Детективы и Триллеры : Триллер : ГЛАВА 7 : Илья Деревянко

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10

вы читаете книгу




ГЛАВА 7

«Мерседес» мелко подпрыгивал на неровной проселочной дороге. За рулем сидел Крылышкин. Рядом, съежившись, плакала Елизавета.

– Вася! Христа ради увези меня в город! – жалобно просила она шофера-охранника. – Неужели ты не видишь, чтоздесь творится? В Яковлевых бесы вселились! Разве не замечаешь, какони изменились?!

– Заткнись, дура богомольная! – мстительно усмехался Крылышкин. – Не дала мне вчера вечером? Не дала! Целку, блин, из себя корчила! А теперь я из-за тебя, недотроги, должен с хозяевами отношения портить? Высокооплачиваемую работу терять? Ну не-е-ет! Не дождешься!

– Ты не понимаешь, Василий! – всхлипывала девушка. – Они собираются есть сырое мясо, пить кровь...

– Подумаешь! – глумливо фырчал шофер-охранник. – Со вкусами не спорят! Гы-гы!!! А на твои христианские закидоны я плевать хотел с высокой колокольни!

Въехав в село, машина затормозила возле добротного двухэтажного бревенчатого дома, окруженного аккуратно выкрашенным в синий цвет штакетником. На обширном подворье прогуливались белоснежные куры, в хлеву мычала скотина.

– Вот те и харч для хозяев! – довольно потер ладони Крылышкин. – Щас затаримся без проблем!

На шум мотора во двор вышел худощавый жилистый мужчина лет тридцати, при ходьбе заметно приволакивающий правую ногу.

– Хотим купить теленка, – важно объявил Крылышкин. – Сколько запросишь? А ты пошевеливайся, святоша! Топай в хлев! Осмотри товар! – распорядился он, грубо вытолкнув из салона машины Лизу.

– Почему девушка плачет и почему ты так хамски с ней обращаешься? – ровным голосом спросил мужчина, устремив на мордастого шофера-охранника твердый, проницательный взгляд серых глаз.

– Не твое собачье дело, калека! – огрызнулся Крылышкин. – Лучше держи пасть на запоре, а то вторую ногу поломаю!

– Подойдите сюда, пожалуйста, – не реагируя ни на оскорбления, ни на угрозы Василия, обратился к Лучевской сероглазый, – объясните, что происходит?

– Мы из красного особняка... Прислуга! Вчера туда въехали наши хозяева, а сегодня с ними стало твориться нечто невообразимое! Отказываются от нормальной пищи, требуют сырое мясо, свежую кровь! Велели привезти маленького живого теленка! – скороговоркой выпалила Лиза. – Я хотела уехать в город от греха подальше, но... – Девушка замолчала в нерешительности.

– Но этот нагловатый тип отказался выполнить вашу просьбу, – спокойно продолжил незнакомец. – Я правильно понял?

Лиза потупилась.

– Меня зовут Константин Фролов. Зайдите пока в дом, – предложил Елизавете сероглазый, – я разберусь с вашими проблемами!

– Ты на кого вякаешь, падла? – взорвался самолюбивый Крылышкин. – Ты кого «наглым типом» обозвал? И куда без спросу девку забираешь? С проб-лемами он, видите ли, разберется! Ха, да я тебя, заморыша, в порошок сотру!!! – Воинственно стиснув кулаки, Василий выбрался из «Мерседеса». По сравнению с хозяином усадьбы он выглядел более чем внушительно – рост метр девяносто, бычья шея, бугристые накачанные мышцы...

– Угомонись, парень, – не повышая голоса, посоветовал Фролов. – Я не хотел бы причинить тебе боль.

– Чо-о-о?! Причинить боль?! Мне-е-е?! Ах ты, мозгляк! Зашибу в натуре!!! – Окончательно озверевший Крылышкин бросился на дерзкого «мозгляка» и... нелепо перекувырнувшись в воздухе, с размаху треснулся лицом о землю[31].

– Еще добавить или достаточно? – невозмутимо осведомился Константин.

– Достаточно! – просипел оглушенный Василий.

– Деньги у тебя или у девушки?

– У м-меня!

– Тогда убирайся отсюда! – Не обращая больше внимания на поверженного противника, сероглазый похромал к дому...

* * *

Уныло, как побитый пес, шофер-охранник приплелся обратно к хозяевам, и лишь только, запинаясь от смущения, он доложил о произошедшем в селе досадном инциденте, на него обрушился неистовый шквал оскорблений. Разъяренные господа Яковлевы внешним обликом чрезвычайно напоминали выходцев из преисподней и в выражениях не стеснялись.

– Тупорылое, трусливое животное! – исходя пеной, визжала фиолетовая от злобы Алина. – Никчемный мешок с говном! Чтоб ты сгнил заживо!!!

– Пидор вонючий! Выкидыш обезьяний! – вторил жене мертвенно-бледный, с горящими как угли глазами Николай Юрьевич.

Мимо виска Василия пролетел костыль, запущенный воющей, словно взбесившаяся гиена, мадам Кузиной.

– На мясо его!!! На мясо!!! – надрывался Гена. – Крови хочу!!!

– Идея неплохая! – поддержала брата Светлана. – Пожалуй...

Закончить она не успела. Дом содрогнулся до основания, из окон повылетали стекла. Под потолком заметались невесть откуда взявшиеся безобразные тени, очертаниями напоминающие помесь человека с громадной летучей мышью.

Яковлевы, болезненно стеная, попадали на пол, а обезумевший от страха Крылышкин выбежал из обеденного зала, вихрем взлетел по лестнице на третий этаж, заскочил в первую попавшуюся комнату, трясущимися руками запер дверь и на всякий пожарный случай подпер ее массивным платяным шкафом красного дерева. «Оказывается, маленькие землетрясения иногда пользу приносят!» – переведя дыхание, подумал Василий. Он даже не подозревал, что никакого «землетрясения» в окрестностях в помине не было. Просто над сельской церковью водрузили наконец освященный православный крест, и это не замедлило отразиться на пропитанном бесовщиной злополучном особняке...

Выкурив две сигареты подряд ради успокоения нервов, Крылышкин осмотрелся. Комната, куда он попал, принадлежала раньше Анатолию Борисовичу Кириленко, о чем красноречиво свидетельствовали широкоформатный цветной фотопортрет с соответствующей надписью внизу, мужская одежда, висевшая в подпиравшем дверь шкафу, а также богатая коллекция книг с монограммами прежнего владельца на титульных листах. В подспудной надежде найти спрятанные между страницами доллары, Василий бегло пролистал некоторые из них, но безрезультатно. Названия же на обложках и имена авторов Крылышкину ровным счетом ничего не говорили. Какие-то там Шандор Ла Вей, Елена Блаватская[32], Алистер Кроули[33], Джеральд Гарднер[34] и т.д. и т.п.

– Эх, тяпнуть бы граммов триста водочки, – отходя от стеллажа с книгами, мечтательно произнес он. – Стресс, блин, снять!

Тут взгляд Василия задержался на поставленном впритык к стене с портретом письменном столе, вернее – на едва заметной черной кнопочке слева от центра. «Тайник! – осенило Крылышкина. – Небось дверцу в замаскированный бар открывает! Богатые люди часто так поступают. С понтом работать за столом устраиваются, просят домочадцев не беспокоить, а сами из загашника бутылочку украдкой достают да потягивают, хе-хе, в свое удовольствие!» Облизываясь в предвкушении, Василий надавил пальцем кнопку. Портрет бесшумно сдвинулся в сторону, открыв глубокую темную нишу в стене. Крылышкин поспешно запустил в нее руку, но... вместо вожделенной бутылки обнаружил пухлую тетрадь в кожаном переплете.

– Твою мать! – скрипнул зубами разочарованный Василий. – Сегодня мне определенно не везет. Сплошные обломы!!!

Тем не менее он вытащил тетрадь из ниши, положил на стол и невольно отшатнулся. «Личный дневник Анатолия Кириленко, апостола и епископа черной магии. Переплетен в кожу пятилетнего некрещеного младенца мужского пола. Да славится имя Твое, Великий Люцифер! Клянусь верно служить Тебе до гроба!» – было вытеснено серебром на обложке.

– Ни хрена себе живут! – выдохнул пораженный шофер-охранник. – Человеческая кожа! Н-да! Богатеям у нас раздолье! На Уголовный кодекс кладут с прибором!!! Интересно, что там внутри понаписано? Взглянуть бы, да боязно! Или все-таки рискнуть? Чего я, собственно, теряю!

На протяжении десяти минут в душе Крылышкина страх боролся с любопытством. Между тем дом больше не трясло, хозяева под дверьми не орали, и в конечном счете любопытство победило. Открыв дневник на середине, Василий принялся просматривать текст, против воли задерживаясь почему-то на наиболее мерзких абзацах: «1 мая 1997 года. Священный праздник[35], – прыгали перед глазами шофера-охранника бурые строки (вместо чернил господин Кириленко использовал человеческую кровь). – Без проблем добыл в селе двухмесячного некрещеного мальчишку. Похитил прямо из кроватки. Пьяные родители и не заметили! Скрылся, не оставив следов. Подземный ход с выходом на кладбище – гениальное изобретение! Жертву закололи на алтаре, в подвале, по всем правилам черной мессы. Участвовали я, жена и старший сын Арнольд, которого сегодня посвятили... 8 марта 1997 года. Приобщали младшего, Сергея. Жертва – трехмесячная некрещеная девочка... 7 июля 1997 года. О счастье!!! О блаженство!!! После обильного жертвоприношения (три ребенка) я удостоился посещения одного из Повелителей! Он снизошел до беседы со мной! Снизошел!!! Обещал помочь в бизнесе, устранив некоторых конкурентов. Напоследок Повелитель потребовал значительно увеличить количество жертв. Отныне он будет указывать мне их сам! Я с радостью согласился!»

Вздрагивая в ознобе, Крылышкин узнал множество ужасающих подробностей из жизни семейства Кириленко, в том числе о зверском убийстве местного участкового, решившего самостоятельно разобраться в истории с постоянными исчезновениями детей и практически вышедшего на след Анатолия Борисовича.

Внезапно дверь со шкафом рухнули внутрь комнаты. Василий подпрыгнул от неожиданности, выронил тетрадь, резко обернулся и остолбенел. В дверном проеме стояла абсолютно голая Светлана Яковлева. Черты лица девочки гротескно исказились, в глазах мелькали всполохи багрового адского пламени, кожа на теле потемнела, покрылась пятнами отвратительной зеленоватой слизи. Перепрыгнув через шкаф, девочка вплотную приблизилась к шоферу-охраннику. Крылышкин физически ощутил исходивший от нее леденящий холод.

– Чего зенки вылупил? Али не нравлюсь? – низким мужским голосом осведомилась банкирская дочка. – Ну-ка отвечай, шушера!!!

– С-света! С-светочка! – пятясь назад, залепетал трясущийся как осиновый лист Василий. – Я... не... то есть...

– Зови меня Эазас[36]! – рявкнула одержимая, с невероятной для тринадцатилетнего ребенка силой врезав ему кулаком под дых и резко наподдав согнувшемуся, хрипящему Крылышкину коленом снизу в лицо. – Э-а-зас! Понял, смертный?! Отныне я полноправный хозяин этого тела, а душонка дуры «Светочки» заперта в дальнем уголке подсознания! Как скулит, сучонка, как скулит, прям заслушаешься!!! Впрочем, ближе к делу! Ты, жалкий, нерадивый раб, не выполнил возложенные на тебя функции, не принес заказанного теленка, упустил Лизку, а потому сдохнешь. Я желаю пить! – Одержимая повалила Василия на пол, железной хваткой вцепилась в волосы и впилась острыми зубами в сонную артерию...


Содержание:
 0  Перевернутый крест : Илья Деревянко  1  ГЛАВА 1 : Илья Деревянко
 2  ГЛАВА 2 : Илья Деревянко  3  ГЛАВА 3 : Илья Деревянко
 4  ГЛАВА 4 : Илья Деревянко  5  ГЛАВА 5 : Илья Деревянко
 6  ГЛАВА 6 : Илья Деревянко  7  вы читаете: ГЛАВА 7 : Илья Деревянко
 8  ГЛАВА 8 : Илья Деревянко  9  ГЛАВА 9 : Илья Деревянко
 10  Использовалась литература : Перевернутый крест    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.