Детективы и Триллеры : Триллер : ГЛАВА 7 : Гвидо Ди Соспиро

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




ГЛАВА 7

Каждое утро ризничий, проходя по коридорам кафедрального собора, отпирал двери ключами из связки. Скромный и набожный, рожденный в Шартре и посвятивший ему жизнь, старик не переставал удивляться красоте здания и заключенной в нем духовной силе. Суровый, преисполненный любви лик Христа над входом ризничий помнил лучше своего лица; он знал наперечет все статуи, установленные на тройном портале. Однако этим утром он не шел, а бежал по коридорам — прочь из собора, прямиком в полицейский участок.

В последний раз ризничий бегал так лет пятьдесят назад. В жандармерии монах едва отдышался; его лицо перекосило от ужаса, и он молча указывал в сторону собора. Жандармы знали ризничего, и двое из них сразу отправились в собор.

У собора собралась толпа обеспокоенных пилигримов и горожан.

— Пропустите, пропустите! — кричали жандармы. На запертых дверях главного входа красной аэрозольной краской было написано: «Убивайте идолопоклонников! Захватывайте их, осаждайте, сражайтесь с ними!»

Один из жандармов переписал лозунг в блокнот, и они с напарником вернулись в участок, чтобы немедленно известить мэра.

Мэра Шартра встревожила эта новость. Его, ортодоксального католика, подобное кощунство огорчало и оскорбляло. После терактов в Сан-Петронио и Сантьяго дело не походило на обычное хулиганство. Он приказал шефу полиции эвакуировать соседние районы, собор опечатать и ждать дальнейших указаний. Положив трубку, мэр разбудил секретаршу и велел соединить его с президентом.

— С господином президентом? — переспросила секретарша, испугавшись, что неправильно поняла.

— Нет, — подтвердил мэр, — вы не ослышались.

— Так, значит, господина мэра с господином президентом?

— Да, с ним и ни с кем другим.

Известие сообщили президенту, информация просочилась в прессу… Вскоре Франция и весь мир узнали, что двери Шартрского собора обезображены цитатой из Корана.

С инцидента в Шартре все и началось. Почти каждый день в новостях сообщали об оскверненных христианских святынях. Как талибы разрушили гигантские статуи Будды в Афганистане, так неизвестные злоумышленники сносили головы памятникам святым или портили бесценные алтарные росписи. Франция не знала подобных актов вандализма со времен Великой революции — вслед за собором в Шартре осквернили Сент-Шапель в Париже, уничтожив витражи. А в базилике Св. Марии Магдалины в Везеле забросали навозом скульптуру, изображающую Христа во всем величии. Так и не нашли головы улыбающегося ангела из Реймского кафедрального собора. Волна массового вандализма прокатилась по Италии, Испании, Австрии, затронув и католические святыни Германии.

Ватикан изо всех сил замалчивал инциденты, в которых не пострадал ни один человек. Священникам оскверненных церквей и соборов запретили говорить с прессой, а на ТВ, радио и в газеты позвонили с просьбой не раздувать шумиху. Тщетно. Ведь СМИ только того и хотели: вандализм и отчаяние потерпевших помогали газетчикам поднять продажи, а публицисты наперегонки строчили статьи. Возросло давление на мусульманские общины, которые, по всеобщему мнению, покрывали ответственных. Мусульмане отрицали свою причастность, усугубляя собственное положение.


— Хорошие новости, профессор.

Лео нетерпеливо улыбнулся.

— Глаза невредимы: зрачки реагируют нормально, роговица не помутнела, катарактальных изменений хрусталика не выявлено. Помутнения стекловидной полости нет, оптический нерв в норме, поле зрения — в пределах нормы. Общий итог: все в порядке. — Голос офтальмолога, полного мужчины лет шестидесяти в очках с толстыми стеклами, звучал особенно убедительно.

Лео вымотался, проходя тест за тестом в больнице Джорджтауна.

— Это замечательно, доктор. Но если все в порядке, как вы объясните случившееся?

