто бы еще не смотрела программу теленовостей.

Внезапный ужас потряс ее, когда один из посетителей принялся излагать формальности, предшествующие ее аресту.

– Что это значит? – начала она, переходя от замешательства в наступление.

– Кончайте, Айрис, – оборвал ее второй полицейский. – Знаете, что нашли у вашего супруга в кармане пиджака? Одну из последних моделей подслушивающего устройства. Когда он упал ничком на землю, аппарат сработал на запись. Благодаря ему мы узнали много неожиданного!


Содержание:
 0  вы читаете: Концы в воду : Мириам Дефорд    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap