Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 26 : Нельсон Демилль

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  53  54  55  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  102  104  105

вы читаете книгу




Глава 26

Было уже темно, когда мы добрались до жалкого городишки под названием Рэй-Брук — недалеко от аэропорта, куда прилетели утром.

Недалеко-то недалеко, но мы выбрали самый длинный путь, чтобы туда добраться, а по пути выяснили обстоятельства, которых не было на экранах наших радаров, когда в девять утра мы явились в дом двадцать шесть по Федерал-плаза.

Именно таким образом и проходят иногда дни на нашей работе. Бо́льшая их часть протекает без всяких событий, но иногда — например 11 сентября 2001 года — все вдруг резко переворачивается с ног на голову.

Сегодня, в День Колумба, я потерял друга, ввязался в склоку с собственным начальником и повстречался с чокнутым типом, который, может быть, задумал преподнести всем нам ядерный сюрприз.

В следующий День Колумба, если доживу, отправлюсь на игру с участием команды «Янки».

Мы нашли региональное управление полиции штата и полицейские казармы на окраине городка. Я свернул на парковочную площадку и спросил у Кейт:

— Куда паркуемся? На стоянке для казенных машин? Для простых визитеров? Или для морально изувеченных?

— Для персон нон грата.

Такой стоянки тут не было, так что я поставил машину на площадку для казенного транспорта. Мы вылезли и пошли к большому современному дому из красного кирпича с кедровой отделкой. Вывеска над парадной дверью гласила: «Управление полиции штата Нью-Йорк. Отдел Б».

Мы вошли в вестибюль и представились дежурному сержанту, который, видимо, ждал нас весь день.

Он позвонил по интеркому майору Шефферу и попросил нас подождать.

По вестибюлю сновали местные полицейские в своих серых куртках военного образца, перепоясанные ремнями и портупеями, с кобурами и в шляпах типа «медвежонок Смоки». Форма, которая, кажется, не менялась с тех пор, когда Тедди Рузвельт был еще губернатором штата Нью-Йорк.[19]

Еще я заметил, что все эти парни, и даже женщины, очень высокие, и спросил Кейт:

— Как ты думаешь, их тут таких специально разводят?

Помещение было вычищено и вылизано, как и подобает полувоенной организации, каковой полиция и является, а единственным сходством с Управлением полиции Нью-Йорка был плакат «Не курить».

На столике сбоку лежала пачка буклетов и брошюрок, и Кейт, не способная устоять перед возможностью ознакомиться с подобного рода макулатурой, взяла одну и прочитала вслух:

— «Отдел Б — самое северное подразделение полиции штата. Патрулирует самую большую территорию — восемь тысяч девяносто одну квадратную милю, — в которую входят наиболее малонаселенные округа штата; расстояния здесь огромные, а зимы длинные».

— Они что, хвалятся или жалуются?

Она продолжила чтение:

— «Патрулирование северных районов штата предполагает особую подготовку и закалку, что означает привычку полагаться на собственные силы, поэтому полицейские отдела Б известны своей способностью справляться с любой ситуацией с минимальной помощью извне».

— Ключевое слово «минимальная». Минимальная помощь. Может, это значит, что мы тут не ко двору?

— Не исключено, если возьмешься править их грамматику. «В дополнение к таким обычным задачам, как расследование несчастных случаев и преступлений, совместное патрулирование с полицией соседних штатов и направление отдельных групп на границу с Канадой, они часто сталкиваются с ситуациями, когда требуется отыскать заблудившихся туристов, эвакуировать пострадавших, оказать помощь застигнутым грозой, расследовать нарушения Закона об охоте и рыбной ловле и улаживать семейные скандалы и криминальные разборки в отдаленных районах».

— А они могут патрулировать Южный Бронкс?

Но прежде чем она придумала остроумный ответ, в вестибюле появился высокий парень в сером гражданском костюме и представился нам:

— Хэнк Шеффер.

Мы обменялись рукопожатиями, и он сказал:

— Мне очень жаль, что с детективом Маллером такое произошло. Как я понимаю, он был вашим другом.

— Да, он мой друг.

— Ага… мне очень жаль.

Кажется, ему нечего было добавить. И еще я отметил, что Шеффер не стал принимать нас у себя в кабинете. Вечная проблема со вторжением на чужую территорию, вмешательством в чужую юрисдикцию и спорами «кто кому тут начальник». Но Кейт отлично справилась с ситуацией:

— Нам приказано помогать вам всем, чем сможем. Какие будут приказания?

— Ваш нью-йоркский босс, Уолш, кажется, полагает, что вы отстранены от расследования, — сообщил нам Шеффер.

— Специальный агент ФБР и наш шеф Уолш уже передумал, — ответил я. — Он должен был с вами связаться. — «Ах ты, скотина!» — Так что вы можете ему перезвонить или просто поверить мне на слово.

— Ладно, вы, ребята, сами это улаживайте. Если хотите, могу послать с вами полицейского, он покажет дорогу в морг.

Он, видать, и не знал, что мы уже там побывали и все сделали.

— Послушайте, майор, я прекрасно понимаю, что это ваша игра и вы вовсе не рады трупу федерального агента. К тому же наверняка уже услышали из Нью-Йорка, Олбани и, может, даже из Вашингтона больше слов, чем вам бы хотелось. Мы сюда явились вовсе не для того, чтобы еще больше осложнять вашу жизнь, мы приехали помогать. И обмениваться информацией. — И добавил: — Это мой друг лежит в морге.

— У вас такой вид, что вам явно не помешает чашечка кофе, — произнес Шеффер. — Следуйте за мной.

Мы прошли по длинному коридору в большой кафетерий. Там сидели около дюжины людей в форме и в цивильном, мужчин и женщин. Шеффер нашел пустой столик в углу.

— Все строго неофициально, в открытую. Кофе, любезности, соболезнования и никаких бумаг.

— Понятно.

Шеффер казался человеком прямым и готовым оказать профессиональную услугу, рассчитывая тем не менее получить что-то взамен.

Я сразу перешел к делу:

— Это выглядит как несчастный случай, но попахивает убийством.

Он чуть кивнул.

— А кому могло понадобиться его убивать?

— Думаю, Бэйну Мэдоксу. Знаете такого?

Он был шокирован, чего и следовало ожидать.

— Ага… но зачем?..

— Видите ли, детектив Маллер находился там на задании, на территории клуба «Кастер-Хилл».

— Я так и понял, когда он пропал и федералам понадобилась помощь в его поисках. — И пожаловался: — Лучше бы мне знать об этом заранее. Ну оказали бы мне такую любезность. Тут вроде как моя территория и юрисдикция.

— Не стану с вами спорить по этому вопросу, — ответил я.

— Вы, конечно, не те ребята, которым я стал бы жаловаться. Но всякий раз, имея дело с ФБР, — тут он посмотрел на Кейт, — я ощущаю себя так, словно мне все мозги запудрили.

— Точно. Я тоже. Вы ж понимаете, за моим удостоверением федерального агента скрывается обычный коп.

— Ага, но должен вам сказать, что я работал и с нью-йоркской полицией, — вы тоже не подарок.

Моя верная жена усмехнулась:

— Вообще-то мы с Джоном женаты, так что я разделяю ваше мнение.

Шеффер сдержал улыбку.

— Ну так расскажите мне, что Харри Маллер должен был выяснить на территории клуба «Кастер-Хилл».

— Он должен был вести наблюдение, — ответил я. — Слежку. Там в этот уик-энд встречались несколько человек, и ему требовалось сфотографировать прибывающих гостей и переписать номера их машин.

— Зачем?

— Не знаю. Но могу сказать, что мистером Мэдоксом и его гостями интересуется министерство юстиции. Вам об этом не говорили?

— Говорили, но крайне мало. Навешали лапши на уши насчет национальной безопасности.

Лапши на уши? Не означает ли это, что ему засирали мозги? Может, этот малый не любит ругаться? Я призвал себя в дальнейшем следить за своим языком.

— Федералы всегда вешают лапшу на уши, они большие спецы по запудриванию мозгов. Но, говоря между нами, тут вполне может быть затронута национальная безопасность.

— Да ну? Каким образом?

— Не имею понятия. И, честно говоря, это конфиденциальная информация. Конечно, если вам действительно нужно узнать, могу сказать.

У меня не было уверенности, что он по достоинству оценил мою откровенность, поэтому я решил тоже пустить в ход немного пудры:

— Я прекрасно понимаю, что вашим ребятам приходится патрулировать огромную территорию — что-то около восьми тысяч квадратных миль, — вы тут привыкли к полной самостоятельности и… вряд ли нуждаетесь в помощи со стороны…

Кейт врезала мне ногой под столом за мои ухищрения с пудрением мозгов и заключила вместо меня:

— Мы сюда приехали на случай, если вам потребуется наша поддержка, каковая, думаю, вам вовсе не требуется. Но вот мы и впрямь нуждаемся в вашей помощи, в вашем опыте и ваших ресурсах.

Я мог бы пустить в ход еще некоторое количество пудры для мозгов, но майор Шеффер, кажется, понял, что я «леплю горбатого». И тем не менее сказал:

— О'кей. Кофе будете?

— Неплохо бы.

Он сделал нам знак оставаться за столом, а сам пошел к бару.

— Дерьмо из тебя так и прет, — сообщила мне Кейт.

— Это неправда. Я говорю от чистого сердца.

— Ты говоришь, словно читаешь текст из буклета для публики, изданного местными пиарщиками. Такого же, как я тебе зачитывала, и ты над ним издевался.

— А-а-а… так вот откуда я это знаю!

Она закатила глаза:

— Кажется, ему не многое известно, а если он что-то и знает, то нам не говорит.

— Он просто немного недоволен, поскольку ФБР водит его за нос. И кстати, он не любит ругательств, так что следи за своим языком.

— И это говоришь мне ты?

— Может, он не ругается в присутствии женщин. У меня есть идея: возможно, он откроется, если рядом не будет агентессы из ФБР. Почему бы тебе не извиниться и не пойти в туалет?

— А почему бы в туалет не пойти тебе?

— Да ладно, оставь это…

Шеффер вернулся к столу с кофейником и сел.

Кейт неохотно поднялась:

— Мне надо сделать несколько звонков. Вернусь минут через десять. — И вышла.

Шеффер налил кофе в две фарфоровые кружки.

— О'кей, расскажите, почему вы решили, что Бэйн Мэдокс — солидный гражданин с миллиардом баксов в банке, наверняка официально зарегистрированный член республиканской партии — убил федерального агента.

Я понял, что майор Шеффер не разделяет моих подозрений.

— Ну, это всего лишь предположение.

— И ничего больше?

«Не совсем».

— Мои подозрения основываются на том факте, что Мэдокс, я в этом уверен, последним видел Харри в живых.

— А я последним видел живой свою тещу, — поставил он меня в известность. — А потом она поскользнулась на льду и свернула себе шею.

Я хотел было расспросить его поподробнее, но вместо этого сказал:

— Я долго был детективом в отделе по расследованию убийств, а при такой работе всегда вырабатывается чутье на подобные вещи. Мы с Кейт поехали в клуб «Кастер-Хилл» и побеседовали с этим парнем, Мэдоксом.

— Да ну? И?..

— Скользкий малый. Вы с ним встречались?

— Несколько раз. Однажды даже охотились вместе.

— Правда?

— Он хочет иметь хорошие отношения с местной и штатовской полицией. Так же как и многие богачи, приезжающие сюда. Облегчает им тут жизнь, делает ее безопаснее.

— Ага. Только у этого малого есть собственная армия.

— Точно. И он не берет в нее отставных полицейских или желающих работать по совместительству, хотя большинство богачей поступают именно так. Его парни не местные и никак не связаны с органами охраны правопорядка, и это довольно необычно для человека, который стремится быть в ладах с полицией.

Я кивнул:

— Весь этот клуб смотрится несколько необычно.

— Ага… но пока что с ними не было никаких проблем, они ведут замкнутый образ жизни. Местная полиция получает от них за год всего несколько звонков — забрать нарушителя их границ или браконьера, который пролез сквозь ограду и был задержан. Но Мэдокс никогда не выдвигал против этих ребят никаких обвинений.

— Какой милый человек! — Я вспомнил про Харри. — А может, он убивает тех, кто видел что-то неположенное. Пропавшие без вести у вас тут были? Или подозрительные несчастные случаи?

— Вы это серьезно?

— Конечно.

Он обдумал свой ответ, прежде чем сказать:

— Ну, пропавшие без вести бывают всегда и везде. И несчастные случаи на охоте тоже. В том числе и такие, которые представляются совсем не тем, чем являлись на самом деле… но ничего такого, что можно было бы связать с Мэдоксом и его клубом. Впрочем, я велю кому-нибудь еще раз проверить.

— Отлично. Вы получили ордер на обыск клуба «Кастер-Хилл»?

— Получил.

— Так давайте пустим его в дело.

— Это невозможно. Ордер выдан для поисков пропавшего человека. Пропавший уже найден, и не на территории, о которой идет речь.

— Мэдокс об этом знает?

— Да откуда ему вообще знать, что такой ордер выдан? Или о том, что кто-то мог пропасть без вести на его территории? — Он помолчал. — Я уже хотел связаться с ним и попросить о добровольном сотрудничестве, но тут позвонил этот неизвестный и мы нашли тело. Вы сообщили ему о пропавшем человеке?

— Сообщил. Так что давайте пустим ордер в ход.

— Но пропавшего ведь нашли! — напомнил майор.

Я решил, что он может согласиться с моей философией, и заметил:

— Закон иногда встает на пути истины и справедливости.

— Только не на моей территории, детектив. И раз уж вы ему сообщили о пропавшем человеке, я распоряжусь позвонить ему и сказать, что этого человека нашли.

Теперь я уже не сомневался, что этот парень когда-то был настоящим скаутом и до сих пор хранит верность своим тогдашним клятвам. Помимо того, мне не хотелось углублять пропасть между городским копом из Нью-Йорка и местным полицейским, так что я сказал:

— Ладно, но тогда нам нужно придумать что-то еще, чтобы убедить судью выдать другой, новый ордер на обыск.

— Что нам нужно, так это выявить связь между телом, найденным в парке штата, и клубом «Кастер-Хилл». А без такой связи я не могу просить окружного прокурора, чтобы тот обратился к судье за ордером на обыск. — Помолчав, он осведомился: — У вас есть хоть какие-то доказательства, что детектив Маллер действительно был на территории клуба?

— Ну… не слишком убедительные.

— Значит, никакой связи вы не выявили.

— Ну, у нас есть этот анонимный телефонный звонок насчет тела. Анонимный — вот что подозрительно. И еще хорошие косвенные улики, что Харри был на их территории.

— Какие?

— А такие, что именно в этом заключалось его задание. — Я рассказал ему о телефонном звонке в семь сорок восемь утра в субботу, о том, что Харри уже тогда был рядом с территорией клуба, о том, как подозрительно далеко от этой территории нашли его внедорожник, и о прочих уликах, которые слегка раздул.

Шеффер выслушал все это и пожал плечами:

— Недостаточно, чтобы заподозрить Бэйна Мэдокса и просить ордер на обыск.

— А вы подумайте над этим, — посоветовал я. У меня не было сомнений, что в итоге ФБР добьется у какого-нибудь федерального судьи ордера на обыск, но он может попасть к нам слишком поздно. Похоже, мне придется самому выдать себе разрешение на ночной обыск, что означало взлом и незаконное проникновение в чужой дом. Я уже давненько такого не делал, и сейчас это могло бы стать неплохим развлечением, если не думать о частной армии Мэдокса, об электронной системе безопасности и сторожевых псах.

— А что вы рассчитываете у них обнаружить? — поинтересовался Шеффер.

— Не знаю.

— Судьи не любят подобные предприятия на авось. Придумайте, что конкретно вы хотели бы там найти. Вам не попалось на глаза ничего такого, что можно было бы представить окружному прокурору?

— Я видел там больше охранников, чем на президентском ранчо.

— В этом нет ничего незаконного.

— Правильно. Ну… думаю, мне просто надо продолжить расследование. — И предложил: — А почему бы вам не установить за клубом наблюдение?

— И что высматривать?

— Людей. Приезжающих и уезжающих, включая самого Мэдокса. Для слежки не нужно получать разрешение, — напомнил я. — Достаточно подозрений.

— Спасибо за подсказку. Ну ладно, только единственное подозрение, которое у меня имеется, — это ваши сообщения. — Он с минуту раздумывал, потом спросил: — Вы хотите следить за этим парнем? То есть в открытую вести слежку? Или слежка будет скрытная?

— Скрытная. Скажем, трое рубщиков леса, наблюдающие за дорогой и всем периметром ограды.

— О'кей… но мне придется уведомить полицию округа и координировать свои действия с ними, а надо вам сказать, что у Мэдокса есть друзья в офисе местного шерифа.

Я обдумал эту информацию. Такое впечатление, что мистер Бэйн Мэдокс распустил свои щупальца повсюду, о чем свидетельствовал и звонок Руди в клуб «Кастер-Хилл».

— А в вашем офисе у него тоже есть друзья?

— Нет, только не под моей командой, — без колебаний ответил Шеффер.

— Хорошо. — Интересно, откуда такая уверенность? — Если вы полагаете, что кто-то в конторе шерифа слишком близко задружился с Мэдоксом, мне кажется, что с чистой совестью можно вести наблюдение, не ставя его об этом в известность.

— Не пойдет. Мне невыгодно создавать новые проблемы с шерифом; хватает и уже имеющихся.

— Вы абсолютно правы. — Кажется, мы вообще говорили на разных языках. Майор Шеффер вел честную, открытую игру, и это было прекрасно, но в данный момент совершенно неуместно. — Но нам действительно необходимо установить такое наблюдение.

— Ладно, посмотрим, что тут можно сделать.

— Отлично. — И я запоздало уведомил его: — Мы с Кейт были в морге, перед тем как приехать сюда.

Он, кажется, удивился.

— Обнаружили там что-нибудь?

— Я беседовал с судмедэкспертом, доктором Глизон. Вам бы тоже следовало с ней поговорить.

— Я как раз собирался. А что она вам сказала?

— Что, насколько можно судить по внешнему виду тела, детектив Маллер перед смертью подвергался физическому насилию.

Он переварил это и спросил:

— Какого рода физическому насилию?

— Я не медик, — ответил я. И добавил, не вполне правдиво: — Я заехал туда, только чтобы официально опознать тело и попрощаться с покойным.

Он кивнул:

— Я поговорю с ней нынче вечером.

— Она обнаружила некие волокна от ковра. И вроде как собачью шерсть. — И подробно описал ему все находки доктора Глизон. — Если эти волокна не совпадут с текстурой коврика в его внедорожнике, то могут совпасть с ковром в клубе «Кастер-Хилл». И у Харри не было собаки.

— Хорошо. Если получим ордер на обыск, мы это проверим.

Далеко идущие планы дальнейших действий ограничивались для майора Шеффера лишь кратким обыском. Поэтому я напомнил:

— Вам придется расследовать это дело совместно с ФБР, а они не любят делиться добытой информацией и не слишком хорошо себя ведут по отношению к другим.

— Убийство, — парировал он, — даже убийство федерального агента — это преступление, подлежащее юрисдикции штата.

— Я знаю, майор. И в конечном счете даже суд над убийцей может быть проведен на уровне и силами штата. Но ФБР будет расследовать нападение на федерального агента, а это преступление федеральное. В чистом осадке — тот же самый результат: очень скоро их тут будет пруд пруди, и они заберут у вас это дело.

— Пока что это мое дело, — упрямо возразил майор Шеффер.

— Точно. — Он сейчас походил на мелкого барона, орущего вторгшейся в его земли армии, что это его собственность. — Кстати, доктор Глизон не будет проводить аутопсию. Тело отправляют в Нью-Йорк.

— Они не имеют такого права.

— Майор, они имеют все права, какие только захотят. У них есть два волшебных слова: национальная безопасность. И когда они пускают в ход эти два волшебных слова, полиция штата и местная полиция превращаются в… — Я чуть не ляпнул «в послушных собачек», но это бы его разозлило. Поэтому я сказал: — В камень.

Он уставился на меня и произнес:

— Посмотрим.

— Ага. Желаю удачи.

— А каков ваш официальный статус в этом расследовании?

— У меня есть семь дней, чтобы раскрыть это преступление.

— И как вам удалось заполучить целых семь дней?

— Я поспорил с Томом Уолшем.

— На что поспорили?

— На мою должность.

— А как насчет вашей жены?

— На нее я не спорил.

— Нет, я имел в виду, ее должность тоже на кону?

— Нет. Она сотрудник ФБР. Ей нужно по меньшей мере застрелить кого-нибудь из начальства, чтобы ее работа оказалась под угрозой.

Он деланно улыбнулся:

— Не думаю, что вам удастся раскрыть это дело за семь дней, если только не случится что-то еще.

— Вероятно, не удастся. Вам сотрудники не нужны?

Он снова улыбнулся:

— Думаю, вы уже вышли из возраста, когда вас можно было бы взять на работу в полицию штата. Но местная полиция всегда нуждается в опытных людях из города. Вам тут понравится.

— Да, наверное. Я уже чувствую себя новым человеком. — Я сменил тему: — А где вы охотились с Мэдоксом?

— На территории клуба.

— Что-нибудь интересное заметили?

— Ага. Деревья. Меня провели в дом, где он меня встретил. Огромное строение. Потом пошли стрелять оленей. Вшестером. Я, он, один из моих сержантов и трое его друзей из города. Ленч нам подали в лесу, а напитками угощали потом, уже в доме.

— Ничего необычного не заметили?

— Нет. А вы?

— Нет. Если не считать всю эту охрану. А вы видели ограду?

— Только мельком. Она вся оснащена прожекторами, как концлагерь, за исключением того, что все прожектора имеют датчики движения. И еще у Мэдокса есть своя ретрансляционная вышка сотовой связи.

— Зачем она ему?

— Он богат.

— Это так. Когда была эта ваша охота?

— Два сезона назад.

— Охотничьих сезона?

— Да. У нас тут имеется охотничий сезон, потом еще лыжный, сезон грязи и наводнений, мух и комаров и, наконец, сезон рыбной ловли. Когда я уезжал из города, там как раз открывался оперно-балетный сезон.

— Да, тут у вас не заскучаешь. Есть чем заняться.

— Ага, если нравится на свежем воздухе.

— Мне нравится. Кстати, я видел карту территории клуба «Кастер-Хилл», и там отмечены несколько надворных построек, стоящих отдельно от дома. Что в них размещается?

Он подумал, прежде чем ответить.

— Ну, я знаю, что в одной нечто вроде казармы. Для охраны. Есть еще большое, похожее на амбар здание — это для машин. И генераторная.

— У него есть электрогенераторы?

— Да. Три дизельных генератора.

— А зачем они ему?

— Зимой, во время снегопадов, тут часто случаются обрывы линий электропередачи. И большинство местных заводят генераторы — на всякий случай.

— Понятно. Вы видели эти генераторы?

— Нет. Они в каменном здании. Один парень из Потсдама, который обслуживает наш генератор, присматривает и за установленными в «Кастер-Хилл».

Я вспомнил три толстых кабеля, натянутых на столбах на территории клуба.

— И зачем в охотничьем доме нужно столько электричества?

— Я не знаю, сколько энергии дает каждый их генератор, но, полагаю, один или два — запасные, если какой-то выйдет из строя. Однако это интересный вопрос. Я выясню, сколько киловатт они вырабатывают.

— О'кей.

— Вы о чем думаете?

— Если честно, и сам не знаю. — Но вопрос о генераторах заставил меня поинтересоваться: — А что говорят о клубе «Кастер-Хилл»?

Он внимательно посмотрел мне в глаза.

— Вы убийство расследуете или намерены продолжить дело, начатое вашим другом?

— Я коп из отдела по расследованию убийств. Но очень любопытный. И люблю сплетни.

— Ну, сплетни самые обычные. Все, что угодно, начиная от диких пьяных оргий и до эксцентричных миллиардеров, греющихся на солнышке, наблюдая, как у них отрастают ногти.

— Хорошо. А Мэдокс приезжает в город?

— Почти никогда. Но его нередко можно увидеть в Саранак-Лейк или в Лейк-Плэсид.

— Кто-нибудь когда-нибудь видел бывшую миссис Мэдокс?

— Не знаю. Она уже давно исчезла со сцены.

— Подружка имеется?

— Я про такую ничего не слышал.

— Бойфренд?

— Он производит впечатление рафинированного джентльмена, но в нем есть что-то от мачо. Как вам кажется?

— Точно так же. Думаю, он из нормальной мужской команды. А часто он бывает в своем клубе?

— Не имею представления. Обычно полицию штата или местного шерифа предупреждают, когда обитатели таких вот охотничьих домов — их тут называют «Большие виллы» — разъезжаются, чтобы копы присматривали за их хозяйством. Но у Мэдокса охрана дежурит все время — круглосуточно, семь дней в неделю. Насколько мне известно, он никогда не оставляет свою собственность без присмотра.

Из того, что Мэдокс рассказывал нам с Кейт, я уже сделал определенные выводы. Теперь они получили подтверждение.

— А никому никогда не приходило в голову, что «Кастер-Хилл» вовсе не частный клуб охотников и рыболовов?

Он задумчиво отпил кофе.

— Ну, когда там все только строилось, а это было лет двадцать назад, за десять лет до того, как я сюда перебрался, я слышал, что в стройке не участвовал ни один местный подрядчик. И ходили слухи, будто там еще возводится убежище на случай ядерной войны и огораживается все это шестнадцатью милями ограды, что оказалось истинной правдой. А еще там установлены мощные радиоантенны и системы наблюдения и охраны по всему периметру, что тоже соответствует действительности. Полагаю, дизель-генераторы установили тогда же. Еще ходили слухи, будто туда приезжают какие-то странные люди, среди ночи тянутся грузовики с поклажей и так далее. Сами знаете, у людей в сельской местности полно свободного времени и богатое воображение. Но некоторые сплетни и слухи оказались правдой.

— Понятно. Так что там происходит, по мнению местных?

— Ну, моя информация получена только из вторых рук… Это было еще во времена «холодной войны», так что многие считали клуб секретной военной базой. Думаю, вполне логичное заключение, принимая во внимание размах строительства и то, что тогда беспокоило народ больше всего.

— Надо полагать. А поглубже никто этим не интересовался? Вопросы не задавал?

— Как я понимаю, задавать их было просто некому. Они там очень закрыто держались. И не имело бы никакого значения, начни кто-то из занятых на строительстве отрицать, что это государственная контора. Местные жители считают себя большими патриотами и, пока полагают, что тут строится нечто секретное и государственное, не станут совать туда нос и будут держаться подальше.

Я кивнул. Интересное наблюдение. Если вы миллиардер, стремящийся к безопасности и закрытому образу жизни, у вас вполне может возникнуть мысль распустить слухи, что это секретная военная база, замаскированная под частный охотничий клуб. Очень неплохая защита — не хуже, чем шестнадцать миль ограды.

— Но теперь-то, надо думать, все уже поняли, что это просто частный клуб охотников и рыболовов.

— Да нет, многие по-прежнему считают, что это секретная база.

Вот вам и преимущества политики Мэдокса, сохраняющего вокруг клуба завесу таинственности.

— Слушайте, в этом ведь нет ничего противозаконного — огораживать частную территорию забором и окружать системами безопасности, — сказал Шеффер. — Или нанимать частную охрану. Или даже устраивать оргии в стиле древних римлян. Богатые еще и не такие штучки выкидывают. Паранойя и эксцентричное поведение законом не запрещены.

— Да. Только паранойя и эксцентричное поведение никогда не являются самоцелью.

— Согласен. Но если Бэйн Мэдокс и связан с какими-то криминальными делами, мне об этом ничего не известно. А если вам известно больше, чем вы мне рассказываете, то лучше говорите прямо сейчас.

— Мне лишь сказали, что он имеет отношение к вздуванию цен на нефть.

Шеффер некоторое время раздумывал над моими словами, и я понял: у него те же проблемы с запудренными мозгами, что возникли у меня, когда я выслушивал Уолша.

— Стало быть, вы считаете, что Бэйн Мэдокс, нефтяной магнат и миллиардер, убил федерального агента, занимавшегося обычным наблюдением за прибывающими гостями, которые могли быть связаны с заговором с целью вздуть цены на нефть? Это выглядит несколько притянутым за уши, вам не кажется?

— Да… есть немного… если так ставить вопрос…

— А как еще его можно поставить? И какое это имеет отношение к национальной безопасности?

Отрадно отметить, что он слушал меня внимательно, ничего не пропуская, но сам вопрос был мне не по вкусу. Парень явно жаждал узнать побольше, и мне требовалось ему что-то подкинуть, но я, безусловно, не собирался сообщать про ядерную угрозу, так что решил немного слукавить:

— Видите ли, майор, нефть — это не просто черная тягучая дрянь. Я имею в виду, что Бэйн Мэдокс занимается вовсе не производством готового платья, понимаете? В делах, связанных с нефтью, возможно все, что угодно. Включая убийство.

Он не ответил, просто смотрел мне в глаза.

— Давайте сосредоточимся на расследовании убийства, — предложил я. — Если нам удастся пришить его Мэдоксу, это может привести и к другим интересным открытиям.

— Хорошо. Что-нибудь еще? Мне надо приниматься за работу.

Я взглянул на часы:

— Мне бы хотелось прямо сейчас проехать на место, где нашли тело.

— Уже слишком темно. Лучше я вас завтра туда отвезу.

— Но ведь там все можно осветить?

— Место происшествия охраняется, а криминалисты оттуда уже уехали. Ни дождя, ни снега, согласно прогнозу, не ожидается. Позвоните мне после семи утра, и я все устрою.

— Может, просто взглянуть хотя бы…

— Не гоните лошадей, детектив. Сводите лучше жену поужинать. Вам есть где остановиться?

— Да. В «Деле».

— Вы остановились в «Деле»?

— Ну да.

— У вас, ребята, что, проблемы с тем, как потратить федеральные ассигнования? А я вот получил из Вашингтона только несколько новых радиопередатчиков да собаку, натасканную на взрывчатку, — и то с аллергией.

Я улыбнулся:

— Ну, думаю, терроризм тут не слишком котируется.

— Может, не арабский терроризм. Но у нас есть и свои, доморощенные, со свихнутыми мозгами.

Я промолчал.

— Ваш друг именно этим здесь занимался? Проверял всяких сумасбродов с правыми взглядами?

— Не могу вам ответить.

Шеффер принял это за подтверждение и проинформировал меня несколько запоздало:

— Примерно десять лет назад, когда я только получил назначение сюда, тут шатались ребята из ФБР и задавали вопросы насчет Бэйна Мэдокса.

А вот это уже интересно.

— И что они хотели узнать?

— Говорили, что изучают его прошлое, поскольку мистера Мэдокса могут назначить на государственный пост.

Это стандартная лапша на уши, когда кого-то плотно изучают на предмет криминального прошлого, но может быть и правдой. В случае с мистером Бэйном Мэдоксом вполне допустимо, что его кандидатура рассматривалась для назначения в правительство, но не менее вероятно и изучение его криминальных деяний. В наши дни одно совершенно не обязательно исключает другое.

— Он получил этот пост? — спросил я Шеффера.

— Нет, насколько мне известно. Думаю, у них были несколько иные цели. Ну и, как вы полагаете, чего можно ждать от этого парня?

— Думаю, он рассчитывает получить от президента назначение в Комиссию ООН по глобальному потеплению.

— А он «за» или «против» этого?

Я вежливо улыбнулся:

— Что хорошо для Бэйна Мэдокса, хорошо и для всей планеты.

Майор встал и предложил:

— Пошли поищем вашу жену.

Мы вышли из кафетерия и направились в сторону вестибюля. Тут мне пришла в голову одна мысль, и я спросил его:

— Относительно этих старых слухов — кто-нибудь когда-нибудь говорил точно, что за секретная база тут строится?

— Снова взялись за клуб «Кастер-Хилл»?

— На минутку.

— И это поможет в расследовании убийства?

— Возможно. Никогда нельзя сказать заранее.

— Ну, тут ходило множество всяких догадок, одна умнее другой, о том, что там строит правительство.

— Например?

— Дайте вспомнить… Ну, например, специальный лагерь для тренировок по выживанию, безопасное убежище, ракетная шахта плюс еще школа радистов и станция радиоперехвата. Это потому что там полно электроники и антенн.

— А у вас тут сильные помехи от этой электроники?

— Нет. Ни малейших следов. Думаю, вся эта электроника давно не используется, если вообще использовалась когда-то, или они пользуются другими частотами, которые мы не принимаем.

Интересно, а Агентство национальной безопасности когда-нибудь проводило сканирование клуба «Кастер-Хилл»? Должны были проводить, если уж Минюст что-то заподозрил.

Кейт сидела в вестибюле и разговаривала с кем-то по мобильнику. Пока мы направлялись к ней, Шеффер успел сказать:

— Да, вот еще что вспомнил! У нас тут жил один ветеран ВМФ, так он всем говорил, что точно знает о делах в клубе «Кастер-Хилл», но рассказывать не имеет права.

Это звучало как полная чушь, но я все же осведомился:

— А как звали этого малого, помните?

— Нет… но попробую узнать. Кто-нибудь его наверняка помнит.

— Дайте мне знать.

— Ага… Кажется, его звали Фред. Да, Фред. И он говорил, что тамошнее строительство имеет отношение к подводным лодкам.

— К подводным лодкам? А что, у вас тут есть такие глубокие озера?

— Я просто передаю вам то, что вспомнил. Вообще, похоже, этот старый морской волк просто набивал себе цену.

Кейт оторвалась от телефона и встала:

— Извините. Я ждала этого звонка.

В вестибюле были люди, включая дежурного сержанта, так что Шеффер провозгласил для всеобщего сведения:

— Еще раз примите мои соболезнования по поводу гибели детектива Маллера. Можете быть совершенно уверены, что мы делаем все от нас зависящее, чтобы докопаться до причин этого трагического происшествия.

— Спасибо, — поблагодарил я. — И за кофе тоже.