Ничего не видя, он сидел на полу в гостиной и ждал… На ощупь добрался до телефона, набрал 911. Прибыла «скорая», доставила Лео в больницу Джорджтауна, где зрение начало постепенно, как бы нехотя, возвращаться. С отчаянной надеждой Лео наблюдал, как образы из неясных становятся размытыми, потом обретают резкость. Четко разглядев секретаря доктора, ничем не примечательную женщину средних лет, Лео пришел в восторг. Когда офтальмолог начал проверку, зрение уже полностью восстановилось.

— Что ж, профессор, нужно хорошенько разобраться. Временная слепота — случай редкий, она может быть симптомом другого заболевания. Чтобы окончательно все выяснить, надо пройти дополнительные тесты, — объяснил офтальмолог, чем весьма взволновал Лео.

Как заведующего кафедрой его обслужили вне очереди, прогнали через два компьютерных аксиальных томографа — с введением контрастного препарата и без.

В камере томографа на Лео накатил приступ клаустрофобии. Захотелось нажать кнопку тревоги на пульте, который дал лаборант («на всякий случай»). Голова кружилась. Лео был взволнован не столько слепотой, сколько появлением Анжелы. Он пытался найти этому объяснение, но не мог сосредоточиться. Все силы уходили на то, чтобы спокойно перенести процедуру.

Лаборант передал доктору результаты, тот проконсультировался с коллегами, и все сошлись на том, что результаты «непримечательны». Не обнаружилось повреждений мозга, кровоизлияний, тромбов… Офтальмолог, довольный, но озадаченный, рекомендовал провериться на магниторезонансном томографе.

Лео снова поместили в камеру, в которой что-то тикало. Звук отдавался от стенок гулким эхом. Лео сдерживал очередной приступ клаустрофобии.

Результаты оказались столь же непримечательны.

Поздно вечером офтальмолог принял Лео у себя в кабинете. Раскрыв перед собой на столе папку с результатами тестов, он сказал:

— Мы не выявили у вас патологий, профессор. Это прекрасно, но необходимо выяснить, что вызвало временную слепоту. Я рекомендую следующее: прежде всего постоянное наблюдение — будем проверять вас каждую неделю в течение нескольких месяцев. Это стандартная проверка зрения. Если вы будете в городе, особых неудобств она вам не причинит. Советую воздержаться от вождения — полагаю, вы не хотите оказаться за рулем, когда… вернее, если слепота неожиданно вернется. И… — Доктор замялся.

— Что-нибудь еще? — спросил Лео. Как здорово, что с глазами все в порядке! Но что произошло?

— Рекомендую, чтобы вас посмотрел мой коллега, доктор Эландер.

— Он тоже офтальмолог? Зачем? Я вам доверяю.

— Одна голова хорошо, а две лучше. Секретарь договорится о приеме. Я передам доктору Эландеру результаты тестов. Он один из лучших нейроофтальмологов в стране.


Размеренная, скучная жизнь Макферсонов длилась две недели. Потом позвонил Эммануил. Трубку взяла Орсина.

— Я буду у вас в воскресенье. Не в моих правилах приезжать в Венецию в самый разгар туристического сезона, но дело срочное. Вас с Найджелом я не потревожу, однако хочу, чтобы ты, Орсина, уделила мне час времени. Это касается нашей семьи.

Найджел с Эммануилом предпочел не встречаться и уехал в поместье.

— Дядя решит, что ты его не любишь. Зачем открыто показывать неприязнь? — упрекнула Орсина супруга.

— При чем тут любовь? Быть приятным — это искусство. Барону не мешало бы с ним познакомиться. Ладно, забудь. Я прихвачу пару бутылок божественного «Амароне» и передам привет твоей сестренке.

Орсина возражать не стала.

Она ждала приезда дяди с неспокойным сердцем. Холодная атмосфера палаццо несла в себе все детские несчастья Орсины: строгое воспитание, помешанность дяди на благородном происхождении и семейных традициях… Год, проведенный в Америке, стал глотком свежего воздуха. С тех пор Орсина использовала любой шанс пожить свободно.

Желая отвлечься от мрачных мыслей, Орсина пролистала брошюру, присланную дизайнером по интерьеру. Они с Найджелом собирались заняться перепланировкой кенсингтонской квартиры, и Орсина с головой погрузилась в мир тканей и обоев.

Неожиданно в парадную дверь позвонили. Орсина сбежала вниз по ступеням, открыла дяде, по традиции, поцеловала его в обе щеки. Эммануил оставался строг и задумчив.

В назначенный час Орсина с дядей встретились в зале.

Эммануил заговорил официальным тоном:

— Ты слышала мои лекции, дорогая Орсина, и наверняка догадываешься о моей жизненной философии.

Орсина уважительно кивнула. Ей казалось, что это будет наиболее верным ответом.

— В философии жизни много измерений, — продолжал Эммануил. — Ты, как женщина, не сможешь понять и разделить их все. Но в твоих жилах течет кровь Ривьера, и у тебя есть определенные обязательства перед семейством. Тебе двадцать восемь. Умри ты завтра, после тебя не останется ничего. Настала пора повзрослеть и взять на себя ответственность.

Высокомерие и покровительственные манеры дяди раздражали. Орсина подумала: «Сейчас он начнет настаивать, чтобы мы с Найджелом поскорее завели детей, а я попрошу его не лезть не в свое дело», — и почувствовала себя легче.

К ее удивлению, барон заговорил о другом:

— Вы с сестрой — единственные чистокровные наследницы клана Ривьера. Если бы не моя физическая немощь, я разговаривал бы не с тобой, а со своим старшим сыном.

Эммануил умолк, и Орсине показалось, будто он вот-вот разрыдается. Но дядя продолжил:

— Такова судьба. Впрочем, перейдем к делу. Я просил серьезно отнестись к работе над книгой, подаренной тебе, как настоящей Ривьера. Твоя сестра, которой ни в коем случае нельзя читать этот труд, проявила куда больший интерес, нежели ты!

От взгляда барона у Орсины по спине побежали мурашки.

— Да, — пояснил барон, — я застал Анжелу в мастерской, когда она читала мой экземпляр. Она нарушила мой запрет. Ей следовало быть умнее.

Орсину ошеломил грозный тон дяди.

— Но ты, — добавил Эммануил, — которой дозволено читать книгу, ты смеешь не жертвовать своим временем, чтобы раскрыть ее тайны!

Невиданный доселе гнев дяди напугал Орсину. Был бы здесь Найджел…

— Ты все еще не догадываешься, чем важна эта книга? — продолжил дядя, заставив себя успокоиться немалым усилием воли. — Как и любой трактат по магии, она применима на разных уровнях. Прежде всего это природная магия, благороднейшая форма которой — алхимия, наука королей. Я не жду, чтобы ты организовала алхимическую лабораторию, как поступил я в юности, но это один из возможных способов применения книги. Она дает подробные инструкции, скрытые под покровом аллегорий и символов. У алхимии есть еще одно назначение: исключительная привилегия мужчин. Тело и разум женщин устроены иначе: они не могут заниматься сексуальной алхимией, а потому о ней я говорить не стану. Наверное, тебе и слушать-то будет не очень приятно? — спросил он с легкой улыбкой.

Орсина ощутила укол страха — Эммануил никогда не упоминал своих эзотерических увлечений. Тема «сексуальной алхимии» Орсину встревожила, но менторские амбиции дяди следовало удовлетворить.

— Нет, пожалуйста, расскажите о ней, — попросила девушка.

— Милое дитя, понять абсолютно все невозможно, — сказал Эммануил, глядя в сторону, словно обращаясь к слушателям, и процитировал по памяти отрывок из «Магического мира героев»:

Тот, кто познал секрет сосуда женского тела, возжигает тайный огнь, что летит подобно стреле, покорный воле познавшего. И познавший достигает успехов, каковые прочим покажутся невозможными.

— Вот почему я не стану их тебе расписывать. Есть еще одна форма магии, — вернулся Эммануил к прежней теме, — небесная.

Но адепт, познавший небесную магию, использует незримые силы, что изливаются с небесных тел на Землю, и употребляет их для своих нужд — направляет на растения, на животных и на людей, которые в сущности своей немногим лучше зверя или растения.

— Именно эта магия поддерживала древние великие цивилизации. Не верь тому, что пишут ученые в своих абсурдных трудах. В наше время люди деградировали, нет смысла пытаться облагородить их. Только избранные семьи могут использовать магию на выгоду себе. Подумай над этим. Однако существует магия и более высшего порядка — это магия нематериального разума, — добавил Эммануил и задумчиво закрыл глаза.

Именно там герой достигает цели, возвышаясь над бренным, над временем и пространством, уничтожая в себе все человеческое. Он уподобляется Солнцу и воистину становится богоподобен. Теперь и смерть для него лишь событие, не могущее никак повлиять на истинную сущность героя.

Эммануил посмотрел Орсине в глаза.

— Здесь я остановлюсь и не скажу ничего более, потому что секреты следует раскрывать тебе самой. Веками старшему сыну в семье Ривьера доверялся ключ к этим тайнам — книга, которую простые смертные читают в выхолощенных и неполных изданиях и не догадываются, какие двери она открывает. Это знание принадлежит только нам.

Тирада подошла к концу, однако Орсина и не подумала принимать происшедшее с обычной женской пассивностью. Подавив нарастающий гнев, она дерзко посмотрела на Эммануила.

— Спасибо за рассказ, дядя, — промолвила она дрожащим от напряжения голосом. — Я услышала все, что мне нужно.

Орсина встала с дивана, направилась к двери, но по дороге резко обернулась и выпалила:

— За каким чертом вообще нужен ключ, если не знаешь, где искать замок?!

В комнате надолго воцарилось молчание.

— Подожди, дорогая. Ты знаешь о Пещере Меркурия? — произнес барон дружелюбным тоном.

— Да, это кладовая без окон. Всегда удивлялась, почему ее так назвали.

— Она украшена фризом, изображающим Меркурия, который похищает у Аполлона скот и прячет его внутри пещеры. Вот тебе замок. А книга — твой clavis magna, великий ключ.

Эммануил замолчал, давая Орсине время осмыслить сказанное. Подошел к ней, но Орсина отступила, избегая объятий.

— В любом случае, — сказал барон, запуская руку во внутренний карман, — тебе понадобится вот это. — Он передал Орсине конверт. — Ты должна знать, чего добились наши предки, освоившие «Магический мир героев». Здесь весьма краткое изложение, но его вполне достаточно. Прочтя письмо, немедленно его уничтожь. Поняла?

Орсина кивнула и вышла из комнаты. Забежав в спальню, она взяла сумочку, сунула в нее конверт и покинула дом через боковой выход, не желая оставаться наедине с дядей.

Выйдя к Гранд-каналу, Орсина надела солнечные очки, села в речной трамвайчик — вапоретто, протиснулась мимо туристов к открытой площадке на корме. Большая часть туристов сошла в Сан-Марко, и Орсина села на освободившееся место. Вапоретто огибал остров Фонамента-Нуове — там Орсина сошла на берег, купила мороженого и вдруг заметила готовый к отплытию вапоретто. Трап еще не подняли, и она поспешила к пристани.

— Одну минуту, мадам, — попросил вооруженный охранник. — Я проверю вашу сумочку.

Орсина холодно подчинилась нововведенному правилу безопасности.

Водный трамвайчик постепенно набирал скорость на пути к внешним островам. Орсина стояла на носу и, слегка перегнувшись через перила, наслаждалась тем, как ветер треплет ей волосы. Первая остановка была у острова Сан-Микеле, следующая — у Мурано, где сошло большинство пассажиров, желающих посетить стекольные мастерские; потом Буранос его разноцветными домиками и наконец Торчелло.

Орсина сошла на берег и отправилась по гравийной дорожке к кафедральному собору Торчелло. Вошла в древнее здание — прохладное, ничем не похожее на палаццо Ривьера. Она знала о мозаике с изображением Страшного суда, но средневековые сцены спасения и проклятия казались нереальными. Посидев на церковной скамье, Орсина решила подняться на колокольню.

Добравшись до верха, Орсина запыхалась, но сильный ветер и вид острова привели ее в восторг. Здесь не ощущалось назойливое внимание героических предков, можно было наконец вскрыть конверт, чтобы прочесть дядино письмо. Мелкий шрифт текста с обеих сторон покрывал лист.

Краткий рассказ о некоторых членах семьи Ривьера, сумевших применить знания, полученные из «Il mondo magico de gli heroi», который они изучали на протяжении жизни.


Первый — это автор названной книги, Чезаре делла Ривьера. Чтобы понять его отвагу, следует вспомнить обстановку в Италии 1603 года, когда книга вышла в свет. Джордано сожгли на костре, а Кампанеллу заточили в темницу. Чезаре делла Ривьера сумел убедить Священную канцелярию опубликовать сокращенную версию книги (о фамильной версии, кроме него, никто не знал). Некоторые кардиналы собирались арестовать и судить его за ересь. Официальное разрешение на издание книги выбило у них почву из-под ног.

Еще одна цель Чезаре делла Ривьеры: выставить себя надменным глупцом перед другими семьями, практиковавшими магию, убедить их в своей безобидности. Книга обещала многое, но не давала ничего! Все поверили, что Чезаре — шарлатан, и оставили его в покое.

В семнадцатом веке жил Анастасио делла Ривьера, который построил поместье. Он использовал силу для приобретения собственности, заставляя кредиторов и строителей думать в нужном ему ключе. Многое из того, чем мы сейчас владеем, завещал нам Анастасио.

Есть среди наших предков боевой генерал Джулиано делла Ривьера, который бился с принцем Евгением Савойским. Он подчинял своей воле людей и лошадей, заставляя их действовать в своих интересах, рискуя жизнями. Его полк прославился жестокостью и бесстрашием.

У Джулиано был брат-близнец, Паоло, который тоже изучал книгу, но пошел по иному пути. Потеряв в молодости жену и первенца, он отказался от мирской жизни и стал миссионером. С группой иезуитов Паоло отправился в Мексику и организовал общину из местных жителей, обратив их в христианство. Его действия — пример иного управления людьми. В сердце непроходимых джунглей Паоло с последователями построил город, где правил как некоронованный король. Его успехи в обращении туземцев вызвали зависть вельмож. Паоло отозвали в Италию, но по пути он умер от лихорадки, город вместе с жителями затерялся в джунглях.

Один из последних посвященных — мой дед, сумевший выстроить долгую и безупречную карьеру в политике. Он заседал в парламенте, при нем король Умберто принял несколько законопроектов, которым вначале яростно противились. Но именно дед устроил так, чтобы их ратифицировали, благодаря все той же силе и умению управлять людьми. Дед знал, как влиять на умы.

Что до меня, то тебе пока не время знать, как я применял и применяю свою силу. Настала пора овладеть магией.

Начни изучать книгу сегодня же, а это послание сожги.

Раздался звон курантов. Орсина стояла совсем рядом с колоколами. Звон оглушал, звучал как знамение, как приказ, которому нельзя не подчиниться.

Орсина достала из сумочки коробок спичек и подожгла письмо, держа его по ветру. Пламя подобралось к пальцам, и она выпустила клочок бумаги. Тот улетел в никуда.

Девушка медленно спускалась по лестнице, охваченная благоговейным ужасом, страхом и… болезненным любопытством. Да, призналась себе Орсина, именно болезненным. «Магический мир героев» оказался не пустой выдумкой. Мешкать больше нельзя. Но с чего… или как начинать?

Орсина села на катер, решив пообедать на Бурано. Во дворец она вернулась за полночь.


Найджел вернулся из поместья на следующее утро. Орсина еще спала.

— Я наткнулся у входа на Эммануила, — сказал Найджел. — Встреча была холоднее… титек старой мымры. «Феррари» остался в Местре, вино — в багажнике. Бхаскар поедет туда на моторке и заберет.

— Анжелу видел?

— Она в прекрасном настроении, передает привет. Ну, мне пора на занятия. Я и так на час опоздал.

Орсина осталась в палаццо одна. Стены давили на нее.

«Что-то Лео не звонит», — подумала Орсина. Они ведь договорились вместе работать над «Магическим миром героев». А что, если Лео согласился помочь под влиянием момента, а потом остыл и вернулся к своему проекту?

Орсина собралась договориться с приятельницей о встрече, но тут зазвонил телефон.

— Лео, ты? Который там час?

— Четыре утра, но мне что-то не спится.

— Как ты?

— Хорошо, спасибо. Как Анжела?

— Прекрасно. Наверное, опять ездит по усадьбам друзей. А я-то думала, ты скучаешь по мне!

Повисла неловкая пауза. Если с Анжелой все нормально, решил Лео, нет смысла беспокоить Орсину рассказом о том, что ему привиделось.

— Прости, — извинился Лео. — Во мне говорит преподаватель: я вспомнил, что ты помогаешь Анжеле поступить в Бристольский университет. Вот и все. Рассказывай, как ты?

— Хорошо, только скучно. Я все время одна во дворце. Найджела целыми днями нет дома. Пришлось снизойти до чтения «Магического мира героев»!

— Я тоже. Правду сказать, читаю весьма интенсивно, — осторожно признался Лео.

Вот оно, тема названа, и Орсина решила рискнуть.

— Ага! Лео, ты прочел о Пещере Меркурия? Замок, о котором говорил дядя, а книга — ключ.

— Да, — мягко ответил Лео, — и даже не один раз. Я даже подумал, не может ли пещера быть кем-то. Вернее, чьим-то сознанием. Создается впечатление, что под «Меркурием» Чезаре подразумевает все. Сначала мне это казалось бессмысленным, но что, если весь опыт можно воссоздать в воображении?

— Да… Кстати, в моем издании Чезаре добавляет: Меркурий спускает душу с небес в тело. Это увязывается с его идеей о том, что внутри нас заключен целый космос: макрокосм внутри микрокосма. Дядя рассказывал мне о тех же вещах. Вчера он беседовал со мной почти как мужчина с мужчиной! Дал подсказки, как разгадать секрет книги и как она связана с семьей Ривьера. Больше ничего сказать не могу.

— Эти зацепки могут вывести на нечто крупное. Может, скромные познания Каваны тоже пригодятся?

— Ах, Лео, есть еще и аристократический дух! Дядя — настоящий шовинист в этом плане. Его послушать, так мы самые-самые! Он намекнул: во дворце есть комната, которая называется Пещерой Меркурия. Это кладовая без окон, туда никто не заходит. Я хочу осмотреть ее.

— Обязательно осмотри. Ищи… как там в книге? «Пигмеев, гномов, вулканов, саламандр и прочих чудищ, обитающих в пещере».

— Поищу!

После обеда Орсина вооружилась большим фонарем и вошла в кладовую. Она рассмеялась, когда луч фонаря высветил бра на стене. Естественно, весь дворец электрифицирован, и комнату, в которой нет окон, вряд ли обделили освещением. Орсина включила свет. В кладовой были свалены стулья, козлы, стремянка на колесиках… Черные стены оказались голыми, никаких рисунков. Других дверей, кроме входной, не было.

Высоко над головой стены украшали расписной фриз и лепной карниз. Фриз потемнел от времени и копоти, изображение угадывалось с трудом. В луче фонаря Орсина разобрала мотивы известных греческих мифов о Гермесе, который у римлян звался Меркурием: младенец уводит в пещеру стадо коров — должно быть, скот, украденный Меркурием у Аполлона. На соседнем изображении: рождение сына Юпитера в гроте на горе Киллена. На третьей фреске Меркурий вручает лиру Аполлону в обмен на золотой посох. На стене напротив входа изображены сцены, которых Орсина не узнала: Меркурий запирает вход в пещеру, и обнаженная фигура, почти полностью выступающая из стены, возносится к потолку, где восседает на троне Юпитер.

«Ключ где-то здесь, — подумала Орсина. — Надо перечитать мифы повнимательней».

Стоит спросить Лео — он знает греко-римскую мифологию от и до. Но это может и подождать. Надо исследовать пещеру.

Воспользоваться стремянкой? Подтолкнуть ее в нужное место оказалось нетрудно. Поднявшись на высоту шести футов, на уровне фриза, Орсина принялась методично обследовать стены.

У стены напротив входа она от неожиданности чуть не упала с лестницы: дверь, которую запирал Меркурий, настоящая. В ней есть замочная скважина.

«Книга — это ключ», — говорил Эммануил. Орсина медленно спустилась со стремянки и вернулась в салон. Как найти ключ в буквальном значении этого слова среди аллегорических символов? Чувствуя, что открытием нужно поделиться, Орсина сняла трубку и набрала номер Лео. Занято. Она перезвонила — тот же результат. И так десять минут.

Когда Лео ответил, Орсина едва не отчитала его: повис на телефоне! Болтал с кем-то другим! Что может быть для него важнее, чем она?!

Лео был потрясен рассказом Орсины о кладовой и призадумался, когда девушка задала мучивший ее вопрос.

— А в книге ключ не упоминается? Я почти уверен, что о нем говорится. Сейчас проверю, перезвони чуть попозже.

Через пятнадцать минут они созвонились.

— Да, — сказал Лео, — вот оно: Юпитер вручил Меркурию сокровища, дабы тот поделился ими с человечеством, но Меркурий запер их в пещере и улетел на небо, забрав ключ. Орсина, следует присмотреться к изображению возносящегося Меркурия.

— Не клади трубку, я осмотрю его сейчас. Телефон беру с собой.

Через минуту Орсина взобралась на стремянку в кладовой.

— Я на месте, — сообщила она Лео. — Летящий Меркурий слишком высоко. Сейчас посвечу фонарем… Бог мой, у него в руке ключ! Всего в нескольких футах от меня, но я стою на последней ступеньке. Надо подставить что-нибудь еще…

— Орсина, осторожнее! Ты упадешь. Поищи метлу или что-нибудь с крюком на конце… Орсина!


Содержание:
 0  Запретная книга The Forbidden Book : Гвидо Ди Соспиро  1  ГЛАВА 2 : Гвидо Ди Соспиро
 2  ГЛАВА 3 : Гвидо Ди Соспиро  3  ГЛАВА 4 : Гвидо Ди Соспиро
 4  ГЛАВА 5 : Гвидо Ди Соспиро  5  ГЛАВА 6 : Гвидо Ди Соспиро
 6  вы читаете: ГЛАВА 7 : Гвидо Ди Соспиро  7  ГЛАВА 8 : Гвидо Ди Соспиро
 8  ГЛАВА 9 : Гвидо Ди Соспиро  9  ГЛАВА 10 : Гвидо Ди Соспиро
 10  ГЛАВА 11 : Гвидо Ди Соспиро  11  ГЛАВА 12 : Гвидо Ди Соспиро
 12  ГЛАВА 13 : Гвидо Ди Соспиро  13  ГЛАВА 14 : Гвидо Ди Соспиро
 14  ГЛАВА 15 : Гвидо Ди Соспиро  15  ГЛАВА 16 : Гвидо Ди Соспиро
 16  ГЛАВА 17 : Гвидо Ди Соспиро  17  ГЛАВА 18 : Гвидо Ди Соспиро
 18  ГЛАВА 19 : Гвидо Ди Соспиро  19  ГЛАВА 20 : Гвидо Ди Соспиро
 20  ГЛАВА 21 : Гвидо Ди Соспиро  21  ГЛАВА 22 : Гвидо Ди Соспиро
 22  Использовалась литература : Запретная книга The Forbidden Book    



 




sitemap