— Вам объяснить, как проехать в «Дело»?

— Это было бы кстати.

Он дал необходимые пояснения и спросил:

— Сколько вы там пробудете?

— Пока не выгонят.

— Ну, при цене в тысячу баксов за ночь этого недолго придется ждать. Если вам еще что-то тут понадобится, дайте знать.

— Вообще-то… у вас тут с медведями никаких проблем не бывает?

Кейт демонстративно закатила глаза.

— Регион Адирондака — место обитания самой большой популяции черных медведей во всей восточной части Штатов. И вы, вполне возможно, столкнетесь в лесу с одним из них.

— Да? И что потом?

— Черные медведи не слишком агрессивны. Они, правда, любопытны, но умны и вполне могут пойти на сближение. Проблема в том, что для медведя человек означает пищу.

— Уверен, так оно и есть. Особенно когда он тебя кушает.

— Я хочу сказать, что люди — туристы и прочие — тащат с собой еду и медведям это известно. Они скорее предпочтут ваши запасы, чем вас самих. Но не подходите близко к медвежатам! Медведицы очень заботятся о своих малышах и всегда их защищают.

— Да откуда же мне знать, приблизился я к медвежатам или нет?

— На месте сразу поймете. И еще: медведи здорово активизируются после пяти часов вечера.

— А откуда им известно, который час?

— Не знаю. Просто будьте особенно осторожны после пяти пополудни. Именно в это время они отправляются за едой.

— Хорошо. Вот еще какой вопрос: девятимиллиметровая пуля из «глока» способна остановить медведя?

— Никогда не стреляйте в медведей, детектив, — предупредил майор Шеффер. — Это ведь вы вторгаетесь на их территорию. Так что ведите себя прилично. И радуйтесь, что они еще есть.

— Отличный совет, — одобрила Кейт.

Я так не думал.

— У нас уже много лет не было смертельных случаев при встречах с медведями, — завершил Шеффер разговор на медвежью тему.

— Это радует.

— Вон там, на столике, есть буклет о медведях. Возьмите почитать, пригодится.

Если эти гребаные медведи такие умные и любопытные, могли бы тоже почитать соответствующую литературу.

Кейт нашла нужный буклет и вручила майору Шефферу свою визитку:

— Там указан номер моего сотового.

Мы обменялись рукопожатиями и пошли с Кейт через освещенную парковочную площадку.

— Не желаю больше ничего слышать про медведей! — заявила она. — Никогда!

— Ты лучше почитай этот буклет.

— Сам его читай! — И сунула книжицу мне в карман. — Шеффер рассказал тебе что-нибудь интересное?

— Да-а… Клуб «Кастер-Хилл» — это секретная военно-морская база, имеющая отношение к подводным лодкам.

— Подводным лодкам? Именно это сказал тебе Шеффер?

— Нет. Это сказал Фред.

— Кто такой Фред?

— Не знаю. Но Фреду известно больше, чем нам.


Содержание:
 0  Адское пламя Wild Fire : Нельсон Демилль  1  Часть I Пятница Нью-Йорк : Нельсон Демилль
 3  Глава 1 : Нельсон Демилль  6  Глава 4 : Нельсон Демилль
 9  Глава 4 : Нельсон Демилль  12  Глава 6 : Нельсон Демилль
 15  Глава 9 : Нельсон Демилль  18  Глава 8 : Нельсон Демилль
 21  Часть V Суббота Норт-Форк, Лонг-Айленд : Нельсон Демилль  24  Глава 13 : Нельсон Демилль
 27  Глава 13 : Нельсон Демилль  30  Глава 15 : Нельсон Демилль
 33  Глава 18 : Нельсон Демилль  36  Глава 18 : Нельсон Демилль
 39  Глава 21 : Нельсон Демилль  42  Глава 24 : Нельсон Демилль
 45  Глава 27 : Нельсон Демилль  48  Глава 20 : Нельсон Демилль
 51  Глава 23 : Нельсон Демилль  53  Глава 25 : Нельсон Демилль
 54  вы читаете: Глава 26 : Нельсон Демилль  55  Глава 27 : Нельсон Демилль
 57  Часть X Вторник Север штата Нью-Йорк : Нельсон Демилль  60  Глава 32 : Нельсон Демилль
 63  Глава 35 : Нельсон Демилль  66  Глава 38 : Нельсон Демилль
 69  Глава 41 : Нельсон Демилль  72  Глава 44 : Нельсон Демилль
 75  Глава 47 : Нельсон Демилль  78  Глава 50 : Нельсон Демилль
 81  Глава 29 : Нельсон Демилль  84  Глава 32 : Нельсон Демилль
 87  Глава 35 : Нельсон Демилль  90  Глава 38 : Нельсон Демилль
 93  Глава 41 : Нельсон Демилль  96  Глава 44 : Нельсон Демилль
 99  Глава 47 : Нельсон Демилль  102  Глава 50 : Нельсон Демилль
 104  Глава 52 : Нельсон Демилль  105  Использовалась литература : Адское пламя Wild Fire



 




sitemap